Главная » Книги

Аверкиев Дмитрий Васильевич - Университетские отцы и дети, Страница 3

Аверкиев Дмитрий Васильевич - Университетские отцы и дети


1 2 3

либо глупостью, либо некрасивыми дѣлами (въ семьѣ не безъ урода), - его попросили удалиться изъ аудиторiи и впредь сходокъ не посѣщать. Упоминаю объ этомъ для того, что никого силой не тянули; не считаешь дѣла своимъ, и не суйся, оставайся университетскимъ прихвостнемъ. Русскiй университетъ никогда не дѣлался нѣмецкой корпорацiей.
   Итакъ, всякiй дѣльный, нуждающiйся студентъ зналъ куда обратиться, въ случаѣ нужды, за помощiю. Но не было ли злоупотребленiй въ распредѣленiи денегъ? спроситъ недовѣрчивый читатель. Какъ не быть; случались. Однако, злоупотребленiя были небольшiя. Разъ, дѣйствительно депутаты откинули кунстштюкъ: выдали деньги на нѣкоторое изданiе сыну извѣстнаго богача, выдали 200 рублей. Механика была подведена лихо: отецъ дескать денегъ ему не даетъ. Собственно же
   ...умыселъ другой тутъ былъ:
   Студенту-богачу хотѣлось доказать, что въ депутаты должно избирать людей богатыхъ, - что было весьма неудобно: бѣложилетники съ остальными студентами не знались, и нуждъ студентскихъ не вѣдали. Бѣложилетникъ желалъ показать, что вотъ дескать вы до чего не умѣете выдавать деньги: мнѣ выдали. Желалъ онъ объ этомъ на другой день во всеуслышанiе объявить, своею дальновидностью и благородствомъ поразить студентовъ и преимущественно смуту и рознь въ университетѣ завести, - но къ несчастiю всталъ на другое утро слишкомъ поздно. Волки такъ называли аристократы выдававшихся изъ общестудентской среды людей) не дремали, пронюхали въ чемъ дѣло. Когда джентельменъ явился благородство чувствъ своихъ показать, то съ великимъ безчестiемъ принужденъ былъ удалиться.
   Это было злоупотребленiе не большое; разъ
  
   Прилучилася бѣда,
   И не маленькая,
   Что не сто рублей пропало,
   И не тысяча,
  
   а около двухъ. Въ депутаты залѣзъ человѣкъ не совсѣмъ хорошiй; говорятъ, что онъ собственно увлекаться былъ весьма способенъ. Собранныя отъ концертовъ (о нихъ скажу ниже) деньги не переданы еще въ касу, и хранились до слѣдующей сходки депутатовъ у вышеозначеннаго депутата. Насталъ день сходки; депутатъ не является; пошли отыскивать его; отыскали насилу; онъ повинился, что часть денегъ истратилъ. Что за торжество для противниковъ студентовъ! Господи, какъ обрадовались они этой оплошности, которая - мимоходомъ, съ ними не разъ случалась!
   Однако дѣло уладили весьма умно; деньги были возвращены, - а случай этотъ повелъ къ новому развитiю университетской жизни.
   Какъ поступить съ виноватымъ? на сколько онъ виноватъ? нѣтъ-ли облегчающихъ вину обстоятельствъ?
   Студенты рѣшили судить своего депутата; были выбраны двѣнадцать присяжныхъ; назначили обвинителя и защитника. Дѣло велось такъ серьозно, что даже професора приняли въ немъ участiе. Професоръ уголовнаго права взялся руководить студентовъ - присяжныхъ и адвокатовъ. Все прошло чинно и необыкновенно серьезно. Присяжные объявили свое мнѣнiе; надо замѣтить, что съ виновнымъ депутатомъ поступили весьма гуманно; смягчающихъ вину обстоятельствъ было очень много; виновнаго только исключили изъ университета.
   На слѣдующiй день рѣшенiе надо было представить на утвержденiе общестудентской сходки. Професоръ Уголовнаго права отличился при этомъ: онъ доказалъ въ сказанной имъ, приличной обстоятельствамъ рѣчи, какъ онъ мало знаетъ студентовъ. Онъ говорилъ необыкновенно строго, докторально и внушительно; онъ велерѣчиво поучалъ студентовъ. Онъ говорилъ имъ, и
   О бурномъ новгородскомъ вѣчѣ,
   и мiрскихъ сходкахъ; доказывалъ, что если студенты не утвердятъ решенiя своихъ присяжныхъ, - то выйдетъ нѣчто безобразное, дикое; словомъ, вѣчѣ или сходка. Професору не мѣшало бы знать получше, и рускую исторiю, и рускую жизнь.
   Чего боялся професоръ? что за буйныя наклонности предполагалъ онъ въ студентахъ?
   Всегда на студентскихъ сходкахъ принимались дѣльныя рѣшенiя; правда, если сходка созывалась какимъ нибудь горланомъ, по поводу какой нибудь глупости, то она не приводила ни къ чему иному, какъ къ осмѣянiю этого горлана, - но никогда горланы не брали верха.
   Сходка, разумѣется, утвердила рѣшенiя своихъ присяжныхъ.
   Послѣ этого стали хлототать объ учрежденiи постояннаго студентскаго суда; професора приняли участiе въ хлопотахъ - но сталъ уже тогда дуть противный вѣтеръ.
   Я упоманалъ о концертахъ; ихъ давалось впродолженiи зимы десять. Учреждены они были однимъ господиномъ, съ цѣлiю, чтобы врученныя деньги шли въ помощь недостаточнымъ студентамъ. Господинъ дѣйствительно оказывалъ пользу студентамъ, но еще большую помощь, сугубую, если не трегубую, оказывалъ онъ себѣ; кромѣ того, онъ ухищрялся еще на слѣдующiя штуки. Приходитъ къ нему студентъ, проситъ у него денегъ.
   - Концертныхъ нѣтъ у меня, но могу изъ своихъ взаймы вамъ дать, только дайте росписку и распишитесь въ книжкѣ.
   Студентъ расписывался въ книгѣ, не подозрѣвая, что она заведена для записи расхода концертныхъ денегъ. Однако, узнали объ этомъ; сталъ ужь очень часто господинъ отказывать въ концертныхъ деньгахъ.
   Являются къ нему депутаты съ вопросомъ: "какъ, что, почему"?
   Господинъ сконфузился; гордо сдвинутыя губы расширились въ льстивую улыбку; суровосморщенныя брови прiятно забѣгали; грозный зевсъ превратился въ кошку, знающую чье мясо съѣла.
   - Тутъ недоразумѣнiе, господа. Я не могу всѣмъ выдавать не могу ручаться за всѣхъ господъ - студентовъ; но вы, господа, назначьте сколько и кому выдать, и я съ удовольствiемъ. Я люблю студентовъ и т. д.
   Такъ и сдѣлали, но концерты на слѣдующiй годъ устроили сами.
   Устроена была и студентская библiотека; наша университетская плоха была; по естественнымъ наукамъ самая новая книга была изъ напечатанныхъ пятнадцать лѣтъ назадъ; журналовъ было нельзя достать. Дѣло пошло хорошо.
   Поляки почти не принимали участiя въ нашихъ дѣлахъ; держались особнякомъ. У нихъ давно уже существовали - конечно съ разрѣшенiя начальства, и библiотека, и каса, и концерты.
   Нѣмцы, - но въ этой главѣ я только о хорошемъ хотѣлъ говорить. Другая сторона медали покажется въ слѣдующей.
  

VIII.

  
   Разцвѣтъ студентской жизни пробудилъ отъ дремоты и нашихъ многодумныхъ нѣмцевъ. А извѣстно въ чемъ нѣмецъ студентъ считаетъ величайшее свое счастiе и когда запоетъ онъ
   Frei ist der Bursch.
   Нѣмцы сейчасъ догадались какъ имъ поступить должно. Они завели корпорацiю, самую невинную, но за то весьма пивную и табачную. Завели фуксовъ, обязанность которыхъ была бѣгать въ лавочку за пивомъ и табакомъ; завели буршей, обязанность которыхъ была пить и курить до одурѣнiя. Выбрали magister'а bibendi, котораго была широкая глотка и желудокъ, поглащавшiй необычайное количество пива; magister'a cantandi, который зналъ всѣ необходимыя для пиршествъ студентскiя нѣмецкiя (рускихъ таковыхъ не имѣется) пѣсни и могъ орать ихъ въ то время, когда всѣ охрипали, дымъ першѣлъ въ горлѣ и ѣлъ глаза, и комната, въ которой совершался комершъ, представляла мерзость запустѣнiя. Выпросили позволенiе имѣть свои цвѣта и знамена и разъѣзжали съ ними въ окресностяхъ Парголова, сопровождаемые пивомъ, пѣснями и трубками. Стали драться на шлегерахъ; вывѣсили росписанiе по какимъ днямъ производить эти упражненiя.
   Случается и русскому студенту загуляться до нѣмца, распѣвать ихъ пѣсни, выучить всѣ рундъ-гезанги, - но скоро все это ему опротивѣетъ и онъ хвалитъ такую пѣсню, такъ заоретъ и затопаетъ ногами, что сосѣдъ со страху чуть съ кровати не свалится и пойдетъ на другой день ораторствовать въ кухмистерской о паденiи студентскихъ нравовъ, на что русскiй студентъ, откинувшiй этотъ карамболь, какъ ни въ чемъ ни бывало, съ участiемъ отвѣтитъ ему: "да, ужь это ни на что не похоже".
   Студенты нашего факультета напали было какъ-то на несчастную мысль устроить корпорацiю естественниковъ; стихи даже были написаны; - но послѣ двухъ собранiй всѣ ясно увидѣли, что это вздоръ; что если кому захочется выпить, такъ и безъ корпорацiи запрету нѣтъ; и корпорацiя отошла въ вѣчность.
   Въ нѣмцахъ особенно замѣчательная часовая заведенность въ жизни; соберутся люди и рѣшаютъ: по вторникамъ отъ часу до двухъ на шлегерахъ драться, а отъ восьми до двѣнадцати пьянствовать, и исполняютъ это, какъ важное дѣло какое. Въ нѣметчинѣ, говорятъ, студенты дошли въ этомъ отношенiи до совершенства; у нихъ печатается програма всякаго пьянства (комерша): выпить молъ того-то, такую-то пѣсню спѣть: выпить, пять минутъ мяукать; выпить, выпить, выпить, стучать четверть часа ножами по столу и т. д. И все это выполняется, какъ нѣчто очень важное.
   Гдѣ корпорацiя, тамъ и дуэли. Мнѣ случалось присутствовать на одной дуэли и хотя я далъ торжественное обѣщанiе никому и никогда объ ней не разсказывать, - но такъ какъ это въ сущности не дуэль была, а дурацкая потѣха, то и считаю себя разрѣшоннымъ отъ клятвы.
   Дѣло было вотъ какъ. Случилось разъ мнѣ свести знакомство съ нѣкоторой пьяной компанiей - куда только не заноситъ человѣка вѣтеръ и съ кѣмъ только не приходилось мнѣ сталкиваться! Сiя компанiя отправилась въ сопровожденiи прелестныхъ нимфъ за городъ и, конечно, всѣ - отъ нихъ-же первый я - перепились. Ѣхать назадъ - завелся споръ кому въ какiя сани садиться; нѣкоторый благородный нѣмецъ, корпорантъ, выбросилъ изъ саней благороднаго россiянина. Россiянинъ потребовалъ извиненiя; нѣмецъ не согласился; назначили собраться всѣмъ присутствовавшимъ въ корпорацiонный нѣмецкiй храмъ - это, кажется, по законамъ (leges asinorum) корпорацiй такъ требуется.
   На другой день я отправился по назначенiю съ нѣкоторымъ сердечнымъ трепетомъ; на смертоубiйство, думаю, иду. Притомъ на всемъ печать торжественности; шлегеры висятъ на стѣнахъ; пивные кружки важно стоятъ на полкахъ, а на нихъ высокомѣрно глядятъ трубки, украшенныя корпорацiонными знаками; знамя это ихъ стоитъ, чуть ли оно по такому торжественному случаю не было распущено; представители корпорацiи въ шапкахъ сидятъ и сюртуки у всѣхъ порастегнуты, дабы можно было видѣть подтяжки, украшенныя корпорацiонными знаками.
   Лица у всѣхъ озабоченныя; говорятъ за докторомъ надо послать; корпiю готовятъ; просто ужасъ и трепетъ напалъ на меня. Но вотъ нѣмцы вышли въ другую комнату, переговорили о чемъ-то, взяли съ постороннихъ вышесказанную клятву и ввели насъ въ большую залу.
   - Чтожъ? докторъ пришолъ? спрашиваю.
   - Нѣтъ, говорятъ; не надо доктора.
   Что дальше будетъ? Отточить, говорятъ, шлегеры; магистеръ такой-то (какой, не помню - должно быть драки) займитесь. Магистръ кликнулъ фукса; принеси молъ то и то; весьма, говоритъ, радъ и побѣжалъ. Стали оттачивать.
   - Ну, думаю; дѣло не нашутку.
   Соперники наконецъ встали другъ противъ друга; скинули мундиры; тутъ еще были какiя-то глупыя церемонiи, да запамятовалъ.
   Стали биться; бились, бились; порвали другъ у друга рубашки; надѣлали другъ другу царапинъ и синяковъ и подали другъ другу руку. Вотъ вамъ и дуэль. По моему ужь лучше бы на кулачкахъ подрались. За примиренiемъ послѣдовалъ кутежъ.
  

IX.

  
   Университетское броженiе имѣло, какъ и все, свои дурныя стороны. Одна изъ самыхъ дурныхъ была та, что появились въ университетѣ выскочки изъ гимназiй. Сiи молодцы, не окончивъ курсъ гимназiи, спѣшили въ университетъ, гдѣ старались "окончить курсъ своей науки", какъ можно поскорѣе, года въ два, много въ три. Трудности въ этомъ не было никакой, при необширности университетскихъ програмъ, многоучоности нашихъ професоровъ и офицiальности экзаменовъ. Но куда спѣшили они? что ихъ зудило именно "курсъ окончить"? что имъ былъ университетъ, или они ему что? Конечно, всѣ они обладали хорошей памятью, легко заучивали и столь же легко забывали, ибо не забывается только понятое человѣкомъ.
   Невѣжествомъ отличались они страшнымъ. Достаточно замѣтить, что одинъ изъ нихъ слово Urbewogner (туземецъ) перевелъ "житель урской области". Эти господа любили вообще заниматься переводомъ учоныхъ книгъ (деньги платятъ) и кому случилось издать хоть одну книгу подъ своей редакцiей, - тотъ знаетъ что за чудовищные переводы дѣлаютъ они; не только безобразные, но и наглые.
   Ихъ нельзя смѣшивать съ дураками попадающими въ университетъ; тѣ люди скромные, а это нахалы первой степени; при случаѣ любятъ пыль пустить? дрянной народишко.
   Резвелся еще одинъ класъ, шелопаевъ, болѣе развитостью и современностью своихъ мнѣнiй поражавшiй, чѣмъ своимъ невѣжествомъ, хотя въ недостаткѣ невѣжества ихъ также трудно упрекнуть.
   На наблюденiя надъ этимъ класомъ навелъ меня случайный разговоръ съ однимъ извѣстнымъ своей тонкой отзывчивостью на явленiя жизни литераторомъ. Разговорились вообще о студентской жизни; сначала мнѣ показалось, что собесѣдникъ мой постарѣлъ, и просто осуждаетъ молодежь, - но послѣ я увидѣлъ какъ онъ чутко замѣтилъ новомодное явленiе нашей образованности.
   Бывало, попадется молодчикъ, который пристаетъ съ вопросомъ: "за чѣмъ Бѣлинскiй написалъ статью о Менцелѣ?" - ну, да видишь, что молодчикъ самъ не понимаетъ о чемъ толкуетъ и вопросъ его мимо ушей пропустишь, - но чѣмъ дальше тѣмъ больше стало попадаться такихъ господъ и дерзостью стали они отличаться непомѣрною. Смотритъ онъ на тебя точно спросить желаетъ: "что ты можешь мнѣ воспрепятствовать? хочешь я тебя разорю?" И думаешь про себя: "не разоришь, потому не сила".
   Отрывочныя мнѣнiя умныхъ людей, отрывочныя мысли изъ умныхъ книжекъ бурлятъ въ ихъ побѣдныхъ головкахъ; сами они на соображенiя туги; все больше питаются крупицами, падающими со стола богатыхъ мыслями. Бурлитъ эта мыслишка и носится онъ съ ней, какъ "дурень съ писаною торбой?," вскрикиваетъ на разныя голоса; всѣхъ и вся на повалъ ругаетъ; клеветой не пренебрегаетъ. Извѣстны они теперь всѣмъ, ибо и въ литературу попали.
   Въ литературѣ они называютъ себя также нигилистами и горой стоятъ за молодое поколѣнiе (не поздоровится отъ этихъ похвалъ). Право, не знаешь, какъ и сообразить.
   Читатель видѣлъ, что я довольно безцеремонно отнесся выше къ людямъ, придерживающимся механическаго мiровоззрѣнiя, но какъ непрiязненно ни относись къ нимъ, нельзя же отказать въ умѣ ихъ представителямъ. Читаешь и видишь, что человѣкъ думалъ, работа мысли видна, образованность видна. А вышеописанные гомункулы! Что съ ними умные люди направленiя церемонятся, ласкаютъ ихъ подчасъ даже? Политика это, что ли?
   Вѣдь начнешь читать такого невѣлегласа и руки наставишь. О чемъ только не берется судить онъ, и о юриспруденцiи, и о естествовѣденiи; и всякому ясно, что ни того, ни другого онъ въ зубъ толкнуть не знаетъ, - а судитъ важно, дерзко, смѣло, т. е. собственно не судитъ, бойкiя пули отливаетъ.
   Ужели и это представители молодого поколѣнiя? неужели и это представители придерживающихся механическаго мiровоззрѣнiя? Нѣтъ, будемъ вездѣ отличать овецъ отъ козлищъ: то люди, люди и есть; а это гомункулы. Во время оно, такихъ гомункуловъ - у всякаго направленiя есть свои гомункулы - называли шелопаями, а ныньче ихъ въ литературу пускаютъ и представителями поколѣнiя считаютъ. Да проститъ Господь тѣхъ, кто это дѣлаетъ.
  
   Что ни время, то и птицы,
   Что ни птицы, то и пѣсни, -
   Я бы ихъ охотно слушалъ,
   Кабы мнѣ другiя уши.
  

____

  
   Вотъ и все что хотѣлось сказать мнѣ объ университетскихъ дѣтяхъ. Разсердятся на меня гомункулы, да вѣдь чтожъ имъ и дѣлать какъ не ругаться?

Дм. Аверкiевъ.

  

Другие авторы
  • Гагарин Павел Сергеевич
  • Красницкий Александр Иванович
  • Котляревский Иван Петрович
  • Томас Брэндон
  • Шкляревский Павел Петрович
  • Александров Петр Акимович
  • Сологуб Федов
  • Жуковская Екатерина Ивановна
  • Пыпин Александр Николаевич
  • Станюкович Константин Михайлович
  • Другие произведения
  • Леонтьев Константин Николаевич - Письмо к свящ. Иосифу Фуделю от 19 января - 1 февраля 1891 г.
  • Франко Иван Яковлевич - Маленький Мирон
  • Некрасов Николай Алексеевич - Очерки русских нравов, или Лицевая сторона и изнанка рода человеческого Ф. Булгарина. Выпуск Iv-Vi
  • Боткин Василий Петрович - Письма об Испании
  • Ростопчин Федор Васильевич - Записки о 1812 годе
  • Тургенев Александр Иванович - Дневники (1825-1826 гг.)
  • Арцыбашев Михаил Петрович - Преступление доктора Лурье
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна - Леконт-де-Лиль
  • Эртель Александр Иванович - Жадный мужик
  • Лондон Джек - Золотой мак
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 143 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа