Главная » Книги

Языков Дмитрий Дмитриевич - Материалы для "Обзора жизни и сочинений русских писателей и писательниц", Страница 2

Языков Дмитрий Дмитриевич - Материалы для "Обзора жизни и сочинений русских писателей и писательниц"


1 2 3 4

>  
   СТОЛЬНИКОВ Яков Яковлевич (родился в 1850 году - умер в конце июля 1894 года в Ялте) - доктор медицины, ординарный профессор Варшавского университета.
  

Некролог

   На днях скончался в Ялте, от чахотки, ординарный профессор Варшавского университета по кафедре фармации и фармакогнозии Яков Яковлевич Стольников. Покойный был известен не только как опытный диагност, знаток фармации и фармакогнозии, но и как прекрасный лектор, руководитель лабораторных занятий. Помимо студенческих симпатий, он пользовался доверием и дружбой своих товарищей-врачей, уважавших в нем неутомимого работника и плодовитого ученого. Его ценные исследования чувствительности у здорового человека под влиянием теплых и холодных ванн, теплотного раздражения нервов, физиологического значения пептонов и особенно разнообразный и многократный анализ мочи сделали имя его авторитетным в медицинской литературе, конечно, в отраслях, составляющих специальность покойного. Я. Я. Стольников - сын священника Орловской губернии - родился в 1850 г. Сперва он подготовлялся в орловской духовной семинарии к священническому званию, но желание усовершенствоваться в естественно-исторических знаниях вызвало поступление покойного в С.-Петербургский университет. С третьего курса Я. Я. перешел в Медико-Хирургическую академию, где кончил курс в 1878 г. с золотой медалью. Оставленный при Академии для подготовления к профессорской деятельности, он через два года блестяще защитил диссертацию под заглавием "О функции поджелудочной железы при лихорадке" ("Арх. Боткина", т. VI) и получил степень доктора медицины. В 1884 году Варшавский университет пригласил покойного в качестве доцента фармации и фармакогнозии, и с тех пор Я. Я. не расставался с этим университетом, заняв в 1886 г. профессорскую кафедру ("Новое Время", 1894, No 6619).
  
   СТРОГАНОВ Николай Алексеевич (родился в 1842 году - умер 2 мая 1894 года в Одессе) - прозектор патологической анатомии при одесской городской больнице.
  

Некролог

   2 мая, в Одессе, скончался д-р Николай Алексеевич Строганов, прозектор патологической анатомии при одесской городской больнице, бывший прежде также главным врачом этой больницы. Покойный принадлежал к числу немногочисленных солидных патологоанатомов нашего отечества, владея прекрасными знаниями и большим опытом в своей специальности. Кроме того, он пользовался большой известностью и, как практический врач в Одессе и ее округе, стоял во главе местных медицинских обществ и некоторых медицинских изданий, и состоял в числе доцентов СПб. Императорской Военно-Медицинской академии. Николай Алексеевич родился в 1842 г. В 1870 г. он кончил курс в Императорской Медико-Хирургической академии, был оставлен при Академии и работал в кабинете проф. Руднева. В 1874 г., защитив диссертацию, был послан от Академии за границу с ученой целью, работал в Страсбурге в лабораториях Ренклинггаура и Гоппе-Зейлера, а также и в Париже у Ранвье, где произвел несколько ученых работ. По возвращении из-за границы он вскоре был избран по конкурсу на прозектуру в Одессу, где и сосредоточилась его деятельность. Покойный оставил после себя значительное количество ученых трудов по своей специальности и издал несколько отчетов о патологоанатомических вскрытиях в одесской городской больнице, богатых замечательной казуистикой. Русская медицинская наука понесла в нем чувствительную утрату ("Новое Время", 1894, No 6532).
  
   СУШКОВ Дмитрий Петрович (умер 9 ноября 1894 года в Петербурге) - действительный статский советник.
  

Библиография

  
   Его:
   Стихотворение "Новгород" ("Библиотека для Чтения", 1837, т. XX, с. 97).
   О нем:
   "Новое Время", 1894, No 6719.
  
   ТРЕСКИН Николай Алексеевич (родился в 1828 году - умер 20 мая 1894 года в Москве) - действительный статский советник, цензор Московского Цензурного Комитета, литератор и переводчик.
  

Некролог

   В понедельник, 23 мая, на Ваганьковом кладбище похоронили действительного статского советника Николая Алексеевича Трескина, умершего в Москве.
   Покойный родился в 1828 году и высшее образование получил на историко-филологическом факультете Петербургского университета. По окончании курса со степенью кандидата в 1860 году. он служил преподавателем в средне-учебных заведениях и затем директором Московской учительской семинарии, состоявшей при Московском Воспитательном Доме, а по упразднению этой семинарии исполнял обязанности цензора в Московском Цензурном Комитете.
   Перу покойного принадлежали: разборы географических учебников Корнеля и Пуликовского ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1867. кн. 9, стр. 815-864; 1868, кн. 6, стр. 924-944) и "Сказок Андерсена" ("Народная и Детская библиотека", 1879, No 1 и 5), книжки для школ, изданные Обществом распространения полезных книг, под заглавием: "Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический" (М., 1879, 24 стр.) и "Императрица Екатерина Алексеевна Вторая Великая" (М., 1879, 24 стр.), а также переделка для народного чтения повести гр. А. К. Толстого: "Князь Серебряный" (М., 1879, 98 стр.).
   <Д. Д. Языков>
  

Некролог

  
   20-го мая скончался в Москве действительный статский советник Николай Алексеевич Трескин, исполнявший обязанности цензора в московском цензурном комитете. Он получил высшее образование на историко-филологическом факультете С.-Петербургского университета. Службу он начал по министерству финансов и в 60-х годах принимал участие в снаряженной Географическим обществом экспедиции по изучению нашей хлебной торговли. Затем он посвятил себя педагогической деятельности, был некоторое время инспектором народных училищ в Рязанской губернии, а с 1875 г. занял должность директора учительской семинарии Московского воспитательного дома. Здесь он проявил замечательные способности, как воспитатель и преподаватель; человек прекрасной души, живого ума и основательного образования, он принес много пользы своим воспитанникам, которые, в свою очередь, любили его чрезвычайно. Должность цензора он занял в 1886 г. по закрытии семинарии. Покойный занимался также литературой, написал несколько книг для народного детского чтения и перевел несколько исторических сочинений, между прочим: "Рассказы о временах Меровингов" Авг. Тьерри. Написанная им книжка - "Северный край Европейской России", обнаруживает несомненный литературный талант. Н. А. Трескин скончался внезапно на 56-м году от рождения, и кончина этого скромного, но даровитого и полезного деятеля вызвала горячее сожаление всех, кто его знал ("Новое Время", 1894, No 6554).
  

Библиография

  
   О нем:
   "Журнал Министерства Народного Просвещения", 1894, кн. 7 (статья Л. Майкова).
   "Московские Ведомости", 1894, No 141.
   "Исторический Вестник", 1894, кн. 7, с. 261.
   "Новое Время", 1894, No 6554.
  
   УСПЕНСКИЙ Владимир Петрович (родился в 1824 году - умер 29 декабря 1894 года в Осташкове) - протоиерей.
   Сын дьякона села Завидова Ржевского уезда, Тверской губернии, родился в 1824 году и воспитывался в Тверской Духовной семинарии. По окончании курса в ней - преподаватель латинского языка в Ржевском духовном училище (с 13 октября 1845 г.) и в Осташковском духовном училище (с 1849 г.), где он затем состоял инспектором и смотрителем; рукоположенный в священники (1 декабря 1868 г.), был настоятелем Преображенской церкви в городе Осташков, где и скончался в сане протоиерея 29 декабря 1894 г.
   Покойный был членом Тверской ученой архивной комиссии (с 18 июня 1884 г.) и почетным членом Тверского губернского статистического комитета (с 18 октября 1888 г.). Автор археологических трудов по истории Осташковского и Ржевского уездов.
   <Д. Д. Языков>
  

Библиография

  
   О нем:
   "Тверские Губернские Ведомости", 1889, No 73.
   "Церковные Ведомости", 1895, No 12, прибл. с. 445-447.
   "Тверские Епархиальные Ведомости", 1895, No 4, с. 135-144.
  
   УТИН Евгений Исаакович (умер 9 августа 1894 года в селе Верхняках Волынского уезда) - присяжный поверенный, писатель-журналист.
  

Некролог

   На днях в Волынской губернии скоропостижно скончался один из выдающихся петербургских присяжных поверенных Евгений Исаакович Утин. Покойный, окончив курс в С.-Петербургском университете, долго путешествовал по Европе и затем, возвратившись в Россию, стал заниматься адвокатурой. На этом поприще он быстро выдвинулся и занял среди присяжных поверенных выдающееся положение. Евгений Исаакович Утин известен был и как писатель: он принимал деятельное участие в "Вестнике Европы", где напечатал целый ряд политических и критических статей, как, напр., о сочинениях Решетникова, Салтыкова (Щедрина) и проч. Кроме того, покойным была издана книга о Румынии и Болгарии. Прекрасно образованный, много читавший, он был ценным собеседником и человеком отзывчивым на всякое доброе дело ("Новое Время", 1894, No 6629).
  

Памяти Е. И. Утина

  
   Недавно газетные телеграммы возвестили о смерти известного публициста Е. И. Утина. Смерть эта только потому мало возбудила толков в обществе, что покойный журналист писал не особенно часто и через довольно продолжительные промежутки. А между тем для всякого, кто следил за его литературной деятельностью, потеря его является весьма ощутительной. Это один из редких писателей, обладавших, кроме несомненного, яркого таланта, цельным мировоззрением и умением стройно, последовательно и упорно проводить излюбленные им идеалы.
   Е. И. Утин выступил на журнальном поприще более двадцати пяти лет тому назад. Литературная деятельность его проявлялась едва ли не исключительно в Вестнике Европы. С первых же своих статей, помещенных в этом журнале, он выступает с определенными общественными взглядами, которым он остался верен до конца жизни. Начав с ряда статей о заграничной жизни, Утин вскоре затем обратился к русскому быту, к русской литературе. В статье "Современные мудрецы", помещенной в январском номере Вестника Европы 1869 г., Утин сосредоточил главное внимание на всюду выступающей в пьесах Островского борьбе двух сторон - угнетающей и угнетенной. Следя за движением нашей общественной жизни и мысли, публицист, рассматривая появившуюся в этом сезоне комедию "На всякого мудреца довольно простоты", нашел в ней удачный образ представителя нового течения - Глумова. То было время, когда, после светлого момента реформ, наступило затишье, когда, вслед за людьми высоких планов и задач, в обществе выступили ловкие дельцы и "мудрецы" нашего века.
   Вскоре после появления этой статьи Утин выступил с другой "Литературные споры", от которой уже не веяло пессимизмом его первого литературного детища. Среди мрака и тьмы, окутавших так неожиданно нашу жизнь, он нашел один уголок, доставлявший ему отрадные надежды на грядущее будущее. Этот уголок наша литература. И он с глубокой симпатией приветствовал новых молодых писателей, на долю которых выпала завидная задача: следить и отмечать движение новой силы, выступившей после 19-го февраля 1861 г. на арене нашей жизни. Он радовался, указывая на то искреннее и глубокое усердие, с которым наши художники принялись изучать многомиллионный народ.
   В следующей своей статье "Задача новейшей литературы" Утин еще подробнее разъясняет новые задачи, выпавшие на долю наших беллетристов. При этом он указал на разницу между этими писателями и их предшественниками, выступившими в сороковые годы. У тех была цель - защитить народ, отметить его лучшие стороны, чтобы тем самым завербовать как можно больше врагов крепостного положения. Теперь задача иная. Теперь защищать народ от господской тирании было не нужно. Идеализация народа, полезная для прежнего времени, была бы только вредна для новой эпохи. Необходимо соблюдать строгое беспристрастие, несмотря ни на какие личные симпатии, и выставлять крестьянскую среду такой, какова она на самом деле, со всеми ее достоинствами и со всеми недостатками. Скрывать пороки нет основания, потому что они не иное что, как продукт крепостного правами с падением его начнут постепенно исчезать, если не помешают тому те или иные условия.
   С 1870 г. наш публицист опять посвящает себя исследованию главным образом западной жизни, ее социальных и политических недугов, ее настоящих и прошедших ошибок, несчастий, поражений и побед. Он и тут сосредоточивает свое главное внимание на борьбе двух начал: свободы и угнетения. И о чем бы он ни говорил, вы всюду чувствуете, что автор принадлежит всем сердцем и душой русской стране, болеет ее скорбями и не забывает ни на миг о ней. Каждая его статья, - касается ли она политической и социальной жизни Германии, Франции, Англии, Болгарии, - невольно наводит нас на размышления о собственной родине, на интересные сравнения и параллели, невольно заставляет задуматься о будущих судьбах и настоящих задачах русской жизни. Статьи эти написаны горячо, увлекательно, красноречиво и образно. Своим метким, остроумным стилем он, по справедливому замечанию одного из рецензентов Русских Ведомостей, дававшего отчет об одной его книге, напоминают блестящего художника языка, Шерра.
   Большой очерк о Людвиге Берне написан автором с сознанием великого поучительного значения этого писателя для людей нашего времени и нашей страны. Берне уделил много места в своих сочинениях глубокому, верному и благородному разъяснению основных понятий об условиях нормальной социальной жизни народа, а это-то и есть, по мнению Утина, те самые начала, которые находятся у нас пока в младенческом состоянии. "Идеи и начала, проповедуемые Берне, - говорит автор, - давным-давно перешедшие в действительность на Западе, составляют у нас еще в большей части случаев мечту, для осуществления которой мы не имеем ни достаточно силы, ни достаточно нравственного развития". Лучшие страницы статьи Утина посвящены выяснению той проповеди свободы и справедливости, которую неутомимо вел немецкий публицист-сатирик. В статье Утина удачно освещается та благотворная мысль, что даже в самое смутное время, в разгар вопиющих гонений и преследований живого слова и живой мысли, человек энергичный и мужественный может смело и с успехом вести борьбу, - лишь бы не унывал, не падал духом, а бодро и уверенно шел вперед. Статья Утина, это - бодрящий призыв к неутомимой деятельности и честному служению своей родине.
   Не менее поучительна и обширна статья, помещенная в 1872 г.: "Англия в книге Тэна". Характеризуя классическую страну свободных учреждений, автор затрагивает два важных вопроса. В то время, как во всех странах Запада замечается сильное брожение политической мысли, в то время как там верховная власть не имеет ни минуты покоя для отражения тайных и явных врагов, две счастливых страны - Америка и Англия, - живут спокойно, нисколько не опасаясь за целость и сохранность своего государственного строя. Автор объясняет это тем, что у той и другой страны имеется прочная конституция, покоющаяся на началах свободы слова и мысли, отведенных для представителя любой партии, любого толка. Предоставленный каждому гражданину простор для пропагандирования своих идей устраняет у него всякую мысль о каком бы то ни было насильственном способе борьбы.
   От изучения государственного устройства Англии и одного из интереснейших моментов политической жизни Германии покойный публицист перешел к исследованию одной из знаменательных эпох, пережитых французским народом. В 1880 и 1881 году была помещена его статья "Конституционализм и А. Тьер". Здесь описывается июльская монархия и в ярких красках обрисовывается борьба между двумя началами, между остатками старого порядка и новыми принципами. Автор метко характеризует буржуазную партию, представителем которой был министр Казимир Перье. Средства, выбранные им для достижения своих целей, были очень просты. Они заключались в настойчивом и бесповоротном преследовании всех и каждого, кто выражал протест против произвольных действий правительства. Все, что не нравилось Перье, он стремился раздавить, оправдываясь тем, что он должен побороть анархию, которая, как bete noire, всюду преследовала его и которую он видел везде и во всех. Каждая смелая мысль, каждое независимое слово, каждое напоминание о необходимости большего простора, большей свободы казалось ему проявлением духа анархии, который он призван уничтожить. Он стремился создать такую правительственную власть, которая железным кольцом обвила бы всю Францию и заставила бы притаить ее дыхание. Он выражал эту мысль словами: "Франция должна чувствовать, что она управляется". И автор показывает, что система устрашения достигла результатов, прямо противоположных тем, на которые рассчитывал Казимир Перье. Она только увеличила количество врагов и ненавистников того государственного строя, защитником которого он так неудачно выступил.
   Два года тому назад наш автор вновь вернулся к французской истории и дал статью о первом десятилетии республики, олицетворением которого служил знаменитый борец против наполеоновской империи, этого режима, основанного на насилии и попрании народных прав. Статья озаглавлена славным именем: "Гамбетта".
   Отдельными книгами изданы только две работы покойного публициста: "Письма из Болгарии в 1877 году" (1879) и "Вильгельм I и Бисмарк" (1892). Последняя книга, рисующая мастерскою кистью две крупные фигуры нашего века, опять приводит нас к созерцанию битвы, поднятой королевской властью и народным представительством. Автору нужно было запастись огромной дозой честного и трезвого беспристрастия, чтобы суметь оценить огромные силы "железного графа", этого заклятого врага тех социальных и политических принципов, которые выступили на смену старым традициям отжившего феодализма. И он отмечает необыкновенную силу воли и могучий характер германского канцлера. Он его выставляет великим дипломатом, хотя не без горечи заявляет, что этим человеком были устранены из области политики всякие нравственные принципы, как неуместный тормоз делу. Блестяще изложив биографию Бисмарка, он сумел отметить, что этот некогда безрассудный дуэлист, сохранивший от студенческих годов много ран на теле, посвятил всю свою жизнь всевозможным поединкам, а всего чаще вызывал на бой принципы конституционализма, католицизма и социально-демократической партии, но эти три последние дуэли увенчались полным неуспехом. Гениальный дипломат был самым заурядным министром в области внутренней политики и с усердием, достойным более полезного дела, фанатически защищал неприкосновенность королевской власти даже против самого короля. Любопытные страницы посвящены истории социально-демократической партии, с самого ее возникновения. Автор указывает на необычайно быстрый рост этой партии и с большим искусством описывает ее борьбу с Бисмарком. По мнению Утина, сношения германского императора с Лассалем оказали свое влияние на Бисмарка, и одним из его результатов было примирение последнего с демократическим принципом всеобщей подачи голосов. Мастерски написана также характеристика имератора Вильгельма I.
   Другая книга Утина "Письма из Болгарии" дает много интересного относительно этой страны и опять затрагивает важные общие вопросы. По поводу вопроса о том, какого гражданского управления достойна Болгария, автор подымает вопрос: нужна ли особая высота национального развития для того, чтобы принять с пользой для себя ту форму государственного устройства, которая называется "представительным правлением". Всматриваясь во взаимные отношения между нами и нашими "бра-тушками", автор обсуждает небезинтересный для нашей страны вопрос о том, что может создать прочную симпатию между одним и другим народом.
   Интересные страницы посвящены в книге Утина русской молодежи, русским женщинам на театре войны. Все они шли по призыву бескорыстного чувства любви к родине, не думая о тяжелом, часто непосильном труде, не помышляя об опасности сделаться жертвами тифа и других заразительных болезней. Облегчить безмерные страдания наших солдат и офицеров - вот что было единственным побуждением в их поездке на чужбину. Великие заслуги сестер милосердия, студентов и студенток представляют собой, по словам автора, едва ли не единственную сторону пережитой войны, относительно которой не существует двух мнений. Самоотверженность, энергия, жажда деятельности - вот те качества, которые так разительно проявила молодежь в этой войне.
   Нельзя не пожелать, чтобы талантливые этюды и очерки Е. И. Утина были собраны и изданы в память его полезной журнальной деятельности: такое издание будет приятным и поучительным приобретением для читателя ("Русские Ведомости", 1894, No 244).
   В. Ермилов
  

Библиография

  
   Его:
   Вильгельм I и Бисмарк. Исторические очерки. СПб., 1892.
   Письма из Болгарии в 1877 году. СПб., 1879.
   Из литературы и жизни. 2 т., СПб., 1896.
   О нем:
   "Вестник Европы", 1894, кн. 9, с. 432-436; кн. 10, с. 803-905.
   "Новое Время", 1894, No 6629.
   "Русские Ведомости", 1894, No 244.
   "Исторический Вестник", 1894, кн. 10, с. 309-311.
  
   ФИЛОСОФОВ Владимир Дмитриевич (родился в 1820 году - умер 24 ноября 1894 года в Петербурге) - главный военный прокурор, член Государственного Совета по департаменту гражданских и духовных дел, действительный тайный советник, статс-секретарь.
  

Некролог

   Сегодня, 24-го ноября, после продолжительной болезни, скончался член Государственного Совета по департаменту гражданских и духовных дел, действительный тайный советник, статс-секретарь Владимир Дмитриевич Философов. Покойный принадлежал к выдающимся деятелям царствования Императора Александра II и был одним из главных сотрудников бывшего военного министра Д. А. Милютина в осуществлении тех реформ, которые коснулись военного суда. В. Д. Философов родился в 1820 году. По окончании курса в Училище Правоведения, он быстро выдвинулся из среды своих товарищей. Приглашенный покойным сенатором Толстым участвовать в ревизии Восточной Сибири, он с первых шагов своей служебной деятельности имел возможность ознакомиться с дореформенными непорядками, которые резче, чем где-либо, проявлялись в Сибири. Прожив в Сибири четыре года и возвратившись в Петербург, В. Д. занял вскоре должность начальника отделения в департаменте министерства юстиции, а затем был обер-прокурором в нескольких департаментах Правительствующего Сената. Как опытный юрист, энергичный и деятельный, покойный был приглашен в 1856 году заведывать военно-судной частью в военном министерстве. С этого года открылась для В. Д-ча обширная арена деятельности, на которой он поработал, можно сказать, со славой для себя и с пользой для отечества. В качестве сперва генерала-аудитора, затем главного военного прокурора, он принял непосредственное и главное участие в составлении новых "Воинского устава о наказаниях" и "Военно-судебного устава", а также в их проведении в жизнь. В 1881 году В. Д. Философов был назначен членом Государственного Совета. Сохранив до последнего времени свою энергию и жизнедеятельность, он председательствовал во многих комиссиях, рассматривавших дела государственной первостепенной важности. Из них назовем комиссию по выработке правил о подрядах и казенных заготовлениях. Деятельность этой комиссии, как известно, была направлена к уничтожению злоупотреблений по интендантской и провиантной части, которые особенно рельефно обрисовывались в последнюю русско-турецкую войну. Как человек, покойный, отличаясь недюжинным дарованием, был в то же время добрым и симпатичным. Всякое дело, клонившееся к пользе родине и доходившее до него, находило в нем живой отклик ("Новое Время", 1894, No 6733).
  
   ФЛЕММИНГ Федор Карлович (родился в 1812 году - умер 20 декабря 1894 года в Петербурге) - гомеопат-доктор.
  

Некролог

   Вчера скончался один из основателей общества последователей гомеопатии, собственник гомеопатической центральной аптеки, провизор Федор Карлович Флемминг, на днях праздновавший 50-летие своей деятельности, посвященной развитию гомеопатии. Получив образование в Казанском университете, он занимался в течение нескольких лет алопатической фармацией. В 1835 году он познакомился с доктором Гроссом, сотрудником Ганнемана, который вылечил Ф. К. от недуга, не поддавшегося алопатическому лечению. С этого момента покойный сделался горячим сторонником гомеопатического лечения и старался содействовать распространению его в России устройством аптеки и изданием многочисленных книг по гомеопатии и журнала "Врач-гомеопат". Умер он на 83-м году от роду ("Новое Время", 1894, No 6760).
  
   ХИРЬЯКОВ Модест Николаевич (родился в 1814 году - умер 27 февраля 1894 года в Петербурге) - горный инженер, действительный статский советник.
  

Некролог

  
   27-го февраля скончался 80-ти лет один из старейших горных инженеров, д. ст. сов. Модест Николаевич Хирьяков. Покойный, по окончании курса с золотой медалью в горном кадетском корпусе, управлял в продолжение многих лет Серебрянским, Кусинским, Златоустовским, Кушвинским и Нижнетурским заводами, а также частными заводами графа Шувалова. Он ввел в заводскую деятельность много усовершенствований. При нем Златоустовский завод обогатился лабораторией, железо стало выделываться контуазским способом. Будучи молодым горным инженером, покойный находился в командировке в Швеции, где обстоятельно познакомился с горным и заводским делом в фалунской школе. Здесь же он практически изучил шведский язык, что впоследствии помогло ему перевести на шведский язык несколько произведений Пушкина. Молодые инженеры, отправляясь в командировку на шведские заводы, всегда обращались к покойному за советом и рекомендациями. Как человек, М. Н. имел симпатичный характер и любил беседовать с молодежью. Несмотря на занимаемые им ответственные должности, он не составил себе состояния и в последнее время жил вместе со своей многочисленной семьей исключительно пенсией ("Новое Время", 1894, No 6469).
  
   ХОМЯКОВ Михаил Аристархович (родился в 1841 году - умер 19 июля 1894 года в Казани) - ученый-клиницист, ординарный профессор госпитальной терапевтической клиники.
  

Некролог

   19 июля, около четырех часов дня, скончался один из видных и уважаемых представителей Императорского Казанского Университета, ординарный профессор госпитальной терапевтической клиники Михаил Аристархович Хомяков. Покойный М. А. Хомяков пользовался большими симпатиями своих товарищей и глубоким уважением многочисленных учеников, горько оплакивающих теперь безвременную кончину дорогого товарища и даровитого учителя. Смерть застигла Михаила Аристарховича совершенно неожиданно и никто не подозревал видя утром, 19 июля, Михаила Аристарховича, что через несколько часов не станет этого честного, отзывчивого человека, доброго и бескорыстного труженика науки... Михаил Аристархович скончался от хронического приступа недуга, можно сказать, как воин на поле битвы, до последней минуты не забывая людей, нуждавшихся в его полезном совете и помощи. Он выехал из дому 19 июля по делам и. проехав некоторое расстояние, почувствовал себя нехорошо. Ввиду этого, Михаил Аристархович заехал по пути к врачу Казанскому за советом и еще очень бодро взошел в квартиру последнего. Здесь Михаил Аристархович сел в кресло, с которого не суждено уже было подняться. С трудом успел Михаил Аристархович объяснить Казановскому о боли в груди и тут же скоропостижно скончался...
   Покойный М. А. Хомяков происходил из небогатой дворянской семьи и, очень рано окончив курс средне-учебного заведения, поступил на медицинский факультет Казанского Университета. Окончив здесь курс наук 9 июня 1862 года. Михаил Аристархович был выпущен из университета в звании лекаря и 1 января 1863 года занял место врача в одном из заводов Пермской губернии. В 1866 году М. А. Хомяков покинул должность заводского врача и возвратился в Казань, где вскоре и получил должность губернского врача, а затем на него были возложены обязанности ординатора губернской земской больницы. 1 октября 1869 года Михаил Аристархович сложил с себя обязанности как врача губернского земства, так и ординатора больницы, и был определен ординатором терапевтической факультетской клиники Императорского Казанского Университета. 27 мая 1870 года он защищал диссертацию на степень доктора медицины и удостоился искомой степени. В 1871 году молодой доктор был прикомандирован к университету на двухлетний срок с ученой целью для приготовления к профессуре. В том же году Михаил Аристархович был уволен от должности ординатора и по Высочайшему приказу совершил первую заграничную поездку, продолжавшуюся больше 12 месяцев. В феврале 1873 года покойный был избран и утвержден советом Императорского Казанского Университета доцентом. С этого времени и начинается многолетняя деятельность М. А. Хомякова, как преподавателя одного из высших учебных заведений России. В 1881 году назначен экстраординарным профессором и в 1885 году ординарным. В 1886 году М. А. Хомяков был перемещен на должность ординарного профессора госпитальной терапевтической клиники и 24 декабря 1892 года был оставлен на службе в занимаемой должности еще на пять лет. Скоропостижно скончался 19 июля 1894 года, имея всего 52 года.
   Усердно занимаясь обязанностями преподавателя, М. А. Хомяков находил в то же время возможность расточать свои познания и труды на пользу страждующего человечества. Едва ли найдется в Казани такой врач, который имел бы такую обширную медицинскую практику, какую имел покойный М. А. Хомяков. Он ежедневно посещал больных, невзирая ни на какую погоду, ни на какое время дня и ночи. Каждый больной мог свободно обращаться к Михаилу Аристарховичу за помощью и ни в каких случаях не рисковал получить отказа. В большинстве случаев Михаил Аристархович трудился совершенно бесскорыстно и там, где замечал, что болящий в чем-либо имеет нужду, приходил на помощь своими личными средствами: покупал лекарства, давал на расходы денег и т. п. Всегда внимательный и ласковый к каждому больному, без различия его общественного положения, Михаил Аристархович внушал каждому из своих многочисленных пациентов глубокое уважение к себе, и одним этим располагал пациентов в свою пользу. Михаила Аристарховича все любили и уважали как врача, и как человека, и имя его пользовалось в Казани большой популярностью. М. А. Хомяков трудился ежедневно; трудился с утра до поздней ночи, а нередко и ночью не знал для себя отдыха. По целым часам он находился у постели больного - ободрял, успокаивал, вселял в душу болящего веру в науку и в указанные ее средства облегчения той или иной болезни. Таких людей как покойный Михаил Аристархович с каждым годом становится меньше и тем священнее должна сохраниться память о них в сердцах страждующего человечества. Покойного М. А. Хомякова знала почти вся Казань; в продолжение своей многолетней полезной деятельности он расположил в свою пользу всех знавших его и каждый помянет безвременно скончавшегося врача-профессора добрым, хорошим словом. После покойного М. А. Хомякова осталось несколько специальных научных трудов, составляющих настольные книги студентов медицинского факультета. Казань, 22 июля ("Московские Ведомости", 1894, No 207).
  

Библиография

   Его:
   Докторская диссертация: "Критическо-экспериментальный разбор теорий, предложенных для объяснения сущности". Казань, 1873, 60 с; статьи в медицинских журналах; перевод немецкого сочинения Гутмана "Руководство к клиническим методам исследования грудных и брюшных органов". Казань, 1872-1873; "Курс частной патологии и терапии внутренних болезней". Казань, 1884, 176 с.
   О нем:
   "Московские Ведомости", 1894, No 199 и 207.
   "Новое Время", 1894, No 6609.
   Змеев Л. Ф. Русские врачи-писатели, вып. 5.
  
   ХРИСТОФОР Гуго Федорович (родился 4 апреля 1831 года - умер 24 октября 1894 года в Петербурге) - энтомолог, хранитель музея энтомологии.
  

Некролог

   24-го октября скоропостижно скончался в С.-Петербурге Гуго Федорович Христофор. Это был один из выдающихся в России энтомологов, начавший свою деятельность на этом поприще с 1858 года, когда он и переселился в Россию. Г. Ф. родился 4-го апреля 1831 года в Саксонии, где он окончил курс в одной из учительских семинарий. Приехав в Сарепту в качестве учителя, он стал собирать и изучать насекомых, сначала в окрестностях Сарепты, а с 1870 года ему удалось совершить целый ряд научных путешествий. Не менее 23 таких поездок совершил покойный по разным местностям нашего обширного отечества, побывал, между прочим, в Закаспийской области, Закавказьи, Приамурском крае и т. д., причем раз побывал и в Северной Персии, привозя отовсюду богатейший научный материал. Сосчитать всех новых насекомых, открытых Г. Ф. Христофором, вряд ли возможно, можно только сказать, что наука, благодаря его необыкновенной деятельности и умению собирать новые виды, обогатилась громадным количеством форм, бывших ранее неизвестными. Покойный был образцовым наблюдателем и при всей свойственной ему скромности имя его стало давно известным всему энтомологическому миру. С 1880 года Г. Ф. состоял хранителем энтомологического музея его императорского высочества государя великого князя Николая Михайловича. Покойный был много лет членом разных ученых обществ как в России, так и за границей, помещал от времени до времени в изданиях этих обществ свои ученые работы. Человек высокой честности, скромный труженик и деятельный энтомолог, Г. Ф. оставил по себе добрую память, как среди всех энтомологов, с которыми он находился в постоянных сношениях, так и среди своих товарищей-сослуживцев ("Новое Время", 1894, No 6711).
  
   ЦИТОВИЧ Платон Степанович (родился 12 января 1833 года - умер 4 декабря 1894 года в Петербурге) - генерал-лейтенант, директор симбирских военных гимназий.
  

Некролог

   В ночь на 4-е декабря скончался генерал-лейтенант Платон Степанович Цитович. Покойный родился 12-го января 1833 года и по окончании курса в Михайловской артиллерийской академии последовательно занимал должности воспитателя и учителя артиллерии в нескольких корпусах, начальника Смоленского военного училища и С.-Петербургской военно-фельдшерской школы, помощника инспектора Павловского военного училища, инспектора симбирской и директора симбирской военных гимназий. Отличаясь сердечной отзывчивостью и гуманностью, П. С. везде и всегда пользовался симпатиями своих многочисленных учеников и почитателей. Выйдя в отставку, он не прекратил ни своих педагогических занятий, ни своих ученых работ, усердных и многолетних, завершившихся в нынешнем году ценным трудом: "Опытом рациональной пиротехники". Это сочинение - одно из лучших по пиротехнике ("Новое Время", 1894, No 6744).
  

Библиография

   Его:
   "Опыт рациональной пиротехники. Руководство по изучению теории и практики фейерверочного искусства", в 2-х частях, с большим атласом чертежей и историческим очерком пиротехники (СПб., 1892, 330 с).
   О нем:
   "Новое Время", 1894, No 6744.
  
   ЧЕБЫШЕВ Пафнутий Львович (родился 14 мая 1821 года - умер 26 ноября 1894 года в Петербурге) - ординарный академик Императорской Академии Наук, действительный тайный советник.
   П. Л. Чебышев, профессор
   императорск<ого>
   С.-Петербургск<ого>
   университета
   Тайный советник, доктор математики и астрономии, член петербургской и парижской академии наук и лондонского королевского общества, почетный член ученого комитета министерства народного просвещения, артиллерийского комитета, а также Императорских Университетов - московского, киевского, новороссийского и московского технического училища, член-корреспондент берлинской академии наук и разных заграничных ученых обществ. Пафнутий Львович Чебышев стяжал себе европейскую известность и почетное место в ряду первостепенных геометров.
   Пафнутий Львович родился в 1821 году, в имении матери своей, селе Окатове, Калужской губернии, Боровского уезда.
   Получив дома первоначальное образование, многообещавший юноша, не побывав ни в одном из средних учебных заведений, выдержал экзамен прямо в московский университет. Поступив в 1837 году на физико-математический факультет, Чебышев сразу обратил на себя внимание известного профессора Брашмана, который угадал в новом ученике своем будущее математическое светило, а потому начал старательно руководить его занятиями и постоянно убеждал его посвятить себя исключительно чистой науке, хотя материальное положение молодого человека, вследствие расстроенных дел отца его, было крайне стеснительно.
   И вот, окончив кандидатом курс в университете, в 1841 году, Чебышев, под руководством Брашмана, отдается всецело своим ученым трудам и упорно не покидает их в течение семи лет, равнодушно относясь к своему безденежью и не помышляя о карьере, но твердо продолжая избранный путь, усеянный терниями.
   Первое научное исследование нашего математика вышло на французском языке, в 1845 году, и носит название "Sur des intêgrales dêfinies". В следующем затем году, для получения степени магистра, написал он диссертацию: "О теории вероятности", которую защищал в Москве, где и удостоен был вышеназванной ученой степени. В 1847 году Пафнутий Львович допущен был к защите диссертации "Об интегрировании иррациональных дифференциалов". Блистательная защита ее дала ему право занять, с осени 1847 года, место приват-доцента петербургского университета. Тогда, обеспеченный в материальном отношении, молодой человек с новым воодушевлением принялся за многосложные математические труды, причем начал разработку теории чисел - предмета, в то время совершенно нового для России. Плодом этих работ было сочинение, озаглавленное "Теория сравнения", получившее известность во всей Европе, а также - различные мемуары, из которых особого внимания заслуживают, составленные им в эти первые годы педагогической деятельности, два мемуара. В одном из них, в 1848 году, Чебышев теоретически доказал те выводы, к которым пришел Бус на практике, как это подтвердилось рукописями покойного. В другом, представленном в академию наук через полтора года, Чебышев вполне доказал так называемое "postulatum" Бертрана.
   В 1849 году Пафнутий Львович приобрел докторскую степень Петербургского университета. В 1853 году он получил звание экстраординарного профессора Петербургского университета и выбран был, независимо от этого, в адъюнкты академии наук.
   В 1856 году Чебышев обратил внимание на значительную неточность всех вообще географических карт, и после многих трудов достиг способа получать самые точные географические карты. Одновременно с этим, Пафнутий Львович занялся разборкой бумаг, оставшихся после великого Эйлера, и восстановил два его мемуара. Около того же времени, молодой ученый начал разработку вопроса об интерполировании и показал такой общий способ интерполирования, который, как согласный с теорией наименьших квадратов, дает наилучшие результаты, и потому успел уже войти в употребление, как у нас, так и на западе. В том же 1856 году Пафнутий Львович был выбран в члены-корреспонденты парижской академии, а также в действительные члены нашего артиллерийского комитета и в почетные члены Московского университета.
   В 1857 году Чебышев получил звание ординарного профессора и усердно предался изучению механики, в области которой ему вскоре пришлось совершить массу полезных открытий. Лучшие его мемуары по механике следующие: 1) "О механических параллелограммах", 2) "О центробежных уравнителях", 3) "О зубчатых колесах" и другие. В 1859 году наш математик выбран был академией наук в ординарные академики по прикладной математике; в 1865 г. берлинская академия избрала его своим членом-корреспондентом; а в 1874 году парижская академия наук почтила его избранием в свои члены (associês), и таким образом Пафнутий Львович был первым русским ученым, удостоенным чести быть причисленным к составу членов французского института. После него такого избрания удостоились только: русский академик Бэр, знаменитый английский геометр Томсон и, наконец, бразильский император. Лондонское королевское общество также избрало Чебышева своим членом.
   Из математических трудов Пафнутия Львовича в последние пятнадцать лет выдаются особенно его мемуары: 1) "О функциях наиближе подходящих к нулю", 2) "О разложении в ряды", 3) "О наибольших и наименьших" и многие другие.
   Бросим теперь общий взгляд на многостороннюю деятельность нашего знаменитого ученого.
   Прежде всего о педагогической его деятельности. Как профессор, Пафнутий Львович с блестящим успехом занимал в течение 32 с лишком лет кафедру Петербургского университета. Во время такой продолжительной службы ему приходилось читать лекции по всем отраслям чистой математики и по практической механике. Лекции его всегда отличались блестящим и остроумным изложением; они шли в уровень с европейским состоянием науки и содержали последнее слово ее. Лекции эти обыкновенно заключали в себе много самостоятельных исследований лектора, а потому успешно выдерживают сравнение с лекциями знаменитых европейских ученых.
   Принятый в 1847 году, 26-ти лет от роду, доцентом, на место выбывшего Анкудовича, Чебышев читал сначала высшую алгебру и теорию чисел; потом вместе с этими предметами - аналитическую геометрию и сферическую тригонометрию, а сверх того - теорию эллиптических функций. Временно преподавал он еще: интегрирование дифференциальных уравнений и практическую механику (студентам реального отделения). По новому распределению занятий в математическом факультете, последовавшему в 1860 году, Чебышев взял на себя чтение интегрального исчисления, теории чисел и теории вероятностей и исчисления конечных разностей. В 1852 году объездил он с учеными целями, преимущественно по вопросам практической механики, Францию, Англию, Бельгию и Германию, а такую же поездку повторил в 1856 году, на более продолжительный срок. Особенная заслуга Чебышева как университетского преподавателя состоит, по общим отзывам учеников его, в том, что он умел пробуждать в своих слушателях любовь к математическим исследованиям и руководить их в научных занятиях. Ему обязана Россия образованием многих своих ученых в европейском смысле. Все молодые и сильные дарования по математике, которыми так богат был с шестидесятых годов петербургский университет, получ

Другие авторы
  • Брянчанинов Анатолий Александрович
  • Кукольник Нестор Васильевич
  • Кутлубицкий Николай Осипович
  • Кузмин Михаил Алексеевич
  • Песталоцци Иоганн Генрих
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб
  • Осипович-Новодворский Андрей Осипович
  • Шаляпин Федор Иванович
  • Бюргер Готфрид Август
  • Некрасов Н. А.
  • Другие произведения
  • Эртель Александр Иванович - Две пары
  • Толстой Алексей Николаевич - Бывалый человек
  • Скиталец - Стихотворения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Портретная и биографическая галерея словесности, художеств и искусств в России. I. Пушкин и Брюллов (Портреты — Соколова)
  • Львов-Рогачевский Василий Львович - Экспериментальный роман
  • Ганзен Петр Готфридович - Лев Толстой. Письмо П. Г. и А. В. Ганзен
  • Гоголь Николай Васильевич - Ник. Смирнов-Сокольский. Книги, разочаровавшие авторов
  • Соколов Александр Алексеевич - А. А. Соколов: краткая справка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Рецензии, январь - апрель 1836 г.
  • Радлов Эрнест Львович - Гоббз, Фома
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (30.11.2012)
    Просмотров: 500 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа