Главная » Книги

Мильтон Джон - Потерянный рай, поэма Иоанна Мильтона. Новый перевод с Английского подлинника

Мильтон Джон - Потерянный рай, поэма Иоанна Мильтона. Новый перевод с Английского подлинника


  

Потерянный рай, поэма Иоанна Мильтона. Новый переводъ с Англ³йскаго подлинника. Част. I, II и III. Москва. въ типограф³и Платона Бекетова. 1810.

  
   Новый переводъ творен³я, которымъ хвалится одинъ изъ просвѣщеннѣйшихъ народовъ Европы, подаетъ намъ случай направить вниман³е читателей нашихъ на подлинникъ и на самого автора. Предложивъ сперва краткое извѣст³е о жизни Мильтона, мы будемъ говорить о поеме его, а потомъ уже о Русскомъ переводѣ.
   Иоаннъ Мильтонъ, происшедш³й отъ богатой фамил³и, жившей въ Оксфордскомъ графствѣ, родился въ Лондонѣ 1708 года. Отецъ его, принявш³й протестантское исповѣдован³е и за то лишенный наслѣдства, принужденъ былъ для пропитан³я себя отправлять должность нотар³уса. Молодой Мильтонъ, обучившись древнимъ языкамъ въ разныхъ коллег³яхъ, с двадцати четырехъ летъ жилъ въ сельскомъ уединен³и при своемъ родителѣ, и въ продолжен³е пяти летъ упражнялся въ истор³и, въ изучен³и новыхъ языковъ, а особливо Французскаго и Итал³янскаго, въ математикѣ и въ философ³и. Онъ особенно привязанъ былъ к системѣ Платона, и шествуя по слѣдамъ сего знаменитаго нравоучителя, любилъ мечтать о совершенствѣ. Здѣсь-то созрѣлъ умъ его и обогатился теми великими идеями, которые возникаютъ въ тишинѣ и уединен³и. Должно замѣтить, что у всѣхъ славнѣйшихъ писателей начальные познан³я, пр³обрѣтенныя ими въ училищахъ, созрѣвали въ уединен³и.
   Познакомившись коротко с творен³ями знаменитыхъ мужей древности, Мильтонъ почувствовалъ сильное желан³е видѣть страны, ими прославленные. По смерти матери своей, на тридцатомъ году отъ рожден³я, онъ отправился изъ Англ³и. Въ Парижѣ видѣлся онъ с Гроц³емъ, искуснѣйшимъ латинистомъ и ученѣйшимъ политикомъ того времени. Гроц³й былъ посланникомъ при дворѣ Французскомъ.
   Во Флоренц³и имѣлъ онъ случай познакомиться со знаменитымъ и несчастнымъ Галилеемъ, а въ Неаполѣ с Маркизомъ Мансо, другомъ и покровителемъ Тасса. Мильтонъ желалъ побывать въ Сицил³и и въ Грец³и; но въ то время возгаралась междоусобная война въ его отечествѣ; а Мильтонъ думалъ, что общее дѣло должно предпочитать собственному личному удовольств³ю, и рѣшился возвратиться въ Англ³ю. Однакожъ онъ прожилъ еще нѣсколько мѣсяцовъ въ разныхъ городахъ Итал³и, и прибылъ въ Лондонъ послѣ отсутств³я своего, продолжавшагося одинъ годъ и три мѣсяца.
   Самуилъ Джонсонъ, одинъ изъ жесточайшихъ хулителей Мильтона; утверждаетъ, что ему, какъ сыну отечества и защитнику свободы, надлежало бы тотчасъ броситься въ толпу ратующихъ. Но поетъ нашъ, умѣя управлять перомъ, а не шпагою, заблагоразсудилъ поселиться въ отдаленной части города и окружить себя книгами. Тамъ принялъ онъ къ себѣ на воспитан³е двухъ своихъ племянниковъ ²оанна и Едуарда Филипсовъ, Послѣдн³й изъ нихъ написалъ жизнь дяди своего и наставника. Охота, a можетъ быть и нужда, заставили Мильтона умножить число учениковъ и завести y себя школу. Невѣжество не устыдилось вмѣнить ему въ порокъ с³е заведен³е; какъ будто изо всѣхъ средствъ назидать благо общества должно почитаемо быть постыднымъ то, которое образуетъ членовъ общества! Еще упрекали его, что онъ, вопреки тогдашнему школьному обычаю, наставлялъ дѣтей и въ математикѣ и въ астроном³и, и въ военной наукъ, и въ сельскомъ домоводствѣ. Мильтонъ еще прежде издалъ свое Разсужден³е, гдѣ доказалъ превосходство такого воспитан³я, которое дѣлаетъ человѣка по возможности ко всему способнымъ, и къ военнымъ должностямъ и къ гражданскимъ, и въ общественной жизни и въ домашней.
   Въ 164З году Мильтонъ женился на дочери одного дворянина изъ Оксфордской провинц³и, и черезъ мѣсяцъ оставленъ былъ своею женою, которая поклялась никогда къ нему невозвращаться. Несчастный мужъ написалъ нѣсколько разсужден³й о разводѣ, и началъ-было помышлять о второмъ бракѣ. Сказываютъ, что сама жена упросила его помириться, и что случай сей послужилъ ему образцомъ для примирен³я Адама и Евы въ десятой пѣсни Потеряннаго Рая.
   Мильтонъ держалъ сторону враговъ монархическаго правлен³я. Послѣ ужасной кончины Карла I онъ оправдывалъ беззаконной поступокъ республиканцовъ, посягнувшихъ на жизнь несчастнаго своего Государя. Человѣкъ, приставш³й къ какой-нибудь сторонѣ, дѣлается рабомъ ея и вдается въ так³я крайности, которыми онъ первой возгнушался бы при другихъ обстоятельствахъ. Распаленный жаромъ фанатизма, Мильтонъ неутомимо гремѣлъ противъ монаршей власти, и за то былъ награжденъ своими единомышленниками. Онъ отправлялъ важную должность секретаря Латинскаго языка при обоихъ Кромвеляхъ и въ Парламентѣ, и оставилъ оную уже по вступлен³и на престолъ Карла II.
   Сальмаз³й, ученѣйш³й критикъ того времени, родомъ Французъ, живш³й въ Голланд³и, вступился за несчастнаго Карла и написалъ Защищен³е Короля. Мильтонъ отвѣчалъ ему Защищен³емъ Англ³йскаго народа. Книга с³я, за которую авторъ получилъ въ награду 2000 фунтовъ стерлинговъ, публично была сожжена въ Парижѣ. Англ³йск³й поетъ вздумалъ доводы свои приправить насмѣшками, и между прочимъ по сходству имени сравнивалъ Сальмаз³я съ рѣкою Сальмасисомъ, въ которой погружавш³еся теряли способности дѣторожден³я! ученый Сальмаз³й имѣлъ случай порадоваться слѣпотѣ Мильтона, которой отъ безпрестанной работы лишился зрѣн³я; a Мильтонъ въ свою очередь поздравлялъ себя тѣмъ, что уморилъ своего соперника.
   Сказываютъ, что Мильтону поручено было перевести на Латинской языкъ мирной договоръ между Англ³ею и Швец³ею. Политическ³я причины заставляли Кромвеля неисполнять статей договора, и Протекторъ извинялъ медленность свою слѣпотою секретаря. "Такъ за чѣмъ же, съ удивлен³емъ возразилъ ему Шведской посланникъ, поручать слѣпцу секретарскую должность? Не ужели во всей Англ³и не нашелся ни одинъ зряч³й, умѣющ³й писать на Латинскомъ языкѣ?"
   Кромвель успѣвши въ своемъ намѣрен³и, не почиталъ за нужное притворяться и сбросилъ съ себя личину, которую употреблялъ для своего возвышен³я. Несмотря на то одинъ Мильтонъ оставался въ заблужден³и. Уже по смерти Протектора одному пр³ятелю своему, которой думалъ, что Мильтонъ пишетъ истор³ю государственной перемѣны, осмѣлился онъ сказать, что "не только не намѣренъ передавать потомству извѣст³е о сей перемѣнѣ, но желаетъ, чтобы она предана была вѣчному забвен³ю." Въ прочемъ поетъ нашъ не переставалъ о вольности мечтать и защищать равенство. Мечты его и надежды совершенно исчезли тогда уже, какъ новый Король, Карлъ II, послѣ торжественнаго вшеств³я въ Лондонъ возсѣлъ на престолъ своихъ предковъ.
   Страстный защитникъ мнимой свободы при наступившей мнимой перемѣнѣ долженъ былъ позаботиться о своей безопасности, и заблаго разсудилъ скрыться. Въ убѣжищѣ своемъ онъ могъ слышать, что палачи жгли республиканск³я его сочинен³я и что трупы благодѣтелей его, Кромвеля и Брадшава, прицѣплены къ висѣлицамъ. Однакожъ онъ остался безъ наказан³я, получилъ во всемъ прощен³е, и даже былъ уважаемъ за отличныя дарован³я и обширныя сведѣн³я.
   Тогда-то, живучи въ уединен³и и тишинѣ, Англ³йск³й Гомеръ творилъ мысли новыя и велик³я. Но при вдовствѣ своемъ, при бѣдности, при слѣпотѣ, при слабомъ здоровьи, имѣя трехъ дочерей, онъ скоро ощутилъ надобность въ подругѣ, и женился въ другой разъ, a по прошеств³и года въ трет³й; По видимому изъ всѣхъ одна только вторая жена, умершая въ родахъ, была достойна любви его. Мильтонъ не болѣе счастливъ былъ и въ дочеряхъ своихъ. Двѣ старш³я безъ вѣдома продавали книги его и причиняли ему разныя огорчен³я. Правда что онѣ были воспитаны весьма нерадиво, и даже не умѣли писать. Мильтонъ выучилъ ихъ разбирать письмо Греческое, Латинское, Еврейское и Сир³йское, и заставлялъ ихъ въ слухъ читать книги на сихъ языкахъ, которыхъ онъ вовсе неразумѣли. Такая работа, и для взрослаго мущины до крайности скучная, вѣрно была несносна молодымъ дѣвушкамъ. Мильтонъ освободилъ ихъ отъ оной, и отослалъ учиться золотошвейному искусству, a въ чтецы принялъ къ себѣ одного молодаго человѣка.
   Въ 1665 году окончилъ онъ свою поему Потерянный Рай, трудившись надъ лею лѣтъ десять, "Мильтонъ въ молодости своей путешествуя по Итал³и, пишетъ Вольтеръ, видѣлъ въ Мед³оланѣ представлен³е одной комед³и, которая называлась Адамъ, или первородной грѣхь? и сочинена была какимъ то Андрини. Паден³е человѣка было содержан³емъ сей комед³и, a дѣйствующими лицами были въ ней: Богъ отецъ, д³аволы, ангелы, Адамъ, Ева, зм³й, смерть и семь грѣховъ смертныхъ. Нелѣпость сочинен³я не закрыла высокой мысли отъ проницательнаго Мильтона. Случается не рѣдко, что человѣкъ великаго дарован³я находитъ истинныя красоты въ томъ, надъ чѣмъ шутятъ люди обыкновенные. Правда, что весьма странно и глупо заставлять семь смертныхъ грѣховъ плясать съ д³яволами; но родъ человѣческ³й, въ несчаст³е поверженный за преступлен³е прародителя, благость и мщен³е Творца, причина бѣдств³й нашихъ и беззакон³й, конечно суть предметы для смѣлой, мастерской кисти. Въ мысли о паден³и человѣка заключается какой то мрачной ужасъ, какая-то выспренность грозная и печальная, приличная Англ³йскому воображен³ю. Мильтонъ вознамѣрился изъ шутовской Андрин³евой комед³й сочинить трагед³ю, и уже написалъ было полтора акта. Но мысли его часъ отъ часу разпространялись по мѣрѣ продолжен³и работы, и Мильтонъ рѣшился вмѣсто трагед³й сочинить эпическую поему; то есть такое стихотворнаго искусства произведен³е, въ которомъ мног³е люди, странность согласились называть чудесност³ю. Книгопродавецъ Симмонсъ на силу согласился заплатить Мильтону за рукопись десять фунтовъ стерлинговъ, изъ которыхъ одну половину авторъ получишь долженъ былъ послѣ продажи 1300 екземпляровъ, и дѣйствительно получилъ ее черезъ два года. Изъ сего видно, что Потерянный Рай имѣлъ своихъ читателей, но что никто неосмѣливался явно хвалить сочинителя, какъ человѣка противнаго двору и духовенству. Вышло нѣсколько новыхъ издан³й, и мног³е воздавали справедливую похвалу памяти Мильтона. Наконецъ Аддиссонъ подтвердилъ мнѣн³е ученыхъ людей своими критическими замѣчан³ями, помѣщенными въ Зрителѣ 1712 года, показалъ красоты сей удивительныя поемы и удостовѣрилъ Англичанъ, что и они имѣютъ y себя Гомера.
   Въ 1671 году Мильтонъ издалъ другую поему свою: Обратно получениый или Возвращенный Рай, написанную бѣлыми стихами, подобно первой, съ которою однакожъ ее никакъ ровнять не можно. Несмотря на то, онъ отдавалъ преимущество послѣднему своему творен³ю.
   Въ семъ краткомъ начертан³и жизни Мильтона неупомянуты мног³я сочинен³я, изданныя имъ прежде и послѣ Потеряннаго Рая. Но намъ нѣтъ въ нихъ и надобности. Скажемъ теперь о его смерти. Онъ скончался въ 1674 году отъ жестокой подагры; близь Лондона. Тѣло его погребено въ городъ въ церкви св. Жиллеса. Тогда было уже въ обыкновен³и ставить памятники или по крайней мѣрѣ надписи, въ честь знаменитымъ мужамъ, въ Вестминстерскомъ аббатствѣ, Творцу Потеряннаго Рая воздвигнутъ памятникъ не прежде 1737 года.
   Былъ споръ между любителями изящной словесности, можно ли Потерянный Рай называть героическою поемою? Аддиссонъ рѣшилъ его, сказавъ: кому неприличнымъ кажется сей титулъ? тотъ пусть называетъ Потерянный Рай божественною поемою. Не должно забывать, что Адамъ не Еней, a Ева не Елена. При разсматриван³и епической поемы прежде всего надобно имѣть въ виду такъ называемую басню, то есть истинное или вымышленное содержан³е, главное дѣйств³е. Оно должно быть во первыхъ единое, во вторыхъ цѣлое, въ третьихъ величественное. Чтобы сохранишь единство дѣйств³я въ Ил³адѣ, Гомеръ спѣшитъ къ серединѣ дѣла, какъ замѣчаетъ Горац³й. Еслибъ началъ онъ съ яицъ Леды, или хотя съ похищен³я Елены, или съ Троянской осады; тогда истор³я поемы содержала бы въ себѣ цѣлой рядъ дѣйств³й. Потому-то начинаетъ онъ своею поему враждою между царями, и въ продолжен³и оной искуснымъ образомъ предлагаетъ о произшеств³яхъ, прежде сей несчастной ссоры случившихся. Точно также и Еней при самомъ началѣ поемы является на Тиренскомъ моръ въ виду Итал³и, потому что Виргил³й имѣлъ намѣрен³е воспѣть поселен³е героя своего въ Лац³умѣ, и что въ семъ состоитъ главное дѣйств³е поемы. A какъ читателямъ нужно знать, что случилось съ Енеемъ при взят³и Трои и во время его путешеств³я; то Виргил³й и заставляетъ его во второй и въ третей пѣсняхъ разсказывать Дидонѣ о своихъ похожден³яхъ. И такъ обѣ упомянутыя пѣсни предшествуютъ первой въ историческомъ порядкѣ, хотя для сохранен³я единства въ поемѣ положены онъ послѣ первой. Мильтонъ, подражая симъ великимъ типамъ, открываетъ Потерянный Рай свой совѣщан³емъ злыхъ духовъ о погублен³и человѣка, которое предположилъ онъ главнымъ дѣйств³емъ поемы. Войну между ангелами и сотворен³е м³ра помѣщаетъ онъ епизодически въ пятой, шестой и седьмой книгахъ, для сохранен³я единства главнаго дѣйств³я, которое было бы нарушено, если бы происшеств³я предложилъ онъ въ историческомъ порядкѣ одно послѣ другаго.
   Второе качество дѣйств³я въ епической поемѣ должно быть цѣлость. Дѣйств³е тогда бываетъ цѣлымъ, когда имѣетъ всѣ свои части, или, какъ Аристотель опредѣляетъ, когда оно имѣетъ начало, средину и конецъ. Цѣлое дѣйств³е не должно имѣть ничего посторонняго ни передъ началомъ, ни въ срединѣ, ни послѣ окончан³я; и наоборотъ, чрезъ все продолжен³е поемы не должно быть выпущено ничего такого, что существенно принадлежитъ къ заключающемуся въ ней главному дѣйств³ю. Такимъ образомъ Гомеръ показываетъ намъ начало и продолжен³е и послѣдств³я Ахиллесова гнѣва, a Виргил³й приводитъ Енея въ Итал³ю черезъ всѣ опасности на водахъ и на сушѣ. Дѣйств³е y Мильтона, говоритъ Аддиссонъ, гораздо превосходнѣе обоихъ прежнихъ: оно изобрѣтено во адѣ, исполнено на землѣ и наказано отъ неба. Части онаго слѣдуютъ одна за другою въ самомъ натуральномъ порядкѣ.
   Далѣе требуется, чтобы дѣйств³е въ поемъ было величественное. Гнѣвъ Ахиллеса привелъ въ смятен³е царей Греческихъ, погубилъ героевъ Троянскихъ, и посѣялъ вражду между богами. Поселен³е Енея въ Итал³и произвело Цезарей и Римскую Импер³ю. И здѣсь Мильтонъ выше обоихъ древнихъ пѣснопѣвцевъ: y него дѣло идетъ о судьбъ не одного лица, не одного племени, но всего рода человѣческаго. Всѣ адск³я силы соединились для погублен³я человѣка. Успѣхъ ихъ былъ бы совершеннымъ, безъ посредства Бож³я всемогущества. Мужъ въ первобытномъ совершенствѣ своемъ и жена с³яющая красотою суть главныя дѣйствующ³я лица въ поемѣ; враги ихъ - падш³е ангелы, другъ - Месс³я, покровитель - Творецъ всемогущ³й. Словомъ: все, что ни есть великаго въ природѣ и внѣ оной, имѣетъ мѣсто свое въ сей удивительной поемѣ.
   Аристотель полагаетъ велич³е не только въ важности главнаго дѣйств³я, но и в соразмѣрномъ продолжен³и онаго. С³ю соразмѣрность изъясняетъ онъ слѣдующимъ уподоблен³емъ: Самое малое насѣкомое не можетъ казаться совершеннымъ взору нечеловѣческому, потому что объемля цѣлое, онъ невидитъ каждой части особенно; и напротивъ, разсматривая огромное животное, простирающееся въ длину на нѣсколько тысячь стад³й, глазъ едва объемлетъ одну только часть онаго, и недаетъ понят³я о цѣломъ животномъ. Равнымъ образомъ очень малое дѣйств³е, такъ сказать, могло бы затеряться въ памяти, а слишкомъ большое неуместилось бы въ оной. Гомеръ и Виргил³й показали удивительное искусство в семъ отношен³и: главные дѣйств³я в Ил³адѣ и в Енеидѣ, сами по себѣ очень коротк³е, такъ хорошо распространены епизодами и п³итическими украшен³ями, что каждое представляется пр³ятною повест³ю, достаточною для наполнен³я памяти, необременяя оной излишнимъ продолжен³емъ. У Мильтона главное дѣйств³е также обогащено разнообразными прикрасами; поему его читать можно съ такимъ же удовольств³емъ, какъ и мастерское описан³е какого-нибудь извѣстнаго происшеств³я. Очень вѣроятно, что предан³я, изъ которыхъ составлены Ил³ада и Енеида, заключали в себѣ гораздо болѣе подробностей, нежели паден³е человѣка, описанное в священныхъ книгахъ. Сверхъ того какъ Гомеръ такъ и Виргил³й имѣли возможность, каждой по своему произволу, къ истинѣ прибавлять п³итические вымыслы, неоскорбляя религ³и своихъ соотечественниковъ. Мильтонъ же при немногихъ подробностяхъ, служащихъ къ составлен³ю Потеряннаго Рая, долженъ былъ наблюдать крайнюю осторожность въ прибавлен³и своихъ собственныхъ вымысловъ. Будучи такъ стѣсненнымъ, онъ умѣлъ наполнить поему свою чудесными происшеств³ями, которые ни мало непротивны Священному писан³ю и ни для какого набожнаго читателя неоскорбительны.
   По разнымъ предположен³ямъ и догадкамъ, критики вычислили продолжен³е времени въ главномъ дѣйств³и какъ Ил³ады, такъ и Енеиды. Большая часть Мильтоновой истор³и происходитъ за предѣлами нашего мира; и потому нѣтъ возможности удовлетворить читателя подобнымъ вычислен³емъ.
   Послѣ главнаго дѣйств³я по Аристотелеву порядку обыкновенно разсматриваютъ такъ называемые нравы, или, говоря по нынѣшнему, характеры. Гомеръ превосходитъ всѣхъ героическихъ поетовъ множествомъ и разнообраз³емъ описанныхъ имъ характеровъ. Каждой изъ боговъ, дѣйствующихъ въ поемѣ его, особеннымъ чѣмъ-нибудь отличается; изъ всѣхъ царей ни одинъ не походитъ на другаго, такъ что и въ самой храбрости наблюдена приличная каждому лицу постепенность. Виргил³й, подражая Гомеру, не могъ сравниться съ нимъ, ни въ разнообраз³и, ни въ новости характеровъ. У Мильтона весь родъ человѣческ³й состоитъ изъ двухъ прародителей; и въ сихъ двухъ лицахъ мы видимъ четыре различные характера: видимъ мужа и жену сперва въ состоян³и невинности и совершенства, a потомъ униженныхъ и бѣдствующихъ. Послѣдн³е характеры очень обыкновенны; но первыхъ двухъ не находимъ ни y Гомера, ни y Виргил³я. Можетъ быть за недостаткомъ характеровъ Мильтонъ принужденъ былъ одушевить Грѣхъ и Смерть и датъ имъ мѣсто въ своей поемѣ. Статана, предводитель падшихъ ангеловъ, представляетъ здѣсь такое важное лицо, что нѣкоторые критики, разумѣется для шутки, назвали его героемъ поемы. Ур³илъ, Гавр³илъ, Михаилъ, Рафаилъ представлены въ разныхъ положен³яхъ, и каждой изъ нихъ отличенъ особеннымъ характеромъ.
   У Гомера и Виргил³я главныя лица имѣютъ близкое отношен³е къ тѣмъ народамъ, для которыхъ писаны ихъ поемы. Ахиллесъ былъ Грекъ; Еней былъ родоначальникъ Римлянъ: слѣдственно Греки не могли читать Ахиллесовыхъ похожден³й, непринимая въ нихъ участ³я; равнымъ образомъ Римляне должны были столько же веселиться побѣдами, Енеемъ одержанными, сколько печалиться объ его злоключен³яхъ. Для насъ очарован³е с³е несуществуетъ: никак³я связи не соединяютъ насъ съ баснословными героями Грец³и и Рима. Напротивъ того Мильтоновы главныя лица близки нашему сердцу; они прародители наши, и счаст³е наше зависѣло отъ ихъ поведен³я.
   Мног³е критики, отдавая въ прочемъ всю справедливость выспреннимъ красотамъ Потеряннаго Рая, находятъ въ немъ отвратительныя погрѣшности. Они не могутъ понять, какая нужда заставила Сатану построить среди ада большую храмину со столпами дорическаго чина, увѣнчанныхъ гордымъ архитравомъ, и для чего огромные д³аволы превратились въ пигмеевъ, чтобы умѣститься въ новопостроенной храминѣ, тогда какъ они могли бы разсуждать о дѣлахъ своихъ на просторѣ. Не менѣе странно читать описан³е побоища между добрыми и злыми ангелами, гдѣ послѣдн³е употребляютъ изобрѣтенныя ими ужасной величины пушки, a первые бросаютъ цѣлыя горы на своихъ непр³ятелей, и заваливаютъ ими сатанинскую артиллер³ю. Сюда принадлежатъ: превращен³е Сатаны въ ворона и въ жабу, аллегор³я о Грѣхѣ и Смерти, о нелѣпомъ ихъ сочетан³и и о чудовищахъ отъ нихъ родившихся и проч. и проч. но всѣ с³и странности исчезаютъ передъ множествомъ смѣлыхъ мыслей и прекраснѣйшихъ описан³й. Что можетъ сравниться съ изображен³емъ велич³я перваго человѣка, съ невинност³ю первой жены, съ высокою и вмѣстѣ простою ихъ бесѣдою, гдѣ нѣжнѣйшая любовь говоритъ языкомъ чистой добродѣтели! Въ другихъ поемахъ вездѣ любовь представлена въ видѣ слабости, одинъ Мильтонъ умѣлъ для своихъ читателей содѣлать ее страст³ю непорочною; одинъ онъ умѣлъ показать ее безъ покрывала, не оскорбляя цѣломудр³я.
   Потерянный Рай, переведенный съ Англ³йскаго подлинника, былъ напечатанъ въ Москвѣ 1795 года. Къ сему издан³ю неприложено ни извѣст³я о жизни сочинителя, ни замѣчан³й, которыя очень пригодились бы для многихъ читателей. Не безъ прискорб³я должно признаться, что въ другихъ государствахъ классическ³я книги издаются гораздо тщательнѣе и съ лучшимъ намѣрен³емъ. Тамъ переводчики объявляютъ имена свои, и слѣдственно ручаются за исправность издан³я. Знатоки и любители Словесности сличаютъ переводы, выбираютъ ихъ по своему вкусу, и одному передъ другимъ отдаютъ преимущество. Французской литтераторъ дастъ вамъ отчетъ о достоинствѣ Потеряннаго Рая въ переводахъ Дюпре и Расина и Моснерона и Делиля. Каждой изъ сихъ господъ въ предислов³и своемъ говоритъ публикѣ все то, о чемъ за нужное почитаетъ увѣдомить ее, и въ примѣчан³яхъ сообщаетъ или разныя любопытныя свѣдѣн³я, или мнѣн³е свое о трудныхъ мѣстахъ подлинника. У насъ во всемъ видна удивительная поспѣшность: спѣшатъ переводить, сочинять, печатать, переплетать, a особливо продавать ученой товаръ за наличныя деньги. Купивши книгу, прочтите ее, разумѣется, ежели вы терпѣливы, и потомъ раскуривайте ею трубку; ибо ссылаться на нее безполезно. Наши переводы неизвѣстныхъ переводчиковъ подобны воздушнымъ метеорамъ или ночнымъ призракамъ, которые мгновенно исчезаютъ, неоставляя по себѣ ничего вещественнаго.
   При новомъ переводѣ Потеряннаго Рая приложена Жизнь автора. Жаль, что и при семъ издан³и нѣтъ никакихъ примѣчан³й, которыми весьма одолжилъ бы своихъ читателей господинъ переводчикъ. Напримѣръ въ подлинникѣ стоитъ:
  
   ...and with ambitious aim
   Against the throne and monarchy of God,
   Rais'd impious war in heaven, and battle proud,
   With vain attempt. Him the аlmighty power
   Hurrd headlong flaming from th' ethereal sky,
   With hideous ruin and combustion, down
   To bottomless perdition, и проч.
  
   Мѣсто с³е выражено въ прежнемъ переводѣ (Ч. I. стр. 6): "Въ семъ честолюбивомъ предпр³ят³и противу законовъ Божественнаго Единодержца, гордый возмутитель посѣялъ вражду на небесахъ и возжегъ огнь беззавѣтной брани. Тщетныя усил³я! Десница Всемогущаго низринула его съ высоты эѳира, откуда онъ низпалъ въ вихрѣ пожирающаго пламени въ неизмѣримую глубину" и проч. Въ новомъ переводъ (Ч. I. стр. 4): "Въ семъ высокомѣрномъ злоумышлен³и противу трона всесильнаго Монарха, посѣялъ онъ вражду на небесахъ и возжегъ огнь беззаконной брани. Тщетное покушен³е! Десница Господня низринула его съ высоты эѳирной, откуда, палимый молн³ею и покрытый ужасными язвами, палъ онъ стемглавъ въ неизмѣримую глубину," и проч. Здѣсь читателю пр³ятно было бы узнать; для чего господа переводчики расположили слова свои несвойственно съ Англ³йскимъ подлинникомъ, гдѣ частицею him, которою начинается пер³одъ, искусно выражена удивительная быстрота дѣйств³й. Моснеронъ, Французск³й переводчикъ, жалуется на языкъ свой, нетерпящ³й переставокъ, свойственныхъ Греческому, Латинскому и Англ³йскому. Для Русскаго переводчика препятство с³е несуществуетъ, и онъ могъ бы здѣсь поставить слова въ томъ порядкѣ, въ какомъ употребилъ ихъ самъ стихотворецъ, и котораго безъ нужды нарушать ненадлежало. По крайней мѣрѣ онъ долженъ бы изъясниться, для чего поступилъ такъ, a не иначе. Вотъ другой случай, для доказательства, какъ нужны примѣчан³я. Мильтонъ написалъ :
  
   ...for never since created man,
   Met such' imbodied force, as nam'd with these
   Could, merit more than that small infantry
   Warred on by cranes;
  
   Стихи с³и выражены на Русскомъ языкъ въ прежнемъ переводѣ (Ч. I. стр. 37); "Всѣ полки земнаго шара, естьлибъ можно было собрать ихъ вмѣстѣ, показались бы въ сравнен³и съ сею преужасною громадою духовъ кучею муравьевъ, сражающихся съ журавлями. Въ новомъ переводѣ (Ч. I. стр. 42): "Всѣ ратныя силы сего м³ра, если бы можно было собрать ихъ въ единое, мѣсто, показались бы въ сравнен³и съ сими грозными могуществами кучею муравьевъ, воюющихъ съ журавлями." Во первыхъ, за неимѣн³емъ примѣчан³й, иному читателю придетъ въ голову мысль, будто одинъ переводчикъ писалъ не съ Англ³йскаго текста, но съ Французскаго, a другомъ переводилъ или съ Русскаго или съ Французскаго, же {Toutes les armèes de la terre rèunies et comparées a cette trouve d'êtres enormes, ne parôitroient que des fourmillières de Pygmees eu guerre avec les Grues.}; во вторыхъ, въ подлинникѣ дѣло идетъ не о муравьяхъ, которые никогда не воюютъ съ журавлями, но о баснословныхъ Пигмеяхъ, которые въ самомъ дѣлъ храбро сражались со враждебными пернатыми. Французское слово fourmilliere значитъ здѣсь муравейникъ, то есть великое множество Пигмеевъ; въ подлинникъ small infantry.
   Для примѣра выпишемъ начало одного мѣста, которое всѣми почитается за образцовое. Читатели угадываютъ, что мы говоримъ о восклицан³и Сатаны къ солнцу, когда онъ уже приближался къ Едему.
   Пѣснь IV. стр. 202. "То устремляетъ онъ печальные взоры на вертоградъ Едемск³й, котораго прелестный видъ открытъ предъ его глазами; то обращаетъ ихъ къ небесамъ, къ сему лучезарному свѣтилу, которое достигнувъ до средины пути своего, блистало на высотѣ гордой башни. Какой башни? Правда что въ подлинникѣ написано sat high in his meridian tow'r; но здѣсь tower лучше было бы принять за высоту, въ значен³и глагола.
   "Наконецъ выходитъ изъ мрачныхъ своихъ мыслей и восклицаетъ, стеная {Sortant enfin de fes sombres pensées, il s' ecrie en graissant. Въ подлинникѣ иначе: Then, muck rewolving, thus in fighs began.}: "О ты, увѣнчанное несравненною славою, единый царю (seul roi) въ своемъ владычествѣ, являющ³йся богомъ (sembles le dien) новой сей вселенной, предъ лицемъ котораго всѣ звѣзды преклоняютъ помраченныя (eclipsé) свои выи. Солнце! внемли гласу моему, который не есть уже "гласъ дружества." Въ прежнемъ переводъ еще стихотворнѣе: "О ты, которое увѣнчано лучезарнаго славою! единый царь въ своемъ владычествѣ, являющ³йся богомъ сей новой вселенной, предъ которымъ всѣ звѣзды преклоняютъ помраченныя чела свои, солнце! внемли гласу моему, которой не есть уже гласъ дружбы." Понять нельзя, для чего господа переводчики, которые, какъ теперь уже по моему видно, переводили не съ одного Англ³йскаго подлинника, болѣе полагались на Француза, нежели на самаго Мильтона! Гласъ Сатаны не есть уже гласъ дружества! какъ будто Сатана прежде былъ другомъ бездушному солнцу! Ссылаясь на всѣхъ, разумѣющихъ сколько нибудь по Англ³йски, смѣло утверждаемъ, что слѣдующ³е стихи можно бы перевести гораздо вѣрнѣе:
  
   О thou, that with, surpassing glory chown'd
   Look'st from thy sole do million iike the God
   Of this new world; at whose sight all the stars
   Hide their diminish'd heads: to thee I call,
   But with no friendly voice...
  
   Сей новый переводъ Потеряннаго Рая можетъ пригодиться для того, которые, не заботясь о строгой точности, читаютъ книги для препровожден³я времени. Въ прочемъ и для такихъ читателей надобно писать рачительнѣе и наблюдать въ слогѣ чистоту и приличность. Г. переводчикъ весьма часто употребляетъ частицу да въ такомъ смыслъ, въ какомъ не должна она быть терпима въ епическихъ поемахъ. Да можетъ быть путь кажется вамъ труднымъ! или: да какъ можемъ излить с³е мщен³е? или: да для чего же не такъ? и проч. Та же самая частица, прилагаемая къ глаголу въ желательномъ наклонен³и, дѣлаетъ рѣчь возвышеннѣе, на примѣръ: Да будетъ проклята благость с³я... да будетъ паче проклятъ возмутитель. Г. переводчикъ вмѣсто кущъ, рощъ, вездѣ ставитъ: кущей, рощей. Сочинители подписей къ картинкамъ продающимся у Казанскаго собора и нѣкоторые изъ числа безграмотныхъ нашихъ трагиковъ пишутъ почтуся, почтился, вмѣсто потщуся, потщился. Напрасно г. переводчикъ Потеряннаго Рая слѣдуетъ самымъ ненадежнымъ авторамъ.
   Потерянный Рай состоитъ, по расположен³ю издателя, изъ трехъ частей, a четвертая содержитъ въ себѣ Возвращенный Рай, другую поему Мильтонову. Такимъ образомъ изъ двухъ различныхъ сочинен³й составлена одна книга подъ разными назван³ями! Если пришедши въ лавку спросите вы четвертую часть Потеряннаго Рая, то вамъ подадутъ Возвращенный Рпй. Въ какомъ завидномъ состоян³и наша книжная торговля! Передъ заглавнымъ листкомъ и передъ каждою пѣсн³ю стоитъ по одной картинкѣ; первая отъ части сносна; всѣ же или почти всѣ проч³я, по видимому, приложены для показан³я, на какой степени рѣзное искусство находилось во времена праотца Адама и до потопа. Т.

"Вѣстникъ Европы". Часть LIV, No 21-22, 1810

  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 597 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа