Главная » Книги

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия, Страница 10

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

ъ и пѣтухамъ, говоритъ имъ: "Я призвалъ васъ, господа, съ тѣмъ, чтобы спросить вашего мнѣн³я: подъ какимъ соусомъ угодно вамъ быть приготовленными: подъ бѣлымъ или краснымъ?.." Въ обществѣ она произвела большую сенсац³ю, ее переворачивали на тысячу ладовъ, сложилось "дѣло" и въ цензурномъ вѣдомствѣ, но потомъ все это было предано забвен³ю...
   Въ 1 No за 1861г., среди новогоднихъ "предсказан³й", помѣщено слѣдующее " астрономическое предсказан³е":
  
   "Астрономы открыли въ нынѣшнемъ году, въ системѣ м³роздан³я, новую самостоятельную систему звѣздъ, въ родѣ млечнаго пути. Группа ихъ состоитъ изъ одного неподвижнаго свѣтила, превосходящаго своею массою всѣ доселѣ извѣстныя свѣтила въ нѣсколько тысячъ разъ, окруженнаго четырнадцатью меньшими, также самосвѣтящимися звѣздами и 208 спутниками планетами. Вся эта система звѣздъ будетъ видима въ Росс³и въ течен³е 10 лѣтъ, каждый годъ по четыре раза. Каждый годъ по приближен³и ея къ землѣ, именно на Росс³ю, будетъ падать безчисленное множество аэролитовъ, въ видѣ бумажныхъ листовъ. Говорятъ, что, если сказанная группа звѣздъ совершитъ только предвидимый доселѣ десятилѣтн³й циклъ свой, то Росс³я можетъ сдѣлаться страною необитаемою, ибо по причинѣ огромныхъ массъ аэролитовъ, которыя сплошными рядами покроютъ землю въ видѣ печатныхъ листовъ, солнце не въ состоян³и будетъ согрѣвать землю, дождь не будетъ доходить до земли и т. п. Нѣкоторые, впрочемъ, астрономы, неизвѣстно по какимъ признакамъ, догадываются, что открытая группа звѣздъ не составляетъ системы, что соединен³е ихъ случайное и ненадежное и что черезъ два или три года они разсѣются въ безконечной системѣ м³роздан³я, не оказавъ никакого вл³ян³я на планету".
  
   Слова эти были поняты такъ: "14 главныхъ спутниковъ - это члены высокопоставленной семьи, 208 малыхъ - столько же генераловъ и флигель-адъютантовъ? печатные листы - это кредитные билеты". "Въ обществѣ разнеслись даже слухи - продолжаетъ Никитенко - будто цензоръ, пропустивш³й это, посаженъ на гауптвахту. Въ главномъ управлен³и цензуры тоже была объ этомъ рѣчь. Нѣкоторые члены готовы были сами сдѣлать такое точно примѣнен³е статьи. Я постарался объяснить, что въ ней и тѣни ничего подобнаго, и что все это относится къ издан³ю "Энциклопедическаго Лексикона", гдѣ главное лицо (солнце) Краевск³й, а у него 14 редакторовъ и 208 сотрудниковъ; 10 лѣтъ - срокъ издан³я, которое въ течен³е этого времени будетъ выходить выпусками - по четыре ежемѣсячно. Съ этимъ объяснен³емъ согласились. Не знаю, удовлетворится-ли имъ также князь Долгорук³й {Главноуправляющ³й III отдѣлен³емъ.}. Этотъ фактъ любопытенъ тѣмъ, что показываетъ, какъ настроено наше общество и чего оно ищетъ въ современной литературѣ" {"Рус. Старина", 1891 г., I, 43.}.
   Фактъ, дѣйствительно, характерный...
   Въ томъ же году, въ No 41 помѣщена комед³я: "Фигуры откупной колоды" Николая Потѣхина. По словамъ г. Скабичевскаго, пользовавшагося, очевидно, архивомъ Курочкина, на эту пьесу было обращено вниман³е III Отдѣлен³я, такъ какъ въ главныхъ дѣйствующихъ лицахъ усмотрѣли портреты нѣкоторыхъ высокопоставленныхъ особъ. Дѣло кончилось лишь конфиденц³альнымъ объяснен³емъ автора {"Очерки истер³и рус. цензуры", 435-436.}.
   Въ No 15 за 1862 г. былъ воспроизведенъ циркуляръ попечителя виленскаго учебнаго округа кн. Ширинскаго-Шмхматова, о замѣченныхъ случаяхъ несохранен³я учителями тайны совѣщан³й педагогическихъ совѣтовъ. 7 мая 1862 г. министерство внутреннихъ дѣлъ сообщало министру народнаго просвѣщен³я: "Въ No 15-мъ Искры, на стр. 225, въ отдѣлѣ подъ заглав³емъ "Искорки", напечатанъ циркуляръ попечителя виленскаго уч. округа, кн. Ширинскаго-Шихматова, съ надписью: "Замѣчательный циркуляръ". Въ концѣ статьи сдѣлано слѣдующее замѣчан³е: "Вамъ нравится этотъ циркуляръ? Намъ очень нравится, потому что мы вообще шума и огласки не любимъ". Тутъ прямой намекъ на то, что правительственныя лица у насъ не любятъ, будто бы, огласки своихъ распоряжен³й, и очевидная насмѣшка надъ циркуляромъ виленскаго попечителя; даже отдѣлъ "Искорки" ясно показываетъ намѣрен³е редакц³и Искры поглумиться надъ офиц³альною бумагою. Полагая, что такого рода намеки и насмѣшки вполнѣ предосудительны и не должны бы быть допускаемы въ печати", и т. д. {П. Усовъ, "Цензурная реформа въ 1862 г.", "Вѣст. Евроны" 1882 г., V, 159.}.
   Читатели помнятъ, какъ важенъ былъ въ Искрѣ отдѣлъ "Намъ пишутъ". Въ 1862 г. съ нимъ пришлось проститься. Распоряжен³е по этому случаю министра народнаго просвѣщен³я такъ характерно, что приведу его полностью.
   "Въ журналѣ Искра помѣщается постоянно, въ продолжен³е уже довольно долгаго времени, особый отдѣлъ, подъ назван³емъ "Намъ пишутъ", въ которомъ разсказываются, подъ вымышленными именами мѣстъ и лицъ, случивш³яся будто бы въ нашихъ губерн³яхъ происшеств³я, большею част³ю въ служебномъ м³рѣ, при чемъ какъ лица, такъ и происшеств³я, выставляются въ самомъ каррикатурномъ и часто совершенно ложномъ видѣ. Назван³е мѣстъ и лицъ въ этихъ статейкахъ употребляются въ разныхъ нумерахъ Искры для каждой мѣстности тѣ же самыя, такъ что читатели, слѣдящ³е внимательно за симъ журналомъ, легко могутъ найти нить приводимымъ разсказамъ; такимъ образомъ, дѣйствительно, въ публикѣ составился полный ключъ симъ назван³ямъ, и всѣ читатели знаютъ, что, напримѣръ, вмѣсто Грязнославля, Крутогорска, Чернилина, должно читать: Екатеринославъ, Вятка и Черниговъ. Появлен³е въ печати такого рода доносовъ, такъ-сказать, привилегированныхъ, ибо оклеветанное и опозоренное въ нихъ лицо не имѣетъ никакой возможности ни оправдаться, ни защищаться противъ взводимыхъ на него обвинен³й, составляетъ безпримѣрный въ истор³и литературы фактъ злоупотреблен³я печатнымъ словомъ" {Idem. 147-148. Курсивъ мой.}. Вслѣдств³е этого отдѣлъ "Намъ пишутъ" признано было необходимымъ прекратить. Послѣдн³й разъ этотъ "привилегированный доносъ" былъ помѣщенъ въ No 24, а съ 26-го его замѣнили "Искорками" и проч...
   Любопытно, что приведенная выше каррикатура на Валуева помѣщена въ 21-мъ нумерѣ... Вл³явш³й съ 10 марта 1862 г. на цензурное вѣдомство, Валуевъ зналъ, конечно, цѣнность для Искры закрытаго отдѣла и, очевидно, ему принадлежитъ эта необычная кара.
   Въ слѣдующемъ году петербургскому цензурному комитету былъ сдѣланъ выговоръ за каррикатуры о самой цензурѣ.
   "Въ No 33 Искры помѣщены были каррикатуры съ намеками на цензуру (красный карандашъ и преимущественный пропускъ патр³отическихъ статей), безъ наименован³я, впрочемъ, сего учрежден³я, а въ No 34 нарисованъ образъ двухъ женщинъ, съ надписью подъ первой: "статья до просмотра цензурой", подъ второй: "статья процензурованная", при чемъ женщина первая представлена прилично одѣтою, съ умнымъ, благообразнымъ лицомъ, вторая же съ оборваннымъ донага, спереди платьемъ, обезображенною, со всклокоченными волосами, убѣгающею въ испугѣ и отчаян³и... Имѣя въ виду, что каррикатуры въ No 33, по отсутств³ю въ нихъ рѣзкости и по самой ихъ анонимности, не заслуживаютъ порицан³я въ цензурномъ отношен³и, совѣтъ нашелъ, что каррикатуры въ No 34, будучи совершенно противоположнаго свойства, не подлежали дозволен³ю къ напечатан³ю, въ особенности потому, что сдѣланныя подъ ними надписи, уничтожая ихъ анонимный характеръ, превращаютъ эти каррикатуры въ пасквиль, направленный противъ извѣстнаго правительственнаго учрежден³я, о чемъ и положено сообщить предсѣдательствующему въ петербургскомъ цензурномъ комитетѣ" {Сборникъ распоряжен³й по дѣламъ печати (съ 1863 по 1 сент. 1865 года), 15-16.}.
   Что же это были за анонимныя каррикатуры? На одной изъ нихъ ведется такой разговоръ двумя литераторами:
   "- О чемъ это вы задумались?
   - Да хочу вотъ одгу свѣтлую мысль затемнить.
   - Предоставьте это красному карандашу; онъ съ этимъ дѣломъ знакомъ".
   Другая болѣе остроумна. У буфета два пр³ятеля. Одинъ изъ нихъ наливаетъ водку:
   "- Пропустимъ-ка?
   - Почем-ужъ и не пропустить. Духъ чисто патр³отическ³й".
   Обѣ принадлежатъ карандашу В. Р. Щиглева.
   1864 годъ Искра была уже въ особой немилости; начиная съ No 17, она сильно опаздываетъ выходомъ, и сплошь и рядомъ цензурная дата на двѣ недѣли позже той, которою помѣчались нумера. Такъ шло до конца года. Надо-ли говорить, что это одно должно было охладить массу подписчиковъ, что и стало сразу замѣтно въ 1865 г.
   Но вотъ, 3 сентября 1864 г., Курочкинъ получаетъ слѣдующую бумагу изъ петербургскаго цензурнаго комитета: "Имѣя въ виду, что въ журналѣ Искра постоянно помѣщаемы были статьи обличительнаго характера, направленныя главнымъ образомъ къ оскорблен³ю личной чести, г. министръ внутреннихъ дѣлъ не призналъ возможнымъ допустить дальнѣйшее издан³е сего журнала подъ вашею редакц³ею. Вслѣдств³е сего петербургск³й цензурный комитетъ предлагаетъ вамъ, м. г., представить лицо, которое могло бы быть утверждено въ зван³и отвѣтственнаго редактора издаваемаго вами сатирическаго журнала" {А. Скабичевск³й. "Очерки истор³и рус. цензуры", 436.}.
   Всякому ясно, что значила такая мѣра: очевидно, Искрѣ дѣлалось первое и послѣднее предостережен³е (тогда еще это взыскан³е не получило юридической санкц³и); надо было понять, что роль журнала заканчивалась... Въ это же время Степановъ уходитъ изъ Искры, четыре нумера выпускаются безъ всякихъ подписей, а въ No 37 редакторомъ подписывается старш³й братъ Курочкина - Владим³ръ Степановичъ, по отзыву H. K. Михайловскаго, не обладавш³й, кажется, никакими дарован³ями, служивш³й раньше въ военной службѣ, потомъ содержавш³й книжный магазинъ и литограф³ю.
   Искра точно предчувствовала свою близкую кончину, когда, видя себя окруженною неослабнымъ надзоромъ, помѣщала каррикатуру, изображавшую своего подписчика, съ журналомъ въ рукахъ, отвѣчающаго на вопросъ о теперешнемъ его направлен³и: "веселаго"... Остроумецъ Минаевъ въ четырехъ стихахъ запечатлѣлъ цензурныя мытарства своей утлой ладьи:
  
   Надъ статьями совершаютъ
   Вдвойнѣ цивическ³й обрядъ:
   Ихъ, какъ евреевъ, обрѣзаютъ
   И, какъ католиковъ, крестятъ 1).
  
   1) Мартьяновъ, "Дѣла и люди вѣка", I, 205.
  
   Офиц³альный критикъ и обозрѣватель журналистики за 1864 г. такъ характеризуетъ Искру: "Хотя этотъ журналъ и не оставилъ своего прежняго отрицательнаго и обличительнаго направлен³я, тѣмъ не менѣе въ 1864 г. замѣтна была въ немъ значительная доля, если не трезвой умѣренности, то хотя невольной сдержанности. Изъ каррикатуръ только одна (No 6) подверглась замѣчан³ю; проч³я же каррикатуры скорѣе можно было принять за родивш³яся въ фантаз³и живописца, и притомъ довольно неудачныя характеристики тѣхъ или другихъ общечеловѣческихъ слабостей и поползновен³й, чѣмъ за намеки на как³я-нибудь дѣйствительныя личности. Что же касается до литературнаго текста Искры, то и здѣсь, въ ея сатирахъ на житейск³е нравы, обычаи и требован³я большинства, нѣтъ прежней язвительной ѣдкости, а проглядываетъ только легкая, игривая, хотя и мѣткая ирон³я (напр., статья: "Житейск³е выводы и размышлен³я"). Даже обличен³я Искры, напримѣръ, въ плутняхъ торговцевъ, во взяточничествѣ чиновниковъ и проч., были замаскировываемы въ 1864 г. болѣе, нежели прежде, вымышленными назван³ями лицъ и мѣстностей. Рѣзк³й тонъ этого журнала значительно вообще смягчился съ устранен³емъ отъ редакц³и В. Курочкина" {"Собран³е матер³аловъ о направлен³и etc", 290-291.}.
   Вотъ тѣ услов³я, въ которыхъ проходила жизнь Искры и благодаря которымъ 1864 годъ нужно считать послѣдней ея лебединой пѣснью.
  

---

  
   Одновременно съ подписью Bac. Курочкина исчезаетъ и подпись его соредактора-соиздателя. Смотря по нумерамъ, можно предположить, что выходъ Степанова былъ какъ бы непосредственнымъ результатомъ "отставки" Курочкина. Въ томъ нумерѣ, гдѣ начинаетъ подписываться уже Вл. Курочкинъ, помѣщена послѣдняя степановская работа.
   На самомъ же дѣлѣ, ходъ событ³й былъ иной.
   Въ "Сѣверной Почтѣ", 21 августа, среди немногочисленныхъ частныхъ объявлен³й находимъ такое:
   "Предпринимая съ будущаго года издан³е новаго сатирическаго журнала, я отказываюсь съ того времени отъ всякаго участ³я въ издан³и и редакц³и журнала "Искра".

Редакторъ-издатель "Искры" Н. Степановъ ".

  
   Итакъ, за двѣ недѣли до "отставки" Курочкина Степановъ заявилъ о своемъ выходѣ съ января. Что въ это время редакц³и не было извѣстно о надвигавшейся грозѣ, доказываетъ объявлен³е объ издан³и Искры въ 1865 году, помѣщенное за подписью Вс. С. Курочкина въ "Московскихъ Вѣдомостяхъ" 5 сентября, отправленное изъ Петербурга, вѣроятно, около 1 сентября и ужъ во всякомъ случаѣ - послѣ 21 августа. Вотъ оно безъ неинтереснаго конца:
  
   "Объ издан³и "Искры" въ 1865 году.
   "Г-нъ Степановъ, завѣдывающ³й нынѣ въ журналѣ нашемъ отдѣломъ каррикатуръ, заявилъ въ No 185 "Сѣверной Почты", что съ 1865 года не будетъ болѣе участвовать въ "Искрѣ".
   "Намъ, разумѣется, очень жалъ, что съ 1865 года въ Искрѣ не будутъ помѣщаться полезныя для издан³я произведен³я талантливаго каррикатуриста, пользующагося заслуженною имъ еще, кажется, въ тридцатыхъ годахъ и хорошо сохранившеюся до нашего времени извѣстностью. Намъ предстоитъ сдѣлать нечувствительнымъ для публики отсутств³е въ Искрѣ каррикатуръ г. Степанова, съ знакомыми фигурками которыхъ и даже съ одинаково-обдуманными д³алогами этихъ фигурокъ она такъ давно свыклась. Мы полагаемъ съ будущаго года помѣщать въ Искрѣ, рядомъ съ рисунками лицъ, пользующихся, хотя и не такъ давно, какъ г. Степановъ, неменьшею, чѣмъ онъ, репутац³ею, рисунки молодыхъ, начинающихъ художниковъ и каррикатуристовъ. Кромѣ увеличившейся для насъ, лестной для всякой редакц³и, возможности знакомить публику съ новыми талантами, насъ ободряетъ при этомъ мысль, что, при развивающемся въ молодомъ поколѣн³и художниковъ чуждомъ рутины взглядѣ на каррикатуру, какъ на отрасль искусства, служащую необходимымъ подспорьемъ для публицистики, наши каррикатуры удовлетворятъ требован³ямъ времени и могутъ пр³обрѣсть то, всѣми признанное, значен³е, какое имѣютъ каррикатуры лучшихъ европейскихъ сатирическихъ издан³й.
   "На 1865 годъ редакц³ею приглашены: гг. Боклевск³й, Бордгелли (Аполлонъ Б*), Гоггенфельденъ, Даниловъ, ²евлевъ, Лебедевъ, Знаменск³й и друг³е художники и каррикатуристы, справедливо обративш³е на себя въ послѣднее время вниман³е публики. Кромѣ печатавшагося до сихъ поръ въ Искрѣ на опредѣленныхъ страницахъ, опредѣленнаго числа каррикатуръ, мы полагаемъ съ 1865 года, избѣгая вообще всякаго однообраз³я и рутины, помѣщать иллюстрац³и къ юмористическимъ статьямъ и каррикатуры, къ мелкимъ статейкамъ изъ провинц³альнаго быта.
   "Затѣмъ Искра въ будущемъ 1865 году будетъ выходитъ попрежнему, при содѣйств³и тѣхъ же литераторовъ и подъ тою же редакц³ею нижеподписавшагося какъ и въ предшествовавш³е года" {"Москов. Вѣдомости" 1864 г., No 195. Все это совершенно неизвѣстно г. Трубачеву.}.
  
   Очевидно, что если бы не "отставка" Курочкина, Степановъ продолжалъ бы работу до конца года. Не сдѣлалъ же этого, вѣроятно, по соображен³ямъ личнаго свойства относительно Владим³ра Степановича.
   Что же побудило Степанова вообще бросить дѣло?
   Что, основывая дѣло, онъ условился съ Курочкинымъ дѣлить доходъ пополамъ - это г. Трубачевъ говоритъ вѣрно; что Курочкинъ проживалъ много денегъ и довольно притомъ безалаберно - тоже вѣрно {Объ этомъ не мало любопытнаго въ цитированной уже книгѣ Мартьянова.}. Но что Курочкинъ, зарвавшись, все "требовалъ еще и еще" - это не такъ. Надо совершенно не знать его, чтобы рисовать какъ какого-то нахала, чтобы не сказать больше, который, набравъ все свое, приставалъ бы къ Степанову: "подай мнѣ изъ твоего!" Но г. Трубачевъ идетъ еще дальше и бросаетъ въ безмолвнаго покойника тяжкое обвинен³е просто-напросто въ присвоен³и. Иначе нельзя понять так³я слова: "Курочкинъ сталъ требовать весьма значительную сумму на гонораръ сотрудникамъ, несмотря на то, что въ Искрѣ очень рѣдко помѣщались статьи извѣстныхъ литераторовъ; большею же частью журналъ наполнялся произведен³ями писателей молодыхъ или начинающихъ, а то и даровыми статейками, присылаемыми gratis изъ провинц³и {"Истор. Вѣстникъ", 1891, IV, 118.}. Не говоря уже о томъ, что здѣсь полностью незнакомство съ самимъ журналомъ, сплошь отводившимъ мѣсто хорошо оплачиваемой работѣ (начинавш³й тогда П. И. Вейнбергъ, по его собственнымъ словамъ, получалъ за стихи 40 коп. за строку - гонораръ, который далеко не всѣ больш³я издан³я платятъ и теперь), - какъ могъ рѣшиться г. Трубачевъ, совершенно не имѣя писемъ Курочкина къ Степанову, о чемъ онъ самъ же заявляетъ, бросить въ перваго такое гнусное обвинен³е! Неужели это сдѣлано только ради желан³я дорисовать картину хоть сажей за недостаткомъ красокъ, но только не оставить чистое полотно?! Курочкинъ не могъ требовать себѣ никакихъ редакц³онныхъ гонораровъ, потому что всѣ разсчеты съ сотрудниками вела жена Степанова, хорошо имъ извѣстная, Софья Сергѣевна. Остальныя росказни г. Трубачева опровергаетъ также небольшая замѣтка В. О. Михневича, хорошо узнавшаго Степановыхъ въ "Будильникѣ". Что касается причинъ разрыва Курочкина со Степановымъ, то Михневичъ положительно утверждаетъ, что "какъ въ этомъ, такъ и во всѣхъ другихъ случаяхъ, гдѣ дѣло касалось денежныхъ разсчетовъ и вообще хозяйственной стороны издательства, хлопотала и распоряжалась единственно Софья Сергѣевна - женщина себѣ на умѣ, очень разсудительная и практическая, любовно, къ тому же, оберегавшая мужа отъ всякихъ безпокойствъ и дрязгъ"... "По ея же иниц³ативѣ и настоян³ямъ H. А. разошелся съ Курочкинымъ и основалъ свой журналъ"... "Софья Сергѣевна зорко учитывала бюджетъ компанейской Искры и, когда убѣдилась, что невозможно сладить съ безалабернымъ компан³ономъ, обидно захватывавшимъ на свои траты большую половину дохода, рѣшительно повела дѣло къ разрыву. H. А. покорно этому рѣшен³ю подчинился {"Страничка изъ литературныхъ воспоминан³й", "Истор. Вѣстникъ" 1891 г. VI.}. Жаль только, что и Михневичъ не удержался, чтобы не бросить неосновательнаго упрека по адресу Курочкина. Объясняется это источникомъ его свѣдѣн³й - ихъ дала ему Софья Сергѣевна, не особенно долюбливавшая Курочкина и никогда не понимавшая этого сложнаго человѣка. Самъ Степановъ до конца своей жизни относился къ Курочкину безусловно хорошо - это подтверждаетъ знавшая ихъ отношен³я А. Г. Шиле. Курочкинъ былъ слишкомъ честенъ и щепетиленъ, чтобы дѣйствовать въ амплуа какого-то хулигана. Если при свойственной ему вообще денежной безпорядочности и неаккуратности, онъ когда-нибудь, исключительно по ошибкѣ и перебралъ что, то, несомнѣнно, не съ цѣлью обсчитать Степанова. Этотъ человѣкъ на себя проживалъ гораздо меньше, чѣмъ на другихъ.
   Гораздо вѣрнѣе, что выходъ Степанова есть слѣдств³е именно цензурныхъ воздѣйств³й на журналъ. Н. А. понималъ. что разъ дѣло пошло такимъ образомъ, хорошаго изъ него выйти ничего уже не могло, а Софья Сергѣевна хотѣла сберечь тѣ крохи, которыя остались отъ прежней Искры - что тоже понятно.
   Итакъ, вотъ истор³я лучшаго русскаго сатирическаго журнала.
   Теперь намъ необходимо ознакомиться съ его коллегами-современниками.
  

"Арлекинъ".

  
   Выше было уже указано на возникновен³е одновременно съ Искрой другихъ сатирическихъ и юмористическихъ журналовъ - Арлекина, Гудка и Развлечен³я.
   Разсмотримъ каждый изъ нихъ въ отдѣльности.
   Арлекинъ - "журналъ легкаго и забавнаго чтен³я" издавался въ Петербургѣ, выходилъ еженедѣльно, объемомъ и размѣромъ походилъ на Искру; издавалъ его П. И. Крашенинниковъ, редактировали Ивановъ, затѣмъ Л. Павлищевъ. За годъ дано было, согласно обѣщан³ю, 100 иллюстрац³й; цѣна журнала въ Петербургѣ - 8 р. 50 к., съ пересылкою по Росс³и - 10 руб. Задачу свою журналъ опредѣлялъ такъ: "интересовать и забавлять, не сбиваясь на грубую личность, на рѣзкую шутку, на крупную соль, съ одной стороны, и на безцвѣтность и вялость - съ другой". Редакц³я понимала, что выполнен³е ея нелегко, потому что - скажемъ отъ себя - самая задача была неясна.
   "Арлекинъ далъ слово въ своемъ объявлен³и - читаемъ тамъ же - забавлять и интересовать читателей и преимущественно читательницъ, избѣгая крайностей, и постарается сдержать это слово, хотя бы это стоило ему большихъ затруднен³й. Во всякомъ случаѣ онъ скорѣе пожертвуетъ яркост³ю колорита, скорѣе будетъ выносить справедливые упреки въ недостаткѣ занимательности и игривости, но никогда не забудетъ, что главная цѣль его та, чтобъ листокъ этотъ былъ хоть мимолетнымъ чтен³емъ дамъ, дѣвицъ и вообще людей со вкусомъ чистымъ и образованнымъ" {1859 г., No 1.}.
   Программа этого страннаго журнала состояла изъ разсказовъ, стихотворен³й, потъ, театра, библ³ограф³и, фельетона, модъ и объявлен³й самой редакц³и. 100 листовъ литографированныхъ приложен³й были раздѣлены такъ: 5 2 - юмористическ³е и рѣдко сатирическ³е рисунки, 12 - альбомъ безсодержательныхъ картинъ изъ иностранной жизни, 12 - "музыкальная тетрадь", 12 огромныхъ розовыхъ листовъ съ модами, 12 - "рисунки къ гардеробу и рабочему столику Коломбины".
   Собственное положен³е въ прессѣ и журналистикѣ Арлекинъ опредѣлилъ довольно вѣрно въ стихотворен³и "Арлекинъ и литературная семейка":
  
   Хоть я смѣюсь, но я не Весельчакъ,
   Хоть нѣтъ во мнѣ и Искры острыхъ шутокъ,
   Я подражать не смѣю имъ никакъ:
   У всякаго свой вкусъ и свой разсудокъ.
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Пусть Русск³й М³ръ, Гудокъ, Дневникъ или Разсвѣтъ
   Описываютъ вамъ событье м³ровое;
   За Парусомъ у насъ тянуться силы нѣтъ:
   Большому кораблю и плаванье большое!
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Я-жъ, Арлекинъ, чудакъ изъ чудаковъ
   Пою вамъ пѣсенки, разсказываю сказки,
   Я платье сшилъ себѣ изъ пестрыхъ лоскутовъ
   И вѣкъ свой щеголяю въ маскѣ! 1)
  
   1) 1859 г., No 6.
  
   Да это былъ, дѣйствительно "чудакъ изъ чудаковъ", совершенно не отдававш³й себѣ съ самаго начала яснаго отчета, на какой кругъ публики онъ можетъ разсчитывать. Мы уже видѣли, что масса читающей публики ждала и требовала обличен³й, обличен³й и обличен³й; тѣ, кому они были очень не по нутру, совершенно ничего не читали, кромѣ "входящихъ", "прописей" и "оракуловъ"; дамы, дѣвицы и читательницы вообще разбивались тоже на эти же двѣ главныхъ группы, и такихъ, которыя могли заинтересоваться главнымъ образомъ его музыкой и модой, было не особенно много потому, что Арлекинъ имѣлъ на этомъ поприщѣ довольно солидныхъ конкуррентовъ. Такимъ образомъ конецъ былъ совершенно ясенъ, и насталъ онъ съ послѣднимъ номеромъ 1859 года.
   Вотъ все, что можно сказать объ Арлекинѣ, не рискуя утомить читателя.
  

"Гудокъ" Г. К. Блока.

  
   Немногимъ больше придется и на долю Гудка - юмористически-сатирическаго журнала, издававшагося и редактировавшагося Г. Е. Блокомъ, въ Петербургѣ; выходилъ онъ еженедѣльно въ объемѣ одного листа, размѣромъ съ теперешнюю "Ниву". Цѣна его была ниже остальныхъ: въ Петербургѣ и Москвѣ 4 p., въ провинц³и - 5 руб. Въ первомъ нумерѣ помѣщены стихи М. Розенгейма о дѣвицахъ и замужествѣ. Содержан³е вообще очень и очень блѣдно. Уже во второмъ нумерѣ помѣщено объявлен³е, не предвѣщавшее ничего хорошаго: "нѣкто, имѣя крайнюю нужду въ деньгахъ, ищетъ подписчиковъ на юмористическо-сатирическ³й журналъ Канибакса "Гудокъ". Канибаксъ - псевдонимъ Блока. Соединенные NoNo 6 и 7 вышли съ "Элег³ей Гудка", изъ которой привожу нѣсколько строкъ:
  
   И вотъ "Гудокъ" не бранью площадною
   Предъ обществомъ читателей предсталъ,
   Онъ лишь сатирою клеймитъ одною,
   А добродѣтели и личность не пятналъ.
   Онъ не паяцъ, чтецовъ не забавляетъ -
   Сарказмъ, а не скандалъ имъ представляетъ,
   и все, что есть, чѣмъ будетъ онъ богатъ,
   Готовъ дѣлить... а только "не кричатъ".
  
             ---
  
   Но противъ воли, грустное сознанье
   Рождается невольно у "Гудка":
   Вѣдь смотрятъ всѣ съ какимъ-то состраданьемъ,
   Не журналиста - такъ возьметъ тоска;
   И та тоска "убыткомъ" все зовется,
   А при убыткѣ сильно сердце бьется;
   Но не журналъ былъ въ этомъ виноватъ,
   Что ежели сказать придется - "матъ!.."
  
   "Матъ" былъ сказанъ очень скоро и, конечно, исключительно по винѣ самого журнала, а не кого-нибудь другого. Въ послѣднемъ, 22-мъ, номерѣ стояло заявлен³е отъ издателя: "Издатель журнала Гудокь считаетъ обязанностью довести до свѣдѣн³я гг. подписавшихся на его журналъ, что дальнѣйшее появлен³е въ свѣтъ NoNo Гудка на этотъ годъ прекращается. Издатель льститъ себя, однако же, надеждою, что лица, удостоивш³я его издан³я благосклоннымъ вниман³емъ, найдутъ причину такого прекращен³я, быть можетъ временнаго, уважительною: издан³е это встрѣтило со стороны публики слишкомъ незначительную поддержку, такъ что расходы уже къ настоящему времени (2 августа) превысили собранную подписную сумму на 400 %".
   Потомъ Блокъ писалъ въ "Сѣверной Пчелѣ", что Гудокъ прекратился по "неспособности его сотрудняковъ"...
   Въ содержан³и Гудка, пря самыхъ усиленныхъ и внимательныхъ поискахъ, отмѣтить совершенно нечего: все это крайне блѣдно, бѣдно и грубо. Весельчакъ и тотъ былъ интереснѣе Арлекина и Гудка.
  

"Развлечен³е".

  
   Московск³й "литературный и юмористическ³й журналъ съ политипажами". Развлечен³е былъ выше Арлекина и Гудка, но неизмѣримо ниже Искры. Редактировалъ его и издавалъ Ѳ. Б. Миллеръ, болѣе или менѣе извѣстный литераторъ того времени; цѣна журнала была низкая: въ Москвѣ 3 p., въ провинц³и - 5 p.; выходъ еженедѣльно по субботамъ.
   Миллеръ, самъ писавш³я подъ псевдонимомъ "Г³ацинтъ Тюльпановъ", привлекъ къ участ³ю въ своемъ журналѣ А. И. Левитова ("Иванъ Сизой", "Нв. С."), В. Н. Алмазова ("Б. А." и "Адамантовъ"), H. B. Гербеля ("Эрастъ Моховоевъ"), И. И. Башмакова ("Иванъ Ваненко"), Л. Мея, А. Козлова ("А. K. Зловъ"), П. И. Вейнберга, В. П. Буренина и даже С. П. Шевырева.
   Отсутств³е наблюдательнаго, талантливаго каррикатуриста чувствовалось на каждомъ шагу. Рисунки сплошь и рядомъ заимствовались въ слегка измѣненномъ видѣ изъ Искры. Такъ, напримѣръ, въ 1862 г. былъ цѣлый рядъ каррикатуръ "Журнальный м³ръ", композиц³я которыхъ замѣтно не своя, да и исполнена плохо. Литературный отдѣлъ былъ содержательнѣе, чѣмъ въ двухъ только что разсмотрѣнныхъ журналахъ, но очень часто блисталъ отсутств³емъ злободневности, злости, страсти къ обличен³ю. Сохранялась та посредственная середина, которая меньше всего прощалась именно въ разсматриваемую нами эпоху. Парод³и Алмазова, лишенныя сатирическаго элемента, не дали журналу успѣха, не помогло этому и привлечен³е въ 1863 г. А. H. Плещеева. Провинц³альный отдѣлъ былъ такъ "умѣренно-благодѣтеленъ", что совершенно не распространялъ издан³е въ провинц³и. Въ 1864 г. Развлечен³е уже замѣтно ударилось въ свое нынѣшнее амплуа: преобладалъ кутила или деспотъ-купецъ; бывшее маленькое остроум³е уступило мѣсто уличному балагану, хотя вмѣстѣ съ тѣмъ выходъ на улицу, повидимому, не особенно улыбался журналу, какъ будто тщившемуся оставаться въ ряду сатирическихъ органовъ.
   Просмотрѣвъ съ полнымъ вниман³емъ первые шесть лѣтъ Развлечен³я, я не нашелъ каррикатуръ, которыя были бы остроумнѣе этихъ двухъ:

 []

   Тиражъ Развлечен³я, по словамъ самой редакц³и, въ 1862 г. равнялся 2.900 экз., изъ которыхъ 900 шли въ провинц³ю {"Книжный Вѣстникъ", 1862 г., No 20.}. Можно съ увѣренностью сказать, что цифра эта была болѣе или менѣе близка къ истинной, потому что въ Москвѣ, кромѣ Развлечен³я, до самаго конца 1860-хъ годовъ не было ни одного не только сатирическаго, но и юмористическаго издан³я; этому же способствовала и низкая цѣна.
   Цензурное вѣдомство такъ характеризовало этотъ журналъ:
   "Это московское еженедѣльное издан³е съ каррикатурами, по своей дешевизнѣ, внѣшнему неизяществу и простонародному языку предназначено, повидимому, для читателей изъ низшихъ классовъ. Оно, какъ слышно, расходится въ большомъ количествѣ даже по деревнямъ, гдѣ томы Развлечен³я за прошедш³е годы разносятся странствующими торговцами и продаются нерѣдко по 1 руб. за годовой экземпляръ. Нѣсколько разъ было предписываемо мѣстной цензурѣ, чтобы Развле³ен³е было цензируемо съ особою осмотрительностью. При своей простоватости и грубости, эта газета заключаетъ несравненно болѣе юмора и мѣткой остроты, чѣмъ друг³я. Хотя въ направлен³и Развлечен³я не проглядываетъ ничего злонамѣреннаго, антирелиг³ознаго или противуправительственнаго, но оно грѣшитъ часто поползновен³емъ къ цинизму и пасквильности. Справедливость заставляетъ, впрочемъ, сказать, что ея обличительныя статьи, имѣющ³я наиболѣе предметомъ московскую полиц³ю, тамошнюю городскую думу, продѣлки и плутни купцовъ и фабрикантовъ, наконецъ, безобразное поведен³е молодежи изъ того же сослов³я, носятъ на себѣ почти всегда признаки достовѣрности. Не излишне также замѣтить, что въ течен³е 1864 г. помѣщены были въ Развлечен³и двѣ довольно обширныя повѣсти: "Бракъ по расчету" и "Пустоцвѣтъ". Оба произведен³я написаны занимательно и, что въ текущей беллетристикѣ рѣдкость - нравственны и благонамѣренны" {"Собран³е матер³аловъ etc.", 291-292.}.
   Развлечен³е существуетъ и по с³е время.
  

"Каррикатурный Листокъ". "Зритель".

  
   Въ 1860 г. вновь открытый журналъ "Свѣточъ" выпускаетъ ежемѣсячно 8-10 каррикатуръ въ особой обложкѣ; это приложен³е называлось Каррикатурный Листокъ. Редактировалъ его Калиновск³й; цѣна Листка въ Петербургѣ была 2 p., въ провинц³и - 4 р. Мнѣ не удалось подобрать нигдѣ полнаго годового экземпляра Листка, но изъ имѣющихся въ моемъ распоряжен³и двухъ нумеровъ характеръ его болѣе или менѣе ясенъ: это полная безсодержательностъ, безцвѣтность и ни тѣни таланта въ рисункѣ, если не считать очень небольшого числа каррикатуръ А. Волкова. Ни программы, ни направлен³я не замѣтно. Публика встрѣтила Листокъ очень индифферентно, и на слѣдующ³й годъ онъ уже не издавался.
   1861 годъ не далъ ни одного издан³я, зато въ слѣдующемъ выходятъ Гудокъ и Зритель.
   Сначала о второмъ. "Журналъ общественной жизни, литературы и спорта", Зритель, выходилъ въ Москвѣ съ 16 декабря 1861 года. Размѣръ его былъ въ четвертую долю листа, объемъ - около двухъ листовъ; цѣна 6 руб., съ модными картинками - 8. Редактировалъ и издавалъ Зритель нѣк³й О. П. Калошинъ, о которомъ Н. В. Бергъ говоритъ въ своихъ " Запискахъ ":
   "Сергѣй Калошинъ, повихнувш³йся отъ разныхъ обстоятельствъ, гусаръ въ отставкѣ, сынъ декабриста, могш³й и даже весьма могш³й служить литературѣ, но его голова была устроена такъ, что въ ней роились планы не повѣстей, не критики, не комед³й, а только скандалы и выпивки, препровожден³е времени на квартирѣ брата, въ домѣ родителей, на Смоленскомъ рынкѣ, въ одной рубахѣ, по цѣлымъ недѣлямъ въ обществѣ такихъ же забулдыгъ, какъ онъ самъ. Надо удивляться, какимъ образомъ "Москвитянинъ" могъ еще добыть отъ этого безпутнѣйшаго малаго как³я-нибудь работы. Ихъ было немного, но все-таки было, и самъ безпутнѣйш³й малый одно время состоялъ членомъ молодой редакц³и "Москвитянина". Потомъ онъ опредѣлился, чрезъ своего отдаленнаго родственника, Н. В. Сушкова (дядю графини Растопчиной), въ сибирск³е казаки, подъ начальство графа Муравьева-Амурскаго, но скоро принужденъ былъ оттуда бѣжать. Опять скитался по Москвѣ уже одинок³й, устраивалъ скандалы и издавалъ сухощавый журнальчикъ Зритель" {"Рус. Старина", 1891 г., II, 244.}.
   Несмотря на сотрудничество Б. Н. Алмазова, А. И. Левитова, А. В. Дружинина ("Ив. Чернокнижниковъ"), И. Д. Бѣляева, П. И. Вейнберга, В. П. Буренина, Л. Мея, гр. В. А. Соллогуба - правда, очень неровное и не особенно интенсивное - Зритель былъ журналомъ совершенно безсодержательнымъ, какъ сатирическое издан³е, съ массою перепечатокъ, безъ опредѣленнаго плана. Каррикатуры его крайне безцвѣтны и гораздо хуже всѣхъ другихъ, неимѣвшихъ успѣха журналовъ. На 36-мъ номерѣ 1863 г. Зритель прекратился за недостаткомъ подписчиковъ. Минаевъ далъ прекрасное его опредѣлен³е:
  
   "Замоскворѣцкимъ всѣмъ умамъ
   Милъ скоморохъ замоскворѣцк³й:
   Услужливъ, гибокъ онъ, какъ самъ
   Антонъ Антонычъ Загорѣцк³й".
  

"Гyдокъ".

  
   Въ сентябрѣ 1861 года, издатель газеты "Русск³й М³ръ", Ѳ. Стелловск³й, купилъ у Блока его погибш³й "Гудокъ", съ обязательствомъ удовлетворить прежнихъ подписчиковъ. Въ концѣ года было объявлено о возобновлен³и Гудка, совершенно уже реорганизованнаго.
   Въ предподписочной рекламѣ Гудокъ опредѣлялъ характеръ своего издан³я въ слѣдующихъ словахъ:
   "Отрицан³е во имя честной идеи, сатира и юморъ во всѣхъ ихъ проявлен³яхъ, преслѣдован³е грубаго и узкаго обскурантизма, произвола и неправды въ нашей русской жизни - вотъ тѣ начала, которыми будетъ руководствоваться редакц³я Гудка. Твердое убѣжден³е, оправданное не разъ опытомъ, привело насъ къ смѣлой увѣренности, что полное отрицан³е и осмѣян³е всего пошлаго и темнаго въ нашей общественной жизни приноситъ обществу несомнѣнную пользу. Мы вѣримъ въ смѣхъ и въ сатиру не во имя "искусства для искусства", но во имя жизни и нашего общаго развит³я; однимъ словомъ, мы вѣримъ въ смѣхъ, какъ въ гражданскую силу... Помогая общему дѣлу литературы, мы принимаемся за него съ полнымъ уважен³емъ и любовью; все, что будетъ намъ по силамъ, мы постараемся сдѣлать".
   Редакторомъ Гудка былъ объявленъ съ самаго начала "Обличительный поэтъ" (Минаевъ), которому принадлежитъ, конечно, и это хорошее объявлен³е. Минаевъ на опытѣ Искры видѣлъ, что нужно Росс³и, на опытѣ прежняго Гудка, Арлекина и Весельчака - что ей не нужно. Новый Гудокъ издавался при "Русскомъ М³рѣ", редакторомъ котораго былъ Г³ероглифовъ. При Минаевѣ онъ не имѣлъ права вмѣшательства, если бы оно отвергалось. При газетѣ Гудокъ прилагался безплатно, отдѣльно стоилъ 5 руб. съ доставкой и пересылкой. Размѣръ, какъ у Искры, объемъ - вдвое меньш³й.
   5 января 1862 года, въ пятницу - день выхода и Искры - вышелъ первый нумеръ Гудка - "сатирическаго листка съ каррикатурами".
   Глазамъ публики представилось нѣчто смѣлое и совершенно неожиданное... На виньеткѣ былъ портретъ Герцена! Да еще какой! - со знаменемъ въ рукахъ стоялъ Искандеръ среди крестьянъ и объяснялъ имъ, что значила надпись на полотнищѣ: "уничтожен³е крѣпостного права". Внимательно слушаютъ его бывш³е рабы, мальчишки играютъ на свирѣлькахъ, читаютъ Гудокъ. На всѣхъ лицахъ радость, всѣ встрѣчаютъ зарю новой жизни. Встрѣчаютъ ее и на лѣвой сторонѣ картины, но иначе... Помѣщики бѣгутъ отъ сосѣдства съ "лондонскимъ злодѣемъ", а одинъ изъ нихъ, въ злобѣ потрясаетъ трехвостной плетью, не смѣя уже испробовать ее на спинахъ своихъ бывшихъ Филекъ и Прошекъ... Чиновничество въ ужасѣ смотритъ на пришлеца, а одинъ изъ нихъ пускаетъ мыльные пузыри...
   Рисунокъ принадлежалъ карандашу А. Богданова и сразу пр³обрѣлъ Гудку большой успѣхъ. Выступить съ портретомъ Герцена, имя котораго до 18 апрѣля 1862 г. четырнадцать лѣтъ не произносилось въ русской печати - нужна была смѣлость {О началѣ "обличен³й" Герцена въ русской журналистикѣ см. особую главу въ моей книгѣ: "Эпоха цензурныхъ реформъ".} (см. стр. 150)...

 []

   Съ пятаго нумера виньетка исчезаетъ навсегда... Минаевъ работаетъ сразу подъ семью псевдонимами ("Гудошникъ", "Донъ-Кихотъ Петербургск³й", "Обличительный поэтъ", "Д. Св³яжск³й", "Ж. Симбирск³й", "Темный Человѣкъ", "Т. Ч.") и подъ фамил³ей. Затѣмъ въ течен³е короткаго времени присоединяются: П. И. Вейнберъ ("Донъ-Алонзо"), А. Козловъ ("К. Зловъ"), Д. Ломачевск³й, Вс. Крестовск³й, Г. Дестунисъ, М. Стопановск³й, Н. С. Курочкинъ; тутъ-же получаетъ литературное крещен³е С. Н. Терпигоревъ ("Ванька Хрѣновъ", "Сергѣй Заноза"). Неизвѣстно почему, но, начиная съ 14-го нумера, Минаевъ перестаетъ редактировать Гудокъ, хотя сотрудничества въ немъ не прекращаетъ.
   Провинц³я получаетъ въ Гудкѣ значительное мѣсто не только въ отдѣлѣ .,Изъ провинц³и", который, по "независящимъ" отъ редакц³и обстоятельствамъ, очень часто продолжительно отсутствовалъ, но и въ массѣ отдѣльныхъ замѣтокъ, всегда остроумно и живо написанныхъ. Приглашен³е писать каррикатуры талантливаго художника ²евлева было очень кстати. Каррикатурная часть стояла очень хорошо, хотя не такъ, какъ въ Искрѣ - весь Гудокъ ниже ея, - былъ замѣтенъ недостатокъ силъ. Кромѣ того, въ Гудкѣ не чувствовалось редакторской руки: Минаевъ не обладалъ этимъ талантомъ, замѣнивш³й его Г³ероглифовъ - и еще того менѣе, не говоря уже о томъ, что онъ не отличался прочно выработанными общественными идеалами и взглядами, не обладалъ способностью быстро схватывать общественное настроен³е.
   Постановка дѣла была, такъ сказать, кустарная. Вотъ что разсказываетъ о ней Терпигоревъ:
  
   "Четвергъ - это былъ замѣчательный день, или, собственно, вечеръ. Въ четвергъ приходили тогда непремѣнно Минаевъ, художникъ ²евлевъ и еще кто-нибудь. И вотъ, втроемъ, вчетверомъ составляли весь номеръ "Гудка". Подавалась закуска, самая простая, водка и двѣ или три бутылки портеру. Закуску ѣли, водку и портеръ пили, а въ это время ²евлевъ рисовалъ каррикатуры на сообща придуманныя темы, Минаевъ на тоже сообща придуманныя темы высыпалъ нѣсколько десятковъ строкъ стиховъ. Половину, до крайней мѣрѣ, того и другого цензура не пропускала, но довольно было и того, что оставалось, и листокъ положительно блестѣлъ остроум³емъ и беллетристикой. Эта дребедень, что издавалась послѣ, что издается и теперь, и въ подметки, конечно, не годится тогдашнему "Гудку"...
   ..."Г³ероглифовъ почти всякаго, приходившаго къ нему въ редакц³ю со статьей какой-нибудь, спрашивалъ:
   "- Вы какой губерн³и?
   "- Смоленской (напримѣръ).
  

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа