Главная » Книги

Костомаров Николай Иванович - На статью Всеволода Крестовского: "Ходатайство Костомарова за Сковороду и Срезневского"

Костомаров Николай Иванович - На статью Всеволода Крестовского: "Ходатайство Костомарова за Сковороду и Срезневского"


  

На статью Всеволода Крестовскаго: "Ходатайство Костомарова за Сковороду и Срезневскаго"

  
   Несносная манера - обращаться вмѣсто статьи на автора, задѣвать личность вмѣсто мнѣн³й. Въ VII книжкѣ Основы я напечаталъ возражен³е на статью о Сковородѣ, помещенную въ Русскомъ Словѣ. Кто былъ ея авторъ, что это за личность, гдѣ онъ служитъ, чѣмъ занимается, что прежде дѣлалъ и писалъ, - мнѣ до этого вовсе не было дѣла: я имѣлъ отношен³е къ одной статьѣ и къ Вс. К-скому, какъ автору единственно этой статьи. Теперь мнѣ возражаютъ, и при этомъ указываютъ на должность, которую я занимаю, на прежн³я мои отношен³я, называютъ меня даже по имени и отчеству, независимо отъ вопроса о Сковородѣ и о правѣ - оскорблять печатно личности безъ основан³й,- что было предметомъ моей статьи въ Основѣ,- сулятъ мнѣ старческ³я украшения,- однимъ словомъ, толкуютъ о томъ, что къ дѣлу не идетъ вовсе. Мнѣ совсѣмъ нѣтъ охоты, мнѣ совѣстно, г. Крестовск³й, толковать печатно о себѣ, а между тѣмъ я нахожусь въ этой печальной необходимости, потому-что вы взваливаете на меня напраслину и, при-томъ, печатаете въ журналѣ, котораго добрымъ мнѣн³емъ я не имѣлъ причины не дорожить. Сверхъ того, вы касаетесь вопросовъ очень важныхъ, какъ-то: сохранен³я историческихъ и народныхъ намятниковъ и народности вообще; вмѣстѣ съ тѣмъ, съ вашею статьею связанъ вопросъ объ оскорблен³и личности въ печати безъ основан³я. По этимъ причинамъ, я считаю нелишнимъ сказать нѣсколько словъ по поводу вашего "ходатайства г. Костомарова за Сковороду и Срезневскаго."
   Въ концѣ своей статьи, г. Крестовск³й приводить мои слова, которыми я окончилъ свою замѣтку въ Основѣ:
   "На васъ, г. Вс. К-овск³й, возгласы какого-то читателя имѣютъ дѣйств³е холодной души, а на насъ чтен³е вашей реценз³й производить дѣйств³е отвратительнаго запаха невѣжества и школьническаго нахальства".
   Г. Крестовск³й говоритъ:
   "Скажите на милость, почтеннѣйш³й профессоръ, что приходится отвѣчать на эти, пропитанныя тономъ литературно-генеральскаго презрѣн³я, слова - мнѣ, простому рядовому въ батальонѣ росс³йской словесности? Одно только: "виноватъ, ваше превосходительство!..."
   Это напоминаетъ мнѣ школяра, который ударитъ товарища, а потомъ бѣжитъ жаловаться, что его бьютъ. Да не вы ли, г. Крестовск³й, взяли на себя генеральск³й тонъ и бездоказательно, не давая никому отчета, бросили взглядъ своего литературно-генеральскаго презрѣн³я на г. Срезневскаго? - Что касается до моихъ словъ, то они суть слѣдств³е правильнаго умозаключен³я. Статьи, гдѣ, безъ всякаго основан³я, безъ доказательствъ, оскорбляютъ кого бы то ни было, приличны невежеству и школьническому нахальству; статья г. Крестовскаго, не приводя никакихъ основан³й и доказательствъ, оскорбляетъ г. Срезневскаго, ergo - она носитъ на себѣ отпечатокъ невѣжества и школьническаго нахальства. Впрочемъ, г. Крестовскому можно отклонить отъ себя этотъ неизбежный силлогизмъ, который не мнѣ одному, но и всякому другому читателю, придетъ въ голову: стоитъ разъяснить, что побудило его къ такимъ выходкамъ противъ г. Срезневскаго? Въ настоящей своей статьѣ г. Крестовск³й говоритъ мнѣ, что я долженъ былъ справиться съ действительностью его филологическихъ заслугъ. Мне справляться объ нихъ не предстояло нужды: занимаясь русской истор³ей, я безпрестанно нахожусь въ необходимости пользоваться многимъ изъ изданныхъ и объясненныхъ имъ памятниковъ. Другое дело - показать, какъ важны его заслуги, насколько онъ непогрешителенъ, въ чемъ ошибался,- но это не было моей целью: я не думалъ ни превозносить, ни порицать г. Срезневскаго; но вы, кольскоро вздумали бросить въ него комкомъ грязи, должны были подумать прежде - за что, и высказать намъ объ этомъ. Теперь вы, г. Крестовск³й, мне говорите: "вамъ, можетъ быть, его заслуги кажутся подвигами Гримма и Гумбольдта (откуда же вы это взяли, что мне оне таковыми кажутся?), но вы ужасно "ошибаетесь: вся учено-литературная длительность г. Срезневского представляется намъ, простымъ свистунамъ, чѣмъ-то "въ родѣ взбитого крема, прежде пр³ятнаго, но если положить его ее ротъ, то отъ него ровно ничего питательнаго не останется. Вы ли предупредите насъ, или мы васъ, въ оцѣнкѣ "этой дѣятелъности, но смѣю увѣрить васъ, въ результата, ³правда будетъ на нашей сторонѣ. Что же, предупреждайте, сдѣлайте одолжен³е! когда же? А въ томъ, что вы теперь написали - еще брань, еще комокъ грязи въ г. Срезневскаго, - и только. Идетъ дѣло не собственно о г. Срезневскомъ, а о приницѣ, о литературной замашке оскорблять всѣхъ и каждаго безъ основан³я, не давая никому отчета. Въ васъ возбуждаетъ негодован³е Срезневск³й или другой кто нибудь; обличайте его, въ чемъ хотите, но не оскорбляйте голословно. По моему мнѣн³ю, грязь, бросаемая въ другаго безъ основательной причины, обращается на того, кто ее бросаетъ, и въ глазахъ честныхъ, добросовѣстныхъ людей, не смывается никогда. По-вашему, видно, иначе; кто вамъ не нравится, того безъ церемон³й выругаете печатно - и только; - въ полиц³ю не посадятъ за это и хорошо, и безопасно... У всякаго свой взглядъ, свои правила. Надѣюсь, что я имѣю столько же права высказывать свое, какъ и вы.
   Вы говорите, что я съ самодовольств³емъ облекаю свои плечи въ блестящия старческия украшения, и что это первый замѣтилъ г. Мордовцовъ. Г. Мордовцовъ, изъ моего разбора его статьи, выводилъ заключен³е, къ которымъ я никогда не приходилъ, именно- будто я утверждаю, что крестьяне малоросс³йск³е благоденствовали подъ Польскимъ владычествомъ, тогда какъ я говорилъ единственно то, что матер³алы, которыми пользовался г. Мордовцовъ, были слишкомъ скудны, и что эта скудость не дозволяла ему дѣлать так³е рѣшительные выводы, къ какимъ онъ пришелъ, - что онъ увлекся въ натяжки.
   Вы поступаете, въ отношен³и меня, нѣсколько схоже съ г. Мордовцовымъ:'вы хотите какъ-будто убѣдить меня въ томъ, что Сковорода не стоитѣ того, чтобъ имъ восхищаться. А я имъ никогда и не восхищался. Я утверждалъ, что онъ былъ лицо народное и теперь остаюсь при томъ же убѣжден³и, и не могу иначе думать, потому что знаю это, по опыту. Если мнѣ не вѣрите - спросите у другихъ малоросс³янъ: я увѣренъ, что всѣ, живш³е въ Малоросс³и, подтвердить истину всѣхъ тѣхъ Фактовъ, которые я привелъ, - въ-особенности, если вы спросите объ этомъ у стариковъ, потому что память о немъ, какъ и о всякомъ народномъ человѣкѣ живѣе во времена близк³я къ его вѣку, и ослабляется мало-помалу. Вы говорите, что надѣялись отъ меня большего уважен³я къ здравому смыслу малоросс³янъ. А отъ чего же вы не требовали отъ меня еще большаго уважен³я къ истинѣ? И въ чемъ тутъ вы видите неуважен³е? Развѣ изъ ложнаго патр³отизма я долженъ писать ложь подобно Конискому, Маркевичу и другимъ, которые выхваляли небывалое, скрывали существовавшее? Вы опрометчиво и неправильно составили себѣ понят³е. какъ Сковородины пѣсни перешли въ народъ. Съ вашимъ умозрѣн³емъ, не зная предмета, о которомъ толкуете, вы снова попали въ просакъ, объявивъ Сковороду человѣкомъ отличавшимся огромною симпат³ºю къ монастырскимъ обителями. Честь имѣю довести до свѣдѣн³я вашего, что Сковорода не любилъ монаховъ; объ немъ сохранились устные разсказы, какъ онъ убѣгалъ внезапно изъ того дома, гдѣ появлялись они, и письменное свидетельство о рѣзкомъ отвѣтѣ его на приглашен³е - поступить въ монашество, чтобъ стать столпомъ Церкви, и его обвиняли въ ереси.
   Вы судите о сочинен³яхъ Скороводы, какъ будто бы это новый писатель, только-что появивш³йся въ свѣтъ, - тогда-какъ на эти сочинен³я слѣдуетъ смотрѣть какъ на памятникъ понят³й, господствовавшихъ лѣтъ около ста назадъ, Примѣняя взглядъ, приличный рецензенту современнаго произведен³я, къ памятникамъ минувшихъ временъ, вы приходите къ жалкому, варварскому принципу истреблен³я старины и народнаго достоян³я. Странною мнѣ кажется непоследовательность Русскаго Слова, которое у себя даетъ мѣсто такимъ сужден³ямъ, забывая - какъ прошлый годъ оно же выпустило и роздало безденежно своимъ подписчикамъ два тома из старинныхъ произведен³й русской литературы. Между тѣмъ, издавая эти памятники по поручен³ю редакц³й Русскаго Слова, я легко могъ поместить въ нихъ и что-нибудь Сковородинское, если бы оно было постарее. Да тамъ и есть много гораздо хуже Сковородинскаго. Вы говорите: "и неужели же не надо стараться искоренять изъ среды народа все это дурное, на томъ только основан³й, что оно сделалось народнымъ?" Вижу, что дело поварачивается на тотъ споръ, который недавно происходилъ у г. Пыпина съ г. Буслаевымъ. Для избежан³я повторен³й, я укажу на превосходную статью г. Буслаева, мнен³е котораго, о несостоятельности покушен³й воспитывать народъ по нашему образцу, я разделяю вполне. Да если бы и въ самомъ деле вы сознательно решились сделаться воспитателемъ народа, то разве можно его воспитывать, не зная его понят³й, убежден³й, привычекъ, взглядовъ? Некогда, въ однехъ губернскихъ ведомостях, печатались народные песни; ихъ нашли въ то время оскорбительными для народа. Действительно, мног³е отличались страшнымъ цинизмомъ и безнравственност³ю, но, по нашему мнен³ю, собран³е ихъ было такъ же полезно, какъ и самыхъ прекрасныхъ произведений народной поэз³и. Не восхищаться народностью, а знать ее слѣдуетъ. Точно также-не восхищаться, не любоваться истор³ею прошедшей жизни - наше дѣло, а уразумѣть ее. Творен³й ²осифа Волоцкаго развѣ удовлетворяютъ умственнымъ потребностямъ, вашимъ и моимъ? конечно нѣтъ, однако - не знаю какъ вы, а я - считаю ихъ чрезвычайно драгоцѣнными, коль скоро онѣ отражаютъ въ себѣ вѣрован³я и понят³я своего времени. Что можетъ быть нелѣпѣе повѣсти о Соломон³и, напечатанной мною въ "Памятникахъ старинной русской литературы? А между тѣмъ эту чепуху не льзя не признать истиннымъ сокровищемъ для изображен³я темныхъ, невѣжественныхъ вѣрован³й народныхъ XVII вѣка. Поставляя правиломъ, что сочинен³й Сковороды,какъ памятника литературы XVIII вѣка въМалоросс³и, не слѣдуетъ издавать, -вы должны будете распространить это правило и на произведен³я XVII и XVI вѣковъ, и далѣе. Или, быть можетъ, вы снисходительнѣе къ тому, что старѣе? Но если сочинен³я Сковороды не будутъ собраны и изданы теперь, то они могутъ пропасть для того времени, когда станутъ такою же древност³ю, какъ тѣ, которыя, быть-можетъ, вы покроете археологическимъ уважен³емъ... Притомъ же, въ истор³и, вѣкъ болѣе древн³й и отдаленный отъ насъ не можетъ имѣть преимущества предъ вѣкомъ ближайшимъ къ намъ.,Когда одинъ историкъ любитъ древность, другой можетъ заняться изучен³емъ жизни въ ближайшую эпоху.
   Посмотрите же, какъ, исходя изъ различныхъ точекъ, вы сходитесь съ г. Аскоченскимъ, столь ненавидимымъ вами, и достигаете одинакихъ требован³й. Недавно г. Аскоченск³й озлился на меня за статью о мистической повѣсти о Нифонтѣ, помѣщенной въ Русскомъ Слове. За чѣмъ-де я назвалъ ее мистическою, - какъ смѣлъ вознести на нее хулу, находя въ ней "затѣйливые образы фантаз³й! " Въ порыве своего лжеблагочест³я, суровый мой рецензентъ забылъ, а, быть-можетъ, и никогда не зналъ, что Нифонтова повѣсть признана православной церковью въ числѣ отреченныхъ книгъ, и въ Кормчей XIII вѣка, хранящейся въ Публичной Библ³отекѣ, помѣщена въ ряду такихъ, за которыми не оставленъ авторитетъ достоверности. Да и въ наше время преосвященный Филаретъ, въ своемъ Обзоре духовной литературы, отозвался о Нифонтовой повѣсти какъ о сочинен³и, вовсе неуважаемомъ церковью. Эти обстоятельства, естественно, давали мнѣ право смотрѣть на нее не болѣе, какъ на поэтическое произведете своего вѣка. Но г. Аскоченск³й явно желалъ бы, чтобы подобные памятники или не издавались вовсе, или же издавались подъ услов³ями превратнаго на нихъ взгляда, усвоеннаго тѣмъ пустосвятствомъ, которое, въ суевѣрномъ страхѣ, не смѣетъ произнести смѣлаго сужден³я ни о чемъ, что показываетъ претенз³ю на религ³озность, хотя бы вовсе неправильно, и такимъ-образомъ, думая угодить Церкви, расходится съ нею.
   Подобнаго, съ своей точки зрѣн³я, добивается и г. Крестовск³й. По его мнѣн³ю, Сковороды вовсе не слѣдуетъ недавать, а если онъ изданъ, то должно на него смотрѣть не по соотношен³ю его съ вѣкомъ и тѣмъ обществомъ, среди котораго онъ воспитался и жилъ, и на которое оказывалъ вл³ян³е, а подъ услов³емъ современныхъ взглядовъ на современный требован³я. Для насъ, съ одной стороны, чуждыхъ пустосвятства и ханжества, съ другой - не имѣющихъ желан³я и призван³й заниматься современными потребностями, предоставляя ихъ - съ полнымъ уваже-н³емъ - тѣмъ, кто спец³ально посвятилъ себя этому предмету, - для насъ результатъ одинъ и тотъ же, какъ отъ г. Аскоченскаго, такъ и отъ васъ: памятники прошедшаго времени - или должны оставаться вовсе неизданными и недоступными, - или являться въ фальшивомъ, искуственномъ свѣтѣ!?..
   Какъ съ памятниками минувшаго времени, такъ и съ современными произведен³ями, получившими народное значен³е, не слѣдуетъ обращаться такъ легкомысленно, какъ вы, отзываясь съ такимъ презрѣн³емъ о нѣкоторыхъ пѣсняхъ. Для васъ нетъ важнаго, что какой нибудь хоръ пѣсенниковъ запѣлъ:
  
   Расприкрасная столица,
   Славный городъ Питербурхъ!
   Шолъ по Невскому пришпехту,
   Самъ съ перчаткой разсуждалъ,-
  
   а досуж³е слушатели подхватили - и пошла гулять по народу." А задавали ль вы себѣ вопросъ: отчего же она пошла гулять по народу?- Значитъ, она удовлетворяетъ потребности народнаго вкуса. А понять народный вкусъ - не бездѣлица. Сдѣлайте-ка, чтобъ народъ запѣлъ .ваше "изъ испанскихъ романсовъ," напечатанное въ той же книжкѣ Русского Слова, гдѣ помѣщена ваша Филиппика противъ меня. Пари готов держать, что не станетъ онъ пѣть этого, потому что не найдетъ ничего по своему вкусу. А въ "расприкрасной столицѣ" вѣрно что-то есть для него. И въ "не шей ты мнѣ, матушка," и въ "(среди долины ровныя", вѣрно что-то есть....
   Ни слова,- ваши стихотворен³я мнѣ субъективно могутъ нравиться гораздо болѣе, чѣмъ мног³я народныя пѣсни; но коль скоро я сталъ на точку изслѣдователя народной жизни, тогда какая-нибудь "расприкрасная столица" для меня несравненно важнѣе вашихъ стихотворен³й.
   То, что нравится народу, не всегда нравится намъ,- и на оборотъ, оттого, что мы слишкомъ отдалились отъ народа. Какъже вы, съ различнымъ вкусомъ, не зная народа и не сочувствуя ему, станете искоренять въ немъ дурное? Да прежде оцѣните самого себя, повѣрьте хладнокровно: все ли то дурно, что вамъ кажется дурнымъ, все ли то хорошо, что вы считаете хорошимъ? И чѣмъ же вы будете искоренять то, что считаете дурнымъ? Неужели тѣмъ, что не станете издавать того, что народъ считаетъ, или считалъ прежде, своимъ достоян³емъ? Перваго вы этимъ не искорените, а только лишите средствъ познакомиться съ народомъ - тѣхъ, кто этого желаетъ и имѣетъ въ томъ нужду, второе - отжившее въ народѣ - искоренять уже не нужно, а предавая забвен³ю, вы лишаете истор³ю матер³але.
   Желан³е искоренять въ народѣ дурное приводить иногда къ смѣшнымъ и вмѣстѣ печальнымъ результатами. Назадъ тому лѣтъ восемь, я былъ свидѣтелемъ, какъ, въ одномъ губернскомъ городѣ, полицмейстеръ, въ слѣдств³е какого-то распоряжен³я, своеобразно имъ понятаго, ѣздилъ по городу съ плетью и преслѣдовалъ поющихъ пѣсни. Онъ признавалъ пѣн³е пѣсенъ на улицахъ неприличнымъ и самыя пѣсни простонародныя достойными истреблен³я. Это не вымыселъ; прибавляю это потому, что хоть предан³е свѣжо, а иной съ трудомъ ему повѣритъ. Жаль, что у насъ это не принято, а тб бы я назвалъ чинъ, имя, отчество и фэмил³ю этого врага народной музы. Я знаю, что вы, г. Крестовск³й, отзоветесь объ немъ съ негодован³емъ; но, въ сущности, онъ руководился убѣжден³емъ, подобнымъ вашему -искоренять въ народ³ь все дурное. И кто поручится, что иной гуманный и прогрессивный публицистъ, забравъ себѣ въ голову, будто онъ обязанъ истреблять въ народѣ все дурное, не станетъ поступать точно также, какъ и вышеозначенный полицмейстеръ, еслибы ему въ руки дать плеть, съ правомъ обращаться съ нею съ извѣстнаго рода свободою.
   Народные предразсудки уничтожаются сами-собой отъ просвѣщен³я. Познакомится народъ съ физикой, съ истор³ей,- перестанетъ самъ-собою вѣрить и вь созданныхъ имъ на свой ладъ чертей, и въ вѣдьмъ, и во многое, чему вѣритъ по предан³ю, не зная, откуда и какъ оно возникло, какъ образовалось, чѣмъ поддерживалось. Тогда не нужно искоренять стараго: оно само-собой исчезнет. Невѣрныя понят³я о землѣ самя-собой исчезли, когда открыта была Америка; нѣтъ Мѣста астрологическим бредням, при тѣхъ результатах, до какихъ дошла астроном³я; нѣтъ мѣста громовымъ стрѣламъ для знакомаго съ законами электричества; умеръ и тотъ огромный китъ, на которомъ стояла земля, съ тѣхъ-поръ, какъ стали извѣстны законы взаимнаго притяжен³я; и магометовъ рай теряетъ свою прелесть по-мѣрѣ того, какъ западная наука проникаетъ на мусульмански востокъ; и власть папы держится на волоскѣ отъ неумолимой исторической критики. Ненужно народу говорить: "не вѣрь этому- вѣрь другому" - надобно показать ему лицомъ къ лицу истину, - предразсудокъ исчезнетъ самъ собою.
   Задача - искоренять въ народѣ что бы то ни было-всегда ложная. Творите, а не разрушайте; ветхое разрушится и обратится въ пепелъ, развѣется повѣтру само-собою. Иначе,- гдѣ искоренен³е, тамъ насил³е- и часто приходится жалѣть о разрушенномъ. Наша истор³я живой примѣръ этому: насильственный дѣйств³я Москвы убили нашъ удѣльновѣчевой строй; реформа Петра Великаго, продолжавшаяся слѣдующими за нею эпохами, оторвала насъ отъ старинной жизни и заставила насъ смотрѣть на нее съ презрѣн³емъ; а когда мы познакомились съ нашею прошедшей жизн³ю покороче, то увидали, что многое, многое было въ основан³яхъ своихъ лучше новаго, и во многомъ, даже въ настоящее время, приходится возвращаться къ старинѣ, - конечно, не по развит³ю формъ, а по смыслу идей, лежавшихъ въ основахъ старой жизни. Можетъ быть вы принадлежите къ тому кружку, для котораго подобная мысль - нелѣпость, къ кружку, къ которому принадлежатъ критики, подобные г. Шишкину, который, недавно, вознося Петра Великаго, ударилъ пятою въ Велик³й Новгородъ, а Псковскую вольность и общиное пользован³е землею помѣстилъ въ кучу всякаго рода добродѣтелей (?). Мы, напротивъ, всматриваясь въ эту кучу добродѣтелей, находимъ въ ней много такого, что еслибы возобновить въ наше время, то мы гораздо далѣе шагнули бы на пути общественности, чѣмъ безъ толку заимствуя и пересаживая къ себѣ западныя добродѣтели, изъ которыхъ очень мног³я, будучи добродѣтелями на западѣ, при услов³яхъ тамошней исторической жизни, у насъ превращаются въ пороки, или, по-крайней мерѣ, не даютъ такихъ плодовъ, как³е давали на своей прежней почвѣ, такъ точно, кахъ бордосск³я и рейнск³я лозы въ Крыму не даютъ такого вина, какъ у себя дома. Истина вездѣ та же истина, но формы, въ которыхъ она явится, могутъ быть различны. Тѣ же самыя формы, въ которыхъ сохранились вѣковые предразсудки, могутъ сдѣлаться хранителями истины: изъ нихъ исчезнетъ само собою только то, что несовместимо съ просвѣщен³емъ.
   Но чтобы умѣть показать эту истину, нужно прежде всего знать народъ, понимать его прошедшее и настоящее, заговорить съ нимъ именно съ той стороны, съ какой слѣдуетъ, и съ какой можно на него подействовать. А все это достигается не пышнымъ фразерствомъ, не пустымъ фанфаронствомъ, а изучен³емъ народной жизни въ его прошедшихъ и настоящихъ памятникахъ. Такое изучен³е даромъ не дается и не скоро получается; и для такого изучен³я несравненно болѣе сдѣлалъ г. Срезневск³й съ его рутиной, (какъ вы, г. Крестовск³й, выражаетесь), чѣмъ мы съ вами независимымъ и живымъ словомъ. Вы назвали меня свободнымь художникомъ: слишкомъ много для меня чести, также какъ слишкомъ много оскорблен³я въ пожалован³й меня титуломъ превосходительства. Не желая отнюдь послѣдняго, не смѣю думать о первомъ. Но если когда-либо явится въ наукѣ русской истор³и историкъ-художникъ, то не прежде, какъ тогда, когда почтенные рутинеры своими издан³ями и изслѣдован³ями приготовятъ ему возможность проявить свой талантъ и свои силы. До сихъ поръ еще труды памятниковъ прошедшей жизни лежатъ погребенные въ архивахъ и библ³отекахъ неизслѣдованные, необъясненные: - далеко намъ до художества!
   Слова объ уб³йствѣ злой воли у Сковороды вы называете рабскимъ аскетизмомъ. Что же это? Преодолѣн³е лѣни, принужден³е себя къ труду полезному для ближнихъ, воздержан³е отъ пьянства, пресыщен³я, сладостраст³я, корыстолюб³я - неужели у васъ это рабск³й аскетизмъ?.. Совершенно не кстати вы прицѣпляете къ Сковородѣ? Аскоченскаго; послѣдн³й - вашъ современникъ и вы можете съ нимъ ратовать по несходству убѣжден³й, которымъ суждено приниматься или отвергаться живыми людьми,- тогда какъ Сковорода принадлежитъ истор³и, а если и до сихъ поръ продолжаетъ оказывать вл³ян³е, то вы его не разрушите, ибо, до тѣхъ, на комъ ложится еще это вл³ян³е, едва ли дойдутъ ваши реценз³й, да онѣ и слишкомъ безсильны для того, чтобы переделать упроченные временемъ и наслѣдствомъ убѣжден³я и взгляды "слишкомъ любите и лелѣете плоть" ужъ и поэтому не годитесь вы въ учители народа, особенно - малоросс³йскаго.
   Вы, г. Крестовск³й, въ подражан³е, называете и себя свистуномъ. Что значитъ это назван³е? Вы хотите осмѣивать дурное - не такъ ли? Сочувствуемъ этому, но не забывайте, что свистъ, смѣхъ надъ другимъ есть наказан³е, а чтобы подвергнуть наказан³ю кого бы то ни было, слѣдуетъ его обличить: юридическое правило - безъ суда никто да не накажется - приложило къ вамъ въ этомъ случаѣ. Васъ, конечно, смущаетъ всякое безсудное наказан³е, всякое проявлен³е произвола надъ личностью чьею бы то ни было. Вы готовы ратовать противъ этого изо всей силы; въ васъ пробуждается благородное негодован³е при всякомъ нарушен³и правъ и чести человѣка. Но вѣдь вы,въ тоже время, дѣлаете то самое въ своей сферѣ, что такъ охуждаете въ другой, чуждой вамъ: ни съ сего, ни съ того вы бросаете грязью, не думая дать обществу отчетъ, что побуждаетъ васъ къ этому. Поймите же наконецъ, что оскорбляя другихъ, вы вредите и себѣ. Вашъ свисть станутъ презирать. Онъ даже не будетъ имѣть достоинства остроум³я, потому-что для остроум³я нужно же чтобъ тѣ, передъ которыми вы острите, понимали-въ чемъ дѣло противъ чего и за что вы ратуете. Притомъ, такой свистъ - какъ вы называете (такая грязь - какъ мы назовемъ ваши выходки), не свидѣтельствуетъ о чистотѣ вашихъ побужден³й. Неблагородно нападать на соперника тогда, когда онъ не имѣетъ средствъ защищаться, если бы и могъ. Мы, повторяю вамъ - вовсе не беремъ на себя аполог³и г. Срезневскаго: идетъ дѣло не о его личности, а о принципѣ. Вы замѣтили въ своемъ возражен³и, что г. Срезневск³й самъ могъ себя защищать. Въ томъ-то и дѣло, что въ такомъ положен³й, въ какое вы ставите г. Срезневскаго, самозащишен³е невозможно. Въ чемъ ему оправдываться противъ вашей язвительной насмѣшки? Что можетъ онъ вамъ сказать на вторичную вашу выходку противъ него, гдѣ вы очень неловко сравниваете его сочинен³я съ кремомъ? А между тѣмъ, ваши выходки оскорбительны, или, по крайней мѣрѣ, вы хотите ими оскорбить. По нашему мнѣн³ю, избѣгать такого рода задѣван³й побуждаетъ благородное чувство, если оно есть въ человѣкѣ. Дѣйствуя такимъ способом, вовсе не значитъ быть обличителемъ; это не прямой бой; это бѳзчестная нападка изъ-за угла, въ которой высказывается собственная трусость нападающего. Это значитъ - ударить и убѣжать, такъ чтобы догнать не могли. Нѣтъ! когда хотите ратовать противъ человѣческихъ пороковъ и слабостей, то прежде обличите, поставьте человѣка передъ обществомъ лицемъ, разоблачите его, и тогда поражайте вашими остротати. Тогда дѣло само за-себя будетъ говорить и вашъ смѣхъ довершить силу удара, если ваши обличен³я будутъ столь важны и очевидны, что сопернику не останется возможности отстоять себя. Вы выражаетесь - что понимаете меня, - даете такой обороть дѣлу, будто я рѣшился возразить Вамъ за то, что, дескать, гусей подразнили.-Вы не понимаете меня, а можетъ-быть, не хотите понять. О какихъ гусяхъ идетъ у васъ рѣчь? Будемъ говорить напрямикъ. Г. Срезневск³й - профессоръ, академикъ, ученый, много лѣтъ трудивш³йся на своемъ поприщ. Вы себѣ вообразили, что, поэтому, я признаю за нимъ какую-то неприкосновенность авторитета: какъ, то-есть, смѣетъ молодой писатель такъ дерзко отзываться о старикѣ, почтенномъ и лѣтами и опытност³ю, и своими трудами! Ошибаетесь, м. г. Патр³архальныя отношен³я въ наукѣ и литератур мнѣ столь же противны, какъ и вамъ. Но если не должно страшиться обличать того, кто пр³обрѣлъ себѣ авторитетъ многолѣтнею деятельностью, то, съ другой стороны, не льзя же плевать на человѣка за то единственно, что онъ не молодъ, много трудился и пр³обрѣлъкъ себѣ уважен³е: онъ точно такъ же, какъ и молодой дѣятель, имѣетъ право быть огражденъ отъ несправедливаго презрѣн³я со стороны всякого авторитета. Вы за что-то недовольны г. Срезневскимъ и, не думая долго, оскорбляете его печатно, надѣясь на то, что подобный выходки останутся безъ возражен³й. Нѣтъ, м. г., мы, читатели ваши, имѣемъ право потребовать отъ васъ объяснен³й, и тѣмъ-более имѣемъ на то права послѣ того, какъ вы повторили вашъ оскорбительный отзывъ. Извольте обличить г. Срезневскаго фактически, - раскройте передъ нами его деятельность ученую и, пожалуй, гражданскую, и тогда, если вы исполните эту задачу успѣшно, можетъ быть и мы откликнемся одобрительно на вашъ свистъ. А до того времени, ваши выходки будутъ намъ представляться не болѣе, какъ плодомъ тѣхъ качествъ, за указан³е которыхъ въ вашей стать вы такъ оскорбились.
   Вмѣстѣ съ тѣмъ я бы просилъ васъ также и въ отношен³и ко мн обличить меня и разъяснить значен³е вашихъ словъ, будто я самодовольно одѣваюсь вь блестящия старческия украшения. Где, когда выразилъ я убѣжден³я, которыя бы давали вамъ поводъ къ такому приговору, - убежден³я противныя тѣмъ, которыя высказывалъ я прежде? Вы указали на г. Мордовцова. Но, вѣроятно, вы написали это, недолго разсуждая о томъ, что вы пишете, не задавая себѣ труда сравнить мой разборъ статьи г. Мордовцова съ его возражен³емъ. Послѣднее - есть верхъ недобросовѣстности. Съ болью въ сердце принужденъ я сказать это; не за себя мне больно, а за него, потому-что я не могу не уважать этого талантливаго и свѣдущаго писателя и, вмѣст съ тѣмъ, благороднѣйшаго человѣка. Увлекшись на минуту духомъ полемики, онъ взялъ. Къ сожалѣн³ю, оруж³е, правда - очень нерѣдкое въ наше время, но чрезвычайно достойное ж его личности, и его дарован³й. Он написал на меня и на другого своего противника, сдѣлавшаго ему совершенно справедливыя замѣчан³я, литературный ложный доносъ. Подобно тому, какъ въ инквизиц³онных и других, тайных судилищах, умышленно давали сочинен³ям и целямъ подсудимых смысл, необходимый для обвинен³я жертвы въ томъ, въ чѳмъ ее подвергали, г. Мордовцовъ хотъл вызвать наъ своих противников убѣжден³я и побужден³я, которыми они гнушаются точно так же, какъ и окружающая ихъ общественная среда. Способ - недостойный, и притом - неудобный. Въ такихъ судилищах, противъ обвинений нтъ оправдан³й; но судъ литературный есть судъ публичный: довольно, если обвиняемый скажетъ, что онъ не думаетъ того, въ чем его обвиняют, - оправдан³е слѣдуетъ само-собою логически. За обвиняемым можетъ остаться одно пятно: темнота выражен³я; но за мной, надѣюсь, и того не останется, потому что млрдовцевъ, обвиняя меня не приводил моихъ словъ, не прибѣгалъ даже къ обычнымъ въ такихъ случаях уловкам - выбирать выражен³й без отношен³я ихъ къ предыдущему и последующему, а просто - перифразировал мои слова такъ, какъ ему было нужно, заставлялъ меня возвѣщать то, чего я никогда не думалъ говорить, да - для большего эффекта - поставил еще звягра изъ моего же сочинен³я: зачѣмь мы стараемся! Вотъ, дескать, онъ устарѣлъ, и дошелъ до ретроградных убѣжден³й!.. Теперь вы тоже повторяете. А предъ вами - чѣмъ я показал ато? Тѣмъ ли, что утверждалъ и утверждаю, что памятниками литературы прошедшаго времени, имѣвшими вл³ян³е на свой вѣкъ, не слѣдуетъ пренебрегать, а напротивъ - надлежит ихъ сохранять, к³къ матер³алъ для уразумѣн³я течен³я народной жизни и понят³й? - или, можетъ-быть, тѣмъ, что считаю дѣломъ неблагородным, достойным невѣжества и нахальства, печатно бросать грязью въ личности и оскорблять ихъ изъ-за угла, не давая отчета и объяснен³й - за что и почему съ ними такъ поступаютъ? Это ли, по-вашему, тѣ старческ³я украшен³я, которыя вы на меня хотите возложить? Это ли побудило васъ пожаловать меня превосходительствомъ? Это ли? Говорите не краснѣя...
   Съ чего вы взяли обвинять меня еще въ раздражительности и забывчивости, увѣряя, что вы не забыли, вмѣстѣ съ Аскоченеким, и Срезневскимъ, помѣстить библ³отеку Харьковских студентовъ? Вы, точно, помѣстили ее, перечисляя опись чиновъ, но не посулили ей безсмерт³я вмѣстѣ с Сковородою, подобно тому, какъ наградили этимъ безсмерт³емъ г. Срезневскаго. Рѣчь шла объ этомъ безсмертги, и я вамъ указывалъ на эту фразу,-на раздачи безсмерт³я подписчикамъ,- а не на перечислен³е подписчиковъ. Если вы меня напрасно упрекаете въ забывчивости по этому поводу, то я (убѣжденъ, что не напрасно) упрекаю васъ въ ³езуитской уловкѣ - представить дѣло не такъ, какъ оно есть, и какъ вы сами его сознаете.
   Ни къ селу, ни къ городу вы вздумали меня попрекнуть вопросомъ о происхожден³и Варяго-руссовъ и г. Летголою; хотя это къ дѣлу нашему не относится, но я не оставляю и это безъ ответа для того, чтобы не сказали, что я не нахожусь что отвечать. Я постоянно занимался русской истор³ей насколько могъ, по обстоятельствамъ, лишившимъ меня возможности изучать ее, какъ слѣдуетъ, въ лучш³е годы жизни; но вопросъ о происхожден³и Руси не занималъ меня, потому что онъ относится къ тому пер³оду, въ которомъ не видно живыхъ людей, а бродять как³я-то неясныя тѣни. Получивъ вновь каѳедру, я долженъ былъ заняться имъ по обязанности. Несостоятельность гипотезы о происхожден³и Руси отъ Нормановъ для меня казалось очевидною, а между тѣмъ у насъ въ наукѣ она приняла значен³я несомнѣннаго историческаго Факта. Съ другой стороны, мнѣ слишкомъ бросалось въ глаза то, что въ нашихъ хронографахъ и отрывочныхъ сказан³яхъ о начале Руси, съ послѣднихъ годовъ XV в. вплоть до ХѴIII, повторялось призван³е Рюрика отъ Прусь, изъ литовскаго м³ра. Это казалось мнѣ не вымысломъ писакъ, а древнимъ предан³емъ, которое они занесли въ свои сочинен³я, и казалось тѣмъ-болѣе потому, что оно связывается сь некоторыми миѳическими истор³ями; наприм. о перейменован³й Мутной въ Волховъ, о Волхе, о залеган³и пути, о чародейственной могиле Волха: эти миѳическ³я истор³и уцелелии до сихъ-поръ въ народѣ, въ Новгородской Землѣ. Очевидно, что писатели занесли ихъ въ свои хронографы отъ народа. По аналог³й, я предполагалъ, что и призван³е князей изъ Прусъ было такимъ же наследственнымъ предан³емъ. Географическ³я назван³я Руси въ имени реки Руса и прилегавшей къ ней стороны, еще болѣе подкрепили меня въ томъ, чтобъ отдавать преимущество старому поверью предъ новыми мудрован³ями. Я началъ заниматься литовскимъ языкомъ. Слишкомъ мало познакомившись съ нимъ въ какихъ-нибудь четыре месяца, при другихъ занят³яхъ, я нашелъ въ лексиконахъ несколько словъ, которыя мне показались напоминающими имена Руссовъ, сохранивш³яся въ нашихъ летописяхъ; я прочелъ ихъ на лекц³й, сознавшись въ недостаточности знан³й въ литовскомъ языке, и просилъ обратить на нихъ вниман³е знаюшихъ. Вслѣдъ за тѣмъ, я получилъ отъ своихъ слушателей несколько замѣчан³й и, напечаталъ свою гипотезу Г. Летгола обличилъ меня въ неверности. Неправильность нѣкоторыхъ приведенныхъ мною словъ положительно зависела отъ опечатокъ. Что г. Летгола могъ открыть у меня ошибки - очень естественно, когда я не зналъ по-литовски - и мнѣ бы оставалось поверить ему и воспользоваться его замечан³ями; но тутъ ко мне стали присылать письма природные Литвины, обличавш³я Летголу и меня разомъ, и притомъ - негде правды деть - противоречивым другъ другу. Одно изъ нихъ, носившее наиболее ученый отпечатокъ и писанное действительно спец³алистомъ-филологомъ, г. Летувисомъ, я, по его желан³ю, напечаталъ въ Северной Пчелѣ. Печатать друг³я я не имелъ права, а некоторый писаны были въ форме, неудобной для печати, такъ что мне нужно было бы составлять самому статьи по нимъ. Я остался въ совершенномъ недоумен³и, кто правъ, кто не правъ,- да притомъ и подтвержден³е теор³й посредствомъ сходства словъ было слишкомъ второстепенное. Продолжать же учиться по-литовски я не вижу необходимости, потому что вопросъ о происхожден³и Рюрика не считаю настолько важнымъ, чтобъ употребить на него время, которое можетъ быть отдано изучен³ю эпохъ более жизненныхъ и интересныхъ для мысли. Происхожден³е Руси изъ Литовскаго м³ра я считалъ и считаю гипотезою, въ моихъ глазахъ, тверже норманской, но все-таки гипотезою. Я не отрицаю возможности отказаться отъ нея и, пожалуй, принять хоть норманство, если представятся доказательства. Итакъ, вы напрасно меня упрекаете, будто я утверждалъ о томъ, чего не зналъ: я только предполагалъ, а не утверждалъ. Разница большая съ деломъ о народности Сковороды: здѣсь я не предполагаю, а достоверно знаю, и не можетъ быть возможности, чтобы кто-нибудь доказалъ неверность техъ фактовъ, которые я привелъ въ доказательство народнаго значен³я этого лица въ Малоросс³и.

Н. Костомаровъ.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 139 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа