Главная » Книги

Измайлов Владимир Васильевич - Краткое обозрение 1826 года

Измайлов Владимир Васильевич - Краткое обозрение 1826 года



ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕУМЪ

на 1827 годъ,

ВЛАДИМ²РА ИЗМАЙЛОВА.

Издaн³е Александрa Ширяева.

МОСКВА.

Въ Типограф³и С. Селивановскаго.

1827.

  
   По долгомъ молчан³и, возвращаясь на поприще Литературы, съ новымъ трудомъ, подкрѣпленнымъ нѣкоторыми отличными талантами, и благодарный имъ за лучшую часть сего труда, я поручаю себя и собственныя мои произведен³я снисходительности читателей. Желаю, чтобы сей Музеумъ имѣлъ щаст³е равное съ Журналомъ, изданнымъ нѣкогда мною подъ тѣмъ же именемъ, чтобы содержан³емъ своимъ могъ угодишь ихъ вкусу и съ пр³ятною легкост³ю Альманаха соединишь достоинство книги.
   Поздную выдачу Альманаха и отсутств³е картинокъ простятъ, надѣюсь, ветерану словесности, озабоченному другими трудами.

В. И.

  

КРАТКОЕ ОБОЗРѢН²Е 1826 ГОДА.

  
   Приступая къ обозрѣн³ю сего года, можетъ ли Наблюдатель не обратиться мысл³ю къ послѣднему, который, передъ концемъ своимъ, облекъ Росс³ю въ покровъ траура и бурными тучами обложилъ небо отечества? Оба сливаются въ свѣжихъ воспоминан³яхъ: обнимемъ ихъ однимъ бѣглымъ взоромъ.
   Въ 1825, Ноября 19 дня, померкла звѣзда, съ трона блиставшая народу Русскому; угасла жизнь Александра I, сего Монарха, Котораго доблести изумили вѣкъ, истощивш³й, казалось, всѣ роды удивлен³я. Черта достопамятная: одинъ Мужъ едва незахватилъ для одного себя всю хвалу и славу нашего вѣка; а Онъ принудилъ и славу и хвалу раздѣлиться между имъ и Собою. Не было въ семъ вѣкѣ ничего разительнѣе того зрѣлища, которое представили м³ру два Повелителя народовъ, достойные сравнен³я Истор³и: современники и соперники, оба дѣйствовали на театрѣ славы, но дѣйствовали въ совершенной противоположности. Наполеонъ, мужъ исполинскихъ дарован³й, совершалъ дѣла неимовѣрныя, но не выполнилъ того высокаго жреб³я, на которой обрекали его, казалось, и ген³й и фортуна. Александръ, Мужъ великихъ добродѣтелей, ими творилъ безсмертные подвиги; ими вознесся до велич³я, какое не многими Государями приобрѣтается. Воинскимъ талантомъ выведенныя изъ темныхъ рядовъ на высоту блестящаго сана, повелитель Франц³и предался упоен³ю и всѣмъ искушен³ямъ власти къ ущербу истинной его славы; онъ измѣнилъ обѣтамъ гражданина, духу законовъ и достоинству ввѣреннаго ему народа. Обладатель Росс³и, по древнему и наслѣдственному праву облеченный великою власт³ю, не только отвергалъ и роскошь велич³я и обольщен³я честолюб³я, но любилъ границы власти и уважалъ санъ человѣка. Ни опыты вѣка, ни проницательность зоркаго ума, ни польза собственной славы не убѣдили Наполеона въ истинахъ просвѣщен³я и въ необходимости идти къ его высокой цѣли. Довольно было для Александра прекрасной души Его, чтобы угадать требован³е просвѣщеннаго вѣка, и ему слѣдовать по мѣрѣ уступавшихъ препятств³й. Сколькихъ слезъ, крови и развалинъ стоили вселенной побѣды героя, жаднаго въ бранямъ и славѣ! А когда справедливая защита вооружила мечемъ десницу миролюбиваго спасителя Росс³и и и Европы, не ропоту, а благословен³ямъ народовъ внималъ Онъ на полѣ чести! Как³я же слѣдств³я имѣли и какую память оставили по себѣ ахъ подвиги? Среди порывовъ честолюбиваго духа не могъ основатель новыхъ царствъ довершить свое государственное творен³е все имъ зижденое увлекъ онъ за собою въ быстромъ паден³и съ трона; и раздавшаяся по землѣ слава едва не умолкла на его гробѣ подъ стономъ вселенныя и укоризнами вѣка. Хранитель древней Импер³и нашей, опираясь на святыя права человѣчества, отстоялъ Свое и друг³я царства отъ все поглощающаго пожара; и надъ прахомъ Его паритъ Слава, запечатлѣнная любов³ю м³ра. Что наконецъ даетъ Наполеону право на безсмерт³е? Выспренность ген³я, искусство великаго полководца и чудесныя способности въ дѣлѣ государственнаго управлен³я. Чтожъ передастъ вѣкамъ слава Александра Перваго? Достоинство Отца, и если смѣемъ такъ сказать, Друга своего народа, заслуги Бдагодѣтеля человѣчества и Миротворца Европы, наконецъ кротостъ Монарха и скромность Побѣдителя. Истор³я скажетъ: Александръ побѣдилъ Наполеона не въ однѣхъ браняхъ, кои въ дѣлахъ истиннаго великодуш³я!
   Уже посвятивъ Его памяти дань сожалѣн³я, наши и цѣлаго свѣта взоры искали на тронѣ Преемника Александрова; но съ трона не отзывался утѣшительный гласъ Монарха на гласъ сиротствующаго народа. Въ семъ молчан³и скрывалась тайная борьба великодуш³я, единственнаго въ лѣтописяхъ м³ра; и когда народы свѣдали о торжественномъ его рѣшен³и, они не знали, кому изъ двухъ великихъ Лицъ удивляться болѣе: тому ли, кто отречен³емъ отъ правъ своихъ вознесся выше трона, или тому, Кто съ мужественной покорност³ю Небу и Закону, склонилъ главу подъ тягость короны. Такъ, въ Августѣйшей Особѣ Николая I, привѣтствовала Росс³я новаго Императора, который, давъ предъ лицемъ м³ра прекрасный обѣтъ жить единственно для отечества {См. Манифестъ о возшеств³и на Престолъ.}, показалъ Себѣ достойнымъ наслѣдовать Царство и славу Предковъ. Небу угодно было искусишь Его мудрость. Грядущаго къ трону Монарха, на первой ступени сего трона, окружила буря. Но съ твердост³ю стоялъ Онъ предъ нею, и пали враги Царскаго велич³я. "Зло не восторжествовало на землѣ Русской, издавна до священной всѣмъ родамъ доблестей" говорилъ велик³й народъ, преданный Царямъ своимъ, когда свѣдалъ о семъ произшеств³и. Безъ сомнѣн³я вѣнцемъ государственной мудрости есть и будетъ всегда довѣренность Властителей къ народу, какъ и народа къ Властителямъ. Сему благородному чувству вѣрилъ и слѣдовалъ Монархъ, когда съ высоты трона говорилъ подданнымъ о пользахъ Импер³и, не давно угрожаемой опасностями; когда повѣдалъ народу тайну заговора, какъ отецъ, не скрывающ³й ничего отъ дѣтей, достойныхъ любви его. Смѣю сказать, что въ семъ откровенномъ обращен³и Правительства, которое можетъ назваться эпохою, видѣнъ не только ходъ мудраго правлен³я, но успѣхи гражданскаго просвѣщен³я; видно торжество великодушныхъ мыслей и возмужалаго разума человѣческаго.
   Такъ подъ черными тучами пробѣгалъ послѣдн³й годъ, но по мѣрѣ приближен³я новаго, очищался к свѣтлѣлъ горизонтъ Отечества. Во внутреннихъ дѣлахъ, какъ и во внѣшнихъ сношен³яхъ, вездѣ сохранено было достоинство великой Импер³и. Росс³йскаго Монарха окружили, представители другихъ державъ и политики Европейской. Важный вѣсъ Росс³и въ дѣлахъ Европы, разительное для свѣта велич³е сѣвернаго колосса, на который съ боязн³ю и тревогою указывала давно зависть нашихъ соперниковъ {См. Публицистовъ времени.}, щастливое наконецъ совмѣстничество наше со всѣми народами въ дѣлѣ Европейской гражданственности, блистательнымъ образомъ торжествовали при семъ случаѣ. Съ глубокимъ благоговѣн³емъ ожидала Европа отъ новаго Посредника своего рѣшен³я нѣкоторыхъ политическихъ сомнѣн³й о кровавой на востокѣ брани и о быстрыхъ государственныхъ измѣнен³яхъ на другомъ полушар³и; въ между тѣмъ какъ мочная Десница на Сѣверъ взвѣшивала жреб³и м³ра, иностранные писатели {См. Иностранныя газеты того времени.} старались напрасно угадывать тайну нашего Кабинета. Но все рѣшилось, когда Росс³я указала другимъ Державамъ на правила своей постоянной политики. Такъ въ совѣтахъ Царей наслѣдовалъ Преемникъ Александра I, дѣятельное Его вл³ян³е. Министерская нота {См. Journal de St. Petersbourg.} извѣстила друг³е Дворы о намѣрен³и нашего остаться при связяхъ и мѣрахъ, принятыхъ покойнымъ Императоромъ. Оживотворенная Грец³я на древней почвѣ наукъ и славы предоставлена была ея собственной волѣ и героическимъ порывамъ великодушнаго народа въ неутомимой борьбѣ со врагами. Надъ ними одержали и мы побѣду безъ кровопролит³я, безъ оруж³я въ рукахъ. Гордый Стамбулъ уступилъ требован³ю Росс³и очистить Валлах³ю и Молдав³ю отъ послѣдняго остатка войскъ Оттоманскихъ. Въ отношен³и къ новому свѣту, уважен³е къ правамъ Испан³и на ея собственность въ сей части свѣта не позволило ничего перемѣнить въ системѣ политической {См. въ Journal de St. Petersbourg отвѣтъ нашего Министерства на поданную ему ношу отъ посланника Сѣверо-Американскихъ Штатовъ.}.
   Между тѣмъ съ умилен³емъ слѣдовали взоры и сердца Росс³янъ за великой жизнью Александра, за тр³умфомъ Царскаго гроба, едва не на рукахъ перенесеннаго благодарнымъ народомъ отъ Азовскаго моря до стѣнъ Кремля и до береговъ Невы. Кто могъ предвидѣть роковую участь сего Государя? Недавный быстрый полетъ Его съ предѣловъ сѣвера на югъ Росс³и заключился погребальнымъ шеств³емъ; и тотъ же путь, который былъ свидѣтелемъ восторговъ,возбужденныхъ Его присутств³емъ, обратился въ позорище народнаго плача! Шеств³е приближилось къ древней Столицѣ. Встрѣча Ему была въ одно время великолѣпная и умилительная. Москва, нѣкогда столица забавъ и пиршествъ, предстала священному праху сѣтующая, вся въ черный покровъ облеченная; казалось, что велик³й градъ съ высоты холмовъ своихъ двинулся за волнами безчисленнаго народа на поклонен³е сему хладному праху, какъ бы согрѣвая и оживотворяя его общимъ пламеннымъ усерд³емъ. Три дни заключалъ Кремль въ стѣнахъ своихъ смертные остатки Царск³е; три дни вѣра и любовь молилися надъ тѣломъ Добродѣтельнаго. Послѣдн³я почести м³ра и вѣчная пристань ожидали его въ другой столицѣ, гдѣ парятъ велик³я тѣни Петра, Екатерины, соимяннаго ему Князя Невскаго; гдѣ наконецъ прахъ Его присоединился къ прахамъ героевъ, подобно Ему благословляемыхъ вѣками.
   Съ наступлен³емъ весны, когда возвѣщено было о скоромъ прибыт³и въ Москву Государя для совершен³я Царскаго вѣнчан³я, все начало готовиться къ сему торжественному обряду. На стогнахъ царствовала дѣятельность; вездѣ работали, трудилися, старалися граждане сдѣлать свои жилища достойными взоровъ Вѣнценоснаго Гостя; и древняя столица, какъ бы отрясши пыль вѣковъ, возблистала свѣжими украшен³ями и новымъ чистѣйшимъ вкусомъ въ красотѣ ея здан³и, садовъ и площадей.
   С³е движен³е общей радости перервалось печальною для Росс³и вѣст³ю о новомъ роковомъ ударъ: не долго Елисавета пережила Александра; исполнилось предчувств³е Ея сердца, и оба Ангела на небесахъ....
   С³и мрачныя тѣни на картинѣ Государства снова уступили мѣста блестящимъ явлен³ямъ. День 25 ²юля былъ для Москвы днемъ великаго торжества. Младый Монархъ, надежда Отечества, вступилъ въ древнюю столицу съ великолѣп³емъ истинно-царскимъ; и съ того дня не переставалъ восхищать Московск³й народъ своимъ присутств³емъ на парадахъ, маневрахъ и гульбищахъ. Вездѣ искали и окружали Императора толпы, щастливыя Его лицезрѣн³емъ; вездѣ встрѣчали Его Августѣйшую фамил³ю громк³я восклицан³я и радостныя привѣтств³я. Августа въ 22-й день совершился священный обрядъ Царскаго вѣнчан³я. Съ того времени слѣдовали празднества за празднествами, изъ которыхъ однѣ казались блистательнѣе другихъ {См. Моск. вѣд. и друг³я газеты того времени.}. Но вѣнцемъ сего торжества были милости, пролитыя Монархомъ на вѣрноподданныхъ и на самыхъ преступниковъ {См. Указы Правит. Сенату отъ 22 Августа, 1826.}.
   Между тѣмъ порядокъ наслѣдован³я Престола обезпеченъ былъ новыми правилами, которыми Верховная Власть дополнила существовавш³е до того законы.
   Вспыхнувшая съ Перс³янами война служила новымъ доказательствомъ могущества храбрыхъ Росс³янъ и безсил³я вѣроломнаго сосѣда. Генералу Ермолову, украшенному столькими лаврами, стоило, по ман³ю своего Государя, обнажить мечь, чтобы наказать дерзость враговъ, и быстрыми побѣдами отмстить за наглое вторжен³е въ наши границы. 2 Сентября, на берегу рѣки Шамхары, ударили войска наши на Перс³янъ и прогнали ихъ; 4-го овладѣли Елисаветполемъ; 13-го разбили и обратили въ бѣгство 15 тысячь пѣхоты и 20 тысячь конницы подъ главнымъ начальствомъ наслѣдника Аббаса-Мирзы. 21 при урочищѣ Миранѣ побѣждены и разсѣяны войска Гассанъ-Хана, брата Сардара Ериванскаго. 10 Октября Карабахская область была уже очищена отъ непр³ятеля; порядокъ въ южной части Груз³и возстановленъ; и герой нашъ, съ отрядомъ войска, двинулся чрезъ Кахет³ю, Чары и Нуха въ Ширванскую область, чтобы совершенно изгнать или, въ случаѣ упорства, отрѣзать остающагося въ ней непр³ятеля. Таковы послѣдн³я офиц³альныя донесен³я {По тотъ день, въ которой дописываемъ с³ю статью.}.
   Начатые въ Акерманѣ переговоры Росс³и съ Портою увѣнчалися совершеннымъ успѣхомъ. Конвенц³ей, заключенной между обоими Дворами, обезпечено исполнен³е всѣхъ статей послѣдняго Бухарестскаго трактата, состоян³е нашихъ владѣн³й на берегахъ Чернаго моря и дарованныя преимущества Молдав³и, Валлах³и и Серв³и подъ охранительнымъ вл³ян³емъ Росс³йскаго Кабинета {См. Journ. de St. Petersbourg, No 139, supplément.}.
   Теперь Русская Словесность требуетъ и ожидаетъ взгляда на ея вѣковыя творен³я. Обращаясь къ ней отъ политики, замѣчу, что достоинство нашей литтературы, въ общемъ ея ходѣ и направлен³и, не достигло той высоты, на которую давно вознеслась политическая Росс³я. Мы догнали Европу въ искусствѣ гражданскаго образован³я и въ пр³ятной вѣжлжвости нравовъ; опередили ее, можетъ быть, въ могуществѣ и силѣ народной; но въ трудахъ ученаго ума далеко отстали отъ ея дѣятельности и глубокомысл³я, ознаменованныхъ печатью вѣковъ. Давно сказано, что нѣтъ у насъ главнаго достоинства мыслить и заставлять мыслить другихъ: надлежало однакожъ прибавишь изъ любви къ справедливости, что, для мыслей яркихъ и сильныхъ, нѣтъ у насъ пищи, нѣтъ другихъ источниковъ, кромѣ книгъ и природы. Вступите въ кругъ нашихъ обществъ, свѣтскихъ, блестящихъ, но столь прозаическихъ; слѣдуйте за общими или частными разговорами столь ничтожными, столь бездушными: что можетъ въ нихъ воскрилить духъ писателя, съ участ³емъ говорить его уму или сердцу, питать возвышенныя понят³я о пользахъ жизни, о достоинствѣ человѣка, о другихъ важныхъ предметахъ? а въ литтературѣ не повторяется ли духъ общежит³я? ея характеръ бываетъ всегда выражен³емъ общаго вкуса и мнѣн³я. Можетъ быть, мѣра просвѣщен³я въ народѣ нѣсколько ограничиваетъ у насъ дѣятельность мыслящихъ умовъ; и писатели, стоящ³е выше своего народа, не простираютъ полета своего за предѣлы нѣкоторой посредственности, чтобы не казаться нескромными и даже непонятными. Прибавлю еще нѣкоторыя замѣчан³я. Едва закрадывается къ намъ искра патр³отической любви къ языку Русскому, къ отечественной словесности, и вообще къ изящнымъ искусствамъ; писателямъ и артистамъ нашимъ недостаетъ для трудовъ славы ободрен³я соотечественниковъ. Наконецъ тѣсное честолюб³е наше любитъ пробиваться не столько на стезю славы ученой, сколько на театръ гражданскихъ почестей. И такъ удивляться ли молчан³ю нашихъ музъ, изрѣдка возвышающихъ робк³й и скромный голосъ, изрѣдка озаряемыхъ молн³ей таланта или ген³я, и скорѣе блесщящихъ пр³ятнымъ даромъ въ поэз³и, нежели мужественнымъ краснорѣч³емъ въ прозѣ?... Но время исчислить литтературныя богатства года, хотя и не многочисленныя {Мы будемъ только говоришь о новыхъ сочинен³яхъ, какъ въ стихахъ, такъ и въ прозѣ, т. е. о первыхъ издан³яхъ, но молчать о тѣхъ, которыя напечатаны вторымъ, какъ о книгахъ, давно оцѣненныхъ общимъ мнѣн³емъ.}.
   Апологи въ четверостиш³яхъ явилися въ свѣтъ безъ имени Автора. Но тайнѣ скромнаго молчан³я измѣнило великое дарован³е; музы и слава наименовала давняго любимца своего, и обрадованные сограждане съ гордост³ю увидѣли въ свѣжихъ стихахъ старца, отблескъ младаго Поэта,украсившаго вѣкъ Екатерины творен³ями полными жизни, огня и вдохновен³я. Въ сихъ Апологахъ, достойныхъ его имени, есть мастерск³е и образцовые въ своемъ родъ.
   Друг³й Поэтъ, съ каждымъ новымъ гимномъ похищающ³й новые лавры, отъ успѣха летящ³й къ успѣхамъ, и въ младыхъ лѣтахъ готовый, кажется, захватитъ одинъ высоты Парнасса, Пушкинъ возбудилъ новое удивлен³е своими Стихотворен³ями, напечатанными въ одной книгѣ. Въ нихъ все дышетъ свободою ген³я; все блеститъ красотою п³итическаго выражен³я! Въ Элег³яхъ слышится тайный стонъ души, утомленной бурями жизни и борен³емъ съ человѣческими страстями. Въ Эпиграммахъ сыплется соль аттическая. Въ послан³яхъ къ Лицин³ю, къ Ч-ву, къ Делвигу и къ другимъ видно богатство неистощимыхъ мыслей. Наконецъ изъ смѣшанныхъ стихотворен³й, одно къ морю, а другое къ Овид³ю, кажутся намъ превосходнѣйшими. Какими живыми пламенными красками изображаетъ Пушкинъ и море и соперника своего Бейрона и соперника всѣхъ вѣковъ Наполеона! Съ какою величавост³ю, силою и красотою говоритъ съ Овид³емъ объ участи жизни, о тягости славы! и сколько Руск³й пѣвецъ побѣждаетъ Римскаго мужествомъ и силою духа!
  
   Суровый Славянинъ, я слезъ не проливалъ,
   Но понимаю ихъ.....
  
   Въ стихотворен³и: Наполеонъ, хотя и не столь обильномъ великими красотами, чего не искупятъ с³и мысли и стихи:
  
   Великолѣпная могила!....
   Надъ урной, гдѣ твой прахъ лежитъ,
   Народовъ ненависть почила,
   И лучь безсмерт³я горитъ.
  
   Въ подражан³яхъ Корану, заключающихъ книгу, Пушкинъ является щастливымъ соперникомъ Глинки, извѣстнаго въ Поэз³и подражан³ями другаго рода.
   Баратынск³й украсилъ нашу поэз³ю Финляндскою повѣстью: Эда, и описательною поэмою: Пиры. Въ обѣихъ видны черты легкой и пр³ятной кисти; но послѣдняя плѣняетъ особенно роскошью живописи, блескомъ остроум³я и духомъ веселости, смѣшанной съ какою-то безпечност³ю философа или... Гастронома.
   На кончину Государя Императора Александра Перваго, стихотворен³е Мих. Дмитр³ева достойно славы героя, и того классическаго поэта, котораго имя и дарован³е наслѣдовалъ молодый пѣвецъ. Сколько стиховъ, столько и мыслей! Оно имѣетъ и другое достоинство. Сей гимнъ, посвященный велич³ю и власти на землѣ, не измѣняетъ нигдѣ языку истины и долгу мудраго. Словомъ, здѣсь нѣтъ размолвки между Поэтоиъ и Философомъ.
   О подражан³яхъ и переводахъ изъ Греческихъ и Латинскихъ стихотворцевъ А. Мерзлякова, говоритъ уже выгодно его имя. Поэтовъ могутъ только переводить Поэты. Талантъ Мерзлякова возвышается и торжествуетъ, когда онъ переноситъ на Русск³й языкъ красоты древнихъ классиковъ, когда онъ смѣло борется съ ген³емъ Грековъ и Римлянъ, когда воскриленный ихъ высокимъ духомъ, онъ паритъ, кажется, выше земли и неба. Вѣрны ли его переводы, и близки ли подражан³я къ подлинникамъ, пусть рѣшатъ друг³е съ большимъ правомъ и большими свѣден³ями. Но какъ бы о томъ ни судили, труды Поэта заслуживаютъ похвалу и благодарность.
   Ода того же Поэта на день Высочайшей Коронац³й исполнена восторга, движен³я и жара лирическаго.
   Опыты священной Поэз³и Ѳ. Глинки суть единственныя произведен³я въ семъ родъ. Это истинно священная и Боговдохновенная Поэз³я, которая съ лица порочной и преступной земли, переноситъ насъ въ небеса, въ другой чистѣйш³й м³ръ, къ Источнику всего высокаго и добраго! Можетъ быть, въ сихъ опытахъ болѣе, нежели въ другихъ творен³яхъ Глинки, виденъ прекрасный отпечатокъ его души, ума и дарован³я.
   Въ Турецкой повѣсти, Невѣста Абидосская, передалъ намъ Козловъ мног³я красоты Лорда Бейрона съ отличнымъ искуствомъ и съ тѣмъ щастливымъ талантомъ, которымъ владѣетъ пѣвецъ Чернеца.
   Вторая часть Евген³я Онѣгина, романа въ стихахъ Ал. Пушнина, заключаетъ блистательнымъ образомъ рядъ изящныхъ стихотворен³й сего года.
   Не говорю о другихъ стихотворен³яхъ, въ семъ году напечатанныхъ, чтобы не выступить изъ границъ краткаго Обозрѣн³я. Когда наскоро снимаютъ виды, на чертежѣ означаются однѣ высок³я мѣста или пункты. Однакожъ не могу умолчать объ одномъ любопытномъ, хотя и не новомъ явлен³и на Парнассѣ нашемъ. Нѣкогда съ береговъ сѣверной Двины, изъ темныхъ хижинъ Холмогорскихъ рыбарей, изшелъ на славу велик³й Ломоносовъ. Нынѣ, съ меньшимъ блескомъ, не имѣя полета ген³я, но съ природными щастливыми способностями сталъ въ рядъ стихотворцевъ крестьянинъ Ѳедоръ Слѣпушкинъ, родомъ изъ Ярославской Губерн³и. Сочиненные имъ Досуги сельскаго жителя плѣняютъ безъискусственною простотою стиховъ. Если открывается въ нихъ отсутств³е вкуса и силы, тому виною не одинъ талантъ, но и обстоятельства его жизни. Когда искра благороднаго дарован³я; вспыхнула въ человѣкѣ состоян³я низкаго и не свободнаго: {Онъ принадлежалъ, какъ извѣстно, К. В. Новосильцовой.} стѣсненныя мысли вѣроятно мѣшали его страсти къ прекрасному искусству. Обращаюся къ прозѣ.
   Опытъ науки изящнаго, начертанный А. Галичемъ, заслужилъ Автору честь критики, которая любитъ обращать свои ученыя изслѣдован³я на произведен³я, видныя въ литтературѣ. Просвѣщенные читатели оцѣнятъ судъ критиковъ, но отдадутъ справедливость сочинителю, что онъ умѣлъ овладѣть своимъ предметомъ посредствомъ обширныхъ свѣден³й.
   Истор³я Росс³йско-Австр³йской кампан³и, 1799 года подъ предводительствомъ Генералиссимуса Князя Итал³йскаго и проч., изданная Е. Фуксомъ, обогащаетъ Истор³ю послѣдняго столѣт³я любопытными записками. Въ ней полною рукою могутъ почерпнуть матер³алы новые Плутархи для жизнеописан³я Рымникскаго героя и новые историки для изображен³я великой эпохи, избранной нашимъ издателемъ.
   В. Броневск³й, сочинитель Записокъ Морскаго Офицера, подарилъ насъ Письмами другаго Морскаго Офицера, его товарища и друга. Онъ служатъ дополнен³емъ къ его собственнымъ запискамъ. Ученые и свѣтск³е люди прочтутъ ихъ съ удовольств³емъ.
   Рѣчь: о причинахъ подражательности, на которой основалось наше стихотворство, Мих. Дмитр³ева, хорошо обдумана и хорошо написана.
   Черты характера Александра I, соч. Н. Иванчина-Писарева и присоединенныя къ тому стихотворен³я имѣютъ истинное достоинство. Слогъ, мысли, чувства не ниже своего высокаго предмета.
   Въ опытахъ аллегор³й или иносказательныхъ описан³й въ стихалъ и прозѣ, соч. Ѳ. Глинки, живость и красота слога соединяются съ прелест³ю цвѣтущаго воображен³я, полнаго картинъ, мыслей, истины. Это произведен³е есть у насъ оригинальное, но оно достойно мѣста въ общей литтературѣ народовъ и участ³я мыслящей Европы.
   Записки, издаваемыя Государственнымъ Адмиралтейскимъ Департаментомъ, относящ³яся къ мореплаван³ю, наукамъ и словесности, заслуживающ³я вниман³е Русской публики, могутъ стоять на ряду съ лучшими записками нашихъ ученыхъ обществъ, Академ³й и Университетовъ. Въ нихъ, кромѣ переводныхъ статей, есть нѣсколько оригинальныхъ, написанныхъ Гг. Шубертомъ, Сарычевымъ и другими.
   Духовному краснорѣч³ю обязаны мы Словомъ, по случаю пренесен³я чрезъ Москву тѣла Государя Императора Александра Павловича, створеннымъ Филаретомъ, Арх³епископомъ Московскимъ (нынѣ Митрополитомъ); и другимъ Словомъ по тому же случаю въ Новѣгородѣ, сказаннымъ Моисеемъ, Епископомъ Старорусскимъ, Викар³емъ Новогородской Митропол³и.
   По части наукъ сочинилъ И. Мартыновъ: Словарь родовыхъ имянъ растѣн³й, котораго у насъ недоставало для успѣха Ботаники; Г. Кеппенъ: Матер³алы для истор³и просвѣщен³я въ Росс³и (No II) книгу, которая, можно сказать, завѣщаетъ вѣкамъ часть литтерашурнаго ихъ наслѣдства въ Росс³и; И. Калайдовичь: Краткое изложен³е правилъ для составлен³я Ручнаго Словаря Русскаго; И. Стемковск³й: Изслѣдован³е о мѣстоположен³и древнихъ Греческихъ поселен³й на берегахъ Понта Евксинскаго? Ѳ. Бекетовъ: Разсужден³е о существенныхъ свойствахъ и принадежностяхъ эконом³и политической и проч., и проч.
   Изъ учебныхъ книгъ приняты съ похвалою и уважен³емъ: Продолжен³е всеобщей истор³и и проч. И. Ершова, Ручная Математическая Энциклопед³я Д. Перевощикова; Краткое руководство къ Логикѣ Н. Рождественскаго; Руководство къ Астроном³и Дм. Перевощикова; Новые разговоры Росс³йск³е и Греческ³е Д. Паппадопулы; и друг³е, которые, можетъ быть, укрылись отъ нашего вниман³я {Недостатокъ мѣста не позволяетъ намъ говоришь о переводахъ.}.
   Изъ творен³й въ прозѣ (кромѣ книгъ ученыхъ) однѣ важност³ю своего предмета, друг³я благородствомъ или пр³ятност³ю слога, иныя достоинствомъ мыслей, но рѣдк³я соединен³емъ всѣхъ услов³й хорошаго литературнаго сочинен³я привлекаютъ участ³е просвѣщенныхъ умовъ. Здѣсь, хотя и бѣглымъ взоромъ окинутое, явственно безплод³е нашей словесности. Нѣтъ почти книгъ. Вообще болѣе переводовъ, нежели сочинен³й. Но и въ маломъ числѣ произведен³й оригинальныхъ, сколько еще блѣдныхъ и безцвѣтныхъ! Сколько такихъ, которыя, въ отношен³и къ искусству писать и мыслишь, носятъ на себѣ отпечатокъ безсил³я или совершенной посредственности!
   Представленное мною Обозрѣн³е было бы не полное, естьли бы не упомянулъ я объ утратахъ нашихъ въ словесности, о потерѣ мужей, которые трудами разума украшали быт³е гражданъ и способствовали просвѣщен³ю народа. Роковая смерть похитила Карамзина, не давъ ему довершишь великаго памятника, созданнаго его ген³емъ, когда для чести Росс³и и для украшен³я словесности, отечество желало ему долг³е дни Нестора или Фонтенеля. Въ семъ писателѣ удивлялись мы прекрасному соединен³ю талантовъ съ добродѣтелями, на которыя слава указывала Владыкамъ м³ра, которыми любили пользоваться въ свободной съ нимъ бесѣдѣ Цари, вельможи, ученые. Науки лишились въ Гофманѣ и въ Баронѣ Маршалѣ Фонбиберштейнѣ двухъ великихъ Ботаниковъ, которыхъ имяна присоединяетъ благодарная Росс³я къ именамъ Ейлеровъ, Палласовъ и другихъ иностранцевъ, посвятившихъ труды глубокой учености новому своему отечеству. Не менѣе чувствительную потерю для наукъ потерпѣла Росс³я въ лицъ Севергина, Химика и минералога, прославившаго себя въ отечествѣ. Съ Рихтеромъ, молодымъ писателемъ, показавшимъ талантъ и ученость, схоронили мы велик³я, можетъ быть, надежды. Переводчикъ и писатель въ разныхъ родахъ, но особливо касательно сельскаго хозяйства и садоводства, Левтинъ, по долгой жизни и долгихъ трудахъ, оставилъ въ память Отечеству имя свѣдущаго натуралиста и добраго честнаго гражданина. Словесность потеряла хорошаго Литтератора въ Вороновѣ, которому она обязана переводами нѣкоторыхъ сочинен³й Томаса и Мармонтеля. Померкло и угасло нѣсколько другихъ юныхъ талантовъ, едва возблиставшихъ на Парнассѣ. Заключаю двумя именами, не чуждыми Литтературѣ. О Графъ (Г. В.) Орловѣ, хотя онъ писалъ не на отечественномъ языкѣ, сожалѣютъ Росс³йск³я музы; онъ былъ провозвѣстникомъ ихъ славы; онъ соревновалъ имъ въ чести передать другимъ народамъ имя и достоинство баснописца нашего Крылова. Но еще выше его стоитъ въ некрологичесномъ спискѣ сего года вельможа, стяжавш³й себѣ вѣчное право на благодарность Росс³и, Европы и всего ученаго свѣта. Я говорю о Графъ Н. П. Румянцовѣ. Къ заслугамъ Государственнаго мужа присоединялъ онъ достоинство просвѣщеннаго любителя и щедраго покровителя наукъ, имъ обогащенныхъ. Ему обязаны мы путешеств³емъ вокругъ свѣта, на его иждивен³и предпринятомъ, открыт³ями по части Истор³и, издан³ями древнихъ писателей и другими благодѣян³ями въ пользу учености.
   Дописывая картину словесности, умолчу ли о прекраснѣйшемъ торжествѣ, украсившемъ послѣдн³е дни великаго въ Росс³и писателя и приносящемъ честь достоинству талантовъ во всѣхъ вѣкахъ и у всѣхъ народовъ? Одинак³е случаи и жреб³и повторяются въ Истор³и м³ра. Тассъ не дожилъ до чести стоять въ Капитол³и подъ лавровымъ вѣнцомъ, какъ щастливый побѣдитель въ Поэз³и. Карамзинъ едва дожилъ до новаго залога безсмерт³я, до славной дани, поднесенной ему отъ имени отечества. Съ простертымъ уже взоромъ къ небесному отечеству, онъ прощался съ земною славою, но внималъ ея послѣднему голосу, съ Трона несущемуся изъ устъ Монарха, благоговѣйнаго къ добродѣтелямъ и талантамъ. Ген³й имѣетъ свое велич³е. Могущественный Повелитель Царствъ и народовъ, въ краснорѣчивыхъ строкахъ {См. Высочайш³й Рескриптъ на имя Карамзина во всѣхъ газетахъ.}, говорилъ съ подданнымъ, какъ съ другомъ, о пользахъ его здоровья, о надеждѣ на предпринимаемое имъ путешеств³е въ Итал³ю, о Своемъ желан³и: "да возвратится онъ скоро съ обновленными силами, да снова дѣйствуетъ для пользы и чести отечества...-" Въ то же время, продолжаетъ Августѣйш³й Императоръ, въ то же время и за покойнаго Государя, знавшаго на опытѣ вашу безкорыстную къ нему привязанность, и за Себя Самаго, и за всю Росс³ю изъявляю вамъ признательность, которую вы заслуживаете своею жизн³ю, какъ гражданинъ, своими трудами, какъ писатель. Александръ сказалъ вамъ: "Русск³й народъ достоинъ знать свою Истор³ю. Истор³я, вами написанная, достойна Русскаго народа." - И въ награду сихъ заслугъ осыпаетъ Карамзина и его семейство великолѣпными истинно Царскими дарами {См. Указъ Г. Министру Финансовъ, при Высочайшемъ Рескриптѣ, отъ 13 Ма³я.}, но дарами, уже не удивляющими, послѣ безсмертныхъ строкъ, отнынѣ вырѣзанныхъ на скрижаляхъ Истор³и къ великой славѣ Государя и писателя.
   Надлежало бы заключить статью общими чертами нравовъ, мнѣн³и и просвѣщен³я нашего. Но едва ли приноситъ въ нихъ чувствительное измѣнен³е одинъ годовый пер³одъ, которымъ ограничивается кругъ нашихъ наблюден³й. Хотя нѣтъ сомнѣн³я, что ходъ разума и постепенная работа вѣковъ никогда не перерываются, однакожь дѣло гражданскаго искусства медленно двигается впередъ, задержанное иногда случаями или обстоятельствами времени, какъ тѣла, подчиненныя законамъ движен³я, теряютъ и силу и скорость отъ сопротивлен³я другихъ тѣлъ.

В. И.

   Декабря 1 дня, Москва.
  

Другие авторы
  • Вельтман Александр Фомич
  • Мурзина Александра Петровна
  • Медзаботта Эрнесто
  • Скиталец
  • Мольер Жан-Батист
  • Зилов Лев Николаевич
  • Мещерский Александр Васильевич
  • Корелли Мари
  • Вальтер Фон Дер Фогельвейде
  • Гейер Борис Федорович
  • Другие произведения
  • Андерсен Ганс Христиан - Лебединое гнездо
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич - Александр Невахович. Н.Н. Брешко-Брешковский
  • Клейст Эвальд Христиан - Эвальд Христиан Клейст: краткая справка
  • Вересаев Викентий Викентьевич - В сухом тумане
  • Софокл - Электра
  • Неизвестные Авторы - Песенные переработки стихотворений Xviii - начала Xx века
  • Герцен Александр Иванович - Литература и общественное мнение после 14 декабря 1825 года
  • Розанов Василий Васильевич - Представители России перед Европой
  • Диковский Сергей Владимирович - Петр Аянка едет в гости
  • Бонч-Бруевич Владимир Дмитриевич - Новый Израиль
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 178 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа