Главная » Книги

Ходасевич Владислав Фелицианович - О "Гаврилиаде"

Ходасевич Владислав Фелицианович - О "Гаврилиаде"


   Владислав Ходасевич

О Гаврилиаде

   Оригинал здесь: О стихах и поэтах.
  
  
   Только через восемьдесят один год после смерти Пушкина вышла "Гаврилиада", отпечатанная в России, без сокращений и пропусков. Она была под запретом, и читали ее полностью лишь немногие, кому удавалось достать экземпляр одного из заграничных изданий поэмы. В музейных библиотеках она выдавалась "по особому разрешению". Огромному большинству читателей она была почти неизвестна.
   Правда, и это издание выпущено в ограниченном числе экземляров (555), и издатели указывают в предисловии, что книга предназначается "преимущественно для лиц, изучающих Пушкина, а не для широкого кругa читателей". Эта оговорка излишня и несправедлива. Всему русскому обществу пора, наконец, знать Пушкина, а чтобы знать поэта, его раньше всего надо прочитать всего, без изъятий. Если, откапывая в архивах самые незначительные письма, наброски, записки Пушкина, мы спешим ознакомить с ними читателей, справедливо полагая, что ни одно слово, произнесенное им, не должно быть забыто, - то что же сказать о целой поэме, над которой он упорно трудился, которая отразила ряд замечательных черт его творчества, которая так ценна для изучения его биографии и которая, наконец, так прекрасна в своей непосредственной, художественной очаровательности?
   "Гаврилиада" была под запретом по двум причинам: она объявлялась, во-первых, кощунственной, во-вторых, непристойной. Да, конечно, это книга не для детей и не для девушек. Но все же и богохульность, и непристойность ее должны быть подвергнуты переоценке.
   Время написания "Гаврилиады" целиком относится к так называемому кишиневскому периоду жизни Пушкина. Этим сказано многое. Сколько бы ни грустил в те дни великий поэт, сколько бы раз ни сравнивал он себя с Овидием, "влачившим мрачны дни" на берегах Дуная, - несомненно все-таки, что эта грусть и мрачные мысли не вполне соответствовали его тогдашнему образу жизни. По этому поводу особенно мудрить нечего. Вполне естественно и психологически понятно, что в часы раздумия и одиночества Пушкин задумывался над своей участью, над изгнанием, вспоминал все, что оставил на севере и что потерял еще так недавно, расставшись с Раевскими, - и ему становилось грустно. Но кроме элегического Пушкина существовал и другой: друг Всеволожского и Юрьева, член "Зеленой Лампы", неугомонный Сверчок "Арзамаса", поклонник Вакха и Киприды; для этого Пушкина Кишинев, с его шумом, пирушками, проказами, прекрасными еврейками, снисходительными молдаванками, "обритыми и рогатыми мужьями", дуэлями и всем прочим, - представлял обширное и веселое поле деятельности. К этому надо прибавить, что еще так недавно впервые развернулись пред ним картины Кавказа и Крыма, его поразившие, увидал он новую, необычную жизнь юга, новое небо, горы, море, людей, так мало похожих на обитателей Петербурга и Москвы, всех этих евреев, цыган, молдаван, горцев, татар. Какими, должно быть, бурями откликалась на все это "африканская кровь"! И в довершение всего - двадцать два года, жгучая радость жизни, молодость! Ведь, мудрый от колыбели, Пушкин смолоду был так молод, как никогда и никто из русских людей: и в этом, как во всем, он превзошел их всех.
   При таких душевных настроениях сложилась "Гаврилиада" - и отразила их. Это было неизбежно. Безграничная радость и восторг, возникшие от созерцания яркого, пышного, многообильного мира, должны были вылиться наружу. Библия, которую в те дни читал Пушкин, подсказала ему сюжет, переносивший будущего читателя в области самые светлые и обильные, какие только снились человечеству. Картина могла одновременно развернуться в трех планах: на земле - в знойной Палестине, не совсем на земле - в первозданном раю, и вовсе не на земле - в небесах. Вот эта возможность и соблазнила Пушкина. Его восторженному созерцанию мира давала она безграничный простор.
   Библия давала поэту фабулу повести и богатый живописный материал. Собственной жизнью Пушкина определился дух будущего создания, - и я бы сказал, что это есть подлинный дух Ренессанса. Да, в начале XIX столетия был в России момент, когда величайший из ее художников, не "стилизуясь" и не подражая, а естественно и непроизвольно, единственно в силу внутренней необходимости, возродил само Возрождение. Предположительно определяя время написания поэмы осенью 1822 года, получаем: осенью 1822 года, в Кишиневе Бессарабской губернии, Россия, в лице Пушкина, создавшего "Гаврилиаду", пережила Ренессанс. Поэтому совершенно исключительно то место, которое в русской литературе занимает "Гаврилиада".
   Языческая радость жизни, любование "бесовскою" прелестью мира, внесенные в разработку христианско-библейских тем, составляют одно из отличительных свойств итальянского Возрождения. Это общеизвестно. Величайшие мастера Возрождения если не были язычниками, то не были и христианами в том смысле, в каком понималось христианство до них - и в значительной степени после них. Венецианские художники в этом отношении превзошли, кажется, всех иных: обстоятельство, далеко не ускользавшее от внимания даже их современников и католической церкви, поскольку, впрочем, и эти современники, и сама церковь не были заражены тем же духом. Разговоры о кощунственности изображений, предназначавшихся главным образом для церквей, поднимались и тогда, причем временами дело принимало оборот весьма острый: так, Веронезу, за слишком великолепное и пиршественное изображение евангельских событий, пришлось держать ответ пред судом инквизиции. Объяснения, данные им суду, великолепны. Никаких мотивов своегo поступка, кроме чисто художественных, он не указал, никаких оправданий, кроме эстетических, не представил. Он говорил, что изображал евангельские события так, как ему, художнику, представляется нужным и подобающим, то есть так, как ему подсказала его художественная совесть. И так высоко было у судей уважение к свободе творчества, что Веронез был оправдан самой инквизицией.
   Но как ни замечательны объяснения Веронеза, главного он все-таки не сказал или не захотел сказать. Иначе бы он поведал монахам, что рядить евангельских лиц в пышные платья венецианских патрициев; приводить горбатых шутов, карликов и собак на брак в Кане Галилейской; заставлять каких-то солдат, не обращая внимания на присутствие Христа, с аппетитом уплетать вкусные кушанья и жадно опорожнять кувшины; миг Благовещения переносить из бедного назаретского домика в мраморный венецианский дворец и т.д. и т.д. - ко всему этому его побуждало не только желание использовать известные живописные эффекты, но и нечто более сложное. Он сказал бы, что мир, в котором вот сейчас живет он, Веронез, так мил ему, так прекрасен, что расстаться с этим миром ему не хотелось даже ради самых святых мест и самых святых минут. И что, пожалуй, сама обитель Господа не понравилась бы ему, если она ничуть не похожа Венецию.
   Веронез - итальянец XVI века, Пушкин русский, живший в веке XIX. Веронез - живописец, Пушкин - поэт. Веронез, вероятно, считал себя католиком; Пушкин, когда писал "Гаврилиаду", не веровал вовсе. Веронез писал свои картины для церквей и дворцов, а "Гаврилиада" писалась "в тиши", "для себя". Все это предрешает ряд глубоких различий между картинами Веронеза и поэмой Пушкина. Прежде всего нет у Веронеза оттенка шутки и озорства, несомненных в "Гаврилиаде". Веронез ограничивался свободной обработкой евангельской темы, обработка Пушкина шла вразрез с христианской верой. Однако в сущности их подход к теме был одинаков, ибо рождался из одного и того же чувства: восхищения миром, который из окружал. Оба они не хотели расстаться с земными пристрастиями. И если Веронез делал Христа венецианцем, то Пушкин с тою же последовательностью всех божественных лиц "Гаврилиады" сделал кишиневцами. Недаром, описывая Марию, он предупреждает какую-то "еврейку":
  
   Зачем же ты, еврейка, улыбнулась,
   И по лицу румянец пробежал?
   Ах, милая, ты, право, обманулась:
   Я не тебя - Марию описал...
  
   Он сам сознавал, что, при всех описанных совершенствах, в изображенном лице слишком все-таки много сходства с кишиневской "еврейкой", может быть с той самой Ревеккой, которой посвятил он непристойные стихи. Кишиневские "рогачи" и повесы так же служили моделями Пушкину, как венецианские куртизанки - Веронезу. Как художник он равнодушно внимал "добру и злу", они были для него равноценны, - и он самого Иегову щедро наделял свойствами своиx кишиневских знакомцев: важно было лишь выявить прекрасную яркость их образов, полноту жизни, какова бы она ни была. Персонажи Веронеза безмолвны и недвижимы; но если бы они ожили и заговорили, то, вероятно, их слова и поступки почти так же мало соответствовали бы евангельскому тексту, как слова и поступки героев "Гаврилиады".
   Пушкин в 1822 году и раньше того был неверующим, а несколько позже прямо причислял себя к "афеям". Однако из всех оттенков его атеизма тот, который проявился в "Гаврилиаде", - самый слабый и безопасный по существу, хотя, конечно, самый резкий по форме. Чтобы быть опасным, он слишком легок, весел и неприкровен. Он беззаботен - и недемоничен. Жало его неглубоко и неядовито. Из лицейских стихов Пушкина во многих, посвященных вину и любви, чаще всего под конец, как изящная виньетка, является смерть. По существу эти стихи опасней "Гаврилиады": нужно было подлинное "безверие", чтобы написать их; в них есть сознательный вызов, - хотя бы, например, в стихотворении "Кривцову":
  
   Не пугай нас, милый друг,
   Гроба близким новосельем:
   Право, нам таким бездельем
   Заниматься недосуг.
  
   Этого вызова нет в незлобивой "Гаврилиаде". Если всмотреться в "Гаврилиаду" немного пристальнее, то сквозь оболочку кощунства увидим такое нежное сияние любви к миру, к земле, такое умиление перед жизнью и красотой, что в конце концов хочется спросить: разве не религиозна самая эта любовь?
   Конечно, можно возразить, что "Гаврилиада" осуждена не за атеизм, а за антихристианство. Но тут встали бы перед нами такие вопросы, перед которыми я умолкаю. Напомню лишь то, что отцы-инквизиторы оправдали Веронеза. Тут проявили они, быть может, не только ум и художественный вкус, но и кое-что другoe.
   О "Гаврилиаде" писали неизмеримо меньше, чем о других созданиях Пушкина. Поэма еще только ждет всестороннего и пристального рассмотрения; и думается, что некогда образ Марии займет место в ряду идеальных женских образов Пушкина. Сквозь все непристойные и соблазнительные события, которые разыгрываются вкруг нее и в которых сама она принимает участие, Мария проходит незапятнанно чистой. Такова была степень богомольного благоговения Пушкина перед святыней красоты, что в поэме сквозь самый грех сияет Мария невинностью.
   Конечно, фабула "Гаврилиады" - не для детей и не для девушек. Но для всякого взгляда, который уж умеет проникнуть немного глубже фабулы, - все непристойности поэмы очищаются ясным пламенем красоты, в ней разлитым почти равномерно от первой строки до последней. Описывая "прелести греха", таким сияюще чистым умел оставаться лишь Пушкин. Перефразируя его самого, хочется сказать: счастлив тот, кто в самом грехе и зле мог обретать и ведать эту чистую красоту.

1917
Москва

  

Другие авторы
  • Анэ Клод
  • Ковалевская Софья Васильевна
  • Энсти Ф.
  • Айзман Давид Яковлевич
  • Деларю Михаил Данилович
  • Соймонов Михаил Николаевич
  • Козачинский Александр Владимирович
  • Дерунов Савва Яковлевич
  • Мещерский Александр Васильевич
  • Озеров Владислав Александрович
  • Другие произведения
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Дюжина ножей в спину революции
  • Добролюбов Николай Александрович - Лучи и тени. Сорок пять сонетов Д. фон Лизандера. - Стихотворения В. Баженова. - Стихотворения Александрова
  • Толстой Алексей Константинович - Поэмы
  • Булгаков Федор Ильич - Томас Карлейль
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 26
  • Куприн Александр Иванович - Чары
  • Никандров Николай Никандрович - Письма Е. Л. Янтареву
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Московский литературно-художественный кружок
  • Шершеневич Вадим Габриэлевич - Хлебников
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Репа
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 238 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа