Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть шестая), Страница 3

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть шестая)


1 2 3 4 5 6 7 8

о вошелъ бы въ так³я затруднен³я, кои умножили бы еще болѣе мои прискорб³я. Увѣдомь меня, любезной другъ, что Миссъ Биронъ щастлива. Какой бы ни былъ мой жреб³й; во я чувствую великое удовольств³е, что не вовлекъ никого съ собою въ неизвѣстное состоян³е. Графиня Д.... весьма почтенная женщина. Миссъ Биронъ заслуживаетъ имѣть такую мать, и Графиня никогда не сыщетъ себѣ дочери достойнѣе ее. Колико благополуч³е любезной сей дѣвицы важно для моего щаст³я! я просилъ ее имѣть ко мнѣ дружество; но весьма остерегался желать вести съ нею переписку и очень доволенъ, что въ томъ не положился на свое сердце. Какое было бы тогда мое замѣшательство! Благодарю Бога что не имѣю причины укорять себя. Когда не весьма отважно повергаются въ опасности и не съ лишкомъ полагаются на собственныя свои силы, то могутъ ожидать отъ своего благоразум³я помощи соразмѣрной случаю. Я говорилъ Маркизѣ о Гжѣ. Сфорсъ и ея дочери, и спросилъ ее, не въ Мед³оланѣ ли обѣ с³и госпожи теперь находятся. Вы безъ сомнѣн³я знаете, отвѣчала она мнѣ, как³я жестокости претерпѣла Клементина въ семъ домѣ; Гжа. Сфорсъ заступается за свою дочь. Онѣ обѣ теперь въ Мед³оланѣ. Генералъ клялся никогда съ ними не видаться, естьли только можетъ того миновать. Епископъ имѣлъ нужду уважить всю святость своего закона, дабы ихъ простить. Вамъ не безъизвѣстны, Кавалеръ, причины непозволяющ³я намъ допустить Клементину постричься въ монахини.
   Я узналъ, Сударыня, что ето фамильныя причины, основанныя на завѣщан³и ея дѣда; но я никогда не любопытствовалъ подробнѣе о томъ навѣдываться.
   Дочь моя, Г. мой, имѣетъ весьма знатное помѣстье лежащее подлѣ самаго главнаго изъ нашихъ. Она обязана симъ подаркомъ обѣимъ своимъ дѣдамъ, кои чрезвычайно ее любили и согласились оставить ей твердой знакъ своей нѣжности. Одинъ изъ оныхъ, которой былъ мой родитель, влюбился въ юности своей въ молодую особу весьма великихъ достоинствъ и почиталъ себя весьма увѣреннымъ въ ея сердцѣ; но когда, по соглас³ю обѣихъ фамил³й, заключен³е брака было уже опредѣлено, то по излишнему худо понятому набожеству вдругъ пожелала она заключиться въ монастырь, чего она съ толикою нетерпѣливост³ю желала ,что едва дождалась сроку искуса, дабы произнесть послѣдн³е свои обѣты. По прошеств³и нѣкоего времени она разскаялась въ своей торопливости и печальное ея состоян³е было всѣмъ извѣстно. Родитель мой, хотя впрочемъ былъ ревностный Католикъ возчувствовалъ отъ того непреодолимое отвращен³е къ монастырю; и примѣтя заблаговременно нѣкую степенность въ Клементинѣ принялъ по соглас³ю съ родителемъ моего мужа намѣрен³е ничего не щадитъ, дабы шок-мо лишйшь ее склонности къ монастырской жизни. Ихъ намѣрен³е состояло также и въ томъ, дабы утвердить оба дома хорошими союзами. Словомъ сказатъ, когда объявлено было с³е помѣстье въ продажу и то они купили его на общую сумму для моей дочери и по особливому услов³ю въ ихъ завѣщан³и, положили что естьли Климентина вступитъ въ монастырь, то столь богатое приданое опредѣляется Дауранѣ, дочери сестры моей Сфорсъ.
   Мы нимало не подозрѣвали, чтобъ Даурана имѣла страстныя чувствован³я къ Графу Бельведере и что намѣрена была съ своею матерью склонить дочь мою ко вступлен³ю въ монастырь, дабы сдѣлаться наслѣдницею ея имѣн³я и привлечь къ себѣ Графа. Свирѣпая сестра! свирѣпая тетка! Кто могъ о семъ и помыслить, по изъявлен³ямъ пылкой ихъ любви къ моей дочери? Нещастенъ тотъ денъ, въ которой поручили мы ее ихъ власти!
   Выключая прекраснаго помѣстья, ей подареннаго, мы можемъ еще много сдѣлать въ ея пользу. Весьма мало въ Итал³и столь богатыхъ фамил³й, какъ наша. Ея братья нимало тогда не думаютъ о своей пользѣ, когда дѣло идетъ о ея выгодахъ, и я должна ей также отдать с³ю справедливость, что ея великодуш³е нимало не уступаетъ ихъ щедрости. Наши дѣти никогда не знали, что такое есть ссора. Выгода одного составляетъ выгоду другаго. С³я дочь, с³я любезнѣйшая дочь во всякое время составляла утѣхи своея фамил³и. Сколь бы велика была наша радость, естьлибъ увидѣли ее въ прежнемъ здрав³и и совокупишеюся бракомъ съ такимъ человѣкомъ, коего бы избрала она по своему сердцу! Впрочемъ мы всегда примѣчали, что не взирая на расположен³е своихъ дѣдовъ она имѣла склонность къ монастырской жизни. Но теперь, Кавалеръ, нимало не удивляйтесь что мы рѣшились до того ее не допустить. Можемъ ли мы согласиться видѣть жестокость Даураны награжденною, наипаче когда не въ состоян³и находимся изтребить изъ мыслей нашихъ побудительныхъ причинъ ея варварства? Ожидала ли я когда нибудь такого поступка отъ сестры моея Сфорсъ? Но чего не въ состоян³и сдѣлать любовь и корысть, когда обѣ с³и страсти соединятъ свои силы; одна царствуетъ въ сердцѣ дочери, а другая въ сердцѣ матери? Увы! онѣ испровергли разумъ дражайшея моей Клементины. Единое имя Даураны приводитъ ее въ ужасъ.
   Я опасаюсь, любезной мой Докторъ, и съ нетерпѣн³емъ желаю видѣть предметъ толикихъ слезъ. Я желалъ бы, чтобъ съ нею не было Генерала. Я сумнѣваюсь, чтобъ могъ удержаться въ границахъ умѣренности, когда онъ преступитъ оную. Мое сердце увѣряетъ меня что я не заслужилъ еще, чтобъ со мною такъ поступали и что отъ равныхъ мнѣ или превосходящихъ меня я не въ состоян³и того снести. Я признаюсь вамъ въ семъ съ смущен³емъ; ибо с³я гордость составляетъ чрезвычайной порокъ, которой надлежало бы мнѣ давно изтребить.
   Прошу засвидѣтельствовать искреннее мое почтен³е тѣмъ, коихъ, какъ вы знаете, я люблю, равно Г. и Гжѣ Ревсъ. Я почитаю Шарлотту щастливою. Естьлижъ чего недостаетъ ея благополуч³ю, то я увѣренъ что ето происходитъ отъ нее. А какъ я люблю съ равною нѣжност³ю обѣихъ моихъ сестеръ, то пусть не подаетъ она мнѣ причины сказать, что старшая лучше ее, а слѣдственно и любезнѣе.
   Олив³я меня безпокоитъ; мнѣ стыдно за ее и за себя, что невзирая на знатность своего рода, и на хорош³я качества она сдѣлала такой поступокъ, которой сама бы не похвалила въ другой особѣ. Когда женщина преступила с³ю разборчивость, которая составляетъ защиту скромности; то что остается и самой скромности къ укрыт³ю себя отъ непр³ятеля?
   Скажите моей Емил³и, что она никогда не выходитъ изъ моей памяти, и что выключая изящныхъ образцевъ, кои она имѣетъ передъ своими глазами, примѣры Миссъ Бирон никогда не должны выходишь изъ ея мыслей.
   Къ Милорду Л.... и Милорду Ж.... чувствую я всю братнюю мою любовь. Я не имѣлъ времени писать къ любезному моему Бельшеру; но писать къ вамъ значитъ то же что и къ нему.
   Теперь вы видите всю внутренность моего сердца. Естьли въ семъ письмѣ или въ предбудущихъ усмотрите вы что ниесть такого, коего сообщен³е покажется вамъ требующимъ нѣкоей осторожности, то я полагаюсь на вашу скромность съ большею довѣренност³ю нежели на свою.
   Я ожидаю отъ моихъ друзей много писемъ по первой почтѣ. Мое отечество, которое я всегда любилъ, никогда еще не было столь драгоцѣнно какъ теперь вашему и проч,
  

Грандиссону.

  

ПИСЬМО LХ²Х.

Кавалеръ Грандиссонъ къ Доктору Барлету.

  

Изъ Болон³и, 22 Ма³я.

   Епископъ Ноцера отправился вчерашняго числа въ Урбинъ въ томъ единомъ намѣрен³и дабы самому извѣститься о здоровьѣ своей сестры; а можетъ быть и для того, дабы уговорить Генерала видѣться со мною съ учтивост³ю. Естьлибъ я былъ уверенъ, что честный Прелатъ почелъ с³ю предосторожность нужною, то моя гордость чувствительно была бы тѣмъ тронута.
   Графъ Бельведере прибылъ вчера въ вечеру въ Болон³ю. Онъ тотчасъ сыскалъ случай со мною видѣться на единѣ. Разговаривая долгое время со мною признался онъ мнѣ съ довѣренност³ю, что ему предлагали о бракѣ съ Госпожею Даураною, но онъ отвѣчалъ, что его сердце уже занято, хотя и съ малою надеждою; и что онъ ни мало не жалѣетъ о столь краткомъ отвѣтѣ, поелику знаетъ съ какою жестокост³ю и по какимъ побудительнымъ причинамъ начинщики сего дѣла ввергли въ болѣзнь наисовершеннѣйшее творен³е природы. Вы видите, присовокупилъ онъ, что я изъясняюсь съ вами безъ всякой скрытности. Вы чрезвычайно бы меня обязали, Кавалеръ, естьлибъ изволили объявить мнѣ, въ чемъ состоятъ теперь собственныя ваши намѣрен³я. Но я съ великимъ удовольств³емъ желалъ бы услышать отъ самихъ васъ о всемъ происшедшемъ между вами, Клементиною и фамил³ею до выѣзду вашего изъ Итал³и. Они съ своей стороны уже разсказали мнѣ свое повѣствован³е.
   Я разсказалъ ему свое приключен³е съ такою вѣрност³ю, что онъ весьма былъ доволенъ. Ето тоже самое, сказалъ онъ мнѣ, о чемъ уже я извѣстенъ. Естьлибъ вы были одного съ Клементиною закона, то не осталось бы нималѣйшей надежды для другаго человѣка. Я истинно уважаю ея благочест³е и приверженность къ закону; но мое сердце еще не столько стѣснено, чтобъ не отдать равной справедливости и вашимъ чувствован³ямъ. А поелику ея болѣзнь есть случайная, то я никогда и помышлять бы не сталъ о другихъ женщинахъ, естьли бы могъ ласкаться, что она не почтетъ себя нещастною со мною. Говорите откровенно, я знаю что они желали вашего возвращен³я. Съ тѣмъ ли намѣрен³емъ пр³ѣхали вы, чтобъ сочетаться съ нею бракомъ, естьли она получитъ прежнее свое здрав³е?
   Я отвѣчалъ ему тоже самое что и Маркизѣ. А онъ столько казалось былъ мною доволенъ, сколько и я имъ. И такъ тогоже самаго дня возвратился онъ въ Парму.
  

Въ пятницу, 23 Ма³я.

   Прелатъ возвратился. Клементина чрезвычайно была больна лихорадкою. Коликихъ не претерпѣла она скорбей? Епископъ увѣряетъ меня что Генералъ и его супруга почитаютъ себя обязанными за тѣ труды, кои я употребилъ для услугъ ²еронима. А какъ лихорадка въ Клементинѣ миновалась, то она будетъ сюда дня черезъ два.
   Съ какою нетерпѣливост³ю желаю я ее видѣть! Однако с³е зрѣлище ничего иннаго мнѣ не обѣщаетъ кромѣ горести. Она, какъ говорятъ, есть истое изображен³е безмолвной печали. Черты ея одинаковы, присовокупляетъ Епископъ, хотя она и весьма худощава. Ей сказали, что ²еронимъ приходитъ въ лучшее состоян³е: любезной вашъ ²еронимъ, повторилъ Генералъ. Она съ нѣжност³ю произнесла с³е имя; и потупя свои взоры, опять впала въ глубочайшую задумчивость. Потомъ произнесли ей также и мое имя. Она съ торопливост³ю оглянулась вокругъ себя, какъ будто бы надѣясь кого нибудь увидѣть. Но услыша по случаю нѣкоторой шумъ содрогнулась и ухватилась обѣими руками за Камиллу съ смущенными глазами, опасаясь по видимому чтобъ не увидѣть жестокой Даураны. Коликихъ мучен³й не претерпѣла ли она отъ ея варварства?
  

Въ Пятницу въ вечеру.

   Я препровождаю большую половину моего времени съ Господиномъ ²еронимомъ, но въ разные часы, дабы тѣмъ не утомить моихъ мыслей. Итал³анск³е лѣкаря и Г. Ловтеръ по щаст³ю нашему согласуются во всѣхъ своихъ мѣрахъ. Больной также свидѣтельствуетъ что ему гораздо стало легчѣ съ нѣкоего времени. Всѣ вообще приписываютъ возвращен³е его силъ частымъ моимъ посѣщен³ямъ. Завтра примутся за самую опасную его рану. Г. Ловтеръ, которой предпринимаетъ с³ю операц³ю, не желаетъ, говоритъ онъ, прежде успѣха ничемъ ласкаться.
   Маркизъ и его супруга безпрестанно оказываютъ мнѣ свою признательность въ самыхъ чувствительнѣйшихъ и обязательнѣйшихъ выражен³яхъ. Вчерашн³й день они меня посѣтили, подъ видомъ слабаго здоровья, кое удерживаетъ меня въ моей горницѣ и кое думаю я произошло отъ безпокойныхъ и различныхъ, моихъ мыслей, томящихъ меня по опасен³ю моему о ²еронимѣ, по безпокойств³ю о Климентинѣ и во ежеминутному воспоминан³ю о тѣхъ дражайшихъ друзьяхъ, коихъ оставилъ въ Англ³и. Вы знаете, любезной Докторъ, что не взирая на всѣ мои усил³я, коими я стараюсь изтребить воспоминан³е о тѣхъ прискорб³яхъ, коимъ не могу помочь, Небо одарило меня гораздо чувствительнѣйшимъ сердцемъ, нежели сколько бы я желалъ для моего спокойств³я. Олив³я весьма много мучитъ мое воображен³е. Что касается до Миссъ Биронъ, она должна быть щастлива по правотѣ своего сердца. Я думаю, что она не воспротивится усильнѣйшимъ прозбамъ Графини Д.... въ пользу ея сына, которой по истиннѣ есть одинъ изъ любвидостойнѣйшихъ нашихъ Господъ. Она будетъ щастливѣйшею особою; поелику есть достойнѣйшая изъ всѣхъ естьли ея благополуч³е соотвѣтственно будетъ моимъ желан³ямъ. Емил³я занимаетъ большую часть моихъ мыслей. Любезной нашъ Бельшеръ созданъ для того дабы быть щастливымъ, Милордъ В... мои сестры и зятья должны также быть благополучны. Для чегожъ нещастливъ я самъ? Я долженъ и хочу быть благополучнымъ, естьли Небо низпошлетъ здрав³е ²ерониму и сестрѣ его. Вамъ же, Любезной Доктор совершенно не льзя не быть щастливымъ. И такъ чтожъ воспрепятствуетъ мнѣ принимать участ³е въ благополуч³и друзей моихъ? поелику увѣряю васъ, любезной Докторъ, что я пребываю искреннѣйшимъ и признательнѣйшимъ изъ друзей вашихъ.
  

Грандиссонъ.

  

ПИСЬМО LXX.

Кавалеръ Грандиссонъ къ Доктору Барлету.

  

Въ понедѣльникъ 26 Ма³я.

   Вчерашняго вечера Клементина, Генералъ, его супруга, Графъ делла Поретта и Г. Севаст³янъ сынъ его, прибыли въ Болон³ю. Я не отходилъ ни на часъ отъ ²еронима. Операц³я съ успѣхомъ произведена была въ дѣйство; но онъ по чрезвычайной своей слабости нѣсколько разъ впадалъ въ обморокъ въ тотъ день. Однако я оставилъ его весьма спокойнымъ и даже въ пр³ятныхъ мысляхъ о возвращен³и сестры своея. Прелатъ приказалъ мнѣ сказать около вечера, что Клементина пр³ѣхала, что она была утомлена, слаба и погружена въ обыкновенныхъ своихъ размышлен³яхъ; но что Камилла увѣдомитъ меня завтра въ какомъ состоян³и ея госпожа находиться будетъ.
   Во всю ночь я не могъ сомкнуть глазъ. Вы можете узнать, любезной Докторъ, причину моей безсонницы. Сего утра пришла ко мнѣ Камилла. С³я бѣдная дѣвушка столь обрадовалась увидя меня опять въ Итал³и, что я не скоро могъ получить отъ нее тѣхъ изьяснен³й, о коихъ съ нетерпѣливост³ю знать желалъ. Наконецъ она мнѣ сказала, что Генералъ и Епископъ намѣрены ко мнѣ придти; и изспуская изъ устъ своихъ при каждомъ словѣ вздохъ, она продолжала: Ахъ! Г. мой, что претерпѣла моя госпожа съ того времени какъ вы насъ оставили! Вы ее теперь не узнаете. Мы не думаемъ даже, чтобъ и она васъ узнала. Какое будетъ ваше первое свидан³е! Она весьма рѣдко приходитъ въ себя. Она обыкновенно погружена бываетъ въ чрезвычайно глубокой задумчивости и ни съ кѣмъ не говоритъ. Всякой Иностранецъ какой бы ни былъ приводитъ ее въ трепетъ. О жестокая, жестокая Даурама! Камилла говорила мнѣ долгое время так³я речи, нимало не внимая моимъ вопросамъ; и я ничего отъ ней не узналъ другаго, кромѣ того что могъ понять изъ ея жалобъ и восклицан³й. Увы! подумалъ я, страдан³я Климентины перемѣнили также разумъ и сей бѣдной дѣвицы.
   Она съ такою же торопливост³ю меня оставила, потому ли что имѣли въ ней нужду, или опасаясь чтобъ Генералъ у меня ее не засталъ.
   Оба братья пришли ко мнѣ почти въ то же самое время. Генералъ взялъ меня за руку съ нѣкоею принужденною учтивост³ю. Мы должны, Г. мой, сказалъ онъ мнѣ, благодарить васъ за ту милость, которую, вы намъ оказали привезши съ собою Г. Ловтера. Не ужели Англинск³е лекаря столь славны? Но какъ воины вашего народа умѣютъ наносить раны; то должны также имѣть и такихъ искусныхъ людей, кои бы умѣли вылѣчивать оныя. Мы равно обязаны вамъ за предпринятое вами путешеств³е; ²еронимъ чувствуетъ что ему стало уже съ того времени легчѣ. Дай Боже! чтобъ онъ скорѣе выздоровѣлъ. Но Ахъ! Нещастная наша сестрица! Бѣдная Климентина! Я уже никакой о ней надежды не имѣю.
   Сколько я сожалѣю, сказалъ Прелатъ, что не поручили ее смотрѣн³ю Гжи. Бемонтъ!
   Генералъ увезши ее самъ изъ Флоренц³и нимало не оказывалъ такого сожалѣн³я. Есть и такого сложен³я люди, перервалъ онъ рѣчь его, на коихъ было бы можетъ быть гораздо лучше положиться. Но Даурана имѣетъ адскую душу; а Гжу. Сфорсъ надлежитъ проклинать за то, что споспѣшествовала лютымъ ея умысламъ.
   Онъ говорилъ о моемъ возвращен³и нарочито хладнокровно. Однако, сказалъ онъ, поелику я теперь въ Болон³и, и сестрица его казалось желала меня видѣть, то можно позволить на с³е свидан³е единственно для того, дабы удовлетворить тѣхъ изъ фамил³и, кои просили меня пр³ѣхать въ Итал³ю; въ чемъ онъ тѣмъ паче удивляется моему благоугожден³ю, зная что у насъ въ Англ³и находится госпожа Олив³я, но что впрочемъ онъ весьма бы мало надѣялся......
   При семъ онъ остановился. Я взглянулъ на него съ видомъ негодован³я и презрѣн³я: и не говоря ни слова, обратился къ Епископу, спрашивая его? каково ²еронимъ препроводилъ ночь? Слава Богу, отвѣчалъ мнѣ Генералъ съ холодност³ю; но я обманулся, Кавалеръ, естьли не примѣтилъ въ вашихъ глазахъ презрительнаго вида. Мои глаза, возразилъ я, всегда бываютъ согласны съ моимъ сердцемъ. Мнѣ кажется, Г. мой, что вы мало цѣните мои предпр³ят³я, да я не болѣе уважаю труды моего путешеств³я, естьли ваши разсужден³я не лично ко мнѣ клонятся. Естьлибъ я былъ въ Неаполѣ и у васъ самихъ; то бы сказалъ вамъ, что въ семъ случаѣ вы не отдаете довольно справедливости желан³ю побуждающему обязывать другихъ. Впрочемъ я не требую отъ васъ никакой малости, которая бы не клонилась болѣе къ вашей пользѣ, нежели къ моей.
   Любезной Грандиссонъ! вскричалъ Епископъ. Дражайш³й братъ! сказалъ онъ Генералу, не обѣщали ли вы мнѣ? Какаяжъ необходимость говорить Кавалеру о Олив³и?
   Неужели, Г. мой, ето самое васъ оскорбляетъ? возразилъ Генералъ оборотясь ко мнѣ. Такъ я весьма буду остерегаться дѣлать так³я разсужден³я, кои могли бы оскорбить человѣка столь важнаго... а особливо о женщинахъ, Г. мой. С³и слова сопровождаемы были насмѣшливымъ видомъ. Я оборотясь къ Епископу сказалъ ему: вы видите, что вашъ братецъ имѣетъ ко мнѣ непреодолимое отвращен³е. Я помню какъ онъ оказалъ мнѣ въ Неаполѣ толико же предосудительныя подозрѣн³я какъ для его сестрицы, такъ и для меня; хотя и почиталъ уже оныя уничтоженными, но его худое ко мнѣ расположен³е паки обнаруживаться начинаетъ. Однако когда я спокоенъ въ моей невинности, то ему весьма трудно будетъ хотябъ по премногимъ причинамъ принудить меня выдти изъ границъ благопристойности.
   А изъ сихъ премногихъ причинъ, Кавалеръ, моя польза безъ сомнѣн³я состоитъ только въ одной, [съ насмѣшкою]?
   Судите о томъ, какъ вамъ угодно, отвѣчалъ я. Но не пойтили намъ, государи мои, къ Г. ²ерониму?
   Нѣтъ, сказалъ Епископъ, до тѣхъ поръ пока я не увижу между вами теснѣйшей дружбы. Братецъ, подайте мнѣ свою руку, [усиливаясь оную взять] а вы свою, Кавалеръ.
   Располагайте моею по своему желан³ю, отвѣчалъ я подавая ему оную. Онъ взялъ мою руку и въ тоже самое время Генералову. Я подошелъ къ нему поближе, дабы тѣмъ удобнѣе могъ онъ соединить оныя; и взявъ Генералову, которой казалось еще противился, сказалъ я ему, не супротивляйтесь, Г. мой, примите дружбу отъ искренняго моего сердца. Окажите мнѣ по щастливому опыту тѣ велик³я качества, кои всѣ вамъ приписываютъ. Я требую вашего дружества; поелику въ сердцѣ своемъ имѣю свидѣтельство, что оную заслуживаю; и я конечно бы оной не домогался, естьлибъ способенъ былъ къ подлости. Хотя мнѣ весьма прискорбно казаться презрительнымъ предъ вашими глазами; но я никогда таковымъ не буду передъ моими собственными.
   Тогда онъ спросилъ своего брата, можноли снести видъ таковаго превозношен³я? Я отвѣчалъ, что признан³е дѣлаемое имъ усугубляетъ мою честь. Епископъ тотчасъ присовокупилъ къ тому, что я говорю съ благородствомъ, что мои свойства извѣстны, и что онъ надѣется видѣть насъ искреними друзьями. Онъ усильно насъ просилъ принять с³е имя.
   За чемъ же скрывать? возразилъ Генералъ, я не могу сносить, чтобъ Кавалеръ почиталъ себя столь нужнымъ для моей сестрицы, какъ въ томъ почитаютъ себя увѣренными нѣкоторые въ моей фамил³и.
   Вы весьма мало меня знаете, Г. мой, отвѣчалъ я ему. Мои желан³я стремятся теперь единственно къ возстановлен³ю здрав³я вашей сестрицы и Г. ²еронима. Естьли я буду имѣть щаст³е тому споспѣшествовать, то одна моя радость будетъ мнѣ за то наградою. Но дабы успокоить ваши мысли и привесть васъ въ так³я къ себѣ разположен³я, какихъ самъ желаю; даю я вамъ честное слово [а ето такой законъ, Г. мой, коего я никогда не нарушалъ] что как³е бы успѣхи мы не получили отъ Всевышняго касательно болѣзни вашей сестрицы, но я никогда не приму и величайшей милости, какую толькобъ пожелали мнѣ оказать, безъ соглас³я трехъ братьевъ, равно какъ родителя и родительницы. Я присовокупляю к тому, что собственная моя гордость не позволитъ мнѣ вступить въ такую фамил³ю, въ коей бы не честно о мнѣ думали, ниже подвергнуть любезную для меня дѣвицу презрѣн³ю ближайшихъ ея родственниковъ.
   Генералъ, казалось весьма былъ доволенъ симъ изьяснен³емъ. Ето мнѣн³е благородно, сказалъ онъ мнѣ: теперь принимаю я вашу руку и всячески стараться стану быть истинно вашимъ другомъ.
   Что вы скажете о сей гордости, любезной мой Докторъ? Конечно онъ не иначе меня почитаетъ какъ за простаго Англинскаго дворянина; а по сему то мнѣн³ю я никогда не вступлю въ союзъ съ его фамил³ею, сколь мало ни находилъ бы онъ самъ вѣроятности къ возстановлен³ю здрав³я своей сестрицы. Впрочемъ онъ до чрезвычайности любитъ Графа Бельведере и вся фамил³я весьма желаетъ вступать съ нимъ въ родство.
   Прелатъ казалось великое чувствовалъ удовольств³е видя насъ съ обѣихъ сторонъ расположенными жить въ тѣсной дружбѣ. Я же съ моей стороны тѣмъ удобнѣе согласился оказать нѣсколько снисхожден³я гордости другаго, что Гжа. Бемонтъ меня къ тому уже приуготовила. Да и самъ родитель и родительница сего гордаго человѣка весьма опасались его нрава; они будутъ весьма довольны, когда узнаютъ, что я столь легко преодолѣлъ его предубѣжден³я.
   При выходѣ своемъ отъ меня Генералъ взявъ меня за руку сказалъ мнѣ съ веселымъ видомъ: я уже женился, Кавалеръ, а на поздравлен³я, кои я приносилъ желая ему благополуч³я, онъ отвѣчалъ, что они безполезны: поелику онъ совершенно щастливъ. Жена моя, продолжалъ онъ, составляетъ все то, что токмо есть любезнѣйшаго въ свѣтѣ. Она съ нетерпѣливост³ю желаетъ васъ видѣть. Но я ничего не опасаюсь, потому что она великодушна, а я всегда буду признателенъ. Но смотрите за самимъ собою, Кавалеръ, смотрите за собою, я васъ о томъ предувѣдомляю; поелику и ничего незначущ³й взглядъ будетъ замѣченъ. Удивляйтесь ей, я на то согласенъ; и сумнѣваюсь чтобъ вы отъ того могли удержаться: но впрочемъ я весьма радуюсь, что она не видала васъ прежде моего бракосочетан³я.
   Такимъ образомъ оба братья пошли отъ меня со многими знаками дружества, а въ заключен³е Епископъ сказалъ мнѣ, что онъ поздравляетъ себя, имѣя теперь трехъ братьевъ. Я намѣренъ слѣдовать за ними въ палаты делла Порретты и себя представить: но, любезный Доктор, съ какимъ движен³емъ увижу я......
  

ПИСЬМО LXXI.

Кавалеръ Грандиссонъ къ Доктору Барлету.

Изъ Болон³и въ понедѣльникъ

въ вечеру 26 Ма³я.

  
   Я возвратился домой. Вы ожидаете отъ меня, любезной Докторъ, подробнаго описан³я важнаго произшеств³я.
   Я поѣхалъ послѣ обѣда, но заблаговременно, въ томъ намѣрен³и дабы препроводить нѣсколько времени съ любезнымъ моимъ ²еронимомъ. Онъ чувствуетъ еще великую боль отъ послѣдней операц³и. Однако Г. Ловтеръ весьма спокоенъ и не менѣе отъ того имѣетъ надежды.
   Когда мы остались на единѣ съ симъ вѣрнымъ другомъ, то онъ сказалъ мнѣ что еще не видался съ своею сестрицею; а изъ того заключаетъ что она конечно весьма нездорова; но при всемъ томъ знаетъ, что ее приготовляютъ къ принят³ю моею посѣщен³я. О любезный Грандиссонъ! вскричалъ онъ въ восторгѣ своей нѣжности, колико я соболѣзную о столь чувствительномъ и великодушномъ сердцѣ каково ваше! Но что вы сдѣлали съ Генераломъ? Онъ увѣряетъ меня, что вамъ удивляется и васъ любитъ; а Епископъ тѣмъ поздравляетъ меня. Онъ зналъ что с³е принесетъ мнѣ чрезвычайное удовольств³е.
   Въ с³ю самую минуту вошелъ къ Намъ Генералъ. Онъ поздоровался со мною съ такимъ дружествомъ, что я примѣтилъ радость въ глазахъ ²еронима. Въ какомъ печальномъ состоян³и оставилъ я мою сестрицу! сказалъ намъ Генералъ. Я совершенно не понимаю, Кавалеръ, съ какимъ прискорб³емъ будете вы смотрѣть не с³е зрѣлище? Въ с³е время вошелъ къ намъ Прелатъ: О Кавалеръ, сказалъ онъ вошедши, моя сестрица ни къ чему не имѣетъ вниман³я. Она не узнаетъ уже никого. Даже и самая Камилла кажется ей теперь незнакомою. Они совершенно позабыли въ первомъ ихъ движен³и, что такая вѣсть могла произвести сильное впечатлѣн³е надъ ихъ братомъ. Успокоя же его, они просили меня войти въ горницу Г. Ловтера, которой остался одинъ съ своимъ больнымъ.
   Маркиза пришла къ намъ обливаясь слезами. С³я любезная дочь уже меня не узнаетъ, и ни малѣйшаго не оказываетъ ко мнѣ вниман³я. Я никогда ее еще не видала толико нечувствительною къ своей матери. Я говорила ей о Кавалерѣ Грандиссонѣ; но и ваше имя нималѣйшаго не произвело надъ нею впечатлѣн³я: Чтожъ должно думать о семъ странномъ безмолв³и? Камилла сказала ей, что вы желаете ее видѣть. Моя невѣстка равное дѣлала ей обѣщан³е. О Кавалеръ! Тщетная надежда, она совершенно лишилась разума. Мы еще столь были жестокосерды, что произнесли имя Даураны; она ни мало тѣмъ не устрашилась, какъ то бывало прежде.
   Камилла прибѣжавши къ намъ съ веселымъ видомъ вскричала: моя госпожа начинаетъ говорить. Я ей сказала что она должна приготовиться къ свидан³ю съ Кавлеромъ Грандиссономъ, и что всѣ даже к Генералъ того желаютъ. Поди прочь, отвѣчала она мнѣ, вы болѣе не обманете меня своими баснями. Вотъ все что могла я отъ нее услышать. Изъ сего заключили, что она меня узнаетъ, какъ скоро покажусь я передъ нею; такимъ образомъ пошли мы въ кабинетъ Маркизы. Духовный отецъ сдѣлалъ мнѣ весьма выгодное изображен³е, Генераловой супругѣ, которой я еще не видалъ; и я узналъ отъ Прелата, что при всемъ достоинствѣ Маркизы, она была воспитана по французскому образцу. Маркизъ, Графъ, духовный отецъ и с³я Госпожа, коей прелестями я дѣйствительно былъ удивленъ, находились въ кабинетѣ. Генералъ взялъ на себя представить меня своей супругѣ. Потомъ мы сѣли. Когда всѣ приготовились, какъ я примѣтилъ, наблюдать какое вниман³е окажетъ Климентина, когда представятъ меня предъ нее при всемъ собран³и. Но я спросилъ Маркизу, не опасается ли она, чтобъ столь многочисленная компан³я не причинила ей сильнаго движен³я. Дай Богъ, отвѣчалъ Маркизъ воздыхая, чтобъ она чемъ ниесть была тронута! Наши разговоры, сказала Маркиза, будутъ таковы какъ въ обыкновенномъ собран³и. Сколько разъ ни покушались мы возбуждать ея вниман³я другими средствами? Впрочемъ, присовокупилъ Прелатъ, мы ей ближайш³е родственники. И намъ удобнѣе будетъ, сказалъ Генералъ, наблюдать все ея движен³я. Она предупреждена, говорила Маркиза, о всѣхъ особахъ, коихъ должна здѣсь видѣть и приказала чтобъ съ не были только Камилла и Лавра.
   Въ ту самую минуту пришла любезная Климентина поддерживаемая Камиллою, а за нею Лавра. Она шла потупя взоры тихо но величественнно. На ней была черная роба волочащаяся по земли. Бѣлая флеровая фата покрывала лице ея. Какое живое изображен³е печали!
   Я почувствовалъ во внутренности моего сердца чрезвычайное движен³е. Я поднялся со стула, и опять сѣлъ на оной, я поднялся вторично, будучи въ недоумен³и и не зная что дѣлать и что говорить.
   Она остановилась по срединѣ кабинета и обратилась къ Камиллѣ, показывая ей, чтобъ поправила ея покрывало, но не произнося ни слова, не подымая глазъ своихъ передъ нею, и не примѣчая никого. Я хотѣлъ была къ ней подойти, но Генералъ удержалъ меня за руку. Постойте, постойте, любезный Грандиссонъ, сказалъ онъ мнѣ. Но ваша чувствительность меня пленяетъ. Она идетъ! Она подходитъ къ намъ!
   Она приближалась съ закрытыми въ половину глазами и потупленными въ землю. На движен³е же, кое она сдѣлала оборотясь къ окошку, Камилла ей сказала: сюда, сюда, Сударыня, и повела ее къ кресламъ, нарочно для нее поставленнымъ между обѣими Маркизами. Она слѣдовала къ онымъ безъ всякаго супротивлен³я и сѣла. Ея мать плакала. Молодая Маркиза также плакала. Ея родитель воздыхалъ, и обращалъ на нее свои взоры. Мать ея взяла ее за руку говоря, ей: любезнѣйшая моя, посмотри вокругъ себя. Пожалуйте, Сударыня, сказалъ старой Графъ, дайте ей волю дѣлать собственныя свои наблюден³я. Она казалось нимало не внимала тому, что мать ея и дядя ни говорили. Она все смотрѣла въ землю. Камилла стояла позади ея.
   Генералъ всталъ съ видомъ прискорб³я смѣшаннаго съ нетерпѣливост³ю, и подошелъ къ ней. Любезная сестрица, сказалъ онъ ей, наклоня свою голову на плечо ея, взгляните хотя на насъ. Не поступайте съ нами съ такимъ презрѣн³емъ. Посмотрите, вашъ родитель, ваша родительница, сестра ваша и всѣ плачутъ вокругъ васъ. Естьли вы насъ любите, то окажите намъ хотя единую улыбку. Онъ взялъ ее за руку, кою мать ея оставила, предаваясь собственнымъ своимъ движен³ямъ.
   Наконецъ она на него взглянула; и дѣлая принужденное угожден³е, улыбнулась; но печаль толико овладѣла всѣми ея чертами, что она ничего не могла сказать своему брату кромѣ единаго желан³я обязать его. Ея улыбка казалась погруженною во мракѣ печали. Но дабы оказать нѣсколько болѣе угожден³я, она вырвала свою руку у брата, оглядывалась на обѣ стороны, и узнавши мать свою, взяла ея руку обѣими своими руками, наклонясь къ оной съ нѣжнымъ движен³емъ.
   Когда Маркизъ всталъ со стула, утирая платкомъ свои слезы. Дражайшая дочь! вскричалъ онъ; Ахъ! естьлибъ мнѣ никогда не видать такой улыбки! Она пронзаетъ, присовокупилъ онъ, мое сердце.
   Любезнѣйшая и снисходительнѣйшая сестрица, и такъ вы еще насъ не презираете! Но посмотрите на слезы, кои вы проливать заставляете. Посмотрите на своего родителя. Онъ ожидаетъ отъ васъ хотя малѣйшаго утѣшен³я. Его скорбь происходитъ отъ вашего молчан³я....
   Она взглянула въ ту сторону, гдѣ я сидѣлъ. Меня увидѣла: содрогнулась, паки на меня взглянула; и паки содрогнулась, и оставя руку своея матери, поперемѣнно блѣднѣя и краснѣя, встала, ухватилась обѣими руками за Камиллу.... О Камилла! Вотъ все что она могла произнести. Тогда источникъ слезъ полился изъ глазъ ея; и все собран³е, хотя чувствительно было тѣмъ тронуто, но чувствовало облегчен³е, видя толикое изобил³е текущихъ слезъ. Я дѣйствительно подбѣжалъ бы къ ней, и принялъ бы ее въ свой обьят³я, не взирая на все собран³е; но Генералъ удержавши меня сказалъ мнѣ такъ громко, что она могла слышать: любезной Грандиссонъ, останьтесь на своемъ мѣстѣ. Естьли Клементина не позабыла Англинскаго своего учителя, то она весьма будетъ рада, увидя его опять въ Болон³и. О Камилла, вскричала она, и такъ ты меня не обманула! Я опять стану тебѣ вѣрить. Ето онъ. Ето точно онъ; и наклонясь къ груди сей дѣвицы, она скрывала свои слезы, кои омочали лице ея.
   Въ с³е самое время врожденная въ Генералѣ гордость паки произвела въ немъ свое дѣйств³е. Онъ отвелъ меня къ сторонѣ. Кавалеръ, сказалъ онъ мнѣ, я ясно усматриваю то сильное вл³ян³е, которое вы имѣете надъ сею нещастною дѣвицею. Все собран³е оное примѣтило. Но я полагаюсь на вашу честность. Вспомните о томъ, что вы говорили сего утра.... Боже мои! перервалъ я рѣчь его съ нѣк³имъ движен³емъ. При семъ однако я остановился; но возразивши опять съ равною можетъ быть ему гордост³ю довольствовался симъ отзывомъ: знайте, Г. мой, что тотъ, для коего с³е напоминан³е считаете вы необходимымъ, почитаетъ себя честнымъ человѣкомъ; и что вы признаете его таковымъ, равно какъ и вся ваша фамил³я. Сей отвѣтъ казалось нѣсколько его потревожилъ. Я пошелъ отъ него прочь съ видомъ нимало для него не чрезвычайнымъ, но которой показался бы весьма пылкимъ для всѣхъ прочихъ, естьлибъ все ихъ вниман³е не обращено было къ Клементинѣ. Однако Прелатъ не преминулъ сего замѣтить. Онъ подошелъ къ намъ когда я оставилъ Генерала; а какъ я остановился, то оба братья вышли вмѣстѣ со мною.
   Возвращаясь же опять къ собран³ю, я увидѣлъ что любезная Клементина, поддерживаемая обѣими Маркизами и послѣдуема Камиллою выходила изъ кабинета. Она остановилась, увидя меня подлѣ себя. Ахъ! Кавалеръ. Она болѣе ничего не сказала; и наклоня голову къ грудямъ своей матери едва не лишилась чувствъ. Я взялъ ея руку, висящую безъ всякаго движен³я на ея платьѣ, и ставши на колѣни коснулся до оной моими устами. Я чувствовалъ себя тронутымъ нѣжност³ю, хотя за минуту передъ симъ я испытывалъ движен³я совершенно другаго рода. Климентина обратила на меня томныя свои взоры съ такимъ удовольственнымъ видомъ, коего давно уже въ ней не примѣчали. Я не могъ произнести ни одного слова и всталъ. Она все шла къ дверямъ; дошедши до оныхъ обернулась назадъ и сколь долго могла на меня смотрѣла. Я былъ недвижимъ до того времени какъ старый Графъ подавая мнѣ руку и въ самое то время взявши за руку духовнаго отца, которой подлѣ его находился сказалъ намъ, что не льзя болѣе обманываться въ причинѣ такой болѣзни и что способъ къ выздоровлен³ю также сталъ не безъизвѣстенъ. Но, Калалеръ, присовокупилъ онъ, вы должны принять Католическую вѣру! Духовникъ склонялъ меня къ тому самыми усердными желан³ями. Въ с³е время вышла къ намъ молодая Маркиза съ наполненными слезъ глазами. Мои попечен³я отвергнуты, сказала она намъ; новая болѣзнь овладѣла моею сестрицею: и потомъ обратясь ко мнѣ говорила, Ахъ! Г. мой, вы.... Но за что обвинять васъ? Я вижу ясно, сколько вы страждете.
   Тогда пришелъ Генералъ съ Прелатомъ. Теперь, любезной братъ, сказалъ Прелатъ, я требую отъ васъ сего, естьли не по великодуш³ю, то по справедливости. Кавалеръ согласится, я въ томъ увѣренъ, что излишняя его живость заслуживаетъ укоризну. Такъ, Г. мой, отвѣчалъ я; но не менѣе справедливо и то что намѣчан³я Генерала были невмѣстны. Можетъ статься, сказалъ Генералъ довольно тихо. Я оборотясь къ нему говорилъ: справедливое признан³е, Г. мой, есть славная надъ собою побѣда. Я смѣло выдаю себя за человѣка неспособнаго къ подлости, могущей нарушить честность, по которой почитаетъ свидѣтельство своего сердца за право желать, дабы быть почитаему въ сей фамил³и за некорыстолюбиваго друга. Простите меня, Г. мой, естьли въ моихъ словахъ усматриваете видъ нѣкоей надмѣнности. Припишите оный тому отвращен³ю, кое я имѣю ко всякой безразсудности въ моихъ дѣян³яхъ; но я чувствую, что сердце мое поражено премногими такими ударами, кои не всегда, я говорю с³е съ прискорб³емъ, равное впечатлѣн³е производить могутъ надъ вашимъ сердцемъ.
   Какъ! Грандиссонъ, сказалъ мнѣ Генералъ довольно гордо, не ужели вы хотите дѣлать укоризны?
   Нѣтъ въ нихъ нужды, возразилъ я, естьли вы чувствуете справедливость сихъ словъ. Но по истиннѣ, или вы худо меня знаете, или позабываете самаго себя. Теперь, Г. мой, изьяснясь чистосердечно я готовъ просить у васъ прощен³я во всемъ что вы токмо могли найти оскорбительнаго въ моемъ поступкѣ: и взявши съ торопливост³ю его руку, изьявляя болѣе пылкости нежели жестокости продолжалъ примите мою дружбу, Г. мой, и вѣрьте что я потщуся заслужить вашу.
   Онъ взглянулъ на своего брата. Скажите мнѣ, говорилъ онъ ему, что долженъ я отвѣчать сему странному человѣку? Печальной ли принять мнѣ на себя видъ или веселой?
   Ахъ! будьте веселы и не принимайте инаго вида, отвѣчалъ Прелатъ.
   Тогда онъ принялъ меня въ свои обьят³я, говоря мнѣ что я его преодолѣлъ; что онъ обезпокоился не во время; что я оказалъ излишне гнѣвъ свой; но что надлежитъ простить намъ взаимно другъ друга. Его супруга была въ недоумѣн³и, не могши понять отъ чего произошло с³е возобновлен³е дружбы. Старой Графъ и духовникъ не менѣе приведены тѣмъ были въ изумлен³е. Маркизъ вышелъ изъ кабинета.
   Потомъ мы сѣли и различно разсуждали о состоян³и любезной нашей больной. Но я ни мало не сумнѣваюсъ, что естьлибъ с³е свидан³е не причинило ей изумлен³я, то конечно бы она не впала въ ту болѣзнь, о которой мы безпокоились по описан³ю молодой Маркизы. Наконецъ Камилла прибѣжала съ щастливымъ извѣст³емъ что, она начинаетъ приходить въ себя и что ея мать, къ удовольств³ю ея, обѣщала ей съ охотою, что въ позволен³и съ нею видѣться мнѣ не будетъ отказано.
   Я почелъ сей случай самымъ удобнымъ дабы извѣстить молодую Маркизу о совѣтован³яхъ Англинскихъ лѣкарей. Прелатъ пошелъ въ горницу къ ²ерониму, зная что онъ съ великою нетерпѣливост³ю желаетъ знать слѣдств³е сего перваго свидан³я, но въ томъ намѣрен³и, какъ онъ мнѣ сказалъ, чтобъ совершенно не давать ему знать о тѣхъ небольшихъ вспыльчивостяхъ, кои произошли между нами съ Генераломъ. Я надѣюсь, любезной Докторъ, получить пользу собственно для себя отъ гордости и вспыльчивости человѣка толь горячаго нраву каковъ сей молодой человѣкъ; ибо не имѣюли я причины укорять себя въ равной погрѣшности? О, любезной другъ, сколько разскаявался я, что не имѣлъ надлежащей увѣренности съ Огарою и Салмонетомъ въ томъ случаѣ, когда безразсудная ихъ вспыльчивость принудила меня приказать моимъ людямъ проводить ихъ? Впрочемъ весьма вѣроятно, что естьлибъ я терпѣливо сносилъ здѣсь обиды отъ сихъ гордецовъ, кои почитаютъ себя знатнѣе меня, и отъ человѣка военнаго, и, которой поставляетъ себѣ первымъ правиломъ не обнажать своей шпаги кромѣ своего защищен³я, то подвергъ бы себя такимъ обидамъ, кои безпрестанно приводили бы меня въ затруднен³я, коихъ я убѣгать стараюсь.
   Я пошелъ съ Генераломъ и его женою къ ²ерониму, которой по своему участ³ю принимаемому въ выздоровлен³и своея сестры и по надеждѣ, поданной ему о благополучной перемѣнѣ всѣхъ дѣлъ великодушно забылъ собственную свою болѣзнь. А поелику не было ни малѣйшаго вида, чтобъ я могъ еще съ нею въ тотъ день видѣшься, то Генералъ предложилъ мнѣ, не хочу ли съ нимъ ѣхать часа на два въ Козино [мѣсто зборища}, куда какъ думаю вы знаете сбираются каждый вечеръ всѣ знатнѣйш³я особы въ Болон³и. Но я отъ того просилъ меня уволишь; ибо безпокойств³е, коимъ я былъ исполненъ въ разсужден³и брата и сестры, кои по своимъ нещаст³ямъ сдѣлались мнѣ гораздо любезнѣе, принудило меня возвратишься домой.
  

ПИСЬМО LXXII.

Кавалеръ Грандссонъ къ Доктору Барлету.

Во вторникъ съ вечеру.

   Я препроводилъ всю ночь весьма худо и сего утра столько былъ разстроенъ, что не могъ иначе сдѣлать, какъ послать человѣка спросить о здоровьи брата и сестры, будучи въ томъ намѣрен³и чтобъ покоиться до послѣ обѣденнаго времени. Но Маркиза отославъ обратно моего человѣка, приказала мнѣ сказать, что желаетъ со мною видѣться. Я въ тужъ минуту исполнилъ ея приказан³е. Клементина спрашивала, точноли она меня видѣла, и не во снѣ ли ей с³е привидѣлось. Сей вопросъ принятъ былъ за хорошее предзнаменован³е, и сей радости желали сдѣлать меня участникомъ.
   Я видѣлъ Генерала въ покоѣ у ²еронима. Онъ замѣтилъ что я былъ не очень здоровъ. Г. Ловтеръ совѣтовалъ мнѣ пустить кровъ. Я на то согласился. Потомъ я видѣлъ, какъ перевязывали раны моему другу. Лекари не худо судили по оказывающимся признакамъ о его болѣзни. Два медика привезенные Прелатомъ сказали намъ что испытывая Англинск³я совѣтован³я они одобрили нѣкоторую часть предписанныхъ способовъ; и такъ соглашенось онымъ послѣдовать.
   Когда я пришелъ, то Клементина заперта была въ своемъ покоѣ. Ея мучен³я паки возобновились отъ ея мыслей, смущаемыхъ жестокостями двоюродной сестры ея; и въ семъ-то состоян³и не разсудили за благо допустить меня съ нею видѣться. Но успокоившись нѣсколько она пошла въ кабинетъ своея матери. Генералъ съ своею супругою пошли туда же и приказали меня увѣдомитъ, что я могу теперь показаться,
   Клементина при моемъ приходѣ сидѣла подлѣ Камиллы наклонивши голову на руки сея женщины и молчала какъ будто бы занималась своими размышлен³ями. Шорохъ отъ моего прихода и мои поклоны принудили ее приподнять голову. Она посмотрѣла на меня; и обнявъ Камиллу, скрывала нѣсколько минутъ лице свое. Потомъ взглянувъ на меня съ нѣк³имъ смущен³емъ, сѣла прямо и смотрѣла на меня съ твердост³ю. Однако ея взоры обращались то на Камиллу то на меня и изъявляли неизвѣстность и недоумѣн³е. Наконецъ ос

Другие авторы
  • Москотильников Савва Андреевич
  • Габорио Эмиль
  • Беранже Пьер Жан
  • Екатерина Вторая
  • Петров Александр Андреевич
  • Держановский Владимир Владимирович
  • Бескин Михаил Мартынович
  • Шимкевич Михаил Владимирович
  • Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович
  • Митрофанов С.
  • Другие произведения
  • Бенедиктов Владимир Григорьевич - Список оригинальных произведений В. Г. Бенедиктова, не включенных в издание стихотворений 1983 года
  • Стивенсон Роберт Льюис - Р. Стивенсон: биографическая справка
  • Бунин Иван Алексеевич - Сила
  • Кони Анатолий Федорович - П. Д. Боборыкин
  • Бунин Иван Алексеевич - Новый год
  • Некрасов Николай Алексеевич - Москва Н. Сушкова. Части первая - пятая; "Слава о вещем Олеге" Д. Минаева; "Страшный гость"
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Общественный декаданс
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Дом литераторов в Петрограде 1919-1921 годов
  • Шепелевич Лев Юлианович - Генрих Viii
  • Сабанеева Екатерина Алексеевна - Воспоминание о былом. 1770 - 1828 гг.
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 175 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа