Главная » Книги

Дмитриев Иван Иванович - О русских комедиях

Дмитриев Иван Иванович - О русских комедиях



И. И. Дмитриев

  

О русских комедиях

  
   И. И. Дмитриев. Сочинения
   М., "Правда", 1986
   Составление и комментарии А. М. Пескова и И. З. Сурат
   Вступительная статья А. М. Пескова
  
   Я не могу понять, отчего наши комические авторы привязались к провинциалам? Они по большей части пишут в столицах; нет никакого сомнения, чтоб самолюбие их не предпочло одобрения нескольких знатоков ненадежной похвале толпы зрителей, но можно ли угодить знатокам представлением какого-нибудь Фоки {Действующее лицо в комедии "Так и должно", которая, впрочем, имеет свое достоинство.}, комнатного шута, деревенского дворянина воеводской канцелярии или провинциального петуха в смешном наряде?
   Правило комика есть забавлять и приносить пользу; какое же удовольствие найдет благовоспитанная девица, слушая ссору однодворца с его женою, брань дурака с дурою, которых каждое слово несносно для нежного слуха? Исправится ли молодой ветреник, полагающий всю свою славу в мотовстве, злоречии и уловлении невинности, или коварный хитрец, если автор подаст им совершенное понятие о пирушках {Комедия "Судейские именины".} секретарей и посадских? Какая вообще нужда знатнейшей части публики: боярыне, боярину, первостатейному откупщику или заводчику,- какая польза им знать, что происходит в трактирах, на сельских ярмарках и в хижине однодворцев, которые известны только их старостам и управителям? У них свои обыкновения, свои предрассудки и свои пороки; они хотят смеяться на счет себе подобных. Умей автор бережливым образом показывать каждому собственный его портрет в его соседе; умей говорить сердцу,- и тогда он может надеяться приносить одним невинную забаву, а другим пользу.
   Истинный комик никогда не пожалуется, что Мольеры, Реньяры, Детуши ничего для него не оставили. Каждый народ имеет собственный характер; с каждым веком родятся новые глупости, новые предрассудки. Стоит ему только смотреть и размышлять, то на каждом шагу - в собраниях, на гульбищах, в беседах, в собственной даже семье своей - будет находить образцы для своих комедий; весь город - его училище. Сколько есть резких характеров, сколько смешных обыкновений, сколько важных мелочей, сколько вредных предрассудков, которые ни одним еще из наших комиков не были обнаружены!
   Какую бы, например, сочинитель сделал услугу своим согражданам, если бы он изобразил живыми красками следствия браков, основанных не на взаимной любви, а на корысти; если бы добрым, но еще не опытным, женам показал бездну, в которую низвергает их малейшая неосторожность в обращении с соблазнителями, легчайшее к ним снисхождение, лишающее их без вины доверенности мужа, а иногда и доброй славы; если бы он научил мужей исправлять слабости жен своих дружескими советами и великодушными поступками, а не противоречием и колкими словами; если бы образумил хотя одного отца, представив ему на позорище молодого россиянина, который на одиннадцатом году отброшен был отцом и матерью в чужие край и возвратился оттуда к огорчению родных и стыду соотечественников, представив его хладным к родителям, которых и черты уже изгладились в его памяти, чуждым к согражданам, коих обычаи ему неизвестны, неспособным ни к какой службе, потому что не знает отеческого языка и от привычки к независимой и тунеядной жизни почитает несносным малейшее повиновение. Для чего бы также не вывести на сцену и презренного эгоиста, притесняющего соседей для того, что они его бессильнее, обносящего достойных людей, чтоб заступить их место, бросившего жену свою, потому что она уже перепродала ему свое имение, удаляющего от дочери женихов, чтоб замужеством ее не убавить своих доходов, которые расточает он с какою-нибудь Лаисою? Для чего бы не представить и заботливой жизни жалкого любовника всех знатных и случайных, со всею их свитою, который каждое утро справляется в календаре, нет ли чьих именин, чтоб успеть прежде всех с ними поздравить; который в полдень едет в пышной карете к графу, а в сумерки крадется переулками пешком к какому-нибудь шуту ее сиятельства; который сегодня зовет к себе на обед приятеля, а вечером, сходясь с ним в собрании, не смеет признать его даже и своим знакомцем, потому что не знает еще, в каком мнении приятель его у знатных?
   Вот картины, достойные кисти комического автора, посвятившего свои дарования театру больших обществ! Если бы я думал писать пространно о всех недостатках, какие встречаются в большей части наших комедий, то мог бы, между прочим, сказать и о тем, что достоинство комедии состоит в выдержанных характерах, в замысловатой и естественной завязке и развязке, в смешных положениях, в тонких шутках, в чистом разговоре, в интересе, который есть душа всякого сочинения, в моральной цели, а не в подлых и непристойных обиняках, заслуживающих всеобщее презрение, не в одном только плутовстве лакея и не в переодевании его по нескольку раз из ливреи в шугай, а из шугая в мундир. Но это не мое дело; я намерен был только заметить, что для нас несравненно приятнее и полезнее видеть на театре наших знакомцев, нежели тех, которых мы не знаем и не хотим знать.
  
   1802
  

КОММЕНТАРИИ

  
   Тексты печатаются в соответствии с нормами современной орфографии и пунктуации, за исключением тех случаев, когда необходимо передать особенности языка эпохи, имевшие стилистическое значение. В конце каждого текста поставлена дата его создания; в тех случаях, когда дата указана предположительно, она заключена в угловые скобки. Так как не все произведения Дмитриева были опубликованы в год их сочинения, в комментариях указаны первые публикации. И. И. Дмитриев шесть раз издавал собрания своих стихотворений (1795 - "И мои безделки"; 1803-1805 - "Сочинения и переводы" в трех частях; 1810, 1814 и 1818 - "Сочинения" в трех частях; 1823 - "Стихотворения" в двух частях). К последнему изданию тексты были строго отобраны и исправлены Дмитриевым; сделаны примечания к тем стихотворениям, в которых упоминаются устаревшие к 1820-м гг. реалии. В настоящем издании названия произведений даются в соответствии с этой последней прижизненной публикацией; если первоначально текст назывался иначе, раннее название указано в комментарии. В стихотворениях, имеющих конкретных адресатов, их имена раскрыты в заглавиях. При указании источников переводов Дмитриева название иноязычного текста приводится лишь в том случае, если оно отличается от того, которое дал своему переводу Дмитриев. Комментарии к именам даются при первом их упоминании. Мифологические имена и названия объяснены в приложенном к комментариям словаре. Внутри разделов тексты помещены в хронологическом порядке. При указании первых публикаций в комментариях приняты следующие сокращения:
   BE - "Вестник Европы".
   ИМБ - "И мои безделки". СПб., 1795.
   МЖ - "Московский журнал".
   ОА - "Остафьевский архив князей Вяземских". Т. 1-5. СПб., 1899-1914.
   ПиП - "Приятное и полезное препровождение времени".
   Письма Карамзина - "Письма Н. М. Карамзина к И. И. Дмитриеву". СПб., 1866
   СиП - "Сочинения и переводы И<вана> Д<митриева>, Ч. 1-3. М., 1803-1805.
   Соч., 1810 - "Сочинения Дмитриева". Ч. 1-3. М., 1810.
   Соч., 1818 - "Сочинения И. И. Дмитриева". Ч. 1-3. М., 1818.
  
   С. 262. О русских комедиях - BE, 1802, No 7, с. 232-236. Это одно из важных выступлений по вопросу о создании национального театрального репертуара. "Так и должно" (1773) - комедия М. И. Веревкина. "Судейские именины" (1781) - комедия И. Я. Соколова. Реньяр Ж.-Ф. (1656-1709), Детуш Ф. (1680-1754) - французские драматурги, чьи пьесы были популярны в России.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 268 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа