Главная » Книги

Мережковский Дмитрий Сергеевич - М. Ю. Лермонтов поэт сверхчеловечества, Страница 3

Мережковский Дмитрий Сергеевич - М. Ю. Лермонтов поэт сверхчеловечества


1 2 3 4

bsp;   
   Больно за растения:
  
   Изрублены были тела их потом
   И медленно жгли их до утра огнем.
  
   Больно за воду - Морскую Царевну:
  
   Очи одела смертельная мгла...
   Бледные руки хватают песок,
   Шепчут уста непонятный упрек -
  
   упрек всех невинных стихий человеку, своему убийце и осквернителю.
   Последняя тайна природы - тайна влюбленности.
   Влюбленный утес-великан плачет о тучке золотой. Одинокая сосна грустит о прекрасной пальме. И разделенные потоком скалы хотят обнять друг друга:
  
   Но дни бегут, бегут года -
   Им не сойтися никогда127.
  
   И волны речные - русалки - поют:
  
   Расчесывать кольца шелковых кудрей
         Мы любим во мраке ночей,
   И в чело, и в уста мы красавца не раз
         Целовали в полуденный час128.
  
   И желание смерти - желание любви:
  
   Чтоб весь день, всю ночь мой слух лелея,
   Про любовь мне сладкий голос пел.
  
   В предсмертном бреду Мцыри песня маленькой рыбки-русалочки -
  
   О милый мой! не утаю,
         Что я тебя люблю,
   Люблю, как вольную струю,
         Люблю, как жизнь мою, -
  
   эта песня возлюбленной напоминает песню матери: "Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал. - Ее певала мне покойная мать"129.
   Вечное Материнство и Вечная Женственность, то, что было до рождения, и то, что будет после смерти, сливаются в одно.
   "В Столярном переулке у Кокушкина моста, дом титулярного советника Штосса, квартира номер 27...
   Сырое ноябрьское утро лежало над Петербургом. Мокрый снег падал хлопьями; дома казались грязны и темны; лица прохожих были зелены; туман придавал отдаленным предметам какой-то серо-лиловый цвет... Вдруг на дворе заиграла шарманка; она играла какой-то старинный немецкий вальс: Лугин слушал, слушал; ему стало ужасно грустно"130.
   Это начало неоконченной повести Лермонтова - тоже предсмертного бреда - есть начало всего Достоевского с его Петербургом, "самым фантастическим и будничным из всех городов"131. Тут все знакомое: и мокрый, как будто "теплый" снег, и "шарманка, играющая немецкий вальс", от которого и Раскольникову, как Лугину, станет "ужасно грустно"132 и полусумасшедший герой из "подполья"133, и, наконец, это привидение, "самое обыкновенное привидение", как выражается Свидригайлов134.
   "Показалась фигура в полосатом халате и туфлях: то был седой сгорбленный старичок.
   - Не угодно ли я вам промечу штосс?"
   Кто этот старичок? Он вышел из поясного портрета, изображающего человека лет сорока, у которого "в линии рта был какой-то неуловимый изгиб, придававший лицу выражение насмешливое, грустное, злое и ласковое попеременно".
  
         Ни день, ни ночь, ни мрак, ни свет...
  
   Я к состоянью этому привык,
   Хоть ясно б выразить его не мог
   Ни демонский, ни ангельский язык135.
  
   Да уж полно, не старый ли это наш знакомец? Не тот ли, который некогда "сиял такой волшебно-сладкой красотою"? Не Демон ли?
   Но если это он, то как постарел, одряхлел он, съежился, сморщился, сделался пустым, прозрачным и призрачным, словно старая кожа змеи, из которой она выползла. Оказался самым обыкновенным чертом с "хвостом датской собаки".
  
   Любил и я в былые годы
   В невинности души моей
   И бури шумные природы,
   И бури тайные страстей.
   Но красоты их безобразной
   Я скоро таинство постиг,
   И мне наскучил их несвязный
   И оглушающий язык136.
  
   Наскучил "демонизм". Печорин-Демон все время зевает от скуки. "Печорин принадлежал к толпе",- говорит Лермонтов: к толпе, т. е. к пошлости. - "Это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения... Болезнь указана", - заключает Лермонтов. - "Я иногда себя презираю", - признается сам Печорин. - "Жальче его никто никогда не был", - замечает Максим Максимыч.
   В Демоне был еще остаток дьявола. Его-то Лермонтов и преодолевает, от него-то и освобождается, как змея от старой кожи. А Вл. Соловьев эту пустую кожу принял за змею.
   Так вот кто старичок-привидение: воплощение древнего хаоса в серенькой петербургской слякоти, воплощение природы как бездушной механики, бездушной материи, у которой в плену душа вселенной, Вечная Женственность. Для того чтобы освободить ее из плена, человек собственную душу свою ставит на карту.
   "- У меня в банке вот это, - говорит старичок.
   - Это? Что это?
   Лугин обернул голову... минутного взгляда было бы довольно, чтобы проиграть душу. То было чудное и божественное видение".
   Видение Вечной Женственности.
   "С этой минуты Лугин решился играть, пока не выиграет; эта цель сделалась целью его жизни... Она - не знаю как назвать ее - она, казалось, принимала трепетное участие в игре; казалось, она ждала с нетерпением минуты, когда освободится от ига несносного старика, и, всякий раз когда карта Лугина была убита, она с грустным взором оборачивала к нему глаза".- Как та девятилетняя девочка - "с глазами полными лазурного огня".
   "Глаза говорили: подожди, я буду твоею - я тебя люблю".
   "То было одно из тех божественных созданий молодой души, когда она в избытке сил творит для себя новую природу, лучше и полнее той, к которой она прикована",- заключает Лермонтов.
  
   Знайте же, вечная женственность ныне
   В теле нетленном на землю идет...
   Все, чем красна Афродита мирская,
   Радость домов, и лесов, и морей, -
   Все совместит красота неземная,
   Чище, сильней, и живей, и полней137, -
  
   говорит Вл. Соловьев. "Новая природа - полнее той, к которой душа прикована", - говорит Лермонтов.
   Тут вечные враги - Каин и Авель русской литературы - неожиданно встретились и обнялись, как братья-близнецы.
   Но недаром близнецы враждуют. У Вл. Соловьева Вечная Женственность хотя и "сходит на землю", но сомнительно, чтобы дошла до земли: она все еще слишком неземная, потому что слишком христианская; у Лермонтова она столь же земная, как и небесная, может быть, даже более земная, чем небесная; она и Варенька с родимым пятнышком, и девочка, играющая в куклы, и покойная мать, напевающая колыбельную песню, и "мать сыра земля", та самая, на которую Мцыри, беглец из христианства, упал -
  
   И в исступленье зарыдал...
   И слезы, слезы потекли
   В нее горючею росой.
  
   "Мать сыра земля" - "земля Божья" - Матерь Божья.
  
   Я, Матерь Божия, ныне с молитвою
   Пред твоим образом, ярким сиянием,
   Не о спасении, не перед битвою,
   Не с благодарностью иль покаянием,
  
   Не за свою молю душу пустынную,
   За душу странника в мире безродного,
   Но поручить хочу душу невинную
   Теплой Заступнице мира холодного.
  
   В записной книжке Лермонтова найдены выписки из Посланий Апостольских. Тут же заметка кн. А. Одоевского: "Эти выписки имели отношение к религиозным спорам между мною и Лермонтовым"138.
   Замечательно, что во всей его поэзии, которая есть не что иное, как вечный спор с христианством, нет вовсе имени Христа.
   От матери он принял "образок святой":
  
   Дам тебе я на дорогу
         Образок святой139.
  
   Но этот образок - не Сына, а Матери. К Матери пришел он помимо Сына. Не покорный Сыну, покорился Матери.
   И вот кажется, если суд "мира холодного", суд Вл. Соловьева над Лермонтовым исполнится, если отвергнет его Сын, то не отвергнет Мать.
   Религия Вечной Женственности, Вечного Материнства уходит корнями своими в "мать сырую землю" - в стихию народную.
   Что такое Матерь Божья в народном всемирном христианстве? Не предчувствие ли в нем того, что за ним?
   Христианство отделило прошлую вечность Отца от будущей вечности Сына, правду земную от правды небесной. Не соединит ли их то, что за христианством, откровение Духа - Вечной Женственности, Вечного Материнства? Отца и Сына не примирит ли Мать?
   Всего этого Лермонтов, конечно, не видел в себе, но мы это видим в нем. Тут не только приближается, подходит он к нам, но и входит в нас.
   Это, впрочем, наше неизмеримо далекое будущее, а Лермонтов входит и в наше настоящее, в нашу сегодняшнюю злобу дня: ведь спор с христианством - наш сегодняшний неоконченный спор.
  

X

  
   "Смирись, гордый человек!" - Ну, вот и смирились. Во внешней политике - до Цусимы, а во внутренней - до того, о чем и говорить непристойно, до Ната Пинкертона. Начать Пушкиным и кончить Натом Пинкертоном140, - что бы сказал Достоевский о таком смирении?
   Нельзя, конечно, обвинять ни Пушкина, ни Достоевского за то, что сейчас происходит в русской литературе и в русской действительности. Но должна же существовать какая-нибудь связь между последним полвеком нашей литературы и нашей действительности, между величием нашего созерцания и ничтожеством нашего действия. Кажется иногда, что русская литература истощила до конца русскую действительность: как исполинский единственный цветок Victoria Regia141, русская действительность дала русскую литературу и ничего уже больше дать не может. Во сне мы были как боги, а наяву людьми еще не стали.
   Однажды было спящий великан проснулся, рванулся к действию, но и действие оказалось продолжением сна - и снова рухнул великан на свой тысячелетний одр.
   Что если он уже больше никогда не проснется, если это последний смертный сон?
   И баюкает его колыбельная песня всей русской литературы:
  
   Не для житейского волненья,
   Не для корысти, не для битв, -
   Мы рождены для вдохновенья,
   Для звуков сладких и молитв142.
  
   Правда, в последнее время эти "сладкие звуки" перешли как-то незаметно в уныло-веселую песенку чеховского героя, в "та-ра-ра-бумбию"143. Но глубочайшая метафизическая сущность русской литературы, русской действительности и в этой песенке - все та же: созерцательная бездейственность, "беспорывность нашей природы"144, которую прославил в Пушкине сначала Гоголь, а затем Достоевский: "Смирись, гордый человек"!
   Это пушкинское начало, кажется, именно сейчас достигло своего предела, победило окончательно и, победив, изнемогло. Пушкинское солнце закатилось в кровавую бурю. Когда же и буря прошла, наступила слякоть, серые петербургские сумерки -
  
   Ни день, ни ночь, ни мрак, ни свет.
  
   И рыщет в этих сумерках единственный деятель среди всеобщего созерцания - Нат Пинкертон, вечный Провокатор, "самый обыкновенный черт с хвостом датской собаки".
   Как лунатики, мы шли во сне и очнулись на краю бездны.
   Что же привело нас к ней?
   Созерцание без действия, молитва без подвига, великая литература без великой истории - это никакому народу не прощается - не простилось и нам.
   На этой-то страшной мертвой точке, на которой мы сейчас находимся, не пора ли вспомнить, что в русской литературе, русской действительности, кроме услышанного призыва: смирись, гордый человек, - есть и другой, неуслышанный: восстань, униженный человек, - кроме последнего смирения есть и последний бунт, кроме Пушкина есть и Лермонтов?
   Противоположение пушкинского созерцательного и лермонтовского действенного начала - не эмпирическое, а метафизическое. Никакого действия нет и у Лермонтова, так же как у Пушкина: вся разница в том, что один спасается, другой погибает в бездействии.
   Пушкин кажется более народным, чем Лермонтов. Но если русскому народу религиозная стихия - родная, то Лермонтов не менее, а может быть, и более народен, чем Пушкин.
  
   Дам тебе я на дорогу
         Образок святой,
   Ты его, моляся Богу,
         Ставь перед собой.
  
   Не от "благословенного" Пушкина, а от "проклятого" Лермонтова мы получили этот "образок святой" - завет матери, завет родины. От народа к нам идет Пушкин; от нас - к народу Лермонтов; пусть не дошел, он все-таки шел к нему. И если мы когда-нибудь дойдем до народа в предстоящем религиозном движении от небесного идеализма к земному реализму, от старого неба к новой земле - "Земле Божьей", "Матери Божьей", то не от Пушкина, а от Лермонтова начнется это будущее религиозное народничество.
   Скрытою борьбою с Лермонтовым была доныне вся русская литература - не предстоит ли нам борьба с Пушкиным?
   С вечною истиной бороться нельзя. Пушкин - такая же вечная истина, как Лермонтов, или, вернее, одна из двух половин этой истины. Нельзя бороться с Пушкиным как с одним из двух, но можно как с единственным.
   Вопрос не в том, как Пушкина победить Лермонтовым, - вопрос, от которого зависит наше спасение или погибель: как соединить себя с народом, наше созерцание с нашим действием, Пушкина с Лермонтовым?
  
  

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

  
   Белинский - Белинский В. Г. Полн. собр. соч.: В 13 т. М.; Л., 1953-1959.
   ВЕ - журнал "Вестник Европы".
   Висковатый - Висковатый П. А. Михаил Юрьевич Лермонтов: Жизнь и творчество. М., 1891 (факс, изд.: М., 1989; в качестве приложения к этому изданию напечатан обширный комментарий, составленный В. А. Мануйловым, Л. Н. Назаровой и В. А. Захаровым).
   ВЛ - журнал "Вопросы литературы".
   Гоголь - Гоголь Н. В. Полн. собр. соч.: В 14 т. М.; Л., 1937-1952.
   Достоевский - Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Л., 1972-1990.
   ЖМНП - Журнал Министерства народного просвещения".
   ИВ - журнал "Исторический вестник".
   ЛГ - Литературная газета".
   ЛН - сборник "Литературное наследство".
   Л. в восп. - М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников / Сост. М. И. Гиллельсон и О. В. Миллер. М., 1989.
   ЛЭ - Лермонтовская энциклопедия / Ред. В. А. Мануйлов. М., 1981.
   МВед. - газета "Московские ведомости".
   МИск. - журнал "Мир искусства".
   Москв. - журнал "Москвитянин".
   НВр. - газета "Новое время"
   ОЗ - журнал "Отечественные записки".
   Пушкин - Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: В 16 т. М.; Л., 1937- 1949.
   РА - журнал "Русский архив".
   РЛ - журнал "Русская литература".
   РМ - журнал "Русская мысль".
   PC - журнал "Русская старина".
   РСл. - журнал "Русское слово".
   СО - журнал "Сын отечества".
   Совр. - журнал "Современник".
   СПч. - газета "Северная пчела".
  

Д. С. Мережковский

М. Ю. Лермонтов Поэт сверхчеловечества

  
   Впервые: РМ. 1909. No 3. С. 1-32 (под заглавием: Поэт сверхчеловечества - Лермонтов). Отрывок из статьи был помещен также в журнале "Весы" (1909. No 1. С. 73-74). Печатается по отдельной брошюре, вышедшей в издательстве "Пантеон": Мережковский Д. С. М. Ю. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества. СПб., 1909. В комментарии частично использованы сведения, приводимые в примечаниях А. С. Немзера к новейшей перепечатке статьи Мережковского (Литературное обозрение. 1989. No 10. С. 20-37).
   Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941) - прозаик, поэт, критик, публицист, переводчик. Статья о Лермонтове была написана Мережковским в период его увлечения идеей борьбы за общественное и религиозное обновление (1906-1910). В этой статье он не только оспаривает суждения Вл. Соловьева о Лермонтове и не только ставит под сомнение мысль Достоевского о центральном значении Пушкина для русского сознания, но и подвергает пересмотру свою прежнюю историко-литературную концепцию (ср. его очерк о Пушкине (1896), включенный затем в книгу "Вечные спутники. Портреты из всемирной литературы" (СПб., 1897)).
   Очерк Мережковского, прочитанный им в зале Политехнического музея как публичная лекция, вызвал споры среди членов Религиозно-философского общества (см.: Локс К. Г. Повесть об одном десятилетии // Ново-Басманная, 19. М., 1990. С. 460-461). Противоположные оценки вызвала также публикация этой работы. Сочувствующие Мережковскому критики отмечали, что автор приблизился к пониманию "загадки" Лермонтова (Перцов П. "Загадка" Лермонтова // НВр. 15 (28) июля, No 11975. С. 3).
   Но подавляющее большинство критиков не приняло религиозно-философских рассуждений Мережковского о Лермонтове. Идею о "несмиренности" Лермонтова и "смирении" Пушкина критик "Исторического вестника" назвал бездоказательной, а отрицание действенности поэзии Пушкина сопоставил с антиэстетической позицией Писарева (М. Б. [Лернер Н. О.] Д. С. Мережковский. "Лермонтов. Поэт сверхчеловечества" // ИВ. 1910. Т. 119. No 3. С. 1114-1116). Вл. Кранихфельд назвал Мережковского "словесным эквилибристом". Сопоставив брошюру о Лермонтове с книгой о Гоголе, тот же рецензент нашел множество повторений в этих работах Мережковского, которые "вскрыли убогую скудость его мысли". В этом сопоставлении обнаружилась, по Кранихфельду, и настоящая цель автора: "И Гоголь, и Лермонтов понадобились Мережковскому только для того, чтобы, взобравшись на них, как на кафедру, с высоты ее лишний раз возвестить о наступлении у нас эры религиозного народничества. <...> Фокус вышел настолько грубым, что не вызывает ни смеха, ни даже улыбки. Становится просто стыдно и за неудачного фокусника, и за всех тех, кого он морочит" (Кранихфельд Вл. Литературные отклики: Новые наследники "Переписки" Гоголя // Современный мир. 1909. No 8. С. 104-118). К. Чуковский отметил, что творчество Лермонтова используется Мережковским как маска и что она, "как и другие, понадобилась ему исключительно для того, чтобы из-за этой маски выкрикнуть несколько своих заветнейших слов". "Страшная произвольность" того, что пишет Мережковский, вызвала у автора не смех, а "ненависть" (Чуковский К. И. Мережковский и Лермонтов: Заметки читателя // Речь. 1909. 25 янв. (7 февр.), No 24. С. 2-3). С критикой концепции Мережковского выступили также Ю. И. Айхенвальд (Слово. 1909. 20 апр. (3 мая), No 771. С. 2-3; заметка многократно перепечатывалась в качестве приложения к статье Айхенвальда о Лермонтове в составе его книги "Силуэты русских писателей") и П. Н. Сакулин (см.: Сакулин П. Н. Земля и небо в поэзии Лермонтова // Венок М. Ю. Лермонтову. М.; Пг., 1914. С. 11-13).
   Идею Мережковского о метафизической природе поэзии Лермонтова приняли и развили В. Розанов и Д. Андреев. Современные исследователи отмечают, что Мережковскому удалось очертить многие проблемы творчества Лермонтова, которые оставались актуальными для научного лермонтоведения и в последующие годы (см.: Усок И. Е. "Ночное светило русской поэзии": (Мережковский о Лермонтове) // Д. С. Мережковский: Мысль и слово. М., 1999. С. 258-273).
  
   1 П. А. Висковатый приводит рассказ графини С. М. Соллогуб (урожд. Виельгорская; 1820-1878) о том, что глаза Лермонтова имели такое магнетическое влияние, что "невольно приходилось обращаться в ту сторону, откуда глядели они на вас" (Висковатый. С. 326-327).
   2 Из стихотворения "Молитва" ("В минуту жизни трудную...", 1839).
   3 Из стихотворения "Есть речи - значенье..." (1839). Грамматическая неточность была отмечена А. А. Краевским, редактором "Отечественных записок", где было напечатано стихотворение. И. И. Панаев вспоминал, что Лермонтов пытался исправить строку, но решил печатать "как есть" (Л. в восп. С. 307-308).
   4 Из поэмы "Мцыри" (строфа 11).
   5 Из стихотворения Пушкина "Туча" (1835).
   6 Из стихотворения Пушкина "Брожу ли я вдоль улиц шумных, " (1829).
   7 Из стихотворения Пушкина "Пророк" (1836).
   8 Из стихотворения Пушкина "Поэт и толпа" (1828).
   9 Из стихотворения Пушкина "Поэту" ("Поэт! не дорожи любовию народной...", 1830).
   10 Из стихотворения Пушкина "Поэт и толпа".
   11 Из стихотворения Лермонтова "Поэт" ("Отделкой золотой блистает мой кинжал...", 1838).
   12 Неточная цитата из стихотворения Тютчева "Поэзия" (1850).
   13 Павел Христофорович Граббе (1789-1875) - генерал-адъютант, с 1838 г. командующий войсками на Кавказской линии и в Черноморье. Принимал самое деятельное участие в судьбе сосланного на Кавказ Лермонтова.
   14 Сведения восходят к воспоминаниям Я. И. Костенецкого, бывшего в 1840 г. старшим адъютантом П. X. Граббе (Висковатый. С. 354-355; ср.: Л. в восп. С. 340).
   16 См.: Висковатый. С. 387-388. "Мартышкой" дразнили Мартынова многие (Висковатый. С. 193).
   16 Об отношениях Гоголя с ржевским протоиереем отцом Матвеем (Константиновским) Мережковский подробно писал в своей книге о Гоголе, вышедшей в 1909 г. третьим изданием (Мережковский Д. С. Гоголь. Творчество, жизнь и религия. СПб., 1909).
   17 Вольный пересказ фрагмента письма П. А. Плетнева к Д. И. Коптеву (РА. 1877. No 12. С. 165; см.: Висковатый. С. 361).
   18 Цитата из статьи известного адвоката, публициста и литературоведа Владимира Даниловича Спасовича (1829-1906) "Байронизм у Пушкина и Лермонтова" (ВЕ. 1888. No 4. С. 500-548).
   19 Неточная цитата из романа "Бесы" (ч. I, гл. 5). У Достоевского: "В злобе, разумеется, выходил прогресс против Л-на, даже против Лермонтова" (Достоевский. Т. 10. С. 165). Под "Л-ным" имеется в виду декабрист Михаил Сергеевич Лунин (1787/1788-1845).
   20 См.: Висковатый. С. 408.
   21 См. примеч. 42 к статье Михайловского.
   22 Первое печатное упоминание о том, что Николай I, узнав о смерти Лермонтова, сказал: "Собаке - собачья смерть", содержится в анонимном предисловии к первому полному переводу "Героя нашего времени" на английский язык (London, 1854). В 1887 г. эту фразу привел в своих воспоминаниях П. П. Вяземский, сославшийся на сообщение флигель-адъютанта, полковника И. Д. Лужина (Л. в восп. С. 342). А. П. Шан-Гирей и некоторые другие современники выступили с опровержениями этих слухов (см.: Висковатый. С. 443; Л. в восп. С. 276), однако их достоверность подкрепляется рассказом М. В. Столыпиной, опубликованным П. И. Бартеневым в 1911 г. в "Русском архиве" (см.: Л. в восп. С. 589). В современном лермонтоведении степень достоверности указанных свидетельств оценивается по-разному (ср.: ЛЭ. С. 472 (статья Л. И. Кузьминой); Л. в восп. С. 589 (примеч. М. И. Гиллельсона и О. В. Миллер); Висковатый. Прилож. С. 193 (примеч. В. А. Захарова и Л. Н. Назаровой)).
   23 Из стихотворения "Гляжу на будущность с боязнью,..".
   24 Противопоставление "аполлонического" начала "дионисийскому" восходит к книге Ф. Ницше "Рождение трагедии из духа музыки" (1872).
   25 Граф Эрнст Иоганн Бирон (1690-1772) - фаворит императрицы Анны Иоанновны, герцог Курляндский. Время фактического правления Бирона (1730-1740) связано с атмосферой всеобщей подозрительности, шпионажем, доносами, преследованием недовольных.
   26 Граф Алексей Андреевич Аракчеев (1769-1834) - военный министр при Александре I (с 1808 г.), председатель военного департамента Государственного совета (с 1810 г.). Проводил политику жестокого подавления общественного недовольства.
   27 Имеется в виду ода "Вольность" (1817 или 1819).
   28 Из стихотворения "Стансы" (1826).
   29 Так оценили "Выбранные места из переписки с друзьями" многие современники Гоголя, и прежде всего Белинский в письме к Гоголю из Зальцбрунна от 15 июля 1847 г.
   30 Из стихотворения "Пророк" (1841).
   31 Цитируются воспоминания В. П. Бурнашева (Л. в восп. С. 208-209). Упомянутый Афанасий Иванович Синицын (ум. 1848) - соученик Лермонтова по юнкерской школе.
   32 Там же. С. 209-210.
   33 См. примеч. 23 к статье Михайловского.
   34 Владимир Федорович Адлерберг (1791-1884), граф - государственный деятель, в 1852-1870 гг. министр императорского двора и уделов.
   35 См. примеч. 33 к статье Михайловского.
   36 Из письма к А. М. Верещагиной, датируемого мартом-апрелем 1835 г. Более точный перевод: "Теперь я не пишу романов, - я их делаю" (VI, 720). История отношений с Сушковой была воспроизведена Лермонтовым в романе "Княгиня Лиговская".
   37 Неточная цитата из письма Белинского к В. П. Боткину от 16-21 апреля 1840 г. (Белинский. Т. 11. С. 508).
   38 Этот отзыв принадлежит А. И. Васильчикову (см.: Л. в восп. С. 468).
   39 Цитата из Апокалипсиса (Откр. 12 : 7-9).
   40 См. песнь III "Ада" (ст. 31-42). Участь нерешительных ангелов, представленная у Данте, имеет мало общего с легендой, которую далее излагает Мережковский.
   41 Эту легенду приводил в своем сочинении "О началах" (кн. 1, гл. 6, § 2) христианский богослов Ориген (ок. 185-253/254), объявленный в 543 г. еретиком (Ориген. О началах. Новосибирск, 1993. С. 89).
   42 Из стихотворения "Поцелуями прежде считал..." (1832).
   43 Из поэмы "Демон" (ч. 1, I).
   44 Из стихотворения "1831-го июня 11 дня".
   45 Из поэмы "Демон" (ч. 1, IX).
   46 Из поэмы "Демон" (ч. 2, IX).
   47 Цитируются воспоминания А. И. Васильчикова (Висковатый. С. 405; Л. в восп. С. 468).
   48 Воспоминания Э. А. Шан-Гирей цитируются по книге Висковатого (С. 397). О слухах, будто Э. А. Шан-Гирей явилась причиной дуэли Лермонтова с Мартыновым, упоминается там же (Висковатый. С. 430; в более категоричной форме эта версия была высказана А. Н. Пыпиным в биографическом очерке о Лермонтове в изд.: Лермонтов М. Ю. Сочинения / Под ред. П. А. Ефремова. СПб., 1873. Т. 1. С. LVIII). С опровержений этого совершенно "ложного обвинения" начинает свой рассказ о знакомстве с Лермонтовым сама Шан-Гирей (РА. 1889. No 6. С. 315; Л. в восп. С. 430).
   49 Цитата из 3-го очерка "Литературных и житейских воспоминаний" И. С. Тургенева (1869) (см.: Л. в восп. С. 296).
   50 См.: Висковатый. С. 454.
   51 Из автобиографической заметки Лермонтова 1830 г. (VI, 386).
   52 Полностью приводится четверостишие, датируемое 1831 г.
   53 Из поэмы "Сказка для детей" (строфа 21).
   54 Там же (строфа 9).
   55 Из стихотворения "Настанет день - и миром осужденный..." (1831).
   56 Из стихотворения "1831-го июня 11 дня".
   57 Из стихотворения "Не смейся над моей пророческой тоскою..." (1837?).
   58 Рассказ А. И. Васильчикова в пересказе Висковатого (см.: Висковатый. С. 425).
   59 Из поэмы "Демон" (ч. 2, XV).
   60 См. примеч. 49 к наст. статье.
   61 Вольный пересказ воспоминаний П. Ф. Вистенгофа (см.: Висковатый. С. 113-114).
   62 Из воспоминаний Вистенгофа (Висковатый. С. 121).
   63 Из воспоминаний Ф. Боденштедта (Висковатый. С. 381; Л. в восп. С. 368).
   64 Из воспоминаний Вистенгофа (Висковатый. С. 114-115; Л. в восп. С. 139).
   65 См. примеч. 1 к наст. статье.
   66 Из ранней редакции стихотворения "Св. Елена" (1831).
   67 А. А. Лопухин писал Лермонтову 7 января 1833 г. о том, как был воспринят в Москве его переход из университета в Школу юнкеров: "А уж почтенные-то расходились! Твердят: "Вот чем кончил!.. И никого-то он не любит! Бедная Елизавета Алексеевна!.."" (Висковатый. С. 140).
   68 Эту фразу П. П. Вяземский приписал французской поэтессе Адель Омер де Гелль (Вяземский П. П. Лермонтов и г-жа Гоммер де Гелль // РА. 1887. No 9).
   69 См. примеч. 9 к статье Михайловского.
   70 Из письма к М. А. Лопухиной от 23 декабря 1834 (VI, 428). В письме речь идет о приезде А. А. Лопухина - брата В. А. Лопухиной.
   71 Пересказ воспоминаний В. П. Бурнашева (Л. в восп. С. 223). Собеседником Лермонтова был не Алексей Аркадьевич Столыпин (Монго), а его брат Николай Аркадьевич (1814-1884), камер-юнкер, чиновник Министерства иностранных дел.
   72 См. примеч. 5 к статье Адамовича.
   73 См. примеч. 19 к наст, статье.
   74 См.: Висковатый. С. 159.
   75 Там же. С. 405.
   76 Там же. С. 73.
   77 Мережковский повторяет высказанную Висковатовым (С. 291-292) версию о том, что стихотворение "Ребенку" (1840) обращено к дочери B. А. Бахметевой (Лопухиной).
   78 Из стихотворения "Сентября 28" (1831).
   79 Цитируются воспоминания И. И. Панаева (Л. в восп. С. 310).
   80 Из поэмы "Демон" (ч. 1, XVI).
   81 Из стихотворения "1831-го июня 11 дня".
   82 Донесение генерал-лейтенанта А. В. Галафеева цитируется с небольшими неточностями по книге Висковатого (с. 349-350).
   83 24 декабря 1840 г. генерал В. С. Голицын представил Лермонтова к награде золотой саблей "За храбрость".
   84 См.: Л. в восп. С. 471.
   85 Неточная цитата из стихотворения Пушкина "Дар напрасный, дар случайный..." (1828).
   86 Митрополит Филарет (в миру - Василий Михайлович Дроздов; 1782-1867) - митрополит московский и коломенский (с 1826 г.). Прочитав стихи "Дар напрасный, дар случайный...", Филарет сочинил на них поэтическое возражение ("Не напрасно, не случайно / Жизнь от Бога мне дана..."), которое стало известно Пушкину и вызвало его стихотворный же ответ ("В часы забав иль праздной скуки...", 1830).
   87 Из письма А. И. Тургенева неизвестному от 29 января 1837 г. (Пушкин и его современники. СПб., 1908. Вып. VI. С. 54; ср.: А. С. Пушкин в воспоминаниях современников. СПб., 1998. Т. 2. С. 208).
   88 Цитата из Библии (Иов 9 : 32; 10 : 2).
   89 Из стихотворения З. Н. Гиппиус "Молитва" (1897).
   90 Из стихотворения "Гляжу на будущность с боязнью..." (1837-1838).
   91 Из стихотворения "Я не хочу, чтоб свет узнал..." (1837).
   92 Из стихотворения "Благодарность" (1840).
   93 Книга Иова 42 : 7.
   94 Цитата из Библии (Быт. 32 : 24).
   95 Из Евангелия (Лук. 22 : 44).
   96 Из поэмы "Сказка для детей" (строфа 6).
   97 Из стихотворения "1831-го июня 11 дня".
   98 Цитируется автобиографическая "Записка 1830 года, 8 июля. Ночь" (VI, 385-386).
   99 Из автобиографической заметки (VI, 386-387).
   100 Неточно цитируются воспоминания А. П. Шан-Гирея (Висковатый. C. 273-274; Л. в восп. С. 37-38).
   101 Николай Федорович Бахметев (1798-1884) - муж В. А. Лопухиной (подробнее об истории ее замужества см.: Висковатый. С. 278-289).
   102 Из стихотворения "Валерик".
   103 Из стихотворения "К Л." ("У ног других не забывал...", 1831).
   104 Из стихотворения "Вал ерик".
   105 Реплика Юрия Радина из драмы "Два брата" (1834-1836) (д. II).
   106 Из стихотворения "Есть речи - значенье...".
   107 Отсылка к стихотворению Пушкина "Жил на свете рыцарь бедный..." (1829) и книге "Стихи о Прекрасной Даме" А. Блока.
   108 Из стихотворения "Ужасная судьба отца и сына..." (1831).
   109 Из поэмы "Сказка для детей" (строфа 9).
   110 Из письма А. А. Лопухину от 16-26 октября 1840 г. (VI, 457).
   111 Из поэмы "Демон" (ч. 2, X).
   112 Из стихотворения "Любовь мертвеца" (1841).
   113 Висковатый. С. 286-287.
   114 Из стихотворения "Стансы" ("Мне любить до могилы творцом суждено...", 1830-1831).
   115 Из стихотворения "Любовь мертвеца".
   116 Реплика не из письма, а из из разговора Веры с Печориным ("Княжна Мери", запись "23-го мая").
   117 Из стихотворения "Когда б в покорности незнанья..." (1831).
   118 Вольно цитируется рассказ барона Льва Васильевича Россильона (1803-1882), записанный Висковатым (С. 343-344).
   119 Из письма С. А. Раевскому от второй половины ноября - начала декабря 1837 г. (VI, 440-441).
   120 Дядя Ерошка - персонаж повести Л. Толстого "Казаки" (1863). Ср.: Мережковский Д. С. Л. Толстой и Достоевский. М., 2000. С. 109.
   121 Из романа "Герой нашего времени" ("Бэла").
   122 О легендарном предке Лермонтовых, шотландском барде Томасе Рифмаче (Фоме Рифмаче) см.: Висковатый. С. 75-80.
   123 Цитата из Библии (Иов 38 : 4).
   124 Из поэмы "Мцыри" (строфа 11).
   125 Из стихотворения "Небо и звезды" (1831).
   126 Из романа "Герой нашего времени" ("Княжна Мери", запись "16 мая").
   127 Из поэмы "Мцыри" (строфа 6).
   128 Из стихотворения "Русалка "(1832).
   129 См. примеч. 51 к наст, статье.
   130 Из повести "Штосс" (гл. 1 и 2).
   131 Неточная цитата из 8-й главы 1-й части романа Достоевского "Подросток".
   132 Эпизод из романа "Преступление и наказание" (ч. II, гл. 6).
   133 Герой повести Достоевского "Записки из подполья" (1864).
  

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 372 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа