Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 21

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

bsp; - Вотъ я сидѣлъ, сидѣлъ и приходи.
   Вчера маленьк³й полизмейзетеръ ново-кита³йск³й городъ ходи Чифу-Цинт³усъ.
   Видъ у китайца крайне серьезный. Онъ понимаетъ, что онъ очень теперь нужный человѣкъ. Но изъ рамокъ корректности не выходитъ.
   А канонада все усиливается. Прямо оглушаетъ.
   - Бойка, иди покушай. Ѳедоръ подай ему и рикшамъ тоже.
   Бой усѣлся за столъ въ нашей столовой, перенесенной въ кухню въ полуподвалѣ, надъ которой устроено нѣчто, напоминающее блиндажъ; рикши расположились на дворѣ.
   Началось насыщен³е.
   Наконецъ китаецъ покушалъ. Спросилъ разрѣшен³е курить. Закурилъ. Потомъ полѣзъ въ мѣшочекъ у пояса. Вытащилъ что-то живое, разсыпалъ на столъ зерна.
   Наблюдаю съ большимъ любопытствомъ. Понять не могу, что такое.
   Оказалось, что это перепелка, выдрессированная для азартной игры.
   Китаецъ взялъ ее въ лѣвый кулакъ, пальцемъ правой руки слегка долбитъ ей въ голову, а затѣмъ ногтями трещитъ. Перепелка нѣсколько разъ клюнула. Китаецъ опять. Перепелка опять клюнула.
   Продѣлавъ эти манипуляц³и нѣсколько разъ, спряталъ въ мѣшокъ, подвязавъ у пояса подъ своимъ балахономъ.
   - Бой, вѣдь ей мало воздуха. Она задохнется.
   - Ничеггго, если здѣсь не держи, не хочетъ играй.
   Аргументъ былъ сильный - пришлось согласиться. Забываешься на минутку, но Утесъ напоминаетъ ежеминутно, что мы въ осадѣ.
   Весь домъ ходуномъ ходитъ. Рамы дрожатъ. А домъ нашъ солидной постройки.
   Снаряды начинаютъ ложиться все ближе и ближе. Вонъ какой страшный взрывъ у дома намѣстника.
   Береговой фронтъ ожесточился. Молчитъ лишь Золотая.
   На скотномъ дворѣ у насъ жизнь течетъ нормальнымъ путемъ. Скотамъ не до бомбардировокъ. Кормятъ ихъ, холятъ. Началось кормлен³е свиней, гусей, утокъ.
   Огромный Полканъ лежитъ и наблюдаетъ.
   Наши животныя живутъ въ общемъ мирно, иногда лишь слегка поссорятся у корыта.
   Полканъ вскочитъ, залаетъ...
   Но все кончается безъ кровопролит³й.
   Право, иногда не вѣрится, что люди собрались и истребляютъ другъ друга.

 []

{* Объ этомъ выдающемся офицерѣ я буду подробно бесѣдовать.}

  
   Но стоитъ вспомнить госпиталь... быстро возвращаешься къ дѣйствительности.
   Къ вечеру воздухъ обильно насыщенъ испарен³ями, звуки выстрѣловъ тонутъ въ немъ. Видны лишь фосфорическ³я, безшумныя вспышки.
   Прожектора устремились въ одну точку. Очевидно, идетъ частный штурмъ. Выстрѣловъ не слышно.
   Огонь постепенно усиливался.
   Минутами вспышки образовываютъ непрерывную лин³ю, весь фронтъ въ огнѣ.
   Начали свѣтить ракеты.
   Сверкнула Крестовая, оставивъ на нѣсколько секундъ огненный слѣдъ на небѣ. Чуть слышнымъ долетѣлъ звукъ выстрѣла.
   Стало совершенно темно, а за хребтомъ Дракона чуть свѣтаетъ.
   Близокъ восходъ луны. Она взойдетъ какъ разъ надъ вершиной Крестовой...
  

17-ое сентября. Восточный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   17 сентября.

Коп³и.

   Рѣдк³й огонь по лит. Б и окопамъ 4 роты 25 полка.

Полковникъ Покладъ.

6 час. утра.

  
   Ночь на 3 участкѣ. Съ 8 часовъ началась сильная перестрѣлка отъ капонира 3 до укрѣплен³я No 3 Непр³ятельск³й оруд³йный огонь по лощинѣ между фортомъ 3 и укрѣплен³емъ 3 и самому форту.
   Японцы три раза бросались въ атаку съ цѣлью завладѣть отнятымъ у нихъ окопомъ. Отбиты, 11 рота 25 полка отражала огнемъ и штыкомъ.
   Японцы оставили въ окопахъ и впереди 230 убитыхъ.
   Развѣдчики изъ капонира, 39 человѣкъ, пробрались на редутъ 2, подожгли блиндажъ, бросали бомбочки въ непр³ятельск³й окопъ, но не заняли благодаря продольному огню.
   Японцы окапываются вдоль полотна желѣзной дороги.

Капитанъ Степановъ.

12 час. дня.

  
   Демонстрирован³е при боевой обстановкѣ впереди капонира 3 ручныхъ ракетъ. Результатъ блестящ³й.

Поручикъ Дебагор³й-Мокр³евичъ.

5 час. 30 мин. дня.

  

Западный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   17 сентября.

Коп³и.

   Въ расположен³и западнаго фронта безъ перемѣнъ. Японцы окопами подвигаются впередъ.

Капитанъ Романовск³й.

9 час. вечера.

   Сегодня день именинъ Вѣры Алексѣевны Стессель.
   Весь Артуръ опять потянулся къ дому главнаго начальника осажденной арм³и съ "искренннми привѣтств³ями". Зашелъ къ коменданту.

 []

   Генералъ только что отпустилъ собравш³йся cовѣтъ. По обыкновен³ю энергиченъ и бодръ. Зашла рѣчь объ иностранцахъ. Они стали въ гарнизонѣ "притчей во языцѣхъ".
   - Ваше превосходительство, спросилъ я генерала: не боленъ ли Стессель? Бываетъ же, что человѣкъ, сѣвш³й за азартную игру, сходитъ съ ума, когда ему начинаетъ баснословно везти.
   Всѣ увѣрены, что онъ ненормаленъ.
   Неужели его нельзя устранить?
   Вѣдь этакъ онъ и крѣпость сдастъ?
   Среди нижнихъ чиновъ упорно держится слухъ, что Артуръ проданъ японцамъ. Основывается онъ на подметныхъ письмахъ японцевъ: "Чего вы деретесь? вѣдь Артуръ намъ проданъ. У насъ и бумаги есть". Для темной массы это убѣдительно.
   Случай же съ корреспондентами даетъ еще большую пищу воображен³ю. Среди нижнихъ чиновъ эта легенда утверждается.
   Это все вздоръ, но съ этимъ придется считаться, когда моральное состоян³е гарнизона пойдетъ на убыль.
   - Ваше превосходнтельство, булки принесли - доложилъ вѣстовой.
   - Откуда этотъ даръ? Да отвѣчай же!
   - Изъ интендантской пекарни, ваше превосходительство.
   - Не хотите ли съ молокомъ? Вѣдь это теперь роскошь.
   Принялись уничтожать.
   - Я одного боюсь. Стессель принималъ этихъ франтовъ. Они разскажутъ, гдѣ живетъ главный генералъ - японцы и начнутъ сюда зашпаривать. Стессель этого добивался. А я то, я то? Вѣдь это будетъ "въ чужомъ пиру похмѣлье".
   Ничего не подѣлаешь - придется и это претерпѣть. Только Стессель сейчасъ же уѣдетъ.
   Я же никуда отсюда не тронусь.
   Слышали? Виренъ произведенъ въ адмиралы, Фокъ - въ генералъ-лейтенанты.
   - Фокъ?!?
   - Ничего не подѣлаешь. Мнѣ приходится защищать крѣпость отъ японцевъ и отъ Стесселя съ К°.
   Они все больше и больше чувствуютъ себя хозяевами положен³я. -
   Нашей бесѣдѣ помѣшалъ Хвостовъ, пришедш³й напомнить, что пора уже принести поздравлен³я супругѣ генералъ-адъютанта.
   Долго потомъ доносилось изъ дома Стесселя "восторженное" ура въ честь дорогой именинницы.
   Во время обѣда, словно нарочно, усердствовалъ береговой фронтъ, особенно отличался "Дядя Мошинск³й".
  

Пер³одъ четвертый.

  

18-е сентября. Восточный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   18 сентября.

Коп³и.

   На восточномъ фронтѣ ночь прошла покойно. Отбитый окопъ углубленъ.

Генералъ-ма³оръ Надѣинъ.

8 час. утра.

  
   Рѣдк³й огонь 11" бомбами по форту 3-му изъ-за Сахарной Головы.

Капитанъ Оношко.

10 час. утра.

  
   На фортѣ II упало восемь 11" бомбъ. Пробитъ казематъ.

Капитанъ Степановъ.

10 час. утра.

  
   Обстрѣливан³е ружейнымъ огнемъ японцами окоповъ впереди форта III.
   11-я рота 15-го полка и фортъ III отвѣчаютъ.

Капитанъ Оношко.

7 час. вечера.

  
   Съ полудня непр³ятель открылъ огонь 11" бомбами по фортамъ II, III. Подбиваютъ артиллер³ю.
   Окопы его охватываютъ съ обѣихъ сторонъ фортъ II съ Куропаткинскимъ люнетомъ, войдя ходами сообщен³я въ мертвое пространство по обоимъ флангамъ.
   Голова окопа праваго подступа въ 150200 шагахъ отъ Китайской стѣны.

Капитанъ Степановъ.

7 час вечера.

  

Западный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   18 сентября.

Коп³и.

   Вчера ночью парт³я охотниковъ - 30 чел. шт.-капитана Соловьева, подъ командой стар. унтеръ-офицера Шебанова, вышла съ цѣлью разрушить окопы.
   Незамѣтно подошли. Японцы бросились бѣжать. Охотники разрушили окопы. Пришлось отойти, т. к. были встрѣчены ротой. Благодаря распорядительности Шебанова потерь нѣтъ.

Капитанъ Романовск³й.

7 час 20 мин. утра.

  
   На западномъ фронтѣ безъ перемѣнъ. Легкое движен³е къ Угловой.

Капитанъ Романовск³й.

9 час. утра

  

На атакованномъ фронтѣ.

  
   Раннимъ-рано выѣхали въ штабъ генералъ ма³ора Надѣина.
   Утро восхитительное.
   На фронтѣ затишье.
   Миновали знаменитую "центральную ограду." Ее занимаютъ дружинники. Большая ихъ часть отправлена на Ляотѣшань.
   На часахъ у рогатки дружинникъ.
   - Здорово, дружинникъ, привѣтствовалъ Смирновъ.
   Воинъ снялъ фуражку, началъ продѣлывать как³я-то таинственныя манипуляц³и съ винтовкой и въ концѣ концовъ, соаершенно запутавшись, просто отвѣтилъ:- Здравствуйте, ваше превосходительство.
   Всѣ расхохотались.
   - Вотъ воинство! Вотъ кто будетъ у меня уумирать послѣдними, когда перебьютъ строевыя части.
   Ничего, подтянутся, молодцами будутъ умирать.
   Спасибо, молодецъ дружинникъ, за службу - уже обернувшись на конѣ и взявъ подъ козырекъ, крикнулъ генералъ.
   Дружинникъ отвѣтилъ что-то уже совсѣмъ несуразное.
   Прибыли въ ставку Надѣина.
   Отлично устроенный блиндажъ.

 []

   Кругомъ цѣлое хозяйство.
   Самъ Надѣинъ производитъ впечатлѣн³е патр³арха - высок³й, сѣдой, съ большой окладистой бородой. Голова забинтована.
   Насъ замѣтили еще на поворотѣ дороги.
   Коменданта встрѣтили рапортомъ.
   Вышелъ Надѣинъ.
   Развернули верстовку - началось совѣщан³е. Капитаны Шварцъ и Степановъ давали обстоятельные отвѣты, пояснен³я.
   Долго шло совѣщан³е.
   Пришелъ представиться начальнику отряда молоденьк³й офицеръ, принимавш³й роту отъ капитана, отставленнаго отъ командован³я за самовольное очищен³е ввѣреннаго окопа.
   Комендантъ, Надѣинъ, Степановъ подробно познакомили его съ расположен³емъ, которое ему ввѣряется.
   Во время совѣщан³я получилось донесен³е, что на фортъ ²²-ой упала 11" бомба, разворотившая бетонъ. Нѣсколько человѣкъ убито, ранено.
   Присутствовавш³е высказали предположен³е, что началась бомбардировка съ моря.
   - Нѣтъ, нѣтъ, это вновь поставленныя оруд³я крупнаго калибра. Они будутъ гвоздить ими форты и эскадру.
   Большинство изъ присутствовавшихъ сомнѣвалось.
   - Не вѣрите, сомнѣваетесь? Напрасно. Ближайшее будущее вамъ это докажетъ.
   Господа, однако вы отлично устроились, у васъ тутъ маленькая усадьба!!
   Отправились пѣшкомъ по горамъ.
   Едва взобрались на Митрофаньевскую гору, на форту ²²-омъ взвился столбъ дыму, песку и камней - словно гигантское дерево выросло и рушилось.
   Время отъ времени, съ точностью часового механизма, въ разныхъ направлен³яхъ с.-в. фронта вырастали фантастическ³я деревья, громыхали страшные взрывы, развивающ³е огромную разрушительную силу.
   По вершинѣ горы шли довольно глубокими окопами; пули свистѣли надъ нами.
   Нѣтъ, положительно нѣтъ ничего хуже этого свиста.
   Онъ изводитъ въ конецъ, пытаетъ. Къ снарядамъ привыкаешь, а къ этому невинному писку невидимыхъ птичекъ - не привыкнуть.
   Спускаясь въ лощину по откосу Митрофан³я, почувствовали себя въ полной безопасности - хорошее, пр³ятное сознан³е, что теперь тебя уже не пронижетъ, словно иглой, пуля.
   Вся лощина усѣяна неразорвавшимися снарядами, шрапнельными стаканами, осколками.
   Съ высоты Безыменной горы открылась рѣдкостная панорама всего сѣверо-восточнаго фронта. Снаряды по всѣмъ направлен³ямъ неустанно бороздили укрѣплен³я и форты.
   Наша оборонительная лин³я молчала, словно притаилась она.
   Внизу форты, батареи, укрѣплен³я, люнеты, капониры, окопы, казалось, вымерли - никакихъ признаковъ жизни.
   Все залито свѣтомъ яркаго солнца. Высоко оно и жжетъ немилосердно.
   Вдругъ отдаленный гулъ, шипѣн³е и взрывъ, столбъ желто-бураго дыма, медленно разсѣивающ³йся въ тихомъ, покойномъ воздухѣ.

 []

   Перебрались на Каменоломенную гору. На ней батареи исключительно изъ морскихъ оруд³й.
   Начальникъ сектора лейтенантъ Подушкинъ.
   - Молодцы, молодцы наши моряки, восторгался комендантъ, глядя, какъ матросы оборудовывали себѣ блиндажи на зимовье.
  

---

  
   Около 2 часовъ пополудни началось совершенно неожиданно стремительное обстрѣливан³е города.
   Нѣсколько снарядовъ сразу разорвались вокругъ госпиталя Мар³инской общины Краснаго Креста.
   Затѣмъ огонь былъ перенесенъ дальше и сконцентрировался у мельницы Тифонтая.
   Огонь съ каждой минутой усиливался.
   Площадь паден³я снарядовъ постепенно сокращалась - оче.видно, что цѣль бомбардировки - мельница, питавшая весь гарнизонъ мукой.
   Бѣгутъ оттуда китайцы, рикши, мчатся извозчики, двуколки.
   Бѣгутъ женщины, дѣти. Спасаются.
   На лицахъ у всѣхъ ужасъ и смятен³е.
   Это первый день бомбардировки спец³ально по городу. Это уже не недолеты, а форменное, сознательное бомбардирован³е города.
   Никто не ожидалъ.
   Вѣдь до сихъ поръ къ намъ въ городъ ложились лишь не.долеты.
   Пока еще нѣтъ убитыхъ среди дѣтей. Слава Создателю!
   Ко всему привыкли. На все смотримъ хладнокровно. Но думаю, что при видѣ растерзаннаго ребенка можно было бы сойти съ ума.
   Вонъ мчится рикша со своей колясочкой. Обезумѣлъ отъ страха и не знаетъ - куда ему броситься, гдѣ искать спасен³я. Кругомъ рвутся бомбы. Завылъ снарядъ. Несчастный метнулся вправо и пустился по улицѣ стремглавъ.
   Свистъ еще стоялъ отъ полета, а снарядъ уже разорвался - облако дыма.
   Отъ китайца - полтуловища, рядомъ, накренившись, колясочка съ поднявшимся отъ напора воздуха верхомъ - словно задумалась она надъ своимъ изуродованнымъ хозяиномъ.
   И ничего. Нервы притупились. Впечатлѣн³я - нуль.
   Бомбардировка продолжается; нѣсколько снарядовъ попало уже въ здан³е мельницы.
   Послѣдств³я посѣщен³я "иностранцевъ" сказываются.
   А вотъ, неугодно ли! На пьяномъ извозчикѣ мчится пьяный матросъ. Погоняетъ самъ лошадей - да прямо къ мельницѣ. Скрылся за постройками - слышно лишь, какъ оретъ дикимъ голосомъ, возница ему вторитъ. Городовой побѣжалъ за ними и остановился - кричитъ, рукой машетъ.
   Бомбардировка продолжается.
  

Испугался смерти до смерти.

  
   Обстановка осажденной крѣпости; томительная, тягучая неизвѣстность, неувѣренность; постоянная неумолимая смертельная опасность - начинаютъ сказываться.
   Молодые нервы сдаютъ.
   Печальный эпизодъ съ однимъ изъ офицеровъ, прибывшимъ на войну по собственному желан³ю, ярко иллюстрируетъ, до чего могутъ довести томительная обстановка осажденной крѣпости и впечатлѣн³я штурмовъ.
   Послѣ жаркаго рукопашнаго боя - кажется, на Водопроводномъ редутѣ,- въ которомъ юный офицеръ принималъ горячее участ³е, показавъ надѣлѣ выдающуюся храбрость, самоотвержен³е, и вышелъ изъ него совершенно невредимымъ,- юноша затосковалъ, сильно затосковалъ, сталъ неузнаваемъ.
   Товарищи замѣтили.
   Зашла рѣчь о причинахъ.
   Въ откровенной дружеской бесѣдѣ объяснилось, что вся обстановка боя произвела на него такое сильное, потрясающее впечатлѣн³е, что онъ съ ужасомъ думаетъ о слѣдующемъ дѣлѣ, въ которомъ ему по долгу службы придется рано или поздно опять принять участ³е.
   Онъ искренно признавался, что мысль эта его преслѣдуетъ.
   Открыто говорилъ, что онъ можетъ не выдержать, нервы сдадутъ, окружающ³е замѣтятъ, заклеймятъ его именемъ "труса".
   Бѣдняга мучился этимъ сознан³емъ. Юноша заболѣлъ, но боролся съ собой.
   Его, какъ могли, успокаивали, ободряли. Товарищи вѣдь многое могутъ сдѣлать.
   Временами онъ чувствовалъ себя бодрѣй, какъ будто успокаивался. Но въ душѣ у него шелъ сложный и мучительный психическ³й процессъ.
   Въ его молодой, чистой, непосредственной духовной природѣ, не привыкшей еще итти на компромиссъ съ своей совѣстью, шла жестокая борьба. Одна мысль, что на него можетъ лечь тѣнь трусости, приводила его въ отчаян³е, а вмѣстѣ съ тѣмъ онъ чувствовалъ, что онъ не въ состоян³и будетъ быть храбрымъ тамъ, гдѣ храбрымъ быть должно.
   Онъ глубоко сознавалъ, что его страшитъ не самый актъ смерти, а вся эта грозная обстановка, которая неизмѣримо тяжелѣй самой смерти.
   Долго и упорно боролся съ собой юноша.
   И не выдержалъ.
   Товарищи ушли обѣдать, оставивъ его въ палаткѣ въ довольно жизнерадостномъ настроен³и.
   Вернулись. Въ палаткѣ лежалъ трупъ, уже бездыханный.
   Юноша застрѣлился.

 []

  

19-е сентября. Восточный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   19 сентября.

Коп³и.

   Сегодня ночью секреты 25 полка выстрѣлами мѣшали работать. Огонь былъ настолько мѣтокъ, что японцы, оставивъ окопъ и 5 чиновъ убитыми, бѣжали.

Полковникъ Покладъ.

4 часа 20 м. утра.

  
   Вчера въ 7 час вечера пытались овладѣть отнятымъ окопомъ. Отбиты 11 ротой 15 полка.
   Стрѣлки 15 полка, подъ командой шт.-капитана Бурзи, разрушили часть окопа, высыпали и принесли 96 мѣшковъ.
   Есть разрушен³е на форту III.

Генералъ-ма³оръ Надѣинъ.

6 час. 10 м. утра.

  
   На фортѣ IV упало вчера девять 11" бомбъ.

Капитанъ Головань.

7 час. 25 утра.

  
   Поручикъ Орловск³й доноситъ - съ горъ спускаются къ деревнѣ Дапалиджуанъ по одиночкѣ японцы.

Капитанъ Степановъ.

10 час. утра.

  
   11'' мортира расположена правѣе и сзади Сахарной Головы.

Шт.-капитанъ Булгаковъ.

2 час. дня.

  
   Въ деревнѣ Шуйш³инѣ 2 роты японцевъ.

Капитанъ Головань.

3 час. 25 м. дня.

  
   Въ течен³е дня на восточномъ фронтѣ все спокойно.

Полковникъ Покладъ.

9 час. 15 м. вечера.

  

Западный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   19 сентября.

Коп³и.

   Ночью шла уборка труповъ. Японцы огнемъ мѣшали.

Полковникъ Ирманъ.

8 час. утра.

  
   Надъ Волчьми горами воздушный шаръ.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

9 час. 17 м. утра.

  
   Въ 2 верстахъ отъ форта V идетъ ружейная перестрѣлка нашихъ охотничьихъ командъ.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

12 час. ночи.

  

Выписка изъ дневника С. А. Рашевскаго.

  
   "Вчерашняя, 19 сентября, стрѣльба изъ оруд³й большого калибра повторилась и сегодня. Оказалось, къ нашему общему изумлен³ю, что 11" мортира стрѣляетъ бомбами закаленнаго чугуна. Вотъ такъ сюрпризъ - чего, чего, но этого ужъ никто не ожидалъ.
   Такихъ батарей, видимо, двѣ.
   При вчерашней стрѣльбѣ, одинъ изъ снарядовъ попалъ въ 3" бетонный сводъ на второмъ форту и пробилъ его насквозь, убивши двухъ и трехъ ранивши ....... прицѣльная стрѣльба снова была удачна для японцевъ: около 10 снарядовъ попало въ "Пересвѣтъ"...
   Полдня надъ Волчьими горами стоялъ японск³й воздушный шаръ - вѣроятно, онъ имѣлъ главной цѣлью опредѣлить мѣсто стоянки судовъ..."

 []

  

Приказъ.

No 676.

  
   Генералъ-лейтенантъ Фокъ представилъ мнѣ свою замѣтку; совершенно соглашаясь со всѣмъ, въ ней изложеннымъ, предписываю инженерамъ всѣхъ участковъ передѣлать бойницы, какъ выражено въ замѣткѣ.
  

ЗАМѢТКА.

   Во многихъ мѣстахъ передовой позиц³и можно видѣть тюфяки, набитые камнями. Тюфяки выданы вовсе не для набивки ихъ камнями, а для шитья изъ нихъ форменныхъ саперныхъ мѣшковъ, которые употребляются для устройства бойницъ или для исправлен³я старыхъ бойницъ. Изъ нихъ даже нельзя шить мѣшки размѣровъ пров³антскихъ мѣшковъ, такъ какъ холстъ тюфячный тонк³й и пропрѣвш³й, а тѣмъ болѣе набивать ихъ камнями; вѣдь вѣсъ такого мѣшка, пожалуй, будетъ болѣе десяти пудовъ. Къ тому же такой мѣшокъ ни для какого дѣла не годится. Слѣдовало и пров³антск³е мѣшки разрѣзать пополамъ и сшить изъ нихъ мѣшки. изъ мѣшковъ такого размѣра можно было бы устроить правильныя бойницы, и матер³ала бы пошло вдвое меньше. Говорятъ, что некогда шить, но приказъ о бойницахъ былъ отданъ еще въ ³юнѣ, а теперь уже сентябрь.
   Нынѣшн³я бойницы никакого боевого значен³я не нмѣютъ, намъ онѣ принесли больше вреда, чѣмъ пользы, такъ какъ лѣнивцамъ даютъ предлогъ не углубляться. Правда, фортамъ онѣ придали нѣкоторый эстетическ³й видъ, такъ какъ, смотря на форты издали, кажется, что вся оборонительная лин³я украсилась фестонами женскихъ юбокъ.
   По получен³и приказа объ устройствѣ бойницъ, по всей оборонительной лин³и наставили рядъ мѣшковъ, одинъ отъ другого въ разстоян³и отъ шести до восьми вершковъ, покрыли ихъ другимъ рядомъ и вообразили, что устроили бойницы, а между тѣмъ устроили не бойницы, а безформенныя дырья, такъ какъ отъ непогоды мѣшки разлѣзлись.
   Бруствера стали выше, нагляднѣе и толще, каждый снарядъ выноситъ рядъ мѣшковъ и бьетъ ими какъ камнями. Вести перестрѣлку изъ такихъ дыръ нельзя, оказалось - что показали Кумирнинск³й и Водопроводный редуты. На всемъ восточномъ фронтѣ эти дырья затыкали камнями.
   Слѣдовало каждый мѣшокъ разрѣзать и сшить изъ него два мѣшка. Изъ четырехъ такихъ же мѣшковъ сложить бойницы; отступя на 1/2 аршина отъ первой, сложить такимъ же образомъ вторую бойницу, и такъ далѣе... Промежутки между бойннцами засыпать землею. Такъ устроенныя бойницы составили бы однородную массу съ самою траншеею.
   Подлинное подписалъ: генералъ-лейтенантъ Фокъ.
   Подлинное подписалъ: начальникъ Квантунскаго укрѣпленнаго ра³она.

генералъ-адъютантъ Стессель.

   Съ подлиннымъ вѣрно:

начальникъ штаба, полковникъ Рейсъ.

  
   Предоставляю читателю самому разобраться въ этой запискѣ.
   Съ своей стороны добавляю, что она была написана съ спец³альнои цѣлью доказать, что безъ Фока ничего путнаго не выйдетъ.
   Фокъ былъ устраненъ отъ участ³я въ оборонѣ Смирновымъ, какъ вредный генералъ, но это не мѣшало Стесселю постоянно напоминать гарнизону о лукавомъ мудрствован³и своего совѣтника.
  

День на "Пересвѣтѣ".

  
   Портъ и эскадра давно бомбардируются. Цѣлыми днями наши суда непрерывно разстрѣливаются непр³ятелемъ. Тяжелое, томительное, безпомощное положен³е. Раннимъ утромъ отправился на набережную.
   Воскресен³е. День ясный, теплый. Вѣтра нѣтъ. Внутренн³й рейдъ - какъ зеркало. Бомбардировка только что началась.
   У берега ни одной шампуньки.
   Недавно въ пристань попалъ снарядъ - всѣ разбѣжались.
   На одномъ изъ судовыхъ катеровъ добрался наконецъ до "Пересвѣта".
   Большой, темный, грозный, стоялъ онъ по срединѣ западнаго бассейна.
   Трубы уже исправлены. Вмѣсто сбитыхъ мачтъ, надставлены новыя. По борту слѣды перенесеннаго жестокаго боя. З³яютъ, словно раскрытыя ворота, огромныя надводныя пробоины, надъ которыми спѣшно работаютъ десятки матросовъ. Работы уже подходятъ къ концу.

 []

   Командиръ броненосца капитанъ I ранга Бойеманъ, нынѣ уже покойный, любезно показалъ мнѣ весь свой броненосецъ, огромную пловучую крѣпость.
   Всюду и вездѣ слѣды взрывовъ непр³ятельскихъ снарядовъ. Все по мѣрѣ возможности приведено въ порядокъ, но это все на каждомъ шагу напоминаетъ о минувшемъ сражен³и.
   У людей видъ бодрый, веселый. Не падай кругомъ снаряды, не обращай на себя вниман³я страшные слѣды разрушен³я - и въ голову не пришло бы, что эти жизнерадостные люди перенесли бой 28 ³юля.
   Подошелъ къ командиру судовой священникъ съ вопросомъ, можно ли сегодня служить обѣдню.
   - Нѣтъ, батюшка, опасно. Бомбардировка усиливается. Непр³ятель, очевидно, пристрѣливается сегодня къ намъ. Людей нужно спрятать.
   Вахтенный доложилъ, что ѣдетъ адмпралъ.
   Быстро подлетѣлъ къ трапу двухтрубный паровой катеръ.
   Адмиралъ Виренъ однимъ взмахомъ былъ уже на палубѣ.
   Принявъ строевой рапортъ, скрылся у себя въ каютѣ.
   Послѣ одиннадцати сѣли завтракать. Завтракъ былъ накрытъ не въ каютъ-компан³и, а въ одной изъ батарейныхъ палубъ шестидюймовыхъ оруд³й.
   За столомъ пили за здоровье новаго контръ-адмирала. Зашла рѣчь, конечно, о Стесселѣ.
   Меня нѣсколько поразило: за исключен³емъ нѣсколькихъ, большинство офицеровъ хранило глубокое молчан³е.
   Дружнаго возмущен³я поступками генерала Стесселя не встрѣтилъ.
   Пожалуй, это понятно. Соглядатаи генералъ-адъютанта могли донести, и виновный могъ бы подвергнуться если не преслѣдован³ю, то по меньшей мѣрѣ опалѣ.
   Очутиться же въ опалѣ никому не улыбалось, т. к. для большинства въ перспективѣ была строевая служба на сухопутномъ фронтѣ. Всѣ же отлично уже знали, что Стессель враговъ своихъ не жалуетъ.
   На слова мои, обращенныя къ контръ-адмиралу Вирену, въ которыхъ я выразилъ надежду, что адмиралъ, бывш³й непреложнымъ свидѣтелемъ всего, что творилось и творится въ Артурѣ, поддержитъ печать и въ частности меня въ разоблачен³и дѣйств³й Стесселя и К°,- послѣдн³й отвѣтилъ очень горячо, что онъ всегда будетъ стремиться къ тому, чтобы правда восторжествовала.
   Адмирала поддержалъ старш³й артиллер³йск³й офицеръ лейтенантъ Де-Ливронъ.
   Для меня это было большимъ утѣшен³емъ, придало мнѣ бодрости, воскресило надежды, утвердило въ сознан³и, что рано или поздно, а правда восторжествуетъ, и Государь, Росс³я узнаютъ, какъ безпощадно ихъ обманывали артурск³е герои.
   Когда подали кофе, бомбардировка усилилась.
   Командиръ то и дѣло подымался наверхъ. Снаряды начинали ложиться все ближе и ближе.
   Японцы пристрѣливались.
   Передъ отъѣздомъ адмирала, я попросилъ разрѣшен³е его снять.
   Снималъ на кормѣ, внизу, надъ самой водой, на адмиральскомъ мостикѣ.
   Черезъ полчаса два снаряда попали въ адмиральское помѣщен³е. Одинъ исковеркалъ панцырную дверь, у которой стоялъ адмиралъ, другой раздробилъ въ щепы самый мостикъ.
   Около 2 часовъ попадан³я участились. Огонь осаждающаго сосредоточился исключительно на "Пересвѣтѣ".
   Вышли.
   На верхней палубѣ никого.

 []

   Только вахтенный офицеръ, подвахтенный и часовой у кормового флага.
   Громада броненосца стоитъ недвижно.
   Снарядъ за снарядомъ падаетъ въ воду, вздымая при взрывѣ огромные столбы воды.
   Слышенъ вой снаряда, сердце замретъ, прислушиваешься- куда упадетъ? Ждешь... Въ воду. Опять вой! Въ воду. Опять. Еще, еще.
   Вой - долг³й, протяжный. Трескъ, гулъ - ударило въ бортъ. Громада броненосца какъ бы нервно вздрогнула.
   Спустились внизъ.
   Вѣстовые подали чай.
   У стола въ креслѣ сидитъ m-me Черкасова, читаетъ книгу. Совершенно покойна. Словно не слышитъ, что снарядъ за снарядомъ рвутся вокругъ и въ самомъ броненосцѣ.
   Присутствующ³е офицеры непринужденно болтаютъ.
   Кто пьетъ чай, кто читаетъ, прогуливается...
   Бомбардировка продолжалась.
   Во время этого испытан³я характеровъ и нервовъ отдѣльныхъ личностей, я зорко наблюдалъ за офицерами и матросами.
   Полное безразлич³е къ смертельной опасности.
   Жизнь текла обычнымъ путемъ.
   Только въ самый моментъ попадан³я, всѣ прислушивались, старались угадать, гдѣ упалъ снарядъ.
   А каждый слѣдующ³й снарядъ могъ упасть именно сюда къ намъ, гдѣ мы сидѣли.
   Попадан³я все чаще, чаще.
   Нѣкоторые бросаются туда, гдѣ снарядъ разорвался, несмотря на строгое приказан³е командира не показываться безъ дѣла на палубу.
   Меня несказанно поражала супруга старшаго артиллер³йскаго офицера m-me Черкасова. Я искренно благоговѣлъ и удивлялся этой юной, изящной женщинѣ, ея выдержкѣ, огромной силѣ воли, которой могли бы позавидовать мног³е изъ представителей сильнаго пола.
   Ни тѣни страха, растерянности. Словно это было не во время бомбардировки, когда каждый слѣдующ³й снарядъ могъ превратить всѣхъ насъ въ безформенную массу, а въ уютномъ салонѣ гдѣ-нибудь на югѣ Франц³и.
   Сидя въ креслѣ и читая книгу, она время отъ времени покойно обращалась къ тому или другому изъ офицеровъ, выбѣгавшихъ къ мѣсту попадан³я снаряда.
   - Ну зачѣмъ, зачѣмъ вы идете? Вамъ тамъ дѣлать положительно нечего. Моему мужу надо итти, онъ по обязанности службы, а вы пожалуйста сидите смирно. Командиръ сердится. У насъ и такъ мало осталось офицеровъ, всѣхъ забрали на позиц³ю.
   Это говорила женщина, почти еще ребенокъ!
   Бомбардировка усиливалась
   Около 5 часовъ снарядъ разорвался въ кухнѣ, гдѣ люди брали кипятокъ.
   Побѣжалъ туда.
   Нѣсколько убито, нѣсколько ранено.
   Двумъ оторвало ноги.
   Въ помѣщен³и стоялъ густой, удушливый дымъ.
   Раненые жалобно стонали, кругомъ испуганныя лица удѣлѣвшихъ.
   Въ дыму суетятся санитары, фельдшера.
   Дымъ разсѣялся.
   Электрическ³я лампочки ярко свѣтятъ мѣсто взрыва - все разворочено.
   Кровь, кровь, лужа крови; куски одежды, куски мяса...
   Раненыхъ бережно переносили въ судовой лазаретъ.
   Докторъ Августовск³й, во всемъ бѣломъ, принимаетъ матроса П. Скрынникова съ оборванными ногами.

 []

   Второй мученикъ долга уже лежитъ на столѣ, около него священникъ въ эпитрахили.
   Петръ Скрынниковъ, въ полуобморочномъ состоян³и, глухо стонетъ.
   Ноги оторваны выше колѣнъ.
   Очнулся.
   Озирается вокругъ блуждающимъ взоромъ, откидываетъ голову. Остановился на докторѣ, поддерживавшемъ ему голову

Другие авторы
  • Зарин Андрей Ефимович
  • Михайловский Николай Константинович
  • Баратынский Евгений Абрамович
  • Радищев Николай Александрович
  • Хвощинская Надежда Дмитриевна
  • Шкулев Филипп Степанович
  • Сенкевич Генрик
  • Кологривова Елизавета Васильевна
  • Вилькина Людмила Николаевна
  • Бунин Иван Алексеевич
  • Другие произведения
  • Гончаров Иван Александрович - Обыкновенная история
  • Шекспир Вильям - Сонет 66
  • Андерсен Ганс Христиан - Дочь болотного царя
  • Баратынский Евгений Абрамович - Сцена из поэмы "Вера и неверие"
  • Плеханов Георгий Валентинович - Врозь идти, вместе бить!
  • Сведенборг Эмануэль - О Небесах, о мире духов и об аде
  • Крылов Иван Андреевич - Мысли философа по моде, или Способ казаться разумным, не имея ни капли разума
  • Горбачевский Иван Иванович - [заговор Сухинова]
  • О.Генри - Налёт на поезд
  • Гайдар Аркадий Петрович - Мысли о бюрократизме
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа