Главная » Книги

Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Поиски клипера "Изумруд" за H. H. Миклухой-Маклаем, Страница 3

Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Поиски клипера "Изумруд" за H. H. Миклухой-Маклаем


1 2 3 4

ь астролябцевъ сь австралитянами, то первые въ этомъ отношен³и стоятъ далеко выше послѣднихъ. Послѣдн³е мало чѣмъ отличаются отъ животныхъ, развѣ только безобраз³емъ.
   Волосы y астролябцевъ курчавые и черные; но они умѣютъ превращать ихъ въ рыж³е тѣмъ же способомъ, какъ и дорейцы. На уборку волосъ они вовсе не обращаютъ вниман³я; оригинальной прически дорейцевъ между астролябцами не попадается. За то перья, которыми они украшаютъ свои волосы, отличаются большею пестротою. Они иногда образують цѣлую д³адему. Иногда къ волосамъ привязываются черепаховые кружочки. Всѣ эти украшен³я цѣнятся весьма дорого и отдаются неохотно. Въ носу носятъ кольца изъ кости или изъ раковинъ, иногда дуги, продѣваемыя въ отверст³е носовой перегородки.
   Татуировка встрѣчается только y нѣкоторыхъ, и то только на лицѣ. Тѣло красится бѣлыми и красными полосами и пятнами, что придаеть имъ, по ихъ мнѣн³ю, воинственный видъ. Въ ушахъ носятъ расширяющ³яся книзу серьги, въ которыя вдѣваютъ бѣлыя костяныя кольца. На рукахъ, выше локтя, почти всѣ носятъ браслеты, пальца въ три шириною, плетеные изъ древесныхъ волоконъ. Къ нижней части ихъ привязано нѣсколкео бѣлыхъ колецъ, такихъ же, какъ въ серьгахъ. На шеѣ ожерелье изъ мелкихъ разноцвѣтныхъ раковинъ, зубовъ акулы и костей. Подобныя ожерелья иногда располагаются низко на груди.
   Непремѣнную принадлежность туалета составляютъ двѣ сумки. Онѣ такъ тщательно фабрикуются изъ древесныхъ волоконъ, что не хочется вѣрить, чтобы это могло быть произведен³е дикарей, въ глаза не видавшихъ мануфактурныхъ произведен³й Европы. Окрашены онѣ продольными черными и бѣлыми полосами. Одна изъ сумокъ весьма малыхъ размѣровъ носится обыкновенно на шеѣ и вмѣщаеть въ себѣ небольшого идола. Эта сумка соотвѣтствуетъ нашей ладонкѣ. Вторая замѣняетъ имъ во время путешеств³й нашъ сакъ-вояжъ и всегда носитея черезъ плечо. Въ ней находятся: небольш³е идолы, пища и украшен³я, табакъ и бетель. Кромѣ бетеля, y нихъ есть сосудъ бутылкообразной тыквы, въ который насыпается толченая коралловая известь; ее обыкновенно достаютъ оттуда съ помощью самодѣльныхъ костяныхъ ложечекъ. Подобныхъ бутылокъ бываетъ по нѣскольку. Бутылку замѣняеть иногда бамбуковая широкая, но невысокая дудка съ рѣзьбой, настолько, конечно, изящной, насколько это можно сдѣлать отточевой раковиной. Въ эту же сумку складываются на время сна украшен³я, ножички или, лучше сказатъ, заостренныя ракушки. Тутъ лежатъ свистки, имѣющ³е форму гусинаго яйца, на заостренномъ концѣ и посрединѣ котораго находятся небольш³я отверст³я; зажимая или открывая пальцами среднее и дуя въ верхнее, дикари получаютъ довольно непр³ятный для нашего слуха звукъ. Иногда въ этомъ мѣшкѣ попадаются нижн³я человѣческ³я челюсти, почитаемыя ими священными. Табакъ всегда лежитъ небольшими свертками, курятъ они его завернутымъ въ листья какого-нибудь дерева.
   Вся одежда папуаса состоитъ изъ одного пояса стыдливости, сдѣланнаго изъ древесныхъ волоконъ и окрашеннаго въ красный цвѣтъ. Мы даже не надѣялись и этого встрѣтить, такъ какъ видѣнные нами папуасы за нѣсколько дней до этого въ Новой-Ирланд³и ходили совершенно наг³е. A между тѣмъ папуасы Новой-Ирланд³и, судя по нѣкоторымъ англ³йскимъ словамъ, извѣстнымъ имъ, давно знакомы съ европейцами.
   Осмотрѣвъ своихъ гостей мы повели ихъ въ каютъ-компан³ю, гдѣ имъ показали зеркало и фортеп³ано.. Первое особенно ихъ забавляло; они любовались на свои выкрашенныя сурикомъ физ³оном³и и предполагали, что бѣлые сдѣлали имъ большую честь. Тутъ же ихъ угостили чаемъ и разными сластями; они ѣли и пили съ особеннымъ удовольств³емъ, судя по радостно-испуганнымъ физ³оном³ямъ.
   Когда стало темнѣть, мы, щедро одаривъ и обласкавъ нашихъ гостей, отпустили домой разсказывать о видѣнныхъ и слышанныхъ чудесахъ. Маклай не ошибся въ своемъ разсчетѣ: на слѣдующее утро и въ друг³е дни мног³е стали добровольно сами являться на корветъ, привозя разныя свои домашн³я произведен³я для мѣны на европейск³я вещи, особенно на бутылки. Одинъ разъ, въ такой же торжественной процесс³и, какъ и съ собаками, они принесли вамъ свинью, за что, конечно, получили множество разныхъ лохмотьевъ, бутылокъ и пр.
   Воспользовавшись праздничнымъ днемъ, мы цѣлой компан³ей отправилисъ послѣ на паровомъ катерѣ по деревнямъ, чтобы сколько-нибудь ознакомиться съ внутренней жизнью туземцевъ. Деревни туземцевъ мы легко находили по общимъ признакамъ (кокосовыя пальмы). Всѣ онѣ на одинъ покрой: также удалены отъ берега саженъ на 50-100, тѣ же общежительные дома, тѣ же хижины - все это расположено относительно другъ друга въ совершенномъ безпорядкѣ. Между хижинами разбросаны столы довольно правильнаго устройства. Тутъ же растутъ кокосовыя палъмы и китайск³я розы; остальныя деревья и кустарники тщательно вырублены. Отъ деревни всегда идетъ нѣсколько тропинокъ - къ берегу, гдѣ стоятъ пироги, и въ сосѣдн³я деревни. Огородовъ и плантац³й вблизи деревни не видно; онѣ обыкновенно устраиваются въ совершенно скрытыхъ и извѣстныхъ только хозяевамъ мѣстахъ, чтобы черные враги не могли ихъ ограбить.
   Деревни обыкновенно располагаются на одномъ большомъ или нѣсколькихъ малыхъ холмахъ, всегда вблизи ручья или рѣчки. Въ первый разъ мы посѣтили ту самую деревню (Горенда), въ которой Маклай свелъ первое знакомство со своими будущими сожителями. Она расположена на двухъ холмахъ, лежащихъ одинъ за другимъ. Насъ встрѣтили одни мужчины въ большомъ числѣ и положили передъ нами свои пики, топоры и стрѣлы, вѣроятно, съ цѣлью показатъ свое миролюбивое настроен³е къ пришельцамъ съ луны, которыхъ они считали, очевидно, гораздо выше себя. Женщины и дѣти были переселены въ горы. Обмѣнявшись разными привѣтств³ями и вымѣнявъ на привезенныя вещи то, что намъ наиболѣе понравилось, мы отправились по тропинкѣ, идущей въ гору, и послѣ получасовой прогулки въ прохладной тѣни подъ сводами льянъ и громадныхъ тропическихъ деревьевъ, нечаягно наткнулись на заборъ. Обойдя его съ двухъ сторовъ, мы пришли въ перелазу, ведущему въ загороженное пространство. Около него стояло двое часовыхъ съ пиками. Несмотря на наши ласки и подарки, они не только не пропускали насъ, но жестами хорошо дали понять, что если мы вступимъ въ запрещенное мѣсто, то насъ изрубятъ и поѣдятъ. Считая насил³е безполезнымъ, мы хотя и имѣли револьверы въ рукахъ, но отступили, не желая вредить хорошимъ отношен³ямъ, установившимся между нашимъ натуралистомъ и дикарями. Отъ нечего дѣлать мы зажгли передъ часовыми стеариновую свѣчку; они сначала отшатнулись, но послѣ нашихъ увѣщан³й рѣшились взять ее въ свои руки.
   Возвратившись снова въ деревню, мы начали осматривать хижины со всѣми ихъ принадлежностями. Хижины имѣютъ различную величину и форму, смотря по своему назначен³ю. Предназначенныя для жилья имѣютъ 30-50 футъ въ длину, a въ ширину и вышину 15-20. Остовъ хижины состоитъ изъ шести кольевъ: два среднихъ нѣсколько длиннѣе, и четыре угловыхъ. Всѣ они соединяются горизонтальными лежнями. Къ верхнему изъ нихъ, соединяющему вершины угловыхъ кольевъ, идутъ палки и упираются подъ нѣкоторымъ угломъ въ землю. Всѣ эти части крѣпко перевязаны между собою, такъ что глядя на фасадъ можно думать, что хижина не имѣетъ стѣнъ и что крыша изъ кокосовыхъ или саговыхъ листьевъ опускается до самой земли и составляетъ со стѣнами какъ бы одно цѣлое. Фасадъ и противоположная ему сторона забирается бамбуками. Въ фасадѣ оставляется отверст³е для входа, a въ противоположной ему сторонѣ - для окна. Эти отверст³я закрываются плетенками или просто корою на запоркахъ, a иногда висятъ какъ бы на петляхъ. У фасада имѣется иногда пристройка съ навѣсомъ. Дверь въ большинствѣ случаевъ начинается не прямо отъ земли, a на нѣсколько футъ выше ея поверхности. Передъ дверью устроена площадка подъ навѣсомъ, къ этой площадкѣ ведетъ нѣсколько ступенекъ, весьма тщательно отдѣланныхъ.
   Общежительные дома отличаются своею величиною и нѣкоторые имѣютъ въ длину 100 и болѣе футовъ, a въ ширину и высоту до 30. Они не имѣютъ ни фасада, ни противоположной ему стороны, за то украшены гораздо тщательнѣе оруж³емъ, идолами и разными бездѣлками, такъ что на видъ они привлекательнѣе хижинъ.
   Войдя во внутренность одной хижины, мы увидѣли довольно большую комнату безъ потолка и пола (послѣдн³й замѣненъ хорошо утрамбованной землей). Вдоль правой продольной стѣны устроены нары, на которыхъ разбросана всякая домашняя утварь и съѣстные припасы, иногда въ большомъ количествѣ. Гдѣ-нибудь въ углу между двухъ камней устроенъ очагъ; на немъ постоянно поддерживается добытый трен³емъ огонь, такъ какъ способъ добыван³я весьма труденъ. Подобныя нары находятся и въ общественныхъ здан³яхъ, только y обѣихъ продольныхъ стѣнъ; на нихъ располагаются музыкальные инструменты, pasличнаго рода оруд³я, идолы, украшен³я, оруж³е, человѣческ³е, животные и птичьи черепа. Множество разнообразныхъ стрѣлъ, связанныхъ пучками, луки, копья и топоры красиво развѣшаны по стѣнамъ выше наръ. Тутъ же помѣщаются въ большомъ количествѣ головныя украшен³я, кокосовыя плетенки и проч.; все это - на случай нужды или пиршества. Вообще, судя по всей обстановкѣ, можно сказать, что туземцы заботятся о будущихъ черныхъ и свѣтлыхъ дняхъ жизни.
   Болѣе всего по своему безобраз³ю и громоздкости бросаются въ глаза идолы, раскрашенные красной краской и изображающ³е божества мужескаго пола. Они очень похожи на идоловъ найденныхъ экспедиц³ей "Этна" въ Гумбольдтовомъ заливѣ. Величина ихъ весьна разнообразна: есть 3 дюйна длины - так³е висятъ надъ входомъ во всякую хижину, a есть въ 10 и болѣе футъ. Иногда нѣсколько боговъ вырѣзаны одинъ за другимъ на одномъ большомъ стволѣ мягкаго дерева. Черты лица ихъ до крайности безобразны, и члены совершенно несоразмѣрны. Лицо длинное, нось необыкновенно великъ, глаза и ротъ изображены выпуклыми горизонтальными нарѣзками. Съ боковъ его идутъ двѣ дуги, изображающ³я уши, и вслѣдъ за ними еще двѣ, гораздо выпуклѣе первыхъ и упирающ³яся въ бокъ - руки. Ниже рта части тѣла не обдѣланы; непосредственно за нимъ начвиается фаллусъ необыкновенной величины. Ноги и остальныя части тѣла ничѣмъ не обозначены, и вообще можно сказать, что только голова и фаллусъ напоминаютъ изображен³е человѣка.
   Музыкальные инструменты, съ которыми дикари никогда не разстаются, также какъ и идолы, почитаются священными. Первое мѣсто между ними занимаютъ барабаны, въ видѣ песочныхъ часовъ, на большихъ основан³яхъ которыхъ натянута изборожденная небольшими дырочками шкура акулы. Бока барабана нерѣдко покрыты рѣзьбою. Другой видъ барабана представляетъ большой стволъ футовъ 15 длины, съ закругленными концами. Отъ ударовъ по немъ палками получается глухой звууъ, слышный на нѣсколько сотъ саженъ. Къ музыкальннымъ инструментамъ можно причислить свистокъ, хранимый въ большой сумкѣ, и трещотку. Трещотка имѣетъ видъ небольшого деревяннаго языка, въ которонмъ сдѣлана языкообразная выемка; въ эту выемку вставленъ меньш³й деревянный же языкъ, прикрѣпленный широкой своею частью посредствомъ пружины въ первому. Если надо произвести звукъ, то приподнимаютъ этотъ послѣдн³й языкъ за его нижнюю часть. Опускаясь, онъ хлопаетъ по нижнему языку и производитъ звуки.
   Астролябцы обладаютъ большими запасами различнаго рода оруд³й, и првитомъ самыхъ разнообразныхъ. Первое мѣсто между ними занимаетъ топоръ - вещь самая необходимая и наиболѣе употребительгая. Ручка его - корень или сукъ, изогнутый подъ прямымъ угломъ, длиною отъ 1 до 1 1/2 фута. На концѣ меньшей стороны ея плотно привязанъ тонкими древесными волокнами заостренный камень или кость. Подобнымъ инструментомъ они рубятъ деревья, выдалбливаютъ ихъ, строять дома, пироги и проч. Трудно даже себѣ представить, сколько тратится времени и здоровья для того, чтобы сдѣлать какую-либо вещь подобнымъ инструментомъ, и какъ дорого должна цѣниться всякая вещь.
   Копья дѣлаются изъ желѣзнаго дерева; они бываютъ футовъ 10 длины и такъ гладки, какъ будто отполированы. Къ остр³ю они представляютъ нарѣзки, красивую рѣзьбу и украшены пучками разноцвѣтныхъ перьевъ. На 40 шаговъ они въ состоян³и пробить двухдюймовую доску.
   Лукъ дѣлается изъ такого же желѣзнаго дерева, a тетива его изъ молодого бамбука. Стрѣлы чреввычайно разнообразгаго вида, нижняя часть ихъ изъ тонкаго бамбука, верхняя же или остр³е изъ желѣзнаго дерева, пальмоваго, кости съ нарѣзками или зубцами, a иногда и съ шариками. Опредѣлить пространство, которое можетъ пролетѣть стрѣда, выпущенная изъ лука, довольно мудрено, такъ какъ при этомъ надо приинмать во вниман³е направлен³е и силу вѣтра. Онѣ пролетаютъ разстоян³е около 100 шаговъ, но, конечно, ударъ ихъ будетъ уже такъ слабъ, что не произведетъ вреда. Изъ желѣзнаго же дерева дѣлается нѣчто въ родѣ сабель или кинжаловъ съ различными рукоятками.
   Изъ домашней утвари мы видѣли деревянныя миски и глиняные горшки. Миски при большой окружности имѣютъ незначительную глубину; снаружи испещрены красивою рѣзьбою. Въ нихъ сохраняются съѣстные припасы отъ нападен³я муравьевъ. Горшки имѣютъ весьма правильную фигуру и приготовляются исключительно въ деревнѣ на островѣ "Витязь", жители которой мѣняютъ ихъ на друг³я произведен³я. Въ нихъ варятъ пищу.
   Судя по съѣстнымъ припасамъ, видѣннымъ нами въ хижинахъ, пища туземцевъ состоитъ изъ саго, сладкаго картофеля, кокосовыхъ и другого рода орѣховъ, плодовъ хлѣбнаго дерева, хотя и въ ограниченномъ количествѣ, наконецъ, изъ рыбы и мяса. Астролябцы ѣдятъ мясо небольшихъ собауъ съ гладкой шерстью, полудикихъ свиней, величиною съ нашего поросенка, и, наковецъ, дикихъ кабановъ, которыхъ рѣдко удается убивать такимъ оруж³емъ, какъ стрѣла или копье. Вообще, мясная пища, употребляется весьма рѣдко и въ самыхъ торжественныхъ случаяхъ, напримѣръ - по окончан³и работъ и въ пер³одъ общественныхъ празднествъ. Мы встрѣтили y астролябцевъ куръ и пѣтуховъ. Они находятся въ весьма ограниченномъ количествѣ, пользуются большою любовью, уходомъ и не употребляются въ пищу. Пѣтухи, какъ и въ нашихъ деревняхъ, служатъ для указан³я времени. Астролябцы ѣдятъ, вѣроятно, по вечерамъ; это можно заключитъ изъ того, что днемъ мы никогда не заставали ихъ за ѣдой, а подъ вечеръ въ деревняхъ разводятся костры.
   Между всѣми хозяйственными работами рыболовство пользуется y нихъ едва ли не наибольшимъ вниман³емъ. Это доказываютъ и сами снаряды, коими производится ловля. Первое мѣсто между ними занимаетъ мережа. Устройство ея слѣдующее: представьте себѣ большой полый цилиндръ, имѣющ³й отверст³я во всю величину основан³й. Въ эти отверст³я какъ-бы вставлены воронки. Широкое основан³е каждой воронки и есть основан³е большого цилиндра, а узк³я основан³я ихъ суть основан³я другого цилиндра, лежащаго внутри перваго и по величинѣ, конечго, меньшаго. Этотъ меньш³й цвлиндръ внутри такъ же пустъ, какъ и большой; оба основав³я его также имѣютъ отверст³я во всю свою величину. Если такой приборъ бросить въ воду, то вода, имѣя свободный проходъ чрезъ оба воронкообразныя отверст³я большого цилиндра и оба отверст³я малаго, войдетъ во внутрь малаго цвлиндра, наполнить его и чрезъ отверст³е, сдѣланное въ боковой его поверхности, будетъ входить въ пространство, заключающееся между стѣнками большого и малаго цилиндровъ. Въ этомъ пространствѣ находится приманка для рыбы. Рыба, зайдя въ это пространство такимъ же путемъ, какъ и вода, не можетъ выйти изъ ловушки. Астролябцы вынимаютъ ее чрезъ отверст³е въ боковой поверхности большого цилиндра, которое можетъ закрываться дверцей. Для того, чтобы приборъ погружался въ воду - внизъ тою частью боковой поверхности обоихъ цилиндровъ, въ которой сдѣлагы отверст³я, въ углахъ этой части большого цилиндра придѣланы льяны съ грузомъ, заставляющимъ приборъ погружаться въ воду въ желаемомъ положен³и; а къ противоположнымъ угламъ того же цилиндра прикрѣплены двѣ длиннныя льяны, другими когцами привязанныя въ бревну, которое, плавая по поверхности воды, указываетъ мѣсто, гдѣ погруженъ дангый приборъ {На паровомъ баркасѣ мы вытащили мережу, употребивъ на эту работу болѣе получаса.}. Другой снарядъ - неводъ, имѣетъ такое же устройство, какъ и нашъ. Плетется огъ изъ волоконъ кокосовой пальмы, столъ тщательго выдѣланныхъ, что ихъ трудно отличитъ отъ голландскихъ нитокъ, и только разсучивши одну изъ нихъ, можно убѣдиться, что это - волокна пальмы.
   Отъ ближайшей къ корвету деревни, гдѣ мы хорошо познакомились со всей обстановкой жизни туземцевъ, мы на томъ же паровомъ катерѣ отправились на противоположный берегъ бухты. Катеръ шелъ на желтыя пятна, расположенныя группой по берегу съ поросшими по нимъ кокосовыми пальмами. Скоро мы стали различать хижины и двигающихся жителей деревни, стоящей почти y самаго берега. По желтымъ пятнамъ эту деревню мы назвали "Желтой". Приставая въ берегу, мы замѣтили сильное смятен³е; слышны были крики страха и ужаса. Однакожъ, по выходѣ нашемъ на землю смятен³е прекратилось, крики стихли, и насъ ожидала самая радушная встрѣча. Цѣлая толпа дикарей по сигналу начальника преклонила колѣни и оставалась въ этомъ положен³и, пока мы не ободрили ихъ ласками и подарками. Затѣмъ произошла оживленная мѣновая торговля. Мног³е изъ насъ, набравъ на корветѣ разнаго хламу, торговали имъ, разнося вь корзинахъ, a нѣкоторые раскладывали все это на столахъ, къ которымъ жители приносили для мѣны оруж³е, утварь и украшев³я. Одинъ изъ нашихъ товарищей занимался исключительно раскрашиван³емъ физ³оном³й папуасовъ сурикомъ. Это ихъ очень забавляло и доставляло, повидимому, большое удовольств³е. Они, желая угостить насъ чѣмъ-нибудь, лазили на стофутовыя пальмы за орѣхами, сбрасывали ихъ оттуда, предупреждая крикомъ о паден³и, чтобы кого не пришибло. Пробывъ здѣсь болѣе часа, мы, снова привѣтствуемые колѣнопреклонен³емъ, отправились въ деревню, лежащую въ глубинѣ бухты. Въ ней мы не застали ни единаго человѣка; даже часовыхъ не было. Уставшая часть нашей компан³и осталась отдыхать въ деревнѣ, другая - отправилась искать дикарей.
   Трудно забыть эту восхитительную природу, растительность и мѣстность. Мы шли по берегу рѣки въ долинѣ, поросшей кустарниками; кустарники, перевитые льянами, образуютъ душистый зеленый тоннель; пройдя по этому тоннелю, мы вышли на тропинку; по обѣимъ ея сторонамъ столѣтн³я деревья образуютъ сплошныя стѣны, между которыми переброшено множество гирляндъ ползучихъ растен³й. По такой тропинкѣ подошли мы къ небольшому красивому каскаду, футовъ въ 50 паден³я, образующему y своего поднож³я родъ небольшого озера, весьма удобнаго для купанья. Мы не замедлили, конечно, воспользоваться столь благопр³ятнымъ случаемъ. Въ то время, какъ мы купались, послышались радостные голоса дикарей, вѣроятно, думавшихъ, что они насъ ловко провели. Поспѣшно одѣвшись, мы тронулись въ обратный путь и, подходя къ одному перекрестку, снова ясно могли различить говоръ. Это были жители той деревни, гдѣ часть публики осталась отдыхать. Они были сильно поражены внезапнымъ нашимъ появлен³емъ и охотно отдавали все имѣющееся при себѣ за самую ничтожную тряпку или бутылку. Ласковымъ обращен³емъ мы ихъ привели въ себя и вмѣстѣ съ ними вернулись къ ожидающимъ насъ товарищамъ въ деревню. Снова произошла такая же мѣна вещей, крашен³е физ³оном³й и пр. Было уже темно, когда мы, усталые и замученные, возвратились на корветъ. Изъ всѣхъ видѣнныхъ нами деревень, самая большая и красиво расположенная находится на островѣ "Витязь" (по туземному Билибили). Она раскинута на нѣсколькихъ холмахъ, покрытыхъ богатою растительностью и круто спускающихся къ морю. Мѣстность оживлена небольшими ручьями. Громадныя деревья, повитыя льянами, образуютъ какъ-бы воздушныя качели. У береговъ, въ маленькихъ бухточкахъ, стоитъ цѣлый флотъ большихъ пирогъ съ разноцвѣтными высокими мачтами, на плотахъ которыхъ развѣвались пестрые флюгеры и вымпела, оканчивающ³еся пестрыми пучками перьевъ! Послѣ радушнаго пр³ема со стороны жителей мы позволили себѣ осмотрѣть эти замѣчательныя пироги, сдѣланныя такъ наивно и такими первобытными оруд³ями. Длина ихъ 60-80 футовъ, вышина 5-6, но ширина сравнительно съ длиной ничтожна. Подводная часть пироги дѣлается изъ одного большого дерева; къ концамъ его придѣланы штевни {Основан³е передней и задней части судна.}. Между штевнями и шпангоутами (ребра корабля), прикрѣпленными въ основной долбленый брусъ, положена обшивка, образующая подводную часть пироги. Она крѣпко связана кокосовыми волокнами какъ со шпангоутами, такъ и со пггевнями. Наружный бортъ украшенъ рѣзьбою такъ же, какъ и форъ и ахтерштевень. Форъ (передн³й) и ахтерштевень (задн³й) выдаются вверхъ и украшены развоцвѣтными раковинами. Съ одной стороны въ большихъ пирогахъ имѣется противовѣсъ, соотвѣтствующ³й парусности. Посрединѣ пироги возвышается бамбуковая клѣтуа или каюта, раздѣленная по высотѣ на двѣ половины такимъ образомъ, что нижняя совершенно закрыта поломъ верхней и имѣетъ входъ черезъ особую дверь. Назначен³е нижней, вѣроятно, для жилья, верхней - для стрѣльбы изъ луковъ. Мачты (нѣкоторыя пироги имѣютъ по одной мачтѣ) толстыя, высок³я и расположены довольно симметрично. На нихъ поднимаются больш³е четырехугольные паруса съ двумя рейнами (бруски) на верхней и нижней его шкаторинѣ. Поднимаются они посредствомъ фала (веревка для подъема парусовъ), продѣтаго въ дыру топа (оконечности) мачты, a спускаются и завертываются на нижн³й реевъ посредствомъ кольца, прикрѣпленнаго въ одномъ изъ концовъ его. Тщательная отдѣлка всѣхъ частей пироги и хранен³е пирогъ въ особыхъ сараяхъ показываетъ, что онѣ высоко цѣнятся островитянами и составляютъ ихъ гордость. Въ этой же деревнѣ мы видѣли массы деревянныхъ мисокъ и глиняныхъ горшковъ. Очевтдно, что здѣсь мѣсто ихъ приготовлен³я, a сбытъ производится въ береговыхъ деревняхъ, откуда они получаютъ огородные овощи и проч.
   Мы посѣщали деревни, всегда вооружившись шестиствольными револьверами. Оказалось, что это совершенно излишняя предосторожность, такъ какъ астролябцы не подали ни малѣйшаго знака непр³язни. Хорошо сознавая наше превосходство и опасаясь за свою жизнь и имущество, они вполнѣ покорились нашимъ дѣйств³ямъ и при встрѣчѣ въ знакъ мира клали оруж³е на землю. Они до того трусили, что при зажиган³и спички отскакивали на нѣсколько шаговъ. При всемъ томъ они поступали весьма осторожно, видя въ насъ сильныхъ и опасныхъ гостей. Они устраняли и прятали все, что по ихъ мнѣн³ю могло возбудить нашу жадность, запирали свои хижинны и общественные дома, показывали ихъ неохотно, стараясь скорѣе опять закрыть. Замѣчая, что мы нисколько не набрасываемся на ихъ богатства и ничего не трогаемъ безъ спросу, они успокоивались. Но астролябцы не переставали опасеаться на своихъ женщинъ и дѣтей; всѣ они были высланы въ горы, и никто изъ насъ не видѣлъ ни одной женщины. Какъ видно, дикари хотя и считали насъ пришельцами съ луны, но подозрѣвали въ насъ общечеловѣческ³я слабости и опасались похищен³я или насил³я, - что легко могло случиться по ихъ мнѣн³ю послѣ долгаго вояжа съ луны, - a потому заблаговременно и удаляли свой прекрасный полъ.
  

---

  
   По ознакомлен³и съ мѣстностью и туземцами, мы приступили къ работамъ - съ цѣлью устроить на берегу жилище для Маклая и запастись дровами.
   Рубка дровъ представлялась особенно затруднительвою, такъ какъ огромные стволы были перевиты льянами, и трудно быдо срубить дерево и потомъ вытащить его на просторъ. Когда дерево рушилось на землю, человѣкъ 50 команды, припѣвая "дубинушку", захватывали его въ нѣсколькихъ мѣстахъ веревками и выволакивали на болѣе просторное мѣсто. Тутъ его разрубали на части и таскали эти части къ берегу; болѣе мелк³я изъ нихъ нагружались на гребныя суда, a болѣе крупныя брались на буксиръ. Такъ какъ шлюпкамъ нельзя было подходить къ берегу вплотную, то приходилось измученной зноемъ командѣ производить послѣднюю работу по поясъ въ водѣ, что и было причиною лихорадочной эпидем³и. Окончательная рубка дровъ на полѣнья производилась уже на палубѣ корвета. Ежедневно было занято такой работой до 100 человѣкъ. При всемъ старан³и отличной комавды, мы въ семь дней успѣли нарубить дровъ всего на сутки для средняго хода 360-сильной машины!
   Кромѣ того, ежедневно было отряжаемо по 35 человѣкъ, преимущественно изъ плотниковъ, столяровъ и маляровъ, въ распоряжен³е Маклая для постройки его дома и устройства погребовъ и торпедъ. Мѣсто, выбранное для жилья Маклаю, находилось на берегу порта "Велик³й Князь Константинъ" (Gabina, по туземному). Оно нѣсколько возвышенно противъ остальной части порта и прорѣзывается ручьемъ, вытекающимъ изъ болотистой долины. Хорошо утоптанныя тропинки вели оттуда въ деревни. Площадка около 10-15 квадратныхъ саженъ была очищена отъ деревьевъ и кустарниковъ, за исключен³емъ двухъ большихъ деревъ, оставленныхъ возлѣ самаго дома съ тѣмъ, чтобы громадныя вѣтви ихъ, повитыя множествомъ льянъ, давали тѣнь и прохладу въ невыносимые, вѣчно знойные дни. Затѣмъ приступили къ постройке дома.
   Въ землю были вбиты 6 брусьевъ, вышиною около З 1/2 фу товъ: они и составили фундаментъ. На нихъ положены горизонтальные брусья, въ которые укрѣплено 6 вертикальныхъ стоекъ, связанныхъ наверху такими же горизонтальными брусьями, какъ нижн³е, положенные на фундаментъ. Въ выемки, сдѣланныя въ стойкахъ, вставлены тонк³я доски, образующ³я досчатыя стѣны только на 2/3 высоты стоекъ; остальная часть завѣшена парусиной, которую можно приподнимать, какъ штору, для очищен³я воздуха комнаты и для прохлады. Съ боковъ сдѣлано два крыльца, по которымъ можно входить въ комнату, раздѣленную на двѣ половины: одна - для Маклая, другая - для его слугъ. Спереди устроена на трехъ сваяхъ маленькая веранда подъ навѣсомъ продолженной крыши, покрытой листьями саговой и кокосовой пальмы. Длина дома между крайними стойками 15 футъ, ширина и высота шесть. Въ находившейся неподалеку хижинѣ, оставленной туземцами, Маклай устроилъ свою кухню. Въ ней, должно быть, жилъ прежде одинъ изъ туземцовъ по имени Туй. Въ началѣ постройки дома онъ принималъ дѣятельное участ³е въ нашихъ работахъ; но потомъ онъ пересталъ являться. Когда его спросили о причинѣ, то жестами онъ объяснилъ, что ему запретило общество, и притомъ прибавилъ, указывая при этомъ на корветъ:
   "Когда корветъ уйдетъ, то весь домъ будетъ изрубленъ, сожженъ, и Маклай выгнанъ вонъ!"
   Чтобы не вводить туземцевъ въ искушен³е, Маклай зарылъ въ погребѣ менѣе нужныя и запасныя вещи. Этотъ погребъ былъ устроенъ подъ домомъ; въ другомъ погребѣ, устроенномъ на нѣкоторомъ разстоян³и отъ дома, зарыли около 5-ти пудовъ пороху, a вокругъ помѣстили шесть торпедъ, которыя можно было взорвать моментально однимъ движен³емъ руки, и тѣмъ, въ случаѣ нападен³я, навести на нападающихъ паническ³й страхъ. Въ каждой торпедѣ было помѣщено по двѣ бутылки пороху: одна изъ нихъ могла быть взорвана, ударнымъ составомъ, другая - посредствомъ стопина (пороховой нитки), проведеннаго изъ дома черезъ бамбуковую трубку. Маклаю была оставлена весельная шлюбка съ парусами и со всѣми принадлежностями для морского перехода. На ней смѣло можно было пуститься вдоль сѣвернаго берега Новой-Гвинеи въ Дорей и даже Тернате. Вблизи дома штурманск³й офицеръ устроилъ солнечные часы, такъ какъ на настоящую вѣрность карманныхъ трудно было разсчитывать. На высокомъ деревѣ былъ укрѣпленъ флагштокъ съ русскимъ коммерческимъ флагомъ, который можно было видѣть даже y входа въ бухту.
   На случай смерти всѣ вещи и важвыя бумаги должны были быть зарыты въ условленномъ мѣстѣ на мысѣ "Обсервац³й", чтобы судно, пришедшее за Маклаемъ, могло отыскатъ закопанное и передать по принадлежности.
   Кромѣ того, Маклай имѣлъ запасъ хорошей складной и легкой мебели, лучшихъ метеорологическихъ инструментовъ и т. п. Но какъ удовлетворительна была внѣшняя обстановка его быта, такъ скудны были запасы пищи. Такъ-какъ Маклай отправлялся въ свою экспедиц³ю безъ всякаго денежнаго пособ³я со сторовы правительства или какого-либо общества, то по части продовольств³я онъ долженъ былъ самъ о себѣ заботиться. Ему мног³е совѣтовали запастись необходимымъ на болѣе продолжительный срокъ еще въ Вальпарайзо. Но онъ эти совѣты всегда отвергалъ, говоря, что онъ будетъ ѣсть то же, что дикари; но все, что казалось возможнымъ въ Вальпарайзо, вышло иначе въ Астроляб³и, гдѣ онъ имѣлъ всего два пуда рису и баночку съ надписью: "жиръ для пищи". Провиз³я по возможности была пополнена изъ офицерскаго хозяйства; такъ рису прибавили до 6-ти пудовъ и дали въ тому нѣсколько консервовъ, чаю, сахару. Послѣдн³й раздѣлили просто пополамъ и потомъ оставались нѣсколько дней на уменьшенной порц³и; a самъ Маклай доставлялъ себѣ это удовольств³е только по праздникамъ.
   Когда всѣ запасы, вещи и проч. были перевезены на берегъ, Маклай просилъ, чтобы корветъ остался еще три дня, пока онъ разберетъ свои вещи и осмотрится со своимъ новымъ жилищемъ. Но, къ сожалѣн³ю, мы не могли удовлетворить его просьбѣ. До порта ближайшаго къ "Астроляб³и" можно было дойти не ранѣе трехъ недѣль. Угля же вмѣстѣ съ нарубленными дровами хватало только на 4 дня средняго хода, и для трехъ опрѣснен³й полнаго запаса воды. Впереди предстояло перейти штилевую полосу и конскую широту съ ураганами. Провиз³и хватало на 15 дней при полныхъ порц³онахъ, при уменьшенныхъ на 25. Ko всему этому надо прибавить появившуюся лихорадку, порчу провиз³и при страшныхъ жарахъ и штиляхъ; воздухъ только изрѣдка освѣжался непродолжительными, но сильными ливнями. На этомъ переходѣ мы послѣ узнали всѣ трудности морской жизни: сильные жары утомляли до обмороковъ. Всяк³й съ большимъ нетерпѣн³емъ ждалъ прохладной ночи, но ночыо, въ большинствѣ случаевъ, бывали сильныя грозы съ электрическими огнями на концахъ всѣхъ предметовъ; грозы оканчивались сильными ливнями, гнавшими нѣсколько ожившую публику внизъ, въ спертый воздухъ и страшную духоту. Солонина, пресыщенная до невозможности хлористымъ натромъ, пахнувш³й сыростью рисъ и сухари съ червями составляли нашу ежедневную пищу. Но и въ так³я трудныя минуты нашъ матросъ не падаетъ духомъ, и самъ же смѣется надъ своимъ положен³емъ. Держитъ, бывало, матросъ въ рукѣ сухарь, бьетъ его по доскѣ и приговариваетъ: "Ну-ка, ну-ка, выходи хозяинъ!" и хозяинъ не замедлитъ явиться въ видѣ большого червя.
  

IV.

Торжественная встрѣча съ Маклаемъ. - Посѣщен³е деревень. - Встрѣча съ женщинами. - Замѣтная перемѣна въ обхожден³и. - Туземцы на клиперѣ. - Проводы Маклая.

  
   Возвратимся теперь въ клиперу "Изумрудь", и его поискамъ за Миклухой-Маклаемъ. Послѣ труднаго перехода по неизвѣстнымъ водамъ, усѣяннымъ коралловыми рифами и банками, плохо означенными на старыхъ картахъ, мы не безъ внутренняго волнен³я приближались еъ бухтѣ "Астроляб³я". - Живъ Маклай, или нѣть? Большинство уже давно исключило Маклая изъ списка живыхъ, такъ какъ въ одной изъ австрал³йскихъ газетъ нѣсколько времени тому назадъ было напечатано, что въ "Астроляб³ю" заходило одно купеческое судно, нашедшее въ живыхъ только Вильсона; но тѣмъ не менѣе всѣ были страшно взволнованы и ждали чего-то необыкновеннаго. Находясь въ 3-хъ или 4-хъ миляхъ отъ порта "Велик³й Князь Константинъ", мы направили всѣ трубы и бинокли на берегъ, высматривали на немъ домъ и искали как³е-нибудь признаки нашихъ отшельниковъ. Наконецъ одинъ изъ офицеровъ замѣтилъ русск³й коммерческ³й флагъ, развѣвающ³йся между вѣтвями громадныхъ деревъ, и пришелъ въ такое волнен³е отъ своего открыт³я, что едва могъ сообщить объ этомъ командиру.
   Мы знали, что "Витязь" оставилъ флагъ Маклаю, a потому его присутств³е ясно говорило, что кто-нибудь изъ оставшихся живъ. Клиперъ прибавилъ ходу, и мы увидѣли домъ; видѣли, какъ отвалили двѣ пироги, идущ³я въ намъ навстрѣчу. Пока еще трудно было разобрать, кто на нихъ находился, но, постепенно сближаясь, мы различили какого-то европейца, который вскорѣ оказался во всеобщей радости мнимо умершимъ Маклаемъ. Сцена встрѣчи была самая торжественная; трудно передать ея впечатлѣн³е. Разукрашенные оруж³емъ и головными уборами, гребцы чинно сидѣли на своихъ мѣстахъ въ пирогѣ, a между ними на возвышен³и помѣщался худой и обросш³й Маклай въ истрёпанномъ и поношенномъ костюмѣ съ соломенной шляпой. Клиперъ остановился и, выпуская съ грохотомъ излишн³й паръ, послалъ по вантамъ команду, которая, вмѣстѣ съ стоявшими на мостикахъ офицерами, дружнымъ и многократнымъ "ура" привѣтствовала нашего смѣлаго изслѣдователя Новой-Гвинеи. Лица всѣхъ с³яли счастьемъ и радостью; только папуасы, испуганные шумомъ машины, крикомъ и маханьемъ шляпъ, составляли исключен³е, удивляясь этой новой картинѣ. По выходѣ Маклая на клиперъ, не было конца рукопожат³ямъ, поздравлен³ямъ и разнымъ вопросамъ. Вообще, суматоха была не малая и разговоръ, какъ обыкновенно при встрѣчахъ, вращался на пустякахъ и мелочахъ. Маклай сильно измѣнился за время 15-ти мѣсячнаго отшельничества отъ сильныхъ пароксизмовъ лихорадки, всякаго рода лишен³й и трудныхъ работъ. Во фланелевой рубахѣ, гамашахъ (штиблеты для экскурс³й), съ кинжаломъ и револьверомъ за поясомъ, съ сумкой черезъ плечо, наполненной разными лохмотьями для мѣны и покупки пищи, онъ былъ настоящимъ Робинзономъ Крузе.
   Дикари относились въ Маклаю съ большимъ довѣр³емъ, и. постоянно почти произнося: "Маклай!", спрашивали y него совѣта и разъяснен³й. Свободно и бѣгло говоря по-астролябски, Маклай немедленно отвѣчалъ на всѣ ихъ разспросы.
   Слуга его, Вильсонъ, прохворалъ почти все время пребыван³я на Новой-Гвинеѣ. Маклай окружилъ его всевозможною заботливостью и, будучи самъ на краю могилы, спасъ ему жизнь. Къ приходу "Изумруда" y нихъ оставалось всего 20 гранъ хинина.
   Другой слуга его, Бой, болѣе всѣхъ подававш³й надежды на здоровье, какъ житель тропическаго пояса (архипелата Кува), умеръ отъ жестокой лихорадки черезъ нѣсколько дней по уходѣ корвета "Витязь".
   Домъ снаружи остался въ такомъ же видѣ, какъ и былъ. Только крыша мѣстами пришла въ разрушен³е, такъ что Маклай немало страдалъ отъ дождя. Отъ множества собранныхъ имъ коллекц³й и вещей внутри стало такъ тѣсно, что трудно было повернуться. Поэтому, Маклай занимался преимущественно на площадкѣ, если только ему позволяла погода, Вторую половину дома занималъ больной Вильсонъ. Возлѣ него на табуретѣ лежали бананы, таро и кокосы; видно, что столъ нашихъ отшельниковъ мало чѣмъ отличался оть стола дикихъ.
   Вырубленное и очищенное мѣсто вокругъ дома снова заросло молодыми побѣгами деревъ и кустарниковъ на высоту человѣческаго роста.
   Такъ какъ клиперъ стоялъ въ бухтѣ всего пять дней, a paботы всегда было въ волю, то мы успѣли посѣтить только двѣ деревни: Горенда и Гумба, предварительно освѣдомившись y Maклая, не будетъ ли туземцамъ непр³ятно наше посѣщен³е. Придя въ первую деревню, мы тотчасъ же замѣтили, что жители не были приготовлены въ нашему приходу и не приняли никакихъ мѣръ. Какъ мужчины, такъ и женщины сидѣли за своими обыденннми занят³ями. Первые окружили насъ совершенно довѣрчиво безъ всякаго страха и предложили сѣсть около одной изъ хижинъ. Вторыя, при первомъ нашемъ появлен³и, бросились съ кривокъ и визгомъ въ лѣсъ и хижины, но потомъ, видя ласковое обращен³е своихъ отцовъ и супруговъ съ нами и не получая отъ нихъ никакихъ наказовъ, какъ держать себя съ пришельцами, мало-по-малу стали приближаться къ намъ, разсматривать и разсуждать, указывая на насъ пальцами. Мы приняли это за знаки вниман³я къ намъ дамъ папуасскихъ, но скоро разочаровались. Оказалось, что привезенная нами Макака (обезьяна) и большая черная ньюфоундлендская собака Изумрудка были причиною такого вниман³я, и только благодаря имъ, мы были осчастливлены присутств³емъ дамъ.
   Женщины ростомъ значительно меньше мужчинъ и не отличаются стройностью, свойственною послѣднимъ; выдающ³йся животь и особенно задняя часть тѣла, даже y молодыхъ дѣвушевъ, крайне безобразятъ ихъ, но астролябцы именно это-то и цѣнятъ, a потому пр³учаютъ дѣвушекъ съ малолѣтства ходить плавно, покачивая среднею частью тѣла. Достигнувъ 14-15-лѣтняго возраста, астролябки могутъ считаться физически развитыми. Выражен³е лица ихъ менѣе осмысленно и болѣе дико, чѣмъ лицо мужчины. Волосы коротко стригутъ, окрашиваютъ въ рыж³й цвѣтъ, но безъ всякихъ постороннихъ украшен³й. Одежда состоитъ изъ пояса, на который пучками навязаны кокосовыя нити, спускающ³яся въ видѣ густой бахромы до самыхъ колѣнъ; пучки черезъ одинъ окрашены красной краской. Въ ушахъ носять серьги въ видѣ цѣпочекъ изъ костяныхъ колецъ, спускающихся до плечъ; на шеѣ - ожерелъя въ нѣсколько рядовъ; на рукахъ - браслеты, так³е же, какъ и y мужчинъ.
   Въ приходъ "Изумруда" астролябцы рѣдко предлагали что-нибудь для мѣны, a если и приносили, то плох³я вещи, требуя нынѣшн³й разъ взамѣнъ вещи уже поцѣннѣе, какъ-то: топоръ, ножъ, бутылки; они произносили эти слова по-русски, какъ ихъ научилъ Маклай. Видно было, что они уже успѣли убѣдиться въ превосходствѣ этихъ инструментовъ предъ костяными и каменными. На бусы. и на друг³я бездѣлушки не обращали вовсе вниман³я. Собственный опытъ и указан³я Маклая многому научили дикарей, и они даже опредѣлили сравнительную цѣнность многихъ вещей; такъ, знали, что топоръ дороже ножа, ножъ - бутылки. Значительно измѣнились и ихъ отношен³я въ намъ; они стали довѣрчивѣе, и не опасаясь съ нашей стороны грабежа и насил³я, они дозволяли намъ видѣть своихъ женщинъ; не почитая насъ за боговъ или на сверхъестественныя существа, не дѣлали жертвоприношен³й и подарковъ. Такую же рѣзкую перемѣну мы встрѣтили и въ другой деревнѣ Гумба, подъѣзжая въ которой мы были поражены самой фантастической картиной. У самаго берега стояло нѣсколько разукрашенныхъ пирогъ съ острова "Витязь". На площадкѣ, между хижинъ, кокосовыхъ пальмъ и большихъ цвѣтущихъ кустарниковъ китайской розы, собралась толпа человѣкъ 400 обоего пола. Всѣ они были разукрашены по-праздничному. Мужчины съ оруж³емъ за спиною, и съ украшее³емъ на головѣ въ видѣ цѣлаго строен³я, съ кожей, раскрашенной красными и бѣлыми полосами, представлялись воинственными, дикими рыцарями; жешцины были скромно украшены серьгами. Между мужчинами особенно выдѣлялись шесть парней, болѣе красивыхъ; они имѣли болѣе красивый головной уборъ, отличительный признакъ танцоровъ. Нѣсколько косъ, завитыхъ въ шесть прядей, прикрѣпляли къ головѣ коническ³й бамбуковый колпакъ фута въ 2 вышины, на подоб³е зонтика. Къ верхней его части привязанъ вертикально бамбуковый шестъ, ддиною въ 1 1/2 - 2 сажени. Весь уборъ, равно какъ и все тѣло покрыто множествомъ перьевъ, зелени и другихъ украшен³й. При танцахъ, состоящихъ изъ довольно плавныхъ движен³й, все это красиво колышется. Нѣсколько молодыхъ парней и дѣвушекъ сновали между пестрой толпой; старые съ дѣтьми за спиной стояли сзади. Посрединѣ площадки лежала куча кокосовъ, саго, нѣсколько свиней, привязанныхъ къ бамбукамъ и проч. Все это сначала мы приняли за рынокъ для мѣны произведен³й, но вскорѣ Маклай объяснилъ, что всѣ деревни, лежащ³я около бухты, сообща устроили, по случаю его отъѣзда, пиръ съ оригинальными танцами.
   Наконецъ, дикари выразили чрезъ Маклая желан³е осмотрѣть пугавшее ихъ прежде чудовище "Изумрудъ", на что командиръ охотно согласился. Человѣкъ 30 явилось на клиперъ. Сначала они держались кучкою и нерѣшительно подвигалисъ впередъ; но небольш³е подарки и ободрен³я Маклая придали имъ смѣлости; - все было осмотрѣно съ большимъ любопытствомъ, и объяснен³я Маклая слушались внимательно. Больше всего поразили ихъ быки; увидѣвъ этихъ животныхъ, они сначала бросились прочь, но замѣтивъ, что быки не дѣлаютъ никавого вреда ихъ просвѣтителю Маклаю, они подошли въ нимъ поближе и внимательно ихъ разсматривали. Зеркало, игра на фортеп³ано и друг³е предметы, болѣе бросающ³еся въ глаза, доставили не мало удовольств³я астролябцамъ. Замѣчу кстати, что они никогда не смѣются, какъ мы; но когда что-нибудь доставляетъ имъ радость или удовольств³е, то физ³оном³я ихъ складывается въ особую гримасу. При этомъ они не издаютъ никакого звука. Къ довершен³ю ихъ счастья, по усмотрѣн³ю Маклая, были розданы отъ клипера въ подарокъ ножи, платки и пр., за что они не остались въ свою очередь неблагодарны и привезли въ уходу нашему живности, плодовъ, и били въ барабаны въ честь Маклая.
   Но когда пришлось разставаться съ любимымъ бѣлымъ человѣкомъ, дикари выразили сильнѣйшее сожалѣн³е. Они просили Маклая остаться; предлагали ему за это выстронть домъ, гдѣ угодно, дать въ жены любую красавицу безъ всякой платы, хотя сначала требовали за это два топора. Порѣшили на томъ, что онъ уѣдетъ на короткое время домой и потомъ посѣтить ихъ снова. (Тогда предполагалась экспедиц³я на голландскомъ фрегатѣ "Кумпанъ"). Разобравъ домъ и прибивъ доску съ надписью: "Витязь" и "Изумрудъ", 12-го декабря ны снялись съ якоря въ виду туземцевъ, стоявшихъ толпами на берегу и плывшихъ за нами на пирогахъ {На дняхъ, въ No 4-мъ "Извѣст³й Рус. Географ. Общества" сообщено, что отъ г. Миклухи-Маклая пришло письмо изъ Амбоины (Молуккск³е острова въ Инд³йскомъ архипелагѣ) отъ 13-го февра³я нынѣшняго года. Въ этотъ день, нашъ естествоиспытатель сдержалъ слово, данное дикарямъ, и вторичво отправился въ Новую-Гвинею на три мѣсяца. Вмѣстѣ съ письмомъ получена рукопись: "О д³алектѣ папуасовъ, обитающихъ на Малайскомъ берегу въ Новой-Гвинеѣ". Ниже чигатели найдуть образцы этого д³алекта. - Ред.}).
  

V.

Разсказы Маклая на обратномъ иути. - Стража около его дома. - Первое посѣщен³е деревни Горенда. - Сближен³е Маклая съ тузенцами. - Языкъ. - Пища. - Маклай расширяетъ кругъ своихъ изслѣдован³й. - Устройство жизни папуаса. - Женщины. - Дѣти. - Нравственность. - Обработка полей. - Празднества. - Похороны.

  
   Во время обратнаго плаван³я изъ Астроляб³и, H. H. Миклуха-Маклай не разъ принимался разсказывать о своемъ жнтьѣбнтьѣ и о дикаряхъ, ихъ нравахъ, образѣ жизни и о своихъ отношен³яхъ къ нимъ. Я постараюсь изложить все слышанное нами, насколько то помню.
   Вскорѣ послѣ ухода корвета "Витязь", множество вооруженныхъ туземцевъ немедленно окружили домъ Маклая, хотя держались на приличномъ разстоян³и. Эта стража въ продолжен³е нѣсколькихъ дней бдительно слѣдила за каждымъ его шагомъ, не предпринимая, однакожъ, никакихъ непр³язненныхъ дѣйств³й. Замѣтивъ это, Маклай не выказывалъ ни малѣйшаго страха, подходилъ въ нимъ близко, довѣрчиво и показывалъ полное равнодуш³е въ своему осадному положен³ю. Дикари же, замѣтивъ еще во время постройки, что подлѣ дома зарыты различныя вещи, боялись подходить близко, чувствуя, что можетъ произойти что-то недоброе. Понятно, что этой стражѣ своро надоѣло глазѣть безъ цѣли; кромѣ того, она увидѣла, что пришелецъ съ луны не предпринимаетъ ничего сверхъестественнаго, и понемногу стала расходиться; наконецъ, остались только нѣкоторые изъ жителей ближайшей деревни, Горенда, съ которыми онъ постарлся по возможности сблизиться. Долго онъ не рѣшался посѣтить ее, и только черезъ два мѣсяца рѣшился заговорить объ этомъ сь туземцами. Изъявивъ свое соглас³е, они послали передовыхъ предупредить женщинъ объ этомъ визитѣ и дать имъ возможность скрыться. Въ послѣдующ³я посѣщен³я онъ, по услов³ю, предупреждалъ жителей свистками. Такимъ образомъ онъ нѣсколько мѣсяцевъ не видалъ ни одной женщины; но потомъ, когда всѣ попривыкли къ нему и увидѣли, что онъ ведетъ себя скромно, сами перестали удалять женщинъ, и наконецъ, между имъ и астролябцами установились нормальныя отношен³я; они стали заниматься обыденными работами, нисколько не стѣсняясь его присутств³емъ; часто объясняли ему въ чемъ дѣло и пользовались его совѣтами. Вначалѣ принимали его неласково, старались поскорѣе спровадить домой, но онъ, постепенно удлинняя время своего пребыван³я y инхъ, наконецъ, рѣшился разъ остаться ночевать въ деревнѣ. Намѣрен³е это было встрѣчено съ большимъ неудовольств³емъ; но какъ они его ни уговаривали

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 99 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа