Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть шестая), Страница 6

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть шестая)


1 2 3 4 5 6 7 8

отъ лекарствъ. Когда онъ объявилъ своя опасен³я: то она притворилась будто бы тому удивляется, въ томъ намѣрен³и, какъ она мнѣ въ ономъ призналась, дабы избѣжать безполезныхъ старан³й произходящихъ отъ нѣжности, которая заставила бы его просить совѣтовъ въ разсужден³и такой болѣзни, кою могутъ излѣчишь единая терпѣливость и время.
   Какимъ же ударомъ будетъ поражена Олив³я, когда извѣстится о произходящемъ въ Болон³и? Ея лазутчики конечно не преминутъ въ скорости ее о томъ увѣдомишь. Как³я будутъ ея изступлен³я! Я предполагаю, что вы имѣя съ нею переписку, конечно вскорѣ будете приведены въ смущен³е ея поношен³ями.
   Всѣ желаютъ, чтобъ вы пр³ѣхали сюда съ вашимъ Лордомъ. Чтожъ касается до меня, что я горю нетерпѣливост³ю видѣться съ обѣими вами, или естьли вы лучше хотите, то пр³ѣзжайте сами ко мнѣ. Вы никогда не можете меня видѣть въ столь выгодное для меня время. Я нахожусь теперь въ совершенномъ соглас³и съ моимъ мужемъ. Вы услышали бы отъ насъ все то, чтобы вамъ было пр³ятно. Милордъ.... любезнѣйш³й мой, вы ничего отъ меня не требуете.... Вы предупреждаете меня, Милордъ, во всѣхъ моихъ желан³яхъ. Я увѣдомила его весьма нѣжно о нѣкоторыхъ его слабостяхъ: онъ благодарилъ меня за наставлен³е; и рѣшился, говоритъ онъ, дѣлать все то, что токмо можетъ мнѣ нравиться.
   Я сдѣлала открыт³я въ его пользу. Я усмотрѣла въ немъ болѣе разума, пр³ятности, чувствован³я и знан³я, нежели въ немъ оныхъ предполагала, и совершенно не думала найти въ немъ того, когда имѣла и болѣе причины разсматривать всѣ с³и качества въ его свойствѣ. Онъ всегда со мною совѣтуется; и вы легко судитъ можете, что по таковымъ открыт³ямъ въ его пользу, онъ не можетъ иначе дѣлать. Словомъ, мы столь удивительно успѣваемъ въ нашемъ почтен³и, что сколько бы времени оно ни продолжилось, но мы съ трудомъ можемъ признать себя за того мужа и ту жену, которыя представляли, нѣсколько тому мѣсяцовъ, весьма странную фигуру передъ глазами зрителей въ церькви Святаго Георг³я. Насъ должно благодарить, что мы могли увѣриться другъ въ другѣ; ибо будьте увѣрены, что насъ никогда не увидятъ такъ глупыми, какъ мы были въ то время. Наиболѣе же превышаетъ его въ моихъ мысляхъ то хорошее мнѣн³е, которое всѣ здѣсь о немъ имѣютъ. Его почитаютъ разумнымъ, хорошаго свойства, и повѣрите ли вы тому? весьма красивымъ человѣкомъ. А какъ всѣ жители сего дома слывутъ умнѣйшими и проницательнѣйшими людьми; то я не могу имъ противурѣчить, не учинясь сама виновною.
   Вы съ удовольств³емъ узнаете, что Емил³я слѣдуя всегда ея образцу, будетъ изящною женщиною и весьма хорошею матер³ю въ фамил³и. Миссъ Биронъ по истиннѣ есть одна въ свѣтѣ дѣвица, которая совершенно знаетъ домашнюю економ³ю. По возвращен³и своемъ, она приняла на себя управлен³е сей фамил³и, дабы облегчить тетушку свою Сельби. Она занимала с³ю должность и до отъѣзда въ Лондонъ: До сего времени я считала себя весьма знающею касательно сей статьи; но теперь она зажала мнѣ ротъ, а ея управлен³е сопровождаемо толикимъ достоинствомъ и тихост³ю, что она всѣми въ домѣ обожаема. Впрочемъ я едва могу понять, когда она исполняетъ такое множество попечен³й; ибо мы всегда видимъ ее съ нами. Но какъ она не любитъ долго спать и весьма любитъ порядокъ, и удобно безъ торопливости принимается за дѣло; то и нѣтъ ничего для нее труднаго.
   Въ с³ю минуту подали мнѣ отъ васъ письмо. Я предвидѣла как³я должны быть движен³я Олив³и. Она безъ сумнѣн³я получила нѣк³я извѣст³я изъ Болон³и; ибо для чегожъ оставлять такъ скоро Англ³ю, когда она рѣшилась дожидаться тутъ возвращен³я моего братца? Нещастная женщина! Генр³етта о ней жалѣетъ. Но естьли хотя одинъ нещастной, о коемъ бы Генр³етта не сожалѣла?
   Примѣчан³е. "Здѣсь изключены письма заключавш³я въ себѣ болѣе пр³ятности, нежели пользы для подкрѣплен³я связи; первое отъ Графини Д.... которая ни мало не теряетъ изъ виду брака своего сына всячески старается преодолѣть любовь Мисссъ Биронъ къ Сиру Карлу, разсужден³ями свойственными сей страсти, и затруднен³ями въ коихъ она небезъизвѣстна, что Сиръ Карлъ находится: друг³я письма писаны отъ разныхъ особъ, и совершенно по различнымъ причинамъ касательно главной пользы. Милади Ж.... [кою прежде именовали Миссъ Шарлота Грандиссонъ] оставя наконецъ замокъ Сельби, пишетъ также къ Миссъ Биронъ, которую она оставила съ Емил³ею, и говоритъ ей много забавныхъ изрѣчен³и. Миссъ Биронъ отвѣчаетъ ей съ важност³ю, сходственною ея состоян³ю. Здѣсь наиболѣе Авторъ пр³обрѣтаетъ себѣ похвалу относительно къ тѣмъ характерамъ, кои весьма искусно были наблюдаемы въ своемъ положен³и. Но наконецъ все касающееся до состоян³я Сира Карла изьясняется въ письмѣ къ Доктору Барлету.
  

ПИСЬМО LXXLVII.

Кавалеръ Грандиссонъ къ Доктору Барлету.

Болон³я 8 и 19 ²юля.

  
   Я чувствую теперь гораздо болѣе въ моемъ сердцѣ прискорб³я, нежели прежде. Какъ долженъ я наименовать то благополуч³е, коимъ не льзя наслаждаться не сдѣлавъ нещастнымъ другаго. Графъ Бельведере, извѣстясь о щастливой перемѣнѣ Клементины, и что по всякой вѣроятности она будетъ возмезд³емъ за услугу тому человѣку, коему вся фамил³я приписываетъ ея выздоровлен³е прибылъ вчерашняго вечера въ сей городъ и тотчасъ приказалъ меня увѣдомить что намѣренъ посѣтить меня сего дня.
   Сего утра Клементина прислала ко мнѣ Камиллу, прося меня отложить до полудня то свидан³е, въ коемъ мы условились вчерашняго дня. Я спросилъ Камиллу, не знаетъ ли она, тому причины и для чего с³е приказан³е прислано ко мнѣ столь рано? Она отвѣчала мнѣ, что оно прислано отъ ея госпожи и что никто другой не имѣетъ въ томъ ни малѣйшаго участ³я. Маркиза, сказала она мнѣ, увѣдомила ее вчера въ вечеру что все уже рѣшено; что она совершенную имѣетъ власть располагать своимъ жреб³емъ; и что вамъ позволено видѣться съ нею сего утра дабы узнать ея намѣрен³я отъ самой ее. При семъ она пала къ ногамъ своей матери съ живѣйшими знаками благодарности за любовь и снисхожден³е отъ своей фамил³и, и съ сей самой минуты она кажется совершенно въ различномъ положен³и. Въ тожъ самое время она сдѣлалась важною, скрытною, но неутомимою къ перу своему, коимъ она занималась во все остальное время дня, переписывая на бѣло то, что у ней было написано въ своихъ запискахъ. Завтра, сказала она мнѣ, завтра, Камилла, будетъ великой день. Для чего уже онъ не наступилъ? Но я страшусь его. Въ состоян³и ли я буду вступить въ толь важной разговоръ? Чтожъ могу я сдѣлать дабы быть толикоже великодушною и великою какъ Кавалеръ? Его снисхожден³е воспламѣняетъ во мнѣ соревнован³е. Съ какою нетерпѣливост³ю ожидаю я сего дня! Какъ бы желала я чтобъ оный прошелъ! Она весь вечеръ казалась въ такомъ воспламенен³и. Я думаю, продолжала Камилла, что она сочинила мног³я статьи, кои намѣрена дать вамъ подписать, но судя по словамъ нечаянно ею произнесеннымъ смѣю сказать, Г. мой, что они достойны великой ея души, и что вы усмотрите въ ономъ болѣе своенрав³я нежели жестокости.
   Около полуночи я едва могла уговорить ее, продолжала вѣрная Камила, нѣсколько заснуть. Она вставши въ четвертомъ часу утра принялась опять за перо а въ шестомъ часу наложила на меня с³ю должность, кою я теперь исполнила. Я представляла ей что еще весьма рано и просила ее подождать пока матушка встанетъ. Но она также просила меня ей не противурѣчить, и вспомнить что ея матушка дала ей полную власть надъ своими желан³ями. И такъ, Г. мой, заключила Камилла, я исполнила свою должность. Я усматриваю ясно что дневныя обстоятельства требуютъ предосторожностей; но вы не имѣете нужды въ совѣтѣ при толь сумнительномъ обстоятельствѣ.
   Прибыт³е Графа Бельведере прервало рѣчь Камиллы и она оставя меня возвратилась къ своимъ должностямъ.
  

Въ десять часовъ.

   Графъ, коего я принялъ со всевозможною учтивост³ю отвѣтствовалъ на оныя только холоднымъ и недовольнымъ видомъ. Удивляясь же не нашедши въ немъ той учтивости и дружбы, кои онъ всегда мнѣ оказывалъ, я ему нѣчто далъ на оное замѣтить. Онъ спросилъ меня: увѣдомлю ли я его искренно о тѣхъ обстоятельствахъ, въ коихъ нахожусь съ Клементиною? Искренно безъ сумнѣн³я, отвѣчалъ я, предполагая токмо естьли я вступлю въ какое нибудь изьяснен³е: но разположен³е, въ коемъ я васъ усматриваю можетъ быть не позволитъ мнѣ въ томъ васъ удовольствовать.
   Я не желаю отъ васъ знать ничего кромѣ сего отвѣта, возразилъ онъ. Вы кажетесь мнѣ увѣреннымъ въ своихъ выгодахъ; но Клементина до тѣхъ поръ не будетъ вашею супругою, пока я не изпущу послѣдняго дыхан³я.
   По толикихъ возмущен³яхъ, Г. мой, и случаяхъ коихъ я не старался возраждатъ, ничто не въ состоян³и привести меня въ изумлен³е; но естьли вы имѣете как³я требован³я, или как³я предложить вопросы касательно сего дѣла то ето ни мало не касается до меня и въ семъ должны вы отнестись къ фамил³и Маркиза делла Порретты.
   Думаете ли вы, Г. мой, что я не понимаю ирон³и сихъ словъ? Знайте однако, что выключая одного, всѣ изъ ея фамил³и принимаютъ мою сторону. Впрочемъ все уважен³е относится ко мнѣ, но вы можете тщеславиться единымъ великодуш³емъ своихъ услугъ, въ чемъ я нимало не спорю, или можетъ быть пр³ятностями вашего вида и вашими поступками.
   С³и качества, Г. мой, дѣйствительны ли онѣ или нѣтъ, но должны быть укоряемы въ тѣхъ, кои желаютъ оными воспользоватся. Но позвольте мнѣ предложить вамъ единый вопросъ: естьли вы не имѣете другаго препятств³я кромѣ меня: то имѣли ли бы бы хотя нѣкую надежду пр³обрѣсть любовь отъ Клементины?
   Мнѣ позволено надѣятся до тѣхъ поръ пока она не будетъ за мужемъ. Безъ вашего возвращен³я я нимало не сумнѣвался чтобъ она не была моею супругою. Мы довольно извѣстны, что болѣзнь ея ни мало не могла бы мнѣ въ томъ воспрепятствовать.
   Я не могу ни чемъ укорять себя въ моемъ поведен³и. Въ семъ, Г. мой, никто не имѣетъ права требовать отъ меня отчета. Однако естьли вы имѣете въ томъ хотя нѣкое сумнѣн³е; то изьяснитесь. Я столько имѣю почтен³я къ Графу Бельведере, что желаю искренно заслужить и съ его стороны равное.
   И такъ увѣдомьте меня, Кавалеръ, въ какомъ дѣйствительно находитесь вы состоян³и съ Клементиною; что заключено между вами и фамил³ею и согласилась ли Клементина на ваше желан³е?
   Она еще со мною не изьяснялась. Я повторяю, что почтен³е Графа Бельведере для меня драгоцѣнно. Слѣдствено я буду изъясняться гораздо съ большею искренност³ю нежели онъ того надѣялся, принявши на себя оскорбительной видъ въ семъ посѣщен³и. Мнѣ позволено видѣться съ Клементиною сего дня послѣ обѣда. Ея фамил³я во всемъ со мною согласна. Я поставилъ себѣ за правило хранить всю непорочность сердца, хотя оно находится и не въ надлежащемъ спокойств³и, и положиться на Провидѣн³е. До сего времени всѣ мои движен³я были для меня тягостны: честь не позволяетъ мнѣ болѣе останавливаться на сихъ предѣлахъ. Сего дня послѣ обѣда, Г. мой....
   Сего дня послѣ обѣда.... [перерывистымъ голосомъ] Какъ! Сего дня послѣ обѣда....
   Рѣшится судьба моя съ Клементиною.
   Вы приводите меня въ отчаян³е! Естьли ея родители рѣшились въ вашу пользу, то с³е конечно происходитъ болѣе по необходимости нежели по выбору. Но естьли они дадутъ ей власть располагать самой собою.... то я пропалъ!
   Положимъ: что она рѣшится въ мою пользу, такъ ето есть такая справедливость, Г. мой, которая не подлежитъ ни малѣйшему возражен³ю. Но обстоятельства мнѣ не весьма кажутся благопр³ятными; поелику вы говорите что фамил³я дѣлаетъ с³е по необходимости, то я ни за что не соглашусь принять чести вступить въ оную; а тѣмъ болѣе, естьли мое благополуч³е навлечетъ нещаст³е такому человѣку, какъ вы.
   Какъ! Кавалеръ, вы должны сего дня видѣться съ Клементиною, дабы рѣшиться съ нею. Сего дня послѣ обѣда! Не перемѣните ли вы своего поведен³я? Не употребите ли вы своихъ старан³й! Не будете ли вы просить ее согласиться на ваше желан³е? Мой законъ, честь моей земли.... Изьяснимся, Г. мой. Должно на что нибудь согласиться. Я говорю вамъ с³е съ величайшимъ сожалѣн³емъ; но такъ должно. Вы конечно не отречетесь обнажить.... соглас³е с³е не положено. Вы не похитите изъ Итал³и сего сокровища. Сдѣлайте мнѣ честь, выдемъ въ с³ю минуту со мною.
   Нещастной Графъ! сколь вы мнѣ жалки кажетесь! Вы знаете главныя мои правила. Весьма прискорбно, послѣ моего съ вами поступка, видѣть себя приглашаему.... Изьяснитесь во всѣхъ моихъ поступкахъ съ Прелатомъ, отцемъ Марескотти и съ самимъ даже Генераломъ, которой всегда былъ вашимъ другомъ, и которой нѣкогда былъ моимъ непр³ятелемъ. И поелику с³е самое принудило ихъ вступить въ чувствован³я толико противныя ихъ склонностямъ, какъ вы то думаете, то оно конечно возымѣетъ силу надъ столь благородною душею какова есть Графа Бельведере. Но къ какому бы рѣшен³ю ни могли довести васъ ихъ изьяснен³я; однако я обьявляю вамъ напередъ что я никогда не соглашусь выдти на вашъ вызовъ, развѣ подъ назван³емъ друга.
   Онъ возвратился назадъ съ пылкост³ю. Онъ прохаживался по горницѣ на подоб³е недоумѣвающаго человѣка. На конецъ подошедши ко мнѣ съ заблужденнымъ видомъ сказалъ мнѣ: я иду сей часъ видѣться съ отцемъ Марескотти и съ Прелатомъ, чтобъ увѣдомить ихъ о моемъ отчаян³и,.... и естьли лишусь надежды.... О! Кавалеръ, я повторяю вамъ паки, что Клементина не будетъ вашею до толѣ, пока я не испущу послѣдняго дыхан³я. Выходя отъ меня онъ оглядывался вокругъ себя, какъ будто бы опасался не подслушиваетъ ли его кто другой, хотя и никого съ нами не было и наклонясь ко мнѣ присовокупилъ, лучше умереть отъ вашей руки нежели отъ.... Онъ не докончивъ своей рѣчи и не давъ мнѣ времени отвѣчать столь поспѣшно меня оставилъ, что я не успѣлъ еще подойти къ дверямъ какъ онъ уже ушелъ. А поелику онъ пришелъ ко мнѣ пѣшкомъ, то бывшей при немъ лакѣй сказалъ моимъ, что Гжа. Сфорсъ пр³ѣзжала къ нему въ Парму, и что съ самаго того времени примѣчена въ немъ такая перемѣна, которая обезпокоиваетъ весь домъ.
   Скажи мнѣ, любезной Докторъ, какимъ образомъ отважныя люди живутъ столь спокойно, когда съ толикими предосторожностями стараясь избѣгать замѣшательства, со всею возможност³ю удаляясь отъ всякаго оскорблен³я, едва могъ я освободиться отъ одного затруднен³я, какъ повергаюсь уже въ другое Чего женщины не въ состоян³и произвести, когда онѣ пожелаютъ поссорить друзей? Гжа. Сфорсъ имѣетъ нравъ надмѣнной и хитрой. Для нее весьма не выгодно, естьли Клементина выдетъ когда ни есть за мужъ. Впрочемъ Графъ Бельведере столь хладнокровенъ и столь отдаленъ отъ наглости, что я будучи не безьизвѣстенъ о намѣрен³яхъ сей госпожи удивляюсь какими пронырствами могла она произвести столь пылкое пламя въ толико спокойной душѣ.
   Уже наступило время идти мнѣ въ палаты делла Поретты. Извѣст³е Камиллы меня безпокоитъ. Не ясно ли оно показываетъ въ ея госпожѣ весьма разгоряченное воображен³е, касательно столь важнаго случая? и не долженъ ли я опасаться, что она еще нимало не пришла въ прежнее свое состоян³е?
  

ПИСЬМО LXXVIII.

Кавалеръ Грандиссонъ къ тому же.

Того же дня въ вечеру.

   Я употреблю все мое тщан³е, любезной и почтительной мой Докторъ, дабы собрать разсѣянныя мои мысли и изобразить вамъ весьма удивительное описан³е. Клементина есть благороднѣйшая дѣвица въ свѣтѣ. Чтожъ наконецъ послѣдуетъ?.... Но дабы въ состоян³и быть продолжать все повѣствован³е, то я долженъ сперва возстановить гораздо болѣе спокойств³я въ моемъ сердцѣ и твердости въ рукѣ моей.
   Теперь чувствую я въ себѣ нѣсколько менѣе движен³я. Изъ первыхъ моихъ строкъ вы легко судить можете о движен³и души моея, когда возвратясь оттуда, я покушался описать все произходившее передъ моими глазами.
   Камилла ожидала меня въ переднемъ залѣ, имѣя приказан³е отвести меня къ Маркизѣ. Маркизъ и Прелатъ находились вмѣстѣ съ нею. О Кавалеръ! сказала она мнѣ, посѣщен³е Графа Бельведере привело насъ въ великое смущен³е. Сколь онъ сожалѣн³я достоинъ! Онъ намъ сказалъ, что видѣлся съ вами у васъ.
   Такъ точно, Сударыня. Тогда разсказалъ я по прозбѣ Прелата все между нами произшедшее, выключая послѣднихъ его словъ, изъ коихъ я почелъ за долгъ выразумѣть, что онъ лучше согласится принять смерть отъ чужей руки, нежели отъ своей.
   Они изьявили то участ³е, кое принимали въ его нещаст³и и безпокойств³е свое о мнѣ; но я совершенно ничего не примѣтилъ, чтобъ с³е произшеств³е перемѣнило ихъ разположен³е въ мою пользу. Они обьявили Графу, что поелику выздоровлен³е ихъ дочери зависитъ отъ совершеннаго удовлетворен³я ея желан³й, то они рѣшились ни мало тому не противиться. Посѣщен³е нещастнаго сего друга, сказала мнѣ Маркиза, и его вспыльчивость, которая тѣмъ болѣе произвела во мнѣ сожалѣн³я, что я почитала его угрожаемымъ подобною болѣзн³ю моея дочери, воспрепятствовали мнѣ видѣть Клементину около двухъ часовъ. Я хотѣла лишь идти къ ней, когда вы пришли; но Камилла пойдетъ вмѣсто меня.
   Сего утра, продолжала Маркиза, когда я вступила съ нею въ разговоръ, она извинялась что посылала къ вамъ Камиллу приказавши просить васъ отложитъ свое посѣщен³е до полудни. Она не успѣла еще приготовиться, сказала она мнѣ, принять васъ. Я спросила ее, как³я желала она сдѣлать приготовлен³я видѣть такого человѣка, коего мы всѣ почитаемъ и которой всегда оказывалъ ей великое уважен³е? Она отвѣчала мнѣ: что находясь однажды съ вами, когда еще ей не позволено было съ вами видѣться, хотѣла она говоришь вамъ о многихъ дѣлахъ, но не могла ничего вспомнить; что она написала изъ того нѣкоторую частъ, однако еще не весьма довольна сама собою; что вы оказали все велич³е души своей, что она желаетъ употребить всѣ свои старан³я, дабы быть вамъ подобною; что данная ей нами надъ самой собою полная власть умножаетъ ея замѣшательство, и что уже она нѣсколько разъ желала быть при послѣднемъ концѣ своея жизни.
   Я предложила ей, продолжала Маркиза, отсрочить с³е хотя на мѣсяцъ или на недѣлю. Нѣтъ, нѣтъ, сказала она мнѣ, я вскорѣ буду въ состоян³я съ нимъ видѣться. Пусть онъ придетъ. Теперь я чувствую довольно въ себѣ твердости. Ктожъ знаетъ не буду ли я гораздо въ худшемъ состоян³и завтра или черезъ недѣлю?
   Въ с³ю минуту пришла къ намъ Камилла. Ее спросили, въ какомъ состоян³и оставила она свою госпожу. Она сказала намъ, что нашла ее весьма задумчивою, но мысли ея весьма воспламененны; что она кажется занята наступающимъ посѣщен³емъ, и по прошеств³и получаса она раза съ три спрашивала, не пришелъ ли Кавалеръ; что она часто перечитывала написанное ею и нѣсколько разъ клала оное на столъ и опять брала; что вставая иногда прохаживалась съ минуту по горницѣ, то съ видомъ изьявляющимъ достоинство, то потупя голову; что въ течен³е послѣдняго часа она нѣсколько разъ плакала; что въ другое время она вздыхала, не довольна была своимъ платьемъ; и сперва желала имѣть на себѣ черное, потомъ цвѣтное; она кажется сущимъ Ангеломъ въ семъ одѣян³и, заключила Камилла; но весьма было бы желательно чтобъ ея очи и движен³я были нѣсколько постояннѣе!
   Я предвижу для васъ затруднен³е, сказалъ мнѣ Прелатъ. Всѣ с³и движен³я показываютъ еще нѣкоторой безпорядокъ. Впрочемъ, будучи столь близокъ отъ свидан³я долженствующаго кончиться въ вашу пользу, они заставляютъ судишь колико ея сердце принимаетъ важное участ³е въ семъ случаѣ; да составитъ оный благополуч³е ваше вкупѣ съ ея щаст³емъ!
   Я ничего не опасаюсь касательно благополуч³я моея дочери, сказала Маркиза, когда оное будетъ зависѣть отъ Кавалера. Я увѣрена въ его къ ней нѣжности.
   Мнѣ кажется, сказалъ Маркизъ, что мы должны позволить ему ѣхать съ своею женою въ Англ³ю въ течен³е первыхъ шести мѣсяцовъ, съ тѣмъ услов³емъ чтобъ привезти ее къ намъ для препровожден³я другихъ шести мѣсяцовъ. С³я перемѣна можетъ произвести въ ней новое течен³е мыслей. Видъ одинакихъ мѣстъ и особъ могутъ опечаливать ея сердце. Я присовокупляю, что ея отсудств³е послужитъ къ поправлен³ю здрав³я бѣдному Графу Бельведере.
   Прелатъ похвалилъ такое мнѣн³е. Маркиза ее сдѣлала другаго возражен³я, кромѣ своей нѣжности. Потомъ заключили, чтобъ сей выборъ оставить на волю Клементинѣ. Камилла, сказалъ Маркизъ, уже время увѣдомить дочь мою, что Кавалеръ ожидаетъ отъ нее позволен³я съ нею видѣться. Согласныли вы на с³е? спросилъ онъ меня съ учтивост³ю.
   Камилла вскорѣ пришла назадъ: но возвращен³и своемъ, она сдѣлала намъ новое изображен³е о движен³яхъ своея госпожи, кое она заключила прося Маркизу взойти въ ея горницу. Естьлибъ ето было первое ваше свидан³е, сказалъ мнѣ Прелатъ, то я нимало бы не удивлялся сему безпорядку: но должно признаться что болѣзнь окажется въ какомъ ни есть странномъ признакѣ.
   Маркиза пошла съ Камиллою, и почти въ то же самое время увѣдомили меня, чтобъ я тудажъ слѣдовалъ. Она вышла ко мнѣ на встрѣчу даже до самыхъ дверей кабинета; и выходя изъ онаго сказала мнѣ въ короткихъ словахъ: я думаю для все гораздо будетъ пр³ятнѣе когда я васъ оставлю одного съ нею. Я далеко не уйду; мы съ Камиллою будемъ въ боковой комнатѣ.
   При входѣ моемъ Клемектина сидѣла за уборнымъ столикомъ, будучи погружена въ своихъ размышлен³яхъ и опершись головою на руку. Какъ скоро она меня увидѣла, то пленительной румянецъ разпространился по щекамъ ея. Она встала, оказала мнѣ глубокое почтен³е, подступила ко мнѣ нѣсколько шаговъ; но казалась трепещущею и ея взоры заблуждались.
   Я подошелъ къ ней. И взявъ весьма почтительно ея руку поцѣловалъ оную. Ахъ! Кавалеръ, сказала она мнѣ, отвратя нѣсколько лице свое, но не отнимая руки своей. Она ничего болѣе не присовокупила и находясь въ замѣшательствѣ испустила тяжк³й вздохъ.
   Я подвелъ ее къ стулу. Она сѣла; но все трепетала. Колико возсылалъ бы я благодарен³й Богу, сказалъ я, когдабъ усмотрѣлъ с³ю щастливую перемѣну въ толь драгоцѣнномъ здрав³и! Да усовершитъ оно свое произведен³е.
   Щастливы вы, отвѣчала она мнѣ, щастливы тою власт³ю кою вамъ даровало Небо обязывать ближнихъ, поелику вы умѣете употреблять оную! Но какимъ.... какимъ образомъ возмогу я...... О Г. мой ! Вы знаете тѣ движен³я, кои не престаютъ еще раздирать моего сердца съ того времени какъ.... я не упомню, съ котораго.... О Кавалеръ! у меня не достаетъ власти.... При семъ она остановилась. Она плакала. Она не могла произнести ни единаго слова.
   Въ вашей власти состоитъ, Сударыня, сдѣлать щастливымъ того самаго человѣка, коему вы приписываете так³я обязательства, за кои уже вы ему съ лишкомъ заплатили.
   Я сѣлъ подлѣ нее по данному ею мнѣ знаку.
   Говорите, Г. мой. Я чувствую сильныя движен³я въ душѣ моей. Говорите мнѣ, говорите мнѣ о всемъ, о чемъ вы желаете мнѣ сказать. Мое сердце. [прикладывая къ оному руку] заключено въ тѣсныхъ предѣлахъ; я чувствую, что оно не имѣетъ пространства. Я не имѣю столько силъ, дабы изьясниться. Говорите, а я буду васъ слушать со вниман³емъ.
   Вся ваша фамил³я, Сударыня, имѣетъ одинаковое чувствован³е. Мнѣ позволено открыть внутренность моего сердца. Я ласкаюсь, что вы благосклонно меня выслушаете. Отецъ Марескотти принялъ меня въ свое дружество. Услов³я суть тѣ же самыя, кои я предложилъ отъѣзжая въ Англ³ю.
   Она наклонила голову и ея вниман³е казалось усугублялось.
   Изъ двухъ годовъ одинъ я буду щастливо проживать съ моею Клементиною въ Англ³и....
   Ваша Клементича, Г. мой! Ахъ, Кавалеръ! [Она покраснѣвши отвернула лице свое.] Ваша Клементина, Г. мой! повторила она; и я примѣтилъ радость появившуюся на лицѣ ея. Однако слезы потекли изъ очей ея.
   Такъ, Сударыня, мнѣ позволено надѣяться имѣть васъ своею супругою. Духовной вашъ отецъ будетъ находиться съ вами: Отецъ Марескотти соглашается ѣхать съ вами для отправлен³я своей должности. Его благочест³е ревность и собственныя мои попечен³я о тѣхъ, коихъ правила съ моими различны, честь моя, коею я клятвенно обязался фамил³и препоручающей мнѣ любезнѣйшее свое сокровище, будутъ охранять вашу безопасность....
   Ахъ, Г. мой! прервала она рѣчь мою, вы однако не желаете быть Католикомъ?
   Вы согласились, Сударыня, передъ отъѣздомъ моимъ въ Англ³ю, чтобъ я слѣдовалъ законамъ моея совѣсти.
   Правда ли ето? сказала она вздыхая.
   Родитель вашъ, Сударыня, увѣдомитъ васъ самъ о всѣхъ прочихъ статьяхъ къ совершенному вашему удовольств³ю.
   При семъ очи ея наполнились слезами. Она казалась въ недоумѣн³и. Усил³я дѣлаемыя ею къ продолжен³ю разговора произвели въ нея единое только смущен³е. Наконецъ опершись на мое плечо подошла къ кабинету трепеща; она вошла въ оный. Оставьте, оставьте меня, сказала она мнѣ: и подавши мнѣ въ руку бумагу, заперла за собою двери. Будучи пораженъ ея вздохами, я пошелъ въ боковую горницу, изъ коей ея мать и Камилла слышали нѣкоторую часть краткаго нашего разговора. Маркиза пошла въ кабинетъ; но возвратясь оттуда почти въ тужъ минуту сказала мнѣ: Благодарю Всевышняго, они теперь находится въ полномъ разумѣ хотя и весьма печальною кажется. Она просила меня оставить ее въ уединен³и. Естьли вы можете проститъ ея, сказала она, то ея сердце почувствуетъ облегчен³е. Она вручила вамъ какую то бумагу, которую проситъ васъ прочесть. Она будетъ ожидать пока прикажите ее позвать, естьли можете присовокупила она, прочитавши оную смотрѣть безъ презрѣн³я на дѣвицу недостойную вашихъ милостей. Но какуюжъ странную тайность, возразила Маркиза, заключаетъ въ себѣ с³я бумага?
   Я столько же сему удивлялся какъ и она. А поелику я не зналъ еще содержан³я оной то развернувши при ней хотѣлъ было читать, но она не иначе желала слышать оное какъ съ Маркизомъ, естьли токмо прилично знать имъ обоимъ оное. Она вышла съ торопливост³ю; а Камилла пошла въ другую горницу для исполнен³я тамъ приказан³й своей госпожи. Я остался одинъ. И вотъ какое удивлен³я достойное сочинен³е я читалъ. (*)
  
   (*) Не нужно замѣчать что оно писано въ болѣзни Клементины, происходящей отъ любьви и закона; въ чемъ состоитъ здѣсь искуство сочинителя.
  
   ,,О ты, составляющей предметъ дражайш³й моему сердцу! тысячекратно прошу я прощен³я.... Въ чемъ же? Въ томъ ли что намѣрена оказать великое дѣян³е, естьли буду имѣть къ тому силы. Ты подаешь мнѣ примѣръ. Ты которой представляешься глазамъ моимъ совершеннѣйшимъ изъ человѣковъ. Долгъ влечетъ меня къ тому, чему сердце мое противится и возбуждаетъ во мнѣ слабость. Тебя, Всемогущ³й Боже! единаго умоляю подкрѣпить мои силы въ семъ чрезвычайномъ противуборств³я чувствован³й. Не допусти, чтобъ оно затмило мой разсудокъ, поелику уже онъ былъ помраченъ...; сей слабой разсудокъ, которой токмо созрѣвать начинаетъ. О Боже! подкрѣпи меня: усил³е превосходитъ мои способности, оно достойно того совершенства, къ коему Клементина всегда стремилась.
   "Учитель мой! братъ мой! другъ мой! о любезнѣйш³й и изящнѣйш³й изъ человѣковъ! не помышляй болѣе о мнѣ. Я не достойна тебя. Клементина плѣнилась твоею душею. Когда я зрѣла пр³ятности твоего вида, то отвращала глаза свои и всячески старалась обуздать свое воображен³е: но какъ? какъ можно воспротивиться тому, когда мысли мои устремились къ пр³ятностямъ украшающимъ твою душу. Но с³я душа, мнила я, не сотворена ли для другой жизни? Сопротивлен³е, непоколебимость сей толико любезной души позволитъ ли моей соединиться съ нею? До такой ли степени буду я ее любитъ, чтобъ съ трудомъ могла пожелать разлучиться съ нею даже и въ будущемъ ея жреб³и? О любви достойнѣйш³й изъ всѣхъ человѣковъ! Какъ могу я себя увѣрить, естьли буду твоею супругою, чтобъ сильная страсть, пр³ятное обхожден³е и снисходительное благоугожден³е не повлекли меня за тобою? Я, которая нѣкогда почитала Иновѣрца самымъ худшимъ существомъ, я чувствую въ себѣ перемѣну по непреодолимому обольщен³ю, даже до того что начинаю имѣть въ твою пользу лучшее мнѣн³е и о томъ что сперва проклинала. Какое же могутъ произвести дѣйств³е наставлен³я самаго умнѣйшаго священника, когда твои ласки твои нѣжныя увѣрен³я развратятъ совершенно преданное тебѣ сердце? Я знаю что надежда побѣдить тебя самаго подала бы мнѣ силу вступить съ тобою въ споръ: но не усматриваю ли я въ тебѣ дарован³й мои превосходящихъ? И какоежъ было бы мое замѣшательство между чувствован³емъ моего долга и слабост³ю моего разсудка? Тогда священникъ безпрестанно будетъ о мнѣ безпокоишься. Мой полъ не любитъ тѣхъ подозрѣн³я, коими онъ оскорбляется; они производятъ неудовольств³е и отвращен³е, а какъ твоя любовь и благодуш³е все с³е превозмогутъ; то будетъ ли тогда моя погибель сумнительна?
   "Но какоежъ зло сдѣлали мнѣ мой родитель, родительница и братья, чтобъ я пожелала, ихъ оставить и предпочесть моему отечеству такую землю, которую прежде я ненавидѣла за нѣсколько времени столькоже сколько и законъ ея? Даже и самая перемѣна, уничтожающая с³ю ненависть, не есть и вторымъ доказательствомъ моея слабости а твоего могущества? О любезнѣйш³й человѣкъ! О ты, коего сердце мое обожаетъ, не тщись погубить меня своею любов³ю. Естьли я соглашусь быть твоею супругою, то долгъ самый любезнѣйш³й заставитъ меня предать забвен³ю то, чемъ я обязана Создателю и повергнетъ въ тѣ нещаст³я, кои не относились бы единственно къ настоящему времени; ибо мое развращен³е не воспрепятствуетъ въ нѣкое время навести мнѣ сумнѣн³й; а твои кратчайш³я отсудств³я сдѣлаютъ меня вдвое нещастною. Можно ли сохранить равнодуш³е въ такомъ важномъ обстоятельствѣ? Не показалъ ли ты мнѣ самъ собою, что оно толикую же имѣетъ силу и надъ тобою? И твой примѣръ не служитъ ли мнѣ наставлен³емъ? Несправедливый законъ возъимѣетъ ли болѣе силы нежели истинный законъ Бож³й? О ты, любезнѣйш³й изъ человѣковъ! не тщись меня погубить своею любов³ю.
   ,,Но истинно ли то что ты меня любишь? Или обязана я твоимъ попечен³емъ единственно твоему великодуш³ю, сострадан³ю и твоему благородству касательно такой нещастной дѣвицы, которая желая столь же содѣлаться великою какъ ты, не могла перенести своего усил³я? Богъ одинъ свидѣтель тѣмъ противоборств³ямъ, коими я терзала мое сердце, и всему тому колико я старалась преодолѣть самое себя. Позволь, великодушной человѣкъ, достигнуть мнѣ сей побѣды. Въ твоей власти состоитъ меня удержатъ, или сдѣлать меня свободною. Ты меня любишь, я въ томъ увѣрена, Клементина поставляетъ себѣ за славу даже и ту мысль что ты ее любишь. Но она тебя недостойна. Однако позволь своему сердцу признаться, что ты обожаешь ея душу, ея безсмертную душу, и будущее ея спокойств³е. Сего единаго свидѣтельства требуетъ она отъ любви твоей, поелику она изтощила всѣ свои силы изьявляя тебѣ свою страсть. Ты имѣешь истинное велич³е души: ты можешь сдѣлать то усил³е, коего она учинить не могла. Составь благополуч³е какой нибудь другой женщинѣ! Но я не желаю чтобъ ето была Итал³янка. Естьли же должна быть оттуда, то пусть она будетъ не изъ Флоренц³и, но изъ Болон³и.
   "О Кавалеръ Грандиссонъ! Какъ представить намъ с³е писан³е, которое стоило мнѣ многихъ слезъ, и многаго упражнен³я; которое перемѣняла, пересматривала, нѣсколько разъ переписывала, и паки переписывала на бѣло, въ томъ намѣрен³и дабы заставить васъ прочесть оное? Я дѣйствительно сумнѣвалась произвести с³е въ дѣйство и не иначе то сдѣлала, какъ испытавъ свои силы въ особенномъ съ вами разговорѣ.
   ,,Вы, родитель мой, родительница, братцы, любезный и благочестивый мой священникъ, вспомоществовали мнѣ великодушнымъ своимъ снисхожден³емъ возъимѣть надъ самой собою нѣкую часть побѣды. Вы положились во всемъ на мое разсужден³е. Вы сказали мнѣ, что я буду благополучна, естьли токмо могу оною быть по выбору моего сердца. Но не ясно ли я усматривала что обязана тѣмъ вашему благоугожден³ю? Престану ли я когда нибудь приводишь себѣ на память причины, коими вы нѣсколько разъ опровергали союзъ съ благороднѣйшимъ изъ человѣковъ, основанныя на различ³и закона и на той приверженности, коею онъ прилѣпленъ къ своему исповѣдан³ю? С³е воспоминовен³е попуститъ ли мнѣ когда ни есть наслаждаться щаст³емъ? Ахъ! любезная и почтен³я достойная фамил³я, позвольте мнѣ теперь принять приличное моему состоян³ю намѣрен³е, то есть, заключить себя на вѣки въ монастырь. Да будетъ мнѣ позволено посвятить Всевышнему Создателю остатокъ моея жизни, въ коей уже болѣе не буду опасаться ни какихъ жестокостей, упражняясь всегда въ молитвѣ о васъ и о сохранен³и такого человѣка; которой до послѣдняго моего издыхан³я будетъ любезенъ душѣ моей! Но что значитъ с³е малое наслѣдство въ м³рѣ, принадлежащее мнѣ по разположен³ю дѣдовъ моихъ? Что оно значитъ въ сравнен³и вѣчнаго моего блаженства? Да будетъ мнѣ позволено отмстить симъ благороднымъ дѣян³емъ за жестокости Даураны! Я оставляю ей то имѣн³е, кое презираю и отъ коего съ охотою удаляюсь къ благополучнѣйшему жреб³ю. Вся моя фамил³я не довольно ли богата и благородна? Какоежъ славнѣе сего быть можетъ намѣрен³е къ моему мщен³ю?
   "О ты обладатель моей души! позволь мнѣ испытать твою душу, и подвергнуть искушен³ю любовь твою твоими старан³ями, дабы подкрѣпить и оправдать то рѣшен³е, которое всегда будетъ состоять въ твоей власти, какъ я въ томъ признаюсь, принудишь меня нарушить или исполнить оное. Единому Богу токмо извѣстно что, чего мнѣ стоили с³и противоборств³я и чего они еще будутъ стоить. Но съ толь слабымъ здрав³емъ и помраченнымъ умомъ, могу ли я ласкаться чтобъ жизнь моя еще продлилась? И не должна ли я стараться окончишь оную въ щастливѣйшемъ состоян³и? Позволь мнѣ быть великою, Кавалеръ мой! Но съ какимъ пр³ятнымъ удовольств³емъ называю я тебя столь любезнымъ именемъ? Ты можешь все сдѣлать изъ нещастной Клементины.
   "Но, о дражайш³е мои родители! что можемъ мы сдѣлать для изящнаго сего человѣка, коему мы чрезвычайно обязаны? Какимъ образомъ признать милость оказанную имъ двумъ вашимъ дѣтямъ? Его благодѣян³я отягощаютъ великимъ бременемъ мое сердце. Впрочемъ кому неизвѣстно величество его души? Кому неизвѣстно что онъ поставляетъ себѣ совершенною наградою единое удовольств³е дѣлать добро? Честь человѣческаго роду, въ состоян³и ли ты простить меня? Но я увѣрена что ты можешь с³е учинишь. Ты имѣешь одинак³я со мною понят³я о тщетности богатства сего мира и о вѣчномъ блаженствѣ будущей жизни. Какъ могла я представить себѣ, чтобъ отдавши тебѣ руку слабое, и изнуренное мое быт³е могло составить твое благополуч³е? Еще повторяю, естьли я имѣю бодрость и силу вручить тебѣ с³е письмо: то приведи меня въ состоян³е великимъ своимъ примѣромъ благородно довершить мою побѣду: приведи меня къ тому чтобъ я возпользовалась великодуш³емъ моей фамил³и. Но при всемъ томъ выборъ долженъ остаться въ твоей единой власти; ибо я не могу снести ниже единаго помышлен³я бытъ неблагодарною къ такому человѣку, коему я обязана вторымъ быт³емъ моимъ: ты воленъ присоединить имя какое тебѣ угодно къ имени
  

Клементины.

  
   Никогда удивлен³е не простиралось до столь высочайшаго степени какъ мое. Я совершенно позабылъ чрезъ нѣсколько минутъ, что Ангелъ ожидалъ въ ближайшемъ отъ меня разстоян³и слѣдств³я моихъ разсужден³й, и вошедши въ ту горницу гдѣ находилась Камилла, я бросился на софу, нимало не примѣтя сей женщины. Я уже не владѣлъ болѣе самимъ собою. Самое живѣйшее мое чувствован³е было удивлен³е къ несравненнымъ качествамъ Клементины. Я хотѣлъ перечитать ея писан³е, но оно впечатлѣно уже было въ душѣ моей, и глаза мои ничего уже въ томъ не различали.
   Она позвонила въ колокольчикъ. Камилла побѣжала. Я вострепеталъ отъ единаго помышлен³я когда она появится предо мною. Я поднялся съ мѣста; но чувствуя въ себѣ сильный трепетъ принужденъ былъ опять сѣсть. Возвращен³е Камиллы вывело меня изъ такого иступлен³я. Весьма вѣроятно что во всю свою жизнь я не имѣлъ еще толикаго о самомъ себѣ забвен³я. Дѣвица столь превышающая весь свой полъ, и равно все мною читанное и о нашемъ! О Г. мой! сказала мнѣ Камилла, госпожа моя страшится вашего гнѣва. Она опасается васъ видѣть; однако весьма того желаетъ. Поспѣшите; она лишается чувствъ. Сколь она васъ любитъ! Камилла ведучи меня говорила мнѣ с³и рѣчи, и я вспомнилъ оныя сего вечера: ибо всѣ мои способности тогда устремлялись ко внимательному слушан³ю оныхъ.
   Я пришелъ. Бесподобная Клементина шла мнѣ на встрѣчу тихими стопами, и сказала мнѣ потупя свои очи: Простите меня, Г. мой, простите, естьли не желаете чтобъ я умерла съ печали оскорбивши васъ. Она столь показалась мнѣ слабою, что я протянулъ мои руки стараясь поддержать ее: Васъ простить, Сударыня: неподражаемая дѣвица! составляя славу своего пола, можете ли вы сами простить меня за ту дерзость, что простеръ мою надежду даже до васъ? Силы ея совершенно ее оставили, она упала въ мои обьят³я. Камилла держала передъ нею соль, а я находясь подлѣ ея столь близко возчувствовалъ также пользу оной, имѣя и самъ нужду въ равной помощи. Прощена ли я? спросила она меня, приходя нѣсколько въ чувств³е; скажите что я прощена. Прощена ли, Сударыня? Ахъ! Вы ничего не дѣлали такого, чтобы имѣло нужду въ прощен³и. Я обожаю величество вашея души. Явите свою власть надо мною, а я почту за первое мое благополуч³е слѣдовать оной.
   Я подвелъ ее къ стулу; и безъ всякаго размышлен³я сталъ передъ нею на колѣни: держа обѣ ея руки я пребылъ въ семъ положен³и, смотря на нее съ такими очами, кои не изобразили бы движен³е моего сердца, естьлибъ не выдали нѣжност³ю и уважен³емъ. При семъ Камилла побѣжала къ Маркизѣ, дабы увѣдомить ее о семъ странномъ явлен³и. Маркизъ, Прелатъ, Графъ и отецъ Марескотти, кои ожидали успѣха моего посѣщен³я, весьма удивились услышавши с³е: но они совершенно не воображали себѣ о настоящей тому причинѣ. Маркиза поторопясь придти съ Камиллою застала меня въ томъ же положен³и, то есть, на колѣнахъ держа обѣ руки ея дочери. Любезной Грандиссонъ, сказала она мнѣ, умѣрьте восхищен³е своея признательности, единственно для здрав³я моея дочери. Будучи столь чувствительна какъ она, я усматриваю въ глазахъ ея что весьма опасно.... Я всталъ, покинулъ руки ея дочери и взявъ ея руку отвѣчалъ прервавши ея рѣчь: о Сударыня? прославляйте дочь вашу. Бы ее любили, вы ей удивлялись; но теперь поставьте ее вашею славою. Ето Ангелъ! позвольте, Сударыня, сказалъ я Клементинѣ вручить с³ю бумагу Маркизѣ; и не ожидая ея соглас³я подалъ оную ея матери: Прочтите ее, Сударыня: дайте ее прочесть Маркизу, Прелату, отцу Марескотти; но пожалѣйте о мнѣ и увѣдомьте меня потомъ, что я долженъ говорить и что дѣлать. Я предаю себя въ вашу власть, во власть вашей фамил³и, и въ вашу, любезная Клементина.
   И такъ вы меня прощаете, Кавалеръ! съ симъ увѣрен³емъ я обѣщаюсь вамъ быть спокойнѣе. Всевышняя благодать да усовершитъ мое выздоровлен³е. Моя власть, Кавалеръ, состоитъ Въ томъ, чтобъ вы любили мою душу, поелику главнымъ предметомъ любви моея всегда была ваша душа.
   Ея мать держала бумагу и не смѣя развернуть оной спросила ее, чтоже содержитъ она столь важнаго.... Простите меня, Сударыня, отвѣчала Клементина, что я не сообщила вамъ ее прежде всѣхъ. Какже бы могла я то сдѣлать, когда еще сама не знала, буду ли я имѣть столько силы чтобъ въ томъ увѣришься, или выпустить ее изъ рукъ моихъ? Но теперь [положа свою руку мнѣ на плечо] оставьте меня на нѣсколько минутъ, Кавалеръ. Я чувствую въ головѣ своей нѣкую слабость. Сударыня, пожалуйте простите мнѣ ето. Мы вышли оставя ее съ Камиллою, и слышали испускаемые ею тяжк³е вздохи.
   Маркиза идучи сказала мнѣ: Я ничего изъ етаго не понимаю. Вы также не желаете изьясниться? Чтожъ содержитъ с³я бумага?
   Я не въ состоян³и былъ отвѣчать ей. Выходяже въ переднюю, изъ которой былъ входъ въ ея горницу, я поцѣловалъ ея руку и пошелъ по лѣницѣ въ садъ, гдѣ ласкался что чистой воздухъ вспомоществуетъ мнѣ собрать разсѣянныя свои мысли.
   Я не долго тамъ пробылъ какъ Г. Ловтеръ пришелъ ко мнѣ. Господинъ ²еронимъ, сказалъ онъ мнѣ, прочитавши данную ему бумагу съ великою нетерпѣливост³ю желаетъ съ вами говорить.
   Я нашелъ ²еронима сидящаго въ креслахъ. Какъ скоро онъ увидѣлъ меня; то примѣтя во мнѣ задумчивый видъ, отъ коего я еще не могъ оправиться сказалъ мнѣ: о любезной Грандиссонъ! сколько сердце мое о васъ безпокоится! Я не могу снести, чтобъ человѣкѣ вашего свойства подверженъ былъ дерзости такой дѣвицы, коей разумъ....
   Удержитесь, любезной мой ²еронимъ. Не дозвольте качеству друга предать забвен³ю качество брата. Клементина составляетъ честь своего пола. Правда я не ожидалъ сего удара: но я уважаю столь великую душу. Читали ли вы пис

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 128 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа