Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Комментарии ко второму тому Полного собрания сочинений, Страница 7

Некрасов Николай Алексеевич - Комментарии ко второму тому Полного собрания сочинений


1 2 3 4 5 6 7 8

осле третьего предостережения журнал подлежал закрытию. По свидетельству Герцена, Некрасов после второго предостережения обратился к министру внутренних дел П. А. Валуеву с просьбой "поставить "Современник" снова под цензуру. Валуев отказал, ссылаясь на то, что переход "Современника", "этого свободолюбивого журнала", под цензурное положение будет равносилен прямому, фактическому заявлению, что новое, бесцензурное положение русской журналистики хуже старого, цензурного" (Герцен, т. XIX, с. 31-32). Одновременно министр предложил "представлять статьи" на его "предварительное рассмотрение" (там же, с. 32). Через такое "предварительное рассмотрение" министра прошел и комментируемый цикл. Это видно из письма попечителя С.-Петербургского учебного округа И. Д. Делянова к Некрасову от 18 марта 1866 г. Делянов, к которому Некрасов, в свою очередь, обращался с просьбой о позволении выступить с публичным чтением "Песен" на вечере в пользу Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым, разрешил, сославшись на уже имеющееся разрешение Валуева, опубликовать цикл, но "посоветовал" снять и заменить "менее забористыми" некоторые слова - слово "бестолково" в ст. "Не так уж бестолково Авось пойдут дела" ("Наборщики") и упоминания о боге и министре в ст. "В бога не верят газеты" и "Даже коснулся министра Неустрашимый Катков" ("Публика") (см.: Некрасовский сборник. Под ред. В. Е. Евгеньева-Максимова и Н. К. Пиксанова. Пг., 1918, с. 57-58; ЛН, т. 51-52, с. 624). Неизвестно, последовал ли поэт этому "совету" при устном чтении, однако во всех прижизненных изданиях приведенные стихи печатались без изменений. Чтение, состоявшееся 18 марта 1866 г., по свидетельству современников, прошло с большим успехом (СПбВ, 1866, 20 марта, N 78).
   В ноябре и особенно декабре 1865 г. репрессии карательной цензуры посыпались и на другие издания - писаревское "Русское слово" и даже такие умеренные органы (упоминаемые в песне "Публика"), как "Голос" А. А. Краевского и "День" И. С. Аксакова (см.: Материалы... для пересмотра действующих постановлений о цензуре и печати, ч. 2. СПб., 1870, с. 119,122 и 126-127). Существо реформы печати проявилось достаточно наглядно. К этому времени, очевидно, и относится создание комментируемого цикла. Подзаголовок в "Современнике" - "писано в ноябре и декабре 1865 года", - так же как авторская помета под стихотворением "Осторожность" при первой публикации ("1865, декабрь"), являлись датами-комментариями, призваны были подсказать читателю-другу, чем цикл вызван к жизни, какими событиями внушен. Косвенно авторская дата подтверждается рукописью и корректурой.
   А. М. Гаркави, публикуя сообщение об этой корректуре (обнаружена недавно среди бумаг академика А. Ф. Кони), высказал убедительное предположение, что она относится к попытке опубликовать цикл в конце 1865 - начале 1866 г. (6м.: Гаркави А. М. Неизвестные строки Н. А. Некрасова. - В кн.: Жанр и композиция литературного произведения. Межвузовский сборник, вып. II. Калининград, 1976, с. 167). Очевидно, основной корпус "Песен", включая и опубликованную позже, но в корректуре уже имеющуюся "Осторожность", был создан не позднее декабря 1865 г. Две песни - "Поэт" и "Пропала книга!" - относятся к 1866 г. Первая (опубликована: С, 1866, N 3) вместе с другими песнями цикла датирована автором 1865 г., однако отсутствие ее в рукописи и корректуре побуждает уточнить эту дату. Вторая опубликована в 1868 г. с датой: "1866", не вызывающей сомнения.
   По цензурным соображениям, видимо, автор не сразу решился включить в цикл песню "Наборщики" (имеется в рукописи, но отсутствует в корректуре, впервые опубликована: С, 1866, N 3). По тем же причинам не была включена в первую публикацию цикла песня "Осторожность". Вскоре после опубликования цикла "Современник" был закрыт правительством, и "Осторожность" удалось напечатать лишь в 1868 г. Судя по приведенной выше авторской помете в рукописи, особой предосторожности требовала песня "Публика", зло высмеивавшая цензурную практику правительства, выразившуюся в предостережениях "Современнику" и другим органам печати. Ст. 27-28, где непосредственно упоминается Валуев, в журнале пришлось снять и заменить двумя строками точек. Их удалось восстановить лишь после отставки Валуева (1868), в Ст 1869, ч. 4; тогда же написано примечание к имени "Валуев". Явно цензурного характера печатные варианты ст. 36 в "Фельетонной букашке". Вместо "Был позван даже ко двору" (автограф и корректура) в "Современнике" было: "Пришлось им всем не по нутру!", а в последующих прижизненных изданиях: "Таскали даже - - -". Правда, в контексте и в соответствии с рифмой купюра ("ко двору") легко угадывалась.
   Сложные условия, в которых создавался цикл, и острота его темы обусловили продуманность и четкость его композиции. Перекличка многих голосов - не только лиц, так или иначе причастных к печати, но и голосов из публики - превращала "Песни" в своего рода обозрение в форме лирического цикла (о тематической композиции "Песен" см.: Евгеньев-Максимов В. Е. Жизнь и деятельность Н. А. Некрасова, т. III. М., 1952, с. 377-386; Гин М. О своеобразии реализма Некрасова. Петрозаводск, 1966, с. 129-136). Возможностями обозрения поэт блестяще воспользовался для обоснованного и убедительного суда над одной из "либеральных" реформ Александра II. Выслушав голоса "за" и протесты реакционеров, не говоря прямо ни слова "против", автор тем не менее общим смыслом своего цикла приводит читателя к осуждению реформы.
  

I

РАССЫЛЬНЫЙ

  
   С дедушкой этим, Минаем... - Минай, очевидно, реальное лицо; обрисован в цикле "О погоде", см. с. 181-183 наст. тома.
  

IV

ЛИТЕРАТОРЫ

  
   Входя в какой-то магазин. - Первоначально вместо этой строки была другая: "Писцов, Дворянчиков, Кутьин" (см.: Другие редакции и варианты, с. 318). Фамилии эти персонифицируют разные социальные слои: Писцов - чиновник, Дворянчиков - дворянин, Кутьин - разночинец, выходец из духовного сословия (их дразнили кутейниками), - отношение которых к реформе печати хотел показать Некрасов (ПСС, т. II, с. 690).
   Эти два последние стиха взяты у Лермонтова... - Имеется в виду стихотворение Лермонтова "<Валерик>" ("Я к вам пишу случайно, право...") (1840).
  

V

ФЕЛЬЕТОННАЯ БУКАШКА

   К. И. Чуковский высказал предположение, что один из прототипов героя этого стихотворения - богемный литератор и журналист С. П. Калошин (редактор реакционного журнала "Зритель" в 1861-1863 гг.) (ЛГ, 1961, 30 ноября).
  
   ...род, который так прославил Булгарин в "Северной пчеле". - О Булгарине см. на с. 436-438 наст, тома комментарий к стихотворению "Молодое поколение своему Зоилу". Фельетон "Всякая всячина", который он вел на протяжении многих лет в "Северной пчеле", отличался крайней беспринципностью и реакционностью.
   Знаком Вам господин Пановский? - Н. М. Пановский (1802- 1872) - реакционный московский журналист, сотрудник изданий М. Н. Каткова. В Ст 1869, ч. 4 и Ст 1873, т. II, ч. 4 его фамилия обозначалась сокращенно: П-ский.
   Что в Петербурге климат плох... - Даже климат царской столицы не позволялось порицать. Известно внушение Л. В. Дубельта Булгарину: "...вольнодумствовать вздумал?.. Климат царской резиденции бранишь? Смотри!" (Каратыгин П. Бенкендорф и Дубельт. - ИВ, 1887, т. XXX, с. 168).
   Курил на улицах сигары И без цензуры сочинял! - О разрешении курить на улице было объявлено в "Северной почте", 1865, 3 июля. Некрасов, воспользовавшись хронологической близостью реформы печати и отмены нелепого стеснения, намеренно ставит их рядом.
  

VI

ПУБЛИКА

  
   Слышали? Всё лишь подобье... - Славянофил И. С. Аксаков, восторженно приветствуя реформу печати, предоставлявшую, по его словам, "право на искренность" и правду, писал 11 сентября 1865 г. в передовице газеты "День": "Всмотритесь пристальнее кругом себя, - что вы увидите? Толпу призраков, теней, или, вернее сказать, подобий; вы окружены подобием всего живого, действительного, реального, но только подобием...". И далее: "Теперь из этого, по-видимому, безвыходного круга открывает выход само правительство - предоставляя свободу печатному слову. Благодарность же ему" {Аксаков И. С. Соч., т. IV. М., 1886, с. 432, 435- 436, 438).
   Мы же должны мужикам! - В связи с финансовым кризисом, охватившим Россию в это время (см. стихотворения "Финансовые соображения" и "Балет"), публицист "Современника" Ю. Г. Жуковский в статье "Записки современника" поставил вопрос о долге привилегированных слоев общества народу и назвал в качестве примерной цифры этого долга - шесть миллиардов (С, 1865, N 8, с. 317; N 9, о. 92-93). Эта статья была одной из тех, за которые журналу было объявлено первое предостережение (см.: Евгеньев-Максимов В. Е. Последние годы "Современника". Л., 1939, С. 100, 104).
   И отрицают поэты Пользу железных дорог! - Намек на стихотворение Некрасова "Железная дорога", за которое (вместе со статьей М. А. Антоновича "Суемудрие "Дня"") "Современник" получил второе предостережение.
   Даже умеренный "Голос" начал не в меру кричать... - 1 декабря 1865 г. распоряжением министра внутренних дел Валуева "Голос" А. А. Краевского получил первое предостережение. Кара, направленная против умеренно-либеральной газеты, воспринималась как свидетельство неослабевающего цензурного гнета. В стихотворении, писавшемся в декабре 1865 г., т. е. вскоре после распоряжения министра, Некрасов касается именно тех статей, которые вызвали предостережение: "По поводу принятия Ташкента под покровительство России" ("Он положеньем Ташкента Разволновался, как лев"), "Какие сословия могут более способствовать к водворению русского элемента в Западном крае" ("Бдит он над западным краем"), "Русские в России" ("Он о России болит") (см.: Материалы... для пересмотра действующих постановлений о цензуре и печати, ч. 2, с. 119).
   Только газеты московской... - Речь идет о газете М. Н. Каткова "Московские ведомости".
   Даже коснулся министра Неустрашимый Катков. - Катков неоднократно нападал на самых высокопоставленных чиновников, до министров включительно, но критика его была дозволенной, а "неустрашимость" мнимой, поскольку критиковал он их справа, с реакционных позиций (см.: Рейфман П. С. "Московские ведомости" 1860-х годов и правительственные круги. - Учен. зап. Тартуского гос. ун-та, 1975, вып. 358. Труды по русской и славянской филологии, XXIV. Литературоведение, с. 3-27). Однако в новых условиях даже такая критика становилась опасной. Несколько позже, 26 марта 1866 г., "Московские ведомости" получили первое предостережение за "систематическую оппозицию правительственной сфере" (см.: Материалы... для пересмотра действующих постановлений о цензуре и печати, ч. 2, с. 126-127).
  

VII

ОСТОРОЖНОСТЬ

  
   ...полнейшая возможность К обвиненью без суда... - Введенная новой реформой печати ответственность перед судом не избавила печать от административных кар и административного произвола. В радикальных кругах в этом видели основной порок реформы. В специальной "Конфиденциальной инструкции цензорам столичных цензурных комитетов" (утверждена министром внутренних дел 25 августа 1865 г.) относительно применения законов о печати на первом месте - нарушения, направленные "против истин христианской веры" и "учения и достоинства православной церкви"; названы тут же и нарушения, направленные "к возбуждению вражды или ненависти одного сословия к другому" (см.: Материалы... для пересмотра действующих постановлений о цензуре и печати, ч. 2, с. 178). Касаясь их (в том числе и такого сравнительно невинного, как посягновение "на родительский принцип"), Некрасов в то же время вынужден обойти названные в том же документе обвинения в неуважении самодержавия, высшей власти и правительства. Тем не менее "Осторожность" недвусмысленно высмеивает формулировки "предостережений", сыпавшихся на "Современник" и другие издания. Так, первое предостережение "Современник" получил за "оскорбление начал брачного союза" ("...это против брака") в статье А. Н. Пыпина ""Новые времена", община реформаторов в Нью-Йорке" (1865, N 8), за возбуждение "вражды к высшим и вообще имущественным классам" ("Но ведь это на богатых значит бедных натравлять") в статье Ю. Г. Жуковского "Записки современника" (1865, N 9). Во втором предостережении автор статьи "Суемудрие "Дня"" (1865, N 10) М. А. Антонович обвинялся в "неприличных суждениях о значении православия" и неуважении к религии ("...это против бога"). А несколько позже статья Ю. Г. Жуковского "Вопрос молодого поколения" (1866, N 2 и 3) вызвала нарекания в связи с тем, что она "направлена против дворянства" (т. е. "оскорбляет дворянский сан"). См.: Евгеньев-Максимов В. Е. Последние годы "Современника". Л., 1939, с. 104, 110, 150. Аналогичные обвинения не раз предъявлялись и другим журналам, в частности "Русскому слову" (см.: Материалы... для пересмотра действующих постановлений о цензуре и печати, ч. 2, с. 122).

VIII

ПРОПАЛА КНИГА!

  
   А. С. Суворин в "Дневнике" сообщил, что это стихотворение "написано им <Некрасовым>, как он мне сам говорил, на мой роман "Всякие", осужденный и сожженный" (Суворин А. С. Дневник. М.-Пг., 1923, с. 245). Едва ли, однако, следует, как обычно делалось, прикреплять комментируемое стихотворение только к этому факту. Импульсом к его созданию, очевидно, послужила не судьба одной книги, а резкий рост цензурных аутодафе в 1866 г. в связи с новым законом о печати (см.: Добровольский Л. М. Запрещенная книга в России. 1825-1904. М., 1962, с. 54-61; Гин М. М. От факта к образу и сюжету. М., 1971, с. 58-59). Среди книг, приговоренных к уничтожению в 1866 г., были и более значительные, чем названный роман Суворина, в частности замечательное произведение русской публицистики 1860-х гг. "Отщепенцы" Н. В. Соколова (которым в 1870-е гг. широко пользовались революционеры-народники в своей пропаганде) и "Стихотворения" М. Л. Михайлова (к этой книге Некрасов, по-видимому, имел какое-то отношение и сделал попытку заступиться за нее - см.: ПСС, т. XI, с. 82-83; ср. письмо С. В. Звонарева Некрасову в АсК, с. 255-256).
  
   Затрачен даром капитал, Пропали хлопоты большие... - 12 января 1867 г. Некрасов писал цензору В. Я. Фуксу о "Стихотворениях" М. Л. Михайлова: "...уничтожение книги будет напрасным и крайним для него <издателя С. В. Звонарева> разорением".
  

ИЗ "ПЕСЕН О СВОБОДНОМ СЛОВЕ)"

  
   Печатается по тексту первой публикации.
   Впервые опубликовано: С, 1866, N 3, с. 10-11, в качестве 3-го ж 4-го стихотворений цикла "Песни о свободном слове", вместо подписи - три звездочки.
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1879, т. IV, в составе примечаний издателей, в качестве песен, "опущенных в полном издании". В прижизненные издания "Стихотворений" Некрасова не входило.
   Беловой автограф (наборная рукопись) обеих песен - ИРЛИ, ф. 203, ед. хр. 22, л. 1-3, 9, в составе наборной рукописи всего цикла. Первоначальное заглавие первой - "Журналист N 1" - карандашом исправлено на "Журналист-руководитель", первоначальное заглавие второй - "Журналист N 2" - карандашом исправлено на "Журналист-банкрот" (в С: "Журналист-рутинер").
  
   Датируется в соответствии с датировкой всего цикла (см. выше, с. 416-417) ноябрем-декабрем 1865 г.
   Причина изъятия обеих песен из цикла, очевидно, связана с тем, что вновь включенными в цикл "Осторожностью" и "Пропала книга!" более полно выражалось то, что намечено в комментируемых песнях. Кроме того, вскоре оказались неуместными даже насмешки над оптимистическими надеждами журналистов-рутинеров: их положение тоже становилось весьма серьезным. Над А. А. Краевским, которого, очевидно, имеет здесь в виду автор, вскоре нависла угроза суровой судебной расправы, ходили даже слухи, что ему угрожает каторга (Никитенко, т. III, с. 10-12, 413). Высказывалось предположение (ПССт 1967, т. II, с. 690), что первое стихотворение имеет в виду М. Н. Каткова. М. Е. Салтыков-Щедрин еще в 1863 г. упоминал на страницах "Современника" о "заявлении М. Н. Каткова о том, что он ждет не дождется упразднения цензуры, чтоб поговорить с петербургскими журналами со всею искренностью и на всей своей воле" (Салтыков-Щедрин, т. VI, с. 222).
  

IV

ЖУРНАЛИСТ-РУТИНЕР

  
   Как я умел казаться новым... - Слегка измененный стих из "Евгения Онегина" А. С. Пушкина ("Как он умел казаться новым..." - глава первая, строфа XI).
  

1866

  

БАЛЕТ

  
   Печатается по Ст 1873, т. II, ч. 4, с. 27-48, с восстановлением фамилии "Суворов" в ст. 79 по Ст 1879.
   Впервые опубликовано: С, 1866, N 2, с. 608-618, с заглавием: "Балет (Сатира 9)" и подписью под текстом: "Н. Некрасов".
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1869, ч. 4, без подзаголовка, с датой на шмуцтитуле: "1866" (перепечатано; Ст 1873, т. II, ч. 4, с той же датой на шмуцтитуле).
   Наборная рукопись, выделенная из сводной рукописи номерных сатир, со значительной авторской правкой чернилами и карандашом, фамилиями наборщиков и указаниями им, с заглавием: "Театр (сатира 9)" - ГБЛ, ф. 195, М 5746, л. 1-10. Л. 7 взят из сводной черновой рукописи сатир. Надпись, обращенная к метранпажу: "Я бы желал часов в 5-ть иметь 1-ю корректуру, в 7-мь вторую. Некрасов". Здесь же и черновые наброски отдельных мест. Набросок начала (ст. 1-20) с заглавием: "VII. "Театр"", на полях карандашом: "Балет" - ГБЛ, ф. 195, М 5754. Рукопись ст. 57-64 и 87-90 - там же, в составе окончания сатиры "Клуб".
   Творческая история номерного цикла сатир, частью которого является "Балет", изученная исследователями А. Я. Максимове" чем (ПСС, т. II, с. 715-717), Т. Д. Фроловой (Незавершенный сатирический цикл Н. А. Некрасова. - Некр. сб., I, с. 169-190; Некрасов-сатирик. (Цикл сатир 1859-1871 гг.). Автореф. канд. дис. Л., 1953), М. Я. Блинчевской (ПССт 1967, т. II, комментарии а N 50-54, 56, 58, 90), свидетельствует, что порядок сатир в процессе работы не оставался неизменным. Первоначально после второй части "О погоде" должны были следовать клубные сатиры, а завершиться весь цикл должен был сатирой "Театр" или театральными сатирами, затем клубные отодвигаются в конец, театральные же оказываются между второй частью "О погоде" и клубными: в рукописи под N VII значится "Клуб", затем "Театр" (сатира "Кому холодно, кому жарко!", завершающая 2-ю часть "О погоде", печаталась под N VI).
   Не лишено основания предположение, что перемещение клубных сатир в конец цикла произошло после того, как автор убедился в их "нецензурности" (ПССт 1967, т. II, с. 633). Следует, однако, иметь в виду, что по своей политической остроте "Балет" отнюдь не уступает клубным сатирам. Кроме того, перестановка осуществлена до опубликования "Газетной", печатавшейся в "Современнике" с подзаголовком: "Сатира 12" - номер, близкий к концу. Видимо, уже в это время мыслилось, что сатира "Театр" получит один или несколько из тех пяти номеров, которые отделяют "Кому холодно, кому жарко!" от "Газетной". N 8 "Современника" за 1865 г., где печаталась "Газетная", получил цензурное разрешение 1 октября. Перестройка цикла, следовательно, могла произойти не позже сентября 1865 г. К 1865 г. исследователи относят возникновение сводной рукописи номерных сатир (см.: Фролова Т. Д. Незавершенный сатирический цикл Н. А. Некрасова, с. 172-173), однако опубликована в этом году, и то лишь после отмены предварительной цензуры, была только "Газетная"; "Балет" - несколько месяцев спустя, уже в 1866 г.
   То обстоятельство, что сатира печаталась после отмены предварительной цензуры, обусловило весьма строгую автоцензуру, которая, вполне возможно, осуществлялась не без "консультации" какого-нибудь негласного цензора, вроде Ф. М. Толстого (о нем см. на с. 411 наст. тома комментарий к сатире "Газетная"). Пометы красным карандашом на рукописи делают такое предположение вполне обоснованным. Не попали в печатный текст некоторые весьма острые стихи рукописи. Прежде всего четверостишие "В молодом поколении фатство..." (см.: Другие редакции и варианты, с. 323), имеющееся и в наборной рукописи "Балета", и в рукописи сатиры "Клуб" и снятое, очевидно, в корректуре: его удалось опубликовать лишь в тексте "Недавнего времени" (ст. 9-12). Остались в рукописи, зачеркнутые автором, и оба варианта наброска ст. 131-134, связанные с нашумевшей статьей известного откупщика-миллионера В. А. Кокорева "Миллиард в тумане" (СПбВ, 1859, 8 и 9 янв.) (см.: Другие редакции и варианты, с. 324). По цензурным соображениям в текстах С и Ст 1869, ч. 4 отсутствуют ст. 385-388; восстановлены в Ст 1873, т. II, ч. 4. Может быть, эти же соображения побудили автора снять в рукописи и четверостишие "Смейся, хлопай, покрикивай с нами!" (после ст. 310) (см. там же, с. 326). С другой стороны, некоторые стихи, первоначально входившие в состав клубных сатир, перемещаются в "Балет". В частности, стихи о финансовом кризисе, образующие центральную тему "Балета". Косвенным подтверждением предположения об участии цензора Ф. М. Толстого в подготовке "Балета" к печати может служить его отзыв о сатире для Главного управления по делам печати, написанный с явным намерением смягчить впечатление: "В конце <...> сатиры Некрасова проглядывает некоторая тенденциозность, а именно обычное для "Современника" напускное, преувеличенное сердоболие к горькой доле русского мужика (по поводу рекрутских наборов) - но в поэтической картине, изображенной по сему случаю, нет ничего особенно возмутительного или вызывающего" (цит. по: ПССт 1967, т. И, с. 633).
   Перемещение отдельных текстов облегчалось идейно-тематической близостью клубных и театральных сатир: те и другие направлены против верхов общества. "Балет" принадлежит к самым идейно острым и значительным сатирическим произведениям Некрасова. "Некрасов в своем "Балете", - писал В. Е. Евгеньев-Максимов, - резче, чем когда бы то ни было, выступает против аристократических, сановных и капиталистических верхов русского общества" (Евгеньев-Максимов В. Е. и др. Некрасов и театр. Л.-М., 1948, с. 214). Сатира жгуче актуальна: финансовый кризис, охвативший тогда всю Россию, был предметом постоянного обсуждения на страницах печати и в обществе. За месяц до опубликования "Балета" в "Современнике" появилась статья Ю. Г. Жуковского "Где искать настоящего средства для поправления наших финансов?". Она начиналась так: "Наши финансы составляют давно предмет усердных забот и толков в литературе и публике..." (С, 1866, N 1, отд. II, с. 1). Ср.: Захаров Г. Несколько слов о нынешнем финансовом кризисе. - Светоч, 1882, N 2, отд. II, с. 60-72; см. также фельетон "Петербургское обозрение" в "Петербургском листке" (1864, 19 июля, N 69) (сводка статей и брошюр о финансовом кризисе дана в работе А. Я. Максимовича "Некрасов-участник "Свистка"" - ЛН, т, 49-50, с. 316).
   Некрасов еще в 1860 г. откликнулся на этот кризис стихотворным фельетоном "Финансовые соображения" (см. с. 100-102 наст. тома). Видимость фельетонного повествования сохраняется и в "Балете", но, как и в других сатирах номерного цикла, здесь это лишь художественный прием. Ни в публицистических, ни в поэтических фельетонах не могло быть той силы художественного обобщения, какой отличается комментируемая сатира: финансовый кризис, безденежье осмыслены здесь как внешние признаки, симптомы больших изменений в русской жизни пореформенной поры, когда деньги и погоня за деньгами стали мощной силой, властно и деспотически порабощающей все и всех. В жизни появился новый хозяин - миллион, эта идея лежит в основе всей характеристики верхов общества в "Балете". Театральность сатиры в значительной мере условна: внимание автора обращено не столько на сцену, сколько в зрительный зал, который опять-таки рассматривается под социальным, а не театральным углом зрения и важен как место, где широко представлены хозяева жизни, "сливки общества", над которыми произносит свой суд автор. Правдивость нарисованной в сатире картины подтверждается воспоминаниями балерины Петербургского Большого театра Е. О. Вазем (Записки балерины Санкт-Петербургского Большого театра. 1867-1887. Л.-М., 1937, с. 189-194). Она сообщает, что публика в массе своей состояла из дворянства, высшей знати и крупных дельцов, что постоянными посетителями балета были царь Александр II и члены царской семьи. Вазем говорит об особенно кричащей, показной роскоши зрительного зала в 1860-1870-е гг., упоминая и о знаменитом "бриллиантовом ряде" (ср. ст. 15 и сл.), и связывает это с железнодорожной горячкой и получением помещиками откупных. И привлекала в театр всю эту публику (не исключая и августейшего хозяина земли русской) "не столько любовь к искусству, сколько "ножка Терпсихоры"" (с. 190). Правда, в состав театральной публики входили и посетители другого типа: мемуаристка упоминает о лицах "свободных интеллигентных профессий", среди которых называет и Некрасова, и специальную главу посвящает знатокам балета (с. 193-204). Однако у Некрасова в соответствии с принятым в сатире углом зрения об этой части публики не говорится (упомянутый им "записной поставщик фельетонов" по взглядам и уровню культуры тяготеет к основной массе завсегдатаев зрительного зала) (подробнее см.: Гин М. О своеобразии реализма Н. А. Некрасова. Петрозаводск, 1966, с. 179-185).
   Эпиграф - неточная (очевидно, по памяти) цитата из "Евгения Онегина" Пушкина (глава первая, строфа XXXII). У Пушкина ст. 3: "Однако ножка Терпсихоры...". Некрасов заменил "Однако" на "Но, каюсь" и выделил курсивом два последних слова.
  
   ...мышиный жеребчик (так Гоголь Молодящихся старцев зовет)... - Имеются в виду следующие строки из "Мертвых душ": "...семенил ножками, как обыкновенно делают маленькие старички-щеголи на высоких каблуках, называемые мышиными жеребчиками, забегающие весьма проворно около дам" (т. I, гл. VIII).
   Генерал-губернатор Суворов... - А. А. Суворов (1804-1882), внук А. В. Суворова, в 1861-1866 гг. - генерал-губернатор Петербурга.
   Факты есть, но касаться их больно! - Высказывалось мнение (ПССт 1967, т. II, с. 634), что здесь имеется в виду крупный харьковский процесс фальшивомонетчиков, который осенью 1865 г. привлек внимание русской печати (см.: Жуковский Ю. Записки современника. - С, 1865, N 9, с. 98-102; Кахановская Н. Веста с хутора. - День, 1865, 9 сент.; ср. также номера от 30 окт. и 4 дек.).
   Не всё ж читать вам Бокля! - Г. Т. Бокль (1821-1862), английский историк и социолог-позитивист, в 1860-е гг. широкой популярностью пользовалась его "История цивилизации Англии", в которой он выступал против теологической трактовки истории и стремился вскрыть объективные закономерности исторического процесса.
   Но явилась в рубахе крестьянской Петипа... - В одном из вариантов Некрасов называет танец, о котором идет речь, - "мужичок" (см.: Другие редакции и варианты, с. 326). Исполнялся од известной балериной М. С. Петина (урожд. Суровщиковой, 1836-1882) в фальшиво-русском стиле и вставлялся в разные балеты, вызывая неистовый восторг публики Мариинского театра, "...особенно наэлектризовала г-жа Петипа публику <...> в "мужичке" <...> в плисовых шароварах, в красной рубахе, с отвороченными сапожками и в ямщицкой, украшенной павлиньим пером шапочке набекрень. Мужичок был до бесконечности мил и привел партер в какое-то исступленное состояние; от криков "браво" можно было оглохнуть..." (Рус. сцена, 1865, N 2, с. 222).
   Бернарди - Рита Бернарди (по мужу Фабр_и_ка) - певица итальянской оперной труппы в Петербурге.
   "Дева Дуная" - балет Ф. Тальони, на сцене Большого театра шел с 1837 г.
   Роллер - А. А. Роллер (1805-1891) - художник-декоратор и машинист сцены.
   В белом саване смерти земля... - характерная для демократической поэзии XIX в. метафора. Ср. в поэме Некрасова "Мороз Красный нос": "Как саваном, снегом одета...", а также стихотворения М. Л. Михайлова "Опять налетают роями..." и "Зимние вьюги завыли..." и С. Я. Надсона "Как белым саваном, покрытая снегами...".
  

"ЭТИ НЕ БЛЕЩУТ ОСОБЕННЫМ ГЕНИЕМ..."

  
   Печатается по тексту первой публикации.
   Впервые опубликовано: С, 1866, N 3, с. 128, в составе фельетона Некрасова о современной литературе, без подписи.
   В собрание сочинений впервые включено: ПССт 1927, с. 373, раздел "Журнальные стихотворения", под заглавием: "Гражданские поэты".
   Автограф не найден. Первоначальная редакция на полях рукописи сатиры "Балет" - ГБЛ, ф. 195, п. 5746, л. 4.
  
   Едкая эпиграмма на "гражданских поэтов" в фельетоне Некрасова свидетельствует о том, что "направление само по себе никогда не было у него (равно как у Чернышевского и Добролюбова) единственным решающим моментом в определении литературного явления" (Чуковский К. Мастерство Некрасова. М., 1971, с. 190). Некрасов высмеивает здесь бездарных поэтов, спекулирующих на гражданственности. "Нынче, -говорил он, по свидетельству одного из современников, - разке ленивый пишет без направления; а вот чтобы с дарованием, так не слыхать что-то" (Ковалевский П. Стихи и воспоминания. СПб., 1912, с. 275).
  
   Скорбность главы - слабоумие, здесь также: бесталанность.
  

"ЧЕГО ЖЕ ВЫ ХОТЕЛИ Б ОТ МЕНЯ..."

   Печатается по автографу из собрания М. М. Гина.
   Впервые опубликовано: не полностью и неточно - ПССт 1931, с. 475 и 635-636, по копии А. А. Буткевич из собрания К. И. Чуковского, местонахождение которой в настоящее время неизвестно; полностью - Гин М. М. Проблема долга перед народом в поэзии Н. А. Некрасова. - РЛ, 1961, N 2, с. 55.
   Автограф - карандашный набросок па чистой половине листа рукописи присланного Некрасову стихотворения "Не может быть" за подписью: "Неизвестный друг" (О. П. Павлова). Тем же карандашом записана дата: "Получил 3 марта 1866". Очевидно, набросок - первая попытка ответить автору названного стихотворения и писался сразу после его получения. Комментируя его, К. И. Чуковский писал: "Настоящий текст - начало законченного стихотворения, автограф которого ныне утерян" (ПСС, т. II, с. 786). Неясно, о каком стихотворении идет речь и было ли оно, хотя К. И. Чуковский утверждал, что видел его (ПССт 1934-1937, т. II, кн. 2, с. 833).
  
   Датируется началом марта 1866 г.
   Набросок свидетельствует, что подлинный ответ "Неизвестному другу" в сознании автора еще не сложился. Мысль о бесперспективности индивидуального героизма при отсутствии массового народного движения здесь получила неудачное выражение: "По-моему, геройство - шутовство"; к тому же она могла показаться особенно неуместной после прогремевшего вскоре выстрела Каракозова. Очевидно, поэтому Некрасов написал другой ответ "Неизвестному другу" (см.: наст. изд., т. III).
  

В. И. АСТАШЕВУ

  
   Печатается по тексту первой публикации.
   Впервые опубликовано: PC, 1913, N 2, с. 463-465, "с подлинников, - как указывает публикатор В. А. Алексеев, - в свое время данных мне Г. А. Мачтетом", с датой: "7 апреля 1866 г.".
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1920.
   Автограф, бывший в распоряжении В. А. Алексеева, ныне неизвестен.
  
   Датируется временем, указанным в первой публикации.
   Стихотворение написано в ответ на послание генерал-лейтенанта В. И. Асташева (1837-1889), который, не застав поэта дома, оставил записку в стихах:
  
   Раз десятый к тебе приезжаю, -
   Не могу никак дома застать, -
   Ведь ты знаешь, тебя уважаю,
   Но, по совести, должен сказать,
  
   Зачем гибнешь душою и телом
   За проклятым зеленым столом? -
   Позанялся бы лучше ты делом,
   Поработал бы лучше пером!
  
   И уж если тебе развлекаться
   "Спокон веку" судьбой суждено,
   То поедем тогда вместе шляться,
   На охоту! Не лучше ль оно?
  
   Там по крайности будешь вдыхать ты
   Грудью полною свежесть весны,
   Не исчахнешь от зависти, злобы,
   Жизни новой узнаешь мечты.
  
   Послезавтра в Любань бы отправиться
   Вальдшнепов, глухарей пострелять?
   Можно вместе с тобой позабавиться,
   Ночки две меж собой поболтать.
  
   Если хочешь, черкни мне с Василием
   Слова два стихоплетством твоим;
   Полон им ты всегда с изобилием,
   Раскошелься богатством своим!
  
   Это послание в "Русской старине" также было опубликовано в качестве текста Некрасова; ошибка отмечена А. А. Измайловым в заметке "Некрасов ли?" (PC, 1913, 7 февр.; ср.: Чуковский К. И. Воскресающее былое. - Речь, 1913, 16 февр.).
  
   Отказавшись от милой цензуры... - Речь идет о законе 6 апреля 1865 г. (см. на с. 416-417 наст, тома комментарий к "Песням о свободном слове").
   Валуев П. А. (1814-1890) - министр внутренних дел в 1861-1868 гг., в его ведении находилась печать.
  

ОСИПУ ИВАНОВИЧУ КОМИССАРОВУ

  
   Печатается по С, 1866, N 4 (ценз. разр. - 26 апр. 1866 г.; номер был задержан цензурой и вышел в свет лишь 2 мая - см.: Боград Совр., с. 470), с. 248.
   Впервые опубликовано: Иллюстрированная газета, 1866, 14 апр., С. 214.
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1879, т. IV. В прижизненные издания "Стихотворений" Некрасова не входило. Неоднократно перепечатывалось без ведома автора.
   Беловой автограф - ИР ЛИ, ф., 134, оп. И, ед. хр. 1а. Заглавие: "О. И. Комиссарову". Четвертая строфа записана непосредственно после второй, затем третья; на полях отмечена перестановка. Без даты. Список сделанный А. А. Буткевич, - ЦГАЛИ, ф. 338, ед. хр. 19, л. 1.
  
   Датируется по времени чествования О. И. Комиссарова в Английском клубе, где Некрасов произнес свои стихи 9 апреля 1866 г.
   О. И. Комиссаров (1838-1892) - "мастеровой из костромских крестьян", в апреле 1866 г. был официально объявлен спасителем Александра II от покушения Каракозова. Ему было даровано дворянство. Целый месяц его чествовали различные общества и организации. Стихотворение Некрасова стоит в ряду других безуспешных попыток (например, ода М. Н. Муравьеву), предпринятых поэтом для спасения "Современника" в условиях свирепого террора: "У него найдется несколько стихотворений, которые не согласны с общим строем его лиры; очевидно, они были плодом не естественного, а искусственного, принужденного, заказного одушевления, вроде торжественных од наших старых лириков, и должны считаться как бы вовсе не принадлежащими ему. Они могут иметь значение разве только при оценке личности поэта, но никак не его поэзии" (Антонович М. А. Несколько слов о Николае Алексеевиче Некрасове. - Слово, 1878, N 2, с. 117 2-й паг.).
  

"ЛИКУЕТ ВРАГ, МОЛЧИТ В НЕДОУМЕНЬЕ..."

  
   Печатается по Ст 1873, т. II, ч. 4, Приложение 2: Стихотворения 1860-63 годов, не вошедшие в предыдущие части, с. 247.
   Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: Ст 1869, ч. 4, Приложение: Стихотворения 1860-63 годов, не вошедшие в предыдущие части, с. 241 с подзаголовком: ("Из Ларры)" (перепечатано: Ст 1873, т. II, ч. 4, с. 247, с тем же подзаголовком).
   Автограф не найден. Список А. Н. Пыпина - ИРЛИ, 21136, л. 1. Над текстом приписка: "Стихи Некрасова (не пропущ. во "Внутр. об.", "Отеч. зап." 1878, о похоронах Н-ва). В этих стихах идет речь об известном стихотворении М-ву, за которое па Н-ва напали". В этом списке вместо слова "грозно" в ст. 8 - "громко".
  
   "В объяснение этого стихотворения поэт замечает: "Писано спустя недолго после стихов, произнесенных в Английском клубе М. Н. Муравьеву"" (Ст 1879, т. IV, с. LXXII).
   В условиях правительственного террора после неудавшегося покушения Д. Каракозова на Александра II (4 апреля 1866 г.) Некрасов, желая спасти "Современник", принял 16 апреля участие в официальном чествовании М. Н. Муравьева-Вешателя и прочитал в его честь тогда же уничтоженные и остающиеся неизвестными стихи. Этот акт навсегда остался для Некрасова предметом мучительных воспоминаний и раскаяния. В тот же вечер он написал горькие стихи "Ликует враг, молчит в недоуменье..." (см. об этом: Из записной книжки А. Н. Пыпина. - ЛН, т. 49-50, с. 192). В. И. Ленин писал: "Некрасов колебался, будучи лично слабым, между Чернышевским и либералами, но все симпатии его были на стороне Чернышевского. Некрасов по той же личной слабости грешил нотками либерального угодничества, но сам же горько оплакивал свои "грехи" и публично каялся в них:
  
   Не торговал я лирой, но бывало,
   Когда грозил неумолимый рок,
   У лиры звук неверный исторгала
   Моя рука...
  
   "Неверный звук" - вот как называл сам Некрасов свои либерально-угоднические грехи" (Ленин В. П. Полн. собр. соч., т. 22, с. 84). Некрасов выдавал стихотворение за перевод из М.-Х. Ларры (1809-1837) - испанского публициста, сатирика, чтобы обойти цензурные препятствия. Ср. свидетельство одного из современников Некрасова: "На некоторых лирических стихотворениях у Некрасова стоит надпись: "Из Ларры". Между тем Ларра не печатал стихов и знаменит своею сатирою в прозе. Некрасова спрашивали: что это значит? Он с усмешкою объяснял, что это с его стороны одна стратагема и ничего больше. "В прежнее время, - говорил он, - иные мои стихотворения не прошли бы, если бы я не выдал их за перевод с какого-нибудь малоизвестного языка, а имя Ларры такое звучное и поэтическое: легко поверят, что он писал стихи"". (В<атсон?> М. Из Ларры. - BE, 1878, N 5, с. 194).
  

<ЭКСПРОМТ ПРИ ОТЪЕЗДЕ А. Д. ДМИТРИЕВА ИЗ ЯРОСЛАВЛЯ В КИЕВ (ПОСЛЕ РЕЧИ А. С. ПЕТРОВСКОГО)>

  
   Печатается по ПССт 1927, с. 434, где опубликовано К. И. Чуковским по копии В. М. Лазаревского.
   Впервые опубликовано: Ветринский Ч. Крохи Н. А. Некрасова (Из данных П. А. Ефремова). - Литература. Искусство. Наука. Бесплатное приложение к газете "День", 1913, N 354.
   В собрание сочинений впервые включено: Ст 1920.
   Автограф не найден. Местонахождение копии В. М. Лазаревского неизвестно. Копия П. А. Ефремова - ЦГАЛИ, ф. 191, оп. I, ед. хр. 496, л. 2. Заголовок: "При отъезде Дмитриева в Киев из Ярославля". Разночтение в ст. 1. После текста подпись рукой Ефремова: "Н. Некрасов". Без даты.
  
   До настоящего издания датировалось 1875 г.
   Во всех изданиях под редакцией К. И. Чуковского ошибочно указаны инициалы Дмитриева - "Л. Я.". Александр Дмитриевич Дмитриев (1828-1894) в 1880-е гг. служил управляющим Питейно-акцизных управлений последовательно Ярославской, Киевской и С.-Петербургской губерний. Некрасова связывали с ним общий интерес к охоте, принадлежность к Литературному фонду и, возможно, некоторые деловые отношения (см.: ПСС, т. XI, с. 50; Учен, зап. Калининград, гос. пед.

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 184 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа