Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 3

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре



iv align="justify">   Стрѣлки наши все подымаются. Еще, еще - и они будутъ уже близко къ вершинѣ.
   Но не тутъ-то было:
   Японцы караулили. Лишь только стрѣлки себя обнажили для выстрѣла - наверху затрещали винтовки.
   Нѣсколько нашихъ опрокинулось и полетѣло съ кручи. Задн³е еще поднимаются. Японцы поддерживаютъ сильный ружейный огонь. Еще нѣсколько раненыхъ или убитыхъ. Стрѣлки остановились, прячутся за камни, откосы, ползутъ по ложбинкамъ. Остановились. Остановились - и постепенно, по одиночкѣ, ползкомъ начали спускаться назадъ.
   Атака не удалась.
   Атака Дагушаня, этой огромной, высокой горы, и не могла удасться при свѣтѣ дня, да еще при услов³и, что она велась незначительнымъ отрядомъ. Для того, чтобы отобрать Дагушань, необходимо было организовать отрядъ по крайней мѣрѣ въ составѣ не менѣе одного полка.
   Но этого хотѣлъ, требовалъ генералъ Стессель, считалъ ее вполнѣ цѣлесообразной, и поэтому, вопреки здравому разсудку, она была произведена.
   Что это не моя фантаз³я, а фактъ свершивш³йся, служитъ доказательствомъ помѣщаемый ниже приказъ генерала Стесселя.
   Приказъ ген. Стесселя отъ 27-го ³юля, за No 478.
  
   Сего числа изъ донесен³й начальствующихъ лицъ и личныхъ наблюден³й съ горы Зубчатки, я пришелъ къ заключен³ю, что больш³я массы непр³ятеля собраны противъ нашего праваго фланга; а за гору Дагушань, въ ближайш³я къ западной и сѣверо-западной ея сторонамъ промоины, деревни и полосы гаоляна по одиночкѣ собираются японцы. Предполагая, что усил³я ихъ для захвата Дагушаня, Сяогушаня употреблены были только для того, чтобы сдѣлать для себя возможнымъ вести атаку на нашъ правый флангъ, я полагаю, что Дагушань и Сяогушань заняты слабо, дабы не подставлять излишнее число людей подъ нашу шрапнель, а потому необходимо только принять мѣры: 1) чтобы постояннымъ огнемъ очередныхъ оруд³й все время обстрѣливать вершины и скаты западные и сѣверо-западные, гдѣ могутъ быть ихъ резервы, и тѣмъ недать возможности работать и выстроить блиндажи, такъ какъ, укрѣпивъ позиц³и на горахъ этихъ, они положен³е нѣкоторыхъ фортовъ сдѣлаютъ крайне тяжелымъ; 2) весьма полезно на эти горы производить вылазки или охотниками, или по очереди ротами 16-го вс. с. полка, которыя занимали эти горы, и хотя и подъ сильнымъ огнемъ, но все-таки отступили, и, разумѣется, только своими отважными вылазкими, которыми онѣ сдѣлаютъ пребыван³е противника нестерпимымъ на этихъ горахъ, роты эти хотя нѣсколько искупятъ свою оплошность; командующему полкомъ полковнику Дунину организовать наилучшимъ образомъ это дѣло, по указан³ю коменданта крѣпости...
  

---

  
   По мнѣн³ю генерала Стесселя, роты, которыя съ такой геройской стойкостью удерживали Дагушань, не имѣя ни малѣйшихъ прикрыт³й, могутъ только безсмысленной атакой "искупить свою оплошность"...
  

---

 []

  
   .... Эти двѣ мѣры, по моему мнѣн³ю, могутъ держать непр³ятеля въ постоянной тревогѣ; третьей мѣрой могу рекомендовать дѣлан³е засадъ охотниками на пути ихъ движен³я или, лучше сказать, пробиран³я по одиночкѣ къ Дагушаню и нашимъ передовымъ позиц³ямъ; 10-15 отважныхъ охотниковъ, спрятавшись вблизи заранѣе высмотрѣннаго пути, могутъ, разумѣется, штыками, а не выстрѣлами, положить не одинъ десятокъ непр³ятелей. Прошу мѣры эти привести въ исполнен³е немедля.
   П. п. Начальникъ Квантунскаго укрѣпленнаго ра³она генералъ-лейтенантъ Стессель. Съ под. вѣрно: Начальникъ Штаба полковникъ Рейсъ.
  

---

  
   Въ приказѣ этомъ глухо сказано, когда производить вылазки. Но устными приказан³ями на вылазкахъ этихъ генералъ Стессель въ первый пер³одъ блокады настаивалъ, и настаивалъ очень энергично.
  

CXXXI.

  
   Съ 27 ³юня на страницахъ газеты Новый Край вплоть до 26-го августа включительно редакц³я начала печатать ежедневно мои сообщен³я подъ заглав³емъ "Извѣст³я Новаго Края".
   Сообщен³я эти основывались исключительно на личныхъ наблюден³яхъ и свѣдѣн³яхъ, получаемыхъ мною въ штабѣ крѣпости.
   Съ разрѣшен³я ко.менданта крѣпости и соглас³я начальника его штаба полковника Хвостова, а также съ вѣдома генерала Стесселя и Рейса, {Генералы Стессель и Рейсъ всегда были прекрасно освѣдомлены, что творится въ штабѣ крѣпости. Почетную роль въ этоыъ дѣлѣ, повторяю, игралъ подполковникъ (тогда еще капитанъ) Водяга.} былъ установленъ слѣдующ³й порядокъ. Ежедневно послѣ объѣзда оборонительнои лин³и я отправлялся въ штабъ крѣпости, гдѣ мнѣ давали всѣ телефонограммы за минувш³я сутки до 12 часовъ даннаго дня. Разборомъ телефонограммъ я занимался въ кабинетѣ начальника штаба, въ его присутств³и и подъ наблюден³емъ то поручика Князева, то поручика Гаммера.
   (Это дѣлалось очень деликатно, но тѣмъ не менѣе для меня было ясно, что за мной учрежденъ бдительный надзоръ. Если эти строки попадутся полковнику Хвостову, пусть онъ на меня не посѣтуетъ. Пословица: "береженаго и Богъ бережетъ" жизненна и правдива. Беречься же полковнику Хвостову отъ Стесселя нужно было больше, чѣмъ кому бы то ни было. Положен³е его было тяжелое. Онъ былъ между молотомъ и наковальней).
   Когда отчетъ мой былъ готовъ, я отдавалъ его на просмотръ всегда самому полковнику Хвостову. Все же, что въ моемъ отчетѣ касалось сообщен³й о дѣйств³яхъ эскадры, давалось на просмотръ лейтенанту Макалинскому, прикомандированному къ штабу крѣпости. Послѣдн³й, вычеркнувъ тѣ мѣста моихъ сообщен³й, которыя, по его мнѣн³ю, не подлежали оглашен³ю, немедленно возвращалъ мнѣ рукопись съ разрѣшен³емъ таковую отправить въ редакц³ю.
   Здѣсь же я запечатывалъ мое сообщен³е въ пакетъ и со своимъ ординарцемъ отправлялъ къ редактору газеты полковнику Артемьеву.
   Полковникъ Артемьевъ, въ свою очередь, выпускалъ изъ сообщен³я тѣ мѣста, которыя казались ему подозрительными, т. е. мѣста, которыя могла вычеркнуть цензура. Только послѣ просмотра рукописи Артемьевымъ, всегда имъ самимъ, послѣдняя отправлялась въ наборъ. Послѣ набора корректурный оттискъ въ количествѣ 2-хъ экземпляровъ отправлялся въ штабъ генерала Стесселя и въ морской штабъ на цензуру. Подписанные цензорами оттиски возвращались въ редакц³ю, гдѣ тщательно сличались помощникомъ редактора Н. Н. Веревкинымъ и, по сличен³и, отправлялись для правки въ наборную. Изъ наборной второй, исправленный, согласно указан³ямъ цензуры, корректурный оттискъ отправлялся самому редактору для сличен³я съ оригиналомъ цензуры. И только послѣ крайне тщательнаго сличен³я оттиска съ оригиналомъ полковникъ Артемьевъ, всегда лично, подписывалъ разрѣшен³е на печатан³е No газеты.

 []

   Вотъ черезъ сколько чистилищъ проходили мои "извѣст³я", прежде чѣмъ они попадали въ редакц³ю газеты, а затѣмъ къ читателю.
   Несмотря на всѣ эти свирѣпыя строгости, самыя невозможныя требован³я двухъ цензуръ (сухопутной и морской), генералъ Стессель все-таки сумѣлъ найти въ моихъ извѣст³яхъ столько преступнаго, что приказомъ отъ 26 августа, за No 576 закрылъ газету на одинъ мѣсяцъ.
   Привожу здѣсь и приказъ, который иллюстрируетъ, до какого произвола можетъ дойти человѣкъ, одѣтый по какому-то недоразумѣн³ю въ форму генерала.
  
   Въ виду того, что, несмотря на неоднократныя указан³я, въ газетѣ "Новый Крайа продолжаютъ печатать не подлежащ³я оглашен³ю свѣдѣн³я о расположен³и и дѣйств³яхъ нашихъ войскъ, издан³е газеты прекращаю на одинъ мѣсяцъ.
  
   Для того, чтобы ознакомить съ моими преступными "извѣст³ями", которыя печатались въ "Новомъ Краѣ", я позволяю себѣ представить ихъ на судъ читателя въ полной неприкосновенности, дабавляя и иллюстрируя лишь многочисленными фактами, которые были совершенно въ нихъ опущены или слабо освѣщены.
  

Сухопутный фронтъ.

  
   27 ³юля, въ 5 часовъ утра, комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ объѣхалъ лѣвый флангъ восточнаго фронта, а затѣмъ остановился на л. Б, приказавъ двинуть по направлен³ю къ Дагушаню роту стрѣлковъ съ цѣлью его атаковать. Сзади держался значительный резервъ.
   Лишь только они подошли къ подошвѣ горы,- съ близъ лежащей лощины поднялась колонна японцевъ и, разсыпавшись въ цѣпи, пошла по отрогамъ Дагушаня во флангъ нашимъ.
   Наши отошли.
   Отъ японцевъ осталось очень мало. Прятаться было некуда.
   Дагушань и Сяогушань обстрѣливаются со всѣхъ сторонъ.
  

Морской ра³онъ.

  
   26 ³юля на горизонтѣ цѣлый день крейсировали броненосецъ "Чинъ-³енъ", 2 крейсера I класса и 8 судовъ II и III классовъ и 18 миноносцевъ и миноносокъ.
   Въ 7 часовъ утра на рейдъ вышли наши 15 миноносцевъ, затѣмъ "Новикъ", "Гилякъ" и "Бобръ" ходили въ бухту Тахэ обстрѣливать берегъ; около часу вернулись въ портъ, девять вошлы въ гавань, а остальные въ 6 час. вечера. Нѣсколько японскихъ снарядовъ легли у "Ангары", гдѣ наши раненые. Броненосцы отвѣчали.
   27 ³юля рано утромъ, около 6 часовъ, 9 миноносцевъ, "Новикъ" и 4 канонерки ходили къ бухтѣ Тахэ, но послѣ появлен³я непр³ятельскаго флота вернулись къ гавани; была небольшая перестрѣлка между канонерками.
   На горизонтѣ у Кэпа видны: броненосецъ "Чинъ-³енъ", крейсера "Нисеинъ" и "Кассуга" и 2-III класса, на SO и S "Якумо", "Читозе", "Касаги", "Такасаго" и 3-III класса; кромѣ того, около 15 миноносцевъ и миноносокъ. Японская сухопутная артиллер³я безуспѣшно стрѣляла по судамъ, наши отвѣчали.
   27 ³юля, въ 4 часа пополудни, комендантъ крѣпости прибылъ на батарею лит. А и оттуда наблюдалъ за расположен³емъ и движен³емъ противника на Дагушанѣ и Сяогушанѣ.
   Отдѣльныя группы японцевъ показывались на сопкахъ. Видны были рабоч³е съ инструментами. На гребняхъ различались цѣпи стрѣлковъ. Время отъ времени японцы стрѣляли по лит. А и ближайшимъ укрѣплен³ямъ, но безъ результата. По приказан³ю коменданта крѣпости, наши батареи восточнаго фронта поддерживали рѣдк³й огонь.
   Къ 5 часамъ къ коменданту прибыли - начальникъ обороны генералъ-ма³оръ Кондратенко, начальникъ праваго боевого участка генералъ-ма³оръ Горбатовск³й, начальникъ артиллер³и генералъ-ма³оръ Бѣлый, которымъ генералъ-лейтенантъ Смирновъ далъ частныя и общ³я указан³я.
  

На батареѣ лит. А.

  
   Когда мы прибыли на лит. А, меня поразило нѣсколько подавленное настроен³е какъ начальствующихъ лицъ, такъ и подчиненныхъ.
   Приближался вечеръ.
   Согласно полученнымъ отъ китайцевъ свѣдѣн³ямъ, явилось основан³е предположить, что на сегодняшнюю ночь японцы готовятъ генеральный штурмъ. Извѣст³е это стало достоян³емъ гарнизона. Всѣ ожидали ночи, не обѣщавшей ничего добраго. Всѣ ожидали штурма, но никто не зналъ, куда направятъ японцы главный ударъ. Свѣдѣн³я китайцевъ были крайне неточны и сбивчивы, да и довѣряться имъ было очень рискованно.
   Когда пр³ѣхалъ Кондратенко, Смирновъ, отдавъ ему и генералу Бѣлому нѣсколько приказан³й, уѣхалъ въ штабъ крѣпости.
   Кондратенко сегодня я положительно не узналъ. Онъ ходилъ, словно сонный, и наконецъ усѣлся на брустверъ. Не то онъ дремалъ, не то задумчиво глядѣлъ въ сторону Дагушаня.
   Я подошелъ къ нему.
   - Ну что, Романъ Исидоровичъ, кажется, сегодня наступилъ рѣшительный день?
   - Усталъ я, и до смерти мнѣ спать хочется. Если бы можно было, такъ вотъ такъ растянулся бы и заснулъ.

 []

   Романъ Исидоровичъ дѣйствительно выглядѣлъ страшно измученнымъ и сидя почти что спалъ.
   Кругомъ царилъ полный безпорядокъ: сложенные брусья, камни, шпалы, балки, цементныя бочки.
   Суетились кругомъ стрѣлки, артиллеристы.
   Дальше стояли носилки. Разбитъ маленьк³й перевязочный пунктъ.
   - А вы слышали, что завтра утромъ эскадра насъ оставляетъ? спросилъ меня вдругъ Романъ Исидоровичъ и посмотрѣлъ мнѣ прямо въ глаза, словно хотѣлъ узнать, что я думаю.
   - Слышалъ.
   - Что съ ней будетъ? Выйдетъ ли она побѣдительницей? Мало, очень мало надежды. Витгефтъ не справится съ задачей провести эскадру во Владивостокъ. Гораздо было бы лучше, если бы эскадра осталась здѣсь. Подумайте только - сколькихъ снарядовъ, оруд³й, офицеровъ и матросовъ она насъ лишитъ со своимъ уходомъ! А моряки, вѣдь это золотой народъ. Помните, на Высокой какъ они себя вели съ мичманомъ Верщицкимъ. Народъ расторопный, сообразительный, смышленый, энергичный. Пѣхотѣ съ ними не тягаться по смышлености - я говорю, конечно, про массу. Вотъ пограничники, тѣ имъ, пожалуй, не уступятъ.
   Я и не подозрѣвалъ, что Романъ Исидоровичъ такой сторонникъ и защитникъ нашихъ артурскихъ моряковъ.
   Можетъ быть, Кондратенко, какъ каждый человѣкъ передъ грядущей разлукой съ людьми, которымъ грозитъ далекое и опасное путешеств³е, склоненъ былъ впасть въ сентиментальный тонъ?
   Не думаю.
   Человѣкъ трезваго ума и чистаго сердца не могъ иначе относиться къ морякамъ.
   Вернувшись въ городъ послѣ зари, я проѣхалъ въ портъ.
   Стоялъ темный вечеръ. Звѣзды ярко горѣли, сверкали на небѣ, и на землѣ было тихо. Океанъ дремалъ.
   Во внутренней гавани все уже спало, только на "Монгол³и" еще не спали. Тамъ шла спѣшная пр³емка грузовъ.
   Темные силуэты судовъ чернѣли неподвижными громадами.
   Завтра гавань опустѣетъ.
   Что будетъ завтра?
   Что ожидаетъ эскадру въ морѣ?
  

Ночь раненаго на Дагушанѣ.

  
   Во время послѣдней атаки японцами Дагушаня и оставлен³я его нашимъ отрядомъ въ ночь на 27 ³юля - остались не убранными нѣсколько раненыхъ. Болѣе легко раненые доползли до расположен³я своихъ. Тяжко раненый не могъ безъ посторонней помощи двигаться впередъ и остался лежать, не замѣченный санитарами.
   Представьте его положен³е. Всю ночь наши батареи буквально засыпали снарядами всѣ склоны Дагушаня, въ особенности были ужасны разрывы 15-пудовыхъ бомбъ Зейцевской батареи, которыя, вы помните, всю ночь до самаго разсвѣта рыли Дагушань. Несчастный долг³е часы одинъ лежалъ въ этомъ аду. Ежеминутно взрывъ снаряда могъ превратить его въ ничто. Было отчего посѣдѣть. Но Богъ хранилъ нашего защитника. Не тронулъ его снарядъ, ни одинъ изъ сотни тысячъ визжавшихъ вокругъ осколковъ.
   Наступилъ давно желанный разсвѣтъ. Всѣ батареи замолкли. Только Крестовая и Зейцъ каждыя 5 минутъ посылали на Дагушань свою ужасную силу.
   Я думаю, рѣдко кто ждалъ съ такимъ нетерпѣн³емъ, съ такой жаждой восхода солнца, какъ этотъ измученный человѣкъ.
   Взошло солнце. Огонь окончательно прекратился. Наши санитары замѣтили несчастнаго. Видятъ, какъ онъ движется, видятъ, что подымается - но силы измѣнили: только конвульсивное движен³е - и опять упалъ и затихъ. Раненый лежитъ на самой вершинѣ, у подножья правой сопки Дагушаня, на склонѣ обращенномъ къ намъ.
   Спѣшатъ четверо санитаровъ. Быстро поднимаются наверхъ съ носилками. Запыхались, торопятся. Уже различаютъ японцевъ, выглядывающихъ изъ-за гребней. Не дошли 30 шаговъ до раненаго. Въ упоръ залпъ, одинъ за другимъ.
   Схватили раненаго и кубаремъ, оставивъ носилки, бросились внизъ. Двое санитаровъ и раненый получили по пулѣ. Весь путь прошли они подъ огнемъ. Японцы, очевидно, задались цѣлью со всѣми покончить.
   Какая отвратительная, непонятная жестокость!
   Долго еще лежали, бѣлѣя подъ солнцемъ, оставленныя героями-санитарами носилки, напоминая объ ужасной ночи, проведенной на Дагушанѣ нашимъ раненымъ стрѣлкомъ.
  

---

  
   Бомбардировка Артура съ суши продолжается систематически - обыкновенно съ 7 час. утра до и или 12 дня, и затѣмъ вновь съ 2 или 3 часовъ до 6-7 часовъ вечера.
   Существенныхъ поврежден³й городу не причинено. Стрѣльба производится, очевидно, по квадратамъ, т. к. паден³е снарядовъ наблюдается одновременно лишь на опредѣленной, сравнительно небольшой, площади.
   Противникъ задался цѣлью уничтожить намъ эскадру, портъ и портовыя мастерск³я.
   Артиллер³йск³й огонь осаждающаго настолько былъ мѣтокъ, что послѣ 3-хъ перелетовъ и недолетовъ начиналъ въ буквальномъ смыслѣ слова "гвоздить" всю площадь порта. Скверно тамъ было.
   Въ началѣ бомбардировокъ опасно было показываться на улицахъ, прилегающихъ къ порту. Улицы быстро пустѣли.
   Но какъ только замѣчали, что противникъ пристрѣлялся, движен³е постепенно возстанавливалось.
  

Генералъ Стессель и служащ³е фирмы "Кунстъ Альберсъ".

  
   28 ³юля въ газетѣ "Новый Край" мы читали: "Начальникъ укрѣпленнаго ра³она генералъ-лейтенантъ Стессель приказалъ, чтобы на будущее время всѣ магазины были открыты, какъ до начала бомбардировки, такъ и во время ея." Теперь, когда прошло уже много времени, я часто задаю себѣ вопросъ, какъ могъ генералъ Стессель рѣшиться отдать подобный приказъ.
   Во время осады никто не могъ разрѣшить этого вопроса.
   Чѣмъ руководствовался генералъ Стессель, требуя отъ торговыхъ служащихъ подобнаго самоотвержен³я?
   Нужно помнить, что всѣ торговыя заведен³я были расположены на улицахъ, прилегающихъ къ порту, и поэтому наиболѣе поражались отъ недолетовъ.
   Что оставалось дѣлать служащимъ? Подчиниться нелѣпому приказан³ю!
   Генералу Стесселю, кромѣ отдачи несуразныхъ приказовъ, абсолютно нечего было дѣлать, но проявлять свою власть хоть на комъ-нибудь страстно хотѣлось. Вотъ, за отсутств³емъ серьезныхъ дѣлъ, выжидая отвѣта съ сѣвера, онъ и занялся преслѣдован³емъ жителей.

 []

   Начнется бомбардировка. Снаряды, давая недолеты, рвутся по улицамъ, по которымъ расположены значительнѣйш³е магазины.
   На улицахъ, кромѣ нижнихъ чиновъ, никого.
   Чѣмъ дальше - тѣмъ было хуже. Очевидно, оруд³я осаждающаго разстрѣливались и теряли свою мѣткость. Положимъ, впослѣдств³и они стрѣляли залпами уже прямо по городу.
   Итакъ, на улицахъ никого. Все притаилось въ домахъ.
   Магазины открыты, приказчики сидятъ безъ дѣла, въ ожидан³и........ только не покупателя, а снаряда. Входишь въ магазинъ: ясно, что люди страшно нервничаютъ, но стараются владѣть собой, скрываютъ страхъ, а то и ужасъ, выражающ³йся на ихъ лицахъ при громѣ взрыва то на улицѣ, то въ сосѣднемъ домѣ на Военной горѣ; въ порту непрерывный грохотъ взрывовъ.
   Одни страшно угнетены - словно къ смерти приговоренные, друг³е какъ-то неестественно много смѣются, суетятся.
   Долго продолжалось это испытан³е, но, когда снаряды начали попадать въ магазины, когда оторвало ногу бухгалтеру торговой фирмы "Кунстъ-Альберсъ", коммерсанты пришли просить защиты у Смирнова.
   Вспоминаю такой случай. Вечеръ, 5 часовъ. Магазинъ "Кунстъ-Альберсъ" закрылся, и служащ³е группой идутъ въ общежит³е. Идетъ навстрѣчу Стессель (городъ въ этотъ день не бомбардировался); служащ³е его привѣтствовали, поклонились. Но не особенно подобострастно - слегка лишь приподняли шляпы.
   Стесселю такая развязная недисциплинированность не понравилась. Онъ имъ даже не отвѣтилъ, а осадивъ коня, прямо спросилъ:
   - Вы кто так³е?
   - Служащ³е "Кунста-Альберса" - былъ отвѣтъ.
   - А, знаю, знаю. Это все блиндажники! Ну чего вы прячетесь въ блиндажи, чего бережете свою торгашескую шкуру? Все равно, сколько ни прячьтесь, придетъ трудное время, всѣхъ упеку въ такое мѣсто, откуда врядъ ли вернетесь...
   Служащимъ (большинство германск³е подданные) пришлось безмолвно слушать возмущеннаго генерала.
   Что они могли сказать или возразить всемогущему воину?!?
   Стессель съ искреннимъ презрѣн³емъ смотрѣлъ на покорно внимавшихъ ему штатскихъ "въ торгашескихъ шкурахъ."
   Наконецъ онъ тронулъ коня, но не утерпѣлъ и, обернувшись, въ догонку послалъ имъ:
   - Всѣ вы трусы подлые, только портите мнѣ гарнизонъ. Подождите, я вамъ еще покажу!...
   Приказчики, прибавивъ шагу, удирали отъ воинственнаго и храбраго генерала.
   Въ пустынной улицѣ еще долго гудѣлъ голосъ начальника ра³она, поносившаго ненавистныхъ ему "торгашей".
   "Give a clown an inch and hell take an ell."
  

CXXXII.

  
   Еще задолго до выхода эскадры 28 ³юля адмиралъ Витгефтъ неоднократно собиралъ совѣтъ адмираловъ и командировъ, на которомъ всесторонне обсуждался вопросъ о прорывѣ эскадры во Владивостокъ. Большинство было за выходъ эскадры.
   Одни высказывались за то, чтобы дать бой непр³ятельской эскадрѣ и сопровождать выходъ ея демонстрац³ей на Дальн³й, какъ ближайш³й морской базисъ непр³ятеля; друг³е находили болѣе цѣлесообразнымъ итти на лин³ю между Кореей и Шандунемъ, гдѣ, давъ бой, постараться прорѣзать лин³ю и разобщить сообщен³я противника между Япон³ей и ея арм³ей. Кромѣ того, имѣлось въ виду, что, въ случаѣ поврежден³я нашихъ судовъ, они могли бы вернуться въ Артуръ для исправлен³я.

 []

   На военномъ совѣтѣ же, состоявшемся 5 ³юля по поводу рѣшен³я вопроса о походѣ эскадры во Владивостокъ, большинство высказалось противъ этого похода по слѣдующимъ соображен³ямъ:
   1) эскадра должна будетъ взять свои оруд³я, отданныя на сухопутный фронтъ, что равносильно сокращен³ю силы фронта почти на 30 %;
   2) уходъ эскадры вызоветъ въ гарнизонѣ упадокъ духа и энерг³и;
   3) Артуръ не продержится болѣе 2-хъ недѣль и будетъ взятъ сухопутными и морскими силами непр³ятеля, т. к. эскадра, оставаясь въ Артурѣ до подхода къ нему арм³и Куропаткина, значительно усиливаетъ активную и пассивную оборону крѣпости;
   4) въ будущемъ можетъ облегчить движен³е главныхъ нашихъ силъ черезъ Киньчжоу и мимо Дальняго, въ предположен³и, что туда можетъ выйти эскадра и дать противнику генеральное сражен³е, и, наконецъ,
   5) большинство нашихъ миноносцевъ непригодно для дальняго плаван³я.
   Черезъ три недѣли, на совѣщан³и, состоявшемся 25-го ³юля, когда выяснилось, что непр³ятель, бомбардируя портъ, причиняетъ судамъ больш³я поврежден³я не только въ надводныхъ, но и подводныхъ частяхъ (Ретвизанъ), мног³е, бывш³е ранѣе противъ похода во Владивостокъ, стали его сторонниками.
   Наканунѣ выхода эскадры контръ-адмиралъ Григоровичъ предложилъ адмиралу Витгефту сначала словесно, а потомъ письменно, что для успѣха прорыва эскадры во Владивостокъ необходимо взять съ собой лишь быстроходныя суда, а тихоходовъ - броненосцы "Полтаву" и "Севастополь" - оставить въ Артурѣ для усилен³я береговой обороны.
   Контръ-адмиралъ Лощинск³й, придя вечеромъ на "Цесаревичъ" и узнавъ о проэктѣ Григоровича, вполнѣ оцѣнилъ и энергично поддержалъ его. Кромѣ того, контръ-адмиралъ Лощинск³й развилъ проэктъ Григоровича еще въ слѣдующемъ направлен³и:
   Когда эскадра двинется изъ Артура на прорывъ блокады по направлен³ю Шандуня, онъ, адмиралъ Лощинск³й, съ двумя броненосцами, четырьмя канонерскими лодками и десятью миноносцами будетъ демонстрировать въ Дальн³й.
   Если большая часть непр³ятельскихъ силъ пойдетъ на преслѣдован³е уходящей эскадры, то отрядъ подъ флагомъ адмирала Лощинскаго будетъ громить Дальн³й - морскую и главную продовольственную базу японской арм³и.
   Если же противникъ, по ошибкѣ или въ силу другихъ обстоятельствъ, всѣми силами обрушится на отрядъ Лощинскаго, то послѣдн³й, пользуясь минными загражден³ями и поддержкой береговыхъ батарей, можетъ долго вести бой съ превосходящимъ въ числѣ и силѣ противникомъ.
   Съ этимъ предложен³емъ адмиралъ Витгефтъ, къ крайнему сожалѣн³ю, не согласился, отвѣтивъ:
   - Мнѣ приказано итти во Владивостокъ со всей эскадрой, и я это исполню.
   Согласись адмиралъ Витгефтъ съ предложен³емъ адмирала Григоровича, въ бою 28 ³юля адмиралъ Того не имѣлъ бы перевѣса въ ходѣ передъ нашей эскадрой, силы его, расчлененныя демонстрац³ей на Дальн³й, оказались бы слабѣе нашихъ. Эскадра Артура благополучно, безъ особыхъ поврежден³й, прорвалась бы во Владивостокъ, а городъ Дальн³й отрядомъ контръ-адмирала Лощинскаго былъ бы уничтоженъ.
   Если же мы припомнимъ, что были упущены два прекрасныхъ случая затопить непр³ятельск³я суда превосходными нашими силами: 1) 2 мая упустили подорванный близъ моментально погибшаго "Хатцузе" броненосецъ "Фуджи" и еще одинъ броненосецъ и 2 крейсера, и 2) 4 мая подошедш³е одинъ броненосецъ и 4 крейсера, высадивш³е десантъ для порчи желѣзной дороги между Дальнимъ и Артуромъ,- то силы противника были бы значительно слабѣе нашихъ.
   За день и въ день выхода эскадры настроен³е какъ адмирала, такъ и большинства офицеровъ было нѣсколько подавленное. Предстоящ³й походъ мало обѣщалъ добраго. Эскадра выходила въ море съ неполнымъ вооружен³емъ (большинство отданныхъ на фронтъ оруд³й было оставлено). Всѣ это знали. Знали отлично, что нѣтъ стереоскопическихъ аппаратовъ. Знали, что наши снаряды, попадая на суда противника, производятъ слабыя разрушен³я, а подчасъ и совсѣмъ не разрываются. Знали изъ минувшаго опыта, что даже 120 м.м. снаряды японцевъ производятъ страшныя опустошен³я. Всѣ были прекрасно освѣдомлены, что противникъ, обладая большимъ ходомъ, будетъ имѣть въ рукахъ иниц³ативу.
   Ни для кого не было секретомъ, что адмиралъ Витгефтъ, проведя почти всю свою жизнь на берегу, не могъ сразу стать искуснымъ флотоводцемъ и выполнить задачу, для которой нужно было родиться по крайней мѣрѣ Нельсономъ.
   Адмиралъ Витгефтъ наканунѣ выхода эскадры былъ раненъ осколкомъ разорвавшагося на "Цесаревичѣ" снаряда.
   Передъ самымъ уходомъ въ море адмиралъ Витгефтъ былъ въ глубоко удрученномъ состоян³и и, разставаясь съ остававшимися на берегу Артура, какъ бы предвосхищая свой близк³й конецъ, сказалъ свое послѣднее, тяжелое прости:
   - Увидимся, господа, на томъ свѣтѣ.
  

Бой 28-го ³юля.

  
   Еще съ вечера получено было приказан³е свезти съ "Монгол³и" на берегъ всѣхъ больныхъ и раненыхъ. Остался одинъ медицинск³й персоналъ.
   Цѣлую ночь шла усиленная нагрузка матер³ала, угля и пров³анта.
   Главный докторъ г. Кинастъ, собравъ всѣхъ, объявилъ, что желающ³е могутъ не уходить въ море.
   Всѣ до единаго рѣшили итти вмѣстѣ съ эскадрой.
   Всѣ въ нервно-приподнятомъ настроен³и. Сна ни въ одномъ глазу. Да и до сна ли, когда кругомъ царитъ страшный шумъ: грохочутъ лебедки, привозятъ почту, телеграммы, багажъ, деньги для препровожден³я во Владивостокъ. Отдается масса распоряжен³й - путь предстоитъ долг³й и опасный.

 []

   Съ разсвѣтомъ 28 ³юля эскадра снялась, вышла на внѣшн³й рейдъ и, построившись въ кильватерную колонну, ушла за Ляотѣшань.
   "Монгол³я" тронулась ровно въ 8 часовъ и въ половинѣ девятаго уже подходила къ эскадрѣ.
   Въ сторонѣ Дальняго показались японск³е миноносцы.
   Навстрѣчу вышелъ "Новикъ" и немедленно ихъ отогналъ.
   Наконецъ эскадра тронулась. Сзади тонулъ въ синевѣ горъ Артуръ, впереди все шире разворачивался насыщенный минами океанъ.
   Эскадра идетъ почти полнымъ ходомъ.
   Грозная сила броненосцевъ и крейсеровъ, окрашенныхъвъ желто-бурый цвѣтъ (цвѣтъ береговъ Квантуна), быстро несется впередъ.
   "Монгол³я" - за ней, сверкая своимъ бѣлоснѣжнымъ корпуомъ, съ ярко-краснымъ крестомъ на бѣлой трубѣ.
   На "Монгол³и" вся команда пристально смотритъ въ воду - слѣдятъ, не покажется ли мина.
   Машина работаетъ быстро, развили полный ходъ.
   - Если суждено нарваться на мину, то налетишь на нее и малымъ ходомъ - рѣшилъ командиръ судна г. Костюринъ.
   Впечатлѣн³я коротк³я, но чрезмѣрно сильныя.
   Всѣ сознавали ежеминутную, ежесекундную опасность - но рѣшились на все. Что будетъ - то будетъ.
   Когда прошли миль 10, т. е. черезъ пространство, наиболѣе насыщенное минами, всѣ облегченно вздохнули.
   Утро стояло ясное, тихое. Маловѣтр³е, по горизонту - мгла. Безоблачно. Полное солнце.
   Съ постепеннымъ удален³ехмъ отъ артурскихъ береговъ - начали показываться, какъ въ паутинѣ, непр³ятельск³е миноносцы, крейсера и броненосны.
   Показывались съ обѣихъ сторонъ и, постепенно стягиваясь къ эскадрѣ, сжимали ее.
   Эскадра перешла на умѣренный ходъ, т. к. "Монгол³я" начала отставать.
   Въ полдень эскадры сблизились на разстоян³е выстрѣла.
   Въ 12 ч. 15 м. пополудни съ "Цесаревича" раздался первый выстрѣлъ.
   Начался слабый артиллер³йск³й бой на дальнемъ разстоян³и. Непр³ятельская эскадра сближалась, оруд³йный огонь усиливался.
   Когда она почти соединилась, "Цесаревичъ", постепенно заворачивая вправо, ведя за собой всю эскадру и учащая огонь - прорвался, заставивъ непр³ятеля разъединиться.
   Прорвавшись, увеличили ходъ и, отстрѣливаясь, понеслись впередъ. Японцы гнались.
   "Монгол³я" отстала. Командиръ ея отдалъ приказан³е ввести пятый котелъ и скоро началъ нагонять эскадру.
   На горизонтѣ появились еще четыре крейсера и, проходя у "Монгол³и" подъ кормой, дали два холостыхъ выстрѣла (предупрежден³е, чтобы "Монгол³я" вышла изъ боевой лин³и), а затѣмъ пошли на соединен³е съ лѣвой своей колонной.
   Когда крейсера проходили къ "Монгол³и", со стороны Дальняго показались японск³е миноносцы. Крейсера противника, очевидно, ихъ приняли за наши, открыли сильный огонь и поддерживали его до тѣхъ поръ, пока миноносцы не показали опознательныхъ.
   Около 2-хъ часовъ пополудни перестрѣлка начала постепенно стихать и наконецъ совсѣмъ стихла.
   Японцы двумя правильными колоннами молча преслѣдовали нашу эскадру, несшуюся въ строѣ кильватера.
   - Даже было смѣшно - говорилъ мнѣ командиръ "Монгол³и" г. Костюринъ. - мы держимъ во Владивостокъ, а они словно насъ конвоируютъ.
   Но до истиннаго веселья было далеко. Всѣ отлично знали, что японцы только ждутъ ыомента, чтобы начать рѣшительный, упорный и жесток³й бой.
   На горизонтѣ то и дѣло показываются новыя вражеск³я суда и на пути присоединяются къ эскадрѣ.
   Двѣ готовыхъ къ бою эскадры неслись впередъ.

 []

   Эскадра кораблей Артура, матово блестя подъ яркими лучами полуденнаго солнца, мчится къ цѣли, въ желанный Владивостокъ.
   Японцы съ двухъ сторонъ сопровождаютъ ее стройными лин³ями.
   Суда шли въ слѣдующемъ порядкѣ. Первымъ, далеко впереди, несся "Новикъ". Головнымъ шелъ "Цесаревичъ", затѣмъ: "Ретвизанъ", "Побѣда", "Пересвѣтъ", "Севастополь", "Полтава", "Аскольдъ", "Паллада", "Д³ана". Миноносцы тонкой натянувшейся цѣпью въ количествѣ восьми шли слѣва.
   Непр³ятельская эскадра двумя кильватерными колоннами шла сходящимся курсомъ. Первая справа: "Миказа"- головнымъ, затѣмъ: "Асахи", "Фуджи", "Шикисима", "Ниссинъ", "Кассуга", "Якума" и еще три крейсера. Вторая слѣва: 1) "Чинъ-³енъ", 2) "Матсушима", 3) "Ицикушима", 4) еще какая-то "шима" и еще 4 крейсера. Часть миноносцевъ шла впереди, вся ихъ остальная масса, словно стая волковъ, слѣдовала за эскадрой.
  

---

  
   Тих³й, ясный, солнечный день. Покойное море, съ легкой лишь зыбью на немъ.
   Наши въ кильватерной колоннѣ несутся впередъ; ихъ сопровождаютъ на правильной дистанц³и, вытянувшись въ стройныя колонны, непр³ятельск³я суда.
   Сзади группами и въ одиночку ползутъ хищники-миноносцы.
   Если глядѣть на эту гонку съ мостика "Монгол³и", получается впечатлѣн³е, что это не болѣе, какъ гранд³озные морск³е маневры. Силу и мощь несутъ морск³е гиганты. Кажется, что вотъ-вотъ сойдутся, начнутъ сигналить, семафорить, мѣнять строй фронта...
   Но нѣтъ, уже часъ, другой несутся впередъ, высоко бороздя поверхность океана.
   Вѣрно, уже кончили маневры и спѣшатъ въ портъ на отдыхъ...
   - Ваше высокород³е, справа показались еще 4 крейсера, держатъ курсъ на насъ - докладываетъ вахтенный.
   Голосъ вахтеннаго вернулъ къ дѣйствительности. Да, вѣдь это не маневры, это прелюд³я къ гранд³озному бою, который вотъ-вотъ разыграется.
   - Вонъ, вонъ - смотрите ...! Справа летятъ на перерѣзъ 4 огромныхъ крейсера, неся впереди, какъ бѣлую грудь, взбаламученную, взбитую поверхность воды. Въ бинокль явствеино различаются на нихъ люди. Стоятъ подбоченившись и, вѣрно, ехидно, зло улыбаясь, шутятъ, и всѣ, всѣ думаютъ, увѣрены:
   - Напрасно, не уйдете, всѣ наши будете. Насъ много, мы и артиллер³ей и ходомъ сильнѣй.
   Ужъ близко-близко. Ну, что будетъ?!
   Мелькнуло сизое облачко, сверкнулъ огонь. Одинъ, другой выстрѣлъ, за кормой поднялись два фонтана, донеслись два глухихъ взрыва. Крейсера уже рѣзали корму и неслись дальше, на соединен³е съ лѣвой своей колонной.
   Что будетъ? Чѣмъ кончится день? Что станется съ эскадрой вечеромъ? Какъ пройдетъ ночь? Что ждетъ ее въ грядущ³й день?
   Скверно на душѣ: жутко, досадно, до слезъ больно. Сознан³е, что мы много слабѣе, что намъ не управиться - гнететъ. Что-то въ горлѣ щекочетъ ...

 []

   Несутся впередъ наши громады, несутся смѣлой, удалой русской грудью впередъ - идутъ на смертный, неравный, но открытый, честный бой.
   Нѣтъ, это не маневры. Нѣтъ, шутки въ сторону. Сейчасъ разыграется небывалый еще въ Тихомъ океанѣ морской бой.
   Эти двѣ колонны, несущ³яся вслѣдъ нашей эскадрѣ, не суда дружественной намъ нац³и, нѣтъ - это враги, цѣль которыхъ - уничтожить, стереть съ лица океана надежду Артура, надежду Росс³и.
   Почему же они томятъ? Почему не начинаютъ бой? Вѣдь иниц³атива же на ихъ сторонѣ, превосходство въ силѣ и скорости тоже.
   Почему они не сближаются, а методично уже трет³й часъ мѣняются лишь выстрѣлами?
   Они хотятъ выиграть солнце!
   "Монгол³я" продолжаетъ итти всей эскадрѣ въ кильватеръ.
   Въ струнку вытянулись наши суда, чернѣютъ ихъ стальныя лин³и бортовъ.
   Вдругъ сигнальщикъ докладываетъ...
   - Ваше высокород³е, щетиниться начали.
   Дѣйствительно - блестящая лин³я бортовъ, до сихъ поръ совершенно гладкая, стала принимать странное очертан³е. Гладкая, совершенно ровная ихъ поверхность медленно выдвигала направо и налѣво оруд³я, которыя, какъ больш³я жала, стали все расти, расти, постепенно подымаясь...
   Морск³я громады, выдвигая изъ своего стального тѣла огромныя щупальцы, готовились защищаться. Кормовыя башенныя оруд³я, словно усами морскихъ чудовищъ, поводили на фонѣ лазореваго неба. Точно они сердились, точно эти черные гиганты готовы были броситься и начать истреблять другъ друга.
   Наша лин³я судовъ отъ непр³ятеля по ту и другую сторону на дистанц³и 14 верстъ.
   Всѣ пристально смотрятъ впередъ. Эскадра продолжаетъ итти полнымъ ходомъ.
   Оруд³я сверкаютъ на солнцѣ.
   Что дѣлается у непр³ятеля? Онъ тоже готовится къ бою.
   Никто не останавливается. Всѣ несутся впередъ, впередъ - къ далекому горизонту.
   Что ихъ ожидаетъ впереди?
   Некогда думать. Всѣ на своихъ мѣстахъ, отъ кочегара до адмирала.
   Сѣдой Витгефтъ впереди всѣхъ на красавцѣ "Цесаревичѣ". Бодро смотритъ маститый старецъ въ глаза надвигающейся смерти.
   Всѣ знаютъ и сознаютъ, что туда, надъ чѣмъ рѣетъ флагъ командующаго эскадрой, будетъ направлена вся сила огня.
   Адмиралъ Того, этотъ холодный и безстрастный японецъ, тоже на мостикѣ. Онъ - мозговой центръ, сердце японцевъ на морѣ. Онъ, родина котораго тридцать лѣтъ тому назадъ была лишь страной туристовъ - сейчасъ вступитъ въ с

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 237 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа