Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 9

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре



rfo/port2_54.jpg" width="527" alt=" []" height="352" >

   Гурко уѣхалъ.
   Разыгрался киньчжоуск³й бой со всѣми его послѣдств³ями.
   Командируется въ концѣ 1 мая или началѣ ³юня на сѣверъ генеральнаго штаба капитанъ Одинцовъ съ самыми тревожными свѣдѣн³ями.
   Передъ отъѣздомъ Одинцовъ является къ коменданту.
   Смирновъ напутствуетъ:
   - Передайте главнокомандующему все. чему вы были непосредственнымъ свидѣтелемъ.
   Одинцовъ уѣхалъ.
   Куропаткинъ, прочитавъ донесен³е Стесселя и выслушавъ подробный докладъ Одинцова, въ общихъ чертахъ подтверждавш³й докладъ Гурко, рѣшилъ, что генералъ Стессель боленъ.
   Но прежде, чѣмъ рѣшиться отозвать заболѣвшаго генерала, не преминулъ запросить адмирала Витгефта о состоян³и умственной и духовно-нравственной природы генерала Стесселя.
   Отвѣтъ былъ крайне тревожный.
   Тогда только генералъ Куропаткинъ съ болью въ сердцѣ рѣшилъ прервать свои дружеск³я отношен³я, основанныя на быломъ прошломъ, когда онъ, воспитываясь вмѣстѣ съ Стесселемъ въ 1-мъ кадетскомъ корпусѣ, ходилъ къ отцу послѣдняго въ отпускъ. Подчиняясь требован³ямъ необходимости, рѣшилъ наконецъ отозвать къ себѣ своего стараго товарища, для котораго, минуя основной законъ объ управлен³и крѣпостями, создалъ должность начальника укрѣпленнаго ра³она и этимъ заварилъ квантунскую кашу.
   Были отправлены въ Артуръ 5 ³юня двѣ шифрованныхъ депеши: одна на имя Стесселя - сдать все Смирнову и выѣхать изъ Артура, а другая Смирнову.
   Генералъ Стессель, получивши обѣ телеграммы, скрылъ ихъ и молчитъ, словно онъ ихъ не получалъ.
   Получаются второй разъ телеграммы на имя Стесселя и Смирнова.
   Привезъ ихъ, по всѣмъ даннымъ, прапорщикъ запаса, нѣкто Тагѣевъ, прибывш³й на нашемъ миноносцѣ "Лейтенантъ Бураковъ", которымъ командовалъ герой артурской эскадры лейтенантъ Долгобородовъ (Тагѣевъ былъ награжденъ Стесселемъ орденомъ Св. Станислава 3-ей степени съ мечами и бантомъ).
   Стессель и Рейсъ рѣшили, что дальше молчать нельзя, нужно дѣйствовать.
   Телеграмма на имя генерала Смирнова опять уничтожается.
   И вотъ Стессель и Рейсъ, эти артурск³е "Робертъ" и "Бертрамъ", начинаютъ, не мудрствуя лукаво, дѣйствовать.
   Стессель пишетъ письмо Куропаткику слѣдующаго содержан³я:
  

Высокочтимый

Алексѣй Николаевичъ!

   Твою депешу отъ 19 ³юня я получилъ на позиц³и, отбивая многочисленныя атаки японцевъ. Насколько я прежде стремился изъ Артура, настолько я признаю теперь свое пребыван³е здѣсь необходимымъ для пользы отечества и войскъ. Меня всѣ здѣсь знаютъ, не только офицеры и солдаты. но даже и китайцы. Въ меня вѣрятъ, и всѣ знаютъ, что въ Артуръ могутъ японцы войти не иначе, какъ перешагнувъ черезъ мой трупъ. Генералу же Смирнову не довѣряютъ ни Фокъ ни Никитинъ; офицеровъ и солдатъ онъ не знаетъ и называетъ послѣднихъ бѣгунцами и смердами. Можетъ быть, онъ и прекрасный человѣкъ, но онъ профессоръ, а не строевой начальникъ. Если тебѣ такъ необходимо. чтобы я прибылъ въ Ляоянъ, то я исполню твое приказан³е, когда получу отъ тебя твое новое предписан³е.

Глубокоуважающ³й тебя

твой Стессель.

  
   Непр³ятель же не выжидалъ окончан³я переписки друзей, онъ продолжалъ энергично дѣйствовать.
   Генералъ Оку, расколошмативъ насъ на Киньчжоу и овладѣвъ Дальнимъ, оставилъ для наблюден³я за нами (занявшими, вмѣсто чудной Нангалинской позиц³и, двадцатипятиверстный фронтъ на Зеленыхъ горахъ) свою 9-ю дивиз³ю, а самъ со всѣми войсками ушелъ обратно на сѣверъ.
   Пока за нами наблюдала эта дивиз³я, Ноги преспокойно высаживалъ въ Дальнемъ свой осадный корпусъ.
   Мы же, будучи въ полтора раза сильнѣй, и не подумали сдѣлать диверс³ю на Дальн³й, хотя Смирновъ, рекогносцируя оборонительную лин³ю на Зеленыхъ горахъ и замѣтивъ, что противникъ, окапываясь, строитъ проволочныя загражден³я и закладываетъ фугасы,- настаивалъ на необходимости диверс³и.
   Фокъ, вполнѣ соглашаясь, говорилъ:
   - О да, да. Я сдѣлаю диверс³ю въ Заливѣ Джонокъ - и, конечно, поступалъ по своему, не проявляя никакой активной дѣятельности.
   Пока письмо Стесселя доѣхало до Ляояна, генералъ Ноги, постепенно собираясь съ силами, началъ оперировать на Зеленыхъ горахъ.
   Стессель, отправивъ письмо къ Куропаткину, конечно, не вполнѣ былъ увѣренъ въ благопр³ятныхъ для себя результатахъ. Находясь же подъ гнетомъ совершаемаго преступлен³я, онъ идетъ дальше.
   Основываясь на приказѣ намѣстника (I часть, стр. 62) и пользуясь военными событ³ями, разыгрывавшимися на передовыхъ позиц³яхъ, начинаетъ непосредственно сноситься съ Государемъ Императоромъ. Онъ начинаетъ составлять телеграммы, въ полной мѣрѣ не отвѣчавш³я дѣйствительности. Начинаетъ доносить завѣдомую ложь, возводя поражен³я и отступлен³я въ ввѣренномъ ему ра³онѣ въ побѣды, и въ концѣ концовъ добивается вышеприведенныхъ телеграммъ отъ Гоеударя Императора и Государыни-Матери.
   Мы, съ комендантомъ во главѣ, понят³я не имѣли, что Стессель совершаетъ подлогъ. Мы, читая телеграмму Государя, лишь поражалпсь героическимъ нахальствомъ генерала, рѣшающагося доноснть своему Государю завѣдомую дожь.
   Правъ, вполнѣ правъ генеральнаго штаба капитанъ Одинцовъ, говоривш³й мнѣ: - Всѣ, соприкасавш³еся съ генераломъ (Стесселемъ), знаютъ его положительныя качества, даже рѣдк³я, а именно: отсутств³е боязни передъ отвѣтственностью за принятое рѣшен³е и способность провести въ жизнь это рѣшен³е.

 []

   Жаль только, что эти "рѣдк³я качества" генералъ направлялъ въ преступную сторону.
   Эти "качества" очень цѣнны въ полководцѣ, если они направлены на пользу отечества, а не въ преступныхъ цѣляхъ преслѣдован³я личныхъ интересовъ.
   Въ Япон³и, напримѣръ, за "качества", направленныя не въ пользу народа, народъ бы давно потребовалъ смерти такого полководца.
   Тамъ онъ удивительно мстителенъ къ лицамъ, его опозорившимъ и раззорившимъ.
   У насъ же нравы мягче, гуманнѣе. Вѣдь мы христ³ане!
   Итакъ, въ Артурѣ всѣ возмущались - я говорю, конечно, о сознательной части гарнизона - поступками генерала Стесселя, прекрасно оцѣнивая, какъ растлѣвающе дѣйствуетъ эта ложь на массу нижнихъ чиновъ, но помочь горю никто не могъ. Все ограничивалось лишь платоническимъ негодован³емъ.
   Были попытки написать обо всемъ намѣстнику, но Стессель быстро локализировалъ ихъ. Поступалъ онъ очень просто: всѣ письма на имя намѣстника и другихъ высокопоставленныхъ лицъ читались и неудобныя - конфисковывались.
   Гражданск³й комиссаръ полковникъ Вершининъ попробовалъ вначалѣ обо всемъ доносить намѣстнику и удивлялся, отчего послѣдн³й ничего не отвѣчаетъ.
   Разгадка была очень проста. Покойный начальникъ штаба Стесселя генералъ-ма³оръ Разнатовск³й однажды прямо сообщилъ Вершинину.
   - Напрасно вы пишете. Всѣ ваши письма Стессель приказалъ конфисковывать.
   Получивъ Высочайш³я телеграммы, Стессель почувствовалъ подъ собой нѣкоторую почву.
   Что же онъ началъ творить послѣ пожалован³я его генералъ-адъютантомъ?
   Тогда онъ окончательно заболѣлъ совѣстью.
  

Взрывъ бомбы на улицѣ.

  
   Раннее утро. Бомбардировка только что началась.
   Управляющ³й типограф³ей "Новаго Края" г. Томаровичъ спѣшитъ окончить туалетъ и уйти изъ своего дома, который какъ разъ на створѣ непр³ятельской батареи, обстрѣливающей портъ. Взрывы снарядовъ учащаются. Сегодня они что-то ужъ много рвутся; по улицамъ ставни заперты изъ предосторожности, для защиты отъ мелкихъ осколковъ.
   - Слышу, говоритъ г. Томаровичъ, приближающ³йся вой снаряда; не успѣлъ сообразить - глухой ударъ, взрывъ, въ окнѣ пламя, дымъ и визгъ осколковъ, и все стихло.
   Только дымъ, тяжелый, удушливый, тянулся къ разбитому окну. Выглянулъ на улицу и замеръ...
   У самаго окна, какъ шелъ и при свистѣ посторонился къ стѣнѣ, такъ и завалился солдатикъ - отъ головы остались лишь темянныя кости. Голову потомъ неосторожный извозчикъ переѣхалъ.
  

11 августа. Восточный фронтъ.

Конецъ августовскихъ штурмовъ.

  
   Около 11 час. ночи 10 августа, японцы усиленными перебѣжками стали подтягивать значительныя силы къ Заредутной батареѣ.
   Масса японцевъ, пользуясь складками мѣстности, ползла въ направлен³и этой батареи.
   Наши передовыя стрѣлковыя охранен³я открыли частый ружейный огонь.
   Въ 12 часовъ, сосредоточившись противъ Заредутной батареи, японцы бросились впередъ.
   Натискъ былъ энергичный, настойчивый и сильный, но сломился о несокрушимую стойкость нашихъ. Японцы въ одномъ мѣстѣ нѣсколько продвинулись. Это было ихъ гибелью: стрѣлки дружно, съ громовымъ "ура" бросились впередъ въ штыки и почти всѣхъ уничтожили - перекололи. Оставш³еся бросились бѣжать, но валились подъ градомъ летѣвшнхъ имъ вслѣдъ пуль.
   Непр³ятельск³е прожекторы свѣтили мѣсто атаки. Со стороны непр³ятеля быстро подходила поддержка, но, попадая подъ страшный ружейный и пулеметный огонь, быстро таяла. Японцы, подбодряемые шрапнельнымъ огнемъ своей же артиллер³и, ломились впередъ, уничтожаемые огнемъ и штыкомъ.
   Груды труповъ увеличивались. Первый бѣшеный натискъ былъ парализованъ. Штурмъ со страшными потерями былъ отбитъ. Непр³ятель отошелъ, скрывшись въ оврагахъ, балкахъ и лощинахъ. Въ это время Смирновъ приказалъ снять резервъ десанта.
   Въ 2 часа 10 минутъ, противникъ густыми колоннами вновь бросился на штурмъ на участкѣ между Заредутной батарее³³ и большимъ Орлинымъ Гнѣздомъ.
   Опять затрещали винтовки и пулеметы. На сравнительно небольшой площади началось страшное истреблен³е японцевъ.
   Колонна за колонной шли впередъ, въ одномъ мѣстѣ прорвались черезъ Китайск³й валъ, но попали подъ перекрестный огонь поршневыхъ оруд³й на капонирѣ II и Лаперовской батареѣ.
   Шелъ упорный, настойчнвый, бѣшеный бой.
   Ружейныи и пулеметный огонь временами доходилъ до невѣроятнаго напряжен³я; вдругъ мѣстами слабѣлъ - тамъ шла штыковая работа - и вновь возобновлялся, когда, покончивъ съ ближними, стрѣлки открывали залпы по бѣжавшимъ впереди японцамъ.
   Въ 2 часа 45 минутъ противникъ опять не выдержалъ и остановилъ штурмъ, оставивъ на крѣпостныхъ веркахъ груды мертвецовъ.
   Къ мѣсту боя бѣгомъ спѣшилъ нашъ частный резервъ.
   Наступило затишье. Раздавались лишь рѣдк³е сух³е выстрѣлы изъ винтовокъ по показывавшимся въ лучѣ японскихъ же прожекторовъ отдѣльнымъ японцамъ.
   Въ началѣ 3-го часа начался трет³й въ эту ночь штурмъ.
   Противникъ густыми колоннами бросился впередъ и на половину завладѣлъ Ручьевской батареей.
   Введенный въ бой резервъ открылъ мѣтк³й, сильный и частый огонь, перешедш³й въ рукопашный бой, который былъ настолько свирѣпымъ, что, несмотря на всѣ усил³я, на всю храбрость, полное презрѣн³е къ смерти и подбадриван³е съ тылу своимъ же огнемъ - японцы въ безпорядкѣ отхлынули. Трет³й штурмъ былъ отбитъ.
   Понявъ, что ничего не подѣлаешь, артиллер³я противннка открыла сосредоточенный шрапнельный и фугасный огонь по лин³и, на которую велись штурмовыя колонны.
   Началось долблен³е. Генералъ Горбатовск³й, лично руководивш³й боемъ и находивш³йся уже шестыя сутки въ сферѣ непр³ятельскаго артиллер³йскаго и ружейнаго огня, приказалъ резервамъ отойти въ уцѣлѣвш³я прикрыт³я и блиндажи.
   Всѣ напряженно ожидали четвертаго штурма. Но солнце взошло, артиллер³йское долблен³е продолжалось, а четвертаго штурма не дождались. Только груды труповъ передъ верками крѣпости.
   На правомъ флангѣ восточнаго фронта ночь на 11-е число прошла совершенно покойно.
  

Уборка труповъ.

(Показан³е очевидца).

  
   11-го августа изъ штаба укрѣпленнаго ра³она, за подписью полковника Рейса, было получено приказан³е убрать трупы въ той же мѣстности, что и въ прошлый разъ.
   90 китайскихъ кули, съ кирками и лопатами и пятью артиллер³йскими повозками, въ сопровожден³и жандармовъ, отправились по назначен³ю.
   Отъ 12 часовъ ночи и до 2 часовъ проработали безпрерывно. Ровно въ 2 часа японцы открыли ружейный и оруд³йный огонь, который, однако, минутъ черезъ 20 прекратили. Убитъ былъ китаецъ, раненъ й китаецъ, и контуженъ ун.-оф. Ѳедоровъ. Зарыто около 800 японскихъ труповъ, подобранныхъ впереди позиц³и, и около 100 было подобрано въ нашихъ окопахъ и зарыто; кромѣ того, вывезено на повозкахъ 6 труповъ нашихъ стрѣлковъ.
   Зловон³е было ужасное: затыкали въ ноздри вату, пропитанную гвоздичнымъ спиртомъ, но ничего не помогало...
   Уборка труповъ продолжалась до 5 часовъ утра 12 августа.
  

Выписки изъ дневника покойнаго полковника С. А. Рашевскаго.

  
   Признавая въ покойномъ Сергѣѣ Александровичѣ выдающагося, талантливаго инженера и геройски храбраго офицера, я подолгу и часто бесѣдовалъ съ нимъ по поводу развертывавшихся передъ нами событ³й, напоминавшихъ собою скорѣе кошмаръ, чѣмъ дѣйствительность.
   Всегда корректный, сдержанный, крайне политичный и осторожный - онъ иногда измѣнялъ себѣ и прямо ругательски-ругалъ все высшее начальство, съ генераломъ Базилевскимъ во главѣ. Исключительно къ кому онъ относился съ дѣйствительнымъ уважен³емъ, это былъ комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ.
   Въ частыхъ интимныхъ бесѣдахъ онъ прямо мнѣ говорилъ:
   - Комендантъ здѣсь единственное лицо съ своей собственяой разумной иниц³ативой, съ трезвымъ и просвѣщеннымъ взглядомъ на вещи, неуклонно и творчески проявляющ³й вездѣ свои недюжинныя способности. Съ нимъ можно работать. Это человѣкъ глубокихъ знан³й. Онъ не разбрасывается, не размѣнивается на мелочи и умѣетъ разграничивать дѣятельность начальника и подчиненныхъ. Онъ страшно, неумолимо требователенъ, но согласитесь, что работы такая уймища, что ему нѣтъ времени лясы точить. Согласитесь, что здѣсь все разлѣнилось настолько, что даже теперь, когда надъ нами виситъ гроза осаждающей арм³и, мы не хотимъ добросовѣстно работать.
   Въ моемъ дневникѣ, который я велъ въ Артурѣ день за днемъ, эта фраза записана въ ея неприкосновенной точности и глубоко запечатлѣлась въ моей памяти.

 []

   Въ своей "Правдѣ" я стремлюсь и имѣю много данныхъ сказать правду о Портъ-Артурѣ; если у меня появляются неточности, то да проститъ меня читатель, а участникъ обороны Портъ-Артура пусть возражаетъ: это только поможетъ воскреснуть правдѣ. Эпопея Артура заключаетъ въ себѣ милл³онъ мелочей, отдѣльныхъ положен³й, съ которыми одному лицу не справиться.
   Г. Тимченко-Рубанъ являясь талантливымъ защитникомъ стараго режима и будучи убѣжденнымъ сторонникомъ того, что создан³е многообразныхъ и восхитительныхъ проектовъ крѣпостей на бумагѣ въ центральныхъ учрежден³яхъ, вполнѣ достаточно для успѣшнаго веден³я войны, въ статьѣ: "По поводу Правды о Портъ-Артурѣ" пишетъ: "...Эпопея Портъ-Артура - дѣло народное, близкое каждому честному русскому сердцу, каждому пытливому уму сознательнаго русскаго гражданина. И мнѣ кажется, что каждый русск³й военный, могущ³й внести въ вопросъ о Портъ-Артурской "акц³и"(?) хотя лучъ правдиваго свѣта на почвѣ полной объективности, могущ³й тѣмъ умѣрить вакханал³ю разоблачителей, могущ³й ослабить горечь якобы проявившихся у Артура русской несостоятельности и русскаго непотизма, обязанъ отбросить скромность, отбросить боязнь упрека за добровольческ³й выпадъ въ защиту стараго режима и въ защиту лицъ, созидавшихъ Портъ-Артуръ и оборонявшихъ эту крѣпость, обязанъ громко и во всеуслышан³е сказать о томъ, что ему извѣстно положительно и безусловно"...
   Мнѣ пришлось быть свидѣтелемъ обороны въ лицѣ военнаго корреспондента. Горизонтъ моихъ наблюден³й былъ великъ. Я всегда зналъ приблизительно все, что творилось въ крѣпости, путемъ общен³я со всѣми начальствующими лицами и неустанныхъ поѣздокъ по передовымъ позиц³ямъ и оборонительной лин³и.
   Я не былъ ни раненъ, ни контуженъ. Но я нравственно много выстрадалъ, живя въ течен³е 9 мѣсяцевъ въ какомъ-то кошмарѣ.
   Я собиралъ матер³алы упорно, настойчиво, чтобы впослѣдств³и подѣлиться своими наблюден³ями.
   За одно только желан³е написать впослѣдств³и книгу - люди Артура, которые въ Артурѣ создавали кошмаръ, обвинили меня въ томъ, что я японск³й шп³онъ, и, если бы не заступничество офицеровъ-рыцарей, я бы давнымъ-давно былъ повѣшенъ въ Артурѣ, какъ предатель.
   Тотъ, кто пережилъ осаду Артура, тотъ, кто видѣлъ, что тамъ творилось, не можетъ, разъ это все онъ перестрадалъ, писать и говорить о ней покойно и хладнокровно.
   Современникъ не можетъ писать объективно. Я и не претендую на объективность: Я черезъ-чуръ еще близко стою къ пережитому. Истор³я разберетъ, кто правъ, кто виноватъ. Врядъ ли она... "станетъ въ защиту стараго режима и въ задиту лицъ, созидавшихъ Портъ-Артуръ": черезъ-чуръ онъ и они дорого стоятъ Росс³и и въ нравственномъ и въ матер³альномъ отношен³и.
   Я пишу то, что я видѣлъ собственными глазами, слышалъ собственными ушами, пишу то, что документально достовѣрно.
   Еще задолго до того времени, когда генералъ Стессель лишилъ меня зван³я военнаго корреспондента, я обратился къ полковнику Рашевскому съ просьбой воспользоваться его дневникомъ и сдѣлать выписки, которыя меня интересуютъ, какъ частнаго наблюдателя.
   Сергѣй Александровичъ согласился. Я сдѣлалъ эти выписки и теперь, въ подтвержден³е многаго, что я пишу въ своей книгѣ, привожу ихъ текстуально (подлинный дневникъ находится, насколько мнѣ извѣстно, въ инженерномъ вѣдомствѣ).
   Повторяю, если у меня будутъ неточности, пусть возражаютъ съ фактами и документами въ рукахъ - я только буду благодаренъ.
   Читатель долженъ знать, что Рашевск³й былъ неутомимый работникъ, онъ завѣдывалъ всѣми инженерными работами на атакованномъ сѣверо-восточномъ фронтѣ, въ оборону котораго влагалъ всю душу, всѣ свои недюжинныя способности, работая день и ночь среди непрерывной смертельной опасности.
   Вотъ что записано у него въ дневнпкѣ, отвѣчающемъ 11-му августа.
   "Да, наши временныя прикрыт³я совершенно безсильны противъ бризантныхъ снарядовъ - необходимо въ мирное время въ промежуткахъ между фортами сдѣлать безопасныя помѣщен³я для пороховыхъ погребовъ и для людей.
   Больше всего достается злополучной батареѣ лит. Б. Положен³е этой батареи, въ смыслѣ оказываемой ею поддержки сосѣднимъ - укрѣплен³ю второму, Куропаткинскому люнету и редутамъ, превосходное, но зато, въ смыслѣ укрыт³я и маскировки, батарея отчаянная: и сама она видна отовсюду, и оруд³я ея, поставленныя для кругового обстрѣла - какъ на блюдечкѣ. Стоитъ только чѣмъ-нибудь выказать этой батареѣ, что она еще жива, т. е. не только выстрѣлить, а даже показаться кому изъ прислуги, и по ней немедленно открывается усиленный огонь бризантными бомбами...
   За эти дни на батареѣ успѣли смѣниться 5 командировъ, изъ которыхъ четырехъ: Вахнѣева, Волкова, Коржинскаго, Данилова, ранило, а Сандецкаго убило. Вообще потери въ крѣпостной артиллер³и тяжелы: изъ 79 офицеровъ уже убыло 30...
   Когда редуты NoNo 1 и 2 заняты японцами, и когда сосѣдн³я съ ними батареи сбиты, особенно важно дѣйств³е батарей Золотой горы, между тѣмъ генералъ Стессель запретилъ стрѣлять изъ нихъ въ виду того, что часть снарядовъ рвется преждевременно"...
  

---

  
   По поводу стрѣльбы съ Золотой горы произошелъ любопытный инцидентъ.
   Такъ какъ преждевременные разрывы съ Золотой горы угрожали безопасности Стесселя (нѣсколько многопудовыхъ осколковъ упали въ садъ и дворъ Смирнова - рядомъ домъ Стесселя) то послѣдн³й, не мудрствуя лукаво, просто приказалъ прекратить стрѣльбу.
   Является къ Смирнову начальникъ крѣпостной артиллер³и генералъ-ма³оръ Бѣлый съжалобой на Стесселя: 11-ти дюймовая батарея, благодаря трусости Стесселя, должна бездѣйствовать, хотя приноситъ огромный вредъ осаждающему.
   - Вотъ что, идемте къ Стесселю - рѣшаетъ Смирновъ.
   Вы скажите ему, что будете стрѣлять стальными бомбами.
   Приходятъ къ Стесселю.
   Генералъ страшно кипятится по поводу преждевременныхъ разрывовъ чугунныхъ бомбъ.
   - Вап³е превосходительство, разрѣшите стрѣлять стальными - проситъ Бѣлый.
   - А онѣ не рвутся?
   - Никакъ нѣтъ, ваше превосходительство.
   - Хорошо. Но такъ ли?
   Смирновъ энергично поддерживаетъ Бѣлаго. Вышли.
   - Ну, вотъ и отлично! потирая руки, говоритъ Смирновъ.- Дуйте чугунными, ихъ пропасть.
   Запасъ стальныхъ бомбъ для Золотой горы ограниченный. Онѣ не рвутся - только ихъ мало.
   Всѣ преждевременные разрывы чугунныхъ бомбъ относите за счетъ непр³ятельскихъ снарядовъ.

 []

   Бѣлый такъ и исполнилъ.
   Золотая гора начала неистовствовать, нанося огромный вредъ противнику. Случайные же, подчасъ очень частые разрывы относили за счетъ непр³ятеля.
   Стессель успокоился, но скоро узналъ, что его перехитрили. Страшно онъ ругалъ вмѣстѣ со своими Смирнова, но протестовать не рѣшался, т. к. гора была грозой для японцевъ.
   Однимъ изъ осколковъ преждевременно разорвавшагося снаряда были изувѣчены два подростка, портовые мастеровые.
   Въ 12 ч. дня они отдыхали на склонѣ Золотой горы. Упавш³й осколокъ оторвалъ у обоихъ по ногѣ.
   Врядъ ли эти мальчики (я ихъ видѣлъ впослѣдств³и въ госпиталѣ), оставш³еся на всю жизнь калѣками по милости "отечественной" небрежности, станутъ "вь защиту стараго режима".
  

Изъ дневника С. А. Рашевскаго.

  
   "... Къ вечеру изъ Ляояна отъ Куропаткина прибылъ гонецъ-китаецъ съ письмомъ нижеслѣдующаго содержан³я: "Я отступаю къ Ляояну подъ сильнымъ натискомъ превосходныхъ силъ трехъ японскихъ корпусовъ. У Ляояна думаю дать генеральное сражен³е. Черезъ мѣсяцъ съ небольшимъ надѣюсь перейти въ наступлен³е..."
   Это извѣст³е главнокомандующаго буквально насъ всѣхъ возмутило: онъ себѣ даже не потрудился выяснить тяжесть нашего положен³я; видимо, ему совершенно не ясна обстановка крѣпостной войны и положен³е Артура, совершенно почти неподготовленнаго къ противодѣйств³ю нынѣшнимъ бризантнымъ снарядамъ. И безъ того онъ слишкомъ былъ непопуляренъ неудачей своихъ дѣйств³й, скорѣе даже полной бездѣятельностью въ течен³е болѣе 5 мѣсяцевъ, своей наглой разсчетливостью - допустить высадку японцевъ, чтобы затѣмъ ни одного уже не выпустить обратно; теперь же этотъ новый, точный разсчетъ - начать наступлен³е черезъ мѣсяцъ съ небольшимъ - и холодное отношен³е его къ участи Артура окончательно дискредитировали его въ глазахъ нашего гарнизона...
   Въ госпиталяхъ сейчасъ 4700 человѣкъ..."
  

Лаперовская гора.

  
   Названа въ честь командира 20-й батареи 4-ой восточно-сибирской стрѣлковой артиллер³йской бригады, подполковника Ивана Николаевича Лаперова. Батарея, расположенная на этой горѣ, подъ командой подполковника Лаперова, съ 10-го августа вплоть до капитуляц³и Артура оказала во время осады и при отбит³и всѣхъ штурмовъ блестящ³я, неоцѣненныя услуги.
   8-го августа утромъ подполковникъ Лаперовъ получилъ отъ полковника Мехмандарова записку, съ приказан³емъ коменданта крѣпости - занять гору близъ форта III и перемѣстить туда свою батарею.
   Къ часу дня, въ то время, когда артиллер³йская канонада начала нѣсколько стихать, прибыли ьъ штабъ Горбатовскаго Мехмандаровъ и Лаперовъ съ своимъ старшимъ батарейнымъ офицеромъ капитаномъ Шихлинскимъ. Генерала Горбатовскаго они нашли у Скалистаго Утеса и доложили ему о приказан³и коменданта.
   Положен³е с.-в. фронта было тяжелое послѣ четырехдневной непрерывной бомбардировки.
   Генералъ Горбатовск³й былъ утомленъ и крайне взволнованъ.
   - Как³я тутъ батареи! Видите, что творится кругомъ. Часы сосчитаны. Кажется, придется III-³й фортъ очищать. Поѣзжайте и доложите коменданту, въ какомъ мы находимся положен³и. Пусть пр³ѣдетъ, посмотритъ, укажетъ, что дѣлать.
   Всѣ были поражены!
   Встрѣтили адъютанта - спросили.
   Адъютантъ: - Положен³е - критическое.
   Тогда Лаперовъ, Шихлинск³й, съ Мехмандаровымъ во главѣ, отправились искать удобныя позиц³и.
   Мехмандаровъ выбиралъ, выбиралъ - ничего не выбралъ; незамѣтно добрались до штаба ра³она. Домъ послѣдняго былъ построенъ у поднож³я холма, черезъ улицу отъ него дома Смирнова и Стесселя.
   На этомъ холмѣ Мехмандаровъ остановился.
   Совершенно случайно встрѣчаютъ самого Смирнова.
   - Вы что тутъ дѣлаете?
   - Артиллер³йскую позиц³ю выбираемъ, отвѣтилъ Мехмандаровъ.
   - Да вы бы, полковникъ, ужъ лучше у меня на квартирѣ выбрали позиц³ю. Вѣдь кажется, я ясно указалъ ее: гора, отступя и правѣе Курганной. Взгляните на карту.
   Дѣло, какъ оказалось, представлялось въ слѣдующемъ видѣ. Когда шли августовск³е штурмы, всѣмъ распоряжался Смирновъ, безъ вмѣшательства Стесселя. Коменданта рвали на части. Уѣзжая на фронтъ и не имѣя времени дождаться начальника полевой артиллер³и с.-в. фронта полковника Мехмандарова, Смирновъ, встрѣтивъ начальника штаба ра³она полковника Рейса, приказалъ: - Поставьте полевую артиллер³ю на хребтѣ горъ, отъ Безыменной къ укрѣплен³ю III (тогда эти горы еще не имѣли назван³й), при чемъ указалъ ему предполагаемыя позиц³и на картѣ. Полковникъ Рейсъ, абсолютно не знавш³й крѣпости, передавая это приказан³е Мехмандарову, перепуталъ; послѣдн³й же, услышавъ отъ генерала Горбатовскаго тревожное заявлен³е, "что часы сосчитаны", понялъ, что комендантъ требуетъ выбора ряда позиц³й, эшелонированныхъ въ глубь.
   Вотъ тутъ-то, при случайной встрѣчѣ коменданта съ Мехмандаровымъ и Лаперовымъ, все разъяснилось. Только тутъ они поняли наконецъ, чего требуетъ отъ нихъ Смирновъ.
   Комендантъ продолжалъ:
   - Повторяю, сухопутный фронтъ, какъ вы видите и слышите, на с.-в. умолкъ, слабо себя проявляетъ. Вы, полевая артиллер³я, конечно, не въ состоян³и бороться съ непр³ятельской осадной артиллер³ей. Поставьте полевыя оруд³я на наивыгоднѣйшихъ позиц³яхъ хребта горъ, отъ Безыменной до укрѣплен³я III-го, закрыто.
   Поражайте прислугу непр³ятельской артиллер³и шрапнелью и держите ее въ постоянномъ нервномъ напряжен³и.
   При постановкѣ оруд³й, придерживайтесь перваго артиллер³йскаго гребня, чтобы съ началомъ штурма, который назрѣваетъ, можно было быстро выкатить оруд³я на гребень и бить по штурмующимъ колоннамъ. Я приказалъ уже инженерамъ разработать дорогу и двухбарбетную установку для вашихъ оруд³й.
   Мехмандаровъ уѣхалъ, съ нимъ Лаперовъ и Шихлинск³й.

 []

   Вернулись на фронтъ. Искали, искали. Нашли позиц³ю для одного взвода рядомъ съ Малымъ Орлинымъ Гнѣздомъ и доложили Кондратенко.
   - Да генералъ Смирновъ указалъ гору за Курганной и правѣе. Пойдемте, поищемъ, говоритъ Кондратенко.
   Искали, долго искали. Темно стало. Не нашли.
   Кондратенко: - Полковникъ Лаперовъ, поставьте одинъ взводъ здѣсь, а батарею оставьте на Большой горѣ, завтра узнаемъ отъ коменданта подробнѣе.
   Къ вечеру 9-го августа поняли наконецъ-какой хребетъ, какую гору подразумѣвалъ Смирновъ.
   Позднимъ вечеромъ Лаперовъ привелъ батарею къ штабу Горбатовскаго и хотѣлъ ее провести напрямки на гору.
   Горбатовск³й запротестовалъ.
   - Ведите батарею кругомъ. Слышите, какъ тихо. Будете шумѣть, поднимете тревогу - японцы сейчасъ откроютъ огонь.
   Лаперовъ: - Помилуйте, ваше превосходительство. Вѣдь этакъ всю ночь придется блуждать! Мы не успѣемъ оруд³й поставить! Вонъ двуколки же шумятъ. А мы мигомъ проѣдемъ, намъ рукой подать.
   Горбатовск³й протестовалъ.
   Лаперовъ ослушался.
   - Рысью маршъ! батарея загремѣла и черезъ полчаса была уже у подошвы намѣченной горы.
   10-го утромъ оруд³я были разставлены на Лаперовской и Митрофаньевскихъ горахъ, а въ ночь съ 10-го на 11-ое батарея уже отбивала штурмъ на Китайскую стѣнку противъ Волчьей батареи.
   Лаперовъ поражалъ штурмующ³я колонны черезъ Волчью гору шрапнелью на дистанц³и менѣе одной версты высокими разрывами, т. к., въ виду малаго разстоян³я и пересѣченной мѣстности, нельзя было поражать настильнымъ огнемъ (брался прицѣлъ на дальнюю дистанц³ю, а дистанц³онная трубка ставилась на близкую).
   Корректировку велъ капитанъ Ручьевъ. Его батарея временами должна была бездѣйствовать, т. к. штурмующ³я колонны попадали въ мертвое пространство.
   Когда шелъ штурмъ на стѣнку, то то и дѣло прибѣгали къ Лаперову стрѣлки и настойчиво просили.
   - Ваше высокород³е, не жалѣйте, не жалѣйте снарядовъ. Какъ только раздастся вашъ залпъ, японцы, какъ мухи, валятся.
   Кромѣ батареи Лаперова, доминирующее значен³е при штурмѣ имѣли поршневыя оруд³я, поставленныя на капонирѣ ²²-омъ. Оруд³я эти своимъ прицѣльнымъ, уб³йственнымъ огнемъ поражали штурмующ³я колонны и резервы во флангъ и въ тылъ.
   Они тысячами положили атакующихъ, и долину, въ которой они устроили эту бойню, защитники с.-в. фронта назвали Долиной смерти.
   Штурмъ былъ отбитъ! Не будь Лаперовской батареи и двухъ оруд³й на второмъ капонирѣ, не поражай они такъ удачно,- возможно, что японцы бы прорвались. А вѣдь это было 11-го августа.
   Выборъ артиллер³йской позиц³и для батареи былъ блестящ³й, и мы этимъ обязаны коменданту, выбравшему ее, Мехмандарову и Лаперову, сумѣвшимъ использовать всѣ ея выгоды.
   Въ эту ночь мы ничего не отдали врагу.
   Японцы, потерявъ 22,000 людей, поняли, что Артура имъ открытой силой не взять.
   Первый актъ великой артурской трагед³и кончился.
  

Протестъ Япон³и.

  
   Ночной штурмъ 11-го августа на центръ сѣверо-восточнаго фронта былъ финаломъ августовскихъ штурмовъ.
   Напрасно генералъ Ноги, командующ³й осадной японской арм³ей, намекалъ корреспонденту "Daily Mail" во время его перваго съ нимъ свидан³я:- Вы прибыли удачно, какъ разъ во-время - ни рано, ни поздно: вы увидите заключен³е нашей побѣдоносной кампан³и.
   Результаты восьмидневнаго штурма были ничтожны.
   На западномъ фронтѣ мы потеряли Угловую гору съ ея предгор³ями, Панлуншанск³й редутъ сталъ нейтральнымъ. На восточномъ пали лишь редуты I и II.
   И это послѣ непрерывной, страшной бомбардировки и свирѣпыхъ атакъ, которыя стоили японцамъ двадцать двѣ тысячи убитыхъ и раненыхъ.
   Японцы вооч³ю убѣдились, что открытой силой имъ Артура не взять.
   Они поняли, что русск³е не китайцы.
   Они никакъ не ожидали, что крѣпость, которую можно было еще въ январѣ взять "голыми руками", превратилась въ твердыню, о которую разбились десятки тысячъ человѣческихъ жизней.
   Гордые въ сознан³и своего превосходства, они третьяго августа предлагали сдать Артуръ, а 13-го августа на военномъ совѣтѣ, подсчитывая убыль своихъ, пришли къ скорбному сознан³ю, что скоро Артура имъ не взять.
   Япон³я, ежеминутно ожидавшая паден³я Артура, заготовлявшая фонари и флаги для гранд³ознаго нац³ональнаго празднества, должна была сознаться, что, какъ русск³е ни халатны, какъ ни безпечны, но въ тяжелыя минуты, въ послѣдн³я минуты они способны на чудеса.
   Въ странѣ Восходящаго Солнца начали раздаваться негодующ³е голоса, что осадная арм³я не на высотѣ своего положен³я; недовольство готово было перейти въ волнен³я.
   Правительство Микадо поступило очень разумно: всѣмъ недовольнымъ предложили отправиться подъ Артуръ, пополнить убыль арм³и Ноги и показать примѣръ, какъ слѣдуетъ брать крѣпость.
   Самолюб³е гордыхъ японцевъ, въ особенности самураевъ (дворянъ), было задѣто: цѣлые транспорты отваливали съ добровольцами къ берегамъ Артура.
   Впослѣдств³и кптайцы доносили, что въ Луньвантанской долинѣ происходитъ обучен³е вновь прибывшихъ, среди которыхъ много стариковъ и почти дѣтей.
   Оруд³я броненосцевъ и Электрическаго утеса посылали въ долину свои стальныя чудовища, издали (18 верстъ) напоминая о томъ, какъ грозенъ Артуръ.
   При отбит³и сентябрьскаго штурма, дѣйствительно, среди убитыхъ и раненыхъ была масса стариковъ и юношей, почти мальчиковъ.
   Силенъ тотъ народъ духомъ, который въ годину испытан³я способенъ протестъ свой поддержать примѣромъ и дѣломъ.
   Въ бытность свою передъ войной въ Япон³и, близко знакомясь съ истор³ей ея культуры,- я тогда еще пришелъ къ глубокому и непреложному убѣжден³ю, что японцы - это народъ, къ которому побѣдоносно шествуетъ великое будущее.
   Я имѣлъ дерзость объ этомъ писать, но надо мной тогда смѣялись.

 []

  

Свѣдѣн³е отъ китайцевъ.

  
   10 августа въ бухтѣ Луиза высадилось 100 матросовъ. За деревней Худьзятунь, на дистанц³и 50 шаговъ по прямой лин³и, спрятанными въ кукурузѣ и гаолянѣ стоятъ 200 оруд³й, обстрѣливающ³я наши форты и укрѣплен³я. Въ деревнѣ Чжунятунь разбитъ японск³й госпиталь. Въ деревнѣ Юйдо-Санъ (на сѣверъ отъ Артура 10 верстъ) стоятъ 4 большихъ оруд³я, каждое подвозилось 32 лошадьми.
   Японская арм³я, сосредоточенная нодъ Артуромъ, равна 50,000, изъ которыхъ за время тѣсной блокады, считая съ 17 ³юля, убыло ранеными и убитыми отъ 25 до 30 тысячъ.
   Раненыхъ и убитыхъ увозятъ въ Симпхоза, Суандтайгоу и Дальн³й.
  
   Въ этомъ сообщен³и о четырехъ большихъ оруд³яхъ идетъ рѣчь объ одиннадцатидюймовыхъ мортирахъ, которыя съ 18 сентября начали обстрѣливать городъ, портъ и лин³ю обороны.
   Когда мы узнали объ этихъ оруд³яхъ, этихъ колоссальныхъ истребителяхъ, не скажу, чтобы насъ это порадовало.
   Бетонъ на многихъ укрѣплен³яхъ, въ томъ числѣ и на лит. Б, я это утверждаю, не выдерживалъ 130 м.м. снарядовъ - что же насъ ожидало, когда противникъ начнетъ посыпать насъ одиннадцатидюймовыми глыбами?
   Г.г. инженеры, согласивш³еся на сокращен³е толщи бетонныхъ сооружен³й и строивш³е эти бетонныя укрѣплен³я, понесутъ ли они должное возмезд³е? А что бетонъ разрушался, то объ этомъ свидѣтельствуютъ какъ участники обороны, такъ и дневникъ полковника Рашевскаго, погибшаго смертью героя вмѣстѣ съ Кондратенко.
  

12 августа.

  
   Въ 10 часовъ утра было замѣчено, что по горной тропѣ отъ дерезни Дагуньшагоу въ Суншагоу прошла на вьюкахъ горная батарея, по которой удачно открыла огонь батарея No 22 - черезъ четверть часа несли 7 носилокъ, и шло 30 раненыхъ.
   Около 12 часовъ пополудни было замѣчено за Сахарной Головой значительное сосредоточен³е противника, которое было разсѣяно удачнымъ артиллер³йскимъ огнемъ, то же было продѣлано и съ соередоточившейся у желѣзнодорожнаго моста колонной.
   Съ 2 часовъ началась усиленная бомбардтровка Большой горы 120 м.м. непр³ятельскими оруд³ями, и въ это же время изъ деревни Дапалиджуанъ показались японская кавалер³я и пѣхота, немедленно попавш³я подъ огонь нашихъ батарей берегового фронта.
   Съ 5 часовъ вечера началось опять энергичное обстрѣливан³е фугаснымъ и шрапнельнымъ огнемъ лит. Б, батареи тыловой и Малаго Орлннаго Гнѣзда.
   Съ 6 часовъ замѣчено противъ сѣверо-восточнаго фронта частпчное передвижен³е непр³ятеля. которое парализуется мѣткимъ стрѣлковымъ огнемъ.
   Ночь на 12 августа прошла по всей лин³и покойно. Слышалась лишь рѣдкая ружейная стрѣльба, и доносился шумъ отъ передвигавшагося обоза и производимыхъ работъ, по которымъ велась рѣдкая оруд³йная стрѣльба.
   Непр³ятельск³я батареи поддерживаютъ огонь противъ всего восточнаго фронта, особенно аккуратно обстрѣливаютъ сѣверо-восточный фронтъ, начиная отъ Скалистаго Утеса до лит. А.
   Зъ 8 часовъ утра комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ, въ сопровожден³и адъютантовъ - поручика Княз

Другие авторы
  • Ушинский Константин Дмитриевич
  • Кармен Лазарь Осипович
  • Григорович Василий Иванович
  • Чурилин Тихон Васильевич
  • Урусов Сергей Дмитриевич
  • Нагродская Евдокия Аполлоновна
  • Опочинин Евгений Николаевич
  • Чуевский Василий П.
  • Теплова Серафима Сергеевна
  • Благой Д.
  • Другие произведения
  • Глинка Сергей Николаевич - С. Н. Глинка: биобиблиографическая справка
  • Скиталец - Сквозь строй
  • Ростопчин Федор Васильевич - Афиши 1812 года, или Дружеские послания от главнокомандующего в Москве к жителям ее
  • Светлов Валериан Яковлевич - Жизнь цветка
  • Шершеневич Вадим Габриэлевич - М. Россиянский. Перчатка кубо-футуристам
  • Ферри Габриель - Габриель Ферри: биографическая справка
  • Дорошевич Влас Михайлович - Шаляпин в "Мефистофеле"
  • Дмитриев Иван Иванович - Жан-Пьер Клари де Флориан. Отец с сыном
  • Достоевский Федор Михайлович - Кончина и похороны Ф. М. Достоевского
  • Тургенев Иван Сергеевич - Собственная господская контора
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 250 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа