Главная » Книги

Мерзляков Алексей Федорович - Стихотворения, Страница 8

Мерзляков Алексей Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

tify">  
  
  
  Как будто бы не знает
  
  
  
  
  Вины моих скорбей,
  
  
  
  
  Холо.дно сострадает
  
  
  
  
  Об участи моей.
  
  
  
  
  
  Когда перед любезной
  
  
  
  
  Те песенки певал,
  
  
  
  
  Где чувства голос нежный,
  
  
  
  
  Страсть сердца выражал,
  
  
  
  
  
  Всемила их хвалила.
  
  
  
  
  Но слава ль мой предмет?
  
  
  
  
  Любовь их сочинила,
  
  
  
  
  Любовь на них ответ!
  
  
  
  
  
  Не раз весна являлась
  
  
  
  
  Среди полей, лугов;
  
  
  
  
  Не раз она скрывалась -
  
  
  
  
  Мой жребий всё таков!
  
  
  
  
  
  Быть может, есть искусство
  
  
  
  
  Особенно пленять.
  
  
  
  
  Не знаю: мне лишь чувство
  
  
  
  
  Судьба хотела дать.
  
  
  
  
  
  По сердцу верен, страстен,
  
  
  
  
  Ни с кем им не сменюсь;
  
  
  
  
  Хоть счастлив, хоть несчастен,
  
  
  
  
  Но сердцем я горжусь,
  
  
  
  
  
  Есть многие умнее,
  
  
  
  
  Любезнее меня;
  
  
  
  
  Но кто верней, нежнее,
  
  
  
  
  Кто любит так, как я?
  
  
  
  
  
  Ах, если бы я прежде
  
  
  
  
  Любви мученья знал,
  
  
  
  
  Не верил бы надежде,
  
  
  
  
  Свободой не скучал!
  
  
  
  
  
  
  
  К ЭЛИЗЕ,
  
  
  
   КОТОРАЯ СЕРДИЛАСЬ НА АМУРА
  
  
  
  
  
  Элиза! Я в смущеньи!
  
  
  
  
  Откуда гнев такой?
  
  
  
  
  Против Амура мщенье?
  
  
  
  
  Амур - невольник твой.
  
  
  
  
  
  Как то виною ставить,
  
  
  
  
  Что он за честь твою
  
  
  
  
  Киприду рад оставить
  
  
  
  
  И Душеньку свою?
  
  
  
  
  
  Как тем лишь оскорбиться,
  
  
  
  
  Что бедненький божок
  
  
  
  
  В твоей уборной льстится
  
  
  
  
  Иметь свой уголок?
  
  
  
  
  
  Что славой почитает
  
  
  
  
  Всегда служить тебе,
  
  
  
  
  Элизу украшает,
  
  
  
  
  Хотя на зло себе?
  
  
  
  
  
  "Мне, право, всё постыло,
  
  
  
  
  Покою ни часа!"
  
  
  
  
  Вольно ж Элизе было
  
  
  
  
  Слепцу открыть глаза!
  
  
  
  
  
  Плутишка сей игривый,
  
  
  
  
  Когда тебя узнал,
  
  
  
  
  Стал тихий, молчаливый
  
  
  
  
  И резвость потерял.
  
  
  
  
  
  Всесильный бог простился
  
  
  
  
  С колчаном золотым;
  
  
  
  
  Зато вооружился
  
  
  
  
  Он взором лишь твоим.
  
  
  
  
  
  Элиза! Если будешь
  
  
  
  
  Ты злым его считать,
  
  
  
  
  То как же нам присудишь,
  
  
  
  
  Как нам его назвать;
  
  
  
  
  
  Нам, коими всечасно,
  
  
  
  
  По милости твоей,
  
  
  
  
  Он правит самовластно,
  
  
  
  
  Как мальчик - для затей?
  
  
  
  
  
  По вышнему уставу
  
  
  
  
  Нам должно век страдать,
  
  
  
  
  Элизе лишь в забаву
  
  
  
  
  Лить слезы и молчать.
  
  
  
  
  
  Я сам вчера сердился,
  
  
  
  
  С Амуром в спор вступил;
  
  
  
  
  Малютка прослезился
  
  
  
  
  И так мне говорил:
  
  
  
  
  
  "Ах, я и сам невинен!
  
  
  
  
  Всмотрись в нее со мной!
  
  
  
  
  Я бог... но я бессилен
  
  
  
  
  Владеть самим собой!"
  
  
  
  
  
  <1808>
  
  
  
  
  
  
  РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ
  
  
  
  
  
   ИСТИННЫЙ ГЕРОЙ
  
  
  
  
  
   Первый голос
  
  
  
  
  Приятно во брани ужасной с врагами
  
  
  
  За отчество кровь проливать,
  
  
  
  Приятно герою в огне, меж волнами
  
  
  
  За веру, за правду страдать.
  
  
  
  Он с мужеством в сердце, с булатом в руках
  
  
  
  На быстрых усердья летает крылах.
  
  
  
  Гремят над ним громы, - он гром презирает
  
  
  
  И лавры зелены везде собирает.
  
  
  
  
  
   Второй голос
  
  
  
  
  Ах, страшно во брани, страшно, герои,
  
  
  
  Там смерть и героев разит;
  
  
  
  Лишь лютостью зверской славятся бои;
  
  
  
  Или за убивства вам слава манит?
  
  
  
  Там в воздухе мрачном ядра свистят,
  
  
  
  Булатные сабли и копья блестят;
  
  
  
  В громаде оружий герой погребенный
  
  
  
  Истлеет, и светом и другом забвенный.
  
  
  
  
  
   Первый голос
  
  
  
  
  Бессмертных героев подвиги громки;
  
  
  
  Их слава трубой возгласит,
  
  
  
  Чудиться им будут поздны потомки,
  
  
  
  И время их образ почтит.
  
  
  
  Герои, упавши средь битв на полях,
  
  
  
  В чувствительных вечно пребудут сердцах;
  
  
  
  Созреют над гробом их лавры зелены,
  
  
  
  Слезами друзей орошенны.
  
  
  
  
  
   Второй голос
  
  
  
  
  Злодейство обыкло и делом, и словом
  
  
  
  Святому всему подражать;
  
  
  
  И мужества, чести блестящим покровом
  
  
  
  Себя возносить, украшать.
  
  
  
  Герои по трупам убитых людей,
  
  
  
  Скользя во крови, ко славе своей
  
  
  
  При воплях несчастных сограждан стремятся,
  
  
  
  Личиной геройства хотят украшаться.
  
  
  
  
  
   Первый голос
  
  
  
  
  Не лавры, омытые кровию смертных,
  
  
  
  Нам имя героев дают;
  
  
  
  Виновников зол неиссчетных
  
  
  
  По смерти потомки клянут;
  
  
  
  Герой, кто, отечества славу любя,
  
  
  
  В опасности бодро ввергает себя;
  
  
  
  Средь брани кровавой брань презирает
  
  
  
  И слезы несчастных сирот отирает.
  
  
  
  
  
  
  Оба вместе
  
  
  
  
  Герой, кто на брани лишь правду священну
  
  
  
  Во сердце геройском хранит,
  
  
  
  Кто злато, корысти и пышность презренну
  
  
  
  Предметом геройства не чтит,
  
  
  
  Кто наглостью, злобой рожденных врагов
  
  
  
  Приводит в храм мира без ран и оков.
  
  
  
  Отечеству, вере и в недрах покоя
  
  
  
  Служить беспрерывно - вот слава героя!
  
  
  
  
  <1796>
  
  
  
  
  
  
  
   НОЧЬ
  
  
  
  
   Уже хаоса дщерь ужасна
  
  
  
   На тяжких крылиях, во свет
  
  
  
   Как буря ниспустившись мрачна,
  
  
  
   Простерла в облаках полет.
  
  
  
   Ее одежда - тучи черны,
  
  
  
   Усеянные тьмою звезд,
  
  
  
   Что сыплют искры света бледны
  
  
  
   В пространства бесконечны мест.
  
  
  
  
   Летит! - и воздух страшно воет,
  
  
  
   Гнетомый тяжестью под ней,
  
  
  
   Размахом крыл вселенну кроет,
  
  
  
   Мрак сыплет из своих очей;
  
  
  
   От персей ро.су проливает,
  
  
  
   На тучи новых горы туч
  
  
  
   Кладет - и небо помрачает.
  
  
  
   День кроет в Понте бледный луч.
  
  
  
  
   И се, как мрачна тень, спустившись,
  
  
  
   Подвигла маковым жезлом,
  
  
  
   И вся природа, к ней склонившись
  
  
  
   На лоно, спит священным сном.
  
  
  
   Любезна тишина в долинах
  
  
  
   Воздвигла трон свой на цветах;
  
  
  
   Не слышен ветров вой в пустынях,
  
  
  
   Ни рев зверей в густых лесах.
  
  
  
  
   Всё спит, и в мраморе, в кристаллах
  
  
  
   Коварство злобно мира спит
  
  
  
   На окровавленных кинжалах
  
  
  
   И сна в мечтах весь свет разит.
  
  
  
   И пышность дремлет там презренна
  
  
  
   На персях роскоши, сует;
  
  
  
   И праздность, леность расслабленна
  
  
  
   Болезни купно с сном пиет.
  
  
  
  
   И зависть ищет там покоя,
  
  
  
   Но, ах! покой ее бежит,
  
  
  
   В норах себя, в пещерах кроя,
  
  
  
   Нигде сладчайша сна не зрит.
  
  
  
   Обвившись вкруг нее трекратно
  
  
  
   И жало в бледну грудь вонзив,
  
  
  
   Змей точит черну кровь всечасно,
  
  
  
   Сей свет ей в ад преобратив.
  
  
  
  
   И ты, о скупость! тамо дремлешь,
  
  
  
   Близ идола во мгле сидя,
  
  
  
   Малейший шум со страхом внемлешь,
  
  
  
   Боишься света - и себя.
  
  
  
   Ты, ты одна против природы
  
  
  
   Клянешь и сон, и самый день,
  
  
  
   И сладостям драгой свободы
  
  
  
   Предпочитаешь гнусный плен.
  
  
  
  
   Покайтесь все, или страдайте
  
  
  
   В начало предгрядущих мук;
  
  
  
   Из собственных здесь яд примайте,
  
  
  
   А там суда из грозных рук.
  
  
  
   И благо всех утех презренных
  
  
  
   Коварным, пышным, гордым, злым
  
  
  
   Не есть ли бездна мук несчетных?
  
  
  
   И самый свет не гроб ли им?
  
  
  
  
   Градов утехи, чести, слава
  
  
  
   Презренных роскоши детей,
  
  
  
   Для сердца доброго отрава,
  
  
  
   Не льстите вы душе моей!
  
  
  
   Прошло, прошло уже то время,
  
  
  
   Как ваши узы я лобзал,
  
  
  
   Носил охотно ваше бремя;
  
  
  
   Теперь уже не ваш я стал.
  
  
  
  
   И что ж вы в свете сем превратном?
  
  
  
   Не те ль прелестные огни,
  
  
  
   Что странник в беспокойстве страшном
  
  
  
   Зрит на могилах в мрачны дни?
  
  
  
   За ними следует несчастный,
  
  
  
   Свой дух надеждой веселит
  
  
  
   И вдруг себя в пустыне мрачной,
  
  
  
   В жилище хладной смерти зрит.
  
  
  
  
   Почто ж толико слепы смертны,
  
  
  
   Что вас не могут познавать?
  
  
  
   Когда ж познают, сколь вы вредны,
  
  
  
   Почто не могут вас бежать?
  
  
  
   Там света гордый победитель,
  
  
  
   Который царства раздавал,
  
  
  
   Градов и крепостей строитель
  
  
  
   В позорном плене вашем пал.
  
  
  
  
   Герой, венцом венчанный славы,
  
  
  
   Что Рим вознес на высоты,
  
  
  
   Отколь царям давал уставы,
  
  
  
   Погиб средь звуков славы ты!
  
  
  
   Несясь на гордой колеснице,
  
  
  
   Ведя в триумфе королей,
  
  
  
   Ты скиптр желал иметь в деснице,
  
  
  
   Ж

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 204 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа