Главная » Книги

Короленко Владимир Галактионович - Пометы В. Г. Короленко на книгах Достоевского, Страница 2

Короленко Владимир Галактионович - Пометы В. Г. Короленко на книгах Достоевского


1 2

ала, кажется, в опеку взяли. Ну... что же его? Расстрелять?.. Говори, Алешка!
   - Расстрелять! - тихо проговорил Алешка с бледною перекосившеюся какою-то улыбкой...
   - Браво!..- завопил Иван в каком-то восторге,- уж коли ты сказал, значит... Ай да схимник! Так вот какой у тебя бесенок в сердечке сидит, Алешка Карамазов! (IX, 240-241)

NB

NB

  
   <282> - Я сказал нелепость, но...
   - То-то и есть, что но...- кричал Иван.- Знай, послушник, что нелепости слишком нужны на земле.
  
   <282> - С, по моему, по жалкому, земному эвкледовскому уму моему, я знаю лишь то, что страдание есть, что виновных нет, что все одно из другого выходит прямо и просто, что все течет и уравновешивается,- но ведь это лишь эвклидовская дичь, ведь я знаю же это, ведь жить по ней я не могу же согласиться! Что мне в том, что виновных нет и что все прямо и просто одно из другого выходит, и что я это знаю - мне надо возмездие, иначе ведь я истреблю себя. И возмездие не в бесконечности где-нибудь и когда-нибудь, <283> а здесь уже на земле, и чтоб я его сам увидал. Я веровал, я хочу сам и видеть, а если к тому часу буду уже мертв, то пусть воскресят меня, ибо без меня если все произойдет, то будет слишком обидно... Слушай: если все должны страдать, чтобы страданием купить вечную гармонию, то при чем тут дети, скажи мне, пожалуйста? Совсем непонятно, для чего должны были страдать и они, и зачем им покупать страданиями гармонию? Для чего они-то тоже попали в материал и унавозили собою для кого-то будущую гармонию? Солидарность в грехе между людьми я понимаю, понимаю солидарность и в возмездии, но не с детками же солидарность в грехе, и если правда в самом деле в том, что и они солидарны с отцами их во всех злодействах отцов, то уж, конечно, правда эта не от мира сего и мне непонятна. Иной шутник скажет, пожалуй, что все равно дитя вырастет и успеет нагрешить, но вот же он не вырос, его восьмилетнего затравили собаками. О, Алеша, я не бэгохульствую! Понимаю же я, каково должно быть сотрясение вселенной, когда все на небе и под землею сольется в один хвалебный глас и все живое и жившее воскликнет: "Прав ты, господи, ибо открылись пути твои!" (IX, 242)

NB

NB

  
   <284> - Лучше уж я останусь при неотомщенном страдании моем и неутоленном негодовании моем, хотя бы я был и не нрав. Да и слишком дорого оценили гармонию, не по карману нашему вовсе столько платить за вход. А потому свой билет на вход спешу возвратить обратно. И если только я честный человек, то обязан возвратить его как можно заранее. (IX, 243)
   Мишле говорит то же6
  
   <290> - А пленник тоже молчит? Глядит на него и не говорит ни слова?
   - Да так и должно быть, во всех даже случаях,- опять засмеялся Иван.- Сам старик замечает ему, что он и права не имеет ничего прибавлять к тому, что уже прежде сказано. Если хочешь, так в этом и есть самая основная черта римского католичества, по моему мнению по крайней мере: "все, дескать, передано тобою папе и все, стало быть, теперь у папы, а ты хоть и не приходи теперь вовсе, не мешай до времени по крайней мере". (IX, 248)
   Только папе? А право-славие
  
   <293> - Никакая наука не даст им хлеба, пока они будут оставаться свободными, но кончится тем, что они принесут свою свободу к ногам нашим и скажут нам: "Лучше поработите нас, но накормите нас". (IX, 251)
  
   <343> - Тогда хоть и преследовались поединки жестоко, но была на них как бы даже мода между военными,- до того дикие нарастают и укрепляются иногда предрассудки. (IX, 251)
  
   <344> - Все мне вдруг снова представилось, точно вновь повторилось: стоит он передо мною, а я бью его с размаху прямо в лицо, а он держит руки по швам, голову прямо, глаза выпучил как во фронте, вздрагивает с каждым ударом и даже руки поднять, чтобы заслониться, не смеет,- и это человек до того доведен, и это человек бьет человека! Экое преступление! (IX, 310)

NB

  
   <363> - Ибо уединение не у нас, а у них, но не видят сего. А от нас и издревле деятели народные выходили, отчего же не может их быть и теперь? (IX, 310)
  
   <363> - Наступает и в народе уединение: начинаются кулаки и мироеды; уже купец все больше и больше желает почестей, стремится показать себя образованным, образования не имея ни мало, а для сего гнусно пренебрегает древним обычаем и стыдится даже веры отцов.
  
   <364> - А Россию спасет господь, как спасал уже много раз. Из народа спасение выйдет, из веры и смирения. Отцы и учители, берегите веру народа, и не мечта сие: поражало меня всю жизнь в великом народе нашем его достоинство благолепное и истинное, сам видел, сам свидетельствовать могу, видел и удивлялся, видел, несмотря даже на смрад грехов и нищий вид народа нашего. Не раболепен он, и это после рабства двух веков. Свободен видом и обращением, но безо всякой обиды. И не мстителен, и не завистлив. (IX, 311)
  
   <364> - Но спасет бог людей своих, ибо велика Россия смирением своим. Мечтаю видеть и как бы уже вижу ясно наше грядущее: ибо будет так, что даже самый развращенный богач наш кончит тем, что устыдится богатства своего пред бедным, <365> а бедный, видя смирение сие, поймет и уступит ему с радостью и лаской ответит на благолепный стыд его. Верьте, что кончится сим: на то идет. Лишь в человеческом духовном достоинстве равенство, и сие поймут лишь у нас. Были бы братья, будет и братство, а раньше братства никогда не разделятся. Образ Христов храним и воссияет как драгоценный алмаз всему миру... Буди, буди! (IX, 311-312)
  
   <366> - Думал я о сем много, а теперь мыслю так: неужели так недоступно уму, что сие великое и простодушное единение могло бы в свой срок и повсеместно произойти меж наших русских людей? Верую, что произойдет, и сроки близки. (IX, 312)
  
   <366> - Без слуг невозможно в миру, но так сделай, чтобы был у тебя твой слуга свободнее духом, чем если бы был не слугой.(IX, 313)

NB

  
   <367> - "Что же нам, говорят, посадить слугу на диван да ему чай подносить?" А я тогда им в ответ: "Почему же и не так, хотя бы только иногда". Все тогда засмеялись. Вопрос их был легкомысленный, а ответ мой неясный, но мыслю, что была в нем и некая правда. (IX, 313-314)

NB

  
   <380> - Из таковых, например, была даже самая эта закоренелая вражда к старчеству, как к зловредному новшеству, глубоко таившаяся в монастыре в умах еще многих иноков. (X, 9)
  
   <511> - Петр Ильич вкратце, но довольно ясно изложил ей историю дела, по крайней мере ту часть истории, которой сам сегодня был свидетелем, рассказал и о сейчашнем своем посещении Фени и сообщил известие о пестике. Все эти подробности донельзя потрясли возбужденную даму, которая вскрикивала и закрывала глаза руками... (Х, 122-123)
  
   665 - Вообрази себе: это там в нервах, в голове, то есть там в мозгу эти нервы... (ну черт их возьми!) есть такие этакие хвостики, у нервов этих хвостики, ну, и как только они там задрожат... то есть видишь, я посмотрю на что-нибудь глазами, вот так, и они задрожат, хвостики-то... а как задрожат, то и является образ, и не сейчас является, а там какое-то мгновение, секунда такая пройдет, и является такой будто бы момент, то есть не момент,- черт его дери момент,- а образ, то есть предмет али происшествие, ну там черт дери - вот почему я и созерцаю, а потом мыслю... потому что хвостики, а вовсе не потому, что у меня душа и что я там какой-то образ и подобие, все это глупости. Это, брат, мне Михаил еще вчера объяснял, и меня точно обожгло. Великолепна, Алеша, эта наука! Новый человек пойдет, это-то я понимаю... А все-таки бога жалко! (X, 255)
  
   <669> - Именно, может, оттого, что идеи бушевали во мне неизвестные, я и пьянствовал, и дрался, и бесился. Чтоб утолить в себе их, дрался, чтобы их усмирить, сдавить. Брат Иван не Ракитин, он таит идею. Брат Иван сфинкс, и молчит, все молчит. А меня бог мучит. Одно только это и мучит. А что как его нет? Что если прав Ракитин, что это идея искусственная в человечестве? Тогда, если его нет, то человек шеф земли, мироздания. Великолепно! Только как он будет добродетелен без бога-то? Вопрос! Я все про это. Ибо кого же он будет тогда любить, человек-то? Кому благодарен-то будет, кому гимн-то воспоет? Ракитин смеется. Ракитин говорит, что можно любить человечество и без бога. Ну это сморчок сопливый может только так утверждать, а я понять не могу. Легко жить Ракитину: "Ты,- говорит он мне сегодня,- о расширении гражданских прав человека хлопочи лучше, али хоть о том, чтобы цена на говядину не возвысилась; этим проще и ближе человечеству любовь окажешь, чем философиями". (Х, 258-259)
  
   <674> - Ты прав,- решил Алеша,- решить невозможно раньше приговора суда. После суда сам и решишь; тогда сам в себе нового человека найдешь, он и решит.
   - Нового человека аль Бернара, тот и решит по-бернаровски! Потому, кажется, я и сам Бернар презренный! - горько осклабился Митя. (Х, 262)
  
   <На форзаце:>
   Старец - 35, вражда к старчеству - 380
   Нельзя вообще прежде ее смысла - 267
   Нелепо, но... (нужно) 282
   Свобода и хлеб 293
   От нас и издревле деятели нар. выходили - 363
   А Россию спасет господь - 364
   Пророчество - 366
  
   <На оборотной стороне:>
   157, 277, 281, 344
   237 Курсистка!
   261 Либерализм и космополитизм Смердякова
   273 Вера Ивана Карамазова
   283,4 исповедь Ивана Карамазова (страдания и гармония)
   343 в Дуэли
   365 Решение соц. вопр. в России
   366,7 слуга, свободный духом.
   665 Мите бога жалко! 669
   679 Алешу "бог послал сказать"!
   Общая исповедь - 185
   О старчестве - 198
   NB Все такие же на его месте - 252
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1 Фонды Полтавского государственного литературного мемориального музея В. Г. Короленко, AI-1089-1092.
   2 "Русское богатство", 1903, No 2.
   3 Ф. Д. Батюшков. В. Г. Короленко как человек и писатель. М., "Задруга", 1922, стр. 47.
   4 "Русское богатство", 1897, No 2, стр. 11.
   5 У Короленко: 148 (очевидно описка).- Отчеркнут текст из статьи "Последние литературные явления. Газета "День"".
   6 Скорее всего Короленко имел в виду следующее высказывание Ж. Мишле: "Итак, после нескончаемых раздоров людей с природой и с людьми, пусть настанет радостное примирение! Пусть будет покончено со всякой гордыней и пусть от земли до небес раскинется Град, пристанище для всех обширнэе, как божье лоно!
   А о себе я заявляю, что если хоть один, отверженный этим Градом, не найдет в нем приюта, то я не войду туда, а останусь на дороге" (Жюль Мишле. Народ. М., "Наука", 1965, стр. 121).
  

Другие авторы
  • Маклакова Лидия Филипповна
  • Клопшток Фридрих Готлиб
  • Янтарев Ефим
  • Чернов Виктор Михайлович
  • Филиппсон Людвиг
  • Бражнев Е.
  • Ибрагимов Лев Николаевич
  • Авксентьев Николай Дмитриевич
  • Некрасов Николай Алексеевич
  • Прутков Козьма Петрович
  • Другие произведения
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Замок Венден
  • Шкулев Филипп Степанович - Шкулев Ф. С.: биобиблиографическая справка
  • Гербель Николай Васильевич - О рукописях Гоголя принадлежащих лицею князя Безбородко
  • Мур Томас - Из "Ирландских мелодий"
  • Даль Владимир Иванович - Вакх Сидоров Чайкин, или Рассказ его о собственном своем житье бытье, за первую половину жизни своей
  • Кроль Николай Иванович - Н. И. Кроль: биографическая справка
  • Диковский Сергей Владимирович - Товарищ начальник
  • Антонович Максим Алексеевич - Суемудрие "Дня"
  • Гутнер Михаил Наумович - Блейк
  • Шаликов Петр Иванович - Русская песня ("Нынче я был на почтовом дворе...")
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 298 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Жанры
  • Рассказ
  • Поэма
  • Повесть
  • Роман
  • Стихотворение
  • Эссе
  • Статья
  • Сборник рассказов
  • Сборник стихов
  • Глава
  • Пьеса
  • Басня
  • Монография
  • Трактат
  • Переписка
  • Дневник
  • Новелла
  • Миниатюра
  • Песня
  • Интервью
  • Баллада
  • Книга очерков
  • Речь
  • Очерк
  • Форма входа