Главная » Книги

Куницын Александр Петрович - Изображение взаимной связи государственных сведений

Куницын Александр Петрович - Изображение взаимной связи государственных сведений


  

Александр Петрович Куницин

  

Изображение взаимной связи государственных сведений

1817

  
   РУССКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ (От Радищева до декабристов). Собрание произведений в двух томах. Т. 2.
   М., "Мысль", 1966. (философ. наследие).
   OCR Бычков М. Н.
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   Основание разделения государственных сведений на разные части
   Часть I. О составе гражданского общества
   Часть II. О средствах для частной и общей безопасности
   Отделение I. О средствах для внутренней безопасности
   Отделение II. О средствах для внешней безопасности
   Отделение III. О пожертвованиях граждан для цели общества
   Часть III. О содействии верховной власти к народному благосостоянию
   Прикладная часть государственных сведений

ИЗОБРАЖЕНИЕ ВЗАИМНОЙ СВЯЗИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СВЕДЕНИЙ

  
   В грубом состоянии общества связи люден были малочисленны, единообразны и просты. Средства для достижения цели гражданского соединения основывались на тех правилах, которые руководствовали человека в случае законной обороны, когда он был в состоянии внеобщественном. Споры между частными гражданами о принадлежности прав разбираемы были по укоренившимся в течение времени обычаям, а еще чаще по здравому смыслу и по благоусмотрению главы общества, которому право судить и рядить по общему согласию принадлежало. Поколику должности общественные столь были просты, то и отправление оных так было легко и удобно, что человек, обыкновенными только способностями ума одаренный, успешно мог отправлять оные без всякого предварительного к тому приуготовления. Потому владетели государств необразованных сами занимались отправлением всех должностей общественных. Они были военачальниками во время войны, законодателями и судиями во время мира, нередко даже исполнителями собственных приговоров.
   С возрастанием государств и успехами народа в образовании связи граждан учинились многообразнее, открылись новые потребности общества, к удовлетворению коих прежние средства оказались недостаточными. Напоследок количество дел общественных и трудность в отправлении оных до того возросли, что бремя правления для одного лица учинилось тягостным. Тогда правители государств принуждены были поручить некоторые права своего самовластия лицам, доверие их заслужившим, или вовсе уступить оные народу, дабы вместе с оными уменьшить и число своих обязанностей. Отсюда произошло разделение общественных дел на разные ветви, которое распространялось более и более по мере настоявшей в том потребности. Должности, кои прежде одному лицу вверяемы были, впоследствии времени разделились между многими. Состав гражданского общества оттого учинился многосложнее, но отправление отдельных должностей сделалось легче, ибо ум, обращенный на одно занятие, лучше объемлет все части и подробности оного. Однако ж по причине тесной связи и взаимного общественных дел одного на другое влияния государственный человек должен иметь ясное и основательное понятие о всех ветвях правления гражданского общества, дабы согласно с оными отправлять должность, собственно ему порученную. Но частная опытность, даже самая продолжительная, не может доставить ему таковых сведений. Здесь открывается для него необходимость пользоваться опытностию других. События в нравственном мире суть не что иное, как опыты, в чине государственного управления и благоустройства произведенные. Многократные наблюдения оных доставили возможность составить общие правила, по коим разрешаются все случаи, в делах общественных открывающиеся.
   Таким образом, по различию ветвей государственного управления составились различные науки, приуготовляющие человека к общественному служению. Предмет сего краткого сочинения состоит в том, чтобы показать их взаимную связь и влияние одной на другую.
  

ОСНОВАНИЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СВЕДЕНИЙ НА РАЗНЫЕ ЧАСТИ

  
   Государственные сведения должны состоять между собою во взаимной связи, ибо они относятся к одному предмету, т. е. благоустройству общества человеческого. Чтобы открыть такую связь, надлежит обратить внимание на цель государства, ибо науки, составляющие круг государственных сведений, суть не что иное, как исследование средств, которыми цель государства достигается или может быть достигнута.
   Но при сем изыскании должно сообразоваться с общими началами права, не принимая в рассуждение положительных постановлений, ибо первые проистекают из общего источника - разума человеческого, следовательно, сами себе противоречить не могут, между тем как последние зависят от случая, обстоятельств и нередко от частного произвола, а потому и находятся часто в прямой между собою противоположности. Следовательно, по свойству оных не можно означить существенной цели гражданского общества.
   Рассмотрение природы человека открывает нам те предметы, которых ему желать свойственно, и вместе показывает цель самого общественного соединения. Каждый человек по силе побуждения природы стремится к благополучию, избирает к тому средства и желает, чтобы в употреблении оных другие люди ему не препятствовали. Хотя разум признает таковое его требование справедливым, но опыт доказывает, что люди отвергают внушения разума и вредят друг другу, коль скоро нет силы, которая бы удерживала их от взаимных нападений и заставляла поступать честно и справедливо. Конечно, в естественном состоянии разум представляет каждому право принуждения для отвращения нападений других людей, но оное крайне недостаточно, ибо сила не всегда соответствует праву и по большей части бывает превосходнее со стороны оскорбителя. Потому бытие человека в состоянии внеобщественном не иначе можно представить, как крайне бедственным. По самому природному побуждению он должен был стараться улучшить оное. В течение времени опыт доказал ему, что соединение с другими есть деятельнейшее средство противу опасностей всякого рода.
   Первое соединение людей для взаимной безопасности называется оборонительным союзом. Договор, на котором оное учреждается, заключает в себе два существенных условия: I. Никто из сочленов оного не должен вредить другому. II. Каждое нападение на все общество или на кого-либо из сочленов отвращать совокупными силами.
   Хотя по сему договору каждый обязался содействовать цели общества, но в оном нет условий, на которых должны быть избираемы средства; никто из граждан не обязался следовать воле других в избрании оных. Большинство голосов только по причине предшествовавшего условия имеет свою силу, потому если бы некоторые члены захотели принудить других согласиться на избранные ими средства, то они поступили бы противу права. Сие затруднение принудило членов оборонительного союза учредить верховную власть, которая бы избирала средства для достижения цели общества и приводила оные в исполнение.
   Поколику люди желали быть безопасными для того, чтобы удобнее достигать благополучия, то верховная власть не может опустить без внимания и сей цели; она должна содействовать гражданам в достижении оной там, где частные их усилия к тому недостаточны.
   По сему изображению весь круг государственных сведений разделяется на три главные части. В первой рассматривается состав гражданского общества, т. е. учреждение верховной власти и ее отношения к подданным. Во второй объясняются средства, которые верховная власть имеет право и обязанность употреблять для охранения частной и общей безопасности. В третьей части определяется мера содействия верховной власти к частному и общему благосостоянию и самые средства, к оному служащие.
  

ЧАСТЬ I

О составе гражданского общества

  
   Состав гражданского общества рассматривается или I. по одним только началам естественной справедливости, не принимая в уважение обстоятельств места, времени, лиц и разных событий в вещественном и нравственном мире, или II. при суждении об оном принимаются в уважение как опытность протекших времен, так и различные положения, в которых частные лица и целое общество могут находиться.
   I. Поколику люди суть существа нравственные, то соединение их в общество не иначе можно представить, как произвольным, следовательно, и самое подчинение верховной власти имеет свое основание в их добровольном на то согласии. Если всякий договор, заключенный по принуждению, не действителен, хотя бы он предписывал единовременные только услуги или преходящие обязанности, то тем более требуется согласие граждан на вечное подданство. Насилие может соединить людей в общество, но не в состоянии навсегда обеспечить существование оного. Кто неправедно терпит угнетение, тот чувствует побуждение сопротивляться оному и неоспоримое имеет на то право. Поэтому общество, принужденно составленное, в самом существе своем содержит семя своего разрушения.
   Но, предполагая вступление людей в государство произвольным, должно заключить, что они подчинили себя верховной власти на известных условиях, ибо человеку не свойственно поверять себя слепо воле других и, пренебрегши собственное благополучие, унижаться до простого орудия чужих прихотей. Условия, заключающиеся в договоре подданства, определяют права и обязанности верховной власти и ее подданных. Систематическое исследование оных но общим началам составляет науку права государственного.
   II. В сущности своей все государства одинаковы: везде находится власть повелевающая и сила повинующаяся. Но по некоторым случайным определениям они различаются между собою, а именно:
   I. По числу лиц, отправляющих верховную власть.
   II. По способу, которым верховная часть приобретается.
   III. По пространству времени, в которое она принадлежит одному лицу - физическому или нравственному.
   IV. По кругу деятельности верховной власти.
   V. По обширности прав, предоставляемых подданным. Отсюда проистекает бесчисленное множество отчасти действительных, отчасти возможных образов правления. По общим началам тот из оных есть лучший, который надежнее ведет к цели общества, но в частных случаях умозрение не может решить сей задачи толико важной для рода человеческого. Исследование различных образов правления по вышепоказанному разделению составляет теорию государственного права.
   Лицо, которому вверяется верховная власть, не может отправлять всех общественных должностей, а потому отдельные ветви гражданского управления вверяются частным членам общества, которые занимаются исполнением оных по силе данного им поручения и состоят в ответственности верховной власти, именем которой действуют. Все участвующие в управлении общества называются государственными чиновниками. Они образуют цепь пружин, которыми верховная власть действует, и составляют правительство. Исследование порядка в постепенном разделении общественных должностей составляет теорию гражданского правительства.
  

ЧАСТЬ II

О средствах для частной и общей безопасности

  
   Гражданам государства предстоит опасность: I. от врагов внутренних, или злонамеренных сограждан, также от действий самой природы; П. от врагов внешних, или несправедливых и хищных соседственных народов. Посему науки, излагающие средства для общей и частной безопасности, составляют, собственно, два отделения. В первом излагаются средства для внутренней, а во втором - для внешней безопасности. Но поелику употребление оных средств сопряжено с издержками, которым правительство не иначе удовлетворить может, как на счет доходов частных граждан, то к означенным двум отделениям присовокупляется третие, в котором рассуждается о пожертвованиях частных граждан для достижения общей безопасности.
  

Отделение I

О средствах для внутренней безопасности

  
   Дабы права граждан могли быть охраняемы, к тому требуется, чтобы они были определены и приведены в известность. Права людей рассматриваются или по одним только законам естественной справедливости, или с теми ограничениями, которые верховная власть производит в них для общей пользы.
   I. В уединенном состоянии человек может следовать одной только естественной свободе, т. е. исполнять все то, что приносит ему удовольствие. Но в состоянии общежития, или прикосновения с другими, он может исполнять то только, что не вредит другим, ибо если бы он стал нарушать права других людей, то тем самым подал бы им повод поступать и с ним таким же образом. От сего взаимного противодействия естественной свободы люди не могли бы жить вместе. Разум предлагает общие начала, которым человек должен подчинить свой произвол, дабы другие люди свободно подле него существовать могли. Систематическое исследование условий, при которых общежитие людей как существ нравственных возможно, составляет науку права естественного.
   II. Потребности общества могут побудить верховную власть в условных правах и обязанностях людей произвести разные перемены. Должности и права, не совершенные по воле законодательной власти, могут быть переменены в совершенные, естьли цель общества по его обстоятельствам того непременно требует. Исследование постановлений законодательной власти, определяющих права и взаимные обязанности граждан, составляет теорию гражданского законодательства.
   Права частных лиц и всего общества, несмотря на определение оных силою закона, могут быть нарушены. Для удержания граждан от взаимных обид, законодательная власть издает особенные постановления, которыми объявляет всякое действие, вредное другому, преступлением и соединяет с оным злые последствия для виновника, дабы посредством сего угрожения обуздать произвол граждан и удержать их в пределах законной свободы. Таковые постановления называются уголовными законами. Исследование существа оных составляет теорию уголовных законов.
   Но дабы законы, как гражданские, так и уголовные, имели свою силу, для того требуется образование особенной власти, которая бы разбирала распри о праве, наказывала виновных за преступления и каждому воздавала должное. Власть сия называется судебною, исследование же законов, на которых она основывается, составляет теорию образования судебной власти.
   Свобода граждан требует, чтобы не только их права и деяния преступные, но и самый способ применять частные случаи к существующим узаконениям основывался на точных правилах, дабы судебная власть была только орудием закона и чтобы гражданин ответствовал за свои поступки не частному произволу судьи, но самому закону. Для сего верховная власть определяет судебные обряды положительными предписаниями. Совокупность постановлений, до суда и расправы относящихся, называется судопроизводством, а исследование существа оных составляет теорию судопроизводства.
   Закон, карая виновных за содеянные преступления, не может удержать каждого гражданина от покушений на подобные поступки. Самое угрожение физическим злом за будущие преступления не всегда бывает в состоянии уничтожить в развращенном духе человека злые помыслы и противузаконные намерения. Зло за зло, причиняемое карательными законами, часто не вознаграждает обиженного. Потому во всяком благоустроенном обществе принимается за правило: "Лучше удержать злонамеренного гражданина от преступления, нежели наказать его за учинение оного". Следовательно, в государстве кроме судебной должна еще существовать такая власть, которая бы сохраняла законы от нарушения. Круг ее деятельности состоит в том, чтобы пресекать гражданам пути к преднамеренным преступлениям, остановлять физическую силу, управляемую злою волею, наблюдать поступки граждан, одних удерживать, других охранять от обиды. Когда же при всей ее бдительности злодеяние исполнено, то отыскивать укрывающегося виновника, собирать доказательства, его обличающие, и с оными представлять судебной власти, а потом исполнять приговоры, ею произнесенные. Все сии занятия составляют предмет полицейской власти или управы благочиния. Опасность частным гражданам и целому обществу нередко причиняется самою природою. Наводнения, пожары, голод, моровые язвы и проч. суть опасные враги человека. Охранение граждан от вредных действий природы и употребление нужных к тому средств вверяется также полицейской власти. Хотя сии занятия от вышепоказанных различны, но но принятому в новейшие времена практическому разделению образуют с оными одну ветвь государственного управления. Исследование правил, по коим учреждается и действует полицейская власть, составляет теорию гражданского благочиния.
  

Отделение II

О средствах для внешней безопасности

  
   Государство как нравственное лицо имеет свои права и обязанности в рассуждении других народов. Дабы обеспечить свои права, оно должно свято наблюдать свои обязанности, ибо, по правилам естественной справедливости, кто нарушает чужие права, тот подает справедливую причину другим не щадить права, ему принадлежащие. Потому государство, нападая на другие народы, удаляется от главной своей цели в двояком отношении. Во-первых, поступая протпву законов разума, оно делается существом ненравственным, а чрез то лишается всех прав своих, следовательно, и права на безопасное существование. Во-вторых, несправедливые поступки его с другими народами понуждают их к законной обороне, т. е. к отражению силы силою, следовательно, нанося другим опасность, само подвергается оной. Систематическое исследование условий, при которых общежитие государств независимых возможно, называется правом народным естественным.
   Но правила естественной справедливости не всегда достаточны для решения споров между народами. Они могут быть отвергаемы отчасти по недоразумению, отчасти по умыслу и своекорыстию. Почему от долговременных сношений народов происходят между ими условия, соглашения и договоры, посредством которых права их становятся известнее, а исполнение обязанностей - надежнее. Собрание сих положительных постановлений, определяющих взаимные связи народов, образует науку права народного положительного.
   Благоразумное поведение в рассуждении других народов и даже строгое наблюдение как правил естественной справедливости, так и положительных постановлений не всегда могут предохранить государство от несправедливых нападений его соседей. Страсти, возмущающие общежитие частных граждан, такое же имеют влияние на людей государственных. Преимущество выгод возбуждает зависть, превосходство силы подстрекает к насилию. Поколику же народы не имеют над собою верховной власти, которая бы решила между ими распри, то в случае несправедливого нападения они должны прибегать к средствам естественной обороны. Почему учреждение войска есть необходимая потребность общества. Сведения, до сего предмета относящиеся, составляют теорию образования военных сил.
   Хотя охранение внешней безопасности требует, чтобы государство находилось в беспрестанной готовности к войне, но гораздо выгоднее для него верный мир, нежели ожидаемая победа. Война, приводя силы народа в напряженное состояние, неминуемо влечет за собою ослабление оных. Нередко самое счастливое окончание военных действий причиняет государству величайшие бедствия. Потому всякое благоустроенное правительство признает право войны за одно только право необходимости и предпочитает оному всякое другое законное средство к поддержанию свободы и независимости государства. Внимание его преимущественно на то обращается, чтобы отвратить случаи к распрям с другими народами, возникшие же споры прекратить дружественными совещаниями. Правильностию в поступках, законностию своих требований и строгим наблюдением прав соседственных народов оно возбуждает к себе их общее доверие и в то же время увеличивает в их мнении понятие о своей силе и могуществе. Но дабы не подвергнуть государство внезапной и неожиданной опасности, тем не менее старается проникать намерения других народов и, предвидя издалека опасность, приуготовляет для отвращения оной надежные средства. Единство выгод привлекает на его сторону другие народы, с коими дружественные союзы доставляют ему существенные средства обороны и силу мнения обращают в его пользу. Для отправления всех означенных занятий в государстве находится особенная власть, которая под именем Отделения иностранных дел занимается исключительно сношениями с иностранными народами. Сведения, до сего предмета относящиеся, называются иностранною политикою или познанием управления сношений с иностранными державами.
  

Отделение III

О пожертвованиях граждан для цели общества

  
   Достижение внутренней и внешней безопасности сопряжено с великими издержками. Для удовлетворения оным верховная власть имеет право требовать от подданных пожертвований из их частного достатка; на сем основывается учреждение податей в государстве. Как безопасность есть общая цель граждан, то и в податях все они должны участвовать. Количество издержек, потребных для внешней и внутренней безопасности, определяется количеством пожертвований частных граждан. Все, что сверх сей меры требуется от народа и не для общественной нужды употребляется, есть произвольный сбор, условие общественного союза нарушающий. Правила, по коим определяются подати, и способ собирания и надлежащего употребления оных для нужд общественных составляют науку о государственных доходах"
  

ЧАСТЬ III

О содействии верховной власти к народному благосостоянию

  
   Народное богатство, многочисленность граждан, по крайней мере до известной степени, их образованность и просвещение суть признаки и вместе составные части благосостояния государства.
   I. Народное богатство проистекает из трех главных источников, кои суть:
   a) сельская промышленность, занимающаяся произращением и добыванием грубых произведений;
   b) городская промышленность, занимающаяся отделкою и улучшением плодов сельского трудолюбия;
   c) торговля, или мена произведений того и другого рода.
   Когда гражданское общество достигнет внутренней и внешней безопасности, то от сего уже должно последовать обогащение народа, ибо тогда граждане беспрепятственно будут пользоваться] означенными источниками избытка и наслаждения. Посему промышленность есть дело частного занятия граждан. Правительство только наблюдает ход ее и отвращает препятствия, остановляющие успехи частных предприятий, или заводит такие учреждения, которые частными лицами устроены быть не могут. Потому оно содействует к народному обогащению более отрицательным, нежели положительным, образом. Правила, определяющие существо и происхождение народного богатства, равно как влияние правительства на успехи оного, составляют науку государственного хозяйства.
   II. Хотя по мере избытка в продовольствии число народа должно увеличиваться, но нередко встречаются тому препятствия частию в самых общественных постановлениях, частию в различных предрассудках и злоупотреблениях, существующих в государстве. Отвращать оные и благоприятствовать народонаселению есть обязанность верховной власти. Сведения, до сего предмета относящиеся, составляют теорию народонаселения.
   III. За умножением народного богатства последует также образованность и просвещение, ибо граждане, обезопасив себя со стороны продовольствия, неминуемо обратят внимание на те сведения, которые предлагают средства или к облегчению их механических занятий, или к умножению выгодностей жизни, или, наконец, к усовершенствованию и украшению ума человеческого.
   Образование граждан зависит также от их частных усилий, но правительство как по обязанности своей содействовать благу подданных, так и потому, что просвещение усугубляет вещественные силы государства, должно облегчить способы, ведущие к сей цели, учебными заведениями, или избранием лиц, которые бы, распространяя свет учения, могли действовать на нравы народа и общественное мнение благодетельным образом. Познание способов к просвещению народа составляет теорию парадного образования,
  

Прикладная часть государственных сведений

  
   Умозрительные государственные сведения предлагают общие правила для суждения о делах общественных, а потому и служат введением к самому делопроизводству. Действительное же отправление общественных должностей требует познания положительных государственных узаконений, на коих основывается безопасность, благоустройство и порядок общества. По различию предметов положительного законодательства разделяется оно на разные ветви, коих взаимное соотношение явствует из тех же оснований, по которым определяется связь между умозрительными государственными сведениями,
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  

А. П. КУНИЦЫН

  
   Александр Петрович Куницын (1793-1840) родился в семье священника в Тверской губернии. Начальное образование получил в духовном училище в г. Кашине. Затем учился в Тверской духовной семинарии и педагогическом институте. В 1808 г. Куницын был послан за границу в Гейдельбергский и Геттингенский университеты для дальнейшего совершенствования в науках и подготовки к профессуре. В 1811 г. он получил место профессора в Царскосельском лицее по кафедре нравственной философии и правоведения, а в 1817 г. стал ординарным профессором Главного педагогического института и руководил кафедрой правоведения. После открытия в 1819 г. Петербургского университета Куницын стал работать и в нем.
   За свои передовые философские и общественно-политические взгляды Куницын вскоре подвергся преследованиям. Поводом послужила книга "Право естественное", изданная в двух частях в 1818-1820 гг. Книга была вначале представлена директором Царскосельского лицея Энгельгардтом министру народного просвещения князю Голицыну для поднесения императору Александру I. В Главном правлении училищ книга Куницына вначале получила благоприятную оценку академика Фуса. Но в дело вмешался помощник попечителя Петербургского учебного округа и член Главного правления училищ реакционер Рунич, давший резко отрицательный отзыв о книге.
   Но мнению Рунича, "Право естественное" являлось не чем иным, "как сбором пагубных лжеумствований, которые, к несчастью, довольно известный Руссо ввел в моду и кои волновали и еще волнуют горячие головы поборников прав человека и гражданина минувшего и наступившего столетий. Марат был искренний и практический последователь сей науки". Рунич потребовал запретить книгу и коренным образом изменить преподавание юридических наук в университете и других учебных заведениях, так как "публичное преподавание наук но безбожным системам не может иметь места в благословенное царствование благочестивейшего государя". Заканчивая свой отзыв о книге Куницына, Рунич писал: "Счастливым себя почту, если вырву хотя одно перо из черного крыла противника Христова".
   Главное правление училищ, состоявшее преимущественно из единомышленников Рунича, согласилось с его отзывом и постановило книгу Куницына как "противоречащую явно истинам христианства и клонящуюся к ниспровержению всех связей семейственных и государственных" изъять и уничтожить. Сам же Куницын был в марте 1821 г. уволен из Петербургского университета и Царскосельского лицея и остался преподавателем только в Пажеском корпусе.
   "Естественное право" было напечатано значительным для того времени тиражом в тысячу экземпляров. Этим и объясняется то обстоятельство, что, несмотря на истребление этой книги, немалое число экземпляров все же уцелело, преимущественно в частных книжных собраниях.
   Лишь в 1838 г. Куницыну удалось добиться реабилитации, он был даже избран почетным членом Петербургского университета. В том же году он был назначен председателем комитета для надзора за печатанием "Полного собрания законов Российской империи".
   Умер Куницын в Петербурге 1 июля 1840 г.
   Из других сочинений Куницына кроме "Права естественного" следует указать следующие: "Изображение взаимной связи государственных сведений" (1817); посмертно изданное "Историческое изображение судопроизводства в древней России" (1843); "Энциклопедия прав" (Избр. соц.-полит. и философские произведения декабристов, т. 1. М., Госполитиздат, 1951).
  

ИЗОБРАЖЕНИЕ ВЗАИМНОЙ СВЯЗИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СВЕДЕНИЙ

  
   Напечатано в Петербурге в 1817 г. отдельным изданием (в типографии Иос. Иоаннесова). Текст воспроизводится по первопечатному изданию.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 194 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа