Главная » Книги

Тихомиров Павел Васильевич - Новости западной философской литературы

Тихомиров Павел Васильевич - Новости западной философской литературы


  
   Тихомиров П. В. Новости западной философской литературы: (Статья 2-я:) Логика и теория знания // Богословский вестник 1896. Т. 2. No 5. С. 322-338 (2-я пагин.). (Начало.)
  

Новости западной философской литературы.

(Статья вторая).

Логика и Теор³я знан³я.

   Наиболѣе крупной новостью въ западно-европейской литературѣ по логикѣ и теор³и знан³я за послѣдн³е годы является второе издан³е логики маститаго германскаго мыслителя Вильгельма Вундта. Книга эта совершенно справедливо считается "изложен³емъ итоговъ всей научной работы истекающаго столѣт³я и предислов³емъ къ новымъ великимъ открыт³ямъ въ области экспериментальной психолог³и и метафизики, которыя предстоятъ будущему столѣт³ю" (Вопросы фил. и псих., 1895 г. кн. 5, стр. 626 въ спец. отд.). Но мы въ настоящей статьѣ не будемъ говорить объ этомъ капитальномъ трудѣ,- съ одной стороны, потому, что оцѣнить его истинное научное значен³е въ маленькой библ³ографической замѣткѣ было-бы совершенно невозможно, а съ другой,- потому, что сообщен³е объ этой книгѣ было уже въ "Вопросахъ философ³и и психолог³и" за прошлый годъ, и затѣмъ тамъ же обѣщается въ непродолжительномъ времени болѣе обстоятельная ея оцѣнка (проф. Н. Я. Гротомъ), къ которой мы и находимъ болѣе удобнымъ отослать русскихъ читателей. Книги, о которыхъ будетъ наша рѣчь, представляютъ собою, можно сказать, явлен³я значительно низшаго порядка, чѣмъ работа Вундта, но тѣмъ не менѣе онѣ заслуживаютъ вниман³я и,- насколько намъ извѣстно,- доселѣ еще не обозрѣвались въ русскихъ журналахъ.
  

I.

  

Friedrich Kirchner, Katechismus der Logik. Zweite vermehrte und verbesserte Auflage. Mit 36 in den Text gedruckten Abbildungen Leipzig. 1890. SS. VIII 245. In. 16R.

  
   Книжка Кирхнера принадлежитъ къ громадной сер³и "катехизисовъ" по разнымъ наукамъ, изданныхъ Лейпцигской книжною фирмой Вебера и преслѣдующихъ цѣль самой широкой популяризац³и научныхъ знан³й (подобно нашей Московской "Библ³отекѣ для самообразован³я"). Трудъ свой авторъ предназначаетъ въ пособ³е учащимъ и учащимся въ университетахъ и гимназ³яхъ и въ руководство вообще образованнымъ людямъ, интересующимся логикой (S. III). Соотвѣтственно такой цѣли, онъ, по его собственнымъ словамъ, старался "соединить общедоступность изложен³я съ научной основательностью", не обходя, однако, ни одного труднаго вопроса и лишь избѣгая схоластическаго формализма. Обширной новѣйшей литературой предмета, авторъ пользуется въ своей книгѣ и - довольно умѣло, т. е. но входя въ излишн³я подробности, но и не замалчивая существеннаго, такъ что читатель съ удовольств³емъ встрѣчаетъ въ надлежащихъ мѣстахъ ссылки на Тренделенбурга, Лотде, Зигварта, Вундта, Навиля и др. Не игнорируется также и старая литература (Аристотель, схоластики, Лейбницъ, Кантъ и др.). Пр³ятное впечатлѣн³е производитъ, затѣмъ, и введенная въ книгу, достаточно обстоятельная для учебника, истор³я логики (SS. 15-51). Вопросы, какими задается здѣсь авторъ, и даваемые на нихъ отвѣты показываютъ, что онъ совершенно правильно понимаетъ значен³е истор³и науки для ея положительной разработки и дѣйствительно съумѣлъ отмѣтить все наиболѣе существенное въ этомъ отношен³и. Вообще, претенз³я книги на научную основательность,- если разумѣть подъ послѣднею умѣнье не упустить ничего существеннаго изъ выработаннаго въ наукѣ доселѣ,- должна быть признана въ значительной мѣрѣ справедливой.
   Менѣе основательны претенз³и автора на новизну и самостоятельность въ рѣшен³и нѣкоторыхъ вопросовъ,- напр., о различ³и понят³я отъ логическаго представлен³я (SS. 110-114), о категор³яхъ (SS. 121-133), о различ³и противо-положныхъ и противорѣчащихъ понят³й (SS. 141-145), о сужден³яхъ аналитическихъ, синтетическихъ, апр³орныхъ и апостер³орныхъ (SS. 150-152) и др. (ср. S. VI). Несомнѣнно, что во всѣхъ указанныхъ случаяхъ, равно какъ и вообще во всей книгѣ, онъ не относился рабски къ своимъ пособ³ямъ; но, съ другой стороны, и признать, что онъ здѣсь высказываетъ что-либо существенно новое,- было-бы слишкомъ много.
   Планъ разсматриваемой книги таковъ. Начинается она введен³емъ (SS. 3-53), которое содержитъ въ себѣ установку понят³я о логикѣ (§ 1), трактатъ объ отношен³и логики къ другимъ наукамъ (§ 2), истор³ю логики (§ 3) и раздѣлен³е логики (§ 4). Затѣмъ слѣдуетъ ²-я часть,- теор³я знан³я (SS. 54-108), трактующая о сущности по-знан³я (§ 5), о самосознан³и (§6), о познаваемости внѣшняго м³ра (§7), о достовѣрности нашего знан³я (§ 8) и объ основныхъ логическихъ законахъ (§ 9). II-я часть со-держитъ учен³е объ элементарныхъ формахъ мышлен³я (Е³еmentarlelire, SS. 109-203), т. е. сужден³яхъ, понят³яхъ и умозаключен³яхъ, a III-я - о такъ наз. систематическихъ формахъ (Methodenlehre, SS. 204-240), т. е. объ опредѣлен³и (§ 23), раздѣлен³и (§ 24), доказательствѣ (§ 25), софизмахъ (§ 26) и методахъ (§ 27). Какъ видимъ, планъ въ общемъ довольно шаблонный, особенно въ нѣмецкихъ руководствахъ. Главнымъ недостаткомъ этого плана является почти полное пренебрежен³е теор³ей индукц³и: послѣдняя кратко лишь затрогивается въ трактатѣ о методѣ (SS. 232-237). Затѣмъ, на нашъ взглядъ, незаконно введен³е въ курсъ логики теор³и знан³я,- недостатокъ, которымъ грѣшитъ большинство нѣмецкихъ учебниковъ, что, впрочемъ, кажется, объясняется требован³ями экзаменац³онныхъ программъ. Вопросы теор³и знан³я до сихъ поръ служатъ предметомъ споровъ и противорѣчивыхъ обсужден³й. Желательно-бы, поэтому, разработку логики, которая доселѣ считается той нейтральной почвой, на какой могутъ сойтись мыслители самыхъ противоположныхъ направлен³й для провѣрки взаимныхъ своихъ разноглас³й, не ставить въ зависимость отъ такой или иной теор³и знан³я.
   Въ подробностяхъ содержан³я книги Кирхнера трудно указать что-либо заслуживающее нарочитаго упоминан³я. Это - просто хорош³й учебникъ съ обычнымъ учебнымъ матер³аломъ. Усвоен³ю этого матер³ала особенно можетъ способствовать принятый авторомъ вопросо-отвѣтный способъ изложен³я: плодомъ такого способа изложен³я является замѣчательная отчетливость и раздѣльность излагаемаго содержан³я. Переведенная на русск³й языкъ, книжка эта могла-бы съ честью занять мѣсто въ ряду нашихъ учебныхъ руководствъ по логикѣ.
  

II.

  

Gusiav Glogau. Die Hauptlehren der Logik und Wissenschaftslehre. Kiel u. Leipzig. 1894. SS. XVI 190. In 8R.

  
   Аналогичное съ катехизисомъ Кирхнера имѣетъ назначен³е и книга Глогау. Въ предислов³и авторъ говоритъ, что старался ею удовлетворить потребностямъ студентовъ и молодыхъ людей, готовящихся къ докторскимъ экзаменамъ. Существующ³я по этому предмету руководства кажутся ему не отвѣчающими сущности и цѣли экзаменовъ, "Когда мы слышимъ, говоритъ онъ, какъ, напр., молодые естественники, прошедш³е реальную гимназ³ю и лишенные всякаго представлен³я о сущности эллинизма спрашиваются изъ философ³и о Ѳалесѣ или Гераклитѣ и Пиѳагорейцахъ вмѣсто Лейбница и Лотце; или когда мы видимъ, какъ y нихъ логическ³я знан³я со стороны своей достовѣрности оцѣниваются по Кантовской таблицѣ категор³й или по модусамъ силлогистическихъ фигуръ, a o самой сущности научнаго мышлен³я они не имѣютъ ни малѣйшаго представлен³я: то мнѣ думается, что такой экзаменъ лучше-бы было совсѣмъ уничтожить, чѣмъ допускать, чтобы внѣшнимъ образомъ выученная схоластика дѣлала для молодыхъ умовъ философ³ю навсегда предметомъ пренебрежен³я" (S. V²²). Въ противоположность этому, авторъ въ своей книгѣ желаетъ, по его словамъ, всюду сдѣлать для учащихся наглядными прежде всего мотивы научнаго мышлен³я и показать, какъ они проявляются въ особыхъ формахъ и методахъ научнаго изслѣдован³я (ibid.). Такими широкими намѣрен³ями задается авторъ.
   Обращаясь къ содержан³ю книги, мы видимъ, что она по количеству поднимаемыхъ и обсуждаемыхъ вопросовъ дѣйствительно соотвѣтствуетъ этимъ авторскимъ намѣрен³ямъ: она даетъ не только логику, но и теор³ю знан³я и даже въ значительной мѣрѣ метафизику, такъ что съ этой точки зрѣн³я, авторъ имѣлъ право сказать въ концѣ своего труда, что онъ изложилъ здѣсь "сжато и точно свое пониман³е всѣхъ главныхъ задачъ науки" (S. 190).
   Во введен³и въ свою книгу авторъ говоритъ о различ³и естественнаго и философскаго пониман³я вещей и о значен³и философ³и для оцѣнки принциповъ и выводовъ спец³альныхъ наукъ (SS. 1-3). Самая книга распадается на двѣ части - логику (SS. 5-102) и наукоучен³е (SS. 103-190). ²-я глава логики трактуетъ объ идеѣ истины или логическихъ и онтологическихъ предположен³яхъ познан³я. Здѣсь прежде всего устанавливается самодостовѣрность законовъ мысли, какъ послѣднее основан³е всякой научной достовѣрности (SS. 7-8). Затѣмъ говорится объ основоположен³яхъ логики, или законахъ мышлен³я. Этихъ законовъ авторъ считаетъ четыре или, точнѣе, - двѣ пары взаимно дополняющихъ другъ друга законовъ: законъ тожества и противорѣч³я и законъ тожественнаго отношен³я и недопущен³я случайной перемѣны (Abwehr des zufälligen Wechsels). Первые, два достаточно знакомы всѣмъ изучавшимъ логику, о двухъ же послѣднихъ необходимо сказать нѣсколько словъ: Законъ тожественнаго отношен³я формулируется такъ: если съ A дано В, такъ съ A дано всегда именно В, иначе - если за A слѣдуетъ В, то за A слѣдуетъ всегда именно В, или, короче, отношен³е A къ В всегда равно самому себѣ. Въ объективномъ познан³и природы законъ этотъ имѣетъ то значен³е, что въ м³ровыхъ явлен³яхъ господствуютъ не произволъ или случайность, a неизмѣнныя отношен³я. Законъ недопущен³я случайной перемѣны есть отрицательная форма закона тожественнаго отношен³я: если A есть В, то A не есть поп-B (напр. С, D и т. д.). Удобнѣйшими латинскими назван³ями авторъ считаетъ - для перваго principium identitatis relationis, a для второго pr. contradictionis diversae relationis. Послѣдн³й, по его мнѣн³ю, долженъ замѣнить собою законъ достаточнаго основан³я прежнихъ логикъ (SS. 8-12). Не трудно видѣть въ этихъ законахъ попытку свести законы причинности и достаточнаго основан³я на логическ³й законъ тожества,- мысль уже не новая, какъ на западѣ, такъ и y насъ. Но раскрыт³е и обоснован³е этой мысли кажется намъ весьма недостаточнымъ, вслѣдств³е крайней сжатости и схематичности.- Послѣ этого слѣдуютъ трактаты объ основныхъ онтологическихъ понят³яхъ (SS. 12-17) и о задачѣ и составѣ логики (SS. 17-18).
   За первою вводной въ логику главой, излагаются - во ²²-й главѣ учен³е о сужден³и (SS. 19-88), a въ III-й учен³е объ умозаключен³и или, какъ выражается авторъ, о принципахъ прогрессивнаго и регрессивнаго синтеза (SS. 39-66). Обѣ эти главы достаточно обильны содержан³емъ. Напр. въ главѣ о сужден³яхъ къ обычному въ этомъ случаѣ матер³алу присоединено интересное обозрѣн³е вопроса объ общихъ сужден³яхъ, въ главѣ объ умозаключен³и - трактатъ о математической индукц³и и т. п. Жаль только, что учен³е о естественно-научной индукц³и мало затронуто.
   Учен³е о понят³и, авторъ относитъ къ II-й главѣ, говорящей о формахъ систематическаго мышлен³я. Въ этой же главѣ разсматриваются вопросы - о классификац³и, системѣ и спекуляц³и (SS. 67-102).
   Вторая часть книги Глогау,- наукоучен³е (SS. 103-190),- содержитъ изслѣдован³е вопросовъ - объ основныхъ понят³яхъ физики (матер³я и сила), хим³и (сцѣплен³е, прилипан³е, сродство, атомъ, молекула и т. п.), физ³олог³и (жизнь), психолог³и, этики и теоретической дѣятельности духа въ искусствѣ, наукѣ и религ³и, о пространствѣ и времени и о взаимоотношен³яхъ природы и духа, Бога и м³ра. Входить въ подробности рѣшен³я авторомъ этихъ вопросовъ, мы не будемъ. Замѣтимъ только, что опъ принадлежитъ къ школѣ Гербарта и является спец³альнымъ приверженцемъ Штейнталя.
   Обил³е обсуждаемыхъ въ книгѣ Глогау вопросовъ, при маломъ ея объемѣ, сдѣлали для автора невозможнымъ дать что-либо болѣе сжатаго конспекта своей философской системы;- для научной обработки матер³ала естественно не осталось мѣста. Ссылки на литературу и критико-полемическ³е экскурсы очень малочисленны. Вообще, изложен³е сильно отличается догматическимъ характеромъ. Такимъ образомъ, по своимъ внутреннимъ достоинствамъ разсматриваемая книга далеко не отвѣчаетъ тѣмъ широкимъ намѣрен³ямъ, как³я заявлены авторомъ въ предислов³и. Тѣмъ не менѣе, въ ряду учебныхъ пособ³й по логикѣ, гносеолог³и и метафизикѣ она можетъ считаться весьма не безполезной, какъ толковый и серьезный repetitorium.
  

III.

  

G. Milhaud. Essai sur les conditions et les limites de la certitude logique. Paris. 1894. Pp. 237. in 8-0

  
   Сочинен³е Мило посвящено спец³альному вопросу - о предѣлахъ значен³я логическаго закона противорѣч³я и имѣетъ цѣлью показать, что логическое противорѣч³е не уполномочиваетъ ни на какое утвержден³е внѣ частныхъ наблюдаемыхъ фактовъ, что, слѣдовательно, совершенно иллюзорны попытки философовъ апр³ористовъ дать, - пользуясь закономъ противорѣч³я, какъ критер³емъ достовѣрности,- окончательное рѣшен³е нѣкоторыхъ вопросовъ о сверхъ опытномъ (Preface et pp. 38-39). Книга состоитъ изъ трехъ частей.
   Въ первой части авторъ старается установить свой тезисъ положительно,- анализомъ, тѣхъ услов³й, при которыхъ мы открываемъ логическое противорѣч³е (pp. 1-39). Противорѣч³е возникаетъ всяк³й разъ, когда мы отступаемъ отъ принятыхъ нами или научно установленныхъ опредѣлен³й. Скажите физику, что вы нашли амм³акъ, нерастворимый въ водѣ;- онъ вамъ, не колеблясь, отвѣтитъ, что это - вздоръ. На чемъ-же, въ концѣ концовъ, покоится его такая твердая увѣренность? - Если вы спросите его объ этомъ, то онъ спокойно отвѣтитъ: "амм³акъ, который оказался-бы нерастворимымъ въ водѣ, не былъ бы болѣе амм³акомъ". Растворимость въ водѣ входитъ въ самое опредѣлен³е этого газа (pp. 28-29). Законъ противорѣч³я предохраняетъ лишь насъ отъ внесен³я въ систему нашихъ знан³й, взаимно уничтожающихъ другъ друга элементовъ, но не уполномочиваетъ ни на как³я положительныя утвержден³я, не содержащ³яся въ принятомъ уже нами ранѣе за истину. Отсюда слѣдуетъ несостоятельность мнѣн³я, признающаго критер³емъ истины немыслимость противоположнаго: извѣстный тезисъ уже долженъ быть ранѣе признанъ за истину, чтобы его антитезисъ могъ быть объявленъ ложнымъ.- Принципъ противорѣч³я никогда не уполномочиваетъ ни на какое положительное утвержден³е о вещахъ, если только онъ не опирается, въ своемъ приложен³и, на прямое наблюден³е нѣкоторыхъ частныхъ фактовъ или на какую-нибудь гипотезу, принятую заранѣе, на основан³и индуктивнаго изучен³я фактовъ, или на какой-нибудь метафизическ³й взглядъ (р. 38).
   Во второй части (pp. 40-124) разсматриваются услов³я логической достовѣрности въ математикѣ. "Надо, говоритъ авторъ, различать, когда говорятъ о математической очевидности, два разныхъ смысла, въ какихъ понимаютъ это выражен³е. Дѣло можетъ итти или о непосредственной интуиц³и, при помощи которой мы усматриваемъ истину извѣстныхъ предложен³й, или о тѣхъ строгихъ дедукц³яхъ, въ какихъ располагаются математическ³я доказательства. Другими словами, можно имѣть въ виду или акс³омы, - первыя и основныя истины, или длинную цѣпь выводимыхъ отсюда предложен³й" (р. 42). Разсматривая акс³омы, Мило находитъ, что очевидность ихъ такъ-же мало покоится на немыслимости противоположнаго, какъ и достовѣрность всякаго ощущен³я. Чему противорѣчило-бы утвержден³е, что двѣ прямыя лин³и могутъ ограничивать пространство? Тому факту, что это - прямыя лин³и? Но въ чемъ состоитъ этотъ фактъ?- He болѣе, какъ въ непосредственномъ воспр³ят³и, общемъ всѣмъ людямъ. Но если-бы очевидность этой интуиц³и оправдывалась закономъ противорѣч³я, то необходимо было-бы говорить, что и воспринимая бѣлую бумагу, я потому убѣжденъ въ ея бѣлизнѣ, что всяк³й другой ея цвѣтъ противорѣчилъ-бы получаемому мною отъ нея ощущен³ю (pp. 43-44). Обращаясь къ математическимъ доказательствамъ, авторъ находитъ, что они всегда состоятъ въ сведен³и къ первоначально принятымъ опредѣлен³ямъ или акс³омамъ (pp. 51-53). Стало быть, законъ противорѣч³я,- напр. въ доказательствахъ отъ противнаго,- имѣетъ значен³е не оруд³я новыхъ выводовъ, a лишь средства привести въ ясность связь доказываемаго положен³я съ раннѣйшими допущен³ями.
   Далѣе авторъ разсматриваетъ вопросъ о приложен³и математики къ физикѣ (pp. 53 sq.). Объ услов³яхъ математическаго анализа ариѳметическихъ чиселъ (pp. 67-77), алгебраическихъ величинъ (pp. 78 sq.), геометрическихъ положен³й и т. п. Затѣмъ онъ разсуждаетъ о роли математики въ общей системѣ нашихъ знан³й (pp. 98-124) и приходитъ къ выводу, что математика никогда не даетъ намъ права высказывать, во имя закона противорѣч³я, какое-либо утвержден³е относительно ненаблюдавшихся фактовъ (р. 122).
   Третья часть книги Мило посвящена изслѣдован³ю нѣкоторыхъ философскихъ проблемъ, рѣшен³е которыхъ въ разное время пытались дать, опираясь на законъ противорѣч³я (pp. 125-232). Она распродается на три главы: ²-ая гл. - о механизмѣ и свободѣ (рр. 125-147), II-ая - о философскихъ слѣдств³яхъ изъ не-Эвклидовской геометр³и (pp. 148-196), III-я - разборъ космологическихъ антином³й Канта (pp. 197-232). Подробно излагать содержан³е этихъ главъ нѣтъ надобности.
   Книга Мило имѣетъ весьма большой интересъ для занимающихся теор³ей знан³я и метафизикой. Какъ-бы кто ни сталъ относиться къ сужден³ямъ автора, они, во всякомъ случаѣ, вполнѣ заслуживаютъ того, чтобы съ ними серьезно считаться.
  

IV.

  

Ф. Э. Уэтерли. Оcновы индуктивной и дедуктивной логики съ приложен³емъ таблицъ. Переведено съ англ³йскаго Л. Голъдмерштейномь. К³евъ 1894. Стр 90. in 16R.

  
   Говоря о цѣли логики, авторъ даетъ два опредѣлен³я этой науки: 1, "Наука о законахъ мышлен³я" и 2, "Искусство правильнаго умозаключен³я" (стр. 1). Эти два опредѣлен³я, по его мнѣн³ю, отнюдь не исключаютъ другъ отъ друга. "Наука, говоритъ онъ, даетъ намъ законы, искусство сообщаетъ правила. Наука есть пытливая госпожа - Почему? искусство есть практичная госпожа - Какъ? На этомъ основан³и - 1. Логика, какъ наука, изслѣдуетъ и разъясняетъ различныя дѣйств³я, при которыхъ оправдываются законы мышлен³я; 2, Логика, какъ искусство, даетъ извѣстное количество правилъ для правильнаго мышлен³я и умозаключен³я" (стр. 2). Отношен³е логики къ психолог³и авторъ схематически представляетъ такъ:
  

Логика скорѣе занимается

Терминами,

Представлен³ями,

Предложен³ями,

чѣмъ

Сужден³ями,

Выводами,

Умозаключен³ями.

  
   Послѣдн³я болѣе принадлежатъ психолог³и чѣмъ логикѣ (стр. 6). Таковы наиболѣе бросающ³яся въ глаза мысли ²-ой, вводной, главы книжки Уэтерли. Въ общемъ воззрѣн³я эти надо признать правильными, хотя и недостаточно обстоятельно и хорошо раскрытыми. Мы указали ихъ, впрочемъ, только затѣмъ, чтобы характеризовать то направлен³е, къ которому принадлежитъ авторъ;- чего-либо новаго или своеобразнаго въ нихъ, конечно, нѣтъ. Не трудно видѣть, что пониман³е авторомъ задачи логики - совершенно обычное для англ³йскаго учебника по этому предмету.
   Такимъ-же шаблоннымъ характеромъ отличается содержан³е и всѣхъ остальныхъ главъ книги. Глава II излагаетъ учен³е о терминахъ, ихъ раздѣлен³и и процессахъ генерализац³и и спец³ализац³и (стр. 8-13); гл. III.- o предложен³яхъ и ихъ видахъ,- затрогиваетъ между прочимъ вопросы о словесной формулировкѣ предложен³й и квалификац³и предиката (стр. 14-20), что должно быть поставлено въ заслугу книжкѣ, общую, впрочемъ, ей съ многими другими англ³йскими учебниками; по поводу IV и V главъ,- о предикабил³яхъ (стр. 21-26), соозначен³и и означен³и, опредѣлен³и и раздѣлен³и (стр. 27-34), можно только замѣтить, что содержан³е ихъ съ большимъ удобствомъ и большей пользой для читателя или учащагося могло-бы быть разбито по разнымъ отдѣламъ II-ой и III-ей главъ; обозрѣн³е въ глл. VI-XIII непосредственныхъ умозаключен³й и разныхъ видовъ силлогизма (стр. 35-69) - достаточно обстоятельно для маленькаго учебника и страдаетъ только преобладан³емъ формулъ надъ конкретными примѣрами и крайней банальностью послѣднихъ (напр., "всѣ люди смертны", "нѣкоторые люди носятъ сюртуки", "ни одинъ человѣкъ не есть корова" и т. п.); то-же слѣдуетъ сказать и касательно трактата о софизмахъ (гл. XIV, стр. 68-76); учен³е объ индукц³и (глл. XV-XVI, стр. 77-90) изложено очень толково и снабжено примѣрами достаточно интересными и наглядными. Изъ приведеннаго перечня содержан³я логики Уэтерли видно, что въ ней недостаетъ трактатовъ - о доказательствѣ, его видахъ и пр³емахъ, о методѣ и о примѣнен³и логическихъ пр³емовъ въ различныхъ спец³альныхъ наукахъ (прикладная логика).
   Къ числу достоинствъ книги должно быть отнесено обил³е таблицъ, облегчающихъ отчетливое усвоен³е изученнаго матер³ала. Также достоинствомъ является и то обстоятельство, что изложен³е правильныхъ логическихъ пр³емовъ всюду сопровождается указан³емъ возможныхъ ошибокъ и неправильностей. Недостатками-же разсматриваемаго сочинен³я, кромѣ указанныхъ выше, являются - пристраст³е автора къ черезчуръ детальному и часто совершенно ненужному дроблен³ю излагаемаго матер³ала, отсутств³е какихъ-бы то ни было указан³й на литературу предмета, неправильное толкован³е законовъ мышлен³я и нѣкоторые друг³е.
   Переводъ этой книги на русск³й языкъ сдѣланъ чрезвычайно плохо: онъ полонъ неточностей и неправильностей, нерѣдко изобличающихъ въ переводчикѣ совершенное не-знакомство съ предметомъ. Напр., на стр. 71 читаемъ вмѣсто "амфибол³я" - "амфиболог³я", a на стр. 76 тотъ-же предметъ названъ "амфиб³олог³ей"; на стр. 74 "petitio prinс³р³³" переводится "выпрашиван³е вопроса"; на стр. 75 "circulus in demonstramlo" переведено "доказательство въ кругѣ" и "ignoratio olenhi" - "назван³е (sic!) опровержен³я"; на стр. 36 отношен³е сужден³й I и O названо "надъ-противностью"; на стр. 51 второй модусъ второй фигуры категорическаго силлогизма названъ "Camastres" вм. "Camestres" и т. д. и т. д. Нерѣдко встрѣчается безграмотность въ родѣ - "свинья ѣстъ яблока" (стр. 71). Вообще, недостатки перевода такъ велики, что его ни въ какомъ случаѣ нельзя рекомендовать вниман³ю русскихъ читателей.
  

V.

  

Hans Cornelius. Versuch einer Theorie der Existentialnrteile. Munchen, 1894. SS. 104, in 8R.

  
   "Изслѣдован³е, имѣющее своимъ предметомъ сущность экзистенц³альныхъ сужден³й,- говоритъ авторъ,- по существу дѣла, не можетъ имѣть исходнымъ пунктомъ исчерпывающее опредѣлен³е этихъ сужден³й; въ лучшемъ случаѣ такое опредѣлен³е можетъ образовать лишь заключен³е изслѣдован³я" (стр. 5). Такова неопредѣленность взятаго авторомъ вопроса. Но такъ-какъ невозможно изслѣдовать предмета, не имѣя никакой возможности выдѣлить его изъ ряда другихъ сходныхъ съ нимъ предметовъ, то для автора возникаетъ потребность хоть въ какомъ-нибудь предварительномъ опредѣлен³и экзистенц³альныхъ сужден³й. Въ качествѣ такого предварительнаго опредѣлен³я онъ принимаетъ слѣдующее: "экзистенц³альными сужден³ями называются так³я познан³я или выражен³я, которыя какимъ-либо образомъ относятся къ быт³ю мыслимаго содержан³я" (S. 6).
   Послѣ такого опредѣлен³я предмета своего изслѣдован³я авторъ въ ²-й главѣ (SS. 7-32) разсматриваетъ воспр³ят³е, какъ дѣятельность, посредствомъ которой мы прямо познаемъ быт³е наличнаго содержан³я нашего сознан³я, и - формы, въ которыхъ мы выражаемъ эти свои познан³я. Воспр³ят³е Корнел³усъ опредѣляетъ, какъ "Подмѣну феноменовъ нашего сознан³я" (S. 7). Такое опредѣлен³е оправдывается тѣмъ, что во множествѣ нашихъ одновременныхъ или послѣдовательныхъ ощущен³й одни остаются незамѣченными, какъ-бы ускользаютъ отъ вниман³я, a друг³я замѣчаются. Вотъ этой-то разницей мы и должны воспользоваться для характеристики слѣдующаго за простымъ ощущен³емъ познавательнаго акта,- воспр³ят³я (S. 11). Воспр³ят³е. будучи противоположно неподмѣчаемому существован³ю извѣстнаго содержан³я въ сознан³и, - тожественно съ произвольнымъ или непроизвольнымъ разложен³емъ содержан³я нашего сознан³я на его послѣдовательные или одно-временные компоненты (S. 13). Такъ-какъ анализъ одновременныхъ частей содержан³я сознан³я сводится, въ послѣдней инстанц³и, на анализъ послѣдовательныхъ содержан³й, a этотъ послѣдн³й есть не что иное какъ различен³е настоящаго содержан³я сознан³я отъ предшествующаго, то, стало-быть, воспр³ят³е извѣстнаго содержан³я состоитъ въ отличен³и его отъ того, что было воспринято прежде (S. 13). Въ этомъ и состоитъ простѣйшее познан³е извѣстнаго содержан³я нашей душевной жизни (S. 17). Становясь сужден³емъ, это знан³е, поскольку оно констатируетъ быт³е въ нашемъ сознан³и извѣстнаго воспринятаго содержан³я, какъ таковаго, есть экзистенц³альное сужден³е (S. 18). Разсмотрѣвъ затѣмъ вопросъ о выражен³и этихъ сужден³й въ формѣ предложен³я (SS. 21-28), авторъ говоритъ о достовѣрности основанныхъ на воспр³ят³и сужден³й (SS. 29 ff). Эта достовѣрность зависитъ отъ того, дѣйствительно-ли и полно-ли вспоминаются тѣ феномены, въ отношен³е къ которымъ я ставлю настоящ³й воспринимаемый феноменъ (S. 30). При этомъ необходимо имѣть въ виду, что въ данномъ случаѣ рѣчь идетъ только объ истинѣ субъективнаго сужден³я, a не о его объективномъ значен³и (ibid). Истинность основанныхъ на воспр³ят³и сужден³й, сообщаемыхъ намъ другими людьми, зависитъ отъ того, правильно-ли пользуется словами говорящ³й (ibid).
   Во II-й главѣ Корнел³усъ разсматриваетъ ощущен³е и воображен³е и основанныя на нихъ сужден³я (SS. 32-45). Въ III-ей-же главѣ, опираясь на результаты этого изслѣдован³я, онъ старается опредѣлить смыслъ тѣхъ утвержден³й, которыя касаются быт³я не даннаго на лицо содержан³я сознан³я (SS. 45-41). Когда я утверждаю, что существуютъ чернокож³е люди, и не вижу въ то-же время негра, то ясно, что я утверждаю не быт³е содержан³я моего наличнаго представлен³я въ моемъ сознан³и, ибо содержан³е послѣдняго въ этомъ случаѣ есть образъ чернаго человѣка, a мое сужден³е, само собою понятно, не тожественно съ утвержден³емъ, что существуетъ этотъ образъ (хотя, конечно, и это утвержден³е содержится въ немъ). Какой-же, спрашивается, смыслъ соединяется здѣсь съ понят³емъ существован³я? (S. 45). Экзистенц³альныя сужден³я этого рода суть, по мнѣн³ю автора, сужден³я, выражающ³я на основан³и прежняго опыта ожидан³е, что при извѣстныхъ обстоятельствахъ въ будущемъ содержан³е даннаго образа можетъ быть предметомъ нашего собственнаго или чужого воспр³ят³я (S. 46). Если-же сужден³я этого рода, опираясь, съ одной стороны, на воспоминан³е нашего прежняго опыта, а съ другой,- на сообщен³я другихъ людей, суть индуктивныя, то, значитъ, вопросъ о нихъ распадается на три отдѣльныхъ вопроса: 1) о сужден³яхъ, основанныхъ на воспоминан³и, 2) объ основан³яхъ для убѣжден³я въ правильности нашего толкован³я чужихъ сообщен³й и 3) объ индукц³и, уполномочивающей насъ ожидать при извѣстныхъ услов³яхъ возможности имѣть извѣстный опытъ (ibid.). Первый изъ этихъ вопросовъ разсматривается авторомъ ниже, въ ²-й гл. (SS. 86-100). Что касается индукц³и, то, по его мнѣн³ю, она выражаетъ собою убѣжден³е въ постоянствѣ и неизмѣнности тѣхъ объективныхъ услов³й, которыя дѣлаютъ возможнымъ воспр³ят³е и покоится на всемъ раннѣйшемъ опытѣ каждаго изъ насъ (SS. 46-48). Подобное же основан³е имѣетъ и наше довѣр³е къ чужимъ сообщен³ямъ: мы разсматриваемъ слова другихъ индивидуумовъ, аналогично нашимъ собственнымъ словамъ, какъ обусловленныя течен³емъ представлен³й этихъ индивидуумовъ (SS. 48).
   Глава IV посвящена полемикѣ съ теор³ями экзистенц³альныхъ сужден³й Юма (SS. 62-71), Джемса Милля, Джона Стюарта Милля, Бэна, Стау, Джемса (SS. 71-82) и Брентано (SS. 82-86).
   Въ заключительномъ обозрѣн³и (гл. VI, стр. 100-104) авторъ говоритъ о гносеологическомъ значен³и теор³и экзистенц³альныхъ сужден³й. "Понят³я объ истинномъ и ложномъ, говоритъ онъ, находятъ свое мѣсто только тамъ, гдѣ извѣстное содержан³е употребляется, какъ символъ другого. Старое опредѣлен³е истины, гласящее, что ее надо искать въ соглас³и представлен³й и ихъ соединен³й съ представляемыми предметами и ихъ отношен³ями, или,- какъ измѣнилъ его Логце,- что соединен³я представлен³й тогда бываютъ истинны, когда они сообразуются съ отношен³ями представляемыхъ содержан³й, которыя сутъ одни и тѣ-же для всякаго представляющаго сознан³я, даетъ ясно видѣть, что вопросъ объ истинѣ никогда не простирается на одио содержан³е или на связь содержан³й, какъ таковыхъ, a всегда - на ихъ значен³е какъ символовъ другихъ соддержан³й" (S. 103). Вопроса о критер³ѣ истины авторъ почти не касается.
   Сочинен³е Корнел³уса мы, не обинуясь, должны назвать весьма цѣнной монограф³ей. Вопросъ взятъ имъ небольшой, но, въ намѣченныхъ имъ себѣ рамкахъ, обслѣдованъ съ замѣчательнымъ мастерствомъ. Ясность изложен³я, точность выводовъ и строго научный характеръ работы, выразивш³йся, между прочимъ, въ умѣньи автора съ честью отстаивать свои воззрѣн³я противъ такихъ крупныхъ мыслителей, какъ Милль, Бэнъ, Джемсъ и Брентано, даютъ полное право рекомендовать эту книгу самому серьезному вниман³ю спец³алистовъ.
  

VI.

  

I. Kodis. Zur Analyse des Apperceptionsbegriffes. Eine historisch-kritische Untersuchung. Berlin. 1893. SS. 202. in 8R.

  
   Отношен³е "апперцепц³и" къ "волѣ" есть одна изъ главныхъ проблемъ новѣйшей психолог³и и гносеолог³и. Авторъ разсматриваемой книги предполагалъ сначала дать историческое изслѣдован³е развит³я понят³я объ апперцепц³и и изложен³е его отношен³й къ понят³ю воли. Но при ближайшемъ изучен³и предмета задача его расширилась. Ему стало ясно, что подъ простымъ, повидимому, споромъ о взаимномъ отношен³и двухъ "душевныхъ функц³й" скрывается великая борьба, исходъ которой долженъ или включить психолог³ю въ рядъ естественныхъ наукъ, или же указать для нея противоположное послѣднимъ и изолированное положен³е. Подъ понят³ями "апперцепц³и" и "воли" нашли себѣ убѣжище всѣ взгляды, борющ³еся противъ механическаго воззрѣн³я на "психическ³я" явлен³я. Уже подчеркиван³е "спонтанейности" въ теор³и апперцепц³и Лейбница возникло, какъ противовѣсъ Декартовскому механическому воззрѣн³ю. И этотъ споръ изъ-за "психической механики" продолжается съ неохлаждающимся жаромъ до нашихъ дней. Такое положен³е дѣла и дало автору поводъ выступить съ своимъ опытомъ по этому старому вопросу (SS. 3-5).
   Книга Kodis'a распадается на двѣ части,- историческую (SS. 7-152) и положительную (SS. 153-202). Въ исторической части разобраны учен³я объ апперцепц³и - Декарта (SS. 7-16), Лейбница (SS. 17-33), Вольфа (SS- 33-38), Канта (SS. 38-48), Гербарта (SS. 48-75), Штейнталя (SS. 75-96), Лацаруса (SS. 96-104), Вундта (SS. 104- 145) и Авенар³уса (SS. 146-152).
   Въ положительной части своего сочинен³я авторъ, какъ самъ заявляетъ, примыкаетъ въ своихъ воззрѣн³яхъ къ Ричарду Авенар³усу, основывается на результатахъ его капитальнаго труда - "Kritik der reinon Erfahrung". Такъ какъ эта книга Авенар³уса y насъ въ Росс³и почти совершенно неизвѣстна, то мы считаемъ необходимымъ сказать нѣсколько словъ объ ея общемъ характерѣ {Впослѣдств³и мы надѣемся дать болѣе или менѣе подробную реценз³ю этой во многихъ отношен³яхъ заслуживающей самаго серьезнаго вниман³я книги.}.
   Авенар³усъ въ своей "Критикѣ чистаго опыта" не думалъ создавать никакой теор³и апперцепц³и и писалъ ее, во имѣя въ виду никакой опредѣленной такой теор³и. Книга ого имѣетъ задачей разработку общей и описательной теор³и знан³я. Но, по существу дѣла, она содержитъ главные моменты, соотвѣтствующ³е тѣмъ явлен³ямъ, которые обозначаются именемъ апперцепц³и. Выставить эти моменты и соотнести ихъ съ другими теор³ями и составляетъ задачу автора. Вопреки раннѣйшимъ теор³ямъ познан³я, исходившимъ обыкновенно изъ "непосредственно даннаго сознан³ю" и опиравшимся въ своемъ изслѣдован³и на "внутренн³й опытъ", Авенар³усъ беретъ своимъ исходнымъ пунктомъ тотъ самый, который является первоначальнымъ и для наивнаго, не философскаго человѣчества. Такимъ исходнымъ пунктомъ для всякаго человѣческаго индивидуума служитъ не "сознан³е", а то, что онъ называетъ "вещами" или "мыслями". Только чрезъ измѣнен³е этого простѣйшаго м³ропредставлен³я мы можемъ придти къ идеалистическому или матер³алистическому м³ровоззрѣн³ю. Критическое изслѣдован³е знан³я должно имѣть исходнымъ пунктомъ это-же самое понят³е о м³рѣ. Въ этомъ состоитъ первая особенность Авенар³усовой гносеолог³и. Второю особенностью является то, что онъ въ своемъ изслѣдован³и не желаетъ всецѣло опираться на "внутренн³й опытъ"; въ началѣ своего критическаго изслѣдован³я онъ еще не чувствуетъ себя обязаннымъ дѣлать какое либо принцип³альное различен³е между "внѣшнимъ" и "внутреннимъ" опытомъ. Единственно что онъ имѣетъ въ виду - это изслѣдовать отношен³е человѣческаго индивидуума къ окружающей его средѣ. Его принцип³альное допущен³е состоитъ въ томъ, что человѣческ³е индивидуумы могутъ высказывать нѣкоторыя реальныя утвержден³я касательно окружающей ихъ среды. Задачей своей работы онъ и ставитъ опредѣлен³е формы зависимости между познавательными сужден³ями человѣка и окружающей его средой. Выполнен³е этой задачи обставлено массой спец³альныхъ разъяснен³й и сопровождается громаднымъ количествомъ математическихъ формулъ, такъ что входить касательно этого въ как³я-либо подробности въ настоящей краткой замѣткѣ мы не считаемъ возможнымъ.
   Конечный результатъ изслѣдован³я Kodis'a, опирающагося, какъ сказано, на гносеолог³ю Авенар³уса,- таковъ: механическ³й принципъ, какъ его понимаетъ Декартъ, т.-е. принципъ зависимости психическихъ явлен³й отъ б³о-механическихъ процессовъ, въ настоящее время въ психолог³и получаетъ принцип³альное значен³е {Что такое воззрѣн³е не заключаетъ еще въ себѣ матер³ализма, за это ручается уже одно имя Декарта, къ которому оно примыкаетъ.} (S. 201). Апперцепц³ю авторъ понимаетъ, какъ "познан³е, ставящее мыслимое содержан³е въ отношен³е къ мыслящему субъекту и внѣшнему предмету" (S. 193) или, точнѣе, "рефлексивное познан³е" (ibid, et passim), включающее въ себѣ три момента: "я", "предметъ" и "воспринимаемое содержан³е" (S. 199).
   По своимъ научнымъ достоинствамъ книга Kodis'a стоитъ вполнѣ на уровнѣ тѣхъ требован³й, как³я въ настоящее время предъявляются къ философскимъ работамъ этого рода, и можетъ считаться полезнымъ вкладомъ въ психологическую и гносеологическую литературу.
  

(Окончан³е слѣдуетъ).

  

П. Тихомировъ.

  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 143 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа