Главная » Книги

Гроссман Леонид Петрович - Основатель новой критики

Гроссман Леонид Петрович - Основатель новой критики



Леонид Гроссман

Основатель новой критики.

  
   Леонид Гроссман. Собрание сочинений в пяти томах
   Том IV. Мастера слова. Кн-во "Современные проблемы" Н. А. Столляр. Москва. 1928
   OCR: М. Н. Бычков, август 2012 г.
  

I

   При жизни своей Аполлон Григорьев пользовался печальной репутацией комического недоразумения в журналистике. Господствовавшая в то время публицистическая критика относилась к нему с явной иронией и нескрываемой враждой, сатирические листки извлекали из его статей неисчерпаемые темы для своих юморесок, и даже многим дружески расположенным к нему редакциям приходилось скрывать его авторство псевдонимами, чтоб не отпугивать читателей от своих изданий сомнительной репутацией критика. Даже ближайший друг и единомышленник Григорьева Достоевский, уступая общественному мнению, был вынужден помещать в своих журналах многие статьи своего главного сотрудника без его авторской подписи.
   Но эти редакционные маневры не могли помочь делу. Ни интригующий псевдоним Трисмегистова, ни поистине трагическая подпись - "Один из ненужных людей", ни даже совершенно анонимные статьи "Времени" не могли скрыть имени автора. Льва узнавали по когтям. Пародии сатирических изданий и нападки серьезной журналистики на все "парадоксы органической критики" Ап. Григорьева продолжались до тех пор, пока, наконец, общими усилиями его не заставили замолчать. "Я был уволен от критики", констатирует он в своем горько ироническом послужном списке за несколько дней до смерти.
   Такова, может быть, одна из самых грустных страниц в истории русской журналистики. Таков исключительный случай непонимания, систематической травли и окончательного изгнания из литературы одного из крупнейших европейских критиков новейшей формации, тонкого литературного аналитика-философа, глубокого поэта во всех своих раздумьях и оригинальнейшего новатора в излюбленной им области-изучении и толковании художественного творчества.
   В истории литературной критики Аполлон Григорьев намечает новую ступень. Его журнальные статьи открывают такие широкие пути в будущее, что только в наши дни, полстолетия спустя по их написании, руководящие идеи его осмеянных страниц во многом совпадают с последним словом умственных достижений современности.
   Интуитивное понимание литературных явлений, при самой тщательной проверке критических интуиции всеми средствами рассудочного познавания - такова постоянная схема григорьевского метода. Стремление найти безошибочные формулы для всех своих художественных восприятий и высказать их будящими и волнующими словами, новый метод беспрестанно проверяемого импрессионизма, новая литературная манера страстного и вдумчивого комментария, постоянная порывистость, нервность и живость критических впечатлений, при вечной заботе о их точности и правдивости, беспрерывная работа рассудка, вооруженного хронологией, лингвистикой, психологией-целым арсеналом цифр, терминов и имен-с попутными исканиями чутья, угадывания, прозрения-таковы основные приемы его метода. От опыта, от протокола, от дисциплины и анализа к свободному угадыванию и творческому прозрению, от памяти к воображению, от рассудка к интуиции - таковы пути его критики.
   Все эти приемы синтетического исследования делают Ап. Григорьева одним из самых современных писателей. Белинский, Сент-Бев, Карлейль или Тэн, при всем их огромном значении в истории новых приемов литературного разбора, несравненно больше принадлежат прошлому и значительно сильнее удалены от всех потребностей нашего сегодняшнего сознания, чем совершенно не имеющий читателей Григорьев. В ряду основателей новой критики ему по праву принадлежит одно из самых заметных мест.

II

   В сложной технике его критической работы строго рассудочные пути познавания свелись прежде всего к созданию цельной литературно-философской системы - "теории органической критики", выработка которой предшествовала его практической журнальной деятельности.
   В этом отношении Аполлон Григорьев являет редкий в истории журналистики пример законченной литературной подготовки, предшествующей первым писательским опытам.
   Широко и разносторонне образованный, он приступил к своей работе критика во всеоружии общей и специальной эрудиции, с перебродившими и отстоявшимися литературными убеждениями, проверив точно весы своих будущих оценок и всесторонне выяснив себе сущность и задачи современной литературной критики.
   Убежденный противник раз'ятия жизни на прокрустовом ложе надуманных теорий, он все же не признавал случайных оценок литературных явлений вне общего философского взгляда на сущность творчества.
   С первых же своих статей, еще не найдя окончательного термина для обозначения своего критического credo, еще колеблясь между формулами исторической и эстетической критики, прежде чем найти у Шеллинга наилучшее название для своей органической теории, он уже отдает себе полный отчет в сущности своей критической доктрины и под различными обозначениями говорит об одном и том же законченном миросозерцании.
   Органическая теория в том виде, в каком обосновал ее Ап. Григорьев, была первой попыткой у нас цельной философской системы литературной критики. Этот первый опыт оказался таким значительным, содержательным и блестящим, что до сих пор он является едва ли не лучшим критическим каноном и почти без изменений может служить руководящим началом для литературных аналитиков и комментаторов наших дней.
   В чем же сущность этой теории органической критики?
   Литература - единый и цельный живой организм. В каждом отдельном ее проявлении нужно различать отголосок ее общей жизни, частичное движение мускула в порыве целого тела, дрожание отдельного нерва в системе живого организма. Каждое отдельное создание - только частица этого великого Левиафана, который расстилается по всем векам и странам единым, живым и цельным духовным существом.
   В нем нет ничего оторванного, изолированного, бессвязного. В области духа все, лишенное огня и жизни истинной одаренности, спадает с его тела истлевающей чешуей. Все значительное, ценное и глубокое входит в него живоносным составом и, впитывая в себя соки единого великого организма, повышает своим присутствием пульсацию и длительность его жизни.
   Таков исходный пункт органической теории. Постоянно оперируя им, Ап. Григорьев вносит начало стройной системы в кажущийся хаос текущих литературных явлений. Из этого основного принципа о едином, живом и естественно развивающемся организме мирового творчества он выводит всю свою систему точных приемов литературного толкования.
   Его критический метод сводится к нескольким простым положениям. Ни одно поэтическое создание нельзя рассматривать в изолированном состоянии, вне преемственной связи с предыдущими и последующими явлениями. Самый верный способ изучения и толкования литературных произведений это - последовательное шествие к истине путем сопоставлений, сближений и аналогий. От каждой строфы, от каждого афоризма, от каждого нового литературного образа тянутся скрытые нити к единому жизненному центру, и первая задача критики - зорко различить, искусно распутать и точно обозначить все разветвления этой нервной системы на теле мирового творчества.
   Занимаясь почти исключительно темами новейшей русской литературы, Ап. Григорьев, следуя этому методу, развернул в своих статьях целую энциклопедию мирового творчества, на широком фоне которой получают свою абсолютную оценку главнейшие явления его родной литературы.
   Без теоретических нивеллировок и гильотинирующих формул Ап. Григорьев осуществляет основные принципы новейшей критики об изучении творчества в его корнях и источниках, о выяснении его зародышей, о разыскании первых умственных семян в пышных всходах позднейших литературных жатв.
   В его замечательных, доныне не устаревших оценках создателей новой русской литературы раскрывается полностью сущность этого всеоб'емлющего метода.

II

   Центральным узлом новейшей русской литературы Ап. Григорьев считает Пушкина. Литературное движение позднейших десятилетий он признает непосредственным продолжением начатого великим поэтом душевного процесса, постепенным наполнением красками "рафаэлевски правдивых и изящных очерков" пушкинского творчества.
   К Ивану Петровичу Белкину, этому серенькому участнику блестящей плеяды пушкинских героев, Ап. Григорьев возводит главнейшие создания Аксакова, Тургенева, Писемского, Толстого. В "Станционном смотрителе" и "Гробовщике" он усматривает зерно всей натуральной школы, в пушкинской лирике - непосредственный источник антологии Фета и Майкова, в прозе поэта - зародыши реализма Гоголя и Некрасова. Изучением пушкинского творчества на фоне мировой литературы, сближения его с Байроном, Шенье, французскими псевдоклассиками Ап. Григорьев подтверждает свою основную, выведенную им еще в 1859 г. формулу:
   "Пушкин-наше все: Пушкин представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужим, с другими мирами. Пушкин пока единственный полный очерк нашей народной личности. Не только в мире художественных, но и в мире всех общественных и нравственных наших сочувствий Пушкин есть первый и полный представитель нашей физиономии".
   Этот отзыв до сих пор сохраняет все свое значение. Должны были пройти десятилетия блужданий, ошибок и непростительных критических аберраций, чтоб communis opinio всей европейской критики окончательно санкционировало этот ранний отзыв Ап. Григорьева.
   То же произошло и относительно Гоголя. И к этому измученному безумцу, которому дано было "все язвы в себе износить и следы этих язв вечно в себе оставить", Григорьев применяет полностью всю систему своих точных приемов изучения.
   Цикл мировых гениев-Гете, Пушкин, Шекспир - сразу вводит творчество Гоголя в родной круг аналогичных явлений, в котором безошибочно обнаруживаются новые струны духа, впервые задетые его образами и раздумьями. Для характеристики гоголевского юмора производится смотр великих комиков - Мольера и Стерна, Жан-Поля, Диккенса и Гоффмана,- определяющих чертами сходства и различия своеобразную сущность гоголевской скорбной иронии.
   И в конечном результате этих аналогий и сравнений вырастает яркое видение о всем его творчестве. Одна из самых трагических страниц русской литературы - душевный разлад Гоголя - получает в освещении Ап. Григорьева свое лучшее истолкование.
   Гоголь весь человек сделанный. Великий обличитель, он хочет выстроить свой новый мир из обличенных в негодности гнилых материалов старого им же разрушенного мира. С жаром приступает он к своей подвижнической работе, терпеливо возводит свое здание,- "подкрашивает, сколачивает и падает, разбитый сознанием безжизненности в создании, сожигаемый тоскою об идеале, которому форм не находит".
   Вся новейшая критическая теория о Гоголе восходит к этой характеристике. Мережковской, сравнивший творца "Мертых душ" с андерсеновским Каем, беспомощно складывающим из льдинок великие слова; Розанов, признавший в Гоголе неспособность прикасаться к живой человеческой душе; Брюсов, отметивший склонность этого "испепеленного" поэта фиксировать небывалые гиперболы; Венгеров, утверждающий, что автор "Ревизора" совершенно не знал изображаемой действительности,- все они в значительной степени вариируют изумительное критическое откровение Григорьева о сделанном творце, бессильно складывающем дворцы и храмы нового царства из гнилых обломков своего распавшегося ветхого мира.
   Эти завершающие характеристики венчают работу точных сравнительных анкет. В области литературных аналогий Ап. Григорьев неисчерпаем. До наших дней критике - и не только русской - придется разрабатывать в области творческих источников намеченные им темы. Он первый увидел в Печорине прямое продолжение Рене и Обермана {Отмеченное Ап. Григорьевым влияние Шатобриана на Лермонтова подробно разработано в капитальной работе.}, первый сравнил Белинского с Лессингом, одним из первых подробно указал на роль Нарежного в творчестве Гоголя и на значение Жорж-Занд в развитии русской "крестьянской" литературы. Он сумел об'яснить появление Загоскина влиянием Вальтер-Скотта и рассмотреть в "Ледяном доме" отражение Notre Dame Гюго. Он умел возбуждать целые вереницы новых замыслов сближения отдаленных, но родственных явлений, сравнивая, напр., католика Кальдерона с социалисткой Занд, романтика Байрона с анархистом Максом Штирнером, или же возводя новое литературное явление-к его забытым древним источникам.
   Введя в русскую критику этот прием обследования корней и влияний, он формулировал его, как один из основных законов литературной критики:
   "У всякого великого писателя найдете вы в прошедшем предшественников в том деле, которое составляет его слово, найдете явления, которые смело можно назвать формациями его идеи".
   Этим замечательным законом Ап. Григорьев переходит от старых приемов критики, разбирающей в изолированном состоянии отдельные неподвижные явления, к совершенно новому приему - рассмотрению литературы в ее вечной подвижности, длительности и беспрерывности. В его истолковании история мирового творчества развертывается перед нами, как цепь беспрерывных перерождений единого живого организма, как последовательная картина его постепенного совершенствования и вечного обновления.
   В основу литературного изучения кладется еще не нашедшая себе в то время выражения литературная гипотеза трансформизма. В истории литературы Ап. Григорьев с замечательным искусством выделяет ту общую канву, идущую от предков к отдаленным потомкам, на которой каждый из них вышивает свой новый оригинальный узор.

IV

   Таковы были пути рассудочного познавания, которыми прежде всего шел критик в своей работе литературного истолкования. Расчистить вокруг нового слова все наслоения прозвучавших речей, выделить самостоятельное ядро из неизбежного клубка влияний, установить точный баланс непосредственности в данном творчестве - таковы были терпеливые попытки Ап. Григорьева в деле установления точной оценки литературных произведений.
   Но это был только один из путей его критической работы. Он знал, что все эти точные приемы, исторические обзоры, изучение предтеч и преемников, регулируя правильное понимание, бессильны в конечном счете дать полное и адэкватное отражение творческой личности.
   Изобразить все причины данного явления, очертить все его схемы, стянуть его целиком в точные формулы еще не значит показать его глазам зрителя в его подлинной сущности-живым и трепещущим, взволнованным и многокрасочным. Циркуль геометра в известной стадии критической работы должен уступить место кисти художника. Критик, разобрав и об'яснив своего автора, должен стремиться дать на нескольких страницах такой густой и крепкий экстракт его творчества, чтобы читатель, совершенно незнакомый с данным поэтом, узнал бы его по одной только статье критика не менее полно, глубоко и осязательно, чем самый прилежный исследователь всех его томов.
   Критик должен уметь передать своему читателю не один только результат своих прилежных исследований, даже не одну только картину своих впечатлений, но и то ощущение интимной близости, которое неизбежно зарождается при пристальном изучении писателя.
   Для этого есть одно только средство - стараться проникновением угадать в писателе все неподдающееся эспериментальной схватке, наитием усвоить этот иррациональный материал и всеми средствами словесных откровений сообщить читателю сущность своих критических интуиции.
   Для этого недостаточно одного внимания и терпеливого изучения. Наиболее полный критик совмещает способности эрудита-комментатора с подлинным творческим даром. Экспериментатор-аналитик в нем уживается с поэтом-прорицателем, филолог-историк с художником-энтузиастом.
   Лучшим ответом на все эти требования является творчество Аполлона Григорьева. Не бессознательной случайностью его дарования, но вполне осознанным элементом исследования входило творческое начало в метод его критической работы. Он любил говорить о преимуществе мысли сердечной перед головною и даже категорически утверждал, что сознание может раз'яснять прошедшее, но только творчество кидает свои ясновидящие взгляды в далекое будущее. В основу своей критики он клал "не один ум с его логическими требованиями и порождаемыми необходимо этим требованиями теориями, а ум и логические требования плюс жизнь и ее органические проявления".
   Этот синтез позитивной анкеты с творческим прозрением ложится в основу григорьевского метода. Отличительной чертой его является вечная потребность пополнять прилежную протокольную работу наблюдения и опыта пророческими взглядами в будущее и попутно корректировать все логические построения ума вечным угадыванием первоначальных творческих источников, вечным предчувствием гетевских uralter heiliger Wesen.

V

   В чем же сущность этой интуиции, приходящей на помощь нашей любознательности, как завершительное начало, венчающее кропотливую работу долгого опытного исследования? Прежде всего в симпатии, отвечает современная философия. Не только любовь есть дочь познания, обратная формула так же правдива. Полное, всеоб'емлющее, насквозь пронзающее знание обусловлено любовным проникновением в об'ект нашего изучения для цельного охвата его не в холодной и мертвой внешней схеме, но во всей полноте внутренней, полнозвучной, ярко-окрашенной и вечно подвижной жизни.
   Таков коренной стержень григорьевского метода. Симпатия, как основа критической интуиции, намечает всю его деятельность. У него нет ни одной критической статьи отрицательного характера, потому что равнодушие или антипатия к какому-нибудь духовному явлению сразу парализовали его перо. Литературная критика, как развенчание, вышучивание, жадное вылавливание ошибок, искание противоречий и систематическое выставление дурных баллов писателям - заклейменный Лермонтовым, но доныне неумирающий вид литературной критики "мелкие нападки на шрифт, виньетки, опечатки" вызывали в нем решительное отвращение. Он говорит где-то с явными нотками гнева "о вечном стыде русской критики - насмешках". Скептицизм и ирония, как начала, наиболее понижающие в нас способность к симпатической интуиции, тщательно избегались им, и высшей формой литературной критики, наиболее приближающей аналитика-созерцателя к вдохновенному интерпретатору, он считал тот глубокий душевный под'ем, который возносит нас от понимания и симпатии к любви и восхищению. Энтузиазм оставался для него, как и для любимого им Гюго, высшей формой критического творчества. Перед Белинским он преклоняется за его великую способность "трепетать, как Пифия, от всего прекрасного", и сам он в своих лучших статьях, несмотря на всю кропотливую работу точного анализа, не перестает вдохновляться чужими страницами для нового литературно-философского творчества.
   Это воззрение облагородило и углубило все его творчество. В истории русской критики Аполлон Григорьев являет единственный пример литературного обозревателя, на совести которого нет ни одной статьи отрицательного характера, ни одного разноса ни единого покушения на свержение освященных кумиров с их пьедесталов, ни единой попытки обеспокоить гения в его напряженной работе или уязвить самодовольную бездарность ненужным и легким приговором.
   В истории мировой литературы он являет один из самых полных примеров критика положительного уклада. Равнодушный к мертвой шелухе на теле мирового творчества, он не соблазнялся никакими литературными ошибками, подделками или претензиями для легких сатирических набегов или критических памфлетов. Критик представлялся ему не могильщиком, а вечным возбудителем новой жизни. Находить в умственных течениях залог будущих двигательных истин, предчувствовать в разбросанных семенах пышную жатву, радоваться накипанию соков в хрупком стебле, всюду ловить эти знамения новой правды, новой радости, новых творческих достижений - не в этом ли настоящая задача того, кто призван указывать читателю его настольные книги?
   Критик глубокого сочувствия и проникновенного, любовного внимания, Аполлон Григорьев мог бы эпиграфически возвестить все свое творчество стихом позднейшего поэта.
  

II faut aimer pour découvrir avec génie.

  

VI

   Из этого основного принципа интуиции-симпатии, как основы критического понимания, протекают все замечательные, иногда поистине пророческие предзнаменования статей Аполлона Григорьева.
   Одним из первых возвестив любимый лозунг новейших теоретиков - признание критика творцом и художником, Аполлон Григорьев дал и образцы излюбленной формы новейшей критики - портретные очерки духовных физиономий. В тех набросках и эскизах творческих личностей, которыми испещрены его статьи о Пушкине, Гоголе, Островском, он как бы предугадывает замечательные опыты современной критики - психологические этюды Зимеля.
   Изучая средствами разума все условия художественной формы, Аполлон Григорьев стремился охватить интуицией сущность творческого порыва. Великие веяния жизни нельзя останавливать для изображения, нельзя разлагать для изучения. Их нужно охватывать единым живым и цельным пониманием, угадывать, чувствовать, ощущать. В этой тоске по творческому синтезу, в этом признании суверенитета за творческой впечатлительностью - альфа и омега григорьевской критики.
   "Ты разложил, например, Бетховена, - пишет он аналитику по преимуществу, Страхову, - так, что на оснвании известных одинаково в разных местах повторяющихся мотивов, угадываешь его мысль. Прекрасно; но ты идешь слишком далеко. Ты хочешь музыку лишить ее самостоятельности и поэзию тоже. Вся задача музыки в том vague, которое дает она суб'ективному пониманию, в таинственной и неопределенной без'язычности ощущений".
   Условить и зафиксировать это музыкальное vague в каждом творчестве, рассмотреть и изобразить ту ввездную туманность, которая стелется по каждому творческому небосводу, охватить тайну неопределенных поэтических ощущений и выразить ее в своем отображающем слове таковы были конечные стремления Аполлона Григорьева. Он хотел примириться с без'язычностью некоторых ощущений и пытался новыми, неизвестными до него средствами воплотить их в слове.
   В обиход русской критической терминологии он ввел целый ряд новых понятий и выражений. Многие из них, впрочем, остались его неот'емлемой и нераздельной собственностью.
   В отвлеченную область словесного изображения он транспонировал целый ряд конкретных понятий из родственных областей творчества. Он любил говорить о цвете литературных эпох, об окраске гениальности, о запахе, ритмах и мелодичности идей. Он утверждал, что только цветная истина доступна человеческому сознанию, что каждая литературная эпоха имеет свою окраску и аромат.
   Его личные литературные воспоминания обильно иллюстрируются такими зрительными, слуховыми и чаще всего обонятельными ощущениями. Он говорит о пасхальном благовесте московских колоколов и ванильно-наркотическом аромате весеннего воздуха в период своих первых книжных увлечений, он вспоминает шелест тарантулов в траве и запах роз и лимонов итальянской виллы, где с новыми восторгами он перечитывал Шеллинга.
   С этими сладкими, пряными, острыми или свежими дыханиями для него связывается целый рой психологических ассоциаций. Стремясь полностью внушить их своему читателю, он учитывает всю будящую способность неожиданной метафоры или редкого эпитета в деле оживления читательского внимания и подготовки его к непривычной истине. Отсюда все высмеянные тогдашней сатирической журналистикой термины его статей - его допотопные литературные образования, растительная поэзия и проч.
   Во всех этих не всегда удачных обозначениях сказывается исконное желание критика - разодрать искусственно сотканную пряжу условных обозначений с ее примелькавшимися узорами, устранить дымку между нашим сознанием и нами и в конечном порыве, разбив установленные рамки языка, схватить идею в ее первобытно свежем состоянии.
   Когда за несколько дней до смерти Аполлона Григорьева Страхов в споре с ним усомнился в его правоте, вечно экзальтированный критик нервно перебил его:
   - Прав я или не прав, этого я не знаю: я - веяние!..
   Это было последним предсмертным признанием в себе высокого, неприобретаемого дара критического творчества - способности к интуиции.

VIII

   Как всякий новатор, Аполлон Григорьев имеет предтеч и учителей. Он, установивший в своей критике незыблемый принцип о непременной наличности предшественников у самого оригинального мыслителя, подчиняется сам открытому им закону.
   Постепенная формация той органической критики, которая составила его новое слово, дает себя знать у целого ряда его предшественников и современников. Еще до начала своей деятельности пройдя основательную школу критических приемов, он и в процессе своей журнальной работы не переставал пристально всматриваться в каждое новое явление родной ему области. Никогда не замыкая круга своих учителей, Аполлон Григорьев после Гете, Карлейля и Щеллинга продолжал учиться своему ремеслу по последним критическим работам Гюго и Ренана.
   В одной из своих последних статей он подробно останавливается на школе, в которой выработалась его теория. Пособиями органической критики он считает книги Бокля, Льюиса, Гете, сочинения Белинского (за исключением последнего периода), сочинения Надеждина и всех крупнейших славянофилов.
   Но главные, уже осуществленные создания органической критики он находит прежде всего в сочинениях Шеллинга ("громадная руда органических теорий") и затем в книгах Карейля, Эмерсона, Ренана, Гюго и Хомякова.
   В русской литературе его главным учителем был все же Белинский. Правда, многие недостатки великого критика были очевидны для его ученика и преемника. Но они не мголи затмить в глазах Ап. Григорьева высоких качеств вдохновенного созерцателя "Литературных мечтаний". Он открыто признавал Белинского своим учителем и никогда, кажется, не мог найти достаточно восторженных образов и эпитетов, чтобы выказать основателю русской критики свою глубокую благодарность и благоговейное восхищение.
   "Гениальный жрец", "великий заклинатель темных сил", "пламенный поборник и тончайший ценитель художественной красоты", "великий борец", "способный трепетать, как Пифия, от всего прекрасного" - вот целый ряд восторженных характеристик, разбросанных по различным статьям Ап. Григорьева.
   "В настоящую минуту, - пишет он уже на закате своей деятельности, -великая и честная заслуга журнала было бы уметь в оценке литературных произведений остановиться на учении Белинского до 1844 г., потому что оно с некоторыми видоизменениями - единственное правое".
   Причины влияния Белинского на своего преемника кроются прежде всего в их творческой родственности. Ап. Григорьев не мог не различить в Белинском первого импрессиониста русской критики, поставившего творчество во главу своего анализа и проверяющего правильность своих раздумий интенсивностью своих впечатлений. Вечная подвижность Белинского, идеальная текучесть его творчества (вот кто заслужил бы у нас высокую похвалу Сент-Бева за свой критический дар движущихся отражений!), вечный протест против деспотизма урезывающей догмы, легкая возбудимость от каждого прикосновения к алтарям прекрасного - всем этим писательская личность Белинского отвечала основным потребностям Ап. Григорьева и являлась самой желанной школой для него. При всем этом Белинский был и сам если не пропитан, как его ученик, то, во всяком случае широко обветрен последними веяниями германской философии, и это значительно приближало к нему Ап. Григорьева.
   Из западных критиков Аполлон Григорьев был особенно близок к Карлейлю.
   "Величайший из англйских мыслителей", "великий мечтатель, поэт, философ, историк, пророк", "поэтически глубокомысленный и до некоторого провидения возвышающийся в своих удивительных песнях о Данте и Шекспире" - таковы впечатления Ап. Григорьева об этом английском ученике Гете и Шеллинга. В одной статье он признает Карлейля "творцом совершенно новой критики", той, которую удобнее всего назвать "критикой органической".
   Методы Карлейля и Ап. Григорьева аналогичны. По существу своему положительная, стремящаяся раскрывать в художественном творчестве только абсолютные ценности, критика Карлейля признает своим исконным принципом симпатию как первоисточник знания, и наитие, как его завершающую ступень. Любимый карлейлевский герой Тайфельсдрэк - в значительной степени его автопортрет - отвергает школьную логику иций, обнимающих целые группы идей.
   Но к этому интуитивному знанию он приходит путем точного изучения всего фактического материала, тщательным разбором документов, прилежнейшим анализом всех свидетельств, цифр и памятников. Только к концу этого долгого пути опытного исследования он прибегает к вдохновению, к парадоксу, к странным терминам и неожиданным метафорам для пополнения всех пробелов своего рассудочного понимания.
   В области общелитературных параллелей и аналогий система Ап. Григорьева совпала с критическим методом Гюго. Ознакомившись уже к концу жизни с монографией Гюго о Шекспире, Ап. Григорьев увидел в ней одно из самых блестящих проявлений шеллингианско-карлейлевской критической системы. Он посвятил целиком одно из своих открытых писем к Достоевскому подробному разбору книги Гюго.
   Отмечая все ее погрешности в области точного изучения - пропуски, неточности, ошибки, Ап. Григорьев признает ее "хоть уродством, да гениальнейшим из гениальных". Наряду с крупнейшими ощущениями он находит здесь такие прозрения, такие "проблески молний гения в насиженных сотнями филистеров местах", что двадцать пять немецких профессоров, засиживая такую область, все вместе в 25 лет не выдумают такой глубокой мысли".
   В книге Гюго Ап. Григорьев нашел наиболее полное применение сравнительного метода. Шекспир рассматривается французским поэтом как одно из звеньев в цепи мировых гениев. Для определения его значения и сущности Гюго производит обзор всей державной династии духовных властителей человечества от Гомера и Иова до Рабле и Сервантеса. Критик как бы перелистывает "грандиозную библию человечества" - совокупное создание всех пророков, поэтов и мудрецов, прежде чем раскрыть великую книгу на одной из ее самых ослепительных страниц, отмеченных именем Шекспира {Некоторые мысли Гюго о критике и творчестве совпали с любимыми положениями Ап. Григорьева. "Высшая критика имеет своим исходным пунктом энтузиазм"... "Отрицатели не могут быть критиками, ненависть не есть понимание брань не доказательство"... "В истинном критике живет всегда поэт, хотя бы и в дремлющем состоянии". "Каждый новый гений - пропасть, и все же есть между ними связь. Традиция от бездны к бездне, - вот в искусстве, как в небосводе, вечная тайна; гении, Как светила, сообщаются между собой излучениями". Hugо, "William Shakespeare".}.
   Эта монография Гюго была одним из последних книжных увлечений Ап. Григорьева. Своей маленькой книгой о Шекспире французский поэт вступил в круг учителей той академии критического искусства, в которой до конца не переставал совершенствоваться "уволенный от критики" Ап. Григорьев.

IX

   Нужны были десятилетия, чтобы и за ними было признано право на одно из центральных мест в кругу великих учителей этой негласной академии.
   Во многом повторяя приемы Гете и Шеллинга, Карлейля и Эмерсона, Ренана и Гюго, Ап. Григорьев систематизировал принципы их исследований и, подводя итоги нарастающей тенденции, выработал тот комплекс критических начал, который до сих пор остается незаменимой школой литературного анализа. Мы находим у него совместное проявление основных принципов новейшей критики - применение к литературной оценке широкой общей эрудиции, тонкое и бережное расследование корней и разыскание источников творчества, при редкой способности дать завершающий синтез кропотливой работе тщательного анализа и охватить исчерпывающей формулой разрозненные явления творческой фантазии.
   Учитывая устранение некоторых недостатков и дальнейшее развитие многих только намеченных у него принципов, в нем можно признать тип классического критика. Чуждый насмешливого скептицизма и отрицательного задора, он был в полной мере истолкователем и провозвестником. Изучение новых идей возбуждало его к самостоятельному творчеству, в котором он беспрерывно поднимал озаряющие вереницы новых замыслов, находя для них в горячке своих первых впечатлений законченные, литые и блестящие формы. Некоторые критические определения его останутся в истории русской литературы ne varietur. Одно только его разделение современных литературных героев на две категории - смирных и хищных - заключает в себе целую философию славянского духа и русской литературы.
   При этой законченности и непреложности критических формул Ап. Григорьев умел сообщить носящимся в воздухе отвлеченным понятиям волнующую силу живых и конкретных явлений. В этом интенсивном оживлении абстрактных идей - одно из самых ценных свойств его критического дарования.
   При этих высоких качествах, некоторые недочеты второстепенного характера до сих пор тяготеют над литературной судьбой Ап. Григорьева. Упреки в неясности, тяжеловесности, неудобочитаемости раздаются и теперь по его адресу. При некоторой частичной обоснованности их, в общем они едва ли соответствуют сущности его писаний.
   Правда ученик темного Шеллинга, Ап. Григорьев часто считал излишним стремиться к наглядной ясности. Его симпатии к соблазнительно таинственным учениям, скрытым под покрывалами странных слов, сказываются иногда и на его собственном стиле. Но при этом основные мысли его проведены с замечательной четкостью, главные положения рельефны и очевидны. Ему недоставало, может быть, только дара концентрации, умения сгустись и выделить главное в ущерб второстепенному, сосредоточить все свое внимание на едином ядре, отбрасывая все бесчисленные оболочки.
   С другой стороны, ему не всегда удавалось выдержать желанное равновесие между рассудочным исследованием и интуитивным пониманием. Более склонный к творческим наитиям, он не всегда исчерпывал все средства опытного знания и часто слишком быстро переходил от исследования к легенде, от толкования к внушению, от оценки к видениям. Вереницы пленявших его вдохновений иногда слишком относили его в сторону от намеченной цели, и манящие ореолы сияющих интуиции застилали подчас от его зорких взглядов очертания изучаемых явлений. В этих случаях положение, очевидное для критика, затуманивается для его читателя, и нужно особенное напряжение внимания, чтобы различить в сорвавшемся вихре образов и впечатлений коренной стержень руководящей мысли.
   Эти недостатки Ап. Григорьева были причиной его непопулярности. А между тем статьи его имеют преимущество перед лучшими образцами европейской критики XIX ст.
   Мы находим у Ап. Григорьева ту философскую глубину и широкую способность проникать в сущность народного, религиозного и иностранного творчества, которую в значительно меньшей степени обладал элегантный, тонкий вечно чарующий, но неглубокий Сент-Бев. В русском критике мы находим то трудное умение рассматривать литературу в ее движении, порыве и процессе вечного перерождения, которое до конца не доставало строгому позитивисту Тэну, умевшему разбираться только в неподвижном и отстоявшемся. Наконец, усвоив все высокие качества критической школы Карлейля, Ап. Григорьев сумел понизить патетический диапазон английского критика, не прививая своим статьям всех неприятных черточек его национального юмора. На всем поле новой европейской критики имя Ап. Григорьева может стать в ряд с самыми громкими именами, и мы затрудняемся назвать здесь деятеля, пред которым он должен был бы сойти на вторую ступень.
   В русской критике первенство его вне всякого сомнения. Не умаляя громадных заслуг Белинского, Писарева или Добролюбова в истории русской литературы и общественности, мы должны признать решительное преимущество перед ними Ап. Григорьева в области литературной, лингвистической и философской эрудиции, в деле выработки цельной эстетической доктрины, в богатом даре аналогий и тонком искусстве критических формулировок.
   Наконец, в статьях этого русского шеллингианца наша критика достигла впервые глубины и значительности подлинного философского этюда о творчестве. Не вводя в литературную критику чуждых ей областей, он сумел возвести ее на степень общего всеоб'емлющего охвата человеческого духа. От отдельного литературного создания он переходил к основной группе родственных произведений, от созвездий талантов к центральным светилам гениев, от литературного творчества к философии и религии, от совокупности умственных усилий и духовных порываний человечества к психологии народов и философии рас. Разбросанные в его статьях попутные характеристики славянства, романства и германизма, написанные задолго до первых приступов мировой войны, во многом сохраняют до сих пор свое значение.
   В литературно-философской пряже XIX столетия он завязал один из главных узлов. Он сумел, - согласно его собственной терминологии, - вобрать в себя прошлое, чтоб далеко забросить его сети в будущее.
   В этой повышенной чуткости ко всему идейно-значительному сказался весь многосторонний склад его на редкость одаренной натуры. Юрист и педагог, поэт, музыкант и журналист, он совмещал все свойства совершенного критика: разностороннюю эрудицию, тонкий и уверенный вкус, философский склад ума и крупный поэтический темперамент, при полном отсутствии зависти к более сильным творческим организациям.
  
   1914.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Губер Борис Андреевич
  • Рачинский Григорий Алексеевич
  • Рунеберг Йохан Людвиг
  • Добиаш-Рождественская Ольга Антоновна
  • Рютбёф
  • Добычин Леонид Иванович
  • Куликов Ф. Т.
  • Антоновский Юлий Михайлович
  • Галанский Сергей
  • Платонов Сергей Федорович
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Грамматика языка русского. Часть I. Познание слов. Сочинение Калайдовича
  • Сулержицкий Леопольд Антонович - Т. Л. Сухотина-Толстая. Л. А. Сулержицкий
  • Шершеневич Вадим Габриэлевич - Слезы кулак зажать
  • Анненский Иннокентий Федорович - Пушкин и Царское Село
  • Крестовский Всеволод Владимирович - В дальних водах и странах
  • Лесков Николай Семенович - А. Н. Лесков. Жизнь Николая Лескова. Том 1
  • Вилинский Дмитрий Александрович - Перед облавой
  • Позняков Николай Иванович - Парламент
  • Сала Джордж Огастес Генри - Джордж Сала: краткая справка
  • Горький Максим - Подвиг этот возможен только в стране Советов
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 268 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа