Главная » Книги

Белинский Виссарион Григорьевич - Очерки русской литературы, Страница 2

Белинский Виссарион Григорьевич - Очерки русской литературы


1 2

агадки, надо перелистовать Шеллинга и выучить философию... Из этого можно видеть, что г. Полевой не только глубоко знает философию и политическую экономию, но и действительно много споспешествовал их успехам в нашем отечестве...
   Теперь бросим взгляд на понятия г. Полевого о драматической поэзии.
  
   В то же грустное время жизни, когда <развлекался> я, сочиняя "Аббаддонну" (подлинно грустное, судя по роду развлечения!), Шекспир, старый друг мой, соблазнил меня переводить "Гамлета" (вот уж подлинно соблазнитель на свою же погибель!) и привесть притом в исполнение мысль мою о сценической передаче его творений (стр. 110). Публика лучше журналистов и теоретиков поняла дело, и это решило меня на драматический опыт еще, а потом на другой и на третий опыт (ibid. {там же (лат.). - Ред.}) 32.
  
   Эти немногие строки многим радуют душу читателя - и тем, что Шекспир друг г. Полевому, и тем, что г. Полевой хочет передать на русский язык все произведения своего друга; но где же доказательства того, что публика поняла дело? неужели в том, что она вызвала переводчика, как она вызывает всех переделывателей французских водвилей? или в том, что, восхищенная игрою Мочалова и Каратыгина, часто смотрела на них в роли Гамлета, несмотря на искаженный и облизанный перевод, крайне дурную постановку и выполнение пьесы?.. Потом, какое отношение имеют к переводу драмы Шекспира и собственные театральные изделия г. Полевого? Неужели то и другое - драматический опыт? Как? "Гамлет" Шекспира - и "Уголино" и "Ужасный незнакомец" г. Полевого - драматические опыты?.. Как?.. Но... Извините - мы и забыли, что г. Полевой с Шекспиром запросто - свои люди, сочтутся сами; а наше дело - сторона...
  
   Не буду пересказывать здесь историю драмы и сцены и, думаю, вы согласитесь без дальнейших доказательств, что наш век не сыскал еще современной ему драмы...
  
   Каково предложение? Согласиться, без дальнейших доказательств, что наш век не сыскал еще современной драмы и перебивается чужою? Не все ли это равно, что попросить кого-нибудь согласиться, что 2X2 = 5, а не 4?.. В XIX веке знаменитейшие драмы - Шиллера и Гете. Дело ясно: если эти драмы художественны, то зачем же ему, нашему веку, мимо драм, которые у него есть, искать драм, которых у него нет? "От добра добра не ищут",- говорит мудрая русская поговорка. Если же драмы Шиллера и Гете не художественны, а других художественных не является: значит, их нет, а "на нет и суда нет",- говорит другая мудрая русская поговорка. Не смешно ли искать того, чего нет?..
  
   ...а русская словесность и сцена еще менее сыскала ее. Какая должна быть современная драма? Какая должна быть драма у каждого народа? И даже должна ли быть отдельная драма русская, французская, немецкая?
  
   Что за глубокие вопросы! на дне их и света не видно!.. Русская сцена нашла современную драму-комедию отчасти в "Горе от ума" Грибоедова и вполне в "Ревизоре" Гоголя. Конечно, это еще одна сторона сцены, и этого еще немного; но вопрос не в количестве, а в сущности, в первообразе предмета. Русская же словесность нашла свою современную драму отчасти в "Горе от ума" Грибоедова и вполне в "Борисе Годунове", в "Сальери и Моцарте", "Скупом рыцаре", в "Русалке", в "Каменном госте" Пушкина и в "Ревизоре" Гоголя33. "Какая должна быть современная драма?" - спрашивает г. Полевой: вот предостолюбезный вопрос! Право, подобные вопросы напоминают нежных супругов, которые до слез спорят - один, что у них родится сын, а другая, что у них родится дочь... Такие вещи не выводятся a priori {умозрительно (лат.). - Ред.}, и стремление выводить их, равно как и исторические факты в будущем,- не философия, а философическое пересыпание из пустого в порожнее. У отца есть сын - и он может сказать, каковы наружность и характер его сына; но если этот сын его ожидается, то все вопросы о его наружности и характере будут походить на вопрос: "Какова должна быть русская драма?" Если поименованные нами драматические произведения Грибоедова, Пушкина, Гоголя г. Полевой почитает художественными, то он уже должен знать, какова должна быть русская драма; если же он не признаёт их художественными, то все его усилия решить этот вопрос будут походить на усилия человека, который желает разгадать, что будет находиться через пять тысяч лет на том месте, где стоит его дом. В мышлении немаловажная задача определить - что может и что не может быть мыслимо. Что же касается до вопроса, должна ли быть отдельная драма русская, французская, немецкая,- мы можем утвердительно отвечать г. Полевому на этот важный и глубокий вопрос: должна, непременно должна... еще раз, тысячу, мильон раз - должна, но должна с условием, чтобы прежде, нежели быть русскою, французскою или немецкою драмою,- быть художественною драмою. Последнее условие гораздо важнее первого: если соблюдено это последнее, то первое, без всяких усилий и хлопот со стороны поэта, исполняется само собою. Если "Борис Годунов" Пушкина не художественная драма, то она и не русская и никакая драма; а если художественная, то необходимо и русская, потому что написана русским поэтом, на русском языке, да и самое содержание ее взято из русской истории.
  
   Я уверен, что современная нам драма не осуществлена ни французскими классиками (пора увериться!..) и романтиками (пора!), ни германскою драмою Гете (вот как!..), Шиллера, Вернера, Грилльпарцера, Мюльнера и что Шекспир целиком также не современная наша драма (на колени, читатели!..), как целиком Кальдерон, Софокл и Корнель. Далее идет другой ряд вопросов о соглашении нашей драмы, сообразной нравам, понятиям, образованию (чьим?) с идеею современной драмы вообще. Наконец, третий ряд вопросов о примирении сцены с драмою, или теории с практикою.
  
   Превосходно! Во-первых, что за чудное смешение имен: Гете и Шекспир перемешаны с Грилльпарцерами, Вернерами и Мюльнерами; Кальдерон и Софокл - с Корнелем; о французских классиках и романтиках говорится вместе с Гете, Шекспиром и Софоклом!.. Далее, каковы понятия об органической целости и художественной замкнутости изящных произведений: Шекспир и Софокл целиком не годятся, а их надо облизывать и уродовать или по крайней мере переделывать, как, например, переделан "Гамлет" Дюсисом и гг. Сумароковым, Висковатовым и Полевым!..34 Второго и третьего ряда вопросов мы совершенно не понимаем, как будто бы они были изложены на китайском языке. "Все это вопросы важные, и, может быть, да и, кажется, наверное, мы умрем, не решивши их",- заключает г. Полевой. Жаль, очень жаль! А вопросы действительно важные - право-с! Бога ради, решайте их поскорее, г. Полевой! Ведь вы их сочинили, вы их и решайте, а наше дело - сторона.
   И г. Полевой решает:
  
   Но что же нам делать: сложить руки и сидеть? Нет, надобно начать решение, положить от себя несколько данных, к которым потом приложить еще. Начать решение должно думая теоретически и делая практически...
  
   Видите ли: ларчик просто открывался!35 У нас нет драмы, так сделаем драму, вместо того чтобы сидеть сложа руки. Положим, что теперь зима и на дворе свирепствуют морозы, а нам нужно, чтобы у нас цвели розы. Но розы в это время не цветут; что ж! еще небольшое горе: вместо того чтобы сидеть сложа руки, мы пошлем в магазин, где делают из тканей какие угодно цветы и розы; вот мы и с розами, да еще с такими, которые никогда не увядают, а разве только рвутся и пачкаются. Каковы понятия о творящей силе природы! нет ароматической красавицы, пышной царицы садов - сделаем ее из тряпок!.. Каковы понятия о творящей силе художественного духа: у нас нет драм Шекспира,- так есть драмы друга его, г. Полевого!..
  
   Примемся за опыты: одна теория недостаточна нигде - в этом я уверен, а одной практики также мало. Думать о драме и сцене имел я время, принимаясь за их практику на сороковом году от рождения, изучив предварительно историю их у всех народов.
  
   Ну, господа, давайте, примемся все за работу, а чтобы она шла успешнее, разделимся на две половины: одна будет делать теорию лучшего сорта... другая - самые отличнейшие драмы, то есть, практику-с. Хорошо; но вот условие - sine qua non: {необходимое (лат.). - Ред.} кто не имел счастия дожить до полных сорока лет, того мы не примем в члены нашей драматической фабрики. Пусть это будет напоминать злую сатирическую статейку г. Полевого "Общество беззубых литераторов"36, но что до этого! Конечно, оно будет немножко смешно, но зато очень полезно: у нас будет теория и практика... Не пугайтесь также необходимости предварительного изучения драмы у всех народов: дело не так страшно, как кажется. Может быть, вы слишком добросовестны, и вам кажется недостаточным всей жизни для свершения подобного подвига: уверяю вас, что это излишняя робость. Научитесь из примера г. Полевого, что подобный подвиг можно совершить между другими гораздо важнейшими делами, как-то: изучением философии Шеллинга, политической экономии, изучением всех литератур в мире, изданием журнала, сочинением разных историй в нескольких томах, сочинением нескольких романов, множества повестей, бесчисленного множества журнальных статей. Для этого даже не нужно ни глубокого эстетического чувства, ни глубоких познаний, ни даже каких-нибудь понятий об искусстве: гораздо нужнее всего этого отвага и самоуверенность...
  
   И все, что до сих пор отдано мною на сцену, я не считаю ничем другим (о, грамматика! о, православный русский язык! - что с вами делают?..), как только добросовестными опытами, игрою va banque на мою литературную известность (оченно-с скромно!). Не мне судить себя (вот уж это напрасно-с!), но признаюсь (а!.. а!..), не могу не порадоваться некоторым успехам моих опытов, хотя приписываю их снисхождению публики только за искренность трудов моих, которую она вполне оценяет и которая может многое заменить в писателе (умеренность и аккуратность!). Опыты мои были разнообразны: в "Уголино" мне хотелось испытать на сцене идею судьбы, оживив ее религиозным духом; в "Дедушке русского флота" - очерк исторической картины и русское народное чувство (хотелось испытать на сцене - очерк исторической картины и русское народное чувство!); в "Иголкине" - простое изображение фанатического чувства любви к отечеству, без всяких декораций сценических (хотелось испытать на сцене - простое изображение фанатического чувства любви к отечеству, без всяких декораций сценических!); в "Смерти, или Чести" - немецкую Trauerspiel {трагедию (нем.). - Ред.} и предел перехода из повести в драму (??!!..); в "Русском человеке" - сцену, сведенную на самые простые события и чувства ежедневные, в которых многие не находят предмета для художника (не забывайте, что г. Полевой- художник!..). Так, в одном из новых приготовляемых мною для сцены опытов моих, под названием "Ода премудрой царевне Фелице", мне хотелось бы показать поэтическую сторону прозаической жизни Державина; в другом, "Елене Глинской", испытать быт русской старины в идеале художника (?); в третьем, "Стрешневе",- простое изображение русского быта и опыт на сцене языка наших предков; в "Эспаньолетто" попытаться на севере на изображение итальянских страстей; в "Прасковье Ляпуновой" опять (?) коснуться простого изображения любви детской, которая провела простую девушку из снегов Сибири к царскому престолу, для испрошения милости виновному отцу ее 37.
  
   Читаешь - и глазам не веришь! Точь-в-точь, как будто читаешь свод предисловий Виктора Гюго к его драмам:38 тут я хотел высказать такую мысль; здесь я задал себе для разрешения такую-то задачу; там хотел доказать неоспоримость такого-то положения,- как будто поэзия все равно, что математика! как будто поэт может повелевать своим вдохновением!.. Только предисловия Виктора Гюго изложены покрасивее, в отношении к языку, если и отличаются таковою же мыслительностию... Жаль только, что при сей верной оказии г. Полевой не повторил, что он предпринял столько полезных трудов из глубокого убеждения, что драмы Шиллера и Гете, ни самого Шекспира целиком, не годятся для нашего времени, и из великодушного желания помочь веку в его горе...
   И вот вам свод литературных убеждений г. Полевого и его понятий об искусстве... Удивительно ли, что он так верно оценил Пушкина и так хорошо понял Гоголя?.. Больше мы ничего не скажем и не будем выводить заключения из нашей рецензии, которая, против нашей воли, и без того вышла слишком длинна. Пусть по тому, что сказали мы, судят о том, что хотели мы сказать; а кому этого мало, то - до следующих двух томов "Очерков": еще будет о чем поговорить и что сказать, а сказанное пусть примется только за предисловие...39
  

ПРИМЕЧАНИЯ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

  
   В тексте примечаний приняты следующие сокращения:
   Белинский, АН СССР - В. Г. Белинский. Полн. собр. соч., тт. I- XIII. М., Изд-во АН СССР, 1953-1959.
   "Белинский и корреспонденты" - В. Г. Белинский и его корреспонденты. М., Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина, 1948.
   Белинский. Письма - Белинский. Письма. Редакция и примечания Е. А. Ляцкого, тт. I-III, СПб., 1914.
   "Воспоминания" - В. Г. Белинский в воспоминаниях современников. Гослитиздат, 1962.
   ГБЛ - Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина.
   КСсБ - В. Г. Белинский. Сочинения, ч. I-XII. М., Изд-во К. Солдатенкова и Н. Щепкина, 1859-1862 (составление и редактирование издания осуществлено Н. X. Кетчером).
   КСсБ, Список I, II...- Приложенный к каждой из первых десяти частей список рецензий Белинского, не вошедших в данное изд. "по незначительности своей".
   ЛН - "Литературное наследство". М., Изд-во АН СССР.
   Панаев - И. И. Панаев. Литературные воспоминания. М., Гослитиздат, 1950.
   ПссБ - Полн. собр. соч. В. Г. Белинского под редакцией С. А. Венгерова (тт. I-XI) и В. С. Спиридонова (тт. XII-XIII), 1900-1948.
   Пушкин - А. С. Пушкин. Полн. собр. соч. в 10-ти томах. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1962-1965.
   Станкевич - Переписка Николая Владимировича Станкевича. 1830-1840. М., 1914.
  

ОЧЕРКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. СОЧИНЕНИЕ НИКОЛАЯ ПОЛЕВОГО

  
   Впервые - "Отечественные записки", 1840, т. VIII, No 1, отд. VI "Библиографическая хроника", с. 36-54 (ц. р. 14 января; вып. в свет 15 января). Без подписи. Вошло в КСсБ, ч. IV, с. 7-38.
   5 июля 1839 года Белинский писал Краевскому: "...нынешний день оканчиваю довольно обширное "похвальное слово" другу моему, Николаю Алексеевичу Полевому". Беспокоясь за судьбу своей статьи во время прохождения ее через цензуру, Белинский 24 августа сообщал тому же адресату: "Трепещу за участь моей статьи о Полевом. Я писал ее долго и с задором...".
   Еще в марте 1839 года Белинский извещал в "Московском наблюдателе" о предстоящем выходе "Очерков русской литературы" Н. А. Полевого, в основном состоящих из статей, ранее напечатанных в журнале "Московский телеграф", и замечал: "Любопытно будет поверить литературные и эстетические мнения представителя целого периода нашей литературы - с нынешними, новыми" (Белинский, АН СССР, т. III, с. 97). В данной статье и делается эта "поверка".
   Статья Белинского открыто полемична по замыслу и выполнению. Это было первое обстоятельное суждение Белинского о Полевом-критике на страницах журнала "Отечественные записки", как бы обобщающее и развивающее его прежние высказывания в "Московском наблюдателе" на эту тему (см. наст. т., второе обозрение "Русские журналы", с. 425-448).
   Две линии в деятельности Полевого - с одной стороны, сотрудничество в реакционных петербургских изданиях, союз с Булгариным и Гречем, отказ от былого свободомыслия, а с другой - верность философским и эстетическим идеям, характерным для 1820-х годов и устаревшим к концу 1830-х, более глубоко раскрыты в данной статье. И все же Белинский был не совсем прав, акцентируя на рубеже 1830-1840-х годов негативную сторону критической деятельности Полевого. Вполне объективную и исторически верную характеристику деятельности Полевого в Москве Белинский дал в своей работе "Николай Алексеевич Полевой" (1846 - наст. изд., т. 8), в которой показал исключительно важную роль Полевого как издателя и сотрудника "Московского телеграфа" в истории русской журналистики и критики.
   Белинский был очень доволен своей статьей. Он писал Боткину 18 февраля 1840 года, то есть через месяц после опубликования статьи об "Очерках русской литературы": "Что ж ты не сказал мне ни слова о моей статейке об "Очерках" Полевого? Ею я больше всех доволен; право, знатная штука. Поверишь ли, Боткин, что Полевой сделался гнуснее Булгарина".
  
   1 Н. А. Полевой впервые выступил в печати в 1817 г. с двумя стихотворениями (одно - перевод с французского) и двумя корреспонденциями из Курска ("Вестник Европы", 1817, No 7-8, 15-16, 19-20). В историю русской литературы вошел прежде всего как издатель и ведущий сотрудник одного из лучших русских журналов того времени "Московский телеграф" (1825-1834). Кроме того был историком, драматургом, автором романтических повестей, сатирических очерков и фельетонов.
   2 В предисловии "Несколько слов предварительно" на указанной Белинским странице Половой говорит о себе как представителе "поколения уже преходящего", труды которого для "нового поколения" имеют "цену историческую".
   3 Курсив Белинского.
   4 Имеется в виду статья Полевого "Несколько слов о русской драматической словесности (Письмо к Ф. В. Булгарину)" в "Сыне отечества", 1839, No 4, отд. IV, с. 103-118.
   5 Курсив в словах "великое, великое" Белинского.
   6 Полевой писал о себе в предисловии к роману "Клятва при гробе господнем" (ч. I, M., 1832, с. IX): "Я... Русь знаю, Русь люблю, и... Русь меня знает и любит".
   7 Имеется в виду московский период журнально-критической деятельности Полевого, когда он выступал в "Московском телеграфе" как представитель романтической критики, защищавшей романтизм в художественной литературе.
   8 Все три названные Белинским статьи Полевого первоначально печатались в "Московском телеграфе": "Сочинения Державина" и "Баллады и повести В. А. Жуковского" - в 1832 г. (No 15-16, 18 и 19-20), "Борис Годунов". Сочинение А. Пушкина" - в 1833 г. (No 1-2).
   9 В журнальной публикации, видимо, опечатка. По смыслу правильнее: "отразилась".
   10 Страз, или страза - поддельный алмаз.
   11 Русская романтическая критика (в том числе и Полевой) воспринимала Державина как зачинателя романтического направления в русской литературе. Для Белинского Державин - великий талант, но в то же время поэт-классик, впитавший в себя рационализм эстетики классицизма.
   12 Перефразировка строки из стихотворения Пушкина "Пророк".
   13 Белинскому конца 1830-х гг. были близки в Жуковском идеи примирения и гармонии. Отсюда его страстная защита Жуковского. В 1840-е гг., продолжая высоко ценить историческое значение Жуковского как прямого предшественника Пушкина, критик вскрывал односторонность, мистицизм творчества Жуковского, осуждал его бегство от жизни в потусторонний мир мечты (см. вторую статью пушкинского цикла).
   14 В "Руслане и Людмиле", песнь IV.
   15 Жуковский так передал свой разговор с Людвигом Тиком: "Я признался ему в грехе своем, сказал, что chef-d'oeuvre Шекспира, "Гамлет", кажется мне чудовищем и что я не понимаю его смысла. На это сказал он мне много прекрасного, но, признаться, не убедил меня" ("Отрывок из письма о Саксонии").
   16 Шиллер осуществил сценическую обработку "Макбета" - "Makbet. Trauerspiel von Shakespeare, bearbeitet von Fr. Schiller". Tubingen, Cotta, 1801. Перевод на русский язык был сделан А. Г. Ротчевым (Макбет. Трагедия Шекспира. Из соч. Шиллера. Перевод А. Ротчева. СПб., 1830).
   17 То есть неверно, несправедливо, как судья Шемяка в народной русской сказке "Шемякин суд".
   18 Цикл статей о Пушкине (11 статей) был опубликован в "Отечественных записках" в 1843-1846 гг.
   19 Этот замысел Белинского остался неосуществленным.
   20 Статья о "Полном собрании сочинений" А. Марлинского напечатана в следующем (2-м) номере "Отечественных записок" за 1840 г. (наст. изд., т. 3).
   21 Здесь и дальше курсивы принадлежат Белинскому.
   22 Цитируется анонимная рецензия на "Последнюю главу "Евгения Онегина"; в словах "его не убили" курсив Белинского.
   23 Цитируется (неточно) анонимная рецензия на "Стихотворения Александра Пушкина. Третья часть", курсив Белинского.
   24 Разрядка Белинского.
   25 "История русского народа" Полевого, полемически направленная против "Истории государства Российского" Карамзина, начала выходить в 1829 г.; предполагалось издание в двенадцати томах (см. объявление в приложении к No 19 "Московского телеграфа" за 1829 г.). В 1833 г. вышел шестой том, на котором издание прекратилось.
   26 Статья Полевого "Пушкин" напечатана в "Библиотеке для чтения", 1837, No 2.
   27 Псалтырь, 17, 12.
   То, что Полевой не понял и не принял Гоголя, было уже в это время ясно, например, из его резко отрицательной оценки "Вечеров на хуторе близ Диканьки" ("Московский телеграф", 1831, No 17) и неодобрительных отзывов о "Ревизоре" в рецензии на комедию Загоскина "Недовольные" ("Библиотека для чтения", 1836, No 5).
   28 Статья Полевого о "Двумужнице" А. А. Шаховского, вошедшая в "Очерки русской литературы", впервые была напечатана в "Московском телеграфе" (1833, No 3). Статья написана в форме разговора двух лиц, причем один из собеседников предложил план романтической драмы, пародирующей пьесу Шаховского.
   29 О "дюсисовских переделках" пьес Шекспира см. прим. 46 к статье "Гамлет", драма Шекспира...". Белинский, вначале высоко оценивший перевод Полевым "Гамлета", потом изменил свое мнение (см. в наст. т. рецензию "Гамлет", принц датский..." и прим. 14 к ней). Рецензию Белинского на "Уголино" см. также в наст. т.; об "Ужасном незнакомце" Белинский писал в рецензии "Секретарь в сундуке, или Ошибся в расчетах..." (см. прим. 4 к этой рецензии).
   30 Отзыв Булгарина о драме Н. Полевого "Елена Глинская" содержался в рецензии на альманах Н. Кукольника "Новогодник" ("Северная пчела", 1839, No 80, 13 апреля). Цитируемые Белинским слова Булгарина приведены в письме Полевого (см. выше прим. 4). В следующих далее цитатах курсив Белинского.
   31 Кутейкин - семинарист, обучавший Митрофана грамоте по Часослову - книге молитв на все дни года (см. "Недоросль" Д. Фонвизина, д. II, явл. 5).
   32 Здесь и дальше цитируется статья Полевого "Несколько слов о русской драматической словесности...". Курсив Белинского. Слово "развлекался" восстановлено по цитируемому тексту.
   33 Белинский разделяет "сцену" и "словесность" на том основании, что в его время драмы Пушкина не ставились на сцене.
   34 О переводе "Гамлета" Висковатовым - см. прим. 5 к рецензии "Гамлет, принц датский...". Пьеса Сумарокова "Гамлет" (СПб., 1748) - вольная переработка трагедии Шекспира.
   35 Из басни Крылова "Ларчик".
   36 Эта статья, высмеивающая противников романтизма, была напечатана в сатирическом приложении к "Московскому телеграфу" - "Камер-обскуре книг и людей" (1832, No 4-5).
   37 В цитате курсивы, за исключением курсива в слово "искренность", принадлежат Белинскому.
   38 С авторскими разъяснительными предисловиями печатались многие драмы Гюго, например, "Кромвель" (1827), "Эрнани" (1830), "Марион Делорм" (1831), "Лукреция Борджиа" (1833), "Рюи Блаз" (1838) и др. Белинский иронически намекает, видимо, на "Предисловие" к "Кромвелю", ставшее боевым эстетическим манифестом демократически настроенных французских романтиков.
   39 Полевой предполагал издать свои "Очерки русской литературы" в четырех частях, однако следующие две части так и не вышли в свет, и намерение Белинского не осуществилось.
  

Другие авторы
  • Алексеев Николай Николаевич
  • Политковский Патрикий Симонович
  • Писарев Модест Иванович
  • Дункан Айседора
  • Жизнь_замечательных_людей
  • Горнфельд Аркадий Георгиевич
  • Хвольсон Анна Борисовна
  • Юрьев Сергей Андреевич
  • Уайзмен Николас Патрик
  • Маркевич Болеслав Михайлович
  • Другие произведения
  • Мало Гектор - Гектор Мало: биографическая справка
  • Михайлов Михаил Ларионович - Адам Адамыч
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Станиславский Константин Сергеевич - Беседы К. С. Станиславского
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Рисунок пером
  • Анненский Иннокентий Федорович - Тихие песни
  • Аксаков Иван Сергеевич - О соотношении нашего общественного образования с табелью о рангах
  • Тургенев Александр Иванович - М. П. Алексеев. (Байрон и русские писатели)
  • Краснов Петр Николаевич - Опавшие листья
  • Доде Альфонс - Сафо
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 258 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа