Главная » Книги

Белинский Виссарион Григорьевич - Сочинения Александра Пушкина. Статья третья

Белинский Виссарион Григорьевич - Сочинения Александра Пушкина. Статья третья


1 2 3 4

  
  
   Виссарион Белинский
  
  
   Сочинения Александра Пушкина
   Санктпетербург. Одиннадцать томов MDCCCXXXVIII-MDCCCXLI
  
  
  
   СТАТЬЯ ТРЕТЬЯ Обзор поэтической деятельности Батюшкова; характер его поэзии. - Гнедич; его переводы и оригинальные сочинения. - Мерзляков. - Князь Вяземский. - Журналы
  
  
   конца карамзинского периода. --------------------------------------
  В. Г. Белинский. Собрание сочинений в трех томах
  Под общей редакцией Ф. М. Головенченко
  ОГИЗ, ГИХЛ, М., 1948
  Том III. Статьи и рецензии 1843-1848
  Редакция В. И. Кулешова
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  Батюшков далеко не имеет такого значения в русской литературе, как Жуковский. Последний действовал на нравственную сторону общества посредством искусства; искусство было для него как бы средством к воспитанию общества. Заслуга Жуковского собственно перед искусством состояла в том, что он дал возможность содержания для русской поэзии. Батюшков не имел почти никакого влияния на общество, пользуясь великим уважением только со стороны записных словесников своего времени, и, хотя заслуги его перед русскою поэзиею велики, - однакож, он оказал их совсем иначе, чем Жуковский; Он успел написать только небольшую книжку стихотворений, и в этой небольшой книжке не все стихотворения хороши, и даже хорошие далеко не все равного достоинства. {258} Он не мог иметь особенно сильного влияния на современное ему общество и современную ему русскую литературу и поэзию: влияние его обнаружилось на поэзию Пушкина, которая приняла в себя или, лучше сказать, поглотила в себя все элементы, составлявшие жизнь творений предшествовавших поэтов. Державин, Жуковский и Батюшков имели особенно сильное влияние на Пушкина: они были его учителями в поэзии, как это видно из его лицейских стихотворений. Все, что было существенного и жизненного в поэзии Державина, Жуковского и Батюшкова, - все это присуществилось поэзии Пушкина, переработанное ее самобытным элементом. Пушкин был прямым наследником поэтического богатства этих трех маэстро русской поэзии, - наследником, который собственною деятельностию до того увеличил полученные им капиталы, что масса приобретенного им самим подавила собою полученную и пущенную им в оборот сумму. Как умели и могли, мы старались показать и открыть существенное и жизненное в поэзии Державина и Жуковского; теперь остается нам сделать это в отношении к поэзии Батюшкова.
  Направление поэзии Батюшкова совсем противоположно направлению поэзии Жуковского. Если _неопределенность_ и _туманность_ составляют отличительный характер романтизма в духе средних веков, - то Батюшков столько же _классик_, сколько Жуковский _романтик_: ибо _определенность_ и _ясность_ - первые и главные свойства его поэзии. И если б поэзия его, при этих свойствах, обладала хотя бы столь же богатым содержанием, как поэзия Жуковского, - Батюшков, как поэт, был бы гораздо выше Жуковского. Нельзя сказать, чтоб поэзия его была лишена всякого содержания, не говоря уже о том, что она имеет свой, совершенно самобытный характер; но Батюшков как будто не сознавал своего призвания и не старался быть ему верным, тогда как Жуковский, руководимый непосредственным влечением своего духа, был верен своему романтизму и вполне исчерпал его в своих произведениях. Светлый и определенный мир изящной, эстетической древности - вот что было призванием Батюшкова. В нем первом из русских поэтов художественный элемент явился преобладающим элементом. В стихах его много пластики, много _скульптурности_, если можно так выразиться. Стих его часто не только слышим уху, но видим глазу: хочется ощупать извивы и складки его мраморной драпировки. Жуковский только через Шиллера познакомился с древнею Элладою. Шиллер, как мы заметили в предшествовавшей статье, смотрел на Грецию преимущественно с романтической стороны ее, - и русская поэзия не знала еще Греции с ее чисто художественной стороны, не знала Греции как всемирной мастерской, через которую должна пройти всякая поэзия в мире, чтоб научиться быть изящною поэзиею. В анакреонтических стихотворениях Державина проблескивают черты художественного резца древности, но только проблескивают, сейчас же теряясь в грубой и неуклюжей обработке целого. И эти проблески античности тем больше делают чести Державину, что он, по своему образованию и по времени, в которое жил, не мог иметь никакого понятия о характере древнего искусства и если приближался к нему в проблесках, то не иначе, как благодаря только своей поэтической натуре. Это показывает, между прочим, чем бы мог быть этот поэт и что бы мог он сделать, если б явился на Руси в другое, более благоприятное для поэзии время. Но Батюшков сблизился с духом изящного искусства греческого сколько по своей натуре, столько и по большему или меньшему знакомству с ним через образование. Он был первый из русских поэтов, побывавший в этой мировой студии мирового искусства; его первого поразили эти изящные головы, эти соразмерные торсы - произведения волшебного резца, исполненного благородной простоты и спокойной пластической красоты. Батюшков, кажется, знал латинский язык и, кажется, не знал греческого; неизвестно, с какого языка перевел он двенадцать пьес из греческой антологии: этого не объяснено в коротеньком предисловии к изданию его сочинений, сделанному Смирдиным; но приложенные к статье "О греческой антологии" французские переводы этих же самых пьес позволяют думать, что Батюшков перевел их с французского. {259} Это последнее обстоятельство разительно показывает, до какой степени натура и дух этого поэта были родственны эллинской музе. Для тех, кто понимает значение искусства как искусства и кто понимает, что искусство, не будучи прежде всего искусством, не может иметь никакого действия на людей, каково бы ни было его содержание, - для тех должно быть понятно, почему мы приписываем такую высокую цену переводам Батюшкова двенадцати маленьких пьесок из греческой антологии. В предшествовавшей статье мы выписали большую часть антологических его пьес; здесь приведем для примера одну, самую короткую:
  
  
  Сокроем навсегда от зависти людей
  
  
  Восторги пылкие и страсти упоенья; {260}
  
  
  Как сладок поцелуй в безмолвии ночей,
  
  
  Как сладко тайное любови наслажденье!
  Такого стиха, как в этой пьеске, не было до Пушкина ни у одного поэта, кроме Батюшкова; мало того: можно сказать решительнее, что до Пушкина ни один поэт, кроме Батюшкова, не в состоянии был показать возможности такого русского стиха. После этого Пушкину стоило не слишком большого шага вперед начать писать такими антологическими стихами, как вот эти:
  
  
  Счастливый юноша, ты всем меня пленил:
  
  
  Душою гордою, и пылкой, и незлобной,
  
  
  И первой младости красой женоподобной.
  Или вот эти:
  
   Я верю: я любим; для сердца нужно верить.
  
   Нет, милая моя не может лицемерить;
  
   Все непритворно в ней: желаний томный жар
  
   Стыдливость робкая, харит бесценный дар.
  
   Нарядов и речей приятная небрежность
  
   И ласковых имен младенческая нежность.
  Вообще надо заметить, что антологические стихотворения Батюшкова уступят антологическим пьесам Пушкина только разве в чистоте языка, чуждого произвольных усечений и всякой неровности и шероховатости, столь извинительных и неизбежных в то время, когда явился Батюшков. Совершенство антологического стиха Пушкина - совершенство, которым он много обязан Батюшкову, - отразилось вообще на стихе его. Приводим здесь снова два последние стиха выписанной нами антологической пьесы:
  
  
  Как сладок поцелуй в безмолвии ночей,
  
  
  Как сладко тайное любови наслажденье!
  Вспомните стихотворение Пушкина: "_Зима. Что делать нам в деревне? Я встречаю_" (т. IV, стр. 303): стихотворение это нисколько не антологическое, но посмотрите, как последние стихи его напоминают своею фактурою антологическую пьесу Батюшкова:
  
  
  И дева в сумерки выходит на крыльцо:
  
  
  Открыта шея, грудь, и вьюга ей в лицо!
  
  
  Но бури севера не вредны русской розе.
  
  
  Как жарко поцелуй пылает на морозе!
  
  
  Как дева русская свежа в пыли снегов!
  Благодаря Пушкину тайна антологического стиха сделалась доступна даже обыкновенным талантам; так, например, многие антологические стихотворения г. Майкова не уступают в достоинстве антологическим стихотворениям Пушкина, между тем как г. Майков не обнаружил никакого дарования ни в каком другом роде поэзии, кроме антологического. {261} После г. Майкова встречаются превосходные стихотворения в антологическом роде у г. Фета. Г. Майков нашел себе подражателя в г. Крешеве, {262} антологические стихотворения которого не совсем чужды поэтического достоинства, - и явись такие стихотворения в начале второго десятилетия настоящего века, они составили бы собою эпоху в русской литературе; а теперь их никто не хочет и замечать, - что не совсем неосновательно и несправедливо. Какого же удивления заслуживает Батюшков, который _первый_ на Руси создал антологический стих, только разве по языку и то весьма немногим уступающий антологическому стиху Пушкина? И вправе ли мы думать, что Батюшкову обязан Пушкин своим антологическим, а вследствие этого и вообще своим стихом? Жуковский не мог не иметь большого влияния на Пушкина; кому неизвестно его обращение к нему, как к своему учителю, в "Руслане и Людмиле"?
  
  
   Поэзии чудесный гений,
  
  
   Певец таинственных видений,
  
  
   Любви, мечтаний и чертей,
  
  
   Могил и рая верный житель,
  
  
   _И музы ветреной моей
  
  
   Наперсник, пестун и хранитель_!
  Дальнейшие стихи этого отрывка, несмотря на их шуточный тон, показывают, как сильно действовали на детское воображение Пушкина даже и "Двенадцать спящих дев". Но влияние Жуковского на Пушкина было больше нравственное, чем артистическое, и трудно было бы найти и указать в сочинениях Пушкина следы этого влияния, исключая разве лицейские его стихотворения. Пушкин рано и скоро пережил содержание поэзии Жуковского, и его ясный, определенный ум, его артистическая натура гораздо более гармонировали с умом и натурою Батюшкова, чем Жуковского. Поэтому влияние Батюшкова на Пушкина виднее, чем влияние Жуковского. Это влияние особенно заметно в стихе, столь артистическом и художественном: не имея Батюшкова своим предшественником, Пушкин едва ли бы мог выработать себе такой стих.
  Батюшкову, по натуре его, было очень сродно созерцание благ жизни в греческом духе. В любви он совсем не романтик. Изящное сладострастие - вот пафос его поэзии. Правда, в любви его, кроме страсти и грации, много нежности, а иногда много грусти и страдания; но преобладающий элемент ее всегда - страстное вожделение, увенчаваемое всею негою, всем обаянием исполненного поэзии и грации наслаждения. Есть у него пьеса, которую, можно назвать апофеозою чувственной страсти, доходящей в неукротимом стремлении вожделения до бешеного и в то же время в высшей степени поэтического и грациозного безумия. Этим страстным вдохновением обязан наш поэт самой древности, и содержание взято им из ее мифологической жизни: оно в ярких красках рисует веселое празднество и обаятельно буйных, очаровательно бесстыдных жриц Вакха:
  
  
  
  Все на праздник Эригоны
  
  
  
  Жрицы вакховы текли;
  
  
  
  Ветры с шумом разнесли
  
  
  
  Громкий вой их, плеск и стоны.
  
  
  
  В чаще дикой и глухой
  
  
  
  Нимфа юная отстала;
  
  
  
  Я за ней - она бежала
  
  
  
  Легче серны молодой.
  
  
  
  Эвры волосы взвевали.
  
  
  
  Перевитые плющом,
  
  
  
  Нагло ризы поднимали
  
  
  
  И свивали их клубком.
  
  
  
  Стройный стан, кругом обвитый
  
  
  
  Хмеля желтого венцом,
  
  
  
  И пылающи ланиты
  
  
  
  Розы ярким багрецом,
  
  
  
  И уста, в которых тает
  
  
  
  Пурпуровый виноград -
  
  
  
  Все в неистовой прельщает,
  
  
  
  В сердце льет огонь и яд!
  
  
  
  Я за ней... она бежала
  
  
  
  Легче серны молодой;
  
  
  
  Я настиг; она упала!
  
  
  
  И тимпан под головой!
  
  
  
  Жрицы вакховы промчались
  
  
  
  С громким воплем мимо нас;
  
  
  
  И по роще раздавались
  
  
  
  "Эвоэ!" и неги глас. {263}
  Такие стихи и в наше время превосходны; при первом же своем появлении они должны были поразить общее внимание, как предвестие скорого переворота в русской поэзии. Это еще не пушкинские стихи; но после них уже надо было ожидать не других каких-нибудь, а пушкинских... Так все готово было к явлению Пушкина, - и, конечно, Батюшков много и много способствовал тому, что Пушкин явился таким, каким явился действительно. Одной этой заслуги со стороны Батюшкова достаточно, чтоб имя его произносилось в истории русской литературы с любовию и уважением.
  Судя по родственности натуры Батюшкова с древнею музою и по его превосходному поэтическому таланту, можно было бы подумать, что он обогатил нашу литературу множеством художественных произведений, написанных в древнем духе, и множеством мастерских переводов с греческого и латинского, - ничуть не бывало! Кроме двенадцати пьес из греческой антологии, Батюшков ничего не перевел из греческих поэтов; а с латинского перевел только три элегии из Тибулла - и то _вольным переводом_. Перевод Батюшкова местами слаб, вял, растянут и прозаичен, так что тяжело прочесть целую элегию вдруг; но местами этот же перевод так хорош, что заставляет сожалеть, зачем Батюшков не перевел всего Тибулла, этого латинского романтика. Каков бы ни был перевод этот в целом, но места, подобные следующим, выкупили бы его недостатки:
  
  
  Нет друга моего, нет Делии со мной.
  
  
  Она и в самый час разлуки роковой
  
  
  Обряды тайные и чары совершала:
  
  
  В священном ужасе бессмертных вопрошала;
  
  
  И жребий счастливый нам отрок вынимал.
  
  
  Что пользы от того? Час гибельный настал -
  
  
  И снова Делия печальна и уныла,
  
  
  Слезами полный взор невольно обратила
  
  
  На дальний путь. Я сам, лишенный скорбью сил,
  
  
  "Утешься!" Делии сквозь слезы говорил;
  
  
  "Утешься!" и еще с невольным трепетаньем
  
  
  Печальную лобзал печальным лобызаньем. {264}
  
  
  Казалось, некий бог меня остановлял:
  
  
  То ворон мне беду внезапно предвещал,
  
  
  То в день, отцу богов, Сатурну, посвященный,
  
  
  Я слышал гром глухой за рощей отдаленной.
  
  
  О вы, которые умеете любить,
  
  
  Страшитеся любовь разлукой прогневить!
  
  
  Но, Делия, к чему Изиде приношенья,
  
  
  Сии в ночи глухой протяжны песнопенья.
  
  
  И волхвованье жриц, и меди звучной стон?
  
  
  К чему, о Делия, в безбрачном ложе сон
  
  
  И очищения священною водою? Все тщетно, милая,
  
  
  Тибулла нет с тобою! Богиня грозная! спаси его от бед,
  
  
  И снова Делия мастики принесет,
  
  
  Украсит дивный храм весенними цветами,
  
  
  И с распущенными по ветру волосами,
  
  
  Как дева чистая, во ткань облечена,
  
  
  Воссядет на помост: и звезды и луна,
  
  
  До восхождения румяныя Авроры,
  
  
  Услышат глас ее и жриц фарийских хоры.
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  Единственный мой бог и сердца властелин,
  
  
  Я был твоим жрецом, Киприды милый сын!
  
  
  До гроба я носил твои оковы нежны,
  
  
  И ты, Амур, меня в жилища безмятежны,
  
  
  В Элизий приведешь таинственной стезей,
  
  
  Туда, где вечный май меж рощей и полей;
  
  
  Где расцветает нард и киннамона лозы
  
  
  И воздух напоен благоуханьем розы;
  
  
  Там слышно пенье птиц и шум биющих вод;
  
  
  Там девы юные, сплетяся в хоровод,
  
  
  Мелькают меж древес, как легки привиденья;
  
  
  И тот, кого постиг, в минуту упоенья,
  
  
  В объятиях любви неумолимый рок.
  
  
  Тот носит на челе из свежих мирт венок.
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  Но ты, мне верная, друг милый и бесценный,
  
  
  И в мирной хижине, от взоров сокровенной,
  
  
  С наперсницей любви, с подругою твоей,
  
  
  На миг не покидай домашних алтарей.
  
  
  При шуме зимних вьюг, под сенью безопасной.
  
  
  Подруга в темну ночь зажжет светильник ясной
  
  
  И, тихо вретено кружа в руке своей,
  
  
  Расскажет повести и были старых дней.
  
  
  А ты, склоняя слух на сладки небылицы.
  
  
  Забудешься, мой друг; и томные зеницы
  
  
  Закроет тихий сон, и пряслица из рук
  
  
  Падет... и у дверей предстанет твой супруг,
  
  
  Как небом посланный внезапно добрый гений.
  
  
  Беги навстречу мне, беги из мирной сени,
  
  
  В прелестной наготе явись моим очам.
  
  
  Власы, рассеянны небрежно по плечам.
  
  
  Вся грудь лилейная и ноги обнаженны...
  
  
  Когда ж Аврора нам, когда сей день блаженный
  
  
  На розовых конях, в блиставши принесет
  
  
  И Делию Тибулл в восторге обоймет?
  Элегия, из которой сделали мы эти выписки, не означена никакою цифрою. Она вся переведена превосходно, и если в ней много незаконных усечений и есть хотя один такой стих, как:
  
   Богами свержены во области бездонны, {235} - то не должно забывать, что все это принадлежит более к недостаткам языка, чем к недостаткам поэзии; а во время Батюшкова никто и не думал видеть в этом какие бы то ни было недостатки. Если перевод III элегии Тибулла и уступит в достоинстве переводу первой, тем не менее он читается с наслаждением; но XI элегия переведена Батюшковым более неудачно, чем удачно: немногие хорошие стихи затоплены в ней потоком вялой и растянутой прозы в стихах. Она довольно велика, но в ней можно указать на одно только место:
  
  
  Дни мира, вы любви игривой драгоценны!
  
  
  Под знаменем ее воюем с красотой.
  
  
  Ты плачешь, Ливия? но победитель твой -
  
  
  Смотри! у ног твоих, колена преклоняет.
  
  
  Любовь коварная украдкой подступает,
  
  
  И вот уж среди вас размолвивших сидит!
  
  
  Пусть молния богов бесщадно поразит
  
  
  Того, кто красоту обидел на сраженьи!
  
  
  Но счастлив, если мог в минутном исступленья
  
  
  Венок на волосах каштановых измять
  
  
  И пояс невзначай у девы развязать!
  
  
  Счастлив, трикрат счастлив, когда твои угрозы
  
  
  Исторгли из очей любви бесценны слезы!
  Кроме двенадцати пьес из греческой антологии и трех элегий из Тибулла, памятником сочувствия и уважения Батюшкова к древней поэзии остается только переведенная им из Мильвуа поэма "Гезиод и Омир, соперники". Не имея под руками французского подлинника, мы не можем сравнить с ним русского перевода; но не много нужно проницательности, чтоб понять, что под пером Батюшкова эта поэма явилась более греческою, чем в оригинале. Вообще, эта поэма не без достоинств, хотя в то же время и не отличается слишком большими достоинствами, как бы этого можно было ожидать от ее сюжета.
  Что мешало Батюшкову обогатить русскую литературу превосходными произведениями в духе древней поэзии и превосходными переводами, мы скажем об этом ниже.
  Страстная, артистическая натура Батюшкова стремилась родственно не к одной Элладе: ей, как южному растению, еще привольнее было под благодатным небом роскошной Авзонии. Отечество Петрарки и Тасса было отечеством музы русского поэта. Петрарка, Ариост и Тассо, особливо последний, были любимейшими поэтами Батюшкова. Смерти Тассо посвятил он прекрасную элегию, которую можно принять за апофеозу жизни и смерти певца "Иерусалима"; стихотворение "К Тассу" - род послания, довольно большого, хотя и довольно слабого, также свидетельствует о любви и благогове~ нии нашего поэта к певцу Годфреда; сверх того, Батюшков перевел, впрочем довольно неудачно, небольшой отрывок из "Освобожденного Иерусалима". Из Петрарки он перевел только одно стихотворение - "На смерть Лауры", да написал подражание его IX канцоне - "Вечер". Всем трем поэтам Италии он посвятил по одной прозаической статье, где излил свой восторг к ним, как критик. Особенно замечательно, что он как будто гордится, словно заслугою, открытием, которое удалось ему при многократном чтении Тассо: он нашел многие места и целые стихи Петрарки в "Освобожденном Иерусалиме", что, по его мнению, доказывает любовь и уважение Тассо к Петрарке.
  И при всем том, Батюшков так же слишком мало оправдал на деле свою любовь к итальянской поэзии, как и к древней. Почему это - увидим ниже.
  Страстность составляет душу поэзии Батюшкова, а страстное упоение любви - ее пафос. Он и переводил Парни и подражал ему; но в том и другом случае оставался самим собою. Следующее подражание Парни - "Ложный стыд" {266} - дает полное и верное понятие о пафосе его поэзии:
  
  
   Помнишь ли, мой друг бесценный,
  
  
   Как с Амурами, тишком,
  
  
   Мраком ночи окруженный,
  
  
   Я к тебе прокрался в дом?
  
  
   Помнишь ли, о друг мой нежной!
  
  
   Как дрожащая рука
  
  
   От победы неизбежной
  
  
   Защищалась - но слегка?
  
  
   Слышен шум - ты испугалась;
  
  
   Свет блеснул - и вмиг погас;
  
  
   Ты к груди моей прижалась.
  
  
   Чуть дыша... блаженный час!
  
  
   Ты пугалась; я смеялся.
  
  
   "Нам ли ведать, Хлоя, страх?
  
  
   Гименей за все ручался,
  
  
   И Амуры на часах.
  
  
   Все в безмолвии глубоком,
  
  
   Все почило сладким сном!
  
  
   Дремлет Аргус томным оком
  
  
   Под морфеевым крылом!"
  
  
   Рано утренние розы
  
  
   Запылали в небесах...
  
  
   Но любви бесценны слезы.
  
  
   Но улыбка на устах,
  
  
   Томно персей волнованье
  
  
   Под прозрачным полотном,
  
  
   Молча новое свиданье
  
  
   Обещали вечерком.
  
  
   Если б зевсова десница
  
  
   Мне вручила ночь и день:
  
  
   Поздно б юная денница
  
  
   Прогоняла черну тень!
  
  
   Поздно б солнце выходило
  
  
   На восточное крыльцо;
  
  
   Чуть блеснуло б и сокрыло
  
  
   За лес рдяное лицо;
  
  
   Долго б тени пролежали
  
  
   Влажной ночи на полях;
  
  
   Долго б смертные вкушали
  
  
   Сладострастие в мечтах.
  
  
   Дружбе дам я час единый,
  
  
   Вакху час и сну другой;
  
  
   Остальною ж половиной
  
  
   Поделюсь, мой друг, с тобой!
  В прелестном послании к Ж*** и В*** "Мои пенаты" {267} с такой же яркостию высказывается преобладающая страсть поэзии Батюшкова:
  
  
  
  И ты, моя Лилета,
  
  
  
  В смиренный уголок.
  
  
  
  Приди под вечерок
  
  
  
  Тайком, переодета!
  
  
  
  Под шляпою мужской
  
  
  
  И кудри золотые
  
  
  
  И очи голубые,
  
  
  
  Прелестница, сокрой!
  
  
  
  Накинь мой плащ широкой,
  
  
  
  Мечом вооружись
  
  
  
  И в полночи глубокой
  
  
  
  Внезапно постучись...
  
  
  
  Вошла - наряд военный
  
  
  
  Упал к ее ногам,
  
  
  
  И кудри распущенны
  
  
  
  Взвевают по плечам,
  
  
  
  И грудь ее открылась
  
  
  
  С лилейной белизной:
  
  
  
  Волшебница явилась
  
  
  
  Пастушкой предо мной!
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 345 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа