Главная » Книги

Милюков Павел Николаевич - Война и вторая революция, Страница 2

Милюков Павел Николаевич - Война и вторая революция


1 2

дчеркнуть их взаимную связь. Исполняя это желание Временного комитета, Н. Д. Соколов написал проект заявления. Этот проект, однако, мог быть истолкован в смысле, обратном установленному, и поэтому не удовлетворил комитет. П. Н. Милюков написал тогда другой проект, который с некоторыми изменениями и был принят в следующих словах окончательной декларации Совета: "... нельзя допускать разъединения и анархии. Нужно немедленно пресекать все бесчинства, грабежи, врывание в частные квартиры, расхищение и порчу всякого рода имущества, бесцельные захваты общественных учреждений. Упадок дисциплины и анархия губят революцию и народную свободу. Не устранена еще опасность военного движения против революции. Чтобы предупредить ее, весьма важно обеспечить дружную согласованную работу солдат с офицерами. Офицеры, которым дороги интересы свободы и прогрессивного развития родины, должны употребить все усилия, чтобы наладить совместную деятельность с солдатами. Они будут уважать в солдате его личное и гражданское достоинство, будут бережно обращаться с чувством чести солдата. С своей стороны, солдаты будут помнить, что армия сильна лишь союзом солдат и офицеров, что нельзя за дурное поведение отдельных офицеров клеймить всю офицерскую корпорацию".
   Когда все эти переговоры были уже закончены, поздно ночью на 2 марта в Комитет приехал А. И. Гучков, проведший весь день в сношениях с военными частями и в подготовке обороны столицы на случай ожидавшегося еще прихода войск, посланных в Петроград по приказанию Николая II. Возражения Гучкова по поводу уже состоявшегося соглашения побудили оставить весь вопрос открытым. Только утром следующего дня по настоянию М. В. Родзянко П. Н. Милюков возобновил переговоры. В течение дня соглашение было обсуждено и принято в Совете, и вечером 2 марта делегация Совета вновь явилась к П. Н. Милюкову с предложением выработать окончательный текст. Кроме уже принятых пунктов, делегаты настояли на включении фразы: "Временное правительство считает своим долгом присовокупить, что оно отнюдь не намерено воспользоваться военными обстоятельствами для какого-либо промедления по осуществлению вышеизложенных реформ и мероприятий". Подозрительность, проявленная в этих словах, сказалась также и в тех более чем сдержанных выражениях, в которых декларация Совета давала правительству обещанную поддержку. К приведенной выше части декларации была с этой целью присоединена следующая вступительная часть: "Товарищи и граждане, новая власть, создавшаяся из общественно-умеренных слоев общества., объявила сегодня о всех тех реформах, которые она обязуется осуществить частью еще в процессе борьбы со старым режимом, частью по окончании этой борьбы. Среди этих реформ _н_е_к_о_т_о_р_ы_е_ должны приветствоваться широкими демократическими кругами: политическая амнистия, обязательство принять на себя подготовку Учредительного собрания, осуществление гражданских свобод и устранение национальных ограничений. И мы полагаем, что в _т_о_й_ _м_е_р_е, в какой нарождающаяся власть будет действовать в направлении осуществления этих обязательств и решительной борьбы со старой властью, - демократия должна оказать ей свою поддержку". Здесь, как видим, не только не отразился тот факт, что текст правительственных "обязательств" в основе своей составлен самими делегатами Совета, а текст их декларации - Временным комитетом Государственной думы, но и принята впервые та знаменитая формула "постольку-поскольку", которая заранее ослабляла авторитет первой революционной власти среди населения. Хотя Совет и санкционировал post factum {Задним числом (лат.).} вступление А. Ф. Керенского в правительство, но он и тут продолжал подчеркивать, что правительство принадлежит к "общественно-умеренным" слоям, т. е. заранее набрасывал на него подозрение в классовой односторонности. Зародыши будущих затруднений и осложнений уже сказались в этой исходной формулировке взаимных отношений правительства и первой из организаций "революционной демократии".
   Еще не покончив с этими переговорами, Временный комитет принялся за свою главнейшую очередную задачу, ликвидацию старой власти. Ни у кого не было сомнения, что Николай II более царствовать не может. Еще 26 февраля в своей телеграмме к царю М. В. Родзянко требовал только немедленного поручения "лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство", т. е. употреблял прежнюю формулу Прогрессивного блока. Он прибавлял при этом, что "медлить нельзя" и что "всякое промедление смерти подобно", и молил "Бога, чтобы в этот час ответственность не пала на венценосца". Но уже 27 утром тон второй телеграммы был иной: "Положение ухудшается. Надо принять немедленно меры, ибо _з_а_в_т_р_а_ _б_у_д_е_т_ _у_ж_е_ _п_о_з_д_н_о. _Н_а_с_т_а_л_ _п_о_с_л_е_д_н_и_й_ _ч_а_с, _к_о_г_д_а_ _р_е_ш_а_е_т_с_я_ _с_у_д_ь_б_а_ _Р_о_д_и_н_ы_ _и_ _д_и_н_а_с_т_и_и". На просьбы, обращенные к главнокомандующим фронтами, - поддержать перед царем обращение председателя Думы, - Родзянко получил от генералов Брусилова72 и Рузского73 ответные телеграммы, что его просьба исполнена. Генерал Алексеев74 также настаивал, вместе с вел. кн. Николаем Николаевичем75, на "принятии решения, признаваемого нами единственным выходом при создавшихся роковых условиях", т. е. на составлении ответственного министерства. В том же смысле составлено было заявление, подписанное великими князьями и доставленное во Временный комитет Государственной думы. Но действительно было уже поздно думать _т_о_л_ь_к_о_ об ответственном министерстве. Нужно было полное и немедленное отречение царя. С целью настоять на нем, Временный комитет в ту же ночь, с 1 на 2 марта, решил отправить к Николаю II делегацию из А. И. Гучкова и В. В. Шульгина. Царь, правда, вызывал М. В. Родзянко, но отъезд из Петрограда председателя Думы в то время, когда только что формировалась новая революционная власть, признан был небезопасным. По мысли Комитета, отказ Николая II должен был последовать в пользу наследника при регентстве Михаила.
   Выехав в 3 часа дня 2 марта, А. И. Гучков и В. В. Шульгин в 10 часов вечера были в Пскове и немедленно были приглашены в салон-вагон Николая II. Здесь после речи А. И. Гучкова о необходимости отречения в пользу сына (сидевший рядом с Шульгиным генерал Рузский сказал ему при этом: "Это уже дело решенное"), бывший государь ответил спокойно и не волнуясь, со своим обычным видом вежливой непроницаемости: "Я вчера и сегодня целый день обдумывал и принял решение отречься от престола. Д_о_ 3 _ч_а_с_о_в_ _д_н_я_ _я_ _б_ы_л_ _г_о_т_о_в_ _п_о_й_т_и_ _н_а_ _о_т_р_е_ч_е_н_и_е_ _в_ _п_о_л_ь_з_у_ _м_о_е_г_о_ _с_ы_н_а. Но затем я понял, что расстаться с моим сыном я неспособен. Вы это, я надеюсь, поймете. Поэтому я решил отречься в пользу моего брата". Ссылка на отцовские чувства закрыла уста делегатов, хотя позволено думать, что в решении царя была и известная политическая задняя мысль. Николай II не хотел рисковать сыном, предпочитая рисковать братом и Россией, в ожидании неизвестного будущего. Думая, как всегда, прежде всего о себе и о своих даже и в эту критическую минуту и отказываясь от решения, хотя и трудного, но до известной степени подготовленного, он вновь открывал весь вопрос о монархии в такую минуту, когда этот вопрос только и мог быть решен отрицательно. Такова была последняя услуга Николая II родине.
   Спросив делегатов, думают ли они, что акт отречения действительно успокоит страну и не вызовет осложнений, - и не получив утвердительного ответа, Николай II удалился и в 11  вечера возвратился в вагон с готовым документом. В. В. Шульгин попросил царя внести в текст фразу о "принесении всенародной присяги" Михаилом Александровичем в том, что он будет править в "ненарушимом единении с представителями народа", как это было уже сказано в документе. Царь тотчас же согласился, заменив лишь слово "всенародная" словом "ненарушимая". Без 10 минут в полночь на 3 марта отречение было подписано.
   За этот день 2 марта, однако же, политическое положение в Петрограде еще раз успело измениться. Изменение это впервые сказалось, когда около 3 часов дня П. Н. Милюков произносил свою речь о вновь образовавшемся правительстве в Екатерининском зале Таврического дворца. Речь эта была встречена многочисленными слушателями, переполнившими зал, с энтузиазмом, и оратор вынесен на руках по ее окончании. Но среди шумных криков одобрения слышались и ноты недовольства и даже протеста. "Кто вас выбрал?" - спрашивали оратора. Ответ был: "Нас выбрала русская революция"; но "мы не сохраним этой власти ни минуты после того, как свободно избранные народом представители скажут нам, что они хотят на наших местах видеть людей, более заслуживающих их доверие". Так устанавливалась идея преемственности власти, созданной революцией, до Учредительного собрания. При словах оратора: "Во главе мы поставили человека, имя которого означает _о_р_г_а_н_и_з_о_в_а_н_н_у_ю_ _р_у_с_с_к_у_ю_ _о_б_щ_е_с_т_в_е_н_н_о_с_т_ь, так непримиримо преследовавшуюся старым правительством", те же голоса дважды прерывали речь криками: "Ц_е_н_з_о_в_у_ю". П. Н. Милюков ответил им: "Да, но единственно организованную, которая даст потом возможность организоваться и другим слоям русской общественности". Наконец, на самый существенный вопрос - о судьбе династии - оратор ответил: "Я знаю наперед, что мой ответ не всех вас удовлетворит, но я скажу его. Старый деспот, доведший Россию к полной разрухи, добровольно откажется от престола или будет низложен. Власть перейдет к регенту, вел. кн. Михаила Александровичу. Наследником будет Алексей (шум и крики "Это старая династия"). Да, господа, это старая династии которую, может быть, не любите вы, и, может быть, не люблю и я. Но дело сейчас не в том, кто что любит. Мы не можем оставить без ответа и без разрешения вопрос о форме государственного строя. Мы представляем его себе как парламентарную и конституционную монархию. Быть может, другие представляют иначе. Но если мы будем спорить об этом сейчас вместо того чтобы сразу решить вопрос, то Россия очутится в состоянии гражданской войны, и возродится только что разрушенный режим. Этого сделать мы не имеем права... Но, как только пройдет опасность и установится прочный мир, мы приступим к подготовке созыва Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. Свободно избранное народное представительство решит, кто вернее выразил общее мнение России: мы или наши противники".
   К концу дня волнение, вызванное сообщением П. Н. Милюкова о регентстве вел. кн. Михаила Александровича, значительно усилилось. Поздно вечером в здание Таврического дворца проникла большая толпа чрезвычайно возбужденных офицеров, которые заявляли, что они не могут вернуться к своим частям, если П. Н. Милюков не откажется от своих слов. Не желая связывать других членов правительства, П. Н. Милюков дал требуемое заявление в той форме, что "его слова о временном регентстве вел. кн. Михаила Александровича и о наследовании Алексея являются его личным мнением". Это было, конечно, неверно, ибо во всех предшествовавших обсуждениях вопрос этот считался решенным сообща в том именно смысле, как это излагал П. Н. Милюков. Но напуганный нарастающей волной возбуждения Временный комитет молчаливо отрекся от прежнего мнения.
   Как раз в то время, когда происходил этот сдвиг в Петрограде, в Пскове Николай II изменил свое первоначальное решение отречься в пользу сына и "решил отречься в пользу брата". Такая перемена делала защиту конституционной монархии еще более трудной, ибо отпадал расчет на малолетство нового государя, составлявшее естественный переход к укреплению строго конституционного строя. Те, кто уже согласился на Алексея, вовсе не были обязаны соглашаться на Михаила. И когда, около 3 часов ночи на 3 марта, до членов правительства, оставшихся в Таврическом дворце, дошли первые слухи об отречении Николая в пользу Михаила, все почувствовали, что этим снова открыт вопрос о династии. Немедленно были осведомлены М. В. Родзянко и кн. Г. Е. Львов. Оба они отправились к прямому проводу в военное министерство, чтобы узнать тотчас по расшифровании точный текст акта об отречении и выяснить возможность его изменения. В то же время были приняты меры, чтобы до окончательного решения вопроса акт об отречении Николая II не был опубликован. На рассвете министры уведомили вел. кн. Михаила Александровича, ничего не подозревавшего и крайне удивленного случившейся переменой, что через несколько часов они его посетят. Отсутствие Родзянко и Львова, с одной стороны, и ожидание возвращения Гучкова и Шульгина - с другой, задержали эту встречу. Возвратившегося Шульгина пишущий эти строки успел на станции уведомить по телефону о совершившейся в Петрограде перемене настроения. Но А. И. Гучков уже сообщил железнодорожным рабочим о назначении Михаила и лично сделался свидетелем возбуждения, вызванного этим известием.
   Под этими предрассветными впечатлениями состоялось предварительное совещание членов правительства и Временного комитета о том, что и как говорить великому князю. А. Ф. Керенский еще накануне вечером в Совете рабочих депутатов объявил себя республиканцем и сообщил о своем особом положении в министерстве, как представителя демократии, и об особенном весе своих мнений. Правда, принятая на конференции петроградских социалистов-революционеров 2 марта резолюция говорила еще только о "подготовке Учредительного собрания _п_р_о_п_а_г_а_н_д_о_й_ республиканского образа правления" и санкционировала вступление Керенского как способ "необходимого _к_о_н_т_р_о_л_я_ над деятельностью Временного правительства со стороны трудящихся масс". Но в утреннем совещании 3 марта его мнение о необходимости убедить вел. кн. отречься возымело решающее влияние. Н. В. Некрасов уже успел набросать и проект отречения. На стороне обратного мнения, что надо сохранить конституционную монархию до Учредительного собрания, оказался один П. Н. Милюков. После страстных споров было решено, что обе стороны мотивируют перед вел. кн. свои противоположные мнения и, не входя в дальнейшие прения, предоставят решение самому вел. кн. Около полудня у вел. кн. на Миллионной собрались члены правительства: кн. Г. Е. Львов, П. Н. Милюков, А. Ф. Керенский, Н. В. Некрасов, М. И. Терещенко, И. В. Годнев, В. Н. Львов и несколько позже приехавший А. И. Гучков, а также члены Временного комитета М. В. Родзянко, В. В. Шульгин, И. Н. Ефремов и М. А. Караулов. Необходимость отказа пространно мотивировал М. В. Родзянко и после него А. Ф. Керенский. После них П. Н. Милюков развил свое мнение, что сильная власть, необходимая для укрепления нового порядка, нуждается в опоре привычного для масс символа власти. Временное правительство одно, без монарха, говорил он, является "утлой ладьей", которая может потонуть в океане народных волнений, стране при этих условиях может грозить потеря всякого сознания государственности и полная анархия, раньше чем соберется Учредительное собрание; Временное правительство одно до него не доживет и т. д. За этой речью, вопреки соглашению, последовал ряд других речей в полемическом тоне. Тогда П. Н. Милюков попросил и получил, вопреки страстному противодействию Керенского, слово для второй речи. В ней он указал, что хотя и правы утверждающие, что принятие власти грозит риском для личной безопасности великого князя и самих министров, но на риск этот надо идти в интересах родины, ибо только таким образом может быть снята с данного состава лиц ответственность за будущее. К тому же вне Петрограда есть полная возможность собрать военную силу, необходимую для защиты вел. кн. Поддержал П. Н. Милюкова один А. И. Гучков. Обе стороны заявили, что в случае решения, несогласного с их мнением, они не будут оказывать препятствия и поддержат правительство, хотя участвовать в нем не будут.
   По окончании речей великий князь, все время молчавший, попросил себе некоторое время на размышление. Выйдя в другую комнату, он пригласил к себе М. В. Родзянко, чтобы побеседовать с ним наедине. Выйдя после этой беседы к ожидавшим его депутатам, он сообщил им довольно твердо, что его окончательный выбор склонился на сторону мнения, защищавшегося председателем Государственной думы. Тогда А. Ф. Керенский патетически заявил: "Ваше высочество, вы - благородный человек!" Он прибавил, что отныне будет всюду заявлять это. Пафос Керенского плохо гармонировал с прозой принятого решения. За ним не чувствовалось любви и боли за Россию, а только страх за себя...
   Проект отречения, набросанный Н. В. Некрасовым, был очень слаб и неудачен. Решено было пригласить юристов-государствоведов В. Д. Набокова76 и Б. Э. Нольде77, которые и внесли в текст отречения изменения, возможные в рамках состоявшегося решения. Главное место отречения гласило: "Принял я твердое решение в том лишь случае воспринять верховную власть, _е_с_л_и_ _т_а_к_о_в_а_ _б_у_д_е_т_ _в_о_л_я_ _в_е_л_и_к_о_г_о_ _н_а_р_о_д_а нашего, которому и надлежит всенародным голосованием своим через представителей своих в Учредительном собрании установить образ правления и новые основные законы государства Российского. Призывая благословение Божие, _п_р_о_ш_у_ всех граждан державы Российской подчиниться Временному правительству, по почину Государственной думы возникшему и _о_б_л_е_ч_е_н_н_о_м_у_ _в_с_е_й_ _п_о_л_н_о_т_о_й_ _в_л_а_с_т_и, впредь до того, как созванное в кратчайший срок на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа". Чтобы легче понять, что нового внесено этим актом, приведем главное место отречения императора Николая. "Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом согласии с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу во имя горячо любимой родины. Призываю всех верных сынов отечества к исполнению своего _с_в_я_т_о_г_о_ _д_о_л_г_а_ перед ним _п_о_в_и_н_о_в_е_н_и_е_м_ _ц_а_р_ю_ в тяжкую минуту всенародных испытаний и помочь ему вместе с представителями народа вести государство Российское на путь победы, благоденствия и славы".
   Так совершилась первая капитуляция русской революции. Представители Государственной думы, "Думы третьего июня", в сущности, решили вопрос о судьбе монархии. Они создали положение, дефективное в самом источнике, - положение, из которого должны были развиться все последующие ошибки революции.
  

Примечания

   1 Милюков П. Н. (1859-1943) - историк, один из лидеров Конституционно-демократической партии (основанной в октябре 1905 г.), депутат III и IV Дум. После Февральской революции - министр иностранных дел (до мая 1917 г.) в 1-м кабинете Временного правительства. После Октябрьской революции в числе руководителей оппозиции. С 1920 г. - эмигрант. Источник: Милюков П. Н. История второй русской революции. Т. 1. Вып. 1. Противоречия революции. София, 1921.
   2 За исключением фракций большевиков, меньшевиков и трудовиков, отказавшихся голосовать за военные кредиты.
   3 Государственная дума - законосовещательное, представительное учреждение Российской Империи, созданное Манифестом 17 октября 1905 г.
   4 Левашов (Левашев) С. В. (1856-?) - медик, профессор, депутат IV Думы, председатель фракции правых.
   5 Социалисты-интернационалисты - левое крыло партии социалистов-революционеров, созданной в конце 1901 - начале 1902 г.
   6 Львов Г. Е. (1861-1925) - депутат I Думы, председатель Главного комитета Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам, один из лидеров Земского и Городского союзов. После Февральской революции со 2 марта по 7 июля 1917 г. министр-председатель и министр внутренних дел Временного правительства. Примыкал к кадетам.
   7 Астров Н. И. (1868-1934) - московский городской голова в 1917 г., член ЦК партии кадетов.
   8 Земский (Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам) и Городской (Всероссийский союз городов) союзы (Земгор) - объединенный комитет этих общественных организаций был создан в июле 1915 г. для усиления своей деятельности в организации тыла.
   9 Имеется в виду Сухомлинов В. А. (1848-1926), генерал от кавалерии. В 1909-1915 гг. военный министр. В апреле 1916 г. арестован за неподготовленность русской армии к войне, в сентябре 1917 г. приговорен к пожизненной каторге, но ему удалось бежать за границу.
   10 Маклаков Н. А. (1871 -1918) - министр внутренних дел в 1912-1915 гг.
   11 Поливанов А. А. (1855-1920) - генерал от инфантерии. В 1915-1916 гг. военный министр.
   12 Щербатов Н. Б. (1868-?) - член Государственного совета, министр внутренних дел в 1915 г.
   13 Щегловитов И. Г. (1861-1918) - министр юстиции в 1906-1915 гг., председатель Государственного совета, после Октябрьской революции расстрелян.
   14 Саблер В. К. (1847-?) - юрист, обер-прокурор Святейшего синода в 1911-1915 гг.
   15 Хвостов А. Н. (1872-1918) - министр внутренних дел и шеф корпуса жандармов в 1915-1916 гг., председатель фракции правых IV Думы. После Октябрьской революции расстрелян.
   16 Самарин А. Д. (1871-?) - член Государственного совета, обер-прокурор Святейшего синода с 1915 г., председатель Постоянного совета объединенного дворянства в конце 1916 г.
   17 Горемыкин И. Л. (1839-1917) - председатель Совета министров в 1906 и 1914-1916 гг.
   18 Националисты - члены партии "Всероссийский национальный союз", основанной в 1908 г.
   19 Бобринский В. А. (1868-1927) - депутат II-IV Дум, один из организаторов фракции националистов.
   20 Львов В. Н. (1872-?) - юрист, депутат III и IV Дум, обер-прокурор Святейшего синода 1-го кабинета Временного правительства.
   21 Савич Н. В. (1869-?) - помещик, депутат III и IV Дум, октябрист, националист, комиссар Временного правительства в Военном и Морском министерствах.
   22 Ефремов И. Н. (1866-1932) - помещик, депутат I, III и IV Дум, лидер фракции прогрессистов, масон. После Февральской революции член Временного исполкома Государственной думы, министр юстиции, затем министр гос. призрения Временного правительства. В сентябре 1917 г. назначен послом в Швейцарию.
   23 Прогрессисты - члены Прогрессивной партии, созданной в 1907 г. как группа депутатов III Думы и оформленной в качестве партии в 1912 г. В ее программе выдвигались требования конституционно-монархического строя с ответственным перед Думой правительством, расширения ее прав, реформы Государственного совета, свободы слова, печати, собраний и союзов, неприкосновенности личности, свободы совести, устранения посягательств на национальное достоинство народов страны, отмены сословных привилегий и др.
   24 "Прогрессивный блок" - межпартийная коалиция правой ориентации, созданная в Думе в августе 1915 г.
   25 Харитонов П. А. (1852-1916) - член Государственного совета; в 1907-1915 гг. государственный контролер.
   26 Кривошеин А. В. (1857-1921) - министр земледелия в 1908-1915 гг.
   27 Манифест 17 октября 1905 г. ("Об усовершенствовании государственного порядка") подписан Николаем II в момент наивысшего подъема Октябрьской всероссийской политической стачки. Провозглашал гражданские свободы, создание Государственной думы.
   28 "Союз русского народа" - создан в 1905 г., выступал за незыблемость самодержавия, восстановление неограниченной монархии, единство и неделимость Российской Империи, неприкосновенность частной собственности, ограничение власти бюрократии, избавление от социалистов и др.
   29 Мария-Антуанетта (1755-1793) - французская королева, супруга (с 1770 г.) Людовика XVI. Имеется в виду громкий и скандальный уголовный процесс 1785-1786 гг., в котором были замешаны как королева, так и другие высокопоставленные персоны двора, участвовавшие в афере с этим бриллиантовым ожерельем. Их неблаговидные действия вызвали сильный отрицательный общественный резонанс. С начала Великой французской революции (1789-1794) вдохновительница контрреволюционных заговоров и интервенции. По решению суда казнена.
   30 Штюрмер Б. В. (1848-1917) - министр внутренних и иностранных дел, председатель Совета министров в 1916 г. После Февральской революции был заключен в Петропавловскую крепость.
   31 Распутин (наст. фам. Новый) Г. Е. (1872?-1916) - сибирский крестьянин, мистик из хлыстов, фаворит царя Николая II и его супруги.
   32 Манасевич-Мануйлов И. Ф. (1869-?) - агент Охранного отделения, журналист, личный секретарь председателя Совета министров Б. В. Штюрмера. В 1915-1916 гг. крупный аферист. Был осужден в феврале 1917 г. за мошенничество, вскоре был выслан Временным правительством за границу.
   33 Илиодор (Труфанов С. М.) (1880-?) - иеромонах, в 1912 г. сложил с себя сан. Бывший друг Распутина. В 1914 г. организовал покушение на него. Спасаясь от возмездия, бежал в Норвегию, где написал книгу "Святой черт" (издана в 1917 г.), разоблачающую Распутина.
   34 Ржевский В. А. (1865-?) - инженер, депутат IV Думы, прогрессист, масон. После Февральской революции - эсер.
   35 Белецкий С. П. (1873-1918) - тов. министра внутренних дел в 1915-1916 гг.
   36 Пуришкевич В. М. (1870-1920) - помещик, один из лидеров крайне правых во II-IV Думах. Участник убийства Распутина.
   37 Шуваев Д. С. (1854-1937) - генерал от инфантерии, военный министр в 1916 г.
   38 Сазонов С. Д. (1860-1927) - министр иностранных дел в 1910-1916 гг.
   39 Нератов А. А. (1863-1928) - тов. министра иностранных дел в 1910-1917 гг. (до 25 октября).
   40 Калигула (12-41 гг. н. э.) - римский император.
   41 Протопопов А. Д. (1866-1917) - депутат III и IV Дум, октябрист, последний министр внутренних дел царского правительства.
   42 После возвращения в Россию А. Д. Протопопов доложил результаты переговоров Николаю II.
   43 Бадмаев Жамсаран (после принятия православия - Петр Александрович) (1841-1920) - студент восточного факультета Петербургского ун-та. Его крестным отцом был Александр III. Приобрел известность в придворных кругах занятиями тибетской медициной. Оказал влияние на дальневосточную политику Александра III, затем Николая II. После Февральской революции выслан за границу.
   44 "Русская воля" издавалась в Петрограде в 1916-1917 гг.
   45 Шульгин В. В. (1878-1976) - помещик, публицист, один из лидеров националистов, входил в Прогрессивный блок Думы. Во время Февральской революции член Временного комитета Государственной думы.
   46 Речь П. Н. Милюкова была разрешена для печати в конце ноября 1916 г.
   47 Трепов А. Ф. (1862-1928) - председатель Совета министров в 1916 г. (пробыл на этом посту всего 48 дней). Боролся с влиянием Распутина при дворе.
   48 Трудовики - члены Трудовой группы, возникшей в 1906 г. в I Думе, требовали проведения аграрной реформы (полной ликвидации помещичьего землевладения и национализации всей земли) самими крестьянами, народовластия, всеобщего избирательного права, демократических свобод и др.
   49 Алексей Николаевич (1904-1918) - сын Николая II, наследник престола, страдал гемофилией (несвертываемостью крови).
   50 Михаил Александрович (1878-1918) - вел. кн., брат Николая II. В марте 1917 г. после отречения Николая II также отказался от прав на престол. По предписанию Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов выехал в Пермь. В ночь на 13 июня 1918 г. был вывезен из города местными рабочими во главе с председателем Мотовилихинского Совета и расстрелян.
   51 Терещенко М. И. (1888-1958) - крупный землевладелец, предприниматель и финансист, сторонник прогрессистов, масон. После Февральской революции со 2 марта министр финансов, с 5 мая по 25 октября министр иностранных дел Временного правительства. В ночь на 26 октября 191! г. арестован в Зимнем дворце вместе с другими министрами Временного правительства.
   52 Крымов А. М. (1871-1917) - генерал-лейтенант, сторонник октябристов. Участвовал в корниловском мятеже. После его разгрома застрелился.
   53 В этот кружок входили Н. В. Некрасов, М. И. Терещенко и др.
   54 Бастовало несколько десятков тысяч человек, состоялась демонстрация рабочих под руководством меньшевиков. Но к Думе рабочие не пошли.
   55 Караулов М. А. (1878-1917) - казачий офицер, депутат II и IV Дум, сторонник прогрессистов, масон. Во время Февральской революции член Временного комитета Государственной думы. С марта атаман Терского казачьего войска и (до августа) комиссар Временного правительства в Терской области.
   56 Родзянко М. В. (1859-1924) - помещик, один из лидеров октябристов, депутат III-IV Дум. С 1911 г. председатель Думы. Во время Февральской революции возглавил Временный комитет Государственной думы.
   57 Центр - группа депутатов, находившихся между националистами и октябристами.
   58 Дмитрюков И. И. (1872-1917) - юрист, депутат III и IV Дум, октябрист, один из лидеров созданной в 1917 г. Республиканской демократической партии.
   59 Шидловский С. И. (1861-1922) - помещик, лидер фракции октябристов в IV Думе. Участник московского Государственного совещания (август 1917 г.) и член Предпарламента (сентябрь 1917 г.).
   60 Коновалов А. И. (1875-1948) - один из лидеров и организаторов прогрессистов (а не трудовиков), масон, с августа 1917 г. кадет. В 1915-1917 гг. зам. председателя Центрального военно-промышленного комитета (ЦВПК). Депутат и первоначально тов. председателя IV Думы. Во Временном правительстве министр торговли и промышленности, а также зам. А. Ф. Керенского.
   61 Некрасов Н. В. (1879-1940) - лидер левого крыла кадетской партии (с июля 1917 г. радикальный демократ), масон, депутат III и IV Дум. Министр путей сообщения Временного правительства, министр финансов, зам. председателя Совета министров. В сентябре-октябре 1917 г. генерал-губернатор Финляндии.
   62 Чхеидзе Н. С. (1864-1926) - один из лидеров меньшевиков, депутат III и IV Дум, масон. После Февральской революции член Временного комитета Государственной думы, председатель Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (февраль - август), председатель ВЦИК (июнь - октябрь 1917 г.).
   63 Шингарев А. И. (1869-1918) - один из лидеров кадетов, депутат II-IV Дум. Во Временном правительстве сначала министр земледелия, затем финансов.
   64 Энгельгард Б. А. (1877-1962) - кадет, депутат IV Думы. После Февральской революции комендант Петрограда, член Военной комиссии Временного правительства.
   65 Гучков А. И. (1862-1936) - один из основателей и лидеров партии октябристов, депутат III Думы, председатель ЦВПК, член Особого совещания по обороне, член Прогрессивного блока. Во Временном правительстве военный и морской министр (до мая 1917 г.). Один из организаторов корниловского мятежа.
   66 Мануйлов А. А. (1861-1929) - экономист и публицист, член ЦК партии кадетов. Во Временном правительстве министр просвещения (март - июль).
   67 Годнев И. В. (1856-?) - помещик, был членом партии октябристов, депутат III-IV Дум. Во время Февральской революции член Временного комитета Государственной думы, затем комиссар Временного правительства в Сенате, в марте-июле - гос. контролер в этом правительстве.
   68 Стеклов (наст. фам. Нахамкис) Ю. М. (1873-1941) - юрист, публицист, большевик. После Февральской революции член Исполкома Петроградского Совета, редактор его органа - "Известий" (до мая 1917 г.).
   69 Суханов (наст. фам. Гиммер) Н. Н. (1882-1940) - экономист, публицист, один из лидеров и теоретиков меньшевизма, масон.
   70 Соколов Н. Д. (1870-1928) - адвокат, меньшевик, масон.
   71 Филипповский В. Н. (1882 - ?) - инженер, старший лейтенант, эсер. После Февральской революции комендант Таврического дворца, член Исполкома Петроградского Совета.
   72 Брусилов А. А. (1853-1926) - генерал от кавалерии. С марта 1916 г. командующий Юго-Западным фронтом, войска которого в мае-августе 1916 г. прорвали австро-германский фронт. В мае-июле 1917 г. верховный главнокомандующий, затем военный советник Временного правительства.
   73 Рузский Н. В. (1854-1918) - генерал. В 1914 г. командующий 3-й армией Юго-Западного фронта, затем главнокомандующий Северо-Западным фронтом и Северным фронтом. Летом 1917 г. вышел в отставку и уехал на Северный Кавказ, где был расстрелян красноармейцами.
   74 Алексеев М. В. (1857-1918) - генерал от инфантерии. С 1915 г. начштаба верховного главнокомандующего. В 1917 г. (март-май) главковерх, затем военный советник Временного правительства, начштаба главковерха А. Ф. Керенского.
   75 Николай Николаевич Романов (1856-1929) - вел. кн., дядя Николая II, генерал-адъютант, генерал от кавалерии. С начала I мировой войны до 23 августа 1915 г. главковерх, затем главком Кавказской армии и наместник на Кавказе. В первые дни Февральской революции объявил, что "сочувствует делу революции". Вновь назначен главковерхом при отречении Николая II от престола, но не был утвержден Временным правительством. После октября 1917 г. эмигрировал.
   76 Набоков В. Д. (1869-1922) - юрист, профессор уголовного права, публицист, депутат I Думы, гласный Петербургской городской думы, один из лидеров партии кадетов, член ее ЦК. После Февральской революции 1917 г. - управляющий делами Временного правительства.
   77 Нольде Б. Э. (1876-1948) - барон, юрист, кадет, чиновник министерства иностранных дел до Февральской революции. После нее - тов. министра иностранных дел (до мая 1917 г.).
  

Другие авторы
  • Тургенев Александр Иванович
  • Максимов Сергей Васильевич
  • Турок Владимир Евсеевич
  • Короленко Владимир Галактионович
  • Замакойс Эдуардо
  • Иванчина-Писарева Софья Абрамовна
  • Слепушкин Федор Никифорович
  • Тургенев Николай Иванович
  • Соколова Александра Ивановна
  • Коринфский Аполлон Аполлонович
  • Другие произведения
  • Кони Анатолий Федорович - M. H. Загоскин и цензура
  • Семенов Леонид Дмитриевич - У порога неизбежности
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - История моего знакомства с Гоголем
  • Шекспир Вильям - Крещенский сочельник или что хотите
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Сорные травы
  • Курочкин Василий Степанович - Биографическая справка
  • Клушин Александр Иванович - Несчастный М-в
  • Подкольский Вячеслав Викторович - Письмо до востребования
  • Ровинский Павел Аполлонович - П. А. Ровинский: биографическая справка
  • Байрон Джордж Гордон - Каин
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 174 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа