Главная » Книги

Хомяков Алексей Степанович - Дмитрий Самозванец, Страница 6

Хомяков Алексей Степанович - Дмитрий Самозванец


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

gn="justify">  Марина
  
  Упрёков не услышишь ты,
  Не стану я былое вспоминать,
  Моей любви безумное начало...
  Тобою всё забыто.
  
  Дмитрий
  
  Никогда!
  В моей груди цветёт воспоминанье
  О светлых днях, о первых днях любви.
  Мне памятны садов зелёный сумрак,
  Аллея лип и плещущий фонтан,
  И трепет мой, и робкое признанье,
  И тихие, волшебные слова.
  
  Марина
  
  Ты не любим? Кого же я любила?
  Царя? Ты был без силы, без друзей,
  И Годунов владел твоим престолом.
  Царевича? Пусть верили другие,
  И правдою казался им обман.
  
  Дмитрий
  
  Какой обман?
  
  Марина
  
  Недаром я сказала,
  Что взор любви ясней, чем взор орла.
  Я знала всё.
  
  Дмитрий
  
  Как! ты, Марина, знала?
  
  Марина
  
  Не древний род любила я в тебе,
  Не мнимого потомка Мономаха,
  Но пламенный порыв души твоей,
  Но смелый дух, стремящийся из праха
  На высоту, на поприще царей.
  
  Дмитрий
  
  И я мог оскорбить тебя упрёком?
  Прости меня!
  
  Марина
  
  Я верила тебе;
  Я думала: меня Димитрий любит.
  О, для чего ж я не могу забыть?
  
  Дмитрий
  
  Клянусь тебе, Марина.
  
  Марина
  
  Не клянися!
  Рассеялась отрадная мечта.
  Когда любовь в мужчине остывает
  (И долго ль в нём горит огонь святой?),
  Он ищет лжи, выдумавает ссоры,
  И вмиг вспылит, и сыплются укоры.
  Да, чувствую! Забыта я тобой!
  
  Дмитрий
  
  Жестокая!
  
  Марина
  
  Не возвращуся в Польшу;
  Её врата закрыты для меня.
  В твоей стране пустыня есть глухая
  И монастырь: туда сокроюсь я.
  Ты будь счастл"ив! Красавица иная...
  
  Дмитрий
  
  Не мучь меня, Марина! Перестань!
  Клянусь тебе: иной любви не будет
  В моей душе; клянуся, для тебя
  Надеждами и счастьем целой жизни
  И жизнию я жертвовать готов.
  
  Марина
  
  Клянётся он, а я безумно верю!
  Мне сладостны обманы льстивых слов.
  
  Дмитрий
  
  Но честию, но славою России
  Я жертвовать не должен, не могу.
  
  Марина
  
  Кто просит жертв? К чему они, Димитрий?
  Царица я: мне дорог русский трон
  И честь венца. Но слушай! Не постигнет
  Твоей души бессмысленный народ:
  Лишь низкое коварство Годунова
  И Иоанн - кровавая гроза -
  Понятны им; но рыцарские чувства,
  Высокий дух и смелых дум полёт, -
  Всё ново здесь, всё чудно и неясно.
  Лишь там, в Литве, в моей стране родной,
  Всегда найдёшь готовый отголосок.
  Там гордою и вольною душой
  Тебя поймут и подвиг твой оценят.
  
  Дмитрий
  
  Да, может быть, ты правду говоришь;
  Но Сигизмунд меня обидел больно,
  И царский долг велит ему отмстить.
  
  Марина
  
  Война с Литвой опасна.
  
  Дмитрий
  
  Мы увидим.
  Опасностей Димитрий не бежит.
  Посмотрим мы, кто в битве устоит,
  Хвастливый лях иль русский строй железный?
  Я знаю их... О, живо помню я
  Тот грозный час, когда с дружиной конной
  В сражение, как вихорь, я летел.
  Всё падало, и немцы побежали.
  Лечу вперёд... Стрелецкий полк стоит
  Как вкопанный, как вылитый из стали.
  Мечи блестят, сверкают их пищали.
  В моей груди, как струны, задрожали
  Все жилы... О, то был весёлый вид!
  Несусь вперёд, дружина вслед за мною;
  Но вдруг раздались выстрелы, и вмиг
  Пропал и след моих отважных ляхов.
  О, счастие такую рать вести
  В кровавый бой! Я не боюсь литовцев!..
  Не всякий день даётся им Баторий.
  Увидим мы, хотя и тот воскрес!
  
  Марина
  
  Ты слов моих не выслушал, Димитрий.
  О мой герой, любимый витязь мой,
  Ты победишь, но этой мелкой славы
  Тебе ль желать? Как мало знает мир
  Про грозные славян междоусобья!
  Верь: ты рождён для подвигов иных,
  Тебя зовёт иное поле битвы.
  О, если бы гордыню мусульман
  Ты сокрушил и с башен Цареграда
  Низвергнул в прах безбожную луну,
  Какая бы тебя ждала награда,
  Какая честь!.. Далёкие века
  Благоговейно б обращали
  Свой взор к тебе сквозь мрак времён
  И выше всех других имён
  Твоё бы имя начертали.
  И славный подвиг бы сиял
  В бытописаньях смутных мира,
  И о тебе гремела б сладко лира,
  И музы глас тебя бы воспевал!
  Не правда ли?
  
  Дмитрий
  
  О, чудные надежды,
  Прелестный глас! Марина! Но стерплю ль
  Безумную гордыню Сигизмунда?
  
  Марина
  
  Там гордое названье избирай,
  Там выдумай себе достойный титул,
  Кто будет спорить? Весь крещеный мир
  Перед тобою преклонится священно.
  
  Дмитрий
  
  Да, это правда; но теперь, теперь?
  
  Марина
  
  Теперь с Литвой начни переговоры.
  Ты знаешь сам, как глупо горд король;
  Скажи послам, что если титул царский
  Он даст тебе, ты шведский трон ему
  Опять отдашь, но только...
  
  Смеясь)
  
  на бумаге.
  Не правда ль я разумно говорю?
  
  Дмитрий
  
  О продолжай! К твоим устам прикован
  Мой жадный слух.
  
  Марина
  
  ослушайся меня,
  Не разрывай ты с западом союза!
  Подумай сам, как Ватикан хитёр,
  Как много тайн известно иезуитам!
  О милый друг, тебе нужна Литва,
  Чтоб усмирить народное волненье,
  Чтоб укрепить ещё нетвёрдый трон,
  Чтоб освятить твой север полудикий
  Чудесными лучами южных стран,
  Но более, чтоб силою двойною
  Попрать луну... О, я молю тебя:
  Не огорчай души твоей Марины,
  На вечну скорбь не осуждай меня,
  Не дай пролить мне горьких слёз потоки
  Над бедствием моей страны родной,
  Над гибелью моих единокровных!
  Молю тебя, не отвергай мольбы.
  
  Дмитрий
  
  Не должно бы, но отказать не в силах.
  
  Марина
  
  Не правда ли? Ты обещаешь мне.
  О, знаю я, ты победишь султана.
  Смотри! Венец из лавров я сплела
  Для твоего державного чела.
  
  (Примеряет на нём венец)
  
  Ты будешь в нём, как тот великий кесарь,
  Бессмертный вождь и слава прежних дней!
  Уж вижу я, твой лик блестит победой,
  И торжество в огне твоих очей!..
  Но обещай, о мой любимый рыцарь,
  Что на Литву меча не извлечёшь.
  
  Дмитрий
  
  (обнимая её)
  
  Волшебница, зачем моей душою
  Владеешь ты? Зачем я, слабый раб,
  Твоей красы, твоих речей прелестных?
  
  Марина
  
  Но обещай!
  
  Дмитрий
  
  Да, обещаю я.
  
  Марина
  
  Кто там шумит?
  
  Роза
  
  (входя)
  
  Боярин Пётр Басманов.
  

  
  Явление седьмое.
  
  Входит Басманов.
  
  Дмитрий
  
  Что нового?
  
  Басманов
  
  От терских казаков
  Сейчас гонец с известием приехал,
  Что кумыки с отрядом янычар
  И с конницей - всего двенадцать тысяч -
  Под знаменем дербентского паши
  В российские пределы ворвалися.
  
  Дмитрий
  
  А, нехристи, они хотят войны.
  В российские пределы! Это боле,
  Чем в титуле мне царском отказать.
  Что ж казаки?
  
  Басманов
  
  Их атаман удалый
  Пошёл навстречу с горстью молодцов,
  Пашу разбил, добычу, пленных взял
  И множество на месте положил.
  
  Дмитрий
  
  Лихой народ!
  
  Басманов
  
  В гористом Дагестане
  Два княжества предалися нам
  И бьют челом тебе, их государю.
  
  Марина
  Вот видишь, в грудь твою любовь
  Вложила дар пророчества. Я знала,
  Что небеса Димитрия спасли
  Для гибели народов мусульманских.
  
  Басманов
  
  Сейчас гонца отправил я в Елец,
  Чтобы полки к Чернигову тянулись.
  
  Дмитрий
  
  перемени! Пусть ждут меня в Ельце.
  
  Басманов
  
  Как, государь?
  
  Дмитрий
  
  Войны не будет с Польшей.
  
  Басманов
  
  Ты королю за дерзость не отмстишь?
  
  Дмитрий
  
  И без войны управлюсь с Сигизмундом.
  
  Басманов
  
  Ты оскорблён пред Россией всей.
  Когда смолчишь и стерпешь поруганье,
  Я за Москву ручаться не могу.
  
  Дмитрий
  
  Ну что Москва! Мои стрельцы надёжны,
  Немецкая дружина мне верна,
  Да поляков здесь тысячи четыре,
  Да пушкари, да медных пушек сто.
  Не мальчик я, не Годунов-ребёнок:
  Грозой уйму мятеж и заговор.
  
  Басманов
  
  Теперь уймёшь, покуда не созрели;
  Но ежели ты честь венца отдашь
  В добычу ляхам, презришь глас народный
  И глас бояр, любящих твой престол, -
  Созреют замыслы.
  
  Марина
  
  Чрез две недели,
  А много три, царь двинется в поход,
  И рушатся все замыслы коварны.
  
  Басманов
  
  Противна нам надменность поляков;
  Война с Литвой нужна тебе.
  
  Марина
  
  Не слушай!
  Пожалуйста, не слушай! Он сердит.
  
  Басманов
  
  Поверь, поверь мне царь...
  
  Марина
  (перебивая)
  
  Ты победишь Тавриду,
  Чудесный край роскошной красоты.
  Там много дев прекрасых, чернооких;
  Их гибок стан, приветливы уста,
  Огонь любви под длинною ресницей.
  Душа моя, ты не изменишь мне?
  
  Дмитрий
  
  Нет, никогда! Нет, верен я до гроба.
  
  Марина
  
  Послушай, царь, покой мне веселей:
  Пойдём туда!
  
  Дмитрий.
  
  Басманов, чтоб завтра
  Послы опять явились пред меня!
  

  
  Явление осьмое.
  
  Входит шут и бросается на колени.
  
  Шут
  
  Великий Государь, защити! Я твой шут, твой князь
  потешный, я меня побили!
  
  Дмитрий
  
  Тебя, тебя? Кто смел тебя ударить?
  
  Шут
  Не ударили, а били, колотили в кровь до полусмерти.
  Я провожал сегодняшних гостей да пошучивал, да
  подразнивал их по своему обычаю, по твоему царскому повелению,
  позволению. Как обернётся проклятый усач, да как примется меня
  тузить, да как пристанут к нему другие! Ай, ай, и спину, и голову
  всю разбили. Ай, ай! Накажи усача, государь! Я твой потешник: без
  твоей воли никто меня не должен и пальцем тронуть.
  
  Марина
  
  Какой несносный шут! Он дерзок, пьян,
  Над витязем ругался благородным
  И с жалобой пришёл. Оставь его.
  
  Дмитрий
  
  Мне жалок ты, бедный мой князь потешный.
  Вот золотой корабленик. Возьми
  И вылечи свою больную спину.
  
  Марина
  
  Пойдём же, царь!
  
  Басманов
  
  О государь, внемли!
  
  Марина
  
  Гляди, вот мой венок зелёный,
  Венок героя моего;
  В нём гордый лавр и дуб сплетённый,
  И мирт любви. Возьми его.
  Пойдём же в мой покой!
  
  Дмитрий
  
  Прощай, Басманов.
  
  (Дмитрий и Марина уходят)
  
  Басманов
  
  Советник новый здесь.
  
  Шут
  
  И новый шут.
  
  Басманов
  
  Нам не к чему нам оставаться доле.
  
  (Уходит)
  
  Шут
  
  (один)
  
  А, так вот что! Возьми корабленик да вылечи свою спину.
  Вылечу, вылечу! Если змея укусит, убей змею да приложи
  убитую к ране; если укусит бешеная собака, так её же
  кровью рану умой. Я себя вылечу.
  
  (Передразнивая Марину)
  
  Он дерзок, пьян!.. Какой неносный шут! Погоди, пошучу,
  пошучу. Ай, ай! Как спина болит; это всё за мои грехи, как
  говорит отец Иван. Кому служу я, прости господи? Хуже пса:
  телятину жрёт, постов не знает, в баню не ходит. Я за него
  душу гублю; а как побьют, он и не думает заступиться. Вот
  Тебе корабленик, вылечи спину! Вылечу, вылечу кровью проклятою.
  Шут, шут! Пошучу, да не посмеётся.
  
  (Уходит)
  
  

  
  Явление девятое.
  
  Марина, Роза (входя опять).
  
  Марина
  
  Зови сюда двух музыкантов, Роза.
  Они царя игрой развеселят.
  
  Роза уходит
  
  (Одна)
  
  Войну с Литвой затеял!.. Нет, Дмитрий!
  На ней одной основан наш престол,
  И в мире с ней владычество Марины.
  Безумцу волю дай! Прогонит он
  Всех поляков, моих единокровных,
  Потом, глядишь, и сети разорвёт.
  Мечты любви померкнут в наслажденьи,
  От времени потухнет харкий пыл.
  Нет! На любовь надеяться не стану;
  Одна нужда надёжна и тверда.
  

  
  Явление десятое.
  
  Дом Шуйского.
  
  Князь Шуйский, слепой старец Антоний.
  
  Антоний
  
  Ты ждёшь гостей, князь Шуйский?
  
  Князь Шуйский
  
  Да, Антоний.
  Вчерашние сберутся беглецы.
  
  Антоний
  
  Вот видишь ли, а ты впадал в унынье
  И не хотел словам моим внимать.
  
  Князь Шуйский
  
  Какая ж мне надежда оставалась?
  Подумай сам! От слов "война с Литвой"
  Все головы как от хмельного мёда,
  Вскружилися; все бросили меня.
  Была беда, да благо царь поправил.
  
  Антоний
  
  Как? Расскажи.
  
  Князь Шуйский
  
  Сегодня поутру
  Мы собрались в Кремлёвские палаты,
  И ласково нас встретил Самозванец,
  И речь умно об деле земском вёл.
  
  Антоний
  
  Князь века дал слугам своим премудрость
  И сладку речь для гибели людей.
  
  Князь Шуйский
  
  Опять послы литовские явились
  Ещё смелей, надменней, чем вчера,
  Грозилися, бранили, упрекали,
  А царь стерпел, и мягок был, как воск;
  И говорил, что не желает ссоры,
  Что дорожит приязнью короля,
  И Власьеву опять переговоры
  Велел начать, и ласково послов
  Он отпустил и угостил роскошно.
  Тут хмель прошёл у всех моих друзей,
  И, как поток, сорвавший все преграды,
  По всей Москве шумя, вскипел народ.
  
  Антоний
  
  Да кто же мысль его переменил?
  
  Князь Шуйский
  
  Шут говорит, что краковской красотке
  Угоден мир, а наш весёлый царь
  Для чёрных глаз готов отдать и душу,
  И свой престол.
  
  Антоний
  
  О маловерный князь!
  Когда, когда откроешь взор духовный
  И вышнего десницу узришь ты?
  За грех Москвы, за наши беззаконья
  Преступника возвёл он на престол;
  Но час придёт, и свергнет вновь злодея,
  И недалёк суда господня день,
  И грешною к раскольнице любовью
  Падение расстриги строит он.
  
  Князь Шуйский
  
  Грядущее ты ведаешь, Антоний!
  
  Антоний
  
  Ты видишь сам, что я больной старик.
  Мой взор закрыт, меня мальчишка водит,
  Да не споткнусь о камень; но поверь!
  Духовный взор мой чист, и зорко око,
  И вдалеке мне виден божий путь.
  Единого жилища православья,
  Страны святых, не сокрушит господь;
  Но тяжело и долго испытует
  И чистую потом её отдаст
  Невинной, чистой длани.
  
  Князь Шуйский
  
  Эх, Антоний,
  Кто в мире чист! Постой-ка, Ляпунов
  Сюда идёт.
  

  
  Явление одиннадцатое.
  
  Прокофий Ляпунов.
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Князь Шуйский, пред тобой
  Виновен я.
  
  Князь Шуйский
  
  Пред богом, может быть,
  Перед Москвой и Русью православной,
  Но предо мной! Не думаю.
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Вчера
  Я, буйною надеждой ослеплённый,
  Доверчиво колена преклонял
  Пред Лжецарём, пред гнусным Самозванцем,
  И думать мог, что бог ему внушил
  Благую мысль, чтоб свой обман отважный
  Он славными делами освятит,
  Что он отмстит за нас.
  
  Антоний
  
  Что злое семя
  Даст плод благой? О грешник и слепец!
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Я не внимал твоим советам мудрым.
  
  Князь Шуйский
  
  Не ты один: все опьянели вдруг.
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Всё кончено; рассеялось мечтанье.
  Поруганный послами короля,
  Он замолчал, он жертвовал Россией
  Своей любви и дружбе к полякам;
  И с той поры он свой престол утратил.
  И вся Москва уже с утра полна
  Нескладными и чудными вестями.
  Я побывал у всех твоих друзей,
  Они сюда немедля соберутся;
  И многие, безвестные отсель,
  Купцы, жильцы и знатные дворяне,
  И сотники градские, и стрельцы
  Пристали к нам! Мы все твои навеки!
  Хоть явною, хоть тайною войной
  Веди ты нас! Я для святого дела
  Всем кланяюсь: и телом, и душой.
  
  Князь Шуйский
  
  Мне вас вести? Нет, полно, друг Прокофий!
  Вчерашний день изведал я друзей
  И ваших дум непостоянну шаткость.
  Что мне до вас? Изменчивы, как ветер,
  Волнуетесь, как море в непогоду.
  А я старик: вам нужен вождь иной.
  Пойдём со мной, Антоний, в образную
  И сотворим молитву.
  
  (Уходят)
  
  Прокофий Ляпунов
  Это что?
  От замыслов князь Шуйский отказался!
  Нет, нет, старик, ты проведёшь других,
  А не меня: хитёр и богомолен!
  
  (Входят князь Куракин, бояре)
  
  Князь Куракин
  
  Ты, Ляпунов, уж здесь! Да где же князь?
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Он молится.
  
  Боярин
  
  Он муж боголюбивый,
  И праведный, и многим лучше нас.
  
  Князь Куракин
  
  Мы подождём.
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Чего вам ждать, бояре?
  
  Князь Куракин
  
  Чтоб вышел князь, чтоб нашим был вождём,
  Чтоб нам помог он свергнуть Самозванца.
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Прекрасные надежды! Но, увы,
  Не сбудутся. Князь Шуйский отказался.
  
  Князь Куракин
  
  Не может быть!
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Он добр и прост душой,
  За подвиг наш готов молиться тайно!
  Но более не может.
  
  Боярин
  
  Боже мой!
  Да без него удача невозможна.
  
  Князь Иван Голицын
  
  Что ж? Выберем начальников других
  И без него низложим мы бродягу.
  
  Князь Куракин
  
  Нет, князь Иван, без Шуйского беда!
  Один лишь он в Москве имеет силу
  И знатность...
  
  Князь Голицын
  
  А разве князь Нагой,
  Иль ты, Куракин, иль хоть я, Голицын,
  Мы выросли, как летние грибы?
  
  Князь Куракин
  
  А всё-таки нам далеко до Шуйских.
  Ни знатностью, ни саном, ни умом,
  Ни доблестью, ни службой, ни богатством
  С Василием тягаться нам нельзя.
  
  Бояре
  
  Сомненья нет.
  
  Князь Куракин
  
  Да только я не верю,
  Чтоб не хотел он нашим быть вождём.
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Увидите.
  
  Князь Куракин
  
  Подумай, брат Прокофий:
  Уж царь давно на местничество злится,
  Так Шуйскому отстать от нас грешно.
  
  Прокофий Ляпунов
  
  Я говорю, увидите.
  
  Князь Куракин
  
  Пустое!
  Не стерпит он, чтоб с нами наравне,
  С боярами, с природными князьями,
  Шёл дворянин, стрелец, или казак,
  А впереди усатый пан литовский
  Иль римский поп, заморский скоморох.
  
  Салтыков
  
  Как дерзок царь, как он неблагодарен!

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 187 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа