Главная » Книги

Шекспир Вильям - Роберт Бойль. Тит Андроник

Шекспир Вильям - Роберт Бойль. Тит Андроник


  

Р. Бойль

Тит Андроникъ.

  
   Источник: Бойль Р. Тит Андроник  // Шекспир В. Полное собрание сочинений / Библиотека великих писателей под ред. С. А. Венгерова. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1903. Т. 5. С. 176-183.

_______

  
   Вѣроятно, нѣтъ пьесы, принадлежность которой тому или иному автору возбуждала бы больше сомнѣн³й, чѣмъ "Титъ Андроникъ". Въ извѣстномъ дневникѣ Генсло, который является главнымъ источникомъ относительно пьесъ ранняго пер³ода Шекспировскаго творчества, упоминается о драмѣ "Титъ и Ве c пас³анъ", представленной актерами лорда Стренджа (а не труппою Адмирала, какъ утверждаетъ профессоръ Уордъ) 11 апрѣля 1592 года. Это, вѣроятно, та пьеса, которая дошла до насъ въ нѣмецкой верс³и и извѣстна по книгѣ Кона "Шекспиръ въ Герман³и". Пьеса называлась "Титомъ Андроникомъ", но въ ней выступаетъ Веспас³анъ, хотя въ началѣ не въ качествѣ сына Андроника.
   Въ существенныхъ чертахъ фабула этой пьесы совпадаетъ съ "Титомъ Андроникомъ" Шекспира. Но сходство ограничивается только дѣйcтв³ѣмъ. Веспас³анъ, вначалѣ появляющ³йся только какъ приверженецъ Андроника, въ заключен³е оказывается его сыномъ и мстителемъ за него - и коронуется императоромъ. Пьеса не имѣетъ литературныхъ достоинствъ; точно такъ же она не помогаетъ въ установлен³и даты, такъ какъ она была сначала напечатана въ Герман³и въ 1620 году, хотя давалась на сценѣ уже въ 1600 году. Въ февралѣ 1593 года въ официальные книгопродавческ³е перечни (такъ наз. Stationers Registers) внесена книга подъ заглав³емъ "Благородная римская истор³я Тита Андроника", вмѣстѣ съ балладою на тотъ же самый сюжетъ. Ни одного экземпляра этой пьесы не сохранилось.
   По дневнику Генсло пьеса подъ назван³емъ "Андроникъ" была дана на сценѣ 5  iюня 1594 года, и въ пьесѣ "Какъ узнать плута", данной въ томъ же году, есть намеки на нашу драму.
   Въ 1598 году "Титъ Андроникъ" упомянуть какъ пьеса Шекспира въ Palladas Tamia, Фрэнсиса Мереса. Старѣйшее quarto экземпляръ котораго сохранился до нашего времени, относится къ 1600 году. На его заглавномъ листѣ обозначено, что "Тита Андроника" играли "слуги" герцога Пэмброка, графа Дэрби, герцога Сусекса и лорда Камергера; по всей вѣроятности всѣ эти четыре труппы пр³обрѣли право на представлен³е драмы. Затѣмъ слѣдуетъ цѣлый рядъ указан³й на "Тита Андроника" на книгопродавческихъ спискахъ, а также нѣсколько издан³й пьесы. Она значится въ спискахъ 1602 года; въ 1611 году Эдуардъ Уайтъ издалъ второе quarto. Затѣмъ "Титъ Андроникъ" былъ включенъ въ Folio 1623 г. и есть еще дальнѣйш³я указан³я на эту драму въ 1624, 1626 и 1630 гг.
   Первое сомнѣн³е въ принадлежности "Тита Андроника" Шекспиру высказано было драматургомъ Рэвенскрофтомъ въ 1687 г. Онъ утверждалъ, что "Титъ Андроникъ" старая пьеса, которую Шекспиръ только передѣлалъ. Мног³е изъ новѣйшихъ критиковъ примыкаютъ къ этому мнѣн³ю, но имъ слѣдовало-бы подкрѣплять его болѣе существенными доказательствами, чѣмъ ссылкой на Рэвенскрофта: онъ не былъ современникомъ Шекспира, и потому его свидѣтельство никакого значен³я не имѣетъ. Обстоятельства, при которыхъ Рэвенскрофтъ высказалъ свои предположен³я, окончательно подрываетъ довѣр³е къ нему: прежде, чѣмъ отрицать подлинность "Тита Андроника", онъ написалъ въ 1678 г. пьесу подъ тѣмъ же назван³емъ, и въ прологѣ самъ заявилъ, что драма всецѣло принадлежитъ Шекспиру, что онъ извиняется за передѣлку шекспировскаго произведен³я и въ оправдан³е свое можетъ только сказать, что всѣ его прибавки заимствованы исключительно изъ другихъ произведен³й великаго поэта. Но въ 1687 г. онъ напечаталъ свою передѣлку безъ пролога, который будто-бы затерялся. Во введен³и къ печатному издан³ю онъ заявилъ, что по имѣющимся у него свѣдѣн³ямъ отъ человѣка, близко стоявшаго къ театру еще при жизни Шекспира, "Титъ Андроникъ" произведен³е не Шекспира, а другого автора, передавшаго ему эту драму для представлен³я на его сценѣ; Шекспиръ же только въ нѣсколькихъ главнѣйшихъ сценахъ сдѣлалъ кое-как³я добавки и измѣнен³я. Только четыре года послѣ появлен³я передѣлки Рэвенскрофта историкъ театра Лангбенъ обличилъ Рэвенскрофта въ обманѣ, и предложилъ ему экземпляръ будто бы потеряннаго пролога; въ доказательство того, что прологъ дѣйствительно у него имѣется, Лангбенъ процитировалъ изъ него восемь строкъ. Несмотря, однако, на это изобличен³е Рэвенскрофта мног³е изъ новѣйшихъ критиковъ продолжаютъ держаться его теор³и, расходясь между собой только въ томъ, что приписываютъ авторство драмы различнымъ поэтамъ; одни считаютъ "Тита Андроника" произведен³емъ Грина, друг³е - Марло, иные утверждаютъ, что ее написалъ Пиль, и есть еще мнѣн³е, что названные три автора написали "Тита Андроника" сообща. Всѣ эти предположен³я, однако, какъ мы увидимъ, разбиваются объ то, что первое представлен³е "Тита Андроника" относится къ 5 января 1594 года. Называли также Нэша и Кида въ качествѣ возможныхъ авторовъ "Тита Андроника", - но никакихъ вѣскихъ доказательствъ не было приведено въ подкрѣплен³е такой гипотезы. О сотрудничествѣ Шекспира съ Гриномъ, Марло и Пилемъ не можетъ быть и рѣчи уже потому, что Гринъ открыто обвинялъ Шекспира отъ своего имени, и отъ имени своихъ двухъ товарищей въ томъ, что онъ украшаетъ себя ихъ перьями. Нельзя, конечно, отрицать, что есть много мѣстъ въ "Титѣ Андроникѣ", взятыхъ изъ Марло, Грина и Пиля, также какъ въ трехъ частяхъ "Генриха  VI -го" и въ другихъ раннихъ произведен³яхъ Шекспира. Но замствован³я у своихъ современниковъ и предшественниковъ такое постоянное явлен³е въ истор³и творчества Шекспира, что изъ него не слѣдуетъ дѣлать распространительныхъ выводовъ. Между заимствован³емъ нѣсколькихъ или даже многихъ стиховъ у разныхъ авторовъ, и сотрудничествомъ съ ними очень большая разница, и нѣтъ никакихъ основан³й предполагать, что въ данномъ случаѣ было именно сотрудничество.
   Мнѣн³е критиковъ относительно "Тита Андроника" очень расходятся. Теобальдъ, Фармеръ, Стивенсъ, Дрэкъ, Зингеръ, Дайсъ, Галамъ, Р. Кольриджъ и В. С. Уокеръ, отказываются признать какое-либо участ³е Шекспира въ этой пьесѣ. Мэлонъ и Стаунтонъ считаютъ, что не будучи вполнѣ авторомъ "Тита Андроника", Шекспиръ однако внесъ въ него много своего. Кэпель, Найтъ, Гервинусъ, Ульрици и мног³е друг³е нѣмецк³е критики приписываютъ "Тита Андроника" цѣликомъ Шекспиру.
   Наиболѣе рѣзко, но вполнѣ неосновательно, оспариваетъ авторство Шекспира Флэй. Онъ говоритъ слѣдующее въ " Shakespeare Manual " (стр. 44): "Титъ Андроникъ" былъ представленъ сначала "слугами" Сусекса, Пемброка и Дэрби, и въ первомъ печатномъ издан³и упоминаются только эти три группы; слѣдовательно, драма пр³обрѣтена была труппой Лорда Камергера уже послѣ напечатан³я, - и этотъ фактъ имѣетъ гораздо большее значен³е, чѣмъ упоминан³е о "Титѣ Андроникѣ" у Мерэса, или то, что "Титъ Андроникъ" вошелъ въ Folio 1623 г.; при жизни Шекспира не было печатнаго издан³я "Тита Андроника" съ его подписью". Нельзя не признать, что Флэй очень неудачно пытается ослабить авторитетъ Мерэса и Folio . Онъ забываетъ, что "Титъ Андроникъ" былъ пр³обрѣтенъ прежде всего Генсло, который могъ уступить его какой угодно труппѣ, можетъ быть даже раньше, чѣмъ Шекспиръ вступилъ самъ въ соглашен³е съ какой-нибудь отдѣльной труппой. Кромѣ того Флэй совершенно не считается съ Джонсономъ, который говоритъ слѣдующее въ своемъ предислов³и къ "Варѳоломѣевской ярмаркѣ" въ 1614 г.: "Тотъ, кто поклянется, что " Iеронимъ" или "Андроникъ" самыя лучш³я пьесы, выкажетъ себя человѣкомъ твердымъ въ своихъ сужден³яхъ и не сдвинувшемся съ мѣста за послѣдн³е 25 или 30 лѣтъ". Въ "Cynthia`s Revels" 1600 г. упоминается о "Старомъ Iеронимѣ", представленномъ "лѣтъ двѣнадцать тому назадъ". И такъ какъ въ "Варѳоломѣевской ярмаркѣ" Джонсона встрѣчается нѣсколько не очень лестныхъ намековъ на Шекспира, то приведенныя нами слова принимаются многими, какъ доказательство того, что "Титъ Андроникъ" Шекспира появился на сценѣ между 1584-1589 годами. Но мы теперь вполнѣ твердо знаемъ, что "Титъ Андроникъ" былъ представленъ на сценѣ не ранѣе 1594 г. и поэтому не можемъ принять въ буквальномъ смыслѣ слова Джонсона о 25 или 30 годахъ. Прибавимъ также, что Джонсонъ былъ лично заинтересованъ въ пьесѣ "Старый Iеронимъ", такъ какъ получилъ плату за добавлен³я къ ней.
   Перейдемъ теперь къ даннымъ, устанавливающимъ время появлен³я на сценѣ "Тита Андроника". Поэма Пиля "The Honour of the Garter" написана была къ празднеству, состоявшемуся 26 ³юня 1593 года, и въ прологѣ къ ней упоминается о трагической смерти Марло, заколотаго во время драки въ тавернѣ, 1 ³юня 1593 г. Сидней Ли доказываетъ въ своей б³ограф³и Шекспира (стр. 377), что поэма Пиля не могла быть написана ранѣе, чѣмъ 3 мая 1593 г. Булэнъ, въ своемъ предислов³и къ поэмѣ, приводитъ слѣдующую выписку изъ "Historical (Mss) Commissions Report", VI, стр. 227: "Поручено м-ру Варнеру, служащему у милорда, передать Георгу Пилю, поэту, изъ щедротъ милорда три фунта стерлинговъ". Милордъ, о которомъ здѣсь говорится - герцогъ Нортумбэрлендск³й. Поэма Пиля слѣдовательно была написана между 3 мая и 23 ³юня 1593 г. Въ "Титѣ Андроникѣ", много заимствован³й изъ этой поэмы, и несомнѣнно поэтому, что эта драма написана была послѣ 26 ³юня 1593 г. - и до 22 января 1594 г., когда Генсло отмѣтилъ ее какъ новую пьесу въ своемъ дневникѣ. Въ книгопродавческ³е списки (Stationer's Registers) она была внесена только 6 февраля 1594 г. Всѣ эти факты вполнѣ устанавливаютъ время появлен³я "Тита Андроника", которое должно быть отнесено къ началу января 1594 г.
   Доказательства, что въ "Титѣ Андроникѣ" много заимствован³й изъ поэмы Пиля, слишкомъ многочисленны, чтобы можно было воспроизвести ихъ всѣ здѣсь. Отсылаемъ читателя къ помѣщенной въ Shakespeare's Jahrbücher, т. 36 (1900 года) статьѣ Чарльса Кроуфорда (стр. 109-121); изъ этой статьи мы приводимъ лишь нѣсколько наиболѣе поражающихъ сопоставлен³й поэмы Пиля съ "Титомъ Андроникомъ". Вотъ , напримѣръ , одно мѣсто изъ поэмы Пиля :        
  
   - "Hail, Windsor! Where J sometimes took delight
- In my return from France -
Lo? From the House of Fame, with princely trains
Accompanied, and Kings, and conquerors
And Knights of proof, loyal and valorous,
I re-salute thee here and gratulate" и т. д.
   т.-е.:
   Привѣтъ тебѣ, Виндзоръ, гдѣ я иногда находилъ отраду
По возвращен³и изъ Франц³и.
Смотри, изъ дома славы, выходятъ съ царственнымъ блескомъ
Окруженные свитой, и короли, и завоеватели,
И доблестные рыцари, вѣрные и мужественные.
Я вновь привѣтствую тебя и поздравляю. и т. д.
  
   Слѣдующее мѣсто въ "Титѣ Андроникѣ" явное подражан³е приведеннымъ стихамъ:
  
    - "Hail, Rome, victorious in thy mourning weeds!
Lo! as the bark, that hath discharged her fraught,
Returns with precious lading to the bay,
   Cometh Andronicus, pound with laurel boughs
To re-salute his country with his tears,
Tears af true joy for his return to Rome".
   т. е.:
       
Привѣтъ тебѣ, о Римъ - побѣдоносный
И въ траурѣ! Подобно кораблю,
Когда, освободясь отъ груза, входитъ
Онъ съ цѣнными товарами въ ту гавань,
Гдѣ якоря онъ поднялъ - такъ Андроникъ,
Вѣнчанный лавромъ родину свою
Привѣтствуетъ счастливыми слезами,
Вернувшись въ Римъ...
(Дѣйств³е  I , сц. 3-я, ст. 7-13).
  
   Сходство дѣйствительно очевидное, и странно, что никто не воспользовался этимъ до Кроуфорда для опредѣлен³я времени создан³я "Тита Андроника", Кроуфордъ приводитъ девять цитатъ изъ "Тита Андроника", сопоставляя ихъ съ соотвѣтствующими мѣстами въ поэмѣ Пиля; эти сопоставлен³я доказываютъ совершенно неопровержимо, что Шекспиръ пользовался поэмой Пиля. Слѣдуетъ отмѣтить еще слѣдующ³е обращенные къ Саутгемптону стихи въ "Honour of the Garter":
            
Then the brave Earls of Stafford and Southampton;
To whose successors, for his sake that lives
And now survives in honour of that name
To whom my thoughts are humble and devote,
Gentle Wriothesly, Southampton's star,
I wish all fortune, that in Cynthia's eye,
Cynthia the glory of the western world,
With all the stars in her fair firmament.
Bright may he rise and shine immortally и т. д.
             (The Garter, стихи  209-217).
   т.  е.
   Тогда явились доблестные герцоги Стафордск³й и Саутгемптонск³й;
Его пр³емнику, во имя того, который живетъ
Посмертной жизнью въ славѣ своего рода,
Того, кому смиренно и преданно поклоняется мой умъ,
Любезный Райотсли, звѣзда Саутгемптона,
Тебѣ я желаю все счастье, заключенное во взорѣ Цинт³и,
Цинт³и, красы востока,
И всѣхъ звѣздъ на свѣтломъ небосклонѣ.
Да взойдетъ онъ въ с³ян³и и блистаетъ безсмертно.
  
   Въ "Титѣ Андроникѣ" мы встрѣчаемъ въ рѣчи Васс³ана буквальныя совпаден³я съ этимъ обращен³емъ:
  
   Bass . - Marcus Andronicus, so I do affy,
In thy uprighness and intergity,
And so I love and honour thee and thine,
Thy noble brother Titus and his sons,
And her to whom my thoughts are humbled all,
Gracious Lavinia, Rome`s rich ornament.
  ("Титъ Андроникъ" I , 1, ст. 47-52).
   т. е.:
   Я вѣрю, Маркъ Андроникъ, въ прямоту
И честь твою. Настолько мной любимы
И чтимы ты, и братъ твой съ сыновьями,
Титъ доблестный, и украшенье Рима
Лавин³я, предъ кѣмъ смиряюсь духомъ.
("Титъ Андроникъ", Дѣйств³е  I , сц. 1, ст. 47-52)
    
Кроуфордъ прибавляетъ, что слова "украшенье Рима" (Rome's rich ornament), которыми Шекспиръ замѣнилъ выражен³е "звѣзда Саутгемптона", взяты изъ пролога къ поэмѣ Пиля (And clothest Mathesis in rich ornaments). Заимствован³я изъ поэмы Пиля въ "Титѣ Андроникѣ" представляютъ большой интересъ; они, быть можетъ, прольютъ нѣкоторый свѣтъ на неразрѣшенный до сихъ поръ вопросъ о соперникѣ Шекспира, упоминаемомъ столь часто въ сонетахъ. Мног³е принимали Чапмана за соперника Шекспира въ милостяхъ Саутгемптона, но въ виду данныхъ, открытыхъ Кроуфордомъ, становится весьма вѣроятнымъ, что этимъ соперникомъ былъ Пиль. Рѣшеннымъ этотъ вопросъ нельзя считать, потому что теор³я Кроуфорда возникла очень недавно, и не подверглась еще тщательной провѣркѣ, которая привела бы къ вполнѣ опредѣленнымъ выводамъ. Но во всякомъ случаѣ, изъ сопоставленныхъ имъ датъ вполнѣ выясняются два факта: во 1-хъ, - ни Пиль, ни Гринъ, ни Марло не имѣли никакого отношен³я къ "Титу Андронику". Грина и Марло уже не было въ живыхъ въ то время, а что касается Пиля, то годъ его смерти хотя не установленъ, но все что осталось изъ его произведен³й, написано до 1594 г. Во 2-хъ, отголоски произведен³й Грина, Пиля и Марло въ "Титѣ Андроникѣ" (и по всей вѣроятности также въ "Генрихѣ VI-мъ"), прямыя подражан³я или заимствован³я у нихъ; это объясняетъ также нападки Грина, повторенные потомъ въ прологѣ къ "Honour of the Garter". Одинъ изъ издателей " Shakespeare's Jahrbücher", Вольфгангъ Келлеръ весьма рѣшительно утверждаетъ въ примѣчан³и къ статьѣ Кроуфорда, что нападки Грина и Пиля относились къ Шекспиру какъ къ актеру, но ничѣмъ не доказываетъ этого предположен³я.
   Такимъ образомъ время появлен³я "Тита Андроника", можно считать вполнѣ установленнымъ. Драма эта относится къ началу 1594 г. Извѣстно, что въ 1596 г. уже появился на сценѣ "Венец³анск³й купецъ", въ которомъ Шекспиръ проявилъ полную зрѣлость своего ген³я. Удивительно поэтому, что только два года раздѣляютъ такое мастерское произведен³е отъ столь грубой, кровожадной пьесы, какъ "Титъ Андроникъ". Но вѣкъ Елисаветы былъ временемъ самыхъ странныхъ контрастовъ. Нѣжная лирическая поэз³я этой эпохи увлекала даже суровыхъ воиновъ и искателей приключен³й, проводившихъ всю жизнь въ кровавыхъ подвигахъ. И та же публика, которая умилялась и плакала надъ нѣжными любовными сценами, одинаково восторгалась дикими сценами въ "Испанской трагед³и" Кида, или "Iеронимѣ", или въ "Титѣ Андроникѣ". Любовь къ грубому и жестокому - одна изъ характерныхъ чертъ того времени, и какъ это ни прискорбно, нужно признать и Шекспира сыномъ своего времени. Его современники любили кровь на сценѣ, и Шекспиръ, изображавш³й съ такою нѣжностью и поэтичностью фей въ "Снѣ въ лѣтнюю ночь", и уже готовивш³йся создать нѣжные образы Джульетты и Порц³и, написалъ "Тита Андроника", удовлетворяющаго грубымъ вкусамъ публики. Не слѣдуетъ безразсудно восторгаться всѣмъ, что писалъ Шекспиръ, - эти восторги болѣе повредили славѣ великаго поэта, чѣмъ всѣ нападки его враговъ, и въ значительной степени способствовали нарожден³ю и развит³ю такихъ безсмысленныхъ походовъ противъ Шекспира, какова, напримѣръ пресловутая "Бэконовская теор³я".
   Если безспристрастно вглядѣться во всѣ пьесы Шекспира ранняго пер³ода, то во всѣхъ нихъ отыщутся явные слѣды грубости вкуса. Вся "Комед³я ошибокъ" написана въ очень грубомъ тонѣ. Столь же грубы проклят³я и ругань Маргариты и другихъ женщинъ въ "Генрихѣ VI-мъ", а также ухаживан³я Ричарда  III-го за Анной, и весь духъ трагед³и "Ричардъ  III-й". "Укрощен³е строптивой", "Виндзорск³я кумушки", "Все хорошо, что хорошо кончается", - всѣ эти пьесы, первоначальные наброски которыхъ относятся къ раннему пер³оду творчества Шекспира, сохраняютъ даже сквозь позднѣйш³я переработки неизгладимые слѣды грубости. Даже въ такой пьесѣ, какъ "Два Веронца", первой, въ которой Шекспиръ занялся тонкой психологической разработкой характеровъ, - есть слѣды грубости въ концѣ, гдѣ Валентинъ предлагаетъ уступить Сильв³ю своему невѣрному другу Протею.
   Въ раннихъ пьесахъ Шекспира психологическая разработка характеровъ почти совершенно отсутствуетъ. Поэтъ старается заинтересовать читателей главнымъ образомъ увлекательностью фабулы. Въ "Двухъ Веронцахъ", Шекспиръ пользуется для выяснен³я характеровъ главныхъ героевъ методомъ контрастовъ, противопоставляя другъ другу рѣзко отличающихся по натурѣ людей. Этотъ пр³емъ сохраненъ болѣе или менѣе во всѣхъ пьесахъ Шекспира, относящихся къ первому иди второму пер³оду, т. е. до "Юл³я Цезаря" включительно. Въ "Двухъ Веронцахъ" противопоставлены нетолько Валентинъ и Протей, но также Сильв³я и Юл³я, и даже Лаунсъ и Спидъ. Но въ "Титѣ Андроникѣ" нѣтъ намека на психологическ³й анализъ. Въ характерѣ самого героя "Тита Андроника" нѣтъ никакой цѣльности и послѣдовательности. Онъ отомстилъ за своихъ сыновей, убитыхъ на войнѣ, уб³йствомъ Аларба, сына готской царицы Таморы, и ея отчаянныя мольбы о пощадѣ не умилостивили его. А потомъ, когда она, безъ его помощи, сдѣлалась императрицей, женой Сатурнина, онъ почему-то разсчитываетъ на ея благодарность за то, что онъ возвысилъ ее, плѣнницу, до такого почетнаго положен³я:
  
   Но не въ долгу-ль она у человѣка,
Что издали привезъ ее къ величью?
              (Дѣйств³е  I , сц.   2).
  
   Поступки и чувства у Тита не вытекаютъ изъ внутреннихъ психологическихъ причинъ, а вполнѣ зависятъ отъ обстоятельствъ, въ которыя его ставитъ поэтъ. У него нѣтъ характера, и онъ весь во власти внѣшнихъ вл³ян³й. Отсутств³е какой-либо опредѣленности характера еще болѣе поражаетъ въ Таморѣ. Когда опасность угрожаетъ ея сыну, она трогательно молитъ о пощадѣ. Но когда два другихъ ея сына довѣряютъ ей свое намѣрен³е обезчестить Лавин³ю, она совѣтуетъ имъ вырвать языкъ у ихъ жертвы, для того, чтобы она не могла выдать своихъ оскорбителей. Очевидно, что такая безчеловѣчность не совмѣстима съ нѣжнымъ мастерскимъ чувствомъ, проявляющимся въ ея мольбахъ о пощадѣ сына. Но Шекспиръ совершенно не заботился о психологической выдержанности характера Таморы, какъ и другихъ дѣйствующихъ лицъ кровавой драмы, расчитанной на кровожадный вкусъ зрителей. Ааронъ созданъ явно по образцу "Мальт³йскаго жида" Марло. Въ драмахъ Марло, вплоть до "Эдуарда  II-го", нѣтъ и намека на разработку характеровъ. Его герои, подобно героямъ стараго французскаго театра, дѣйствуютъ подъ вл³ян³емъ одной владѣющей ими страсти. Варава, мальт³йск³й жидъ, и Ааронъ въ "Титѣ Андроникѣ" имѣютъ одну общую черту: ненависть ко всему человѣчеству, и выражаютъ ее почти одними и тѣми же словами. Вотъ слова Аарона:
  
   Подобное проклятье
Къ немногимъ днямъ относится, когда я
Не совершалъ значительнаго зла,
Не убивалъ, не замышлялъ уб³йства,
Не совершалъ насилья, иль другого
Не подъучалъ къ нему.   
    (Дѣйств³е  V , сц. 2).
  
   И почти въ тѣхъ же выражен³яхъ, изливаетъ свои чувства Варава въ "Мальт³йскомъ жидѣ" (Дѣйств³е  II , сц. 2).
  
   Что касается меня, то я выхожу по ночамъ
И убиваю больныхъ, стонущихъ у городскихъ стѣнъ
Иногда я хожу и отравляю колодцы;
А иногда, чтобы угодить христ³анамъ ворамъ
Я готовъ потерять часть моихъ червонцевъ,
Чтобы, гуляя по террасѣ моего дома
Смотрѣть, какъ ихъ ведутъ связанными мимо моихъ дверей.
  
   А Ааронъ и Варава, раскрываютъ свои души передъ зрителями, и съ трогательной наивностью, подобно Ричарду  III-му, признаются въ своей низости.
   Лавин³я представлена въ двухъ совершенно различныхъ видахъ: во 1-хъ, какъ добрая, любящая дочь и жена, а, во 2-хъ, въ несравненно менѣе привлекательномъ образѣ, въ сценѣ между ея мужемъ и Таморой, гдѣ она напоминаетъ сварливыхъ женщинъ изъ "Ричарда  III-го". Шекспиръ и не пытается придать какую-либо цѣльность ея характеру, также, какъ и характерамъ другихъ дѣйствующихъ лицъ "Тита Андроника".
   Было бы ошибочно, однако, приписать отсутств³е характеровъ въ "Титѣ Андроникѣ" исключительно молодости Шекспира. Ему было 30 лѣтъ, когда "Титъ Андроникъ" появился на сценѣ. Въ "Ромео и Джульеттѣ", относящейся, по всей вѣроятности, къ позднѣйшимъ мѣсяцамъ того же 1594 года, характеры разработаны уже съ ген³альнымъ мастерствомъ. Въ комед³и "Все хорошо, что хорошо кончается", которую я считаю позднѣйшей разработкой упомянутой Мересомъ въ 1598 году Шекспировской же комед³и "Вознагражденныя усил³я любви", есть отголоски прежней грубости; перерабатывая первый набросокъ, Шекспиръ не смогъ вполнѣ уничтожить въ характерѣ Елены, грубость первообраза ея въ ранней пьесѣ. "Титъ Андроникъ", представленный въ 1591 г., быть можетъ тоже былъ переработкой, написанной раньше трагед³и. Въ первомъ наброскѣ Люц³й былъ Веспес³аномъ, сыномъ Тита Андроника, выбраннымъ потомъ въ римск³е императоры; Тамора, готская царица, была эф³опской царицей, захваченной въ плѣнъ Андроникомъ и привезенной имъ въ Римъ, вмѣстѣ съ ея любовникомъ Аарономъ и ея сыновьями. Лавин³я носила имя Андроники. Эта первоначальная верс³я "Тита Андроника", на которую указываетъ нѣмецкая пьеса, вѣроятно, какъ и первая верс³я "Вознагражденныхъ усил³й любви", повредила разработкѣ характеровъ въ позднѣйшей, окончательной передѣлкѣ трагед³и. Но весьма возможно, что Шекспиръ даже не пытался создать характеры въ "Титѣ Андроникѣ". Выбравъ такой сюжетъ, какъ кровавая истор³я Тита Андроника, онъ, по всей вѣроятности, считалъ лишнимъ удѣлять вниман³е разработкѣ характеровъ.
   Источникъ, изъ котораго Шекспиръ могъ почерпнуть фабулу "Тита Андроника", пока еще не открытъ.
   Мы думаемъ, что "Титъ Андроникъ" всецѣло, отъ начала и до конца, принадлежитъ Шекспиру. Это явствуетъ изъ многихъ общихъ чертъ этой драмы съ другими ранними произведен³ями Шекспира. На нѣкоторыя изъ нихъ можно указать. Мы уже сказали, что "Титъ Андроникъ" отдѣленъ отъ "Венец³анскаго купца" всего двумя годами. Но, если сравнить нѣкоторыя характерныя мѣста въ обѣихъ пьесахъ, то передъ нами, какъ бы съ одной стороны робк³я попытки неопытнаго юноши, съ другой - легкость мастера, увѣреннаго въ своихъ силахъ и умудреннаго долгимъ опытомъ. Тамора говоритъ:
  
   Ты хочешь ли богоподобнымъ стать?
Ты станешь имъ, явивъ мнѣ милосердье.
Лишь въ немъ души велич³е.
         (Дѣйств³е I, сц. 2).
  
   Какъ это слабо въ сравнен³и со словами Порц³и въ "Венец³анскомъ купцѣ", но мысль та же.
   Слѣдуетъ, однако, замѣтить, что приведенное мѣсто, связывающее "Тита" съ "Венец³анскимъ купцомъ" отнюдь не одиноко въ своемъ шекспировскомъ тонѣ. Какъ хорошо говоритъ Титъ о своихъ сыновьяхъ, спящихъ въ могилѣ:
  
                       "Repose you here
Secure from wordly chanhes and mishaps!
Here lurks no treason, here no envy swells,
Here grow no damned drudges here no storms,
No noise but silence and eternal sleep".
   Т. е.: 
  
   "Покойтесь тутъ. Въ безопасности отъ земныхъ случайностей
И злоключен³й вы найдете себѣ здѣсь отдыхъ.
Здѣсь не стережетъ васъ измѣна и не разгорается зависть;
Здѣсь не выростаетъ проклятая злоба, нѣтъ ни бурь, ни шума - только молчан³е и вѣчный сонъ".
  
   Это и мног³я друг³я мѣста показываютъ, что "Титъ Андроникъ" носитъ на себѣ так³е слѣды шекспировской руки, въ которыхъ нельзя ошибиться. Даже так³е стихи , какъ :
  
   "My Lord, what I have done, as best I may
Answer I must, and shall do with my life" -
Я, государь, за то, что совершилъ,
Отвѣчу, какъ могу: моею жизнью.
             (Дѣйств³е   I, сц. 1).
  
   звучатъ для уха привычно, какъ что-то давно нами читанное у Шекспира. Такъ, первый же актъ, состоящ³й только изъ одной сцены, сразу дѣлаетъ яснымъ, что мы имѣемъ дѣло съ великимъ поэтомъ. Луц³й говоритъ въ концѣ акта!
  
          "That what we did was mildly as we might".
  
   Т. е. "То, что мы сдѣлали, было настолько кротко, настолько для насъ возможно".
   Это чисто шекспировск³й стиль, и онъ выдержанъ во всей пьесѣ, доказывая несомнѣнную связь автора "Тита Андроника" съ мастеромъ, создавшимъ "Венец³анскаго купца", и другими произведен³ями ранняго пер³ода Шекспира.
   Начало II  акта связано общими чертами съ первой частью "Генриха VI-го". Все, что Ааронъ говоритъ Таморѣ, вполнѣ напоминаетъ слова Суссекса, обращенныя къ королевѣ Маргаритѣ въ "Генрихѣ VI-мъ". Нѣсколько дальше Деметр³й говоритъ :
  
   She is a woman, therefore may be wooed;
She is a woman, therefore may be won.
  
   Т. е. "Она женщина, слѣдовательно ее можно желать; она женщина, слѣдовательно, ею можно завладѣть".
   Та же мысль встрѣчается въ сонетахъ въ "Генрихѣ  VI" и въ "Ричардѣ  III". Въ послѣднемъ форма немного измѣнена :
  
   "Was ever woman in this humour wooed?
Was ever woman in this humour won?
   Была-ль когда такъ ведена любовь?
Была-ль когда такъ женщина добыта?  
                 (Дѣйств³е  I , сц. 2).
                  
Во второй и третьей сценахъ II  акта, въ сценѣ охоты, такъ много истинно шекспировскаго, что даже тѣ, которые отрицаютъ принадлежность "Тита Андроника" Шекспиру, допускаютъ, что эти сцены имъ написаны. Это наиболѣе поэтичныя мѣста во всей пьесѣ, но въ драмѣ есть и помимо нихъ много прекрасныхъ отдѣльныхъ мѣстъ. Такъ какъ 1594 г. составляетъ средину пер³ода Сонетовъ, то неудивительно, что въ "Титѣ Андроникѣ" встрѣчается много отголосковъ шекспировскихъ сонетовъ. Слѣдующ³е стихи, напримѣръ, вполнѣ напоминаютъ извѣстное мѣсто въ "Сонетахъ".
  
   "O had the monster seen those lily hands
Tremble, like aspen leaves, upon a lute
And make the silken strings delight to kiss them".
   Т. е.: 
   "О, если бы чудовище видѣло, какъ эти лилейныя руки
Дрожатъ на лютнѣ, какъ листва осины,
И шелковыя струны въ восторгѣ цѣлуютъ ихъ".
                            (Актъ  II , стр. 4).
  
   Въ третьемъ актѣ есть мѣсто, напоминающее ту сцену "Юл³я Цезаря", гдѣ трибуны предлагаютъ Римлянамъ собрать всѣхъ бѣдняковъ и привести ихъ на берегъ рѣки оплакивать смерть Помпея. Приблизительно также въ первой сценѣ III  акта Титъ говоритъ:
  
   "And in the fountain shall we gaze so long
Till the fresh taste be taken from that clearness,
And made a brine pit with our bitter tears".
    И будемъ всѣ глядѣть въ него (т. е. въ ручей) покуда
Свой сладк³й вкусъ струи не потеряютъ,
Въ разсолъ - отъ слезъ горячихъ превратясь.
   Въ VI  актѣ , стихъ
   "But let her rest in her unrest awhile -
Но пусть она покоится въ тревогѣ (сц. 2).
   первоначально взятый изъ "Iеронима", повторяется въ нѣсколькихъ шекспировскихъ пьесахъ. А слова:
  
   "Although my seal be stamped in his face".
   "Хотя моей печатью онъ отмѣченъ".
  
   напоминаютъ одно мѣсто въ "Эдуардѣ  III-мъ" (дѣйств³е  II, сцена  I ).
  
   "He, that doth clip or counterfeit your stamp,
Shall die, my lord; and will your sacred self
Commit high treason gainst the King of Heaven,
To Stamp his image in forbidden metal".
   Тотъ, кто урѣзываетъ или поддѣлываетъ вашу печать,
Подвергается казни, государь, а ваша священная особа хочетъ
Свершить предательство Небеснаго Царя,
Отпечатлѣвъ его образъ на недостойномъ металлѣ.
  
   Кромѣ того, въ послѣднихъ актахъ есть много истинно поэтическихъ мѣстъ, которыхъ нельзя привести въ прямую связь съ той или другой опредѣленной пьесой Шекспира.
   И вотъ почему, съ какой бы радостью мы ни были готовы переложить отвѣтственность за "Тита Андроника" на какого-нибудь современнаго драматурга, - невозможно отрицать, что рука Шекспира видна во всей пьесѣ. Мы уже знаемъ, что вкусъ одновременно и къ кровавому и къ нѣжному присущъ многимъ изъ современниковъ Шекспира, но такъ какъ такое сочетан³е противоположныхъ качествъ нынѣ для насъ непостижимо, то мы лишь съ большой неохотою соглашаемся приписывать ее Шекспиру. Эта-то неохота и была матерью попытки отрицать авторство его въ нашей пьесѣ. Неблагоразумно, однакоже, смотрѣть на Шекспира, какъ на какую-то литературную Минерву, которая выскочила изъ головы Юпитера зрѣлая и въ полномъ вооружен³и. Такое шекспиропоклонство приноситъ болѣе вреда, чѣмъ добра. Въ дѣйствительности, если мы пустимъ въ ходъ всѣ средства, которыя шекспиролог³я нашихъ дней даетъ намъ въ руки, для излѣдован³я произведен³й нашего поэта, то многое изъ того, что не принадлежитъ его личному ген³ю, отпадетъ, но за то остальное только выиграетъ отъ этого процесса. "Титъ Андроникъ" пропитанъ кровожаднымъ вкусомъ того времени, но въ немъ есть отдѣльныя мѣста большой поэтической красоты, которыя связываютъ его съ прочими прозведен³ями поэта.

Робертъ Бойль. {*}

   {* Переводъ съ рукописи. См. т.  IV, стр. 68, прим. 2. }
  
  
  

Другие авторы
  • Гершензон Михаил Осипович
  • Пельский Петр Афанасьевич
  • Паевская Аделаида Николаевна
  • Ржевский Алексей Андреевич
  • Коллоди Карло
  • Кроль Николай Иванович
  • Мольер Жан-Батист
  • Ауслендер Сергей Абрамович
  • Станкевич Николай Владимирович
  • Болотов Андрей Тимофеевич
  • Другие произведения
  • Большаков Константин Аристархович - В. В. Маяковский. Облако в штанах. Тетраптих
  • Гаршин Всеволод Михайлович - В. М. Гаршин: биобиблиографическая справка
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Путешествие Мальчика-с-пальчика
  • Дживелегов Алексей Карпович - Фортунатов, Степан Федорович
  • Лавров Петр Лаврович - Стихотворения
  • Башкин Василий Васильевич - Сосны
  • Дмитриев-Мамонов Матвей Александрович - Пункты преподаваемого во внутреннем Ордене учения
  • Кукольник Нестор Васильевич - Стихотворения
  • Кусков Платон Александрович - Стихотворения
  • Семенов Сергей Терентьевич - Счастливый случай
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 190 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа