Главная » Книги

Белинский Виссарион Григорьевич - Кузьма Петрович Мирошев. Русская быль времен Екатерины Ii, Страница 2

Белинский Виссарион Григорьевич - Кузьма Петрович Мирошев. Русская быль времен Екатерины Ii


1 2

е спрашивали, кто он такой. Дождавшись в столовой хозяина и _отвесив ему низкий поклон_, он садился за общую трапезу и кушал на здоровье во славу божию и в честь русского гостеприимного хозяина, которому и кушанье показалось бы невкусным, если б за его столом сидело менее ста человек гостей. Этот обычай известен нам по одному преданию. Мы не дошли еще до просвещенной расчетливости наших западных соседей, у которых отделенный сын не придет незваный обедать к отцу; но, несмотря на это, с трудом уже верим, что русское хлебосольство могло когда-нибудь существовать в таком обширном размере, и вот почему я нашел необходимым предварить своих читателей, что этот обычай действительно существовал на Руси и что были у нас такие бояре, которые находили удовольствие угощать одним и тем же столом и бедных и богатых, и друзей и незнакомых; одним словом, делиться со всеми богатством, которым наградил их господь, - и проживать свои доходы дома, а не копить деньги для того, чтоб проматывать их на чужой стороне, ради _приобретения себе_ европейского имени. (Ч. IV, стр. 122-123).
  Теперь мы понимаем, в чем дело...
  Как ни допытывался Мирошев у Костоломова имени графа - тот не хотел его сказать до обеда. Сели. Мирошеву досталось сидеть подле какого-то отставного драгунского офицера, который очень странно вел себя и походил на помешанного. Надо заметить, что и Мирошев служил в драгунах и был в отставном драгунском мундире. После обеда, узнав от Костоломова, что они обедали у того самого графа, с которым у него процесс, Мирошев, от простоты своей, перепугался - и бежать, а с испугу едва мог проговорить свою фамилию спрашивавшему его о ней дворецкому. На другой день вечером Прохор, к несказанной своей радости, получил, на имя своего барина, одиннадцать серебряных ложек. Через несколько часов Мирошев узнал, через разговоры незнакомых ему людей в гостинице, что отставной поручик Мирошев, обедая у графа _такого-то_, украл серебряную ложку, а граф, когда ему донесли, велел отдать ему и остальные одиннадцать, говоря, что, может быть, бедный человек нуждается, - так пусть уж у него будет целая дюжина... Мирошев с отчаяния о потере честного имени наговорил короба три великолепных фраз и совсем бы зарезался, если б Костоломов не напомнил ему о жене и дочери.
  Здесь я прерву повествование (которое, впрочем, скоро кончится), чтоб заметить, какой великий мастер г. Загоскин завязать и развязать узел романа. Процесс Мирошева явно должен был быть проигран; Мирошев - нищий без земли с 50-ю душами; ему не на что и домой воротиться - беда да и только! Чем кончиться роману? где быть свадьбе и богатству, которыми оканчивается всякий порядочный роман в трогательном роде? Но гений там-то и найдется, где обыкновенный ум потеряется: автор самым естественным образом свел Мирошева с графом в ту самую минуту, когда уже сам читатель видит, что без участия графа роману не распутаться. Встреча с графом была несчастна для Мирошева: она лишила его еще и чести, когда уже он был лишен куска хлеба, - не беспокойтесь, это не что другое, как "игра трудностями" со стороны автора. Вы ближе к развязке, чем думаете. Костоломов, идя от Мирошева домой, увидел, что на какого-то одетого по-немецки человека напали три мужика. Костоломов разогнал их, а в том, которого спас от них, узнал сыщика Ваньку Каина. Счастливая встреча, не правда ли?.. - Отец родной, услуга за услугу: помоги отыскать вора, что, нарядившись в драгунский мундир, украл у графа серебряную ложку! - Изволь, сударь! - Стучатся молодцы в избушку. Отворить им замешкались: заметно было, что кого-то прятали. Вошли, а под лавкой лежит казакин, картуз и драгунская шапка. Гостей встретила баба, торговка всяким товаром, какой бог пошлет. - Нет ли чего купить, Матренушка? - спросил Каин. - Вынесла разное платье. - Нет ли серебреца? - Как не быть! - да и тащит ларец; открыла, а ложка-то тут вот и графский герб на ней... - Где взяла? - Мещанин продал. - Вот не этот ли, что ходит в этом? - сказал Каин, вытаскивая из-под лавки казакин, картуз и саблю. Свистнул Каин - налетела его команда, и скрутили молодца, что был за перегородкою... Видите ли, как все счастливо случилось, удалось и уладилось? Видите ли, что невинность всегда оправдается, а преступление всегда откроется?.. Поутру Каин представил молодца с ложкою к графу. Мирошев, извещенный Костоломовым обо всем тотчас же, начал каяться в грехе отчаяния... Развязку не мудрено понять: граф просит у Мирошева извинения, уверяет его, что процесс кончился в его пользу, дает ему денег на дорогу и пакет, который просит его велеть Курочкину прочесть при себе вслух. Мирошев униженно благодарит графа и просит его походатайствовать о месте городничего в Новохоперск для Костоломова. - Извольте: нам это нипочем. - Наконец, блаженный Мирошев упал в объятия дородной супруги и чувствительной дочери, а Прохор побежал звать Курочкина. Между тем, в отсутствие Мирошева, у Кирсанова с отцом была горячая сцена: молодец так расплакался и так "трогательно" говорил, что старик махнул рукою - "только, говорит, сам не поеду сватать, а письмо напишу". Мирошев вследствие правил, бог знает почему навязанных на него автором, не соглашается на этот вынужденный и неровный брак и говорит жене книжным нашего времени языком следующую рацею: "Эх, Марья Дмитриевна! теми ли мы смотрим на нее (то есть на _дочь_) глазами, какими будет смотреть Иван Никифорович? Она единственное дитя наше, наша радость, наше утешение; а что она для него? Деревенская барышня, дочь нечиновного дворянина, без всякого светского образования, помеха всем честолюбивым его видам и вдобавок ко всему этому - бедная девушка, которая, по смерти отца и матери, получит пятьдесят душ!.. О _мой друг! и пр_." (ч. IV, стр. 258-259). - "Вот как бы за нею было душ хоть _двести_", - прибавил он... Тут явился Курочкин с поклонами и трепетом, чуя беду; распечатал конверт - там купчая на село Воздвиженское, состоящее из _четырехсот тридцати семи_ душ, со включением в их число и Курочкина; купчая на имя Мирошева... О великодушный граф!.. И как все это кстати!.. Добродетельный Мирошев простил Курочкина и, несмотря на сопротивление Прохора, отпустил его на волю даром. Тут, как нарочно, и старый Кирсанов раскаялся в своей гордости и - шасть на двор... Боже мой, как все это кстати!.. Говорите после этого, что на земле нет счастия!..
  Вы думаете - конец: нет еще! Автор понял, как больно читателю будет расстаться скоро с такими прекрасными и нравственными людьми, каковы герои его несравненного, романа: он показывает нам их всех ровно через пятнадцать лет после знаменитого дня чтения купчей. Бывшая Варенька Мирошева, а теперь Варвара Кузьминишна Кирсанова, стала женщиною прекрасною, но _дородною_... Удивительное счастие для героинь романов г. Загоскина - чуть перестанут сентиментальничать и выражаться "высоким слогом" - тотчас и разжиреют: видимая благодать божия!.. Марья Дмитриевна уже очень поустарела, а Кузьма был еще довольно свеж. У дородной Варвары Кузьминишны было две дочери и сын. Автор показывает нам всех их за чаем, под липкою: умилительная картина семейственного счастия!.. Тут сидит и старик Кирсанов, и новохоперский городничий Костоломов, и новохоперский уездный врач Логинов, супруг Дуняши. Из их разговоров узнаем, что - Алексей Панкратьич Курочкин, сын бывшего приказчика, теперь уездный заседатель, - тот, что было лез в женихи Вареньке, - попал в уголовную. Вертлюгина по духовной покойного мужа владела его имением; племянник его вступился и доказал, что духовная фальшивая и что Вертлюгина вложила перо в руку уже умершего своего сожителя и подписала таким образом духовную, а дуралей Курочкин подписался свидетелем... Боже мой! какие гнусные дела творились в те блаженные времена, когда "не благоговели перед наукою, как перед святынею, и не поклонялись искусству, как божеству, когда тверже верили и пламеннее любили, чем теперь"!..
  Далее, из разговоров собеседников узнаём, что Прохор Кондратьевич лежит при смерти, и не мудрено: ему уже за девяносто. Вдруг докладывают, что _умер_ и велел барину отдать какой-то ларец: в нем был образок, 10 целковых, две игрушки и истертые детские башмачки Мирошева...
  Из этого длинного изложения содержания длинного романа г. Загоскина можете видеть, читатель, как легко писать такие романы для всякого, кто только захочет писать: стоит раз осмелиться, а там уж нетрудно набить руку. О таланте, идеях и тому подобных вещах нечего и говорить, когда речь идет о таких романах. Спрашиваем прямо и не шутя: неужели сколько-нибудь образованный и начитанный человек увидит в Мирошеве и Кирсанове - героев романа, лица и характеры типические?.. Скажите, чем они отличаются один от другого, и не похожи ли один на другого, как две капли воды, взятые из одного и того же пруда?.. Умные люди говорят, что в божием мире нельзя сыскать двух листочков, совершенно сходных между собою; а тут вдруг два героя в одном романе, которых нечем отличить друг от друга! Образ мыслей их один и тот же, язык и фразы - те же; притом в них нет ничего принадлежащего к их времени. Неужели трудно выдумать, за один присест, сто таких героев, как две капли воды похожих друг на друга и в то же время ни на кого, ни на что, даже на самих себя, не похожих? И это искусство, литература, роман... Но далее... Но что говорить далее? Ведь героини так же хороши, как и герои. По крайней мере они хоть жиреют с годами, следовательно, изменяются хоть физически... А сахарные сцены любви, пряничные фразы приторных чувствованьиц и водяных ощущеньиц?.. И это мы читаем в 1842 году, и это будут хвалить приятельские журналы и покупать доверчивые покупатели? А что за содержание романа? Человек получил чудесным (то есть несбыточным) образом наследство и _таковым_ же образом влюбился и женился, за неумением и неспособностью сделать что-нибудь более необыкновенное. Этим бы следовало и кончить; кажется, и сам автор так думал, но, дописав последнюю страницу, верно решился продолжать на авось, доверившись не фантазии, а руке и перу... Во второй части являются новые уже герои: зачем же роман назван "Кузьмою Петровичем Мирошевым"? И опять -что за содержание? - Путаница несбыточно счастливых событий, страшные хлопоты судьбы, нарушившей законы действительности, - и все это для того только, чтоб оставить за Мирошевым его 50 душ и наклеить нос Курочкину!.. Даже не для того, чтоб соединить "законным браком" два безличные, но добродетельные существа: ибо старик Кирсанов решился переломить свою гордость и приехать к Мирошевым, ничего не зная об окончании процесса. Следовательно, процесс, наполняющий собою две с половиною части романа, не имеет никакого отношения к судьбе "злополучных любовников"? Итак, к чему же все это и зачем все это? Какой смысл, какая цель, какое намерение? - И однако ж в романе есть все это: и смысл, и цель, и намерение, только плохо выраженные, бесталантно выполненные. Но о них сейчас.
  Мы видели, что все герои и героини романа г. Загоскина разделяются на три разряда:  1, _добродетельные_,  2, _злодеи_,  3, _лица комические_. Каковы первые- мы уже говорили. Вторые - карикатуры, в которых, однако ж, есть призрак действительности, как, например, в негодяе Курочкине. Третьи всех удачнее в лице Федосьи и Прохора. Это не личности, не характеры, но искусственные олицетворения сословия. Все это, разумеется, лучше бесцветных героев. Они по крайней мере говорят (человеческим) языком - следствие влияния Вальтера Скотта даже на "сочинителей" романов. Этот язык грубо и неизящно верен природе. В Прохоре заключена вся мысль романа; на нем сосредоточено все вдохновение, весь пафос концепции; он истинный и единый герой романа, Ахилл этой вывороченной наизнанку "Илиады". Автор любит его, удивляется ему; он искренно жалеет, что уж нет более таких слуг. Прохор является на первых страницах романа и сходит с него - на последней. В нем основная мысль, в нем смысл, цель и намерение романа. Мысль эта - превосходство нравов старины перед современными, разумность того времени, когда "не благоговели перед наукою, как перед святынею, и не поклонялись искусству, как божеству"... Странная ненависть к науке и искусству, удивительная вражда к просвещению!..
  Героиня романа - Федосья. В ней мы видим неоспоримый документ (запыленный, заплесневелый и подгнивший от времени), доказывающий, что только во времена суеверия "умеют и твердо верить и горячо любить". Напрасно даровитый сочинитель не сделал из Прохора и Федосьи злополучных любовников, в конце романа преодолевающих все препятствия и вступающих в "законный брак". Тогда бы юное поколение нашего времени знало, у кого учиться любить...
  Но довольно, читатели! Если мы заняли ваше внимание разбором "Кузьмы Петровича Мирошева" - это потому, что роман г. Загоскина есть тип моральных и сатирических русских романов нашего времени, глава всех их. Скоро о подобных явлениях уже не будут ни говорить, ни писать, как уже не говорят и не пишут больше о Выжигиных, - и цель нашей статьи {30} - ускорить по возможности это вожделенное время, которое будет свидетельством, что наша литература и общественный вкус сделали еще шаг вперед...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  В тексте примечаний приняты следующие сокращения:
  Анненков - П. В. Анненков. Литературные воспоминания. М., Гослитиздат, 1960.
  Белинский, АН СССР - В. Г. Белинский. Полн. собр. соч., т. I-XIII. М., Изд-во АН СССР, 1953-1959.
  ГБЛ - Государственная библиотека им. В. И. Ленина.
  Герцен - А. И. Герцен. Собр. соч. в 30-ти томах. М., Изд-во АН СССР, 1954-1966.
  ГИМ - Государственный исторический музей.
  ГПБ - Государственная Публичная библиотека СССР им. М. Е. СалтыковаЩедрина.
  ИРЛИ - Институт русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР.
  КСсБ - В. Г. Белинский. Сочинения, ч. I-XII. М., Изд-во К. Солдатенкова и Н. Щепкина, 1859-1862 (составление и редактирование издания осуществлено Н. X. Кетчером).
  КСсБ, Список I, II... - Приложенный к каждой из первых десяти частей список рецензий Белинского, не вошедших в данное издание "по незначительности своей".
  ЛН - "Литературное наследство". М., Изд-во АН СССР.
  Панаев - И. И. Панаев. Литературные воспоминания. М., Гослитиздат, 1950.
  ПР - позднейшая редакция III и IV статей о народной поэзии.
  ПссБ - В. Г. Белинский. Полн. собр. соч., под ред. С. А. Венгерова (т. I-XI) и В. С. Спиридонова (т. XII-XIII), 1900-1948.
  Пушкин - А. С. Пушкин. Полн. собр. соч. в 10-ти томах. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1962-1965.
  ЦГИА - Центральный Государственный исторический архив.
  
  
   КУЗЬМА ПЕТРОВИЧ МИРОШЕВ...
  
  
   СОЧИНЕНИЕ М. Н. ЗАГОСКИНА...
  Впервые - "Отечественные записки", 1842, т. XXI,  3, отд. V "Критика", с. 17-34 (ц. р. 28 февраля; вып. в свет 1 марта). Без подписи. Вошло в КСсБ, ч. VI, с. 134-166.
  "Статья о "Мирошеве", - с глубоким возмущением сообщал Белинский Боткину 14 марта 1842 г., - не подгуляла бы, если б цензура не вырезала из нее смысла и не оставила одной галиматьи. После статьи о Петре Великом ни одна еще статья моя не была так позорно ошельмована, как статья о "Мирошеве".
  1 Первым романом М. Н. Загоскина был "Юрий Милославский, или Русские в 1612 году" (1829), за ним следовали: "Рославлев, или Русские в 1812 году" (1830), "Аскольдова могила" (1833), "Искуситель" (1838) и "Тоска по родине" (1839). В 1837 г. вышел сборник повестей Загоскина ("Вечер на Хопре", "Три жениха", "Кузьма Рощин"); во втором томе "Ста русских литераторов" (1841) была напечатана повесть "Официальный обед" (см. рецензию на это издание - наст. т., с. 64-93).
  2 После "Ивана Выжигина" (1829) Ф. В. Булгарин написал следующие романы: "Димитрий Самозванец" (1830), "Петр Иванович Выжигин" (1831), "Мазепа" (1834), "Записки титулярного советника Чухина, или Простая история обыкновенной жизни" (1835).
  3 Впоследствии, в 1855 г., Н. А. Добролюбов также связывал возникновение романа в России с именем В. Т. Нарежного (см. его статью "О русском историческом романе". - Н. А. Добролюбов. Собр. соч., т. 1. М.-Л., "Художественная литература", 1961, с. 97).
  4 Намек на Ф. В. Булгарина.
  6 Из рецензий на "Последний Новик, или Завоевание Лифляндии в царствование Петра Великого" (1831-1833) см., например: "Московский телеграф", 1833,  10 (Н. А. Полевой?), "Северная пчела", 1833,  1315 (О. М. Сомов); о "Ледяном доме" (1835-1838) писал в "Библиотеке для чтения" (1835, т. XII, отд. V) О. И. Сенковский; оценку этого романа Белинским см. в "Литературных мечтаниях" (наст. изд., т. 1, с. 119-120)
  6 О подражаниях Марлинскому см., например, рецензию на повесть Н. Мышицкого "Сицкий, капитан фрегата" - наст. изд., т. 3, с. 448-451.
  7 Рецензию на 2-е издание "Аббаддонны" см.: наст. изд., т. 3, с. 490-494.
  8 Памела - героиня романа С. Ричардсона "Памела, или Вознагражденная добродетель" (1740), Кларисса и Ловлас - герои его романа "Кларисса Гарлоу, или История молодой девушки" (1747-1748), Грандисон - герой его романа "Английские письма, или История сэра Чарльза Грандисона" (1754).
  9 По наблюдению Н. И. Мордовченко, "мнение Белинского, что "Дон Кихот" возбуждает "смех сквозь слезы", находит себе соответствие в его же замечательной формуле ("смех, растворенный горечью"), которую он дал для определения своеобразия творчества Гоголя" (Н. И. Мордовченко. "Дон Кихот" в оценке Белинского. - В сб.: "Сервантес. Статьи и материалы", Л., Изд-во ЛГУ, 1948, с. 35).
  10 Имеется в виду книга Вальтера Скотта "Жизнь Наполеона Бонапарта" (1827; русский перевод С. де Шаплета - 1831-1832).
  11 Имеется в виду роман "Пират" (1822).
  12 24 августа 1831 г. П. А. Вяземский писал Пушкину: "В Рославлеве нет истины ни в одной мысли, ни в одном чувстве, ни в одном положении..." (Пушкин. Полн. собр. соч., т. XIV. Л., 1941, с. 214).
  13 Имеется в виду опера "Аскольдова могила" (1835; музыка А. Н. Верстовского).
  14 Начальная строка двустишия А. Лафонтена, которое приводит Н. М. Карамзин в очерке "Чувствительный и холодный (Два характера)" (1803).
  15 Цитата из "Эпистолы г. Елагина к г. Сумарокову" (1753; другое название -"Сатира на петиметра и кокеток". В 1842 г. она еще не была опубликована). О скептическом отношении Белинского к А. П. Сумарокову см. рецензии на издание С. Н. Глинки "Очерки жизни и избранные сочинения А. П. Сумарокова" (ч. I-III) - наст. т., с. 457-461; 493-498.
  16 Цитата из статьи Пушкина "Торжество дружбы, или Оправданный Александр Анфимович Орлов" (1831).
  17 После того, как "Иван Выжигин" был молниеносно раскуплен (при огромном для того времени тираже - 3 или 4 тысячи экземпляров), право на издание "Петра Выжигина" (1831) было куплено И. И. и А. И. Заикиными за цену, в пятнадцать раз превосходившую сумму, в которую обошелся А. Ф. Смирдину первый роман Булгарина. Но "Петр Выжигин" не имел никакого успеха и принес издателям огромный убыток (см.: Т. Гриц, В. Тренин, М. Никитин. Словесность и коммерция (Книжная лавка А. Ф. Смирдина). М., "Федерация", 1929, с. 227-228).
  18 Рецензия О. И. Сенковского отличалась издевательски-циничным тоном ("О Фаддей Венедиктович! Где ты? Бросься скорее в мои объятия! Обними меня в последний раз! ...Я тебя люблю и уважаю, но должен... должен пожертвовать тобою, принести тебя первого в жертву литературному правосудию для удостоверения всех и каждого в самостоятельности этого журнала". - "Библиотека для чтения", 1834, т. II, отд. V, с. 14).
  19 О составе романа "Аббаддонны" см. примеч. 9 к рецензии на 2-е издание этого романа - наст. изд., т. 3, с. 595.
  20 Повесть Н. В. Гоголя.
  21 Имеется в виду Ганг.
  22 См.: "Песни русского народа", изданные И. П. Сахаровым, ч. IV. СПб., 1839, с. 12 и 24.
  23 С яиц Леды - с самого начала. (По греческой мифологии, Леда, к которой явился Зевс в образе лебедя, снесла два яйца, из которых вылупились Елена и Полидевк с Кастором.)
  24 Царь Федор Иванович правил с 1584 по 1598 г.
  25 Здесь и далее курсивы в цитатах принадлежат критику.
  26 Имеются в виду военные операции против Пруссии в течение Семилетней войны (1756-1763).
  27 "Несчастный Никанор, или Приключения жизни российского дворянина Н." - лубочный роман, приписывавшийся М. Комарову, "Повесть о приключении английского милорда Георга и о бранденбургской маркграфине Фридерике-Луизе" - самое популярное произведение М. Комарова (см. рецензию критика - наст. изд., т. 2, с. 448-452).
  28 Имеется в виду герой "Недоросля" (1787).
  29 Прозвище "Ванька Каин" носил грабитель Иван Осипов, который с 1741 г. стал сыщиком, но продолжал бесчинствовать вплоть до ареста в 1749 г.
  30 Данная статья вызвала полемические выступления Булгарина в "Северной пчеле" (1842,  64) и анонима в "Сыне отечества" (1842,  3, "Критика").
  
  
  
  
  
   А. Л. Осиповат и Л. С. Пустильник

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 204 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа