Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Комментарии ко второму тому Полного собрания сочинений

Некрасов Николай Алексеевич - Комментарии ко второму тому Полного собрания сочинений


1 2 3 4 5 6 7 8

  

Н. А. Некрасов

  

Комментарии ко второму тому Полного собрания сочинений (Стихотворения 1845-1855 гг.)

   Н.А. Некрасов. Полное собрание сочинений и писем в пятнадцати томах
   Художественные произведения. Тома 1-10
   Том первый. Стихотворения 1855-1866 гг.
   Л., "Наука", 1981
  
   Во второй том входят стихотворения 1855-1866 гг. - периода исключительно интенсивной литературной и общественно-политической деятельности Н. А. Некрасова.
   При активном сотрудничестве Н. Г. Чернышевского (с 1853 г.) и Н. А. Добролюбова (с 1856 г.) некрасовский "Современник:) становится не только боевым органом революционной демократии, но и своеобразным организационным центром революционных сил России. "Современник" продолжал сохранять верность заветам "революционеров 61-го года" и после смерти Добролюбова (1861) и ареста Чернышевского (1862), когда Некрасову в условиях наступившей правительственной реакции пришлось взять на себя нелегкие заботы по возобновлению журнала (в середине 1862 г. он подвергся запрещению на 8 месяцев), а вслед за тем сразу же вступить в затянувшуюся неравную борьбу с царской цензурой, закончившуюся в середине 1866 г. окончательным закрытием "Современника".
   Драматизм освободительной борьбы названного десятилетия нашел глубокое отражение в творчестве поэта. Представляемый вниманию читателя том открывается знаменитой поэтической и одновременно общественно-политической декларацией "Поэт и гражданин", которая была написана Некрасовым в качестве вступления к сборнику "Стихотворений" 1856 г. Отдельные положения этой декларации автор, подтверждая, уточнял, а отчасти и корректировал в таких произведениях, как "Песня Еремушке", "<Тургене>ву", "Литература с трескучими фразами..." и др. С ними органически связана и исповедальная лирика поэта ("Что ты, сердце мое, расходилося?..", "Рыцарь на час" и др.). Значительная часть стихотворений тома посвящена изображению кричащих диссонансов жизни страны, подавляющее большинство населения которой изнемогало от крепостнического и полукрепостнического гнета, буржуазно-хищнических форм эксплуатации и полицейского произвола ("Размышления у парадного подъезда", "Деревенские новости", "Надрывается сердце от муки...", "В полном разгаре страда деревенская...", "Калистрат", "Орина, мать солдатская", "Притча о Ермолае трудящемся", "Железная дорога" и многие другие).
   Изображая жизнь народных масс с бесстрашием поэта-реалиста, Некрасов находил в их психологии и миросозерцании не только черты забитости и покорности, но и стремление к свободе, понятие о справедливости и воспитанную веками "привычку к труду благородную" - те качества, которые помогут в будущем мужику "в нагольном тулупе" стать хозяином собственной судьбы. Верой в народ как движущую силу исторического процесса овеяны многие стихотворения настоящего тома ("Деревенские новости", "Свобода" ("Родина-мать! По равнинам твоим..."), "Крестьянские дети", "Зеленый шум", "Рассыльный" и др.).
   С чувством глубокой симпатии создает Некрасов образы тех кто самозабвенно отдавал свои силы пробуждению народного со! знания. К ним примыкают также и стихотворные портреты выдающихся деятелей отечественной демократической мысли и литературы - Белинского, Добролюбова, Шевченко.
   С другой стороны, перед читателем настоящего тома проходит длинная вереница ревнителей буржуазно-крепостнического строя, от "обагряющих руки в крови" столпов самодержавия до мелкого чиновного люда, покорно исполняющего желания и прихоти сильных мира сего.
   Именно в десятилетие, последовавшее за изданием "Стихотворений" 1856 г., окончательно завершается формирование общественно-политической и эстетической позиции Некрасова и вполне обозначается его место в литературном процессе эпохи как поэта народного и в полном смысле этого слова поэта национального.
  
   Тексты и варианты подготовили и комментарии к ним написали: О. Б. Алексеева ("На Волге", "Рыцарь на час"); А. М. Гаркави ("Поэт и гражданин", "Внимая ужасам войны...", "Тяжелый год - сломил меня недуг...", "Не знаю, как созданы люди другие...", "Не гордись, что в цветущие лета...", "Семьдесят лет бессознательно жил...", "Во вражде неостывающей...", "Кто долго так способен был...", "Так говорила актриса отставная...", "И на меня угрюмого, больного...", "О, пошлость и рутина - два [гиганта]...", "Прощанье", "Влюбленному", "Княгиня", "Самодовольных болтунов...", "<Турге-не>ву", "Прости", "Как ты кротка, как ты послушна...", "Я посетил твое кладбище...", "Школьник"); М. М. Гин ("О погоде", "Газетная", "Песни о свободном слове", "Из "Песен о свободном слове"", "Балет", "Чего же вы хотели б от меня..."); Б. В. Мельгунов ("Белый день недолог...", "Эти не блещут особенным гением...", "Экспромт при отъезде А. Д. Дмитриева", "Плохо, братцы, беда близко..."); Ф. Я. Прийма ("Молодое поколение своему Зоилу"); М. Д. Эльзон ("Литературная травля, или Раздраженный библиограф"); остальные тексты и варианты подготовлены к прокомментированы Н. Н. Скатовым. Комментарий к стихотворениям 1856-1866 гг., включавшимся в собрания сочинений Некрасова ошибочно, написан А. М. Гаркави.
   Редакционно-техническая работа осуществлена М. Е. Устиновым.
  

1855-1856

  

ПОЭТ И ГРАЖДАНИН

   Печатается по Ст 1873, т. I, ч. 2, с. 85-101, с исправлением опечаток в ст. 51 ("Неблагородны" вместо "Но благородны") и в ст. 198 ("Когда же... Но молчу." вместо "Когда же, но молчу...") по Ст 1856 (обоснование этих поправок см.: Бухштаб Б. Я. Заметки о текстах стихотворений Некрасова. - В кн.: Издание классической литературы. Из опыта "Библиотеки поэта". М., 1963, с. 242-257) и устранением цензурных искажений в ст. 56-57 (по автографу ГБЛ), 126-127, 187-192 (по Ст 1856) вслед за рядом советских изданий Некрасова (например, ПСС, т. II).
   Недавно было высказано предположение, что замена настоящего времени прошедшим в ст. 56-57 ("рыскал" вместо "рыщет" и "бродил" вместо "бредет") была произведена Некрасовым в порядке стилистической правки (Груздев А. Из наблюдений над текстом стихотворения Н. А. Некрасова "Поэт и гражданин". - РЛ, 1960, N 2, с. 198-200). Однако с точки зрения стилистической стихи от этой замены не выиграли, так как прошедшее время здесь не согласуется со словами "теперь" и "доживаем"; между тем отнесение действия к прошедшему времени привело к явному ослаблению политического звучания стихов; поэтому мы присоединяемся к мнению К. И. Чуковского, полагавшего, что замена была сделана в порядке автоцензуры, и вводим в основной текст чтение автографа.
   Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: Ст 1856, с. V-XVI. Перепечатывалось во 2-й части всех последующих прижизненных изданий "Стихотворений" и в Р. б-ке.
   Автограф всего стихотворения не найден. Автограф ст. 52 (начиная со слов "Заметен ты" - 65 в виде отдельного текста в цикле "Заметки" (под N 1) с заглавием "Самому себе" (первоначальный, зачеркнутый вариант заглавия: "Современному поэту") - ГБЛ (Зап. тетр. N 2, л. 42); факсимильно воспроизведен в издании: Некрасов Н. А. Соч., т. 1. М., 1954, между с. 160 и 161; опубликован Некрасовым без заглавия в составе "Заметок о журналах за февраль 1856 года": С, 1856, N 3 (ценз. разр. - 29 февр. и 3 марта 1856 г.), отд. V, с. 79. Автограф ст. 136-147 - ЦГАЛИ (Зап. Тетр., л. 4, в составе поэмы "В. Г. Белинский"). Эти строфы вошли в стихотворение "Русскому писателю" (С, 1855, N 6 (ценз. разр. - 31 мая 1855 г.), с. 219, с подписью: "Н. Некрасов"). См.: Другие редакции и варианты, с. 265. Черновые наброски, относящиеся к ст. 191-197, 204-207, - ГБЛ (Зап. тетр. N 1, внутренняя сторона задней обложки).
   В Экз. авт. ГБЛ Некрасов от руки заполнил цензурные купюры в ст. 227-229, 267. В Экз. авт. ГПБ Некрасов, устраняя цензурные искажения, в ст. 211 зачеркнул "правдивом" и надписал "свободном", а также заполнил цензурную купюру в ст. 227-229. В корректуре Ст 1856 Н. X. Кетчер вписал от руки два дополнительных четверостишия (после ст. 131 и после ст. 135), не вошедших в печатный текст (Кор. Кетчера, л. 58 об., 59).
  
   В прижизненных изданиях "Стихотворений" (начиная со Ст 1861) датировано: "1856". Однако некоторые фрагменты монологов Гражданина были созданы раньше. Ст. 136-147, написанные весной 1855 г., как уже говорилось, были первоначально опубликованы в составе стихотворения "Русскому писателю". Несколько позже были написаны ст. 52-65: упомянутый выше их автограф датируется (по положению в Зап. тетр. N 2) концом 1855 или началом 1856 г. Работу над "Поэтом и гражданином" Некрасов завершил лишь летом 1856 г., находясь на даче близ Ораниенбаума. "Пишу длинные стишищи и устал", - сообщил он И. С. Тургеневу 27 июня 1856 г. Некрасов торопился закончить "Поэта и гражданина", чтобы ввести его (в качестве предисловия) в издание Ст 1856, прошедшее уже через цензуру (ценз. разр. - 14 мая 1856 г.).
   В Ст 1856 "Поэт и гражданин" был напечатан более крупным шрифтом и с особой пагинацией (римскими цифрами). Последнее обстоятельство, возможно, объясняется тем, что эти страницы были присоединены к уже сверстанной книге.
   Когда сборник Ст 1856 вышел из печати (19 октября 1856 г.), Некрасов находился за границей. Об огромном успехе книги у передовых читателей ему сообщал Чернышевский 5 ноября 1856 г.: "Восторг всеобщий. Едва ли первые поэмы Пушкина, едва ли "Ревизор" или "Мертвые души" имели такой успех, как Ваша книга" (Чернышевский, т. XIV, с. 321). В N 11 "Современника" за 1856 г., в рецензии Чернышевского на Ст 1856 были целиком перепечатаны три стихотворения: "Поэт и гражданин", "Отрывки из путевых записок графа Гаранского" и "Забытая деревня". Перепечатка была замечена в великосветских кругах, и о "крамольной" книге Некрасова было доложено Александру II (Чернышевский, т. I, с. 752; Колокол, 1857, 1 авг., л. 2, с. 14-15). Возникло громкое цензурное дело, причем наиболее яростные нападки вызвало стихотворение "Поэт и гражданин", "...тут идет речь, - указывал товарищ министра народного просвещения П. А. Вяземский в проекте распоряжения по цензурному ведомству, - не о нравственной борьбе, а о политической <...> здесь говорится не о тех жертвах, которые каждый гражданин обязан принести отечеству, а говорится о тех жертвах и опасностях, которые угрожают гражданину, когда он восстает против существующего порядка и готов пролить кровь свою в междоусобной борьбе или под карою закона" (ЛН, т. 53-54, с. 215-216). В распоряжении министра народного просвещения А. С. Норова от 30 ноября 1856 г. говорилось, что в стихотворении, "конечно не явно и не буквально, выражены мнения и сочувствия неблагонамеренные. По всему ходу стихотворения и по некоторым отдельным выражениям нельзя не признать, что можно придать этому стихотворению смысл и значение самые превратные" (Лемке М. Очерки по истории русской цензуры и журналистики XIX столетия. СПб., 1904, с. 312); здесь же были выписаны из "Поэта и гражданина" ст. 54-61, 123-127, причем слова "Чтоб он под бурей запылал, Путь освещая всенародно..." и "...дело прочно, Когда под ним струится кровь..." были подчеркнуты как наиболее "неприличные и неуместные" (там же, с. 312-313). В том же распоряжении предписывалось, "чтобы впредь не было дозволяемо новое издание "Стихотворений Н. Некрасова" и чтобы не были печатаемы ни статьи о сей книге, ни выписки из оной"; редакции "Современника" было объявлено, что "первая подобная выходка подвергнет <...> журнал совершенному прекращению" (там же, с. 313). Выпустить новое издание "Стихотворений" Некрасову удалось лишь после долгих хлопот, в 1861 г. При перепечатке в Ст 1861 многие стихотворения были сильно искажены цензурой. Особенно пострадал "Поэт и гражданин". При дальнейших перепечатках Некрасов восстановил в этом стихотворении ряд ярких строк, но отдельные искажения так и остались в тексте всех последующих прижизненных изданий (см.: Другие редакции и варианты, с. 267-268).
   Упрощенно трактуя стихотворение, Е. А. Ляцкий писал, что оно воспроизводит, "без сомнения, одну из типичнейших бесед Чернышевского с Некрасовым" (Современный мир, 1911, N 10, с. 170). Конечно, в монологах Гражданина воплощены вгляды на назначение искусства, которые в ту пору пропагандировал Чернышевский (в "Эстетических отношениях искусства к действительности" и в других работах). Но в монологи того же Гражданина включены и ст. 136-147, которые в черновике поэмы "В. Г. Белинский" были вложены в уста Белинского, а также ст. 52-65, оформленные в рукописи как автопризнание Некрасова и озаглавленные "Самому себе".
   Очевидно, что в монологах Гражданина отражены взгляды Чернышевского, Белинского, Некрасова и других революционных демократов. В образе Поэта, видимо, есть какие-то черты характера Некрасова, но несомненно резкое различие творческих установок автора и героя; см. особенно ст. 208-294, где Поэт рассказывает, что его "душа пугливо отступила", испугавшись борьбы ("Но... гибнуть, гибнуть... и когда? Мне было двадцать лет тогда!"), и он отошел от больших социальных тем, стал "добродушно" воспевать красоту природы и т. п. Гражданин и Поэт - образы, имеющие обобщенный характер.
   Поскольку в прижизненных изданиях Некрасова текст "Поэта и гражданина" печатался с цензурными искажениями и купюрами, читатели восстанавливали доцензурные варианты в своих экземплярах книги Некрасова (иногда с разночтениями) - см. Экз. Васильковского, Экз. ГБЛ, Экз. Гербеля, Экз. Евгеньева-Максимова, Экз. Ефремова 1859, Экз. ИРЛИ б, Экз. Лазаревского, Экз. Музея Н., Экз. Чуковского. Некоторые бесцензурные варианты были восстановлены также в Списке Модзалевского и в заграничной контрафакции - Ст 1862.
   Призывая своего друга М. И. Шемановского к "внутренней работе над собою" (т. е. к воспитанию в себе стойких революционных убеждений), Н. А. Добролюбов в письме К нему от 6 августа 1859 г. цитировал "Поэта и гражданина"; он писал: "С потерею внешней возможности для такой деятельности мы умрем, - но и умрем все-таки не даром... Вспомни:
  
   Не может сын глядеть спокойно
   На горе матери родной... и т. д.
  
   Прочти стихов десять, и в конце их ты увидишь яснее, что я хочу сказать" (Добролюбов, т. IX, с. 378). В последней фразе Добролюбов обращал внимание своего друга на строки, считавшиеся в то время особенно "крамольными":
  
   Иди в огонь за честь отчизны,
   За убежденье, за любовь...
   Иди и гибни безупречно.
   Умрешь не даром: дело прочно,
   Когда под ним струится кровь...
  
   "Вишь, куда метнул!" - скрытая цитата из Гоголя (в "Ревизоре", д. 2, явл. 8: "Эк, куда метнул!").
   "Не для житейского волненья..." - цитата из стихотворения Пушкина "Поэт и толпа" (1828).
   А ты, поэт! избранник неба... - Некрасов использует пушкинскую характеристику Поэта (из того же стихотворения): "небес избранник".
   Будь гражданин! служа искусству... - Первоначально (в составе стихотворения "Русскому писателю") эта строка имела другую редакцию: "Служи не славе, не искусству", - и вызвала замечание И. С. Тургенева, который писал И. И. Панаеву 10 июля 1855 г.: "Желал бы я знать - стих Некрасова (в стихотворении "К русскому писателю"):
  
   Служи не славе, не искусству -
  
   вероятно, опечатка вместо: но искусству?" (Тургенев, Письма, т. II, с. 298). Предложенную Тургеневым поправку Некрасов не принял, но переделал строку так, чтобы в ней нельзя было усмотреть пренебрежительного отношения к искусству.
   Поэтом можешь ты не быть, Но гражданином быть обязан. - Некрасов перефразирует формулу К. Ф. Рылеева (из посвящения к поэме "Войнаровский", 1823-1825): "Я не поэт, а гражданин". Эту формулу (не называя Рылеева из-за цензуры) привел Н. Г. Чернышевский в 4-й статье из цикла "Очерки гоголевского периода русской литературы" (С, 1856, N 4). Возможно, что эта статья, хорошо известная Некрасову (он хлопотал о ее публикации перед цензором В. Н. Бекетовым), и напомнила ему о рылеевской формуле (см.: Гаркави А. М. Чернышевский и стихотворение Некрасова "Поэт и гражданин". - В кн.: Н. Г. Чернышевский. Статьи, исследования и материалы, вып. 5. Саратов, 1968, с. 54-57).
   Кадеты - воспитанники дворянских военно-учебных заведений.
   Предводитель - губернский или уездный предводитель дворянства, выборные административные должности.
   Плантатор - здесь: помещик, живущий в своем имении.
   Хоть мало, И среди нас судьба являла Достойных граждан... - Против этих строк (печатавшихся с вариантом: вместо "среди нас" - "в наши дни") в Экз. авт. ГПБ переписчик сделал пометку: "Здесь видели намек на судьбу декабристов". Впрочем, надо полагать, что Некрасов имел в виду не только декабристов, но и петрашевцев и других революционеров, подвергшихся репрессиям со стороны царского правительства.
   Клянусь, я честно ненавидел! Клянусь, я искренно любил! - Н. Г. Чернышевский, усмотревший в этих стихах автопризнание Некрасова, писал ему 5 ноября 1856 г.: "...Вы говорите не о любви К женщине, а о любви к людям - но тут еще меньше права имеете Вы унывать за себя:
  
   Клянусь, я честно ненавидел!
   Клянусь, я искренно любил!
  
   - не вернее ли будет сказать Вам о себе:
  
   ...я честно ненавижу!
   ...я искренно люблю!"
  
   (Чернышевский, т. XIV, с. 324).
  

"ВНИМАЯ УЖАСАМ ВОЙНЫ..."

  
   Печатается по Ст 1873, т. I, ч. 1, с. 136.
   Впервые опубликовано: С, 1856, N 2 (ценз. разр. - 31 янв. и 5 февр. 1856 г.), с. 223, с подписью: "Н. Некрасов".
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1858. Перепечатывалось в 1-й части всех последующих прижизненных изданий "Стихотворений".
   Автограф не найден.
  
   В авторском списке стихотворений, которые Некрасов наметил включить в Ст 1856: "Внимая войне" (Зап. тетр. N 2, л. 43 об.).
   В Р. б-ке датировано: "1855", а в Ст 1879 отнесено (также, видимо, по указанию автора) к 1854 г. Последняя дата явно неверна: отсутствие автографа в Солд. тетр. показывает, что к июню 1855 г. стихотворение еще не было написано.
   Стихотворение представляет собой отклик на Крымскую войну. Возможно, что непосредственным поводом к его написанию послужило знакомство с рассказом Л. Н. Толстого "Севастополь в августе 1855 года". Отдельные главы рассказа Толстой читал Некрасову еще до опубликования, 27 декабря 1855 г. (Гусев Н. Н. Летопись жизни и творчества Л. Н. Толстого, 1828-1890. М., 1958, с. 104). Рассказ глубоко взволновал Некрасова, и по поводу гибели одного из его героев поэт писал в "Заметках о журналах за декабрь 1855 и январь 1856 года": "Володе Козельцову суждено долго жить в русской литературе, может быть, столько же, сколько суждено жить памяти о великих, печальных и грозных днях севастопольской осады. И сколько слез будет пролито и уже льется теперь над бедным Володею! Бедные, бедные старушки, затерянные в неведомых уголках обширной Руси, несчастные матери героев, погибших в славной обороне! вот как пали ваши милые дети..." (ПСС, т. IX, с. 373). Эти "Заметки...", перекликающиеся по содержанию со стихотворением "Внимая ужасам войны...", были напечатаны также в N 2 "Современника" за 1856 г.
   Существует предположение, что стихи Некрасова полемичны по отношению к рассказу Л. Н. Толстого "Севастополь в мае", в котором (в главе 15) была высказана мысль, что родные вообще скоро забывают об умерших. При публикации (С, 1855, N 9) это место рассказа было изъято цензурой, но Некрасову, читавшему рассказ в рукописи, оно было известно (Альтман М. Читая Толстого. Тула, 1966, с. 48-50).
   Стихотворение распространялось в списках: список П. Л. Лаврова (ЦГАОР, ф. 1762, оп. 2, ед. хр. 340, л. 218 об.), список из архива Верещагиных (ГБЛ, ф. 456, карт. N 1, ед. хр. 62, л. 3) и др.
   Многократно положено на музыку (Н. П. Карцев, 1877; {См.: Ст 1879, т. IV, с. XXXIX.} Г. А. Лишин, 1885; А. Л. Панаев, 1894; Ц. А. Кюи, 1902; Э. Э. Мейер-Гельмунд, 1903; К. К. Варгин, 1913; С. А. Кашеваров, 1914; Т. Н. Хренников, 1971).
  

"ТЯЖЕЛЫЙ ГОД - СЛОМИЛ МЕНЯ НЕДУГ..."

  
   Печатается по Ст 1879, т. I, с. 240.
   Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений; Ст 1861, ч. 1, с. 172-173, с подзаголовком: "(Из Ларры)". С этим подзаголовком перепечатывалось в 1-й части всех последующих прижизненных изданий "Стихотворений". Он был снят лишь в Ст 1879.
   Беловой автограф с подзаголовком: "(Из Л**)" - ГБЛ (Зал, тетр. N 2, л. 44).
  
   В Ст 1879 датировано: "1856", со ссылкой на указание автора. По содержанию и положению автографа в Зап. тетр. N 2 должно быть отнесено к 1855 или 1856 г.
   При помощи подзаголовка поэт хотел скрыть от любопытства посторонних подробности личной жизни. Видимо, поэтому он вообще долго не печатал стихотворение. Оно навеяно размолвкой с А. Я. Панаевой; ср. на с. 341 наст, тома комментарий к стихотворению "Прощанье".
  

"НЕ ЗНАЮ, КАК СОЗДАНЫ ЛЮДИ ДРУГИЕ..."

   Печатается по черновому автографу ГБЛ.
   Впервые опубликовано: Чуковский К. И. Неизданные стихотворения Н. А. Некрасова. - 30 дней, 1931, N 1, с. 57.
   В собрание сочинений впервые включено: ПССт 1931.
   Черновой автограф - ГБЛ (Зап. тетр. N 3, л. 15-14 об.).
  
   Датируется 1855 или 1856 г. по положению автографа в Зап. тетр. N 3.
  

"НЕ ГОРДИСЬ, ЧТО В ЦВЕТУЩИЕ ЛЕТА..."

  
   Печатается по черновому автографу ГБЛ.
   Впервые опубликовано: Чуковский К. И. Неизданные стихотворения Н. А. Некрасова. - 30 дней, 1931, N 1, с. 57.
   В собрание сочинений впервые включено: ПССт 1931.
   Черновой автограф (весь текст зачеркнут) - ГБЛ (Зап. тетр. N 3, л. 14).
  
   Датируется 1855 или 1856 г. по положению автографа в Зап. тетр. N 3.
  

"СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ БЕССОЗНАТЕЛЬНО ЖИЛ..."

  
   Печатается по автографу ГБЛ.
   Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: ПССт 1934-1937, т. I, с. 544.
   Автограф (карандашный набросок) - ГБЛ (Зап. тетр. N 3, п. 5).
  
   Датируется 1855 или 1856 г. по положению автографа в Зап. тетр. N 3.
   Видимо, это начало ненаписанного стихотворения о раскаявшемся преступнике. На такое предположение наводит и смысл четверостишия, и непосредственное соседство автографа с автографом стихотворения "Влас".
  

"ВО ВРАЖДЕ НЕОСТЫВАЮЩЕЙ..."

  
   Печатается по автографу ГБЛ.
   Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений (в качестве наброска, относящегося к поэме "В. Г. Белинский"): ПСС, т. I, с. 487.
   Автограф (на отдельном листе) - ГБЛ (Зап. тетр. N 3, л. 6).
  
   Датируется 1855 или 1856 г. по положению автографа в Зап. тетр. N 3.
   Легендарно-религиозный колорит этого отрывка не позволяет отнести его к поэме "В. Г. Белинский". К тому же он написан другим размером. По метру (четырехстопный хорей с чередованием дактилических и мужских рифм) он совпадает со стихотворением "Влас". Автограф комментируемого отрывка (как и отрывка "Семьдесят лет бессознательно жил...") соседствует с автографом стихотворения "Влас". Однако и к нему комментируемый отрывок, видимо, не имеет прямого отношения: слова о "вражде неостывающей" и душе "непрощающей" не согласуются с содержанием "Власа".
   Возможно, что это набросок отдельного стихотворения о раскаявшемся преступнике.
  

"КТО ДОЛГО ТАК СПОСОБЕН БЫЛ..."

  
   Печатается по беловому автографу ГБЛ.
   Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: ПССт 1934-1937, т. I, с. 544-545.
   Беловой автограф (в составе цикла "Заметки" под N 4) - ГБЛ (Зап. тетр. N 2, л. 44 об.).
   Датируется 1855 или 1856 г. по положению автографа в Зап. тетр. N 2 и в цикле "Заметки".
  

"ТАК ГОВОРИЛА АКТРИСА ОТСТАВНАЯ..."

   Печатается по черновому автографу ГБЛ.
   Впервые опубликовано: ст. 1-4 - Звенья, II. М.-Л., 1933, с. 301; полностью - ПССт 1934-1937, т. I, с. 541.
   В собрание сочинений впервые включено в последнем из названных изданий.
   Черновой автограф - ГБЛ (Зап. тетр. N 1, л. 29).
  
   Датируется 1855 или 1856 г. по положению автографа в Зап. тетр. N 1.
   По содержанию связано с набросками пьесы, находящимися в той же тетради. В них рассказывается о том, что старуха (видимо, отставная актриса) пришла в качестве просительницы к богатому князю, своему бывшему любовнику, и привела к нему свою красавицу дочь Наташу (ПСС, т. IV, с. 211-213). В чем состояла просьба, не вполне ясно; речь могла идти об определении Наташи на сцену (см. там же, с. 644) или о денежной помощи. Из комментируемого стихотворения видно, что князь отказал в просьбе.
   Существует предположение, что весь этот замысел был навеян судьбой актрисы В. Н. Асенковой и ее матери (Чуковский К. Некрасов, Николай I и Асенкова. - В кн.: Звенья, II, с. 296-301).
  

"И НА МЕНЯ, УГРЮМОГО, БОЛЬНОГО..."

  
   Печатается по черновому автографу ГБЛ.
   Впервые опубликовано: Чуковский К. И. Неизданные стихотворения Н. А. Некрасова. - 30 дней, 1931, N 1, с. 59.
   В собрание сочинений впервые включено: ПССт 1931. Черновой автограф - ГБЛ (Зап. тетр. N 1, л. 95 об.).
   Датируется 1855 или 1856 г. по положению автографа в Зап. тетр. N 1.
  
   В названной статье и в ряде изданий Некрасова К. И. Чуковский печатал этот отрывок под редакторским заглавием "Встреча с крестьянами". Такая трактовка правдоподобна, но остается гипотетической.
  

"О, ПОШЛОСТЬ И РУТИНА - ДВА [ГИГАНТА]..."

  
   Печатается по черновому автографу ГБЛ.
   Впервые опубликовано: Чуковский К. И. Неизданные стихотворения Н. А. Некрасова. - 30 дней, 1931, N 1, с. 57.
   В собрание сочинений впервые включено: ПССт 1931.
   Черновой автограф - ГБЛ (Зап. тетр. N 1, л. 99).
  
   Датируется 1855 или 1856 г. по положению автографа в Зап. тетр. N 1.
  

1856

  

ПРОЩАНЬЕ

  
   Печатается по беловому автографу ГБЛ (Зап. тетр. N 3).
   Впервые опубликовано: Чуковский К. И. Неизданные стихотворения Н. А. Некрасова. - 30 дней, 1931, N 1, с. 57.
   В собрание сочинений впервые включено: ПССт 1931.
   Два беловых автографа - ГБЛ (Зап. тетр. N 2, л. 42 об. и Зап. тетр. N 3, л. 48). Первый автограф, с датой: "28 февр<аля>", с немногими поправками; второй, очевидно, более поздний, без поправок, с датой: "28 февр<аля> 1856".
  
   Датируется по пометкам в автографах.
   Обращено к А. Я. Панаевой и написано под впечатлением размолвки с ней(ср. на с. 338 наст. тома комментарий к стихотворению "Тяжелый год - сломил меня недуг...").
   Н. Г. Чернышевскому нравились эти стихи, известные ему в рукописи. О. С. Чернышевская сообщила об этом К. И. Чуковскому в личной беседе (см.: 30 дней, 1931, N 1, с. 58).
  

ВЛЮБЛЕННОМУ

  
   Печатается по Ст 1873, т. I, ч. 1, с. 135.
   Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: Ст 1856, с. 158. Перепечатывалось в 1-й части всех последующих прижизненных изданий "Стихотворений".
   Черновой автограф (в составе цикла "Заметки" под N 3, с датой: "16 марта") - ГБЛ (Зап. тегр. N 2, л. 43).
  
   В Ст 1879 было ошибочно датировано: "1852". Год написания (1856) устанавливается по положению автографа в Зап. тетр. N 2.
  

КНЯГИНЯ

  
   Печатается по Ст 1873, т. I, ч. 2, с. 79-84.
   Впервые опубликовано: С, 1856, N 4 (ценз. разр. - 31 марта 1856 г.), с. 259-260, с подписью: "Н. Некрасов".
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1856. Перепечатывалось во 2-й части всех последующих прижизненных изданий "Стихотворений".
   Автограф не найден. Авторизованная копия отдельных стихов, восходящая, видимо, к раннему автографу (в ней содержится и добавочное шестистишие, публиковавшееся в начале стихотворения в "Современнике" и затем исключенное Некрасовым). - Экз. авт. ГПБ.
  
   Вошло в авторский список стихотворений, которые Некрасов наметил включить в Ст 1856: "Княг<иня>" (Зап. тетр. N 2, л. 43 об.).
   В прижизненных изданиях "Стихотворений" (начиная со второго, 1861) датировано: "1856".
   В "Княгине" отразилась нашумевшая в петербургских великосветских кругах история графини Александры Кирилловны Воронцовой-Дашковой (урожд. Нарышкина, по второму мужу баронесса Пуалли, 1818-1856).
   Ее первый муж, граф И. И. Воронцов-Дашков (1790-1854), служил обер-церемониймейстером при дворе Николая I. Графиня, отличавшаяся замечательной красотой, была законодательницей мод на балах и в салонах (см.: Бутурлин Д. М. Записки. - РА, 1901, N И, с. 400; Мещерский А. В. Из моей старины. - РА, 1901, N 1, с. 106; Соллогуб В. А. Воспоминания. М.-Л., 1931, с. 288 и др.). После смерти мужа А. К. Воронцова-Дашкова уехала в Париж и там вышла замуж за барона де Пуалли. Умерла она в Париже 18 (30) мая 1856 г. (Русский некрополь в чужих краях, вып. 1. Париж и его окрестности. Пг., 1915, с. 72).
   Указанная дата смерти А. К. Воронцовой-Дашковой является несомненной: согласно справке Парижской префектуры, похороны состоялись на Монмартрском кладбище 1 июня 1856 г. (сообщено В. В. Ждановым). Таким образом, стихотворение было написано и опубликовано до смерти "княгини".
   Строки, повествующие о жизни героини во втором замужестве, видимо, не являются воспроизведением реальных фактов. А. Дюма писал: "Госпожа Воронцова-Дашкова вышла замуж за французского дворянина, положение которого в обществе было совершенно таково же, как и ее <...> Эта обаятельная и умная женщина, с которой я имел честь быть знакомым, была кумиром своего мужа. Пораженная долгой, тяжелой, смертельной болезнью, она умерла среди роскоши, в одном из лучших домов Парижа, па площади Св. Мадлены против бульвара" (Dumas A. Impressions d i voyage en Russie. Paris, 1859; цит. по русскому переводу в кн.: Григорович Д. В. Литературные воспоминания. Л., 1928, с. 481-482). Достоверность этого сообщения косвенно подтверждается упоминанием в воспоминаниях Дюма конкретных лиц, точных адресов и т. д. М. М. Гин обратил внимание и на то, что после смерти А. К. Воронцовой-Дашковой (Пуалли), вопреки стихотворению, остался не "голяк-потомок отрасли старинной", а богатейшие наследники - сын и дочь; исследователь сделал вывод, что поэт стремился не к точному воспроизведению биографических сведений о "княгине", а к воссозданию типичного образа и по-своему характерной судьбы русской аристократки (см.: Гин М. От факта к образу и сюжету. М., 1971, с. 87-89).
   Непосредственным поводом к написанию "Княгини" могли явиться слухи, распространявшиеся в России. О них упоминает А. Дюма в цитированных выше мемуарах: "Согласно легенде, распространенной в России, графиня Воронцова-Дашкова вышла замуж во Франции за какого-то будто бы авантюриста, который промотал якобы ее состояние и отправил ее умирать в больницу <...> Поэт, как и все, был введен в заблуждение" (с. 481). О том, что весьма неблагоприятные слухи о втором муже графини действительно имели место, можно судить и по мемуарным свидетельствам, не вполне совпадающим с тем, о чем говорится в некрасовском стихотворении. Так, В. А. Инсарский в своих "Записках" сообщал, что графиня, "разоренная и обезображенная, кончила свое существование в одной из парижских больниц" (PC, 1894, N 2, с. 19); А. С. Суворин писал, что Воронцова-Дашкова "по смерти мужа влюбилась в секретаря французского посольства, вышла за него замуж и играла при нем жалкую роль; он спустил все ее состояние, отчасти в Монако, и она умерла в Париже в госпитале" [Суворин А. С. Дневник. М. -Пг., 1923, с. 33). Поскольку Воронцова-Дашкова (Пуалли) долго и тяжело болела, слух о ее смерти мог упредить само событие. И, видимо, никто из современников не заметил, что стихи о смерти "княгини" появились еще при ее жизни. Так, в Экз. Васильковского против заглаьия "Княгиня" стоит лишь пометка: "(Воронцова)". Е. П. Ростопчина в пасквильном стихотворении "Простой обзор" (1857) обвинила Некрасова в том, что он посмел "встревожить женский неостывший прах" (см.: Бухштаб В. Я. Заметки о текстах стихотворений Некрасова. - В кн.: Издание классической литературы. Из опыта "Библиотеки поэта". М., 1963, с. 253).
   В 1859 г. появился (в упомянутой книге А. Дюма) перевод "Княгини" на французский язык. Барон Пуалли, прочитав этот перевод, почувствовал себя оскорбленным и приехал в Россию, чтобы вызвать Некрасова на дуэль. Дуэль не состоялась лишь благодаря вмешательству друзей поэта (см.: Панаева, с. 231-237).
   Известен сделанный П. Л. Лавровым список "Княгини" (ЦГАОР, ф. 1762, он. 2, ед. хр. 340, л. 226 об. - 228).
  
   Да в строфах небрежных русского поэта... - Речь идет о стихотворении М. Ю. Лермонтова "К портрету" (1840), посвященном Воронцовой-Дашковой. В характеристике "княгини" Некрасов отчасти следует за этим лермонтовским стихотворением (там есть строки: "Ей нравиться долго нельзя: Как цепь ей несносна привычка" - ср. в "Княгине" ст. 10-12).
  

Другие редакции и варианты

  
   Знать, ей не мешали "страсти роковые". - "Страсти роковые" - цитата из эпилога к поэме А. С. Пушкина "Цыганы".
  

"САМОДОВОЛЬНЫХ БОЛТУНОВ..."

  
   Печатается по Ст 1873, т. I, ч. 1, с. 111-112.
   Впервые опубликовано: С, 1856, N 9 (ценз. разр. - 31 авг. 1856 г.), с. 88, с подписью; "Н. Н." (в оглавлении: "Стихотв<орение> Н. А. Некрасова").
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1856. Перепечатывалось в 1-й части всех последующих прижизненных изданий "Стихотворений".
   Первоначальный набросок (на полях запись, возможно представляющая собою план стихотворения, - перечень лиц, с которыми по первоначальному замыслу должен был встретиться Репетилов) - ГБЛ (Зап. тетр. N 1, л. 30). Беловой автограф в письме Некрасова к В. П. Боткину от 16 июня 1856 г. - ЦГАЛИ, ф. 54, оп. 1, ед. хр. 73, л. 10 об. Другой беловой автограф: ст. 1-30 - ИРЛИ, Р. I, оп. 20, ед. хр. 142, л. 2 об.; ст. 31-37 - ГБЛ, ф. 195, ед. хр. 4835. 9, л. 1 об.
  
   К. И. Чуковский указал, что фамилия помещика "Решетилов" была заимствована Некрасовым из очерка И. С. Тургенева "Однодворец Овсяников" (входящего в "Записки охотника") и что Некрасов использовал ее также в повести "Как я велик!" (ПССг 1934-1937, т. I, с. 734).
   Посылая эти стихи В. П. Боткину, Некрасов писал (16 июня 1856 г.): "Вот тебе стихи, которые я третьего дня написал <...> Они позволены". Слова "они позволены", видимо, относятся к публикации в Ст 1856, - это издание было разрешено цензурой еще 14 мая 1856 г., так что стихотворение "Самодовольных болтунов..." должно было пройти через цензуру отдельно.
  

ПРОСТИ

  
   Печатается по Ст 1873, т. I, ч. 1, с. 150.
   Впервые опубликовано: БдЧ, 1856, N 10 (ценз. разр. - 22 сент. 1856 г.), с. 206, с подписью: "Н. Некрасов".
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1856. Перепечатывалось в 1-й части всех последующих прижизненных изданий "Стихотворений".
   Беловой автограф в письме Некрасова к Тургеневу от 30 июля 1856 г. - ИРЛИ, 21194.
  
   Некрасов приводит эти стихи (в письме) как "написанные вчера") чем определяется их датировка.
   Относится к группе стихотворений, обращенных к А. Я. Панаевой.
   Многократно положено на музыку (А. Маркович, 1856; Н. Т. Кравцов, 1858; Ц. А. Кюи, 1859; Н. Ф. Бунаков, 1863; В. Н. Кашперов, 1864; Ю. Г. Гербер, 1870; А. И. Дюбюк, 1870; д д. Ржевская, 1870; Л. А. Фохт, 1873; Н. П. Карцев, 1878; К. Ю. Давыдов, 1879; А. А. Ильинский, 1879; В. Л. Фабиан-Бланки, 1879; А. Б. Куракин, 1881; Н. А. Римский-Корсаков, 1883; П. И. Чайковский, 1887; С. М. Блуменфельд, 1889; С. Д. Волков-Давыдов, 1889, К. Н. Лазари, 1889; М. Г. Вальяни, 1891; И. Ф. Россет, 1892; д. И. Манн, 1893; В. В. Варгин, 1894; А. Ф. Тюрнер, 1897; Г. Я. Фистулари, 1899; Н. Д. Дмитриев, б. д.; В. П. Калафати, 1900; Р. А. Гуммерт, 1901; И. Н. Соколов, 1901; Н. И. Филшшовский, 1901; Л. В. Николаев, 1902; Н. С. Терещенко, 1902; Н. Н. Черепнин, 1904; В. А. Золотарев, 1906; Д. К. Саришский-Бей, 1906; А. К. Черткова, 1908; Ф. М. Блуменфельд, 1910; Ф. Ю. Бенуа, 1912; Б. Л. Левинзон, 1912; М. Д. Кетриц, 1913; А. И. Юрасовский, 1915; А. Н. Александров, 1948).
  

"КАК ТЫ КРОТКА, КАК ТЫ ПОСЛУШНА..."

  
   Печатается по Ст 1873, т. 1, ч. 1, с. 101.
   Впервые опубликовано: С, 1856, N 8 (ценз. разр. - 31 июля 1856 г.), с. 298, с подписью: "Н. Некрасов".
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1856. Перепечатывалось в 1-й части всех п

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 355 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа