Главная » Книги

Белый Андрей - О теургии

Белый Андрей - О теургии


  

А. Белый

О теургии

<отрывок>

  
   M. Ю. Лермонтов: pro et contra / Сост. В. М. Маркович, Г. Е. Потапова, коммент. Г. Е. Потаповой и Н. Ю. Заварзиной. - СПб.: РХГИ, 2002. - (Русский путь).
  
   <...> В настоящую минуту вершины мысли и чувства загорелись теургизмом. Теургизм, магизм и т. д. - повседневные слова "не в сочетаньях ежедневных", способные смутить "мирный сон гробов"1 -конечно, являют собою глубоко проникшее в душу стремление выразить словом и делом музыку, запавшую к нам из бессмертных далей и способную до некоторой степени влиять на музыку, стихийно разлитую вокруг, так что эта последняя по отзывчивости начнет вторить, аккомпанировать музыке из бессмертных далей. Отсюда открывается громадная перспектива в понимании музыкальной телепатии, внушения и т. д.
   Музыка - это действительная, стихийная магия. Музыка доселе была впереди европейского человечества. Быть может, лишь в настоящую минуту оно начинает вплотную подходить к музыке, вбирая в себя ее стихийную, магическую мощь. Способность стихийно влиять, подчинять, зачаровывать несомненно растет. Так будет и впредь. Нижеприведенное стихотворение указывает на степень роста человеческого духа в направлении стихийного магизма:
  
   Ты горишь высоко над горою,
   Недоступна в своем терему,
   Я примчуся вечерней порою,
   В упоенье мечту обниму.
   Ты, заслышав меня издалека,
   Свой костер разведешь ввечеру.
   Стану, верный велениям рока,
   Постигать огневую игру.
   И когда среди мрака снопами
   Искры станут кружиться в дыму,
   Я умчусь огневыми кругамиИ настигну тебя в терему.
   (А. Блок)2
  
   Какое верное словесное отражение магически душевной музыки, присутствием которой обусловлена возможность телепатии и т. д.
   Что же это за веяние? Откуда оно? А вот отрывок Лермонтова:
  
   Пускай холодною землею
         Засыпан я.
   О, друг! Всегда, везде с тобою
         Душа моя...
   Коснется ль чуждое дыханье
         Твоих ланит -
   Душа моя в немом страданье
         Вся задрожит.
   Случится ль - шепчешь, засыпая,
         Ты о другом;
   Твои слова текут, пылая,
        &nbsp;По мне огнем3.
  
   Итак, магизм, способный возмутить того, кто достаточно не наивен, чтобы презрительно отвертываться от "декадентских ломаний", был свойственен Лермонтову? Он только приблизился к нам, стал психологически доступнее. Ясно - что-то движется, что-то медленно вползает в нашу душу, бросая нас в огонь и в холод, убивая лучших из нас, взывая в тишине к современным Заратустрам: ""О, Заратустра, кому надлежит двигать горы, тот передвигает и низины... Самое унизительное в тебе: ты имеешь силу и не хочешь властвовать"... - "У меня недостает львиного голоса для повелений". Тогда опять со мной заговорили как бы шепотом: "Самые тихие слова и производят бурю... О, Заратустра, ты пойдешь как тень того, что должно прийти, так ты будешь повелевать и, повелевая, предшествовать"..." (Ницше)4. И вот мы все, как тень того, что должно прийти, отправились в духовное странствие, прислушиваясь в душе своей к новым, быть может никогда не бывшим звучаниям.
  

* * *

  
   Если всякая глубокая музыка, так или иначе воплощаемая, в основе своей матична, то далеко не всякая теургична. Теургия с этой точки зрения является как бы белой магией. Если говорится пророкам, ходящим пред Господом: "Утешайте, утешайте народ мой"5, то, наоборот, к магам, владеющим тайной составления "не ежедневных сочетаний" повседневных слов, но не обращенным ко Господу, относится грозное: "Терафимы говорят пустое и вещуны видят ложное..."6, т. е. умение магически управлять стихиями посредством звучаний души не во славу Божию - грех и ужас. И Лермонтов, в душе которого шевелились волны магизма, всегда оканчивал свои огневые прозрения безнадежным аккордом:
  
   И видел я, как руки костяные
   Моих друзей сдавили - их не стало...
   . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Ломая руки и глотая слезы,
   Я на Творца роптал, боясь молиться7.
  
   После проникновенных строк:
  
   Кто скажет мне, что звук ее речей
   Не отголосок рая? Что душа
   Не смотрит из живых ее очей,
   Когда на них смотрю я, чуть дыша?
  
   Вдруг:
  
   Пусть я кого-нибудь люблю:
   Любовь не красит жизнь мою,
   Она, как чумное пятно
   На сердце, жжет - хотя темно8.
  
   Хотя эти строки писаны еще юношей, однако до конца своей жизни Лермонтов остался неизменным... "И скучно и грустно, и некому руку подать" - после таких глубин любви, которые могли бы осветить жизнь немеркнущим светом... Что за странное желание у Лермонтова, когда он говорит: "О, пусть холодность мне твой взор укажет, пусть он убьет надежды и мечты, и все, что в сердце возродила ты, - душа моя тебе лишь скажет: "Благодарю!..""9 А между тем чувствуешь упоительность настроения, охватившего поэта, - настроения, не сознанного им до конца. Здесь, в любовных отношениях, как бы нащупываетея какой-то особый, новый путь. Вся знаменательность подобных строк углубляется, подчеркивается такими выражениями, как нижеприведенное: "Как небеса, твой взор блистает эмалью голубой...", "И не узнает шумный свет, кто нежно так любим, как я страдал и сколько лет я памятью томим. И где бы я ни стал искать былую тишину, все сердце будет мне шептать: люблю, люблю одну..."10 Искание вечной любви - вот то чувство, которое заставляло Лермонтова обращаться к любимой женщине с просьбой "губить холодным взором" надежды. Боязнь и сознание, что каждая земная любовь преходяща, вместе с исканием в любимом существе отблеска Вечности, освобождаемого памятью из-под оков случайного и преходящего, - все это сочетает у Лермонтова искание вечной любви с исканием любви у Вечности. Отсюда еще один шаг - и любимое существо становится лишь бездонным символом, окном, в которое заглядывает какая-то Вечная, Лучезарная Подруга11 - Возлюбленная...
  
   И создал я тогда в моем воображенье
   По легким признакам красавицу мою
   И с той поры бесплодное виденье
   Ношу в душе моей, ласкаю и люблю12.
  
   Если бы Лермонтов сознал, что его виденье не бесплодно, а бесплодна та полумаска, из-под которой блеснул ему луч жизни вечной, то из разочарованного демониста обратился бы в того рыцаря бедного, которого Пушкин заставил увидеть "одно виденье, непостижное уму"13, и уже, очевидно, без всякой полумаски. Но этого не было с Лермонтовым - и вот он обрывает ростки своих прозрений, могущие обратиться в пышные растения, вершиной касающиеся небес. Впрочем, смутное сознание не бесплодности его видения ясно звучит в следующих строках:
  
   И все мне кажется: живые эти речи
   В года минувшие слыхал когда-то я.
   И кто-то шепчет мне, что после этой встречи
   Мы вновь увидимся, как старые друзья...
   "Нет, не тебя так пылко я люблю...
   В твоих чертах ищу черты иные"14 -
  
   новый шаг на тернистом пути искания новой любви, новых отношений между людьми. Наконец, последняя ступень прозрения Лермонтова заставляет перенести искание Вечной Подруги на весь мир. Она - стихийно разлита вокруг. Уловить Ее улыбку в заре, узнавать Ее в окружающем отблеске Вечной Женственности, о которой Соловьев говорит, что Она грядет ныне на землю в "теле нетленном"15, ждать Ее откровения в небесах, блистающих, как голубые очи ("как небеса, твой взор блистает эмалью голубой"), - вот назначение поэта-пророка, каким мог быть Лермонтов... И он уже подходит к этой вершинной, мистически слетающей любви, когда говорит:
  
   В аллею темную вхожу я: сквозь кусты
   Глядит вечерний луч, и желтые листы
      Шумят под робкими шагами.
   И странная тоска теснит уж грудь мою:
   Я думаю о ней, я плачу, я люблю -
      Люблю мечты моей созданье
   С глазами, полными лазурного огня,
   С улыбкой розовой, как молодого дня
      Над лесом первое сиянье16.
  
   Еще шаг, еще один только шаг - Лермонтов узнал бы в легком дуновении ветерка заревой привет Той, Которую он искал всю жизнь и столько раз почти находил. Той, о Которой говорится: "Она есть отблеск вечного света, и чистое зеркало действия Божия, и образ благости Его. Она - одна, но может все и, пребывая в самой себе, все обновляя и переходя из рода в род в святые души, приготовляет друзей Божиих и пророков... Она прекраснее солнца и превосходнее сонма звезд; в сравнении со светом - Она выше"...17 Он прочел бы в душе имя Той, Которая выше херувимов и серафимов - идей - ангелов, - потому что Она - идея вселенной, Душа мира, Которую Вл. Соловьев называет Софией, Премудростью Божией и Которая воплощает Божественный Логос... К Ней обращены средневековые гимны: "Mater Dei sine spina - peceatorum medicinal..." {Матерь Божия без шипов, исцеление грешников (лат.). - Сост.}18 К ней и теперь обращены гимны:
  
   И в пурпуре небесного блистанья
   С очами, полными лазурного огня{*},
   Глядела ты, как первое сиянье
   Всемирного и творческого дня...
   Что есть, что было, что грядет вовеки,
   Все обнял тут один недвижный взор...
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Все видел я, и все одно лишь было,
   Один лишь образ женской красоты.
   Безмерное в его размер входило...
   О, лучезарная!..{**}
   (Соловьев)
   {* Соловьев указывает на то, что он пользуется стихом Лермонтова.
   ** Как относился Соловьев к подобному стихотворению, видно из примечания его: "Осенний вечер и глухой лес внушили мне воспроизвести в... стихах самое значительное из того, что до сих пор случалось со мной"19.}
  
   Облако светлое, мглою вечерней
   Божьим избранникам ярко блестящее,
   Радуга, небо с землею мирящая,
   Божьих заветов ковчег неизменный,
   Манны небесной фиал драгоценный,
   Высь неприступная. Бога носящая!
   Дольний наш мир осени лучезарным покровом,
   Свыше ты осененная,
   Вся озаренная
   Светом и словом!
   (Петрарка)20
  
   Но Лермонтов не воскликнул:
  
   Знайте же, Вечная Женственность ныне
   В теле нетленном на землю идет!
   (Соловьев)21
  
   Личная неприготовленность к прогреваемым идеям погубила его... И в конце концов:
  
   А жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг,
         Такая пустая и глупая шутка!
  
   Тем, кто не может идти все вперед и вперед, нельзя проникать дальше известных пределов. В результате - ощущение нуменального греха, странная тяжесть, переходящая в ужас. Прозрения вместо окрыления начинают жечь того, кто не может изменить себя. "Вот грядет день, пылающий, как печь" (Малахия)22, - в душе мага. Обуянный страхом, он восклицает, обращаясь к друзьям:
  
   Что судьбы вам дряхлеющего мира!..
   Над вашей головой колеблется секира.
   Ну что ж? Из вас один ее увижу я...
   (Лермонтов)23
  
   Быть может, он видел секиру, занесенную над собой? А вот уже прямо:
  
   Не смейся над моей пророческой тоской:
   Я знал - удар судьбы меня не обойдет.
   Я знал, что голова, любимая тобой,
  
  С твоей груди на плаху перейдет!
   (Лермонтов)
  
   И это писано в год дуэли - того удара судьбы, которого, быть может, и нельзя было обойти Лермонтову24. Он увидел слишком много. Он узнал то, чего другие не могли знать.
   Такие люди, как Лермонтов, называемые светскими писателями-демонистами и о которых в Писании сказано, что они - беззаконные, - такие люди подвержены беспричинной тоске и ужасу... "Свищущий ветер... или незримое бегание скачущих животных, или голос ревущих... зверей: все это, ужасая их, повергало в расслабление. Ибо весь мир был окутан ясным светом и занимался беспрепятственно делами, а над ними одними была распростерта тяжелая ночь, образ тьмы, имевшей некогда объять их, но сами для себя они были тягостнее тьмы"25.
   В своих прозрениях Лермонтов не дошел до конца. Гениальная поэзия его все еще серединна. Отсюда демоническая окраска его поэзии. Отсюда же двусмысленность, двузначность типов вроде Печорина. И здесь есть хлестаковство. Только оно пало на душу, закралось в самые тайные уголки мысли и чувства. Едва ли сам Лермонтов был повинен в своем демонизме. Он является козлищем отпущения и за свою, и за нашу эпоху. Та, которую он всю жизнь искал, не открылась ему до конца, но и не осталась в маске. Вся мучительность его порываний к Вечности заключается в том, что некоторые черты Ее были доступны ему. Она была закрыта от него только полумаской. Не разрешенное Лермонтовым взывает в наших душах. Мы или должны закрыть глаза на порывание духа к вечной любви, или, сорвав полумаску, найти Вечность, чтобы наконец блеснуло нам - бедным рыцарям - "виденье, непостижное уму"... И вот, когда звучат нам слова, полные смысла: "Я озарен... Я жду твоих шагов...", "Весь горизонт в огне и близко появленье"26 и т. д. - со страхом Божиим и верою приступаем мы к решению рокового, приблизившегося к нам вопроса.
   Мы должны помнить, что в любви нет ужаса. "Пребывающий в любви пребывает в Боге", потому что "Бог есть любовь"27. Мы должны помнить, что мы - возлюбленные Богом. Разве это не источник величайшего счастья? В обещании, что мы будем подобны Ему, кроется наша милая, радостная надежда. Будем же крепко держаться за эту надежду, потому что, по словам апостола Иоанна, "имеющий сию надежду на Него очищает себя" (Послание Иоанна, гл. III, 3).
   Сила и преимущество теургии перед магией заключается в том, что первая вся пронизана пламенной любовью и высочайшей надеждой на милость Божию.
   Вот почему утешение магией, какою бы последняя ни обладала мощью, есть опять-таки утешение пустотою - той пустотою, о которой Господь говорит пророку Захарии28. <...>
  

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

  
   Белинский - Белинский В. Г. Полн. собр. соч.: В 13 т. М.; Л., 1953-1959.
   ВЕ - журнал "Вестник Европы".
   Висковатый - Висковатый П. А. Михаил Юрьевич Лермонтов: Жизнь и творчество. М., 1891 (факс, изд.: М., 1989; в качестве приложения к этому изданию напечатан обширный комментарий, составленный В. А. Мануйловым, Л. Н. Назаровой и В. А. Захаровым).
   ВЛ - журнал "Вопросы литературы".
   Гоголь - Гоголь Н. В. Полн. собр. соч.: В 14 т. М.; Л., 1937-1952.
   Достоевский - Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Л., 1972-1990.
   ЖМНП - Журнал Министерства народного просвещения".
   ИВ - журнал "Исторический вестник".
   ЛГ - Литературная газета".
   ЛН - сборник "Литературное наследство".
   Л. в восп. - М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников / Сост. М. И. Гиллельсон и О. В. Миллер. М., 1989.
   ЛЭ - Лермонтовская энциклопедия / Ред. В. А. Мануйлов. М., 1981.
   МВед. - газета "Московские ведомости".
   МИск. - журнал "Мир искусства".
   Москв. - журнал "Москвитянин".
   НВр. - газета "Новое время"
   ОЗ - журнал "Отечественные записки".
   Пушкин - Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: В 16 т. М.; Л., 1937- 1949.
   РА - журнал "Русский архив".
   РЛ - журнал "Русская литература".
   РМ - журнал "Русская мысль".
   PC - журнал "Русская старина".
   РСл. - журнал "Русское слово".
   СО - журнал "Сын отечества".
   Совр. - журнал "Современник".
   СПч. - газета "Северная пчела".
  

А. Белый

О теургии

  
   Впервые: Новый путь. 1903. No 9. С. 101-123 (приводимый отрывок - С. 106-114).
   Андрей Белый (наст. имя - Борис Николаевич Бугаев; 1880-1934) - поэт, прозаик, критик, один из главных теоретиков русского символизма.
   Статья "О теургии" относится к программным выступлениям Белого начала 1900-х гг., в которых формулируются основные идеи "младшего" символизма (ср. статьи "Формы искусства", 1902; "Символизм как миропонимание", 1904). Сложным комплексом идейно-эстетических воззрений определяется та оценка, которую дает Белый Лермонтову. Обязанность современного художника он видит в том, чтобы вернуться от "художественности" к религиозно-мистическому "деланию" ("теургии"). К предтечам этого переворота в современном сознании Белый относит Лермонтова, подчеркивая, однако, что в своих прозрениях поэт "не дошел до конца". В заключительной части статьи Белый обращается к творчеству современного художника - композитора Н. К. Метнера. Между музыкальным альбомом Метнера и переживаниями Лермонтова он обнаруживает "кое-что общее, преломленное разностью времени" (С. 115). Но, в отличие от Лермонтова с его "магизмом", Метнер подлинно "теургичен" и даже в "титанизме" своих стремлений "не отвергается от Бога" (С. 116). Лермонтов, напротив, должен был погибнуть, "полагая, что бури хаоса продолжаются в безбрежность, тогда как хаос - искус на пути <...>" (С. 118). Ср. также слова Белого о Лермонтове в статье "Символизм как миропонимание": "Горе тому, кто не рассеет <...> зловещий отблеск преодолением хаоса. Он падет, раздавленный призраком. И Лермонтов, не сумевший разобраться в пригрезившемся ему пути, всегда обрывал свои глубокие прозрения" (МИск. 1904. No 5. С. 188).
   Сходным образом характеризует Белый "провиденциальную" миссию Лермонтова в другой программной статье - "Апокалипсис в русской поэзии" (1905). Белый различает в развитии русской поэзии "два русла": "Одно берет свое начало от Пушкина. Другое - от Лермонтова" (Белый А. Луг зеленый: Книга статей. М., 1910. С. 231). Поэты, принадлежащие к "пушкинскому руслу", изображают в своем творчестве некую внеположную себе "цельность". От внешнего изображения природы или "народной цельности" (С. 234) наследники Пушкина движутся к раздроблению - к обнаружению под покровом природы "мирового хаоса" (Тютчев) и к "воплощению хаоса в формах современной действительности" или "в формах античной Греции" (Брюсов и Вяч. Иванов). Но, даже проникая в глубочайшие тайны универсума, поэты "пушкинской школы" продолжают рисовать "землю, тело" и остаются лишенными "огня религиозных высот" (С. 236). "И образ Лучезарной Жены <...> рожден в глубине другого русла русской поэзии, берущего начало от Лермонтова" (С. 236). Однако для самого Лермонтова "глубочайший мировой символ" еще был скрыт "эстетической личиной" (С. 237), хотя осуществившееся в его творчестве столкновение западного эстетизма с восточнохристианской мистикой привело к тому, что маска уже превратилась в "полумаску" (так интерпретирует Белый известное стихотворение Лермонтова). "Но полумаска должна быть сорвана, ибо она - марево, которым враг старается скрыть истинную природу Вечной Жены" (С. 238). Вл. Соловьев и А. Блок срывают полумаску "с лица Незнакомой Подруги, явившейся Лермонтову" (С. 240), но вокруг лучезарного видения продолжает бунтовать "хаотическая действительность". Слиться в "несказанное единство" пушкинская и лермонтовская "струи русской поэзии" должны, по мысли Белого, в эсхатологическом будущем (С. 244).
   Подробнее об отношении Белого к творчеству Лермонтова см.: ЛЭ. С. 55-56 (статья С. С. Гречишкина и А. В. Лаврова). Ср. также критический отклик В. Я. Брюсова на статью "О теургии" (ЛН. Т. 85. С. 368-369).
  
   1 В начале статьи Белый приводит строки из поэмы К. Д. Бальмонта "Художник-дьявол" (опубл. в сборнике Бальмонта "Будем как Солнце. Книга символов", 1903): "Протяжностью заклятий перепевных, / Составленных из повседневных слов, / Но лишь не в сочетаньях ежедневных / Они смутили мирный сон гробов...".
   2 Стихотворение Блока 1901 г. из книги "Стихи о Прекрасной Даме". Белому стихотворение стало известно задолго до публикации сборника, последовавшей лишь в октябре 1904 г.
   3 Из стихотворения Лермонтова "Любовь мертвеца".
   4 Белый цитирует фрагменты из книги Ф. Ницше "Так говорил Заратустра" (ч. 2, гл. "Тишина"). Ср.: Ницше Ф. Так говорил Заратустра / Пер. Ю. М. Антоновского. 2-е, испр. изд. СПб., 1903. С. 195-196.
   5 Кн. пророка Исайи, 40 : 1.
   6 Выше в той же статье Белый приводил следующие строки из Книги пророка Захарии (10 : 2): "Ибо терафимы говорят пустое и вещуны видят ложное и рассказывают сны лживые; они утешают пустотою; поэтому они бродят как овцы, бедствуют, потому что нет пастыря...". Терафимы - идолы, языческие боги.
   7 Из стихотворения "Ночь. II" (1830).
   8 Из стихотворений "Я видел тень блаженства; но вполне..." (1831) и "Пусть я кого-нибудь люблю..." (1831).
   9 Из стихотворения "Благодарю!" (1830).
   10 Из стихотворений "Как небеса твой взор блистает..." (1838) и "К Л. (Подражание Байрону)" (1831).
   11 Центральный образ поэтической мифологии Вл. С. Соловьева (см. поэму "Три свидания" и стихотворение "Лишь забудешься днем иль проснешься в полночи...", 1898).
   12 Цитируется стихотворение "Из-под таинственной, холодной полумаски..." (предположительно 1841). В оригинале: "...бесплотное виденье...".
   13 Из стихотворения Пушкина "Жил на свете рыцарь бедный" (1829).
   14 "Нет, не тебя так пылко я люблю..." (1841).
   15 Подразумеваются строки из стихотворения Вл. С. Соловьева "Das Ewig-Weibliche" (1898), цитируемые Белым ниже.
   16 "Как часто, пестрою толпою окружен..." (1840).
   17 Книга премудрости Соломона, 7 : 26-27, 29.
   18 Найти средневековый латинский гимн, в котором бы содержалось точное соотвествие приводимым стихам, не удалось. Однако по отдельности формулы "sine spina" и "peccatorum medicina" встречаются во множестве текстов. Цитируемый гимн (если Белый не допустил ошибки в цитате) относится, по-видимому, к числу редких, потому что образ розы без шипов, подразумеваемый в словах "sine spina", обычно употреблялся по отношению к Деве Марии, но не по отношению к Марии Матери Божьей (эта справка сообщена нам проф. К. Райнхардтом, Трир).
   19 Неточно цитируется примечание Вл. С. Соловьева к поэме "Три свидания", фрагмент из которой приведен у Белого. В оригинале: "...в шутливых стихах...".
   20 Цитируется седьмое стихотворение цикла "Хвалы и моления Пресвятой Деве" (1883), переведенного Вл. Соловьевым из Ф. Петрарки.
   21 См. примеч. 15.
   22 Кн. пророка Малахии, 4:1.
   23 Из стихотворения "На буйном пиршестве задумчив он сидел..." (1839).
   24 См. примеч. 7 к статье Андреевского.
   25 Книга премудрости Соломона, 17 : 17-20.
   26 Из стихотворений Блока "Бегут неверные дневные тени..." (1902) и "Предчувствую Тебя. Года проходят мимо..." (1901).
   27 1 послание апостола Иоанна, 4 : 16.
   28 См. примеч. 6 к наст. статье.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 220 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа