Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 7

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре



впередъ.
   Эти узк³е, глубок³е, черной лентой извивающ³еся окопы, съ живыми въ нихъ людьми - змѣями окружили всю крѣпость, притаились и караулятъ, не дремлютъ.
   Да до дремоты ли, когда вотъ-вотъ ежесекундно упадетъ вражеск³й снарядъ и превратитъ любого въ комъ крови, мяса и песку? Люди еще не освоились съ непривычной обстановкой. Сна ни въ одномъ глазу.
   Говорятъ шепотомъ. Лица блѣдныя, утомленныя. Едва различаютъ другъ друга.
   Все чуждо имъ здѣсь: и море, и земля, и врагъ, и смерть, раскрывшая надъ ними, какъ ночь эта глубокая, свои широк³я, мощныя объятья.
   Она дышала надъ дремлющимъ Артуромъ...
  

7 августа.

  
   Всю ночь съ 6 на 7 августа японцы съ невѣроятными усил³ями и потерями стремились овладѣть Водопроводнымъ редутомъ; лѣзли вплотную, наши сбрасывали ихъ штыками. Непр³ятель все бросалъ ручныя бомбы и до утра держался за брустверомъ.
   До разсвѣта Перепелочная гора осыпалась шрапнелью, а городъ бомбардировался.
   Раннимъ утромъ непр³ятель развилъ ужасающ³й по силѣ по всему сѣверо-восточному фронту артиллер³йск³й огонь.
   Въ началѣ 7-го часа комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ, въ сопровожден³и своего адъютанта подпоручика Гаммера, направился на Большую гору. Всѣ дороги, прилегающ³я къ укрѣплен³ямъ, засыпались шрапнелью.
   Пришлось мѣстами ѣхать на дистанц³и 5 лошадей.
   Цѣлый день шелъ ожесточеннѣйш³й артиллер³йск³й бой.
   Густыя колонны атакуютъ Панлуншанск³й и Водопроводный редуты. Противъ послѣдняго установлена батарея, которая не даетъ высунуться.
   Водопроводный редутъ, подъ командой капитана Кириленко, держится геройски. Дѣло дошло до того, что японск³е пулеметы на брустверѣ. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ противъ Кумирнскаго редута японцы намѣревались перерѣзать проволочныя загражден³я. Японцы истреблены, инструменты и винтовки отобраны.
   Угловая гора нейтральна и совершенно оставлена въ 1 часъ 15 мин. дня. Наша новая лин³я - отъ Высокой горы, черезъ Длинную, на Дивиз³онную. Наши потери при отбит³и штурма по всей лин³и до 500, y японцевъ огромны.
   Непр³ятельск³е миноносцы стрѣляли изъ-за Сигнальной горы.
   Водопроводный редутъ совершенно разрушенъ, поддержанный же ротой пограничниковъ остался въ нашихъ рукахъ.
   Въ 6 час. 30 мин. вечера охотники атаковали Угловую гору. Японцы ее занимаютъ съ одной стороны, наши съ другой.
   Съ наступлен³емъ вечера до восхода луны по всей оборонительной лин³и наступило сравнительное затишье (кромѣ редутовъ).
   Впереди Панлуншанскаго редута сосредоточивался противникъ.
   Съ восходомъ луны и всю ночь опять продолжался ужасающ³й по силѣ артиллер³йск³й бой. Огонь главнымъ образомъ сосредоточился противъ сѣверо-восточнаго фронта. Японцы, прикрываемые своимъ огнемъ, штурмовали нѣкоторые форты и укрѣплен³я. Куропаткинск³й люнетъ былъ отбитъ съ огромными для штурмующихъ потерями. Прожектора и боевыя ракеты непрестанно свѣтили.
   Городъ всю ночь осыпался шрапнелью и бомбардировался мелинитовыми снарядами.
   Сегодня повторен³е вчерашняго. Городъ и портъ страдаютъ меньше: все обрушилось на фронтъ.
   Береговая оборона и броненосцы, словно озлившись, непрестанно гудятъ. Стоитъ непрерывный грохотъ. Земля дрожитъ, дома трясутся.
   Выѣхали на большую гору. Всѣ дороги осыпаются шрапнелью. Смирновъ впереди, поднялъ коня въ галопъ. На перевалѣ, открывшемъ насъ Дагушаню, комендантъ скомандовалъ:
   - Дистанц³я 5 лошадей!- Понеслись. Жутко было. Но сзади слѣдовали охотники. Пр³ободрился. Съ Большой горы все расположен³е, какъ на ладони.
   Взбираясь по крутому подъему, комендантъ на минуту осадилъ коня. Кругомъ на много верстъ гудѣла оруд³йная канонада.
   Осадивъ своего Монгола и глядя въ сторону с.-в. фронта, гдѣ сосредоточилась вся сила огня, Смирновъ, указавъ въ сторону противника рукой, сказалъ:
   - Знаете, и на войнѣ, въ этой разрушительной силѣ, которую человѣкъ посылаетъ человѣку, рѣшивъ настоять каждый на своемъ - сказывается мощь человѣческаго ума, и, какъ хотите, но въ этомъ много поэз³и - особенной, исключительной, но все-таки поэз³и.
   Взобравшись на гору, комендантъ, ознакомившись съ обстановкой боя - началъ отдавать распоряжен³я.
   Послѣ полудня получилось донесен³е, что Угловая пала.
   Коменданта это извѣст³е готово было привести въ бѣшенство, но онъ сдержался: кругомъ стояли офицеры. Только по поблѣднѣвшему лицу и недоброй искоркѣ въ глазахъ я угадалъ, что творилось въ душѣ этого сильнаго человѣка.
   Въ 5 ч пополудни прибылъ съ докладомъ Кондратенко, тих³й, сконфуженный.
   Неласково принялъ его Смирновъ. Онъ вспылилъ.
   - Вчера минимумъ потерь. Сегодня вы очистили гору.
   - Ваше превосходительство, всѣ блиндажи изрыты, удерживать гору значило бы не вести бой, а устраивать бойню своихъ.
   - Но позвольте! Зачѣмъ вы мнѣ тамъ погубили четыре поршневыхъ оруд³я и четыре, четыре шестидюймовыхъ мортиры? Вы вѣдь знаете, какъ я дорожу мортирами. Надо было удерживать Угловую гору хотя жидкою цѣпью до ночи, а ночью возобновить траншеи. Помилуйте! Вѣдь этакимъ поспѣшнымъ отступлен³емъ вы меня сразу посадите въ ковшъ.
   - Признаться сказать, ваше превосходительство, я не приказывалъ отступать, они сами это сдѣлали. Мнѣ самому мортиръ жаль; хотя я знаю, что двѣ изъ нихъ уже испорчены, но я постараюсь ихъ вернуть обратно.
   - Хорошо. Поѣзжайте назадъ, но имѣйте въ виду, что я не могу вамъ дать ничего изъ общаго резерва. Знайте и имѣйте въ виду, что здѣсь у меня на сѣверо-восточномъ фронтѣ назрѣваютъ событ³я первостепенной важности.
   Кондратенко уѣхалъ.

 []

   Съ первыми сумерками скрывшейся луны, вся сила оруд³йнаго огня осаждающаго обрушилась на Панлуншанск³й, Водопроводный и Кумирнск³й редуты и достигла наивысшаго напряжен³я.
   Тамъ было что-то ужасающее по силѣ разрушен³я.
   Послѣ 9-ти на Кумирнск³й редутъ поведенъ былъ рядъ кровопролитнѣйшихъ атакъ. Всѣ атаки были съ успѣхомъ отбиты.
   Склоны устланы трупами.
   Съ полуночи начался рядъ атакъ на Водопроводный и Панлуншанск³й редуты. Японцы геройски шли впередъ, несмотря на губительнѣйш³й огонь. Дошли, началась рукопашная свалка. Подъ давлен³емъ много разъ превосходящаго въ силѣ противника наши уступили с.-в. уголъ Водопроводнаго редута.
   Генералъ Кондратенко, согласно указан³ю Смирнова, находясь на западномъ фронтѣ, съ началомъ атакъ переѣхалъ въ штабъ полковника Семенова.
   Находясь еще подъ впечатлѣн³емъ результата послѣдняго доклада относительно Угловой, Романъ Исидоровичъ, признавая положен³е Водопроводнаго редута критическимъ, не рѣшился самъ донести коменданту, а предложилъ телефонировать Семенову. Послѣдн³й донесъ объ отчаянномъ положен³и Водопроводнаго редута.
   Комендантъ отдалъ слѣдующее распоряжен³е:
   - Направить къ редуту столько ротъ изъ частнаго резерва, сколько найдете необходимымъ. Взамѣнъ вышлю столько же ротъ изъ общаго резерва съ услов³емъ, чтобы для атаки отправлялись роты, хорошо знакомыя съ мѣстностью.
   Семеновъ:
   - Направляю роты пограничниковъ съ Бутусовымъ во главѣ.
   Комендантъ:
   - Гаммеръ ведетъ къ вамъ 2 роты моряковъ.
   На разсвѣтѣ пограничники подошли къ деревнѣ Палиджуанъ, скрыто пробрались траншеями къ Водопроводному редуту и бросились на "ура" въ ровъ японцевъ. "Ура" было принято капитаномъ Кириленко, удерживавшимъ южную часть редута. Послѣдовала дружная общая атака. Японцы бросились бѣжать, неожиданно смявъ давно залегш³е въ лощинахъ свои резервы. Все это произошло такъ неожиданно, что и резервы начали быстро отступать, нечаянно обнажили себя и, попавъ подъ фланговый огонь форта III и укрѣплен³я III, обратились въ паническое бѣгство по направлен³ю Волчьихъ горъ.
   На склонахъ осталось свыше 1000 труповъ.
   Приблизительно въ это же время шла грозная атака на Панлуншанск³й редутъ. Японцы ломились и въ концѣ концовъ сломили упорство нашихъ.
   Рота послѣ значительныхъ потерь отошла. Редутъ въ рукахъ японцевъ.
   Полковникъ Семеновъ доноситъ коменданту.
   Смирновъ отвѣчаетъ:
   - Признавая крайнюю серьезность удержан³я Панлуншанскаго редута, предлагаю обязать командира роты вернуть во что бы то ни стало редутъ обратно. Если не вернетъ, будетъ преданъ суду. Но въ то же время немедленно направить въ поддержку этой ротѣ цѣлый батал³онъ. При такихъ силахъ успѣхъ контръ-атаки обезпеченъ. Взамѣнъ такого расхода частнаго резерва, высылаю изъ общаго резерва двѣ роты моряковъ.
   Семеновъ:
   - Направляю батал³онъ полковника Мачабелли, одна изъ ротъ котораго была гарнизономъ на Панлуншанскомъ редутѣ.
   Послѣдовала лихая и страшно кровопролитная атака.
   Самъ князь Мачабелли палъ смертью героя на горжѣ редута.
   Редутъ былъ взятъ. Но при хаосѣ рукопашной свалки, гдѣ въ упоръ стрѣляли пулеметы, бросали ручныя бомбочки, загорѣлись блиндажи, редутъ запылалъ факеломъ. Удержаться на немъ было немыслимо, и наши отошли на 400 шаговъ назадъ въ траншеи, откуда открыли по редуту сильный огонь.
   Японцы тоже не могли его занять. Редутъ сталъ нейтральной полосой, и мы до паден³я Высокой горы удерживали Панлуншань въ своихъ рукахъ. Панлуншань имѣлъ огромное значен³е для дальнѣйшей обороны крѣпости.
  

Геройская смерть князя Мачабелли.

  
   Съ покойнымъ Иваномъ Ильичемъ я познакомился впервые еще на Зеленыхъ горахъ. Онъ произвелъ на меня отмѣнно-хорошее впечатлѣн³е. Невольно я любовался его крѣпкой, статной фигурой, словно приросшей къ красавцу-коню. Тогда онъ командовалъ 13 восточно-сибирскимъ стрѣлковымъ полкомъ.
   Вся боевая лин³я о немъ заговорила послѣ атаки Куинъ-Сана батал³онами 13 полка. Во главѣ батал³оновъ шелъ самъ Мачабелли, вдохновляя ввѣренный ему полкъ къ чудесамъ храбрости и отваги.
   Я младенчески вѣрилъ тогда тому, что генералъ Фокъ по достоинству оцѣнитъ этого офицера, что онъ постарается ставить его всѣмъ въ примѣръ - въ особенности командирамъ полковъ и даже своему другу Савицкому.
   Я надѣялся, что Савицк³й, оставаясь все-таки человѣкомъ, устыдится своего поведен³я и постарается хоть въ мин³атюрѣ подражать князю.
   Но къ несчаст³ю, у насъ дѣлалось все по теор³и Фока.
   Послѣ боевъ на Зеленыхъ горахъ я не видѣлъ князя вплоть до тѣсной блокады.
   Въ послѣднихъ числахъ ³юля рѣшилъ его навѣстить. Ѣду въ новый городъ. Узнаю отъ полковника Эдусова, что князь Мачабелли отрѣшенъ отъ командован³я полкомъ и теперь съ однимъ изъ батал³оновъ занимаетъ позиц³ю на Панлуншанѣ.
   Я не вѣрилъ своимъ ушамъ:- Полковникъ, да этого быть не молхетъ. За что?
   - Да ни за что. Вы знаете, какъ мы неожиданно-быстро очистили Волчьи горы. Фокъ обвинилъ во всемъ князя.
   - Да князь-то при чемъ?
   - Ровно ни при чемъ. Во всемъ виноватъ Фокъ со своимъ штабомъ. Но нужно было найти виноватаго. Фокъ нашелъ. А такъ какъ князь командующ³й, то его и отстранили.
   Полковникъ Эдусовъ волновался.
   - Смѣю васъ увѣрить, что князь положительно ни въ чемъ неповиненъ. Я-то вѣдь отлично знаю: князь - герой - этого у насъ не любятъ. Поглядите кругомъ.
   Если бы вы знали, какъ тяжело это отозвалось на князѣ.
   Онъ нравственно совершенно разбитъ. Поѣзжайте къ нему, повидайте его, успокойте. Если поѣдете, я дамъ вамъ письмо, нужно многое ему сообщить.
   Я простился.

 []

   Черезъ часъ съ небольшимъ я подъѣзжалъ къ палаткѣ князя Мачабелли.
   На холмикѣ одиноко стояла маленькая походная солдатская палатка, въ сторонѣ другая.
   Солнце было на закатѣ.
   Вѣстовой доложилъ, разбудивъ...
   На корточкахъ вползъ въ палатку. Князя я не узналъ. Осунулся, поблѣднѣлъ, глаза впали.
   Князь встрѣтилъ меня не то испуганно, не то злобно.
   - Вамъ меня нужно видѣть?- На лицѣ играла нехорошая улыбка. Горечь глубокой, скрытой обиды читалъ я въ ней. Мой пр³ѣздъ взбороздилъ душевную рану. Я потерялся.
   - Князь, вотъ письмо отъ полковника Эдусова. Онъ шлетъ вамъ привѣтъ. Разрѣшите осмотрѣть вашу позиц³ю.
   - Идемте.
   Какъ ни старался онъ пр³ободриться, отдавая по дорогѣ распоряжен³я возившимся стрѣлкамъ, это былъ уже не тотъ князь Мачабелли, которымъ я любовался на передовыхъ позиц³яхъ.
   Это была лишь тѣнь его.
   Солнце низко склонилось.
   Тихо было кругомъ, когда мы простились.
   - Навѣщайте, не забывайте - были его послѣдн³я слова, когда, тронувъ коня, я жалъ его холодную, влажную руку.
   Въ этомъ послѣднемъ пожат³и, въ этомъ послѣднемъ взглядѣ, обращенномъ на меня, я почуялъ, князь понялъ, что не простое любопытство влекло меня...
   Больше я его не видѣлъ.
   7-го августа, часовъ въ семь вечера къ полковнику Мачабелли прибылъ ординарецъ полковника Семенова г. Загоровск³й съ предписан³емъ князю разставить посты между Панлуншанемъ и Дивиз³онной горой, чтобы этимъ предотвратить прорывъ въ Чайную долину.
   - Вы знаете, говорилъ мнѣ впослѣдств³и Загоровск³й, я положительно не узналъ Мачабелли: настолько онъ измѣнился. Это былъ совершенно другой человѣкъ.
   Когда я ему передалъ приказан³е Семенова, онъ какъ-то вяло отвѣтилъ:- Да помилуйте, я совершенно не знаю здѣсь мѣстности, какъ я буду разставлять посты?
   Былой энерг³и, отваги, подвижности - и слѣдъ простылъ.
   Тяжелое на меня произвелъ впечатлѣн³е князь.
   Когда ночью получилось приказан³е двинуть ввѣренный князю батал³онъ для контръ-атаки Панлуншанскаго редута - передаютъ очевидцы - Мачабелли сразу ожилъ.
   Князь сталъ самимъ собой.
   Воскресла ли въ немъ надежда вернуть полкъ, закипѣла ли въ немъ кровь его предковъ, забурлила ли горечь незастуженной обиды и несправедливости, рѣшился ли онъ умереть съ тѣмъ, чтобы скорѣе прекратить существован³е обезчещеннаго командира полка, или просто движимый сознан³емъ долга,- но онъ шелъ, какъ тогда на Зеленыхъ горахъ, впереди своихъ батал³оновъ, такъ и теперь впереди своихъ ротъ въ контръ-атаку Панлуншанскаго редута.
   Съ шашкой наголо, съ высоко поднятой головой шагалъ онъ, грудью встрѣчая вихрь пуль винтовокъ и пулеметовъ.
   Японцы развивали бѣшеный огонь.
   Ряды рѣдѣли. Князь впереди - еще невредимъ.
   Еще нѣсколько шаговъ - бросились на "ура". "Ура" гремитъ среди сухого треска винтовокъ. Штыками выбиваютъ японцевъ, раздаются отдѣльные выстрѣлы, срываются, рвутся бомбочки. Каша какая-то.
   Метнулся лучъ прожектора и освѣтилъ фосфорическимъ свѣтомъ отвратительно-грозную, кровавую картину ночного рукопашнаго боя людей.
   Озвѣрѣвш³я, красныя, блѣдныя, съ выпученными, безсмысленно горящими глазами лица; согнутыя, выпрямивш³яся фигуры, сѣрыя - наши, желтыя - враговъ; колютъ, рѣжутъ, рубятъ, душатъ, рвутъ, давятъ, бьютъ прикладами, впиваются зубами...
   Японцы защищаются отчаянно. Но наши уже на горжѣ. Мачабелли впереди, окруженный толной стрѣлковъ. На редутѣ занялся пожаръ. Горятъ блиндажи. Жаръ усиливается, жаръ нестерпимъ. Японцы постепенно очищаютъ редутъ, но и намъ его не занять. При яркомъ красномъ свѣтѣ пламени - повсюду видны истерзанныя группы и въ одиночку трупы и жалобно стонущ³е раненые; корчатся они, ползутъ, встаютъ и падаютъ...
   Японцы очистили редутъ, но и намъ его не занять. Редутъ пылаетъ, черезъ него японцы открыли залповый и одиночный огонь. Пулеметъ та-та-такаетъ.
   Уб³йственная струя его коситъ.
   Суматоха среди нашихъ. Отходятъ назадъ, въ траншеи. Заняли ихъ.
   Разсвѣтъ.
   - А гдѣ батал³онный командиръ?
   Нѣтъ; ищутъ - нѣтъ. Нѣтъ князя!
   Совсѣмъ разсвѣло, а князя нѣтъ.
   Ужъ не спрятался, не убѣжалъ ли - мелькнуло.
   День.
   Да, князь убѣжалъ!
   Вонъ впереди, на горжѣ редута лежитъ онъ бокъ-о-бокъ съ горнистомъ, кругомъ груды труповъ.
   Да, князь убѣжалъ, скрылся отъ злыхъ, несправедливыхъ и безчестныхъ людей.
   Долго потомъ, днемъ и ночью, на разсвѣтѣ и сумерками добрые люди, стрѣлки рядовые хотѣли вернуть къ себѣ хотя трупъ бездыханный героя-командира.
   Много легло ихъ въ этой отвагѣ, но князя они не вернули.
   Японцы не дали, убрали.
   А въ городѣ потомъ долго ходили слухи упорные, вѣрные, что князь былъ еще живъ, и лишь раненымъ его японцы взяли.
   Только пр³ѣхавъ въ Росс³ю - я узналъ, что князь Мачабелли погибъ безвозвратно.
   Нѣтъ Мачабелли, нѣтъ сотенъ офицеровъ, погибшихъ въ Артурѣ, гдѣ нашли они лишь могилу въ чуждой имъ землѣ.
   Война - это призывъ къ смерти! Смерть - вѣнецъ воина.
   Но зачѣмъ, зачѣмъ на тѣхъ, кто жизнью своей покупаетъ славу знаменъ, на трупахъ которыхъ создается велич³е нац³и, при жизни надѣвать терновый вѣнецъ, сплетенный изъ несправедливости, клеветы и злобы старшихъ начальниковъ?
   Неужели еще долго будутъ живы въ рядахъ великой русской арм³и, великой молчальницы, прототипы Стесселя, Фока, Рейса, Савицкаго, Никитина, Дмитревскаго и многихъ, многихъ другихъ?!
  

Гибель Н. А. Высокихъ.

  
   7-е августа было днемъ печали для многихъ.
   Въ то время, когда огонь противника дошелъ до своего крайняго напряжен³я, когда батареи на Маломъ и Большомъ Орлиномъ Гнѣздѣ стали стихать, надъ Залитерной батареей поднялось облако бѣлаго дыма - грохнулъ взрывъ, начался пожаръ.
   Произошелъ взрывъ бомбоваго погреба, батарея была разрушена. Большинство нижнихъ чиновъ убито на мѣстѣ, остальные тяжело ранены.
   Только командиръ батареи (герой Киньчжоу) штабсъ-капитанъ Николай Алексѣевичъ Высокихъ остался живъ. Онъ, совершенно голый, бѣжалъ, спотыкаясь, на батарею своего брата, хотѣлъ найти тамъ спасен³е отъ сплошныхъ, ужасныхъ ожоговъ, покрывавшихъ его тѣло.
   Въ изступлен³и отъ невыносимыхъ мучен³й онъ забылъ, что братъ его Владимиръ, командиръ сосѣдней батареи на Маломъ Орлиномъ Гнѣздѣ, вчера еще тяжело раненъ.
   Николая Высокихъ скоро доставили въ госпиталь, гдѣ онъ умеръ.
   Смерть сопровождалась такими страдан³ями, при видѣ которыхъ не слезы горяч³я льются, нѣтъ - кровь холодѣетъ, сердце перестаетъ биться, и разъ навсегда въ мозгу запечатлѣвается: Велик³й Боже, гдѣ Твое милосерд³е и справедливость?
   Когда я смотрѣлъ на обезображенное лицо Николая Алексѣевича, передо мной предстала картина:
   Май, ночь. Мы спѣшно отступаемъ съ Киньчжоу. Съ подвязаннои рукой шагаетъ впереди своихъ артиллеристовъ Николай Алексѣевичъ Высокихъ. Онъ нравственно и физически разбитъ. Его уговариваютъ сѣсть на лошадь. Онъ отказывается. Въ его глубокихъ, честныхъ, чистыхъ глазахъ, въ которыхъ свѣтится отблескъ яркаго мѣсяца, я читаю скорбь о погибшихъ товарищахъ-артиллеристахъ, заботу о живыхъ.

 []

   Высокихъ шелъ до тѣхъ поръ, пока подъ нимъ не подкосились ноги, и онъ въ обморочномъ состоян³и рухнулся на землю.
   Не стало Николая Высокихъ.
   Сколько нравственной чистоты, чуткости, правды, любви и довѣр³я къ людямъ унесъ съ собой въ могилу офицеръ-рыцарь Высокихъ!
   Всю ночь на 8-е августа шла непрерывная канонада. Огонь главнымъ образомъ сосредоточивался на центрѣ с.-в. фронта. Нервы натянулись.
   Не до сна. На фронтѣ непрестанно свѣтятъ ракеты. Ежеминутно ожидаютъ штурма.
  

8 августа.

  
   8 августа, съ 4 часовъ утра оруд³йный огонь дошелъ до крайняго напряжен³я, а съ разсвѣтомъ началъ постепенно слабѣть, нанеся въ общей сложности нѣкоторыя поврежден³я фортамъ и батареямъ.
   Въ 6 час. утра комендантъ крѣпости поѣхалъ на Опасную гору. Всѣ подступы обстрѣливались усиленно шрапнелью по предполагаемымъ резервамъ.
   Комендантъ крѣпости, благополучно миновавъ вмѣстѣ съ начальникомъ полевой артиллер³и генералъ-ма³оромъ Никитинымъ (бывшимъ совершенно не у дѣлъ) поражаемое пространство, поднялся наверхъ, откуда и руководилъ ходомъ боя изъ блиндированной вышки, соединившись непосредственно телефономъ съ начальникомъ своего штаба подполковникомъ Хвостовымъ.
   Шрапнель и бомбы рвались кругомъ.
   Къ 12 часамъ вполнѣ выяснилась обстановка боя.
   Вернувшись домой, комендантъ крѣпости отдалъ начальнику штаба подполковнику Хвостову распоряжен³е о сосредоточен³и морского резерва; въ 4 часа поѣхалъ вмѣстѣ съ генералъ-ма³оромъ Никитинымъ на центръ сѣверо-восточнаго атакованнаго фронта.
   Съ вершины Скалистой горы комендантъ крѣпости знакомился съ фактическими результатами двухдневнаго артиллер³йскаго боя. Съ высоты открылся видъ на все наше расположен³е и расположен³е противника.
   Шрапнельный и ружейный огонь возобновлялся иногда съ крайней настойчивостью.
   Огонь фугасными бомбами былъ ослабленъ.
   Одна изъ шрапнелей разорвалась очень близко отъ коменданта крѣпости. Нѣсколько пуль ударилось около него въ землю, а одна - рядомъ съ нимъ въ камень. Свистъ ружейныхъ пуль не прекращался.
   Ознакомившись лично съ обстановкой обороны и отдавъ соотвѣтствующ³я указан³я генералу Горбатовскому, исходя изъ предположен³я, что въ ночь можно ожидать рѣшительнаго штурма, генералъ-лейтенаытъ Смирновъ уѣхалъ домой.
   Наши батареи все время поддерживали рѣдк³й огонь.
   Ночью японцы настойчиво стремились атаковать то люнетъ Куропаткина, то проползти оврагомъ на л. Б; каждый разъ были во-время открываемы и отбиты съ большими потерями.
   На разсвѣтѣ, противникъ въ большихъ силахъ стремился обойти расположен³е 4-ой роты 25 полка.
   Какъ только подошла высланная на поддержку рота 26 полка, японцы бросились бѣжать, съ страшнымъ урономъ, поражаемые непрерывнымъ пулеметнымъ и оруд³йнымъ огнемъ. Потерь съ нашей стороны не было.
   Утромъ началось обстрѣливан³е шрапнелью лит. Б.
  

---

  
   Вчера, въ 8 часовъ утра, когда генералъ-ма³оръ Кондратенко проходилъ вблизи штаба крѣпости, въ нѣсколькихъ шагахъ отъ него разорвался 6-дюймовьгй фугасный снарядъ, засыпавъ его съ ногъ до головы землею и камнями. Генералъ чудомъ остался живъ и невредимъ.
   Едва лишь разсвѣло - къ коменданту.
   Сѣверо-восточный фронтъ гудитъ.
   Съ восходомъ солнца выѣхали на Опасную гору.
   Подъѣзжая къ Опасной, опять попали подъ сильный шрапнельный огонь. Противникъ стрѣлялъ по предполагаемымъ резервамъ. Напрасны были труды. Кромѣ нашей группы, никого не было.
   Поднялись на вышку. Сегодня противникъ усиленно пристрѣливается къ намъ малокалиберными снарядами изъ-за Дагушаня.
   Атака во всей силѣ на с.-в. фронтъ. Генералъ Горбатовск³й, начальникъ обороны восточнаго фронта, проситъ поддержки. Просьбы повторяются.
   Непр³ятель въ большихъ силахъ ведетъ атаку на редуты, Куропаткинск³й люнетъ, Китайскую стѣнку и Большое Орлиное Гнѣздо. Частный резервъ таетъ. Положен³е серьезное.
   Генералъ Смирновъ телефонируетъ Фоку - немедленно, бѣгомъ подводить послѣдн³й резервъ, 14-ый полкъ. Фокъ вступаетъ съ комендантомъ въ пререкан³я. Время идетъ. Горбатовск³й совершенно теряется, умоляетъ поддержать, каждая минута дорога.
   Смирновъ, прекрасно понимая всю серьезность переживаемыхъ моментовъ атаки, подтверждаетъ приказан³е Фоку.
   Окружающ³е генерала волнуются.
   Смирновъ хладнокровно отдаетъ приказан³е, Фокъ возражаетъ.
   Генералъ Смирновъ, всегда спокойный, выдержанный, вышелъ изъ себя.
   - Поручикъ Гаммеръ, дайте записную книжку.
   Комендантъ быстро написалъ приказан³е.
   - Отправляйтесь къ генералу Фоку и передайте ему лично.
   Гаммеръ исчезъ.
   Отъ генерала Горбатовскаго поступаютъ донесен³я одно тревожнѣе другого.
   Въ дѣйствительности положен³е вещей было таково: сухопутный артиллер³йск³й фронтъ сильно пострадалъ и уже началъ слабо отвѣчать на мощный огонь атакующаго. Борьбу уже велъ главнымъ образомъ береговой фронтъ своими крупными оруд³ями, повернутыми въ сторону противника.
   Изъ деревень Дапалиджуанъ, Л³эрръ и Ванзядензы показались значительныя силы пѣхоты. Наблюдая за всѣмъ, что происходило въ сторонѣ атакующаго, можно было ожидать штурма, но только не ранѣе наступлен³я вечера.
   Прибываетъ на Опасную гору генералъ Горбатовск³й и, крайне взволнованный, докладываетъ, что, по его мнѣн³ю, наступаетъ рѣшительный моментъ. Убыль войскъ отъ артиллер³йскаго огня громадна, стрѣлки страшно истощены и утомлены, необходимо сильное подкрѣплен³е, безъ котораго невозможно будетъ отбить штурмъ.
   Генералъ, проведш³й нѣсколько сутокъ безъ сна, подъ сильнѣйшимъ оруд³йнымъ огнемъ, переутомился и нѣсколько сгущалъ краски.

 []

   Генералъ Смирновъ, выслушавъ подробный докладъ генерала Горбатовскаго, съ свойственнымъ ему полнымъ спокойств³емъ сказалъ:
   - Ваше превосходительство, не такъ уже все плохо. Прежде всего - спокойств³е и выдержка. Вы сидите тамъ въ самомъ аду, и обстановка вамъ кажется всеугрожающей, вы мало опознаетесь въ ней. Успокойтесь, мы живо дѣло поправимъ.
   - Такъ точно, ваше превосходительство, но обстановка очень тревожная. Японцы, по овладѣн³и редутами, которые уже въ критическомъ положен³и, по всему вѣроят³ю, поведутъ на сильно пострадавш³й центръ штурмъ. Большое Орлиное Гнѣздо, Залитерная батарея Высокихъ выведены изъ строя; Куропаткинск³й люнетъ тоже въ критическомъ положен³и; батарея лит. Б дѣйствуетъ однимъ лишь оруд³емъ, морская батарея тоже подбита...
   - Согласенъ - продолжаетъ Смирновъ: дѣло обстоитъ очень серьезно, но я принялъ уже мѣры: 14-ый полкъ, находящ³йся въ общемъ резервѣ, приказалъ передвинуть изъ мѣста расположен³я (казармы 10 полка) на с.-в. фронтъ, на которомъ эшелонировать побатал³онно у Большого Орлинаго Гнѣзда и питательнаго погреба. Кромѣ того, я сниму 6 ротъ десанта (1200 ч.), который сосредоточу у фронта, въ блиндажахъ 9 полка. Рабоч³е, съ наступлен³емъ ночи, исправятъ оруд³я. Въ пораженномъ интервалѣ поставлю полевыя оруд³я изъ общаго артиллер³йскаго резерва, и штурмъ мы парализуемъ.
   Отправляйтесь назадъ. Въ четыре часа я пр³ѣду на вашъ участокъ, и тамъ мы уже рѣшимъ всѣ подробности встрѣчи предстоящаго штурма.
   Генералъ Горбатовск³й уѣхалъ.
   На Опасную взбирается поручикъ Гаммеръ и подаетъ коменданту пакетъ.
   Генералъ Фокъ, вмѣсто того, чтобы немедленно исполнить приказан³е Смирнова - передвинуть въ этотъ остро-критическ³й моментъ 14-ый полкъ, стоявш³й въ общемъ резервѣ, къ сѣверо-восточному фронту - прислалъ записку на цѣломъ листѣ бумаги, въ которой излагалъ очень подробно свои глубокомысленныя разсужден³я объ опасности (въ смыслѣ потерь) такого расположен³я резерва, въ особенности у питательнаго погреба, куда якобы непр³ятель посылаетъ кучу шрапнели.
   Необходимо замѣтить, что приказан³е свое комендантъ отдавалъ съ Опасной горы, у поднож³я которой находится питательный погребъ, прекрасно укрытый мѣстностью и въ то же время вовсе не обстрѣливаемый непр³ятелемъ.
   - Это чортъ знаетъ что такое! Не могу резервы подвести! завопилъ уже комендантъ, какъ ужаленный, прочитавъ послан³е Фока.
   - Гаммеръ! пишите записку генералу Фоку.
   Въ запискѣ было сказано, что если онъ, Фокъ, немедленно не исполнитъ приказан³я о подводѣ резерва,- будетъ устраненъ отъ командован³я имъ.
   Гаммеръ, сломя голову, поскакалъ.
   Къ часу артиллер³йская атака начала постепенно слабѣть. Атакующ³й, занявъ деревни Фудзяфанъ и Палиджуанъ, началъ подбираться къ гласисамъ редутовъ.
   Приближался штурмъ. По всѣмъ даннымъ, онъ долженъ былъ наступить не ранѣе ночи.
   Нужно замѣтить, что генералъ Смирновъ, сразу оцѣнивъ слабость с.-в. фронта, съ момента своего прибыт³я вооружалъ его за счетъ западнаго фронта - переносилъ на этотъ фронтъ оруд³я съ берегового фронта (9" мортиры Волчьей батареи) и ставилъ въ большомъ количествѣ оруд³я, полученныя отъ флота, пребывая въ непоколебимой увѣренности, что главная сила удара будетъ нанесена именно сюда, тѣмъ болѣе, что непосредственно за этимъ фронтомъ помѣщалось все жизненное въ крѣпости (портъ, докъ, интендантск³е склады, главный пороховой погребъ, мельница).
   Вѣроятнѣйшимъ пунктомъ атаки комендантъ опредѣлилъ исходящ³й уголъ, образуемый верками крѣпости между капониромъ ²²-ымъ и редутомъ ²-ымъ, о чемъ еще за мѣсяцъ передъ этимъ предупредилъ генерала Горбатовскаго, назначеннаго на этотъ фронтъ, и, при постоянныхъ объѣздахъ этой лин³и, подолгу останавливаясь на ней, требовалъ отъ сопровождавшаго его Григоренко создан³я мощныхъ блиндажей. Все, что можно было успѣть къ началу атаки, было сдѣлано; работали, не покладая рукъ, на страшномъ солнцепекѣ. А солнце на Квантунѣ горячее!
   Отправивъ Гаммера, комендантъ, отдавъ послѣдн³я приказан³я, обратился къ присутствовавшимъ:
   - Господа, оруд³йный огонь стихаетъ, непр³ятель дѣлаетъ передышку, раньше сумерекъ атака не возобновится,- можно и намъ передохнуть, подкрѣпиться.
   Спускаясь внизъ, опять попали подъ шрапнельный огонь, но насъ поздно замѣтили. На Дагушанѣ у нихъ установленъ наблюдательный постъ: лишь только покажется группа, они немедленно открываютъ огонь.- По дорогѣ комендантъ встрѣтилъ строящ³йся резервъ 14-го полка. Генералъ Смирновъ лихо подскакалъ къ нимъ.
   - Здорово, молодцы стрѣлки!
   - Здрав³я желаемъ!.. гаркнули въ отвѣтъ.
   - Друзья, вы присягали служить вѣрой и правдой; такъ помните же - насталъ часъ, когда это предстоитъ доказать на дѣлѣ. Вы - молодцы! Я въ васъ увѣренъ. Да благословитъ васъ Господь исполнить свято вашъ долгъ, какъ исполняютъ его уже ваши товарищи впереди. Съ Богомъ!- Вечеромъ увидимся, я къ вамъ пр³ѣду.
   Впослѣдств³и, при дальнѣйшихъ непрерывныхъ штурмахъ сѣверо-восточнаго фронта, генералъ Смирновъ долго не могъ найти одного батал³она 14-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго полка, не понимая, гдѣ онъ могъ потеряться на атакованномъ фронтѣ. Послѣ тщательныхъ розысковъ оказалось, что этотъ батал³онъ съ охотничьими командами, съ вѣдома генерала Фока, оставался въ казармахъ.
   Самъ же генералъ Фокъ не повелъ и не вышелъ съ 14-ымъ полкомъ (послѣдн³й въ резервѣ) на позиц³ю, а оставался жить въ своей городской квартирѣ.
   Послѣ всѣхъ этихъ художествъ Фока, комендантъ отстранилъ его отъ командован³я резервомъ, и поэтому съ 8-го августа вплоть до 3-го декабря генералъ Фокъ абсолютно не игралъ никакой боевой роли. Вся его дѣятельность заключалась въ писан³и длиннѣйшихъ объяснительныхъ записокъ и начиниван³и Стесселя всевозможными совѣтами.

 []

   Крѣпости грозила серьезная опасность. Если врагъ проявитъ настойчивость, ночь будетъ тяжелая. Комендантъ все это отлично понималъ, но ни единымъ взглядомъ не выдавалъ себя. Видъ, какъ всегда, бодрый и покойный. Подъѣхавъ къ штабу крѣпости, онъ приказалъ начальнику своего штаба командировать генеральнаго штаба капитана Степанова изъ штаба Стесселя въ штабъ отряда генерала Горбатовскаго:- Тамъ Степановъ теперь нуженъ, и я надѣюсь, что онъ будетъ очень полезенъ. - Вмѣстѣ съ тѣмъ приказалъ Хвостову снять съ судовъ 6 ротъ десанта и передвинуть его къ арсеналу, въ блиндажи 9-го полка.
   Какъ увидитъ читатель, предположен³е Смирнова оправдалось въ полномъ объемѣ. Всю силу штурмующихъ колоннъ и артиллер³йскаго огня противникъ направилъ на с.-в. фронтъ, его исходящ³й уголъ - редуты I и II, которые были оставлены лишь тогда только, когда они превратились въ груду развалинъ. Явилось полное основан³е предполагать, что, врѣзавшись въ с.-в. фронтъ, занявъ 2 редута, противникъ поведетъ дальнѣйш³й штурмъ, такъ какъ за редутами шла слабая оборона Китайской стѣнки, а за нею батареи, входящ³я въ лин³ю верковъ крѣпости.
   Не премину упомянуть. Говорятъ, что генералъ Стессель, подъ вл³ян³емъ Фока, въ пер³одъ времени, когда еще шли операц³и на передовыхъ позиц³яхъ укрѣпленнаго ра³она, неотступно настаивалъ на особенно сильномъ укрѣплен³и западнаго фронта со стороны Угловой горы, въ предположен³и, что противникъ именно тамъ поведетъ главную атаку.
   Это предположен³е оба генерала основывали на своей idee fixe. Были, видите ли, когда-то маневры. Фокъ со своей дивиз³ей осаждалъ Артуръ. Стессель оборонялъ его.
   Кончилась осада очень быстро. Фокъ неожиданно, обходнымъ движен³емъ на Угловую гору, вошелъ въ Артуръ. Стессель капитулировалъ и съ тѣхъ поръ вѣрилъ Фоку, какъ Марсу.
  

Военный совѣтъ.

  
   Генералъ Смирновъ, отдавъ распоряжен³е полковнику Хвостову, пригласилъ всѣхъ насъ къ себѣ завтракать.
   - Господа, милости прошу ко мнѣ на бутылку квасу. Генералъ Никитинъ, поручикъ Гаммеръ и я послѣдовали за комендантомъ.
   Всѣ проголодались и съ большимъ аппетитомъ завтракали, запивая восхитительнымъ квасомъ, которымъ Смирнова снабжалъ штабъ крѣпости.
   Генералъ по обыкновен³ю шутилъ, словно все обстояло благополучно. Я старался уловить хоть тѣнь тревоги на лицѣ говорившаго. Не могъ. Такой же, какъ и всегда - оживленный, бодрый, энергичный.
   - ...Намъ противостоитъ врагъ серьезный - продолжалъ генералъ: вся бѣда въ томъ, что мы не можемъ, боимся проявить активную дѣятельность.
   Не понимаю, отказываюсь понимать, какъ наша многочисленная кавалер³я на сѣверѣ не можетъ...
   - Ваше превосходительство, его превосходительство генералъ Стессель!
   !?!!?
   Въ дверяхъ изъ-за портьеръ продвинулась крупная фигура генерала...
   Всѣ встали.
   Смирновъ привѣтствовалъ входившаго.
   Смирновъ: - А-а! Ваше превосходительство, вотъ не ожидалъ. Милости прошу. Не угодно ли съ нами позавтракать.
   (Генералъ Стессель здоровается съ нами. Видъ необычайный. Весъ какъ-то вошелъ въ себя. Совершенно неопредѣленный взглядъ. О быломъ велич³и нѣтъ и помину).
   Стессель:- Покорнѣйше благодарю, сытъ.
   Недоумѣвающе смотритъ, въ особенности на Никитина. Гаммеръ чувствуетъ себя неловко. Никитинъ сознаетъ, что онъ попался. Видъ у него такой, что плакатъ онъ не будетъ, но чувствуетъ за собой вину, находясъ въ обществѣ Смирнова. Смирновъ хитро улыбается.
   Смирновъ:- Не угодно ли квасу?
   Стессель:- Покорнѣйше благодарю.
   Стессель:- Ваше превосходительство, редутами I и II овладѣваетъ противникъ (признаки волнен³я). Большое Орлиное Гнѣздо, Залитерная батарея разрушены, смежныя батареи сильно повреждены, частный резервъ истощенъ. Противникъ развиваетъ страшный огонь. Потери огромныя. Поражаетъ даже ружейнымъ огнемъ. Держаться трудно. Что будемъ дѣлать? (со страхомъ и недоумѣн³емъ смотритъ въ упоръ).
   (Безъ доклада входитъ Фокъ. И съ мѣста, отъ двери, начинаетъ).
   Фокъ: - Ваше превосходительство (генералъ Смирновъ слушаетъ стоя, всѣ сидятъ), генералъ Горбатовск³й просто измѣнникъ. Такъ поступаютъ только измѣнники. Онъ безумно расходуетъ резервы, напихиваетъ ими окопы, устраиваетъ бойню, резервы таютъ. Если онъ такъ будетъ продолжать нѣсколько дней, намъ придется сдать крѣпость. (Страшно волнуясъ и повышая тонъ, говоритъ въ носъ). Онъ измѣнникъ, измѣнникъ, ваше превосходительство.
   (Всѣ въ недоумѣн³и смотрятъ на Фока. Стесселъ въ полуоборотѣ. По выр

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 288 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа