Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 8

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре



ажен³ю лица можно судитъ, что не совсѣмъ одобряетъ),
   Смирновъ:- Не знаю, ваше превосходительство. Дѣйств³я генерала Горбатовскаго (говоритъ, довольно мягко улыбаясь) не похожи на дѣйств³я измѣнника. Онъ уже трет³й день и ночь руководитъ обороной, находясь все время въ сферѣ жесточайшаго артиллер³йскаго огня, гдѣ своимъ мужествомъ и храбростью, появляясь вездѣ, воодушевляетъ стрѣлковъ и артиллеристовъ.. Я самъ наблюдаю за отбит³емъ штурма. Частный резервъ, въ силу дѣйствительной необходимости, пришлось израсходовать. (Фокъ блуждаетъ взоромъ. Смирновъ, сдвинувши брови и слегка повышая тонъ, продолжаетъ). А вотъ вы, ваше превосходительство, кажется, не намѣрены исполнять моихъ приказан³й!?!......
   Сегодня, вмѣсто (улыбается) немедленнаго исполнен³я моего приказан³я, литературой изволили заниматься...

 []

   Долгомъ считаю предупредить (мягко), что только разъ повторяю свое приказан³е. Имѣйте это въ виду, ваше превосходительство.
   Фокъ:- Я, я (совершенно растерянный видъ), я, ваше превосходительство! Да я, я все готовъ исполнить, ваше превосходительство.
   Смирновъ:- Отлично!
   Ну-съ, господа, я долженъ васъ успоконть. Ваше превосходительство, кваску не угодно ли?
   Фокъ:- Премного благодаренъ (продолжаетъ стоятъ).
   Смирновъ: Итакъ, я долженъ васъ успокоить. Я сдѣлалъ уже всѣ необходимыя и соотвѣтствующ³я распоряжен³я (затягивается папироской) и вполнѣ надѣюсь, что мы штурмъ отобьемъ.
   Ну, а если (улыбается) счастье намъ измѣнитъ (повышаетъ голосъ) - многимъ изъ насъ придется поплатиться жизнью (пауза).
   Вѣдь отступать теперь некуда, русская же крѣпость не сдается!
   (Группа застыла: Фокъ повернулся въ полуоборотъ къ стѣнѣ; Стесселъ, высоко поднявъ голову, слсгка пр³открывъ ротъ, смотритъ на Смирнова; Никитинъ понурилъ голову; Гаммеръ, облокотившисъ на спинку стула, смотритъ въ сторону Смирнова и хитро улыбается).
   Я же въ послѣдн³й моментъ стану во главѣ послѣдняго резерва (встаетъ, всѣ подымаются) и поведу его въ послѣднюю контръ-атаку со словами: "En avant, le dernier de Cardigant" Но такъ какъ лордъ Кардиганъ былъ одинъ, а Смирновыхъ много (смѣется), то я принужденъ буду сказать: "Впередъ одинъ изъ многочисленныхъ Смирновыхъ!!"
   (У всѣхъ, видимо, отлегло на душѣ. Садятся, но все-таки не могутъ понятъ: шутитъ Смирновъ, или онъ тоже признаетъ, что положен³е серьезное). Я черезъ полчаса буду на атакованномъ фронтѣ, меня тамъ ожидаетъ Горбатовск³й. (При этомъ словѣ лицо Фока темнѣетъ).
   Стессель:- Ну, а если они прорвутся?
   Смирновъ:- Будемъ защищаться.
   Фокъ:- Нужно жалѣть...
   Смирновъ (перебивая):- Нужно и должно возстановить связь, отбросивъ противника контръ-атакой, что мы легко сдѣлаемъ при помощи батарей берегового фронта, оруд³й изъ артиллер³йскаго резерва.
   Стессель:- Но вѣдь тогда весь Старый городъ будетъ обстрѣливаться. Бой будетъ въ самомъ городѣ. Будетъ рѣзня. Эти дьяволы озвѣрѣютъ. Мы...
   Смирновъ (внушительно, въ наставительномъ тонѣ): - На войнѣ нужно быть ко всему готовымъ, ваше превосходительство, и прежде всего пожертвовать своей жизнью. (Стессель въ душѣ протестуетъ, но во взглядѣ хочетъ выразитъ соглас³е).
   Фокъ:- Я полагаю, что нужно прежде всего, памятуя обстановку, въ которой войска въ течен³е столь продолжительнаго и тяжелаго... (Смирновъ перебибая)
   Смирновъ:- О смерти думать еще преждевременно. Я не допущу прорыва. Противнику онъ не такъ легко удастся. Ему придется многое преодолѣть, раньше чѣмъ добраться до города. Да наконецъ, у насъ есть еще городская ограда, а на ней дружинники.
   Стессель (вставая, за нимъ всѣ):- Ну, честь имѣю кланяться. Вполнѣ надѣюсь и полагаюсь на васъ, ваше превосходительство.
   Фокъ:- Но дѣло обстоитъ все-таки плохо, очень плохо. Вѣдь у насъ съ небольшимъ двѣ дивиз³и... (Идетъ процессъ рукопожат³й).
   Стессель (въ дверяхъ):- Серьезное положен³е.
   Фокъ (скрываясъ за нимъ):- Тяжелое положен³е.
   Смирновъ: - Наши военачальники, кажется, успокоились (смотрнтъ на часы). Однако, четвертый въ началѣ.
   Гаммеръ, лошади здѣсь?
   Гаммеръ:- Такъ точно.
   Смирновъ:- Ну-съ, господа, кто со мной на оборонительную лин³ю?
   Никитинъ (угрюмо):- Я тоже съ вами, ваше превосходительство.
   Смирновъ: - Меня спрашиваютъ изъ банка, сообщу ли, успѣю ли я сообщить во-время, когда наступитъ время для уничтожен³я цѣнностей и бумагъ. Рано, рано еще объ этомъ думать. Итакъ, ровно въ 4 мы двигаемся. А корреспондентъ съ нами?
   Я отвѣтилъ утвердительно, но сообщилъ, что долженъ заѣхать на четверть часа въ редакц³ю.
   - Отлично, поѣзжайте. Но помните, что тронусь ровно въ 4 часа, ни минутой раньше ни минутой позже.
   Слегка замѣшкавшись, я пропустилъ выѣздъ коменданта. Пришлось догонять; спуталъ дороги и заблудился.
   Худобинъ былъ тоже новичекъ. Мы долго плутали. Миновавъ арсеналъ, поѣхали лощиной, черезъ которую ежеминутно съ воемъ перелетали снаряды, разрываясь на высотахъ. то лѣвѣе, то правѣе. Чѣмъ ближе мы подъѣзжали къ атаковываемому фронту - тѣмъ движен³е по тыловымъ дорогамъ усиливалось; приходилось перегонять обозы со снарядами, патронами. Плелись резервы стрѣлковыхъ частей, морского десанта. Навстрѣчу, едва подвигаясь, попадались санитарныя двуколки (эти истинныя оруд³я пытки; мнѣ разъ пришлось здоровому въ нихъ проѣхать нѣсколько верстъ, и я всталъ совершенно изломанный), носилки съ ранеными и убитыми. Обгоняли обозы съ балками, желѣзными листами, предназначенными для починки разрушенныхъ блиндажей. Дорога узкая, на которой нельзя разъѣхаться двумъ встрѣчнымъ повозкамъ, каменистая, съ огромными выбоинами и рытвинами. Въ одномъ мѣстѣ произошла задержка. Съ той и другой стороны встрѣтились нѣсколько повозокъ, фургоновъ, походныхъ кухонь - и разъѣхаться, при всемъ желан³и, не могли: дорога была черезчуръ узка и, по несчаст³ю, какъ нарочно, съ одной стороны отвѣсная скала, съ другой - довольно крутой обрывъ въ оврагъ. Это происходило на военной магистрали, питающей весь сѣверо-восточный фронтъ. Пришлось спуститься въ оврагъ и объѣхать ихъ. Среди ожидавшихъ освобожден³я пути было много только что раненыхъ и тяжело страдающихъ стрѣлковъ, матросовъ и артиллеристовъ. Основная планировка дорогъ во всей крѣпости была отвратительная и во время осады давала себя чувствовать.

 []

   На пути въ госпиталь часто ломались носилки подъ ранеными. Я всегда становился втупикъ, отчего это происходитъ - отъ неудовлетворительности дорогъ, или недобросовѣстности лицъ, принимавшихъ носилки въ госпиталь?
   Около 5 часовъ добрались наконецъ къ веркамъ. Генералъ Смирновъ верхомъ поднялся на перевалъ, систематически обстрѣливаемый то шрапнелью, то фугасными бомбами.
   Не успѣли подняться, какъ чуть ли не надъ самой головой раздается звонк³й взрывъ шрапнели. Вороной конь коменданта взвился на дыбы и затѣмъ перешелъ въ карьеръ, немедленно осаженный генераломъ. Все, къ счастью, обошлось благополучно: ни одна изъ сотенъ пулекъ, забарабанившихъ по землѣ, не задѣла генерала Смирнова.
   Рысью миновавъ поражаемое пространство, спустились въ лощину. Резервы подходили къ Скалистому утесу обходнымъ путемъ, черезъ лощины, овраги и балки. Спустившись къ Скалистому Утесу, у поднож³я котораго встрѣтили генерала Горбатовскаго, взобрались почти по отвѣсному подъему на высо.ту Скалистаго Утеса, съ котораго открылся видъ на центръ сѣверо-восточнаго фронта. Комендантъ крѣпости подробно рекогносцировалъ всю мѣстность, притаясь между огромными глыбами вывѣтрившейся горной породы. Черезъ головы, шипя, свистя, летѣли фугасныя бомбы и шрапнель, разрывавш³яся по другую сторону лощины, не причиняя сосредоточившемуся резерву никакого вреда, такъ какъ послѣдн³й прижался къ подошвѣ утеса. Рѣдк³й ружейный огонь поддерживался по всей лин³и - пули, словно стремительно летящ³я птички, одна за друой то перелетали, то впивались съ глухимъ стукомъ въ утесъ. Ознакомившись съ ближайшаго разстоян³я съ обстановкой боя, генералъ Смирновъ отдалъ приказан³я генералу Горбатовскому о разстановкѣ ротъ десанта, за которыми вмѣстѣ съ этимъ послалъ къ арсеналу Гаммера, поручивъ послѣднему подвести эти роты къ веркамъ на указанныя мѣста.
   Нужно было видѣть, съ какимъ чувствомъ благодарности во взорѣ провожали стрѣлки, матросы и артиллеристы генерала Смирнова, который, несмотря на опасность отъ ежеминутно рвущихся въ воздухѣ шрапнели и снарядовъ на противоположныхъ склонахъ лощины, спокойно, словно не замѣчая ея, подвигался верхомъ пообстрѣливаемой дорогѣ, здороваясь съ людьми.
   Уже начало смеркаться, когда генералъ Смирновъ, кончивъ рекогносцировку центра сѣверо-восточнаго фронта, тронулся въ обратный путь. Спускаясь въ лощину, встрѣтили батал³онъ моряковъ изъ десанта. Его велъ капитанъ 2-го ранга Лебедевъ.- Бодро шли моряки въ бой, многимъ изъ нихъ суждено было вернуться назадъ по этой же дорогѣ, но уже мертвыми или ранеными; въ числѣ ихъ погибъ смертью героя и ихъ командиръ А. В. Лебедевъ, сраженный на мѣстѣ нѣсколькими пулями, когда онъ, находясь впереди ввѣреннаго ему батал³она, велъ его въ контръ-атаку.
   - Друзья! вамъ предстоятъ молодецк³я дѣла, я васъ пускаю въ штыки! Будьте же достойными потомками моряковъ - героевъ Севастополя,- обратился къ нимъ генералъ Смирновъ.
   - Рады стараться, ваше превосходительство.- Тогда капитанъ 2-го ранга Лебедевъ обратился къ ротамъ, высоко поднявъ палашъ:
   - Братцы! комендантъ намъ оказываетъ особую милость, пускаетъ насъ въ штыки! Ура коменданту!
   Дѣйствительно, въ течен³е всей осады Артура, моряки, отдавш³е почти всѣ свои оруд³я, силы, здоровье и жизнь на батареи сухопутнаго фронта, явили себя достойными потомками героевъ-моряковъ севастопольской обороны. Имена и дѣла адмираловъ Лощинскаго, Вирена, подполковника по адмиралтейству Меллера, капитана 2-го ранга Лебедева, Лазарева {Потомокъ знаменитаго адмирала.}, Цвингмона: лейтенантовъ: Долгобородова, Де-Ливрона, Сухомлинова, Лаврова, Руднева, графа Келлера, Колчака, Бошняка, Воробьева, Подгурскаго, Мисникова, Хоменко, Кротка, Винкъ, Романова и многихъ другихъ,- должны быть внесены на скрижали лѣтописи обороны Артура.
   Между прочимъ, я долженъ бросить коменданту слѣдующ³й упрекъ: онъ двинулъ десантъ къ веркамъ нѣсколько рано. Надо было выждать полнаго захода солнца. Моряки, при передвижен³и къ веркамъ, потеряли на пути около ста человѣкъ.
   Когда я черезъ недѣлю сказалъ объ этомъ генералу - онъ со мной не согласился.
   - Зато моряки осмотрѣлись засвѣтло и знали свои позиц³и.
  

9 августа.

  
   Въ ночь на 9 августа противникъ повелъ усиленную атаку на редуты.
   Введенный въ бой морской десантъ молодецки отстоялъ атаку, понеся нѣкоторыя потери.
   Въ началѣ 5 часа утра японцы атаковали отдѣльную гору на правомъ флангѣ Длинной между Дивиз³онной.
   Къ 11 часамъ было замѣчено, что на лѣвой сопкѣ Угловой горы, подъ нижнимъ окопомъ, выше дороги, за большимъ уваломъ скрываются густыя цѣпи японцевъ.
   Наша артиллер³я развила сильный огонь по занятой японцами вершинѣ и увалу.
   Огонь былъ настолько дѣйствителенъ, что заставилъ замолчать непр³ятельскую батарею, засыпавшую Длинную гору шрапнелью и бомбами, и обратилъ въ бѣгство непр³ятельск³я цѣпи, сосредоточивш³яся за уваломъ.
   Противникъ продолжалъ усиленно насѣдать на Длинную гору. Лейтенантъ Щербачевъ, который, будучи сильно раненымъ, остался въ строю, настолько хорошо управлялъ боемъ и ввѣренными ему людьми, что, несмотря на невѣроятную трудность, отбилъ всѣ атаки японцевъ и удержалъ Длинную гору до прибыт³я поддержки.
   Въ 11 час. 30 мин. утрра Длинная гора, благодаря геройской стойкости гарнизона, осталась за нами. Опасность миновала. Японцы отошли, но съ огромными потерями.
   Приблизительно въ это же время противникъ сосредоточилъ сильнѣйш³й артиллер³йск³й огонь на редутахъ NoNo 1 и 2, продвинувъ впередъ свои густыя колонны - съ очевидной цѣлью штурмовать эти редуты.
   Въ 12 час. пополудни осадныя оруд³я начали усиленно громить батареи Зубчатой горы. На батареи буквально посыпался градъ бомбъ. Немыслимо было высунуться изъ блиндажей. Противникъ не давалъ вздохнуть.
   Когда началось долблен³е Зубчатой горы, полевая артиллер³я противника начала быстрое передвижен³е по гаоляну на нашъ восточный фронтъ.
   Батареи Зубчатой горы подверглись настолько сильному огню, что всѣ офицеры оказались ранеными.
   Развивъ противъ редутовъ NoNo 1 и 2 сосредоточенный огонь, непр³ятель двинулся на штурмъ.
   Подготовивъ свое наступлен³е сильнѣйшимъ артиллер³йскимъ огнемъ. противникъ захватилъ редутъ No 1, но удержаться тамъ долго не могъ, такъ какъ немедленно былъ выбитъ стрѣлками, поддержанными ротами моряковъ.
   Отобравъ назадъ редутъ, наши попали опять подъ сосредоточенный артиллер³йск³й огонь.
   Выдающуюся отвагу показали командоры на редутѣ No 1, подъ командой мичмана Бокъ.

 []

   Шелъ ожесточенный бой - японцы, видимо, рѣшили забрать редуты. Но всѣ ихъ усил³я парализовались геройской стойкостью моряковъ, стрѣлковъ, огнемъ мортиры и 2 скорострѣльныхъ оруд³й.
   Генералъ Горбатовск³й доноситъ и свидѣтельствуетъ коменданту крѣпости о выдающейся отвагѣ и геройской стойкости моряковъ и стрѣлковъ, бывшихъ вчера въ бою.
   Редутъ No 1 четыре раза переходилъ изъ рукъ въ руки. Японцы цѣлой лавиной ломились на редуты: противъ редута No 2 сосредоточилось около 3 полковъ.
   Бой шелъ ожесточенный.
   Въ 2 часа дня редуты NoNo 1 и 2 поражались уб³йственнѣйшимъ артиллер³йскимъ огнемъ, который сталъ постепенно стихать и въ 3/4 часа почти прекратился.
   Въ исходѣ 2 часа пополудни комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ, обычно сопутствуемый личнымъ адъютантомъ подпоручикомъ Гаммеръ, отправился на Большую гору съ цѣлью лично выяснить обстановку и результаты боя.
   Съ наблюдательнаго поста развернулась картина всего, какъ нашего, такъ и непр³ятельскаго, расположен³я.
   Единственно, что мѣшало наблюден³ю - это непрерывный свистъ пуль на излетѣ. Очевидно, съ наблюдательныхъ постовъ была замѣчена на вершинѣ группа, и по ней открытъ ружейный огонь на авось.
   Въ половинѣ седьмого вечеромъ замѣчено, что по дорогѣ къ западу отъ Нальпотоу двигаются къ югу большими массами - пѣхота, горная артиллер³я, кавалер³я и обозъ, по направлен³ю отроговъ Угловой горы. На сѣверныхъ отрогахъ Панлуншаня обнаружены тоже значительныя силы. Упорно производятся как³я-то работы на сѣверо-западномъ склонѣ Угловой горы, которыя, несмотря на сильный нашъ артиллер³йск³й огонь, настойчиво продолжаются.
   Въ 9 часовъ вечера со скалистаго редутика двинулись 3 роты 13 полка, подъ командой капитана Гаврилова, во флангъ и тылъ японцамъ, сосредоточимвшимся противъ редутовъ 1 и 2.
   Роты продвинулись за деревню Дапалиджуанъ, нигдѣ не обнаруживъ японцевъ, и къ 12 часамъ вернулись въ деревню Палиджуанъ.
   Поздно вечеромъ начальникъ обороны генералъ-ма³оръ Кондратенко, въ виду тревожной обстановки боя, объѣхалъ весь восточный фронтъ, начиная отъ Скалистаго кряжа, усиливъ части, гдѣ представлялась настоятельная необходимость, резервами.
   Особенно тревожнымъ участкомъ считалось расположен³е редутовъ NoNo 1, 2 и форта 2, гдѣ изъ 200 человѣкъ 5 роты 25 полка осталось 40.
   До утра по всей лин³и обороны царилъ относительный покой. Раздавались рѣдк³е оруд³йные выстрѣлы, и шла обычная перестрѣлка передовыхъ частей.
  

Уборка труповъ.

(По показан³ю очевидца, жандармскаго унтеръ-офицера Егора Ѳедорова).

  
   9-го августа жандармской командѣ было приказано убрать японск³е трупы подъ Орлинымъ Гнѣздомъ, редутами первымъ и вторымъ, Куропаткинскимъ люнетомъ и вдоль Китайской стѣны. Восемь жандармскихъ унтеръ-офицеровъ съ 80 китайскими кули и пятью артиллер³йскими повозками въ 12 часовъ ночи прошли передовую цѣпь. Двигаться нужно было съ величайшей осторожностью, тѣмъ болѣе, что непр³ятель былъ въ одной верстѣ.
   Принялись за уборку труповъ.
   Вся мѣстность была изрыта нашими фугасами и японскими снарядами. Ямы были углублены кирками и лопатами. Въ нихъ складывали трупы и зарывали.
   Проработали спокойно до 2 1/2 часовъ ночи.
   Вдругъ раздался оруд³йный выстрѣлъ: непр³ятель замѣтилъ нашихъ "могильщиковъ".
   Шрапнельный огонь продолжался около 15 минутъ.
   Работа подъ огнемъ продолжалась, при чемъ былъ контуженъ ун.-оф. Воловъ и ранено 3 китайца.
   Проработали до разсвѣта; убрано было 800 японскихъ труповъ, да изъ нашихъ окоповъ вывезено 250 труповъ; всего около 1050 труповъ.
   Зловон³е отъ разлагавшихся труповъ было невыносимое. Ун.-оф. Ѳедоровъ, присутствовавш³й при этомъ, говорилъ мнѣ:
   - Насъ всѣхъ рвало по нѣскольку разъ. На что по природѣ кнтайцы, какъ видно, и привыкш³е къ вони, такъ какъ они ѣдятъ все вонючее, но тутъ и они не вынесли: ихъ тоже многихъ рвало...
  
   Нужно замѣтить, что генералъ Стессель въ преслѣдован³и крѣпостныхъ жандармовъ не зналъ границъ.
   Вмѣсто того, чтобы поощрять ихъ въ выслѣживан³и японскихъ шп³оновъ, которыхъ въ Артурѣ было достаточное количество, онъ сначала ихъ выслалъ изъ крѣпости, а затѣмъ заставилъ убирать трупы.
   Когда ему докладывали объ отличившихся жандармахъ - онъ обыкновенно спрашивалъ:- А убитые есть?
   Отвѣчали.
   - Ну, когда будетъ побольше убитыхъ, тогда и крестъ дамъ.
  

СХХХ²².

  
   Сегодня у генерала Смирнова былъ военный совѣтъ. Очевидно, дѣла на оборонительнои лин³и принимаютъ угрожающ³й характеръ. Всѣ боятся 13-го числа. 13-ое стало уже роковымъ для насъ.
   Настроен³е войскъ и жителей регулируется интенсивностью бомбардировокъ. Чуть бомбардировка стихаетъ, настроен³е повышается, хотя къ бомбардировкамъ начинаютъ привыкать: идетъ довольно сильная бомбардировка города, тѣмъ не менѣе встрѣчаешь не мало прохожихъ; видъ довольно спокойный. Только-только успѣлъ разорваться снарядъ, едва успѣли убрать убитыхъ и раненыхъ, смотришь - на мѣстѣ взрыва, забрызганнаго кровью, уже масса любопытныхъ.
   Удивительно просто и спокойно мы начали смотрѣть на жизнь, смерть. страдан³я.
   Шелъ человѣкъ; свистъ, громъ взрыва, клубы дыма - и нѣтъ человѣка. Казалось бы, что сейчасъ свершилось чудовищное преступлен³е: уб³йство ни въ чемъ неповиннаго человѣка...
   Никто не обращаетъ вниман³я.
   Вѣдь это стало обыденнымъ явлен³емъ.
   Теперь мы больше обращаемъ вниман³я на пустяки.
   Напримѣръ: цѣлыми днями толкуютъ о забранномъ въ плѣнъ японскомъ офицерѣ, который сообщилъ: - Русск³е, держитесь еще одинъ день. Если завтра удер;китесь, мы уйдемъ. Въ Япон³и бунтъ. Нагасаки горятъ.
   Большинство сознаетъ, что это ерунда, но хочетъ заставить себя повѣрить и вѣритъ.
   Весь этотъ шумъ, грохотъ выстрѣловъ, постоянная смертельная опасность заставляютъ иногда замечтаться о покоѣ. Страстно хочется покоя. Страстно хочется быть въ обстановкѣ, въ которой былъ бы увѣренъ въ слѣдующемъ днѣ.
   Въ городѣ положительно некуда спрятаться. Развѣ въ блиндажъ Стесселя или Лилье.
   Разъ какъ-то я навѣстилъ во время бомбардировки m-me Субботину въ блиндажѣ.
   Тамъ я почувствовалъ себя въ полной безопасности. Но больше туда не заглядывалъ.
   Обстановка полной безопасности растлѣвала духъ и энерг³ю.
   Мнѣ же, по долгу принятыхъ на себя обязанностей, нужно было быть тамъ, гдѣ опасно.
   Мнѣ нужно было наблюдать не за людьми, которые живутъ, а за людьми, которые приготовились умирать и умирали.
   Заѣхалъ я какъ-то къ товарищу, штабсъ-капитану Кириллову, на батарею No 21. Отличные, прочные казематы; далеко отъ атакованнаго фронта; впереди гладь безконечнаго океана. Просидѣлъ тамъ нѣсколько часовъ и уже почувствовалъ тяготѣн³е къ покою. Страшно не хотѣлось ѣхать въ городъ, гдѣ по всѣмъ направлен³ямъ рвались снаряды. Съ трудомъ переломилъ себя, поѣхалъ, но больше уже батареи не навѣщалъ.
  

10 августа. Восточный фронтъ обороны.

  
   10 августа, съ разсвѣтомъ, обнаружилось, что японцы совершенно очистили редутъ No 1, а изъ окоповъ 2-го по одиночкѣ убѣгаютъ, поражаемые ружейнымъ огнемъ стрѣлковъ.
   Редуты NoNo 1 и 2, послѣ пятидневнаго упорнѣйшаго боя, представляютъ безформенную груду развалинъ.
   Послѣ отбитаго штурма на редуты NoNo 1 и 2, по всей лин³и обороны наступило сравнительное затишье.
   Далеко кругомъ - во рвахъ, на брустверахъ редутовъ и Куропаткинскаго люнета, мѣстность густо усѣяна японскими трупами. Сдѣлано распоряжен³е о немедленной уборкѣ труповъ.
   Начальникъ жандармской крѣпостной команды ротмистръ князь Микеладзе и ротмистръ Познанск³й, завѣдующ³й отрядомъ добровольцевъ-санитаровъ, совмѣстно съ ввѣренными имъ чинами, энергично и быстро руководятъ уборкой труповъ.
   Весь день береговыя батареи и Перепелочная гора, а также суда, очень удачно обстрѣливаютъ пѣхотное и артиллер³йское расположен³е противника.
   На сѣверо-восточномъ склонѣ Дагушаня поставлены непр³ятелемъ оруд³я, которымъ не даетъ вздохнуть Перепелочная гора. Въ деревнѣ, противъ Вахнѣевской батареи лит. Б, японцы цѣлый день производили как³я-то работы, видны двуколки, верховыя лошади и рота пѣхоты въ разсыпномъ строю; лит. А усердно ихъ донимаетъ цѣлый день.
   Около 3 часовъ пополудни противникъ открылъ перекрестный артиллер³йск³й огонь по Китайской стѣнѣ. Въ это время пѣхота начала группироваться впереди редута No 1, пробираясь по одиночкѣ по оврагу противъ открытаго капонира No 2. Артиллер³йск³й огонь постепенно усиливался по всему восточному фронту, началась рѣдкая оруд³йная и ружейная стрѣльба.
   Саперныя работы, руководимыя капитаномъ Шварцемъ, производились на виду у непр³ятеля. Противникъ почти не мѣшалъ: иногда разорвется шрапнель или просвистятъ одна за другой пули.
   Стоитъ только показаться отдѣльному японцу - зорк³й глазъ стрѣлка его караулитъ; выстрѣлъ - и японецъ навзничь или ничкомъ. Покажется группа, ее сейчасъ же засыпаютъ шрапнелью.
   Съ наступлен³емъ вечера, по всей лпн³и обороны восточнаго фронта наступило полное затишье. Ни оруд³йнаго, ни ружейнаго выстрѣла.
   Пользуясь наступившимъ покоемъ, приступили къ уборкѣ труповъ.
   Ротмистръ князь Микеладзе и ротмистръ Познанск³й лично руководили этой тяжелой, трудной работой.
   Съ 11 часовъ вечера, при полной лунѣ, противникъ открылъ два прожектора, одинъ изъ-за Дагушаня, другой противъ форта No 2, и, освѣтивъ работавшихъ надъ уборкой труповъ, открылъ частый ружейный огонь.
   Между прочимъ, ясно было видно въ лучѣ прожектора, что продвигавш³яся впередъ густыя японск³я цѣпи подбодрялись шрапнелью своихъ же батарей. Ясно было видно, что японцы валились отъ своихъ же шрапнельныхъ пуль. Вндимо, имъ отступлен³я нѣтъ.
   До 3 часовъ ночи производилась уборка труповъ, дальше производить было нельзя - японцы засыпали работавшихъ пулями.

 []

  

Западный фронтъ обороны.

  
   10 августа, съ 7 час. утра противникъ началъ обстрѣливать рѣдкимъ артиллер³йскимъ огнемъ Высокую гору и Дивиз³онную.
   Японцы заняли карантинные бараки и деревню Даянтоу.
   Ночью въ Карантинную бухту вошла канонерка и доставила оруд³я, которыя были поставлены на сопку, ниже наблюдательнаго поста.
   У подножья Высокой горы расположены два батал³она, скаты заняты двумя ротами.
   Противъ Трехголовой расположенъ бивуакъ одного батал³она, который окруженъ заставами вплоть до моря.
   Японцы расположплись не въ деревняхъ, а у самаго поднож³я Высокой горы.
   Въ расположен³и конныхъ командъ безъ перемѣнъ.
   Разъѣзды казаковъ и 14 полка доходили до противника, но, встрѣченные сильными залпами, принуждены были отойти.
   Непр³ятельск³е окопы, на предгорьяхъ сѣвернѣе Голубиной бухты и Угловой, увеличиваются. Замѣчается передвижен³е частей пѣхоты отъ бухты Луизы и Угловой.
   По имѣющимся свѣдѣн³ямъ, артиллер³я противника въ бояхъ 6-го и 7-го августа понесла сильный уронъ. Много оруд³й подбито.
  

Морской ра³онъ.

  
   10 августа, въ 10 часовъ 35 м. утра, броненосецъ "Севастополь" вышелъ къ бухтѣ Тахэ съ цѣлью обстрѣлять 1-го м.м. непр³ятельскую батарею, стрѣлявшую по NoNo 21 и 22.
   Какъ только "Севастополь" вышелъ на внѣшн³й рейдъ - на горизонтѣ показались "Ниссинъ" и "Кассуга".
   "Севастополь" продвинулся впередъ, на него быстро надвигались "Ниссинъ" и "Кассуга", открывъ огонь.
   Электрическ³й утесъ немедленно повернулъ два оруд³я въ море и тоже по нимъ открылъ огонь.
   Первый выстрѣлъ - недолетъ, второй - перелетъ.
   Крейсера немедленно стали отходить. "Севастополь" взялъ курсъ на Тахэ и началъ пристрѣливаться къ сухопутной непр³ятельской батареѣ.
   Только что пристрѣлялся и началъ громить ее изъ двѣнадцатидюймовыхъ оруд³й, рѣшивъ отдать якоря,- опять подошли ближе "Ниссинъ" и "Кассуга", открывъ бѣглый огонь, а изъ державшихся на горизонтѣ 24 миноносцевъ отдѣлился отрядъ, который отправился въ направлен³и "Севастополя".
   "Севастополь" отошелъ подъ прикрыт³е береговыхъ батарей.
  

---

  
   Когда разорвался снарядъ около штаба крѣпости, рядомъ съ генератомъ Кондратенко шелъ начальыикъ крѣпостной артиллер³и генералъ-ма³оръ Бѣлый, который тоже былъ засыпанъ землей и каменьями.
  

CXXXIII.

  
   Съ наступлен³емъ ночи, осаждающ³й неожиданно открылъ сильный огонь по городу.
   Странно было: на фронтѣ сравнительная тишина, а въ городѣ и портѣ непрерывный гулъ взрывовъ.
   Одинъ снарядъ попалъ въ Пушкинское училище. Всѣ мы переполошились: лично я жилъ въ саду Пушкинскаго училища, въ домѣ завѣдующаго русско-китайской школой; здан³е училища превращено въ лазаретъ, онъ наполненъ больными, ранеными. Тамъ помѣстился Дальнинск³й госпиталь. Къ счастью, все обошлось благополучно,
   Площадь, на которой стоитъ лазаретъ, непрерывно обстрѣливается, и несчастные раненые всегда подъ страхомъ новыхъ, еще большихъ ранен³й.
   Какое кипѣло въ каждомъ изъ насъ негодован³е при сознан³и, что съ первыхъ уже дней осады, благодаря искусству нашихъ инженеровъ, крѣпость прострѣливалась насквозь!

 []

   Говорятъ, что въ этомъ виновата гражданская междовѣдомственная комисс³я, сузившая периметръ крѣпости до минимума.
   Да больнымъ и раненымъ было ли отъ этого легче?!
   Только что началась тѣсная блокада, а снаряды осаждающаго громятъ уже центръ осажденной крѣпости.
   Крѣпость, отрѣзанная отъ всего м³ра, не имѣющая ни малѣйшаго представлен³я, на сколько недѣль, мѣсяцевъ она предоставлена самой себѣ, своимъ жизненнымъ и боевымъ средствамъ, съ перваго дня тѣсной блокады подвергается обстрѣлу во всѣхъ ея точкахъ.
   Еще Угловая гора съ предгор³ями была въ нашихъ рукахъ, еще Дагушань оборонялся нами - а снарядъ за снарядомъ съ батареи, расположившейся на Волчы³хъ горахъ, уже громили городъ.
   21 ³юля снарядомъ, разорвавшимся на "Цесаревичѣ", былъ раненъ покойный адмиралъ Витгефтъ.
   Въ этомъ виновата междовѣдомственная комисс³я!?
   Она виновата! Согласенъ. Она не прониклась уважен³емъ къ военнымъ инженерамъ.
   Но почему эти военные инженеры, свѣтила ихъ, не заставили себя уважать и чутко прислушиваться къ ихъ просвѣщенному мнѣн³ю?
   А что они просвѣщенны, въ этомъ никто не сомнѣвается! Что они были въ Артурѣ и работали тамъ - тоже.
   Но гдѣ же результаты?
   Мы, сидя въ Артурѣ, и тѣ тысячи раненыхъ, дышавшихъ подъ ежесекунднымъ страхомъ быть растерзанными влетѣвшимъ снарядомъ съ первыхъ же дней тѣсной блокады вплоть до послѣдняго ея дня, никоимъ образомъ не могли и не могутъ проникнуться уважен³емъ и любовью къ тѣмъ лицамъ, которыя строили крѣпость.
   Не только лица, переживш³я всѣ строгости осады, ихъ вдовы, сироты, потомки - но даже самъ холодный, безпристрастный историкъ, разбираясь въ эпопеѣ защиты Артура, броситъ грозный упрекъ и произнесетъ надъ лицами, строившими крѣпость, безпощадный и суровый приговоръ.
   Онъ, конечно, будетъ знать о "междовѣдомственномъ совѣщан³и, совѣщан³и многочисленномъ, въ которомъ военное вѣдомство имѣло хотя высокаго, но лишь одного представителя"; онъ будетъ, конечно, знать, что инженеры, отказавшись отъ "первоначальнаго проекта укрѣплен³я Артура, соотвѣтствовавшаго требован³ямъ прикрыт³я ядра крѣпости", который былъ гранд³озенъ (70 верстъ по периметру одного сухопутнаго фронта), пошли еще дальше подъ вл³ян³емъ междовѣдомственнаго совѣщан³я.
   Они даже согласились "укрѣплен³я въ ра³онѣ горъ Угловой и Высокой, на хребтѣ Панлуншанѣ и на горѣ Дагушанѣ поставить во вторую очередь и въ Артурѣ временно сжаться, сжаться до того срока, пока боевые вопросы не будутъ освобождены отъ вл³ян³я междовѣдомственнаго совѣщан³я, либо пока входивш³е въ это совѣщан³е гражданск³е сановники не проникнутся уважен³емъ къ военной наукѣ и къ основнымъ требован³ямъ тактики крѣпостного боя"...
   Зная о междовѣдомственномъ совѣхдан³и и о томъ огромномъ вл³ян³и сановниковъ - невѣждъ въ военной наукѣ - на просвѣщенныхъ инженеровъ, историкъ невольно задастъ вопросъ: почему же просвѣщенные инженеры безпрекословно подчинялись, а не протестовали?

 []

   Почему они не протестовали, а рѣшили сжаться и выжидать перерожден³я гражданскихъ сановниковъ?
   Почему они, просвѣщенные инженеры-офицеры, подчинились и дѣлали завѣдомую глупость и глупость преступную, стоившую Росс³и безчисленныхъ жертвъ, огромныхъ, непосильныхъ затратъ и того позора, который тяготѣетъ надъ Росс³ей?
   Почему центръ просвѣщенныхъ инженеровъ, съ просвѣщеннѣйшимъ изъ нихъ генераломъ Величко во главѣ, не протестовали, какъ люди, не протестовали, какъ офицеры? Почему они не довели до свѣдѣн³я Государя о "тенденц³озности" междовѣдомственнаго совѣщан³я и не настояли на томъ, что подсказывалъ имъ ихъ просвѣщенный разумъ?
   Они и только они могли и должны были это сдѣлать.
   Они не слѣпые исполнители, а вдохновенные творцы, для которыхъ создан³е мощныхъ крѣпостей - смыслъ и цѣль существован³я.
   Громко, искренно протестующ³й ихъ голосъ могъ и не быть гласомъ воп³ющаго въ пустынѣ.
   А если послѣ жестокой, упорной борьбы они не добились бы того, что подсказывали имъ совѣсть и разумъ, то не умывать должны были руки, не ждать перерожден³я сановниковъ, а какъ оскорбленные слуги Царя и народа, демонстративно уйти со службы и этимъ теперь, теперь, когда умолкли громы Артура, доказать народу и Престолу, что они были правы.
   Государь понялъ, что перерожден³я чиновниковъ не дождешься. Онъ призвалъ къ себѣ на помощь весь народъ!
   Онъ гордо смотритъ впередъ, онъ увѣренъ, что съ лучшими людьми, избранниками народа, онъ доживетъ до счастливаго, чуднаго мгновен³я, когда "солнце правды возс³яетъ надъ всей великой, многострадальной руеской землей", а тѣ, кто не умѣлъ по своему малодуш³ю или не хотѣлъ по своему эгоизму помочь Государю разогнать скоплявш³яся надъ родиной тучи - да сгибнутъ!!!
  

Служебный подлогъ генерала Стесселя.

  

ПРИКАЗЪ

по войскамъ Квантунскаго укрѣпленнаго ра³она.

Августа, 11 дня, 1904 г., кр. Портъ-Артуръ.

No 525

  
   "Я сегодня имѣлъ особое счастье получить телеграммы Батюшки-Царя и Матушки-Царицы; спѣшу подѣлиться счастьемъ съ вами, боевые соратники. Богъ поможетъ намъ исполнить долгъ.
   Прошу священниковъ прочесть вездѣ въ госпиталяхъ и церквахъ.
  

Генералу Стессель.

   Отъ имени Моего и отъ лица всей Росс³и поручаю вамъ поздравить гарнизонъ, войска, моряковъ и жителей Артура съ одержаннымъ успехомъ въ бояхъ тринадцатаго, четырнадцатаго и пятнадцатаго ³юля. Я твердо увѣренъ въ ихъ полной готовности поддержать своей беззавѣтной храбростью боевую славу Нашего оруж³я. Горячо благодарю всѣхъ. Да благословитъ Всевышн³й ихъ тяжелый, самоотверженный подвигъ и да сохранитъ Онъ артурск³я твердыни отъ посягательства врага.

Николай.

  

Генералу Стессель.

   Глубоко признательна за дорогую Мнѣ память вашу и ввѣренныхъ вамъ доблестныхъ войскъ. Отъ души благодарю васъ и всѣхъ; всегда мысленно и молитвенно со всѣми вами. Да сохранитъ васъ Господь.

Мар³я

  
   Прочитали мы этотъ приказъ, Высочайш³я телеграммы, и тяжелыя, гнетущ³я думы насъ посѣтили. Радовались лишь японцы.
   Радовались наши враги. А враговъ Росс³и по бѣлу свѣту не мало.
   Наши враги, открытые и скрытые, поняли, что неладное творится у насъ.
   Повторяю - все, что творилось въ крѣпости, быстро становилось достоян³емъ японцевъ. И они, прочитавъ Высочайш³я телеграммы, поняли, вооч³ю убѣдились, какъ Государя, а за нимъ и всю Росс³ю обманываютъ. Но никто еще не зналъ, что Стесселя признали уже вреднымъ для Артура и его отзываютъ.
   Государь поздравляетъ насъ съ успѣхомъ!
   Съ какимъ? Съ какимъ успѣхомъ - невольно задавалъ каждый вопросъ.
   Съ неорганизованнымъ отступлен³емъ дивиз³и Фока, очищен³емъ позиц³и на Зеленыхъ горахъ, бѣгствомъ, позорнѣйшимъ бѣгствомъ Фока съ Волчьихъ горъ, которое ошеломило всѣхъ и каждаго!
   Сначала мы думали, что тутъ какое-то недоразумѣн³е, но когда убѣдились, что телеграммы дѣйствительно получены, что въ подлинности ихъ не могло быть никакого сомнѣн³я - всѣмъ стало ясно, что генералъ Стессель въ своихъ телеграммахъ обманываетъ Государя.
   Обманывать враговъ - некрасиво.
   Но обманывать своихъ, обманывать всю страну, которая жила исключительно тѣмъ, что творилось въ далекой ея окраинѣ, обманывать ради своихъ мелкихъ, своекорыстныхъ разсчетовъ,- это преступлен³е, которому нѣтъ имени!
   Генералъ Стессель во что бы то ни стало хотѣлъ остаться въ Артурѣ и, чтобы доказать, что онъ успѣшно дѣйствуетъ во ввѣренномъ ему ра³онѣ, не стѣснялся доносить ложь.
   Отозван³е генерала Стесселя изъ Артура, какъ выяснило уже слѣдств³е, сопровождалось слѣдующими перипет³ями.
   Съ началомъ высадки японцевъ, а въ особенности послѣ киньчжоускаго боя, генералъ Стессель началъ засыпать Куропаткина телеграммами о немедленной помощи, представляя положен³е вещей въ самомъ тревожномъ свѣтѣ.
   Затѣмъ генералъ Стессель отправляетъ съ донесен³ями состоявшаго при штабѣ крѣпости, генеральнаго штаба подполковника Гурко.
   Передъ этимъ уже успѣлъ прорваться съ донесен³ями къ Куропаткину и вернуться назадъ князь Гантимуровъ.
   Когда Гурко уѣзжалъ изъ Артура, то по долгу службы явился, конечно, къ коменданту (Гурко успѣлъ уже оцѣнить Стесселя), съ вопросомъ, что послѣдн³й прикажетъ доложить главнокомандующему.
   Смирновъ отвѣтилъ приблизительно слѣдующее:
   - Доложите главнокомандующему все, чему вы были не посредственнымъ свидѣтелемъ (а этого уже было вполнѣ достаточно). Кромѣ того, желательно было бы, если ужъ хотятъ здѣсь имѣть укрѣпленный ра³онъ съ отдѣльнымъ начальникомъ, то генералъ Субботинъ, какъ знающ³й прекрасно Квантунъ, будетъ здѣсь какъ разъ на мѣстѣ.


Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 305 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа