Главная » Книги

Чехов Антон Павлович - О Горьком

Чехов Антон Павлович - О Горьком


1 2


Чехов о Горьком

Высказывания и упоминания о Горьком

  
   М. Горький и А. Чехов. Переписка. Статьи высказывания
   М., ГИХЛ, 1951
   Подготовка текста и комментарии Н. И. Гитович.
   Вступительная статья И. В. Сергиевского
   OCR Ловецкая Т. Ю.
  
   Высказывания Чехова о Горьком извлечены из писем Чехова, опубликованных в Полном собрании сочинений и писем А. П. Чехова, Гослитиздат, М. 1944-1950 (Письма 1899-1900 гг. в т. XVIII (VI); 1901-1902 гг. в т. XIX (VII); 1903-1904 гг. в т. XX (VIII), а также из мемуарных источников.
  

1899 г.

   Читаете ли Вы беллетриста Горького? Это несомненный талант. Если не читали, то потребуйте его сборники и прочтите для первого знакомства два рассказа: "В степи" и "На плотах". Рассказ "В степи" сделан образцово, это тузовая вещь, как говорит Стасов.

А. С. Суворину, 27 января 1899 г.

  
   Прочтите Горького "В степи" и "На плотах". По-видимому, это большой талант, грубый, рудиментарный, но все же большой. Если нет времени, то прочтите только "В степи"...

П. П. Гнедичу, 4 февраля 1899 г.

   Нравится ли вам Горький? Горький, по-моему, настоящий талант, кисти и краски у него настоящие, но какой-то невыдержанный, залихватский талант. У него "В степи" великолепная вещь.

Л. А. Авиловой, 26 февраля 1899 г.

  
   Горький мне нравится, но в последнее время он стал писать чепуху, чепуху возмутительную, так что я скоро брошу его читать.

Л. А. Авиловой, 9 марта 1899 г.

  
   Сегодня приедут Миролюбов и Горький, начинается съезд, а я, вероятно, через 2-21/2 недели укачу отсюда на север, поближе к Вам.

И. И. Орлову, 18 марта 1899 г.

  
   В Ялте Горький. По внешности это босяк, но внутри это довольно изящный человек - и я очень рад. Хочу знакомить его с женщинами, находя это полезным для него, но он топорщится.

Л. А. Авиловой, 23 марта 1899 г.

  
   У меня здесь бывает беллетрист М. Горький, и мы говорим о Вас часто. Он простой человек, бродяга, и книги впервые стал читать, будучи уже взрослым - и точно родился во второй раз, теперь с жадностью читает все, что печатается, читает без предубеждений, душевно.

В. В. Розанову, 30 марта 1899 г.

  
   Простите, я, не испросив предварительно позволения, послал пьесу беллетристу Горькому. Он прочтет и вышлет Вам.

Е. М. Шавровой, 9 мая 1899 г. Речь идет о пьесе

А. Стриндберга "Графиня Юлия". См. стр. 42

этой книги.

  
   Беллетрист Горький, в аккуратности которого Вы сомневаетесь, советует напечатать пьесу в "Жизни". Что Вы об этом думаете? Если согласны, то пошлите пьесу в редакцию "Жизни" на имя В. А. Поссе.

Ей же, 15 мая 1899 г.

  
   Где Максим Горький?

В. А. Поссе, 19 ноября 1899 г.,

  

1900 г.

  
   В Ялте ждут Горького.

В. А. Поссе, 11 января 1900 г.

  
   В своем письме Вы упоминаете о Горьком, вот кстати: как нравится Вам Горький? Мне не все нравится, что он пишет, но есть вещи, которые очень, очень нравятся, и для меня не подлежит сомнению, что Горький сделан из того теста, из которого делаются художники. Он настоящий. Человек он хороший, умный, думающий и вдумчивый, но на нем и в нем много ненужного груза, напр., его провинциализм.

Ф. Д. Батюшкову, 24 января 1900 г.

  
   Горький очень талантлив и очень симпатичен, как человек.

А. Б. Тараховскому, 15 февраля 1900 г.

  
   "Фома Гордеев" да еще в превосходном переплете это ценный, трогательный подарок; благодарю Вас от всей души. Тысячу раз благодарю! Я читал "Фому" только урывками, теперь же прочту, как следует. Печатать Горького урывками и по частям нельзя; или он должен писать короче, или же Вы должны помещать его целиком, как это "Вестник Европы" делает с Боборыкиным. Кстати сказать, "Фома" имеет успех, но только у умных, начитанных людей, у молодых также. Я раз подслушал в саду беседу одной дамы (петербургской) с дочерью: мать бранила, дочь хвалила.

В. А. Поссе, 15 февраля 1900 г.

  
   Что Вы думаете о Горьком? Это очень талантливый человек. Сужу так не по "Фоме Гордееве", а по небольшим повестям, например "В степи", "Мой спутник".

М. О. Меньшикову, 20 февраля 1900 г.

  
   Многоуважаемый Владимир Александрович, Горький сообщил мне, что он и Вы собираетесь в Ялту: когда Вы приедете? У Горького семь пятниц на неделе, он то и дело меняет свои решения. Пожалуйста, напишите Вы, в самом ли деле Вы приедете, когда приедете и проч. и проч.
   ..."Фома Гордеев" написан однотонно, как диссертация. Все действующие лица говорят одинаково; и способ мыслить у них одинаковый.
   Все говорят не просто, а нарочно; у всех какая-то задняя мысль; что-то не договаривают, как будто что-то знают; на самом деле они ничего не знают, а это у них такой faèon de parler {манера говорить. - Ред.} - говорить и не договаривать.
   Места в "Фоме" есть чудесные. Из Горького выйдет большущий писателище, если только он не утомится, не охладеет, не обленится.

В. А. Поссе, 29 февраля 1900 г.

  
   Тут Горький. Он очень хвалит Вас и Ваш театр. Я познакомлю Вас с ним.

О. Л. Книппер-Чеховой, 26 марта 1900 г.

  
   Приехал между прочим Горький, человек очень интересный и приятный во всех смыслах.

В. М. Соболевскому, 2 апреля 1900 г.

  
   М. Горького я видел вчера и передал ему Ваше приглашение работать в "Ниве" и дал ему прочесть Ваше письмо. Он поручил мне благодарить Вас и пообещал выслать Вам рассказ при первой возможности.

А. Ф. Марксу, 27 апреля 1900 г.

  
   Пишет Горький пьесу, или не пишет?

О. Л. Книппер-Чеховой, 8 сентября 1900 г.

  
   Если Горький в Москве, то скажи ему, что я послал в Нижний-Новгород письмо его милости.

М. П. Чеховой, 9 сентября 1900 г.

  
   Из газет узнал, что у вас начинаются спектакли 20 сентября и что будто Горький написал пьесу ("Мещане"). Смотри же, напиши непременно, как у вас сойдет "Снегурочка", напиши, какова пьеса Горького, если он в самом деле написал ее. Этот человек мне весьма и весьма симпатичен и то, что о нем пишут в газетах, даже чепуха разная, меня радует и интересует.

О. Л. Книппер-Чеховой, 15 сентября 1900 г.

  
   Я в Москве, и неизвестно, когда я выберусь отсюда. Погода порядочная, но не больше 3 градусов, тихо. Здесь Горький. Я и он почти каждый день бываем в Художественном театре, бываем, можно сказать, со скандалом, так как публика устраивает нам овации, точно сербским добровольцам. Завтра оба идем к Васнецову. И так далее и так далее - словом сказать, я еще не садился работать, а когда сяду, неизвестно.

Л. В. Средину, 1 ноября 1900 г.

  
   То, что пишется в "Новом времени" о Горьком и обо мне, неверно, хотя и пишется очевидцами. Пишут, что Горький обращался к публике с какими-то словами; ничего подобного при мне не было.

А. С. Суворину, 16 ноября 1900 г.

  

1901 г.

  
   Будьте добры, вспомните, что я одинок, что я в пустыне, сжальтесь, и напишите; во-первых, что нового в цивилизованном мире; во-вторых, где теперь Горький, куда ему писать и, в-третьих, не думаете ли Вы приехать в Читу отдохнуть.
   Рассказ пришлю непременно.
   "Трое" Горького в январс[кой] книжке мне чрезвычайно понравились по тону письма. Девки неверны, таких нет, и разговоров таких никогда не бывает, но вcе же приятно читать. В декабрьc[кой] книжке мне не так понравилось, чувствовалось напряжение. И напрасно Горький с таким серьезным лицом творит (не пишет, а именно творит), надо бы полегче, немножечко бы свысока.

В. А. Поссе, 3 марта 1901 г.

  
   Горький, как пишут, арестован в Нижнем.

О. Л. Книппер-Чеховой, 24 апреля 1901 г.

  
   Горький не выслан, а арестован; держат его в Нижнем. Поссе тоже арестован.

О. Л. Книппер-Чеховой, 26 апреля 1901 г.

  
   Горький здоров. Его выпустили.

Ей же, 19 мая 1901 г.

  
   Горького выпустили, он на свободе, здоров.

М. П. Чеховой, 20 мая 1901 г.

  
   Горький уже выпущен дня 4 назад; он весел и здоров, под домашним арестом будет не больше 10 дней. Я видел доктора, который его освидетельствовал, и Миролюбова, который ездил в Нижний хлопотать у Святополк-Мирского; и сведения от обоих получил весьма успокоительные.

В. А. Поссе, 21 мая 1901 г.

  
   Вот адрес Горького: Алексей Максимович Пешков, Н.-Новг[ород], Канатная, д. Лемке. Ему я напишу сегодня же, так что он будет поджидать Вас, если только не уедет.

И. Л. Леонтьеву-Щеглову, 4 июня 1901 г.

  
   Милый друг Виктор Александрович, Горький в настоящее время находится в Нижнем-Новгороде (Канатная, д. Лемке); скоро, быть может, он приедет в Ялту, но, вероятно, не раньше сентября.

В. А. Гольцеву, 12 августа 1901 г.

  
   Горький писал мне, что приедет в Ялту.

О. Л. Книппер-Чеховой, 30 августа 1901 г.

  
   Сегодня я написал Горькому, а вчера получил от него письмо, в котором он сообщает об Арзамасе и о том, что он собирается на зиму в Ялту, о чем уже подал прошение. Он, между прочим, кончает пьесу и обещает прислать ее в Москву к концу сентября. На здоровье не жалуется. Вероятно, в скором времени я еще получу от него письмо и тогда напишу Вам.

Л. В. Средину, 24 сентября 1901г.

   Горький в Нижнем, здоров. Он прислал для Художеств[енного] театра пьесу ["Мещане"]. Нового в этой пьесе нет ничего, но это хорошая пьеса.

В. С. Миролюбову, 19 октября 1901 г.

  
   Скоро Горький будет проездом в Москве. Он писал мне, что 10 ноября выедет из Нижнего. Твою роль в пьесе ["Мещане"] он обещает изменить, т. е. сделать ее шире, вообще обещает не мало, чему я рад весьма, так как верю, что пьеса от его переделок станет не хуже, а много лучше, полней.

О. Л. Книппер-Чеховой, 2 ноября 1901 г.

  
   Здесь ждут Горького. Вчера Софья Петровна [Средина] искала для него квартиру, но не нашла. Вероятно, Г[орький] будет жить недалеко от Гаспры, где Толстой.

Ей же, 4 ноября 1901 г.

  
   А в этом театре стоит побывать. "Михаил Крамер" [Гауптмана] идет очень хорошо, мои "Три сестры" идут чудесно. Скоро пойдет пьеса Горького ["Мещаие"].

П. Ф. Иорданову, 10 ноября 1901 г.

  
   Если Горький в Москве, то поклонись ему. Скажи, что я жду его.

О. Л. Книппер-Чеховой, 11 ноября 1901 г.

  
   По телефону сообщили только что, что приехал Горький. Жду его к себе.

Ей же, 12 ноября 1901 г.

  
   А. М. [Горький] здесь, здоров. Ночует он у меня, и у меня прописан. Сегодня был становой.
   ...А. М. не изменился, все такой же порядочный и интеллигентный, и добрый. Одно только в нем, или вернее, на нем не складно - это его рубаха. Не могу к ней привыкнуть, как к камергерскому мундиру.

Ей же, 17 ноября 1901 г.

  
   Сейчас становой спрашивал в телефон, где Горький.

Ей же, 19 ноября 1901 г.

  
   Горький такой же, как и был, такой же хороший, даже как будто лучше. Он простяк большой. Жил в Ялте, теперь переехал в Олеиз, нанял там дачу на всю зиму.

О. Л. Книппер-Чеховой, 21 ноября 1901 г.

  
   ...скажи Немировичу, чтобы он поскорее прислал Горькому IV акт его пьесы ["Мещане"]. Скажи, что это необходимо.
   ...Горький устроился в Олеизе, был у меня: по-видимому, ему скучно. Занялся бы пьесой, да пьесы нет. Немирович не шлет.

Ей же, 24 ноября 1901 г.

  
   Ты спрашиваешь, был ли я у Толстого после приезда из Москвы. Да, бывал. Недавно ездил с Горьким и Бальмонтом, о чем, кажется, писал уже тебе. Будь погода получше, я ездил бы к нему чаще.

Ей же, 25 ноября 1901 г.

  
   Пьеса Немировича ["В мечтах"] будет иметь успех. Не падайте духом. Только следовало бы одновременно репетировать и "Мещан", а то после Рождества нечего вам будет играть, кроме Немировича.

Ей же, 27 ноября 1901 г.

  
   Вчера у меня был Горький. Он здоров, собирается написать еще одну пьесу. Живет он в Олеизе, где нанял дачу.

Ей же, 30 ноября 1901 г.

  
   Сегодня получил из Америки "Foma Gordeyew" (dedicated to Anton P. Chekhov) {"Фома Гордеев" (посвящается Антону П. Чехову). - Ред.} - толстая книга в переплете.

Ей же, 3 декабря 1901 г.

  
   Сегодня буду в Олеизе у Горького.

Ей же, 4 декабря Ï901 г.

  
   Вчера я был у Алексея Максимовича; дача у него на хорошем месте, на берегу моря, но в доме суета сует, дети, старухи, обстановка не писательская.

Ей же, 6 декабря 1901 г.

  
   Читал конец "Троих", повести Горького. Что-то удивительно дикое. Если бы написал это не Горький, то никто бы читать не стал. Так мне кажется, по крайней мере.

О. Л. Книппер-Чеховой, 7 декабря 1901 г,

  
   Читал последний акт "Мещан". Читал и не понял. Два раза (засмеялся, ибо было смешно. Конец мне понравился, только это конец не последнего, а первого или второго акта. Для последнего же нужно бы придумать что-нибудь другое.
   Твоя роль [Елены] в последнем акте ничтожна.

Ей же, 13 декабря 1901 г.

  
   Толстой был болен, жил в Ялте, у дочери. Горький вчера был у меня. Теперь оба они у себя.

Ей же, 15 декабря 1901 г.

  
   В Олеизе проживает Горький.

Н. П. Кондакову, 15 декабря 1901 г.

  
   Пишет [В. Немирович-Данченко] еще, что пойдет пьеса Горького ["Мещане"].

О. Л. Книппер-Чеховой, 20 декабря 1901 г.

  
   Горький в Олеизе; тоже пока незаметно, чтобы он скучал. Его адрес почтовый тоже Кореиз.

В. А. Поссе, 22 декабря 1901 г.

  
   Когда начнете репетировать "Мещан"? Четвертый акт и мне не нравится. Его нужно сделать первым, а третий четвертым, тогда выйдет равновесие.

О. Л. Книппер-Чеховой, 23 декабря 1901 г.

  
   Мне сегодня выходить нельзя, так как на мне две мушки. Вечером я их сниму и завтра уже выйду, поеду, быть может, к Толстому и Горькому.

Ей же, 24 декабря 1901 г.

  
   Будут ли в этом сезоне ставить пьесу Горького?

Ей же, 26 декабря 1901 г.

  
   Будете ставить "Мещан"? Когда? В этом сезоне или в будущем?

Ей же, 29 декабря 1901 г.

  

1902 г.

  
   Горький в мрачном настроении, нездоров по-видимому. Сегодня придет ночевать.

О. Л. Книппер-Чеховой, 3 января 1902 г.

  
   ...Горький был у меня, я отдал ему телеграмму, которая оказалась Вашею, потом долго мы говорили об его пьесе... Говорили о распределении ролей, которое прислал ему Немирович. Мне кажется, что Нил - это Ваша роль, что это чудесная роль, лучшая мужская роль во всей пьесе. А Тетерев, говорящий подолгу все одно и то же, мне кажется, не захватит Вас. Он не живое, сочиненное лицо. Впрочем, быть может, и ошибаюсь.

К. С. Станиславскому, 4 января 1902 г.

  
   Мне кажется, что вы, актеры, не поняли "Мещан". Лужскому нельзя играть Нила; это роль главная, героическая, она совсем по таланту Станиславского. Тетерев же - роль, из которой трудно сделать что-нибудь для четырех актов. Во всех актах Тет[ерев] один и тот же и говорит все одно и то же, и к тому же это лицо не живое, а сочиненное...
   Ведь в конце января тебя не пустят! Пьеса Горького, то да се. Такая уж, значит, моя планида.

О. Л. Книппер-Чеховой, 5 января 1902 г.

  
   Как, однако, вы возитесь с "Мещанами". Надо спешить, а то скоро сезон кончится. Лужский будет играть неважно отца. Это не его роль. А Судьбинин совсем изгадит Нила, роль центральную. Вероятно, мужские роли хлопнутся, пьеса выедет на женских.

Ей же, 7 января 1902 г.

  
   Как идут репетиции "Мещан"? Выходит пьеса?

Ей же, 11 января 1902 г.

  
   Адрес Максима Горького: "Кореиз, Таврическ. губ., Алексею Максимовичу Пешкову". Он, т. е. Горький, бывает у меня, будет вероятно скоро, дня через 3-4, и тогда я спрошу его насчет "М. Г-ого", и если это был он, то напишу Вам.

И. Л. Леонтьеву-Щеглову, 12 января 1902 г.

  
   Нового у нас ничего нет. Л. Н. по-прежнему чувствует себя то очень хорошо, бодро, то киснет. Горький здоров.
   Пока все обстоит благополучно.

П. И. Куркину, 13 января 1902 г.

  
   ...насколько можно понять из твоих последних писем, ты в Ялту теперь не приедешь. Идет "В мечтах" [Вл. И. Немировича-Данченко], репетируются "Мещане".

О. Л. Книппер-Чеховой, 13 января 1902 г.

  
   Пиши подробней о пьесе Горького. Он был у меня сегодня, и прочесть ему я ничего не мог.

Ей же, 16 января 1902 г.

  
   Получил письмо от Константина Сергеевича [Станиславского]. Пишет много и мило. Намекает на то, что пьеса Горького, быть может, не пойдет в этом сезоне.
   ...Кстати сказать, Горький собирается засесть за новую пьесу, пьесу из жизни ночлежников, хотя я и советую ему подождать этак годик-другой, не спешить. Писатель должен много писать, но не должен спешить.

Ей же, 20 января 1902 г.

  
   ...Когда я читал "Мещан", то роль Нила казалась мне центральной. Это не мужик, не мастеровой, а новый человек, обинтеллигентившийся рабочий. В пьесе он не дописан, как мне кажется, дописать его нетрудно и недолго, и жаль, ужасно жаль, что Горький лишен возможности бывать на репетициях.
   Кстати сказать, четвертый акт сделан плохо (кроме конца) я, так как Горький лишен возможности бывать на репетициях, то непоправимо плохо.

К. С. Станиславскому, 20 января 1902 г.

  
   Что за гадость наша мелкая пресса! Каждый день пишут обо мне, о Горьком - и ни слова правды. Противно.
   ...Вы репетируете только 2-й акт "Мещан", а теперь уже конец января, очевидно пьеса не пойдет в этом сезоне. Или успеете? Горький садится писать новую пьесу, как я уже докладывал тебе, а Чехов еще не садился.

О. Л. Книппер-Чеховой, 21 января 1902 г.

  
   Что касается Горького, то он чувствует себя недурно, живет бодро, только скучает и собирается засесть за новую пьесу, сюжет которой у него уже есть. Насколько я могу понять, лет через пять он будет писать превосходные пьесы; теперь же он все как будто ищет.

М. П. Алексеевой, 3 февраля 1902 г.

  
   Живет Толстой в Гаспре, в 10 верстах от Ялты; ниже, в Олеизе, живет Горький, находящийся ныне под надзором полиции, под гласным надзором.

П. Ф. Иорданову, 6 февраля 1902 г.

  
   Зачем вы играете пьесу Горького на о? Что вы делаете?!! Это такая же подлость, как то, что Дарский говорил с еврейским акцентом в Шейлоке. В "Мещанах" все говорят, как мы с тобой.

О. Л. Книппер-Чеховой, 9 февраля 1902 г.

  
   Екатерина Павловна [Пешкова], кажется, уехала в Москву. Если не будет спектакля, то она увидит по крайней мере репетицию, будет иметь понятие.

Ей же, 13 февраля 1902 г.

  
   Был Горький, говорил, что "Мещане" не пойдут в Москве в этом сезоне, пойдут в Петербурге.

Ей же, 14 февраля 1902 г.

  
   Новостей литературных нет никаких. Л. Н. Толстой выздоравливает. М. Горький здравствует, оба, кажется, ничего не пишут теперь. Пьеса Горького "Мещане" пойдет в Петербурге, на второй неделе поста.

А. В. Амфитеатрову, 27 февраля 1902 г.

  
   Фотографии Толстого, те самые, которые я посылаю, получены мною от М. Горького, который посылал в Нижний-Новгород имеющиеся у нас маленькие фотографии для переснимка. Они не распространены, их нигде нет, и хорошо бы, если бы не упоминалось о них в "Приазовском крае" и в "Таг[анрогском] вестнике". Снимала гр. С. А. Толстая.
   ...Кстати о фотографиях. В прошлом году я снимался с М. Горьким - на одной фотографии. Не помню, прислал ли я в библиотеку.

П. Ф. Иорданову, 4 марта 1902 г.

  
   Ты полагала, что Горький откажется от почетного академика? Откуда ты это взяла? Напротив, по-видимому, он был рад.

О. Л. Книппер-Чеховой, 9 марта 1902 г.

  
   Сегодня в газетах любопытная телеграмма насчет Горького.

Ей же, 11 марта 1902 г. Телеграмма о

выборах М. Горького в академики.

  
   Как идет IV акт "Метан"? Ты довольна? Напиши мне...

Ей же, 16 марта 1902 г.

  
   Сегодня я получил письмо от одного ординарного академика [Н. П. Кондакова] такого содержания: "Вчера было особое заседание (вчера - 11 марта) разряда изящ[ной] словесности, опять в Мраморном дворце, посвященное тому же инциденту с Максимом Горьким. Прочли высочайший выговор, изложенный в словах, что государь "глубоко огорчен" выборам и что мин[истерство] нар[одного] просв[ещения] предлагает отныне представлять всех кандидатов на усмотрение его и министерства] внутренних] дел".
   М. Горький, кстати сказать, проживает в настоящее время в Олеязе, сегодня был у меня.

В. Г. Короленко, 19 марта 1902 г.

  
   Получил телеграмму насчет "Мещан". Теперь буду ждать подробностей от тебя.

О. Л. Книппер-Чеховой, 27 марта 1902 г.

  
   Пьеса Горького имела успех? Молодцы!!!

Ей же, 31 марта 1902 е.

  
   Толстому передавать заявление я не стану. Когда я заговорил с ним о Горьком и об академии, то он проговорил: "Я не считаю себя академиком" - и уткнулся в книгу. Горькому один экземпляр передал, письмо Ваше прочел ему. Мне почему-то кажется, что 25 мая собрания в академии не будет, так как в начале мая все академики уже разъедутся. Мне кажется также, что Горького во второй раз не выберут, ему накладут черняков. Мне бы ужасно хотелось повидаться с Вами, поговорить. Не приедете ли вы в Ялту?

В. Г. Короленко, 19 апреля 1902 г.

  
   ...Обращаюсь к Вам с большой и очень скучной просьбой. Максим Горький послал в "Мир божий" "Историю одного поручения" - повесть Петрова. Будьте добры, напишите мне, принята ли эта повесть, будет ли она напечатана. У меня сегодня был автор (земский врач) и просил навести справки. Петров не новичок в литературе, он печатался уже.

Ф. Д. Батюшкову, 4 июня 1902 г.

  
   В декабре прошлого года я получил извещение об избрании А. М. Пешкова в почетные академики. А. М. Пешков тогда находился в Крыму, я не замедлил повидаться с ним, первый принес ему известие об избрании и первый поздравил его. Затем немного погодя в газетах было напечатано, что ввиду привлечения Пешкова к дознанию по 1035 ст[атье] выборы признаются недействительными; при этом было точно указано, что извещение исходит от Академии наук, а так как я состою почетным академиком, то это извещение исходило и от меня. Я поздравлял сердечно, и я же признал выборы недействительными - такое противоречие не укладывается в моем сознании, примирить с ним свою совесть я не мог. Знакомство же с 1035 ст. ничего не объяснило мне. И после долгого размышления я мог притти только к одному решению, крайне для меня тяжелому и прискорбному, а именно, почтительнейше просить Вас ходатайствовать о сложении с меня звания почетного академика.

А. Н. Веселовскому, 25 августа 1902 г.

  
   ...зашел разговор о литературе...
   Я заметил, что Горький лопал в жилку, угадал настроение.
   - Нет, - ответил Чехов, - он создал настроение, он вызвал интерес к новым типам.

Из воспоминаний проф. А. Н. Анучина о Чехове. [1902 г.].

  
   ...Если увидишь Горького на репетиции, то поздравь его и скажи - только ему одному - что я уже не академик, что мною послано в Академию заявление. Но только ему одному, больше никому.

О. Л. Книппер-Чеховой, 29 августа 1902 г.

  
   Приходил почитатель Немировича - Фомин, читающий публичные лекции на тему: "Три сестры" и "Трое" (Чехов и Горький), честный и чистый, но, по-видимому, недалекий господинчик.

Ей же, 6 сентября 1902 г.

  
   Скажи Горькому, что я скоро приеду в Москву, чтобы он был на первых представлениях. Я ведь еще не видел "Мещан", не видел "В мечтах" [Вл. И. Немировича-Данченко].

Ей же, 26 сентября 1902 г.

  
   Вчера были у меня Суворин, Меньшиков, Пешков; вообще народа всякого у меня бывает тьма-тьмущая.

Л. А. Сулержицкому, 5 ноября 1902 г.

  
   "На дне" - пьеса хорошая; она, как говорят, измарана цензурой, но все-таки пойдет, и скоро начнутся правильные репетиции, к тому же есть надежда, что цензор сменит гнев на милость, и кое-что возвратит пьесе.

Ф. Д. Батюшкову, 6 ноября 1902 г.

  
   Горький был у меня, но очень недолго. Теперь он уехал в Петербург, через 1-2 недели вернется.

Г. И. Россолимо, 10 ноября 1902 г.

  
   Надеюсь, что вы скоро увидите "На дне" в Художественном театре и напишете мне, как и что - об этом убедительно прошу.

П. И. Куркину, 4 декабря 1902 г.

  
   Я знаю, что была на бенефис Шаляпина ложа Горького, о ложе же литераторов я ничего не слышал и, как бы там ни было, на бенефис этот я не пошел бы.

О. Л. Книппер-Чеховой, 9 декабря 1902 г.

  
   ...сегодня получил от Алексеева телеграмму такого содержания: "Пьеса Горького и театр имели большой успех. Ольга Леонардовна прошла для тонкой публики первым номером".

О. Л. Книппер-Чеховой, 20 декабря 1902 г.

  
   Я еще не имею сведений насчет "На дне", но знаю, что пьеса идет чудесно.

Ей же, 21 декабря 1902 г.

  
   ...Сегодня пришли газеты с "На дне", я теперь вижу, какой громадный успех имел ваш театр. Значит, наверное можно сказать, до конца сезона вы продержитесь с хорошими сборами и в отличном настроении,
   ...Опиши ужин после "На дне", что вы там съели и выпили на 800 р. Все опиши возможно подробнее.

Ей же, 22 декабря 1902 г

  
   Сегодня пришло известие: пьеса Горького "На дне" имела громадный успех, играли чудесно.

А. С. Суворину, 22 декабря 1902 г.

  
   Милый Александр Леонидович, честь имею поздравить Вас с праздником, с наступающим новым годом и с успехом пьесы "На дне". Видите, значит напрасно Вы вешали нос на квинту, все обстоит благополучно и театр стоит на той же высоте, на какой и был, даже еще более заметной.

А. Л. Вишневскому, 22 декабря 1902 г.

  
   Я получил очень хорошее письмо от Куркина насчет горьковской пьесы, такое хорошее, что думаю послать копию А. М. [Горькому]. Из всего того, что я читал о пьесе, это лучшее. Сплошной восторг, конечно, и много любопытных замечаний. Тебя хвалили в газетах, значит ты не переборщила, играла хорошо. Если бы я был в Москве, то непременно бы, во что бы то ни стало пошел бы в Эрмитаж после пьесы и сидел бы там до утра и подрался бы с Барановым.

О. Л. Книппер-Чеховой, 24 декабря 1902 г.

Письмо П. Куркина см. ниже, на стр. 260-262.

Баранов - артист, игравший Кривого Зоба в

"На дне".

  
   Дорогой Петр Иванович, Ваше чудесное письмо получил и, простите, распорядился снять с него копию, чтобы послать А. М-чу. Большое Вам спасибо! Успех этот как нельзя кстати, и теперь наш театр может не беспокоиться и почивать на лаврах, по крайней мере до будущего сезона.

П. И. Куркину, 24 декабря 1902 г.

  
   Писал ли я тебе, что от Куркина получил превосходную рецензию "На дне"; снял копию и послал А. М. [Горькому].

О. Л. Книппер-Чеховой, 27 декабря 1902 е.

  
   ...Помнится, я заговорил с нам о Максиме Горьком, с которым он находился тогда в близких отношениях. У всех еще был в памяти наделавший много шуму инцидент в Художественном театре, когда Горький, мирно беседовавший с Чеховым в одном из антрактов за стаканом чаю, вдруг обратился к обступившей их столик любопытствующей публике с чрезвычайно резкой фразой: "Чего вы глазеете? Я ведь не балерина и не утопленник" и т. д.
   - Неужели все это так происходило, как писалось в газетах? - спросил я Чехова.
   - Ах, ничего подобного! - отвечал он с досадой и поморщился. - Это же все страшное репортерское лганье... Послушайте, да разве мог Горький так поступить? Никогда! Он слишком умен для этого...
   И Чехов, несколько волнуясь, стал мне рассказывать, как "инцидент" происходил в действительности. Оказывается, что Горький не говорил публике никаких резкостей и лишь попросил, чтоб ему дали возможность спокойно беседовать с Антоном Павловичем без свидетелей.

Из воспоминаний Б. А. Щетинина

"В литературном муравейнике",

"Исторический вестник", 1911, март.

Воспоминания о встрече с Чеховым в 1902 г.

  

1903 г.

  
   Когда увидишь Горького, то поблагодари его от моего имени, что во 2-м акте его пьесы тебе нечего делать и что ты поэтому имеешь время писать мне письма.

О. Л. Книппер-Чеховой, 8 января 1903 г.

  
   Мне кажется, что если я теперь напишу Марксу, то он согласится возвратить мне мои сочинения в 1904 г., 1 января, за 75 000. Но ведь мои сочинения уже опошлены "Нивой", как товар, и не стоят этих денег, по крайней мере не будут стоить еще лет десять, пока не сгниют премии "Нивы" за 1903 г. Увидишься с Горьким, поговори с ним, он согласится. А Грузенбергу я не верю, да как-то не литературно прицепиться вдруг к ошибке, или к недосмотру Маркса и, воспользовавшись, повернуть дело "юридически".

Ей же, 9 января 1903 г. О договоре

А. Чехова с Марксом см. стр. 249

этой книги.

  
   ...Максим Горький человек добрейший, мягкий, деликатнейший и во всяком случае не такой уж мелкий, чтобы сердиться на Вас из-за чистейшего пустяка. Это подсказал Вам не Л. Андреев, а Ваша мнительность, уверяю Вас.
   С фирмой "Знание" я почти не знаком, или, другими словами, не знаком настолько, чтобы пообещать Вам там что-либо определенное. 1 марта я буду в Москве, тогда увидимся и вместе повидаем М. Горького и поговорим с ним...

Е. П. Гославскому, 10 января 1903 г.

  
   Первую книжку "Мира божьего" мне принесли из женской гимназии... Ваша статья о горьковской пьесе мне очень понравилась. Тон превосходный. Пьесы я не видел, знаю ее совсем мало, но, прочитав Вашу статью, я понял, что это превосходная пьеса и что не иметь успеха она не могла.

Ф. Д. Батюшкову, 11 января 1903 г. Речь

идет о статье "На дне" М. Горького в

Московском Художественном театре".

  
   Получаю газету "Гражданин"; в последнем номере Горький именуется неврастеником и успех пьесы объясняется неврастенией. Вот уж от кого даже не пахнет неврастенией. Горькому после успеха придется выдержать или выдерживать в течение долгого времени напор ненависти и зависти. Он начал с успехов - это не прощается на сем свете.

О. Л. Книппер-Чеховой, 14 января 1903 г. Речь

идет о статье Серенького (И. И. Колышко) "Маленькие

мысли. На дне". "Гражданин", No 4, 12 января.

  
   Это тебе клочок из "Гражданина". Скажи И. А. Тихомирову, что в "Гражданине" No 4 есть большая статья о пьесе Горького "На дне". Пусть вырежет и наклеят у себя.

Ей же, 16 января 1903 г. К письму приложена

вырезка из "Гражданина" (из статьи Серенького)

о писателях - подражателях Горькому -

"подмаксимах".

  
   Скажи Пятницкому, чтобы он прислал мне свои новые издания, между прочим "На дне" Горького.

Ей же, 28 января 1903 г.

  
   Понравились ли Ксении и Маше "Мещане"? Что они говорят?

Ей же, 1 февраля 1903 г. Ксения и Маша -

домашние работницы Чеховых в Москве.

  
   Отчего "На дне" не разрешили в Петербурге? Ты не знаешь? А Вашему театру разрешат, если вы поедете? Ведь в "На дне" нет ничего вредного в каком бы то ни было смысле. Даже в "Гражданине" похвалили. А вот Суворинский "Вопрос" идет в Петербурге, с Савиной и с большим успехом. Нечего сказать, милый городок!

Ей же, 5 февраля 1903 г.

  
   А позволят ли вам "На дне"? Мне кажется, что цензура объявила Горькому войну не на живот, а на смерть, и не из страха, а просто из ненависти к нему. Ведь Зверев, начальник цензуры, рассчитывал на неуспех, о чем и говорил Немировичу, а тут вдруг шум, да еще какой!

Ей же, 7 февраля 1903 г.

  
   Говорят, "На дне" уже вышло. Надо будет зайти к Синани купить, хотя пьесы в чтении меня никогда не удовлетворяют. Во мне нет актерского понимания, я не умею чит

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 532 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа