Главная » Книги

Брусилов Николай Петрович - Историческое разсуждение о начале Русского Государства

Брусилов Николай Петрович - Историческое разсуждение о начале Русского Государства


  

Историческое разсужден³е о началѣ Русскаго Государства.

  
   862 Годъ есть та точка времени, съ которой историки полагаютъ начало Русскаго Государства, т. е. когда Руссы соединились со Славянами въ одно политическое тѣло. Далѣе сего времени писатели Истор³и нашей не возводятъ - нѣкоторые въ томъ мнѣн³и, что "сѣверъ до половины IX столѣт³я представлялъ одну пустыню, въ которой жители, раздѣленные на малыя орды предводительствуемыя старѣйшинами, или кациками, не имѣли политическаго постановлен³я, сношен³я съ иноплеменными, искусствъ и проч. {Шлец. въ Нест. Русск. Изд. I, Введ. Н~Д и Н~Е.}; друг³е писатели: {Крит. прим. на Ист. К. Щ. I. 125-127.} хотя политическаго быт³я Славянъ до Рюрика не отвергаютъ, однакожъ говорятъ, что дѣян³я Славянъ и Руссовъ не принадлежатъ къ нашей Истор³и, ибо с³и народы прежде соединен³я ихъ въ одинъ сонмъ были для насъ чужды, такъ какъ и они одинъ другому; что Руссы, праотцы наши, произошли отъ сочетан³я Славянъ и Руссовъ иноплеменныхъ между собою, и что с³е не прежде послѣдовало, какъ по пришеств³и Рюрика на княжен³е Новгородское. Славяне, продолжаютъ писатели, вытѣсня Руссовъ, поселилися на ихъ мѣстахъ и оставшихъ учинили данниками, a послѣ сами данниками Варяговъ учинились. Рюрикъ съ Руссами пришедъ, подалъ случай къ смѣшен³ю однихъ съ другими, и по времени къ совершенному сл³ян³ю въ одинъ народъ; слѣдственно Рюриково пришеств³е есть епоха зачат³я Русскаго народа, произшедшаго отъ Славянъ и Руссовъ; a потому далѣе Рюрика возводить Истор³ю нашу есть не меньше трудно сколь и безполезно."
   Что касается до перваго мнѣн³я, не взирая на ученость покойнаго г. Щлецера и глубокое знан³е его нашей Истор³и, едва ли можно на оное согласиться. Правда, Варяги дали Государству сему новое образован³е, политическую прочность, но не основали онаго вновь - оно существовало за долго до ихъ пришеств³я. Славяне еще до Рюрика имѣли уже города, торговлю и вѣроятно ремесла и художества, слѣдственно политическое ихъ быт³е было уже основано. Греческ³й Императоръ Константинъ Багрянородный {Въ кн. de Adm. Imp. с. 42. р. 112, 113.- См. Изв. Виз. ист. III § 16 и въ Вып. Байер. у Тат. I. гл. 10.} говоритъ о торговлѣ Славянъ въ его время (X стол.); но вѣроятно относить оную должно еще къ самой колыбели республики Новгородской. Мнѣн³е с³е, подкрѣпляетъ Байеръ въ выпискахъ своихъ изъ сѣверныхъ писателей {У Тат. I. гл. 17.}. Читая доказательства Круга {Ист. роз. о др. Руск. мон. стр. 21.}, не льзя не согласиться, чтобы Росс³я и въ с³и отдаленныя времена не была на нѣсколько высшей степени просвѣщен³я, нежели какъ мы обыкновенно воображаемъ.
   "Народъ, говоритъ Кругъ {Тамъ же § IV, 37.}, который, какъ Славяне, съ Греками въ толь тѣсныхъ былъ связяхъ; среди государства ихъ толь часто велъ войну и проводилъ тамъ цѣлыя даже зимы; который многимъ изъ того, что y себя имѣлъ, былъ имъ обязанъ, чрезъ непрерывныя съ ними сношен³я позналъ роскошь и приятность жизни, который мног³я, доселѣ ему не извѣстныя, но теперь нужными сдѣлавш³яся вещи, изъ Грец³и только могъ и получить: такой народѣ конечно долженъ былъ стараться и въ отдаленности продолжать съ сею землею прежнее сношен³е." Прибавимъ къ тому, что такой народъ вытѣсненный отъ благословенныхъ береговъ Дуная на край сѣвера, не могъ не основать на новомъ жилищѣ своемъ нѣкотораго политическаго тѣла, не могъ не имѣть градовъ и искусствѣ и обитать подобно дикимъ въ необработанной пустынѣ. Согласенъ, что города Славянъ не походили на нынѣшн³е города, что города с³и были не что иное, какъ огражденныя деревни {Шлец. въ Нест. I, введ. Н~Е.}; но и с³е самое не доказываетъ ли уже нѣкоторой образованности нашихъ праотцевъ? Не уже ли дѣян³я такого народа (и отъ котораго притомъ въ прямой лин³и мы происходимъ) недостойны занимать мѣста въ нашей Истор³и?
   Относительно другаго мнѣн³я должно признаться, что Истор³ю нашу возвести выше Рюрика конечно трудно, или даже и не возможно; ибо о времени пришеств³я Славянъ на сѣверъ и о приключен³яхъ послѣдственныхъ пришеств³ю ихъ мы не имѣемъ никакого извѣст³я, кромѣ того что оставилъ намъ о сихъ отдаленныхъ временахъ отрывками ²оакимъ; не знаемъ даже точно, когда и съ какой стороны пришли Славяне {Прим. на Ист. К. Щ. I, 128.}; но не льзя сказать, чтобы повѣствован³е о ихъ дѣян³яхъ было для насъ безполезно.
   Истор³я Славянъ жившихъ въ Сир³и и Пафлагон³и, истор³я Славянъ жившихъ на берегахъ Дуная, ихъ войны съ Римлянами, ихъ переселен³я, возвышен³е и упадокъ равно какъ и истор³я народовъ обитавшихъ въ нынѣшнихъ предѣлахъ Росс³и до прихода Славянъ, къ Истор³и нашей не принадлежатъ; ибо въ противномъ случаѣ должно будетъ возводить оную до Адама; но отъ времени поселен³я Славянъ въ предѣлахъ вами обитаемыхъ, начинается наша Истор³я.
   Мы не можемъ начать оной съ сей точки времени, не потому чтобы Русс³я не имѣла прежде Рюрика политическаго быт³я, или чтобы повѣствован³е о дѣян³яхъ Славянъ до насъ не принадлежало; но по тому что о тѣхъ временахъ мы не имѣемъ достовѣрныхъ предан³й, кромѣ баснословной Новгородской Лѣтописи и сомнительнаго отрывка ²оакимова. Истор³я наша получаетъ нѣкоторую ясность со времени: Рюрика и несомнѣнную вѣроятность со времени Игоря, или лучше сказать со времени Владим³ра Великаго, который озаривъ Росс³ю свѣтомъ Христ³янскаго учен³я, поставилъ оную на чредѣ Державъ просвѣщенныхъ - но с³е еще не даетъ намъ права утверждать, чтобы истор³я сихъ забытыхъ вѣковъ къ нашей непринадлежала.
   Но почему вообще мы полагаемъ, что нашеств³е нѣсколькихъ тысячь Руссовъ сдѣлало столь великую епоху въ нашей Истор³и и даже въ многочисленныхъ Славянскихъ племенахъ ?
   Еслибы Руссы были многочисленнѣе Славянъ; если бы они, покоря с³и страны и заставя побѣжденныхъ принять свое имя, заставили бы также принять свой языкъ, свои обычаи и нравы; если бы они, такъ сказать, поглотили въ себѣ покоренные ими народы, тогда бы мы имѣли право сказать, что "Руссы суть наши праотцы, что отъ нихъ влечемъ мы свою природу, и что хотя и Славянъ имѣемъ долгъ называть нашими праотцами, но едва ли въ жилахъ нашихъ осталась одна капля крови Славянской" {Болт. въ прим. на Щ. I, 41.}; но здѣсь все напротивъ!
   Руссы, какъ побѣдители, заставили принять свое имя; но будучи малочисленнѣе народовъ, ими покоренныхъ, вмѣсто того, чтобы Славянъ преобразить въ Руссовъ, преобразились сами въ Славянъ и въ течен³е вѣка исчезли совершенно. Нашеств³е Руссовъ былъ малый стремительный потокъ, ввергнувш³йся съ крутизны въ обширный сонмъ водъ, который, по причинамъ совершенно побочнымъ, сообщилъ оному свое имя; но самъ, смѣсивъ истокъ свой съ сими водами, потерялъ свою силу и не сдѣлавъ никакой ощутительной перемѣны въ направлен³и сего сонма, принужденъ былъ слѣдовать за его течен³емъ.
   "Новые пришлецы исчезли въ толпѣ Славянъ, превосходившихъ ихъ числомъ и вѣроятно образован³емъ {Объяснит. примѣч. къ Ист. карт. Шлец. сына, тетр. II, стр. 29.}." Самый даже языкъ Руссовъ, который ни сколько не смѣшался со Славянскимъ (ибо Конст. Багрянород. по прошеств³и почти ста лѣтъ послѣ сего смѣшен³я еще отдѣляетъ оный отъ Славянскаго), исчезъ совершенно. Гдѣ остатки сего языка? Русск³й языкъ, нынѣ нами употребляемый, имѣетъ ли хотя малѣйшее сходство съ древнимъ языкомъ Руссовъ? Не чистый ли корень имѣетъ языкъ нашъ въ Славянскомъ? Книги, на семъ послѣднемъ языкъ писанныя въ XI и XII вѣкахъ, не можемъ ли мы понимать почти безъ всякой трудности? Какой Русской, даже не ученый, потребуетъ перевода Славянскаго нарѣч³я, кромѣ нѣкоторыхъ выражен³й, измѣнившихся съ течен³емъ времени, или забытыхъ? Самая Пѣснь Игорю, писанная древнѣйшимъ Славянскимѣ языкомъ (кромѣ нѣкоторыхъ особенныхъ мѣстъ и архаизмовъ) не довольно ли вразумительна для каждаго Русскаго? И если существуетъ какое различ³е между Славянскимъ и нынѣшнимъ Русскимъ языкомъ, то не сему смѣшен³ю Славянъ и Руссовъ должно приписать оное; но причинамъ совершенно побочнымъ: времени, которое измѣняетъ всѣ языки, просвѣщен³ю, близкому сообщен³ю съ Греками, чрезъ нѣсколько вѣковъ непрерывно продолжавшемуся, частымъ набѣгамъ дикихъ Половцевъ и Печенѣговъ и въ особенности Мунгаламъ, отъ которыхъ въ двухъсотъ-лѣтнѣе ихъ владычество, мы заимствовали множество словъ и по нынѣ въ языкѣ нашемъ сохранившихся.
   Мы имѣемъ только одинъ памятникъ древняго Русскаго языка, который еще болѣе служитъ доказательствомъ предположен³ю, что смѣшен³е Славянъ и Руссовъ не произвело ни новаго народа, ни новаго языка.
   Константинъ Багрянородный оставилъ намъ назван³я Днѣпровскихъ пороговъ по Русски и по Славянски {Въ кн. de Adm. Imp. c. 9. p. 59-61. См. Изв. Виз. Ист. III. § 13. въ вып. Байер. y Тат, I. гл. 16. и у Шлец. сын. тетр. I. стр. 51.- Русск³я назван³я Тунманъ въ кн. своей Von den Oest. Europ. Völk. изъяснилъ изъ Скандинавскаго языка. См. Шлец. въ Нест. I, 325 и слѣд.}. Положимъ, что назван³я с³и имъ перепорчены, также какъ и назван³я городовъ, имъ же намъ оставленныя {На прим. Смоленскъ называетъ онъ Милиниска, Лиственъ Темуца, Вятичевъ Вититзево, и пр. См. объясн. прим. Шлец. тетр. I. стр. 50. Изв. Виз. Ист. § 13. и въ вып. Байер. у Тат. I, гл. 16.}; однакожъ, не смотря на это, назван³я Славянск³я еще и теперь могутъ имѣть нѣкоторое на нашемъ языкѣ значен³е, между тѣмъ какъ назван³я Русск³я вовсе для насъ чужды.
   Ульворси, Геландра, Варуфоросъ, Леанти, Слгрувунъ, что значатъ на нынѣшнемъ Русскомъ языкѣ? Однакожъ ето языкъ тѣхъ, отъ которыхъ, говорятъ, мы происходимъ! Но кому же теперь онъ понятенъ? Кто скажетъ, чтобы ето было по Руски? Кто станетъ утверждать, чтобы отъ сего языка происходилъ нашъ, толико сильный и сладкозвучный языкъ?
   Но назван³я тѣхъ же пороговъ по Славянски: Островунипрагъ, Неясыть, Вульнипрагъ, Напрези, удобно понятны для каждаго Русскаго, не смотря на разстоян³е VIII вѣковъ, отдѣляющее насъ отъ временъ Константина Багрянороднаго!
   Ясное доказательство, что наит³е Руссовъ не только не произвело новаго народа, но даже и въ языкѣ покоренныхъ ими племенъ не сдѣлало никакой ощутительной перемѣны!
   Но почему же народъ, который столь мало имѣлъ вл³ян³я на образован³е племенъ имъ покоренныхъ, заставилъ принять свое имя? и почему имя сего народа, который въ течен³е вѣка самъ изчезъ и преобразился въ побѣжденныхъ, у сихъ послѣднихъ сохранилось?
   Ето произошло отъ причинѣ политическихъ. Несторъ повѣствуетъ, что страна с³я до прихода Руссовъ не имѣла никакого общаго назван³я. По словамъ его, Славяне при переселен³и своемъ съ береговъ Дуная разошлись по разнымъ странамъ и назвались разными именами. Часть ихъ, удалившаяся въ предѣлы нынѣ нами обитаемые, поселилась на Днѣпрѣ и назвалась Полянами, друг³е поселились въ лѣсахъ и назвались Древлянами, сѣвш³е на рѣкѣ Полотѣ назвались Полочанами и т. д. Тѣ же кои удалились болѣе въ глубину Сѣвера, и поселились при озерѣ Ильменѣ, назвались собственнымъ именемъ Славене. С³и, по мнѣн³ю Круга {Ист. розыск. о др. Рус. Мон. § 11. стр. 25.}, были богатѣй³ше, и для того-то, можетъ быть, столь далеко зашли на Сѣверъ, что боялись лишиться достоян³я, цѣною крови приобрѣтеннаго. По крайней мѣрѣ, с³и были образованнѣе изъ всѣхъ, ибо мы видимъ, что они имѣли города и торговлю. Но всѣ с³и племена, принявш³я столь различныя назван³я, не дали никакого особеннаго тѣмъ странамъ, кои населили. Рюрикъ и Олегъ совокупивъ подѣ свою державу различныя Славянск³я и Сарматск³я племена, населявш³я всю с³ю обширную страну, не имѣвшую до толѣ никакого общаго назван³я, нарекли Русью. Руссы не Славянъ назвали Русью (ибо различ³е между сими двумя народами еще долго послѣ того продолжалось), но токмо страну назвали Русью. Смѣшавшись со Славенами, Руссы въ течен³е вѣка исчезли совершенно; но имя Руссовъ сохранилось, потому, что первые велик³е Князья были Руссы, что въ правлен³е Рюрика, Олега, Игоря и даже Святослава всѣ важнѣйш³я должности въ Государствѣ поручены были Руссамъ; не смотря однакожъ на все усил³е правительства преобразить Славенъ въ Руссовъ, превосходство первыхъ преодолѣло. Сами с³и владѣтели; не только говорили языкомъ побѣжденныхъ ими народовъ, но даже потомки ихъ, оставя Норманск³я свои имена, приняли Славянск³я и даже кумиры Владим³ромъ до восприят³я христ³янства воздвигнутые наименованы по Славянски.
   Я не отвергаю, чтобы Руссы не сопричислялись къ нашимъ праотцамъ; они должны быть причтены къ нимъ; но Славене суть наши истинные праотцы, отъ коихъ мы заимствовали все и даже самый языкъ {Мнѣн³е с³е подкрѣпляетъ Лом. "Въ составлен³и Росс³йскаго языка говоритъ онъ, преимущество Славенъ весьма явствуетъ, ибо языкъ нашъ, отъ Славенскаго произшедш³й не много отъ онаго отмѣнился." Др. Рос. Ист. Ч. I. гл. 1 стр. 82.}. Но что же мы знаемъ обѣ нихъ? Мы даже и истор³и сего славнаго народа не сопричисляемъ къ своей, и далѣе Рюрика не хотимъ (хотя бы съ нѣкоторою вѣроятност³ю и могли) возвести нашу Истор³ю.
   Я не намѣренъ защищать лѣтопись ²оакима. Читая доказательства Татищева, Болтина и Елагина, и опровержен³я Миллера, Шлецера и Кн. Щербатова и наипаче примѣчан³й на отвѣтъ Болтина (Спб. 1790 624 стр. in 4 to), въ которыхъ сильнѣйш³я доказательства приведены въ опровержен³е, склоняюсь болѣе вѣрить, что видаемая намъ выписка изъ лѣтописи ²оакина подвержена сомнѣн³ю {Споръ о лѣтописи ²оак. продолжался нѣсколько лѣтъ. Тат. нашелъ сей списокъ довольно страннымъ образомъ, чего онъ и самъ не скрываетъ. Искавъ полнѣйшихъ рукописей вездѣ, гдѣ только предполагалъ ихъ найти, отнесся онъ къ свойственнику своему Мельхиседеку Борсчеву, бывшему Архимандритомъ Бизюкова монастыря, прося его, буде имѣетъ как³я древн³я лѣтописи, къ нему доставить. Мельхиседекъ отвѣчалъ, что y него никакихъ лѣтописей нѣтъ, но что y монаха того монастыря Вен³амина, который прилѣжитъ къ собран³ю историческихъ сочинен³й, есть одна древняя лѣтопись, изъ коей выпросивъ y Вен³амина нѣсколько тетрадей, прислалъ къ нему.
   Тат. нашелъ, что письмо въ сихъ тетрадяхъ было новое, но худое; складѣ старый смѣшанный съ новымъ, но самый простый и нарѣч³е Новгородское." (Тат. I, 31.) Полагая, что тетради с³и нарочно для него были списаны, Тат. просилъ Мельхиседека прислать къ нему подлинную рукопись, дабы удостовѣриться въ ея древности; но въ отвѣтъ получилъ, что Мельхиседекъ умеръ ... лѣтописи въ пожиткахъ его не нашлось ... монаха Вен³амина, по изслѣдован³ю, также не оказалось .... Вотъ какъ сомнительно явился сей отрывокъ! Однакожъ почтен³е и благодарность, которыми всѣ любители отечественной истор³и обязаны покойному Василью Никитичу, отклоняютъ отъ него всякое подозрѣн³е.
   Причины, которыя заставили Тат. Болт. и Елаг, признать ²оак. отрывокъ, суть въ кратцѣ слѣдующ³я: 1 е. Что сей отрывокъ имѣетъ тѣ же самые знаки принадлежности ²оак., по которымъ и лѣтопись Нестора признается за Несторову. 2 е. что повѣствован³е о пришеств³и Славенъ въ Новгородск³е предѣлы вѣроятнѣе Несторова. - ²оак. полагаетъ оное въ половинѣ V вѣка, a Несторъ до Р. X., что не можетъ быть согласно съ извѣстными быт³ями и переселен³ями племенъ Славенскихъ. 3 е. Что призван³е Рюрика, по причинъ его родства съ Гостомысломъ, вѣроятнѣе нежели сказан³е Нестора; ибо y ²оак. и родъ Рюрика и поводъ къ избран³ю его извѣстны, a у Нестора и то и другое остается въ темнотѣ. 4 е. Что о женитьбѣ Игоря болѣе ясности и вѣроят³я. Несторъ полагаетъ Ольгу изъ Пскова, котораго тогда еще не было, a ²оак. изъ Изборска и отъ рода Гостомыслова. 5 е. Что бракъ Владим³ра съ Рогнѣдою и рожден³е Ярослава яснѣе и съ лѣтами Владим³ра согласнѣе. 6 е. Что крещен³е Владим³ра отъ Болгаръ вѣроятнѣе, и наконецъ 7 е и важнѣйшее, что мног³я обстоятельства, положенныя въ Прологахъ и Польскихъ Истор³яхъ ни въ одномъ спискѣ Несторовой лѣтописти не находятся; a какъ Польск³е истор³и сами признаются, что пользовались лѣтописями Русскими, и какъ с³и обстоятельства въ отрывкѣ ²оак. находятся, то должно заключить, что лѣтоп. ²оак. имъ была извѣстга. Такъ на прим. 6 троекратной побѣдѣ Владим³ра надъ Мечиславомъ Нест. не упоминаетъ, a Польская Ист., хотя с³е и не къ славѣ ихъ отечества служитъ, повѣствуетъ согласно съ ²оак. - Тат. I, гл. 4., отв. Болт. на пис. К. Щ. § 111.
   Шлец. и Кн. Щерб. (ибо полагаю, что ²²римѣч. на отв. Болт. писаны самимъ К. Щ., какъ то по слогу и по горячности защищен³я видно) отвергаютъ лѣтоп. ²оак. потому 1 е, что списокъ сей найденъ у частнаго человѣка, слѣдственно въ невѣрномъ мѣстѣ. 2 е. Что во многомъ противорѣчитъ Нестору, яко вернѣйшему писателю. 3 е. Что наружною видимост³ю не сходствуетъ съ тѣми временами, въ которыя писанъ. 4 е. Что современнымъ писателямъ не былъ извѣстснъ. - "Распложая далѣе с³и четыре положен³я, продолжаетъ соч. Примѣчан³й: А) Отъ чего лѣтопись, сочиненная Епископомъ, имѣвшимъ болѣе средствъ распространить оную, никому не была извѣстна, a лѣтопись простаго монаха сдѣлалась всеобщею? В) Начало отрывка: о Князяхъ Рускихъ старобытныхъ Несторъ монахъ не добрѣ свѣдомъ бѣ, что ся дѣлло y насъ Славенъ въ Новѣгородѣ, a Святитель ²оакимъ добрѣ свѣдомый написа и проч. доказываетъ, что ето не самая лѣтопись, a только списокъ съ оной и что не самъ ²оак., a никому неизвѣстный человѣкъ о немъ свидѣтельствуетъ. Г) Поелику слова с³и доказываютъ, что списокъ сей учиненъ по смерти уже ²оак. и Нестора, то кто же сказалъ сему неизвѣстному собирателю, который изъ сихъ историковъ справедливѣе? Д) ²оак. полагаетъ построен³е Новагорода Рюрикомъ; не ужели онъ, будучи въ Новѣгородѣ Епископомъ, не зналъ, когда онъ построенъ? Е) Какъ бы Нестору, жившему въ К³евѣ, куда множество людей со всей Росс³и стекалось на богомолье, не знать о лѣт. ²оак., или объ обстоятельствахъ, о которыхъ онъ повѣствуетъ? Наконецъ всѣ опровержен³я заключаетъ тѣмъ, что лѣтопись ²оак. считаетъ не иначе, какъ отломкомъ той палицы, которую Пкрунъ, проплывая Волховской мостъ, бросилъ Новгородцамъ. Пись. Кн. Щ. стр. II. и слѣд.; Прим. на отв. Болт. стр; 58-85. Шлец. 68 Нест. введ. Ѳ. ². }; однакожъ видя развалины Славянска, не нахожу причины сомнѣваться въ его существован³и, имѣя несомнѣнныя свидѣтельства, переживш³я лѣтописи и предан³я, и удостовѣряющ³я въ вѣроятности сказан³я о владычествѣ Славенъ на сѣверѣ; не могу согласиться, чтобы повѣствован³е сѣверныхъ писателей и Новгородскаго лѣтописца было совершенно вымышленное; не могу вѣрить, чтобы оно не имѣло основан³емъ какихъ нибудь лѣтописей, или записокъ, или по крайней мѣрѣ устныхъ предан³й, хотя въ пѣсняхъ и народныхъ сказкахъ сохранявшихся. Во времена Нестора можетъ быть с³и предан³я уже истребились, или записки, по рѣдкости своей, до него не дошли, и вотъ причина недостаточнаго свѣдѣн³я его о Новгородской древности!
   Баснослов³е о Князьяхъ Славянъ и Вандалъ, о двухъ свойственникахъ сего послѣдняго Гардорикѣ и Гунигардѣ очевидно; но по крайней мѣрѣ баснослов³е с³е, въ образномъ смыслѣ, даетъ намъ свѣдѣн³е о переселен³и племенъ Славянскихъ. Положимъ, что предан³я о Изборѣ, Владим³рѣ, Столпосвѣтѣ, Едвигидѣ и Буривоѣ также баснословны; но баснослов³е с³е есть основан³е нашей Истор³и, оно (выражаясь словами Шлецера) составляетъ азбуку въ нашей исторической системѣ {Я не включаю однакожъ въ ето число басеннаго Князь-перевозчика К³я со всею его свѣтлѣйшею фамил³ею.}. Ромулъ и Рем], Нума и Тарквин³й, можетъ быть также баснословны; однакожъ слишкомъ велика была бы жертва выключить ихъ изъ Истор³и Римской! Впрочемъ какого народа начало не баснословно? С³и первые вѣки истор³и Плутархъ называетъ вѣками мечтан³й и чудовищъ!
   Намъ говорятъ, что все повѣствован³е о древнемъ Славянскомъ народѣ, о ихъ Князьяхъ, городахъ и тому подобному вымышлено послѣ Нестора сѣверными и Польскими писателями. Историческ³й сцептицизмъ находитъ даже сомнѣн³е и въ существован³и Гостомысла, потому что переписчики: нѣкоторыхъ списковъ Несторовой лѣтописи Гостомысла, къ IX вѣку принадлежащаго, упоминаютъ уже при первомъ началѣ Новагорода {Шлец. въ Нест. I, 149.} Миллеръ объявилъ даже догадку свою {Тамъ же, 303.}, что Гостомыслъ не есть имя собственное, но что подъ симъ назван³емъ означалось токмо его благорасположен³е къ чужестранцамъ. Онѣ читалъ: Гостомиль, т. е. любитель чужестранныхъ {Дѣйствительно однакожъ, если Гостомысла положить при первомъ началѣ Новагорода, тогда и Вандалъ и Буривой должны будутъ исчезнуть, если же положить его въ послѣдней половинѣ IX вѣка, то не льзя будетъ съ симъ согласить сказуемую Несторомъ дань Варягамъ, о которой онъ въ первой разъ упоминаетъ подъ годомъ 859. Развѣ положить смерть Гостомысла прежде сего года, и что Варяги дань наложили уже послѣ его смерти; или согласиться съ ²оак., что изгнан³е Варяговъ послѣдовало въ началѣ Княжен³я Гостомысла и слѣдственно гораздо прежде, 862, и даже прежде 853 года.}.
   Но почему Шлецеръ и Миллеръ сомнѣваются въ существован³и политическаго быт³я Славянъ до Рюрика? Потому что Несторъ о томъ не упоминаетъ. Доказательство сильное, однакожъ не такое, противъ котораго нельзя бы было найти возражен³я: 1-е доказано уже, что Преподобный Несторъ писалъ не по устному предан³ю, но при сочинен³и лѣтописи своей имѣлъ или друг³я лѣтописи, ему предтествовавш³я, или по крайней мѣрѣ записки; ибо дѣла, за 350 лѣтъ до него бывш³я, наипаче же мирные договоры Олега и Игоря, также за 150 лѣтъ и болѣе до него учиненные, описанные имъ съ такою подробностiю, не могли чрезъ столъ долгое время сохраниться въ устномъ предан³и, въ семъ удостовѣряетъ насъ другой дѣеписатель Симонъ, Епископѣ Суздальск³й {Подтвержден³емъ сего мнѣн³я, кромѣ свидѣтельства Симона, кажется, можетъ служить и слѣдующее: Несторъ, защищая К³я, что онъ не былъ перевозникъ, говоритъ: "Ин³и же невѣдуще глаголаху, яко К³й есть перевозникъ былъ, у К³ева бо бяше перевозѣ тогда съ оныя страны Днѣпра, тѣмъ глаголаху: на перевозъ на К³евъ. Аще бо, былъ перевозникъ К³й, то не бы ходилъ ко Царю граду. Но сей княжаще въ роду своемъ и приходившю ему ко Царю, не свѣмы, но токмо о семъ вѣмы, яко же сказуютъ, яко велику честь пр³ялъ есть отъ Царя." Не уже ли чрезъ столько сотъ лѣтъ все ето могло сохраниться въ предан³и, даже и то, что y К³ева былъ перевозъ? И если бы ето было только устное предан³е, то почему Несторъ могъ бы одно отвергнуть, a другое принять? Яко же сказуютъ, служитъ сильнымъ доказательствомъ, что Препод. Несторъ руководствовался лѣтописями; или записками. }. Легко могло статься, что записки о дѣлахъ Славянъ Несторъ не имѣлъ, или подошла къ нему невѣрная, которую онъ внесть въ лѣтопись свою усомнился, и вотъ почему Несторъ, впрочемъ столь полный, въ отношен³и къ древней Новгородской республикѣ недостаточенъ. 2е. О Гостомыслѣ хотя не во всѣхъ спискахъ, однакожъ упоминается. Теперь трудно уже рѣшить, Несторъ ли упомянулъ объ немъ такъ сомнительно, или несмысленные переписчики перемѣшали обстоятельства. Главное то, что Несторъ не отвергаетъ его существован³я, слѣдственно первая ступень сей баснословной лѣтописи намъ уже извѣстна. 3е. ²оакимъ говоритъ, что Вандалъ бо именамъ сыновей своихъ построилъ три города: Изборскъ, Владим³ръ и Столпосвятъ {Тат. I, 32.}. Я не утверждаю, что отрывокъ ²окима есть истинный, можетъ быть онъ и ложенъ; но не могу повѣрить, чтобы сказан³е было ложно, ибо свидѣтельства переживш³я лѣтописи и предан³я убѣждаютъ въ противномъ. Изборскъ существуетъ и по нынѣ, Владим³ръ нынѣ сельцо Владим³рецъ въ Псковской губерн³и. Татищевъ свидѣтельствуетъ, что въ древнихъ Писцовыхъ книгахъ именовано оно городъ, или пригородъ, и что вокругъ онаго въ его время еще были видны остатки земляной насыпи {Тат. I, проим. 12.}. На вопросъ Татищева, почему Нилова пустынь, близь города Осташкова находящаяся, называется Столбовскою, монахъ сказалъ ему, что городъ Осташковъ въ древности по имени Князя назывался Столбовъ; a когда Кн. Владим³ръ Андреевичь пожаловалъ оный своему воеводѣ, тогда проименовалъ его Осташковымъ {Тамъ же.}.
   Положимъ, что Князь Изборъ вымышленъ по Изборску; но не уже ли и Владим³рецъ и Столбовъ придуманы послѣ? Кто дѣлалъ насыпь при сельцѣ Владим³рѣ? кто придумалъ въ древнихъ Писцовыхъ книгахъ назвать его пригородомъ, имя, которое доказываетъ, что и въ старину сохранялось предан³е, что тутъ былъ нѣкогда городъ?
   Истинна ли лѣтопись ²оакима, или подложна; вѣроятны ли повѣствован³я сѣверныхъ писателей, или подвержены сомнѣн³ю; существовали ли Вандалъ, Владим³ръ и Буривой, или нѣтъ: но существован³е Руссы и Изборска, существован³е обители Столбенской и Владим³рца, остатки Славенска и древняго капища въ Холмоградѣ бывшаго {Шведск³й историкъ Снорро Стурлезонъ, ум. 1240, полагаетъ Холмоградъ на устьѣ Двины, тамъ гдѣ нынѣ Холмогоры. Тат. полагаетъ, что Холмоградъ (или Колмоградъ {Тат. читаетъ Колмоградъ, производя с³е отъ Сарматскаго трет³й городъ. Положимъ, что Колмо есть слово Сарматское, но градъ есть чистое Славенское. Не уже ли назван³е сего города составлено было изъ двухъ столь различныхъ языковъ? Оставя въ покоѣ Сарматск³й языкъ, Холмоградъ и на Славенскомъ имѣетъ весьма хорошее значен³е, т. е, городъ на холмѣ, что и съ мѣстнымъ положен³емъ согласуетъ.}, (какъ онъ его называетъ) былъ тамъ, гдѣ нынѣ село Бронницы, при рѣкѣ Мстѣ, на большой Московской дорогѣ. Догадку с³ю основываетъ онъ на близости сего мѣста отъ Новагорода (35 верстъ) и на томъ, что на вершинѣ холма близь Бронницъ, гдѣ нынѣ приходская того села церковь, находится водометный ключъ и остатки земляной насыпи. (Тат. ², прим. 22.) Елаг. опровергая мнѣн³я Снорра и Тат. полагаетъ, что Холмоградское капище было между Новагорода и Ст. Руссы, на рѣкѣ Явон³и, съ западной стороны въ Ловать близь устья сей послѣдней впадающей, гдѣ и по нынѣ видны остатки монастыря, въ древности Демономъ называвшагося: a отъ Мсгаы къ югу нарочитой высоты гора, на которой видны остатки каменной ограды и въ срединѣ студенецъ съ водометомъ, или ключемъ, близь котораго каменныя равнины. По симъ остаткамъ, a равно и по назван³ю Демонъ монастырь, (ибо, идолы бѣсами, a волхвы демонами, не токмо по суевѣр³ю народному, но и въ Минеи Четьи на многихъ мѣстахъ называются) полагаетъ, что въ глубокой древности на семъ мѣстѣ было капище, или обитель жрецовъ. Съ сей высоты, гов. Елаг. видѣнъ чрезъ Ладожское озеро (вѣроятно Ильмень) Новгородъ, и хотя сухимъ путемъ отстоитъ отъ онаго въ 30 верстахъ, но водою, въ хорошую погоду, можно въ часъ достигнуть. Кн. I, гл. I. въ прим. къ § 6 му.}, переживъ лѣтописи и предан³я тѣхъ временъ, служатъ намъ доказательствомъ быт³я Славянскаго владычества на сѣверѣ и вѣроятности повѣствован³я обѣ ономъ!
   Но оставимъ баснословныя времена и обратимся къ повѣствован³ю, которое признается несомнѣннымъ.
   Несторъ о началѣ Русскаго Государства повѣствуетъ слѣдующее: Варяги брали дань съ Славянъ, Чуди, Мери и Кривичей. Въ 862 г. народы с³и возстали на Варяговъ, прогнали ихъ за море, отреклись платить дань и начали управляться сами собою. Но у нихъ не было никакихъ законовъ, родъ возсталъ на родъ, несоглас³е и раздоръ водворились между ими и породили междоусобныя брани, ужасы междоусоб³я (и совѣты Гостомысла) побудили ихъ искать въ чужихъ странахъ владѣтелей. Они отправили посольство къ Варяго-Руссамъ и пригласили къ себѣ трехъ братѣевъ на княжен³е: Рюрика, Синеуса и Трувора, которые къ нимъ и пришли съ роды своими, появъ съ собою дружину многу {Въ Радз. и Ипат. сп. сказано всю Русь, но Шлец. Т. I. гл. XX замѣчаетъ, что въ другихъ спискахъ сказано гораздо основательнѣе дружину многу.}. Рюрикъ основалъ пребыван³е свое въ старой Ладогѣ, Синеуэъ на Бѣлѣ озерѣ, a Труворъ въ Изборскѣ. Чрезъ два года потомъ Синеусъ и Труворъ умерли. Рюрикѣ, оставшись одинъ (и успѣвъ укротитъ возникшее возмущен³е Славянъ Новгородскихъ), перенесъ столицу свою въ Новгородѣ и учинился самодержавнымъ властителемъ всей страны {По сказан³ю ²оак. выборъ сей сдѣланъ по совѣту Гостомысла, который, умирая безъ наслѣд³я мужеска пола, присовѣтовалъ избрать послѣ себя на княжен³е дѣтей дочери своей Умилы. Положимъ; что все сказан³е ²оак. ложно; однакожъ при первомъ воззрѣн³и не льзя не согласиться съ мнѣн³емъ Болт., что призван³е Рюрика на княжен³е, по причинѣ родства его съ Гостомысломъ, правдоподобнѣе и сходнѣе съ обстоятельствами, нежели сказан³е Нестора; ибо по ²оак. и родъ Рюрика и поводъ къ избран³ю его извѣстны, a по Нестору и то и другое остается въ темнотѣ.}.
   Разсмотримъ с³е сказан³е во всей подробности:
   Варяги брали данъ съ Славянъ, Чуди, Мери и Кривичей. С³и народы наконецъ устыдились своего порабощен³я, отреклись платить дань, и даже Варяговъ (вѣроятно остававшихся для сбора податей) прогнали за море. Тогда начали они управляться сами собою (ибо дотолѣ были подвластны Варягамъ); но с³и народы не умѣли пользоваться свободою. Внутренн³я раздоры, смятен³я возстали между ими. Ужасы междоусоб³я принудили ихъ отречься своей свободы и искать Князей; которые бы ими управляли.
   Произшеств³е необычайное, которое не согласуетъ съ нац³ональнымъ самолюб³емъ, съ гордост³ю свойственною республиканцамъ, съ характеромъ народовъ взрощенныхъ въ дикой свободѣ, и с³ю свободу предпочитающихъ всякому благоустройству! Несторъ приписываетъ с³ю перемѣну самопроизвольному рѣшен³ю Славянъ; однакожъ съ трудомъ можно согласиться, чтобы с³е рѣшен³е ихъ было произвольно, самое возмущен³е ихъ противъ властителей, ими приглашенныхъ, подтверждаетъ с³ю догадку.
   Кого же призвали Славяне для учрежден³я порядка на ихъ конахъ, для водворен³я суда и правды въ ихъ гридняхъ, для укрощен³я своевольства необузданнаго народа, мятущагося на обширныхъ стогнахъ великаго града? Тѣхъ же самыхъ Варяговъ, тѣхъ же самыхъ утѣснителей своихъ, которыхъ не задолго предъ тѣмъ изгнали! Непостижимое, несообразное съ естественнымъ ходомъ вещей произшеств³е!
   Пришли три брата на княжен³е, но гдѣ же основали свое пребыван³е? Не среди той страны, для управлен³я которой были призваны; не въ великомъ градъ, гдѣ должны были учредить судъ и правду, и откуда удобнѣе могли бы управлять всѣми частями сего довольно обширнаго Государства: но избрали для пребыван³я своего города пограничные. Пришли не какъ судьи мира и правды, добровольно приглашенныя и огражденные закономъ, но какъ враги огражденные сонмомъ воевъ, ибо какъ понимать иначе слава появъ дружину многу, ежели не такъ, что они пришли со множествомъ войска? Пребывая на границѣ, могли ли они укротить мятущ³еся сонмы Славенъ Новгородскихъ, сильнѣйшей парт³и изъ четырехъ совокупленныхъ народовъ?
   "Но Славене, говорятъ Историки {Елаг. кн. II. стар. 150. Болт. въ Прим. на III. I, 177. Даже Шлец. етаго мнѣн³я, см. Нест. I, гл. XVIII.}, не впустили Варяговъ въ средину своей области, опасаясь, чтобы они не употребили во зло своей силы." "Самъ Рюрикъ, говорятъ друг³е {Лом. Ч. II. гл. I.}, изъ предосторожности не хотѣлъ жить въ Новѣгородѣ, опасаясь своевольства Славенъ." Объяснен³я с³и вмѣсто желаемой ясности еще болѣе затмѣваютъ истину, Славене сами призвали Рюрика и сами усомнились впустить его въ Новгородъ? Рюрикъ по доброй волѣ пришелъ на княжен³е, и боялся жить въ Новѣгородѣ? Норманы (если бы они и не знали прежде дороги къ Новугороду) вообще были не таковы, чтобы опасаться жить между народомъ, который и прежде былъ имъ покоренъ!
   "Но три брата, говорятъ {Шлец. въ Нест. I, 305 и 306, и Болт. въ Прим, на Щ. I, 176.}, призваны не княжить, a токмо охранять границы." Какъ? народъ, который имѣлъ столько силы, чтобы свергнуть съ себя иго утѣснителей, не имѣлъ столько силы чтобы охранить себя отъ насильственныхъ вторжен³й? Народъ, который осмѣлился возстать противъ непобѣдимыхъ Нормановъ, которыхъ имени вся Европа трепетала, сей храбрый народъ долженъ былъ искать наемниковъ для защищен³я своихъ границъ? И кого же онъ избралъ для охранен³я своей безопасности? Того самаго, чьи цѣпи онъ расторгъ и съ пocpaмлен³емъ съ себя свергнулъ! сему самому врагу своему поручилъ онъ добровольно свою защиту! И отъ кого же защищать вызваны, Варяги? Отъ Чуди, Пермяковъ и Варяговъ!.... Вызвать Варяговъ для защищен³я отъ Варяговъ!.... Надобно признаться, что такое дѣйств³е, удаленное отъ всякаго здраваго разсужден³я, превосходитъ даже легковѣр³е Древлянъ въ сказкѣ о мщен³и Ольги!
   Не уже ли ложный стыдъ заставилъ лѣтописателя скрыть истину, или онъ не зналъ ее? Не уже ли ложный стыдъ заставилъ Историковъ слѣпо сему слѣдовать? Не уже ли тотъ же ложный стыдъ заставитъ и насъ, по прошеств³и X столѣт³й, скрывать истину? Не ужели слава Отечества нашего, превознесеннаго предъ всѣми другими державами, можетъ потерпѣть отъ того,- если откроемъ с³ю истину, если скажемъ, что Государство Русское основано не добровольнымъ приглашен³емъ, но силою оруж³я Нормановъ {Что Рюрикъ силою разрушилъ Новгородское демократическое правлен³е, о томъ ясно говоритъ Болт. въ Прим. на Ист. К. Щ. I, 178. Мил. въ Собр. Русск. Ист. Стрит. Т. I. и Шлец. въ Нест. II, гл. XVIII, утверждаютъ с³ю истину; но что Рюрикъ и въ Ладогу пришелъ не по добровольному приглашен³ю, кажется, Шлец. (сынъ) первый осмѣлился подать с³ю мысль въ своихъ Хронологическихъ таблицахъ. См. Нач. Рос. Госуд. тетр. II. табл. 2.}?
   Славене свергнули съ себя иго Нормановъ. С³и послѣдн³е, не приобык³ше къ такимъ поступкамъ, вооружились, собрали большое войско и полетѣли отмстить свою обиду. Я воображаю сихъ завоевателей, въ грозномъ велич³и, въ бурную, мрачную ночь стремящихся на легкихъ набойныхъ лодьяхъ {Издатели Правды Руской 1792 и 1799 не знали, что такое набойная лодья. Они полагали: "судно съ палубою и съ мачтою, каковыя съ товарами и съ разными кладями по большимъ рѣкамъ ходятъ" Гл. 14. §. 1. стр. 77. - Кругъ въ Ист. раз. о древ. Руск. мон. объявилъ весьма остроумную о томъ догадку. По мнѣн³ю его (въ подтвержден³е коего приводитъ онъ свидѣтельства многихъ современныхъ писателей) набойная лодья было плетеное судно, коего бока обивались кожею, § VIII. 80-109.} своихъ по шумнымъ валамъ Невы, которой берега, блистающ³й нынѣ златомъ, марморомъ и порфиромъ, покрыты были тогда мрачнымъ лѣсомъ, и взору самаго безтрепетнаго завоевателя представляли одну ужасную пустыню. Какой волхвъ могъ предрѣчь тогда Рюрику, что на самыхъ сихъ водахъ, въ самой сей пустынѣ вознесется нѣкогда градъ, далеко превосходящ³й предметъ его желан³й, столица полвселенной, надъ коею водворятъ владычество его потомки!
   Норманы ударили на предѣлы Новгородск³е. Трудно теперь рѣшить, почему не простерли они далѣе своихъ завоеван³й: удовольствовались покорен³емъ трехъ порубежныхъ городовъ Ст. Ладоги, Бѣла озера и Изборска? Можетъ быть опасались проникнуть въ средину сей области, хотя раздираемой внутренними: смятен³ями, но довольно еще сильной, чтобы имъ противиться и заставить дорого заплатить за свою вольность, укрѣпивъ с³и три города, они спокойно ожидали, доколѣ междоусоб³я ослабятъ силы Новгородцевъ. Въ с³е то самое время, можетъ быть, Славене Новгородск³е, видя новое нашеств³е враговъ при внутреннихъ продолжающихся раздорахъ, присылали къ нимъ пословъ и сдѣлали тотъ договоръ, о которомъ Несторъ повѣствуетъ. По крайней мѣрѣ догадка с³я будетъ имѣть болѣе вѣроятности; ибо въ семъ случаѣ они были уже вынуждены къ сему соглашен³ю, къ сей уступкѣ трехъ пограничныхъ городовъ, или крѣпостей, въ той надеждѣ, что по укрощен³и междоусоб³я они возвратятъ ихъ опять, a вмѣстѣ съ тѣмъ и свою вольность. По етому они были безсильны? Такъ; но если принять, что они добровольно пригласили Варяговъ, не задолго предъ тѣмъ изгнанныхъ, то тогда не только они будутъ не мощны, но и малодушны. Порокъ, чуждый характеру Русскихъ!
   Наконецъ настало желанное время. Вадимъ храбрый соединилъ единодуш³емъ paзтерзанные раздоромъ умы, воспламенилъ сердца любов³ю къ Отечеству, Новгородцы готовы уже были грянуть во имя Отечества и свободы; но предусмотрительный Рюрикъ при первомъ извѣст³и о сей рѣшимости народа приспѣлъ со своими Варягами, разсѣялъ толпы едва собравшихся защитниковъ свободы, предалъ смерти Вадима {Кн. Хилк. въ Ядрѣ Рос. Ист. и Нехач. въ Нов. Ядр. Р. Ист. говорятъ, что Рюрикъ убилъ собственною рукою Вадима; но кто имъ объ етомъ сказывалъ?..} и его сообщниковъ, и на семъ камени создалъ Державу, сей колоссъ, удивляющ³й и ужасающ³й вселенную! Смерть братьевъ споспѣшествовала его намѣрен³ямъ и къ самодержав³ю, похищенному мудрою рѣшимост³ю, доставила ему единодержав³е всей полунощной страны.
   Но въ какомъ. именно году с³е происходило? Лѣтописи и Историки несогласны между собою. Мног³е списки Несторовской лѣтописи полагаютъ пришеств³е Варяговъ въ 862 г.; Архангелогородск³й списокъ въ 863 г.; смерть Синеуса и Трувора, слѣдственно и начало единодержав³я Рюрика, всѣ списки означаютъ по двою же лѣту. Историки также не согласны: Taтищевъ, Ломоносовъ, Болтинъ, Кн. Щербатовъ и Левекъ пришеств³е Рюрика полагаютъ въ 862 г.; Елагинъ въ 861 г; a Стриттеръ и Шлецеръ (сынъ) въ 863 г.; - смерть Синеуса и Трувора, или начало единодержав³я: Рюрика, Татищевъ, Левекъ и Шлецеръ (сынъ) въ 864 г.; Стриттеръ въ 865 г.; Елагинъ смерть Синеуса и Трувора въ 864 г., а начало единовласт³я въ 865 г.; Ломоносовъ лѣтъ не означаетъ; a Кн. Щербатовъ смерть Синеуса и Трувора полагаетъ въ 865 г. {
   Ист. Тат. II, 10-12. - Др. Рос. Ист. Лом. Ч. II. гл. 1. - Прим. Болт. на Ист. К.. Щ. I, 27. - Ист. Рос. К. Щ. I, 184, 193, 195. - Hist. de Rus. p. Levesque I, 75, 87, 89, et suiv.- Оп. пов. o Poс. Елаг. К. II. § 12, 17, но, - Ист. Рос. Гос. Стрит. I. 17, 21, 23. - Нач. Рос. Госуд. Шлец. тетр. ²², табл. 2.
   Для любопытства читателя прилагаю здѣсь таблицу, изъ которой яснѣе видѣть можно разность въ хронолог³и Историковъ.

0x01 graphic
}

   Но впрочемъ Шлецеръ справедливо замѣчаетъ {Нест. I, 315.} что года сему произшеств³ю опредѣлить невозможно; да и все лѣтосчислен³е до Рюриковой смерти, или вѣроятнѣе до В. К. Игоря, который первый сдѣлался извѣстнымъ Визант³йцамъ, сомнительно. Вѣрно только то, что Варяги пришли около половины IX столѣт³я.

Н. Брусиловъ.

"Вѣстникъ Европы". Часть LV, No 4, 1811

  

Другие авторы
  • Лукомский Владислав Крескентьевич
  • Соймонов Федор Иванович
  • Сухомлинов Владимир Александрович
  • Морозов Михаил Михайлович
  • Елисеев Григорий Захарович
  • Мазуркевич Владимир Александрович
  • Брусянин Василий Васильевич
  • Бестужев Николай Александрович
  • Ротчев Александр Гаврилович
  • Эдиет П. К.
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Русская быль
  • Баранцевич Казимир Станиславович - Баранцевич К. С.: биобиблиографическая справка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Сочинения в прозе и стихах, Константина Батюшкова
  • Соловьев Владимир Сергеевич - Идея сверхчеловека
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Наезды
  • Быков Петр Васильевич - Л. Я. Черкасова
  • О.Генри - Момент победы
  • Воровский Вацлав Вацлавович - A. П. Чехов и русская интеллигенция
  • Станюкович Константин Михайлович - Вокруг света на "Коршуне"
  • Семенов Сергей Александрович - Голод
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 265 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа