Главная » Книги

Магницкий Михаил Леонтьевич - М. Л. Магницкий: биографическая справка

Магницкий Михаил Леонтьевич - М. Л. Магницкий: биографическая справка


  Оригинал здесь - http://www.rulex.ru/01130010.htm
  
  Магницкий, Михаил Леонтьевич - известный обскурант (1778 - 1855). Окончив курс в Московском университете, поступил в преображенский полк, затем в министерство иностранных дел, короткое время пользовался доверием Сперанского и сделался ревностным исполнителем его планов. После падения Сперанского Магницкий был сослан в Вологду, где пробыл с 1812 по 1816 г. Успев снискать расположение Аракчеева и князя А.Н. Голицына, он был назначен вице-губернатором в Воронеж, затем губернатором в Симбирск, а в 1819 г. членом главного правления училищ. Следуя вкусам новых покровителей, бывший сотрудник Сперанского сделался крайним гонителем просвещения. В 1819 г. Магницкий был послан, в качестве ревизора, в Казань, с правами попечителя. В представленном им отчете он обвинял университет в растрате казенных денег и в безбожном направлении преподавания и предлагал торжественно разрушить самое здание университета. Такая мера не встретила, однако, сочувствия в главном правлении училищ и не была одобрена государем; вместо уничтожения университета предположено было его преобразование, производство которого было поручено самому Магницкому, назначенному попечителем казанского округа. При самом назначении Магницкого были уволены 11 профессоров; затем последовали новые увольнения. Преподавание римского права было заменено правом византийским. В 1823 г. была устроена особая "кафедра конституций", английской, французской и польской, "с обличительной целью". В 1823 г. Магницкий выступил в главном правлении училищ с доносом против московского профессора Давыдова , обвиняемого им в "следовании безбожному учению Шеллинга" и предлагал совершенно уничтожить преподавание философских наук в университетах. Жизнь студентов была подчинена в Казани строжайшим правилам монастырской дисциплины и наполнена упражнениями в благочестии. Внутри университета водворились доносы и интриги. Назначенная в 1826 г. ревизия генерал-майора Желтухина вскрыла результаты системы Магницкого, в виде полного падения университета; обнаружилась и громадная растрата казенных денег. 6 мая 1826 г. Магницкий был отставлен от должности попечителя; для покрытия растраты был наложен секвестр на его имения. Остаток жизни он провел вдали от государственных дел. Литературная деятельность Магницкого началась напечатанием "Печальной песни на кончину Императорского Московского университета куратора П.И. Мелиссино" (Москва, 1795). В "Приятном и Полезном Препровождении Времени" он поместил ряд стихотворений сентиментального содержания. Своеобразное литературное дарование он проявил в разных "мнениях", записках и донесениях. В "Мнении об естественном праве" и "Доношении министру духовных дел и народного просвещения" ("Русский Архив", 1864, I) он доказывает, что естественное право - изобретение новейшего неверия, с Кантом и Стефенсом во главе, и что взгляды Куницына нашли себе отклик в революциях Сардинии, Испании и Неаполя. Другие труды: "Сон в Грузине" ("Русский Архив", 1863, I, писан в 1825 г.) - сплошная лесть Аракчееву; "Две речи попечителя казанского учебного округа" (Казань, 1827 - 28) и проникнутая пиэтизмом "Инструкция для осмотра училищ казанского округа" ("Русский Архив", 1867). После своего падения Магницкий издал, под псевдонимом К-ц-н-г-м, "Исторический Альманах" (Москва, 1832), а затем, поселясь в Ревеле, руководил ежемесячным журналом "Радуга", выходившим в 1832 - 33 годах и бывшим прототипом "Маяка", "Домашней Беседы" и т. п. изданий. В "Радуге" преобладало глумление над западным просвещением и западной философией в особенности. В направленной против Карамзина статье "Судьба России" Магницкий, полемизируя с историком, скорбившим о периоде владычества татар, как остановившем развитие России, Магницкий говорит: "Философия о Христе не тоскует о том, что был татарский период, удаливший Россию от Европы. Она радуется тому, ибо видит, что угнетатели ее, татары, были спасителями ее от Европы" (курсив подлинника). "Угнетение татар и удаление от Западной Европы были, может быть, величайшим благодеянием для России, ибо сохранили в ней чистоту веры Христовой"... "Чтобы превзойти Европу, Россия, вместо сближения с Европой, удалялась от нее"... Переходя к реформам Петра , Магницкий заявляет, что "сближение с Европой нужно было совсем не для нее (России), как обыкновенно думают, а для самой Европы", которую Россия должна была обновить и очистить. - См. Феоктистов "М.Л. Магницкий" (1865); Венгеров "Источники", том IV.
  
  Оригинал здесь - http://rubtsov.penza.com.ru/peoples/magnitsky.htm
  
  Михаил Леонтьевич МАГНИЦКИЙ (4.05.1778 - 2.11.1844) поэт, публицист, деятель народного просвещения.
  Его жизнь делится на два периода, резко отличающихся друг от друга. Получивший блестящее образование, Магницкий еще в годы учебы в Московском благородном пансионе занялся стихотворством, несколько лет прослужил в Преображенском полку, в 1798 был послан чиновником при посольстве в Вене, прикомандирован к фельдмаршалу А. В. СУВОРОВУ для ведения его переписки. Позже два года находился при русском после в Париже, где привлек внимание генерала БОНАПАРТА и его супруги Жозефины. Став начальником экспедиции департамента МИД, сблизился с возлавлявшим департамент М. М. СПЕРАНСКИМ и стал его ближайшим сотрудником, выполнял важные поручения АЛЕКСАНДРА I. Когда в марте 1812 Сперанский был арестован и выслан, та же судьба постигла и Магницкого, только вместо Нижнего его выслали в Вологду. Как писал современник о Магницком, "если бы в это время совершенно прекратилась его деятельность, он унес бы с собой репутацию ревностного поборника широко задуманных преобразований, главным двигателем которых был Сперанский". Да вот только суждено было Магницкому войти в историю как ярому реакционеру, душителю университетских свобод и антисемиту. Когда опала спала, чему содействовало сближение с временщиком А. А. АРКЧЕЕВЫМ, Магницкий в 1816 был назначен вице-губернатором в Воронеж, через год симбирским гражданским губернатором, где его деятельность получила разноречивые оценки. Все еще было впереди. Став в 1819 членом Главного управления училищ при Министерстве духовных дел и народного просвещения, Магницкий для начала потребовал закрыть Казанский университет, который он нашел в совершенном упадке, и даже "торжественно разрушить" его здание. Его не поддержали, но назначили попечителем Казанского университета и учебного округа. Начались увольнения неугодных профессоров, изменение учебных планов, введение строжайшего внутреннего режима, целой системы "нравственных" наказаний провинившихся студентов. На следующий год вместе с попечителем Петербургского учебного округа Д. П. РУНИЧЕМ Магницкий потребовал запретить преподавание естественного права во всем государстве, поддержал в 1821 Рунича при разгроме Петербургского университета, позже выступил с предложением отменить преподавание философии, котороая всегда только "облекала ереси в новые формы". Закусив удила, Магницкий выдвинул обвинения даже на великого князя Николая Павловича: "правительство изгоняет вредных профессоров, а члены императорской фамилии дают им места". Докладные записки попали в руки НИКОЛАЯ I, что стало роковым для Магницкого. Чаша терпения переполнилась, и по личному указанию императора была проведена ревизия Казанского университета. Комиссия обнаружила растрату казенных средств и превышение власти, и высочайшим повелением Магницкий был уволен от должности, на его имущество наложен арест, а сам он с фельдфебелем доставлен в Ревель. Здесь он негласно руководил журналом "Радуга", после покаянного письма перемещен в Одессу, но вновь не ужился и был выслан в Херсон. Князь и поэт П. А. ВЯЗЕМСКИЙ считал, что первопричина постигавшей Магницкого "кары власти и общественного мнения" кроется в его "честолюбии и одностороннем стремлении, доходящем до крайности".
  
  Оригинал здесь - http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/185662
  
  МАГНИЦКИЙ Михаил Леонтьевич (1778-1844) - российский государственный деятель. В 1810-11 сотрудник М. М. Сперанского при подготовке проектов государственных реформ. С 1819 член Главного правления училищ и попечитель Казанского учебного округа. Сторонник подчинения преподавания наук в университете религии. Ограничил самостоятельность университета и уволил большое количество профессоров. В 1826 за растрату уволен в отставку.
  
  Оригинал здесь - http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/75627/%D0%9C%D0%B0%D0%B3%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9
  
  Магницкий Михаил Леонтьевич (1778-1855) - один из видных деятелей царствования Александра I. Окончив курс в Моск. унив., он поступил на службу сперва в гвардейский Преображенский полк, затем в министерство иностранных дел; побывал в Вене и Париже. Обладая недурными способностями, вкрадчивым характером и значительным честолюбием, он приобрел доверенность Сперанского и после его возвышения сделался ревностным исполнителем его планов. После падения Сперанского он был сослан в Вологду, где пробыл с 1812 по 1816 г. Успев какими-то путями снискать расположение Аракчеева и кн. А. Н. Голицына, он был назначен сперва вице-губернатором в Воронеж, затем гражданским губернатором в Симбирск, а в 1819 г. членом Главного правления училищ. В правительственных сферах господствовали тогда реакционные течения - и бывший сотрудник Сперанского сделался крайним обскурантом и поборником "акта Священного Союза", на началах которого и построил свою деятельность в деле народного образования. В 1819 г. М. был послан в качестве ревизора в Казань с правами попечителя. В представленном им отчете он обвинял университет в растрате казенных денег и в безбожном направлении преподавания и предлагал торжественно разрушить самое здание университета. Такая мера не встретила, однако, сочувствия в Главном правлении училищ и не была одобрена государем; вместо уничтожения университета предположено было его преобразование, производство которого было поручено самому М., назначенному попечителем Казанского округа. Сущность преобразований М., по его же определению, заключалась в искоренении вольнодумства и основании преподавания всех наук на благочестии. Университет потерял даже тень самостоятельности и был всецело подчинен попечителю, старавшемуся сделать из высшего учебного заведения что-то похожее на монастырь. При самом назначении М. по его представлению были уволены 11 профессоров; затем последовали новые увольнения лиц, не подходивших в чем-либо к пропагандируемому М. направлению. Преподавание римского права в университете было заменено правом византийским, и в качестве источника последнего М. указывалась Кормчая книга. В 1823 г. была устроена особая "кафедра конституций", английской, французской и польской, "с обличительной целью". Профессора всех факультетов и кафедр, не исключая и медицинских, были обязаны проповедовать преимущество св. Писания над наукой. В том же 1823 г. М. выступил в главном правлении училищ с доносом против моск. проф. Давыдова, обвиняемого им в "следовании безбожному учению Шеллинга", и предлагал совершенно уничтожить преподавание философских наук в университетах. Самая жизнь студентов была подчинена в Казани строжайшим правилам монастырской дисциплины и наполнена упражнениями в благочестии. При таком порядке внутри университета водворились доносы и интриги, а местное общество начало брезгливо сторониться от него. Назначенная в 1826 г. ревизия ген.-м. Желтухина вскрыла перед правительством результаты системы М. в виде полного падения университета; обнаружилась и громадная растрата казенных денег. 6 мая 1826 г. М. был отставлен от должности попечителя; для покрытия растраты был наложен секвестр на его имения. Остаток жизни он провел вдали от госуд. дел. См. Феоктистов, "М. Л. Магницкий" (СПб., 1865); Попов, "Общ. любителей отеч. словесности и период. литературы в Казани 1805-34 гг." ("Русский вестник", 1859); Сухомлинова, "Исследования и статьи по русской литературе и просвещению" (т. I, СПб., 1889). Подробное указание литературы у Иконникова, "Опыт русской историографии" (т. I, кн. 2, стр. 934-5).
  
  В. М-н.
  
  Литературная деятельность М. началась напечатанием "Печальной песни на кончину Имп. моск. унив. куратора П. И. Мелиссино" (М., 1795). В "Приятном и полезном препровождении времени" он поместил ряд стихотворений сентиментального содержания: "Дитяти", "Храм любви", "Песня моей Катенки: Тише, громкой соловей" и т. д. Несколько его стихотворений появилось и в "Аонидах" Карамзина. Своеобразное литературное дарование он проявил значительно позднее, в разных "мнениях", записках и донесениях, писанных крайне витиевато, но полных остроумной казуистики. В"Мнении об естественном праве" и "Доношении министру духовных дел и народного просв." ("Рус. архив", 1864, I) он доказывает, что естественное право - изобретение новейшего неверия с Кантом и Стефенсом во главе и что взгляды Куницына нашли себе отклик в революциях Сардинии, Испании и Неаполя. "Сон в Грузине" ("Русский архив", 1863, I, писан в 1825 г.) - сплошная лесть Аракчееву. Любопытны еще донос на Кеппена по поводу издания им "Библиогр. листов" ("Чтения в Моск. общ. ист. и древн.", 1864, II), "Две речи попечителя Казанского учебного округа" (Казань, 1827-28) и проникнутая пиетизмом "Инструкция для осмотра училищ Казанского округа" ("Рус. архив", 1867). После своего падения М. издал под псевдонимом К-ц-н-г-м "Историч. альманах" (М., 1832), а затем, поселясь в Ревеле, руководил ежемесячным журналом "Радуга", издателем которого был учитель ревельской гимназии Бюргер. Журнал этот, выходивший в 1832-33 г., был прототипом "Маяка", "Домашней беседы" и т. п. изданий. В "Радуге" преобладало глумление над западным просвещением и зап. философией в особенности, что не помешало тогдашнему министру народн. просв. кн. Ливену установить обязательную подписку на журнал в подведомственных ему учебных заведениях. Из числа статей, безусловно принадлежащих самому М., интересны: "Отломки от философского мозаика, степного отшельника, М. Простодумова, помещика с. Спасского, Саратовской губ.". Автор доказывает, что "одна религия есть предмет, предохраняющий науки от гниения". Философия, "холодно-богохульная в Англии, затейливо-ругательная во Франции, грубо-чувственная в Испании, теософо-иллюминатская в Германии", всегда только "облекала ереси в новые формы". "Голос над гробом Гегеля" оканчивается словами: "Да отпущено будет Гегелю в мире вечном земное мудрствование его, и да доступна будет философу жизнь, которой он не чаял! но да изгладятся со смертью его и следы философии его на земле"! В направленной против Карамзина статье "Судьба России" есть кое-что общее с позднейшим славянофильством. Полемизируя с историком, скорбевшим о периоде владычества татар как остановившем развитие России, М. говорит: "Философия о Христе не тоскует о том, что был татарский период, удаливший Россию от Европы, она радуется тому, ибо видит, что угнетатели ее, татары, были спасателями ее от Европы" (курсив подлинника). "Угнетение татар и удаление от Зап. Европы были, может быть, величайшим благодеянием для России, ибо сохранили в ней чистоту веры Христовой"... "Чтобы превзойти Европу Россия, вместо сближения с Европой, удалялась от нее"... Переходя к реформам Петра, М. заявляет, что "сближение с Европою нужно было совсем не для нее (России), как обыкновенно думают, а для самой Европы", которую Россия должна была обновить и очистить. По прекращении "Радуги", живя в Одессе, М., по свидетельству П. О. Морозова, сотрудничал в "Одесском вестнике" и "Одесском альманахе". После его смерти напечатан "Взгляд на мироздание" ("Москвитянин", 1843, XI). Отдельно вышло еще "Краткое руководство к деловой и государственной словесности для чиновников, поступающих на службу" (М., 1835). - Сестры М., Александра и Настасья Леонтьевны, помещали переводы и стихотворения в "Приятном и полезном препровождении времени" и в "Аонидах". Ср. А. А. Чумиков, "М. Л. М." ("Рус. старина", 1875, XIV); Ф. Фортунатов, "Памятные записки вологжанина" ("Рус. архив", 1867, Š 12); П. Морозов, "Мое знакомство с М." (М., 1877).
  
  В. К.
  
  {Брокгауз}
  
  
  Магницкий, Михаил Леонтьевич - попечит. Казанского учебн. окр., р. 1778, ум. 1844 г., 21 окт.
  
  Прибавление: Магницкий, М., состав. изд. в Москве 1835 г. "Краткое руководство к деловой и государственной словесности, для чиновников, вступающих в службу".
  
  {Половцов}
  
  Оригинал здесь - http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/105543/%D0%9C%D0%B0%D0%B3%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9
  
  Магницкий Михаил Леонтьевич [1778 ‒ 21.10(1.11).1844], русский государственный деятель. Окончил Московский университет. В 1810‒11 был сотрудником М. М. Сперанского при подготовке проектов государственных реформ; после его отстранения от службы М. был сослан в Вологду. В ссылке резко изменил взгляды, став крайним реакционером. При содействии Аракчеева назначен сначала вице-губернатором в Воронеж, а затем симбирским губернатором. С 1819 служил в министерстве духовных дел и просвещения. Проводя ревизию Казанского университета, М. предложил его закрыть и даже "торжественно разрушить" университетское здание. В 1826 за растрату казённых средств и превышение власти уволен в отставку.
  
  
  Оригинал здесь - http://www.hrono.info/biograf/bio_m/magnicki_ml.html
  
  Магницкий Михаил Леонтьевич (1778 - 21.10.1844), русский государственный деятель, попечитель Казанского учебного округа. Активно выступал против масонско-космополитической системы образования, насаждаемой в России в царствование Александра I. Магницкий предлагал строить народное образование на Православии и следовании духовным традициям России. Успехи России в истинном просвещении предлагал показывать в духе заветов Владимира Мономаха. Основы духовной философии должно излагать по посланиям ап. Павла. Преподавателям естественных наук следует во время чтения своего курса указывать на премудрость Божию и ограниченность наших чувств и орудий для познания всюду окружающих нас чудес. Магницкий предлагал отстранять от преподавания масонов, чтобы их подрывной дух не мог ослаблять учение Церкви в преподавании наук. За эти очевидные для православного человека истины Магницкий был подвергнут травле и клевете со стороны масонов.
  
  Русское небо
  
  Магницкий Михаил Леонтьевич (23.04[4.05].1778-21.10[2.11].1844), поэт, публицист.
  Правнук создателя первого русского учебника арифметики Л. Ф. Магницкого. Закончил с отличием благородный пансион при Московском университете. С 1795 служил в гвардейском Преображенском полку. В 1798 оставил военную и перешел на гражданскую службу. В качестве чиновника посольства в Вене был прикомандирован к А. В. Суворову секретарем. В 1801-1803 Магницкий - служащий посольства в Париже. С 1803 - начальник отделения экспедиции государственного благоустройства Министерства внутренних дел. С этого времени сближается с либералом М. М. Сперанским и становится его "правой рукой" вплоть до 1812. В 1803 Магницкий представил Александру I собственный проект конституции. В 1804 и 1805 выполнял ряд важных секретных поручений Александра I в Пскове и Вильне, будучи там ревизором. С 1810 Магницкий - статс-секретарь департамента законов в Государственном Совете. В это же время вместе со Сперанским вступил в масонскую ложу, с которой в дальнейшем порвал. В 1811 Магницкий стал директором комиссии по составлению уставов и уложений для всех подразделений военного министерства. Один из составителей "Положения об управлении большой действующей армией".
  В марте 1812 по делу Сперанского был арестован и сослан в Вологду. В 1816 Магницкий был "прощен" и назначен на должность воронежского вице-губернатора, фактически выполнял с июня 1817 губернаторские обязанности. В июне 1817 Магницкий был назначен на должность гражданского губернатора в Симбирск. С 1819 сближается с кн. А. Н. Голицыным, министром духовных дел и народного просвещения, по протекции которого в янв. 1819 был назначен членом Главного правления училищ при Министерстве духовных дел и народного просвещения. Магницкий исходил из того, что механическое заимствование западноевропейского опыта в области просвещения, несоответствие его национальным особенностям может привести в конечном счете к социальным потрясениям. В н. 1819 Магницкий осуществил ревизию Казанского университета. По ее итогам Магницкий предложил либо "разрушить" университет, либо провести его коренную реорганизацию. Это предложение было вызвано не только соображениями политического характера (отсутствием кафедры богословия, либеральными воззрениями части профессуры), но и причинами "академического" свойства: крайне запущенными хозяйственными делами университета, моральным обликом части профессуры и студентов, плохой постановкой экзаменов и т. д. В июле 1819 Магницкий был назначен попечителем Казанского учебного округа (до 1826), где осуществил консервативные преобразования. На новом посту Магницкий осуществил "чистку" профессуры (уволил 11 профессоров из 25), придал ярко выраженную религиозную направленность преподаванию всех дисциплин, изменил учебные планы, ввел по образцу монастырских уставов строгий режим. Меры Магницкого носили не только репрессивный характер. Даже отрицательно настроенные к Магницкому исследователи и современники отмечали, что он вынашивал план создания Института восточных языков, снаряжал экспедиции по различным отраслям наук, отправлял ученых на обучение в Европу, произвел перестройку зданий университета, библиотеки, обсерватории и т. д. В 1820-23 в Комитете по составлению цензурного устава Магницким был разработан проект, положения которого легли в основу т. н. "чугунного устава" 1826. В февр. 1823 в записке А. Н. Голицыну он выступил за упразднение преподавания философии и естественного права. Магницкий предвосхитил известную идеологическую формулу гр. С. С. Уварова, предлагая уже в 1823 Александру I принять план "народного воспитания", построенный на началах Православия и самодержавия. В 1824 способствовал отставке своего былого покровителя А. Н. Голицына, будучи активным членом "русской партии", активно борющейся с различным мистическим течениями, идущим с Запада, и масонством.
  Литературная деятельность Магницкого началась с произведения "К дитяти", опубликованного в 1794 в сентименталистском журнале "Приятное и полезное препровождение времени" (ч. 1), где затем Магницкий поместил еще 8 стихотворений: наиболее известна "Песня моей Катеньке" ("Тише, громкий соловей!" - 1795, ч. 5). Несколько произведений Магницкого напечатаны в "Аонидах" Н. М. Карамзина, а также изданы отдельно: "Печальная песнь на кончину его превосходительства господина тайного советника имп. Московского ун-та куратора... И. И. Мелиссино" (М., 1795), "Ода на случай постановления бюста ее имп. высочества..." (М., 1796), "Ода на бракосочетание его имп. высочества в. к. Константина Павловича" (б. м., 1796).
  В 1830-е Магницкий опубликовал ряд публицистических статей: в "Отломках от философского мозаика, степного отшельника, М. Простодумова, помещика с. Спасского, Саратовской губ." выступал против философии и науки без христианских начал, ибо "по выражению Ф. Бэкона, только одна религия есть аромат, предохраняющий науки от гниения" (1832); в "Голосе над гробом Гегеля" (1832) высказал чаяние, чтобы со смертью Гегеля "изгладились" следы его философии на земле; в "Судьбе России", оспаривая оценку татарского периода Н. М. Карамзиным, находит мистическое оправдание "татарского угнетения": оно удалило Россию от Европы и тем самым "сохранило в ней чистоту веры Христовой", что позволит будущей России превзойти Европу.
  В 1843 опубликовал "Взгляд на мироздание. Дума I" - лирическое размышление (в прозе) о космосе с христианской точки зрения.
  В царствование Николая I Магницкий подвергся необоснованной опале в 1826 и провел оставшуюся часть своей жизни в ссылке в Ревеле (1826-34) и Одессе (1834-44). В 1831 Магницкий обратился к Николаю I с всеподданнейшими письмами, в которых разоблачал "заговор иллюминатов", приписывая в нем ведущую роль своему бывшему другу и единомышленнику М. М. Сперанскому. В этом документе декларировалась связь между масонством и еврейством. В 1832-33 Магницкий негласно руководил журналом консервативной направленности "Радуга" (Ревель), где разрабатывал собственный вариант государственной идеологии, которая опиралась на труды германских философов-романтиков. Скончался в нищете.
  
  Минаков А.
  
  Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru
  
  Сочинения:
  
  Инструкция директору Казанского университета (17 янв. 1821) // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Царствование Александра I. 1802-25. 2-е изд. СПб., 1875. Т. 1; Собственноручное всеподданнейшее письмо действительного статского советника Магницкого, с поднесением записки о народном воспитании // Сборник исторических материалов, извлеченных из архива I-го Отделение С.Е.И.В.К. СПб., 1876. Вып. 1; Два доноса в 1831 году. Всеподданнейшие письма М. Л. Магницкого Императору Николаю об иллюминатах // Русская старина. 1899. NoNo 1-3.
  
  Литература:
  
  Феоктистов Е. М. Магницкий. СПб., 1865; Кондаков Ю. Е. Духовно-религиозная политика Александра I и русская православная оппозиция (1801-25). СПб., 1998; Минаков А. Ю. М. Л. Магницкий: к вопросу о биографии и мировоззрении предтечи русских православных консерваторов XIX в. // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Воронеж, 2001. Вып. 1; Поэзия // Собр. образцовых рус. соч. и пер. в стихах. 2-е изд., ч. 1. СПб., 1821; [Стих.] // Сб. любовной лирики XVIII в.. СПб., [1910]. Песни и романсы.
  
  Оригинал здесь - http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=1000
  
  МАГНИЦКИЙ Михаил Леонтьевич [23 IV (4 V) 1778, Москва - 21 XI (3 XII) 1844, Одесса]. Происходил из дворянской семьи, сын прокурора Моск. синод. конторы, внук Л. Ф. Магницкого, автора "Арифметики", по которой обучался М. В. Ломоносов. В 1781 М. записан в Преображенский полк. В 1790-е гг. учился в Моск. благор. пансионе. Закончив его с золотой медалью, начал военную службу; в 1792 - сержант, в 1795 послан в Польшу; в 1796 - капитан. В окт. 1797 перешел на гражданскую службу: сначала в Коллегию иностр. дел, а затем в канцелярию вице-канцлера. В чине кол. асессора 29 сент. 1798 был направлен в канцелярию посольства в Вене и прикомандирован к А. В. Суворову; позднее, по словам А. С. Стурдзы, "любил и умел рассказывать о Суворове с оригинальной прелестию, достойной Суворова". В 1800 был переведен в рус. миссию в Париже. По преданию, Наполеон заметил о М.: "Этот молодой человек далеко пойдет в своем отечестве".
  Вернувшись в Россию в 1802, М. удивлял собеседников своим вольномыслием и, по воспоминаниям Ф. Ф. Вигеля, "вместо трости носил якобинскую дубинку с серебряною бляхою". Он стал служить в М-ве внутр. дел, сначала в канцелярии канцлера, с 14 марта 1803 - в Экспедиции гос. благоустройства под началом М. М. Сперанского, с которым очень сблизился. В 1804-1805 ездил с секретными поручениями в Псков и Вильну. С 1 янв. 1810 - д. ст. советник, статс-секретарь по Деп. законов в Гос. совете; неоднократно получал награды. С 19 марта 1811 - директор Комиссии составления военных уставов. В 1809-1810 М. был членом масонской ложи "Полярная звезда", но в 1811 оставил ее, а впосл., в 1830-е гг., написал несколько доносов на масонов, обвиняя их в "иллюминатском заговоре" "против алтарей и тронов". Одновременно со Сперанским попав в немилость, в марте 1812 был арестован и выслан из Петербурга в Вологду. Несмотря на осложнение отношений со Сперанским, продолжал вести с ним переписку. 30 авг. 1816 при содействии А. А. Аракчеева был назначен вице-губернатором в Воронеж; с 14 июня 1817 - губернатор в Симбирске, где учредил отделение Рус. библейского о-ва, был секретарем Женского о-ва христианского милосердия, открытого в Симбирске в 1818. Вошел в доверие к министру просвещения и духовных дел А. Н. Голицыну; позднее способствовал его падению (1824).
  В нач. 1819 стал членом Гл. правления уч-щ; с 10 февр. - ревизор Казанского ун-та на правах попечителя, с 8 июня - его попечитель. За несколько дней провел в Казани ревизию университета; затем, находясь в Петербурге, посылал распоряжения в Казань, куда приехал вновь лишь в авг. 1825. М. решительно реорганизовал университет, насаждая в нем дух обскурантизма и ханжества, преследуя и увольняя наиболее свободомыслящих преподавателей. В записке Голицыну (февр. 1823) М. требовал исключения ряда наук из университетской программы. В 1820-1823 М. принял деятельное участие в выработке цензурного устава, существенно ограничивавшего свободу слова. В июле - авг. 1825 перед поездкой в Казань М. посетил Аракчеева и поднес ему панегирическое сочинение "Сон в Грузине" (несколько экз. напечатано в 1826 в Типографии военных поселений, без цензуры, позднейшая публ.: Рус. арх. 1863. No 10-11). 15 сент. 1825 и 17 янв. 1826 М. выступал с речами на университетских собраниях (Казанский вестн. 1825. No 9-10; 1826. No 1; также отд. изд.: Казань, 1825; Казань, 1826), осуждая "буйную гордость разума". 6 мая 1826 был отстранен от должности попечителя и выслан в Ревель. Попытки М. перебраться в Петербург, а затем в Москву оказались безуспешными, и в 1833 он переехал в Одессу. В нач. 1839 из-за доноса на М. С. Воронцова он получил повеление вновь ехать в Ревель, но по ходатайству вел. князя Михаила Павловича ему было разрешено жить в Херсоне. С марта 1841 до конца жизни он вновь жил в Одессе.
  Литературная деятельность М. началась в период его обучения в Моск. благор. пансионе. В "Приятном и полезном" (1794-1796) он публиковал стихи, по тематике и стилю выдержанные преимущественно в духе сентиментализма: "К дитяти" (1794. Ч. 1), "К голубку" (1795. Ч. 5), "К сердцу" (1795. Ч. 6) и др. (подп. - полн. или "М. М."; "М-ло М-цкой"). Эти стихотворения разнообразны ритмически, иногда используется белый стих. В примечании к "Оде к российскому юношеству" (1795. Ч. 5; отд. изд.: 1794) указано, что она была читана М. в пансионе 21 дек. 1794. При публикации стихотворения "Дифирамб" (1795. Ч. 8), восхвалявшего М. М. Хераскова, ""Россиады" барда почтенного", было помещено письмо М. к издателям, в котором он просил поместить "сию пиэску, слабую достоинствами стихотворения, но украшенную почтенным именем славного российского поэта и оживленную чувствованием истинной к нему приверженности". В оде М. "Страшный суд" (1796. Ч. 9) заметна соотнесенность с одноименной поэмой Э. Юнга. Отдельными изданиями вышло несколько стихотворений М., написанных в традиционном одическом стиле: "Печальная песнь на кончину <...> И. И. Мелиссино..." (1795), "Ода на <...> день восшествия на престол <...> Павла Первого" (1796), "Стихи <...> А. Б. Куракину" (1796), "Ода на случай постановления бюста е. и. в. в доме Благородного собрания" (1796; напеч. также вместе с хором Ю. А. Нелединского-Мелецкого ("Различные стихотворения...", 1796)). М. принял участие в "Аонидах" (1797-1799. Кн. 2-3), где напечатаны его стихи "Соловей", "Ночь", "Стихи к пятилетней девушке" и др. Публикуя стихотворение М. "Поэзия", Н. М. Карамзин писал: "Читатели, конечно, с удовольствием простят молодому автору неисправность рифм за многие хорошие и сильные стихи, которые они найдут в сем сочинении" (1797. Кн. 2). В стихотворении восхваляется Г. Р. Державин ("сильный дух, бессмертный, Орел российских славных стран"); в стиле заметно влияние державинских од. М. принадлежит также перевод "Изречений мудрости" Ф. Фенелона (1797; текст на фр. и рус. языках), адресованный воспитанникам Моск. благор. пансиона.
  О творчестве М. 1790-х гг. сохранились хвалебные отзывы В. И. Панаева, А. Т. Болотова и М. Н. Муравьева, который называл его среди "новых удачных стихотворцев" наряду с Карамзиным и И. И. Дмитриевым (РНБ, ф. 499, No 39, л. 69-70). По словам П. А. Вяземского, "долго в ходу" была песня М. "Изменил и признаюся...". С дружеским посланием к М. в 1800-е гг. обратился Ю. А. Нелединский-Мелецкий. Публикации в "Новостях рус. лит." (1802. Ч. 3; подп. - "М. М."), приписываемые М., очевидно, принадлежат др. лицу. С большей вероятностью можно говорить об атрибуции М. "вольного извлечения из Тацита" - "Речь Галгака, британского полководца", опубликованного в "Лицее"(1806. Ч. 4, кн. 2; подп. - "М-й").
  В XIX в. поэтическое творчество М. фактически почти прекращается. Однако об его интересе к поэзии свидетельствует принадлежавший ему сборник "Муза господина Державина" 1820-х гг. (РГБ, ф. 218, No 1339), открывающийся отрывком из стихотворения М. "Поэзия". М. был почетным членом Беседы любителей рус. слова. Он высоко ценил Г. Н. Городчанинова и покровительствовал ему. В 1832 в Ревеле М. издавал журнал "Радуга" (кн. 1-12), где печатались статьи по философии, педагогике, литературные произведения, в основном анонимные (подп. под статьями М. - "М. Простосердов", "М. Простодумов, помещик с. Спасского Сарат<овской> губ.", "Степной отшельник М. Простодумов"). В 1832 под анаграммой "К-ц-н-г-м" М. издал "Альманах исторический", содержавший выдержки из "Истории государства Российского" Карамзина. Вопросы языка и стиля были затронуты М. в "Кратком руководстве к деловой и государственной словесности" (М., 1835; посв. М. С. Воронцову). В 1830-1840-е гг. М. сотрудничал в "Одесском альманахе", "Москвитянине" (напр., биографический очерк о М. М. Сперанском "Дума на гробе графа Сперанского" - Москвитянин. 1843. No 4; подп. - "М. М."); философская статья "Взгляд на мироздание" - Там же. 1843. No 11). А. С. Стурдза упоминал об оставшихся ненапечатанными трудах М.: переложения из сочинений Димитрия Ростовского, переводы с фр. некоторых богословских произведений.
  О М. сохранились многочисленные отзывы современников. Н. И. Тургенев, познакомившийся в 1818 в Симбирске с административной деятельностью М., вначале считал его "защитником крестьян", но затем, узнав о его жестокости, писал: "Нельзя без омерзения подумать об этом человеке!". Е. М. Сперанская, дочь Сперанского, вспоминала о нем как блестящем собеседнике: "... за эпиграммою следовал фарс; там опять какое-нибудь передразнивание <...> и все это, с разносторонним его талантом, было приправляемо то стихотворною импровизациею, то прочитанным где-нибудь или тут же вымышленным рассказом". П. А. Вяземский так описывал М.: "Он и в Ревеле был еще видный, статный и красивый мужчина. Черты лица правильные, лицо выразительное, взгляд уклончивый и вместе с тем вкрадчивый. Внешние приемы его отличались изящностью, щегольство вежливостью и навыком к избранному обществу". По мнению Вяземского, "в нем не было основ государственного человека". П. Т. Морозов упоминал, что М. "говорил большею частию на французском языке". В памяти нескольких поколений М. остался как "гаситель", "леший казанских лесов" М. посвящены эпиграммы Вяземского и Гундорова, А. Ф. Воейков изобразил его как "бешеного глупца" в сатире "Дом сумасшедших".
  Часть бумаг и переписки М. хранится в РГБ, ИРЛИ.
  
  Лит.: Попов Н. А. О-во любителей отечественной словесности и периодическая лит. в Казани // Рус. вестн. 1859. Т. 23. No 17; Корф М. А. Жизнь гр. Сперанского. СПб., 1861; Феоктистов Е. М. Мат-лы для истории просв. в России: Магницкий. СПб., 1865; Панаев В. И. Воспоминания // Вестн. Европы. 1867. No 10; Фортунатов Ф. Н. Памятные заметки вологжанина // Рус. арх. 1867. No 12; Стурдза А. С. Воспоминания о М. Л. Магницком // Рус. арх. 1868. No 6; Автобиогр. показания М. Л. Магницкого // Девятнадцатый век. М., 1872. Кн. 1; Болотов А. Т. Памятник претекших времен. М., 1875; Морозов П. Т. Мое знакомство с М. Л. Магницким. М., 1877; Вяземский П. А. Полн. собр. соч. СПб., 1883. Т. 8; Лажечников И. И. Соч. СПб., 1884. Т. 12; Пятковский А. П. Цензурный проект Магницкого // Пятковский А. П. Из истории нашего лит. и обществ. развития. СПб., 1888; Т. 1; Вигель Ф. Ф. Зап. М., 1889-1893. Ч. 2-7; Иконников В. С. Опыт рус. историографии. Киев, 1892. Т. 1, кн. 2; Загоскин Н. П. Из времен Магницкого: Страничка из истории Казанского ун-та 20-х гг. Казань, 1894; Резанов В. И. Из разысканий о соч. В. А. Жуковского. СПб., 1906. Вып. 1; Арх. бр. Тургеневых. Пг., 1921. Вып. 5, т. 3; Греч. Зап. (1930); Ваkounine. Le repertoire (1940); Поэты-сатирики (1959); Вяземский П. А. Зап. книжки. М., 1963; Песни и романсы рус. поэтов. М.; Л., 1965; Рус. эпиграмма (1975); Беспалова Е. К. М. Л. Магницкий: Неизв. страница истории Симбирского губ. управления // Симбирский вестн.: Ист.-краеведческий сб. Ульяновск, 1996. Вып. 3.
  
  Н. Д. Кочеткова
  

Другие авторы
  • Алексеев Николай Николаевич
  • Бентам Иеремия
  • Полевой Ксенофонт Алексеевич
  • Золотусский Игорь
  • Павлищев Лев Николаевич
  • Кованько Иван Афанасьевич
  • Дмитриев Михаил Александрович
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич
  • Арсеньев Александр Иванович
  • Клеменц Дмитрий Александрович
  • Другие произведения
  • Толстой Алексей Николаевич - Любовь
  • Загоскин Михаил Николаевич - Концерт бесов
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Записная книжка
  • Неизвестные Авторы - Тем ты почтеннее и паче препрославлен...
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Литературные и театральные воспоминания
  • Неверов Александр Сергеевич - Андрон Непутевый
  • Дживелегов Алексей Карпович - Фондако
  • Лохвицкая Мирра Александровна - Лохвицкая М. А.: Биографическая справка
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Воспоминания о Кржижановском
  • Розанов Василий Васильевич - Чаадаев и кн. Одоевский
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 179 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа