Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть шестая), Страница 7

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть шестая)


1 2 3 4 5 6 7 8

анное ею?
   Читалъ и не могу выдти изъ удивлен³я.
   Въ с³е время вошли къ намъ Маркизъ, Графъ, Прелатъ и отецъ Марескотти. Прелатъ принялъ меня въ свои объят³я. Потомъ клялся мнѣ именемъ всей фамил³и, что никто не имѣлъ даже и малѣйшаго понят³я о намѣрен³яхъ сестры его: всѣ, присовокупилъ онъ, на противъ того ожидали что она съ восхищен³емъ приметъ ваши представлен³я. Но с³е не помѣшаетъ ей быть вашею женою, Кавалеръ. Мы обязались вамъ чест³ю. Въ семъ случаѣ видна единая и худо понятая излишняя разборчивость, которая происходитъ отъ разгоряченнаго ея воображен³я. Не смотря на то она отдаетъ на вашу волю дать ей имя какое вамъ заблагоразсудится.
   Ахъ, Г. мой! отвѣчалъ я, вы не выразумѣли силы ея доказательствъ. Они должны быть весьма важны для такой молодой особы, коей законъ, фамил³я и отечество толико любезны. Впрочемъ. Г. мой, располагайте мною. А какъ Маркиза показалась въ ту самую минуту, то я сказалъ ей: Сдѣлайте милость, Сударыня, предпишите мнѣ, что я долженъ дѣлать. Я совершенно предаюсь въ вашу волю. Позвольте мнѣ выдти. Вы посовѣтуетесь и увѣдомите меня какъ расположите мною.
   Я вышелъ и возвратился въ садъ.
   Камилла пришла ко мнѣ. О Г. мой! как³я чудныя произшеств³я! госпожа моя приняла такое намѣрен³е, коего она никогда не будетъ въ состоян³и исполнить. Она приказала мнѣ наблюдать ваши взоры, поступки и нравъ вашъ. Она не можетъ жить, сказала она, естьли вы хотя нѣсколько еще сердитесь. Я вижу что вы въ великомъ смущен³и: не ужели должна я ей отдать въ точности надлежащей во всемъ отчетъ?
   Увѣрьте ее, любезная Камилла, что я совершенно ей: преданъ; что ея спокойств³е гораздо для меня драгоцѣннѣе нежели собственная моя жизнь, что я не способенъ къ гнѣву и что удивляюсь ей болѣе нежели могу выразить.
   Какъ скоро Камилла оставила меня, то я увидѣлъ идущаго ко мнѣ отца Марескотти, которой просилъ меня къ фамил³и ожидающей въ горницѣ у ²еронима. Мы возвратились, туда вмѣстѣ. Сей честный духовникъ сказалъ мнѣ идучи, что единому Богу извѣстно что полезно для людей; чтожъ касается до него въ столь чрезвычайномъ случаѣ, то онъ только удивляется ей и обожаетъ ее въ молчан³и.
   А какъ всѣ сѣли по мѣстамъ, то Прелатъ говорилъ мнѣ слѣдующ³я слова: любезной мой Кавалеръ, мы обьявляемъ всѣ, что вы имѣете совершенныя права на нашу благодарность. Рѣшено, чтобъ моя сестрица была вашею супругою. Мы всѣ вообще сего желаемъ. Матушка моя беретъ на себя трудъ поговорить ей о васъ.
   Я чувствую всю великость таковой милости.
   Но естьли Клементина будетъ непоколебима чтожъ могу я сказать, когда она меня заклинала подкрѣпить ее въ ея рѣшен³и и не привести въ необходимость воспользоваться великодуш³емъ ея фамил³и?
   Не сумнѣвайтесь, Кавалеръ, возразилъ Прелатъ, чтобъ она не склонилась на с³е съ радост³ю.
   Она, васъ любитъ. Не признается ли она въ своемъ письмѣ, ,,что въ вашей власти состоитъ заставить ее нарушить или исполнить ея рѣшен³е, и присоединить къ ея имени такое какое вы пожелаете?,, Мы вообще увѣрены, что она не выдержитъ своего предпр³ят³я. Вы видите что она прибѣгаетъ къ вашей помощи. Словомъ, позвольте мнѣ прежде всѣхъ облобызать васъ подъ именемъ брата.
   При семъ онъ взялъ мою руку я оказалъ мнѣ честь поцѣловавъ меня. Нѣтъ ничего толь благороднаго, сказалъ я ему. Я совершенно на васъ полагаюсь. ²еронимъ обнялъ меня съ горячност³ю подъ тѣмъ же именемъ. Маркизъ и Графъ поперемѣнно брали меня за руку, а Маркиза подала мнѣ свою, и я, поцѣловалъ оную. По томъ я прямо возвратился на свою квартиру съ сердцемъ, о любезный Докторъ! толико пронзеннымъ отъ столь странной и совершенно непредвиденной перемѣны, что не могу того и выразить.
  

ПИСЬМО LXXIX.

Кавалеръ Грандиссонъ къ тому же.

Въ Понѣльникъ 10 и 21 ²юля.

   Я не говорю ни слова о томъ спокойств³и, въ коемъ препроводилъ прошедшую ночь. Я едва могъ заснуть съ часъ въ креслахъ. По утру я послалъ съ запискою спросить съ нѣжнѣйшимъ безпокойств³емъ о здоровьѣ всей фамил³и, а особливо Клементины и ²еронима. Я извѣстился что Клементина весьма худо проводила ночь: что заблагоразсудили не безпокоить ее во весь день, по крайней мѣрѣ естьли она не изьявитъ сильнаго желан³я меня видѣть; но тогда обѣщались они меия увѣдомить.
   Я былъ въ весьма худомъ состоян³и. Однако съ трудомъ могъ удержаться чтобъ не пойти по крайней мѣрѣ къ ²ерониму; и конечно бы на то рѣшился, естьлибъ худое мое состоян³е меня къ тому допустило. Мнѣ казалось что конечно бы почли за притворство, когда бы я показался въ такомъ состоян³и, и могли бы подозрѣвать, что я желаю тѣмъ возбудить сожалѣн³е, но мое свойство не имѣетъ такой подлости. Впрочемъ я ласкался что будутъ меня сами приглашать. И такъ не слыша ни о чемъ даже до полудня, я возобновилъ мои освѣдомлен³я запискою; и получилъ въ отвѣтъ одну только строку отъ ²еронима, въ коей онъ оказывалъ надежду видѣться со мною завтра.
   Такимъ образомъ я не лучше препроводилъ и с³ю ночь. Нетерпѣливость моя принудила меня пойти гораздо ранѣе обыкновеннаго въ палаты делла Порреты.
   ²еронимъ принялъ меня съ великою радост³ю. "Онъ ласкался, сказалъ онъ мнѣ, что я конечно не почелъ за худой знакъ то забвен³е, въ коемъ меня оставили прошедшаго дня; оно произошло отъ нѣкоего намѣрен³я: но дабы говоришь съ искренност³ю, то думали какъ для его сестрицы такъ и для меня, что одинъ день успокоен³я будетъ не безполезенъ; а особливо для его сестрицы, коей не мало имѣли труда дать выразумѣть тому причину. Мнѣ сказали, продолжалъ онъ, что она требуетъ васъ сего дня съ гораздо большею нетерпѣливост³ю. Она почитаетъ васъ сердитымъ. Она думала что вы болѣе не желаете ее видѣть. Едва лишь вы отъ насъ вышли въ субботу въ вечеру какъ она приказала Камиллѣ просить васъ къ себѣ. Чтожъ касается до меня, присовокупилъ онъ, то я до такой степени разгорячаюся за чрезвычайное намѣрен³е усматриваемое мною въ ея воображен³и, что иногда не чувствую моей боли."
   Потомъ онъ меня спросилъ, могу ли я простить за с³е его сестрицу; и жалуясь на сей полъ, изьяснялся, что женщина не знаетъ и сама чего желаетъ, когда находитъ препятств³я своимъ стремлен³ямъ. Но с³е не помѣшаетъ ей быть вашею супругою, любезной Грандиссонъ, сказалъ онъ мнѣ; и естьли Богу будетъ угодно даровать ей совершенное здрав³е, то вы щастливо за то вознаграждены будете.
   Прелатъ и отецъ Марескотти пришли тогда къ ²ерониму. Маркизъ и Графъ вошли послѣ ихъ, а Маркиза слѣдовала за нами. Клементина, сказала она мнѣ, столь мало была спокойна въ субботу въ вечеру, освѣдомясь что вы ушли не простившись съ нею, и будучи во весь вчерашней день въ такомъ же разположен³и, что я не разсудила заблаго начинать съ нею говорить о начатомъ важномъ дѣлѣ. Но я весьма рада что васъ увидѣла.
   Въ ту самую минуту стукнулъ кто то у дверей. Войди сюда, Камилла, сказала Маркиза. Ето не Камилла, но я, отвѣчала Клементина, отворя сама двери и подходя къ собран³ю. Мнѣ сказали что Кавалеръ... но я ево вижу. Позвольте мнѣ, Г. мой, съ минуту поговорить съ вами [идучи къ окну находящемуся при концѣ покоя.]
   Я за нею слѣдовалъ. Ея глаза омочены были слезами. Она быстро на меня посмотрѣла; потомъ отворотилась назадъ, не сказавъ мнѣ ни слова. Я взялъ ее за руку: отъ чего происходитъ с³е движен³е, Сударыня? Я ласкаюсь что не причинилъ вамъ оскорблен³я.
   О Кавалеръ! я не могу перенести презрѣн³я, наипаче отъ васъ; хотя можетъ быть я оное и заслужила. Ваше презрѣн³е будетъ укорять меня въ неблагодарности; а сего-то сердце мое перенести не можетъ.
   Презрѣн³я. Сударыня! отъ меня, которой почитаетъ васъ за первую въ свѣтѣ особу! по истиннѣ, вы исполнили сердце мое горест³ю: Но даже самая причина сея горести умножаетъ мое къ вамъ удивлен³е.
   Не говорите мнѣ сихъ нѣжныхъ словъ. Ваше великодуш³е составляетъ мое мучен³е. Я почитаю за нужное, что вы должны на меня сердиться, что вы должны поступать со мною худо; иначе могули я ласкаться выполнить свое намѣрен³е.
   Ваше намѣрен³е Сударыня ? ваше намѣрен³е.
   Такъ, Г. мой, мое рѣшительное намѣрен³е. Не ужели оно васъ опечаливаетъ?
   Можетъ ли оно меня не опечаливать? Что подумали бы вы....
   Молчите, любезной Кавалеръ. Я опасаюсь когда оно васъ опечаливаетъ: Но перестанемъ о томъ говорить. Я никогда себѣ не прощу, естьли васъ опечалю.
   Когда вся ваша фамил³я удостоиваетъ меня своимъ соглас³емъ, Сударыня....
   Ето, Г. мой изъ сожалѣн³я ко мнѣ.
   Любезная моя дочь, сказалъ ей Маркизъ подошедши къ намъ, таковая то была сперва наша причина; но теперь союзъ съ Кавалеромъ, дабы отдать справедливость его достоинству, произошелъ отъ нашего выбора.
   Я поблагодарилъ сего великодушнаго господина, изъявлен³емъ глубочайшаго почтен³я. Въ ту самую минуту Клементина пала на колѣни передъ отцемъ своимъ: она взявши его руку поцѣловала оную; и прося у него прощен³я за причиненное ею фамил³и смущен³е, обѣщалась ему до послѣдней минуты своей жизни быть столь же покорною сколь и благодарною. Все собран³е почло с³е дѣян³е за такую перемѣну, которая произвела въ нихъ самую лестную надежду, Маркиза поднявши съ нѣжност³ю свою дочь отошла съ нею на нѣсколько шаговъ. И хотя онѣ хотѣли говорить тихо, но мы слышали ихъ разговоры.
   Вчерасъ, любезная дочь, ты находилась въ томъ состоян³и, которое не дозволяло съ тобой разговаривать; а не то я увѣдомилабы тебя, съ какою горячност³ю желаемъ мы всѣ союза съ Кавалеромъ Грандиссономъ. Мы не находимъ инаго средства возблагодарить его.
   Позвольте мнѣ, Сударыня, изьяснить вамъ истинныя мои чувствован³я. Естьлибъ я увѣрена была что составлю благополуч³е Кавалера; естьлибъ я не почитала предлагаемый вами союзъ болѣе для него наказан³емъ нежели наградой; естьлибъ я находила въ томъ собственное мое благополуч³е, не усматривая опасности для моего спасен³я; на конецъ, естьлибъ я могла ласкаться что оной составитъ также ваше благополуч³е и моего родителя: то покрайней мѣрѣ с³я надежда склонила бы меня принять ваше предложен³е. Но я чувствую, Сударыня, что десница Бож³я на мнѣ отяготѣла. Разсужден³е мое еще не таково, каково бы должно быть. Прежде нежели я совершенно утвердилась въ моемъ рѣшен³и, я разсуждала о своемъ, по крайней мѣрѣ столько сколько слабой разсудокъ мнѣ позволялъ. Я поставила себя на мѣстѣ другаго, которой находясь въ разныхъ обстоятельствахъ конечно принялъ бы мой совѣтъ. Союзъ съ Кавалеромъ казался мнѣ невозможнымъ: поелику нѣтъ никакого виду чтобъ онъ когда нибудь согласовался со мною касательно самой важной статьи. Я прибѣгала ко Всевышней помощи: поелику сама себѣ не довѣрялась; я многократно перемѣняла мною написанное: но все уже то, что было начертано перомъ моимъ, представлялось мнѣ къ тому же заключен³ю. И хотя ничто толико не было противно собственнымъ моимъ желан³ямъ, но я приняла с³ю твердость мыслей за отвѣтъ небесной на мое молен³е. Однако я еще сумнѣвалась о себѣ. Но я не желала совѣтоваться съ вами, Сударыня, поелику вы приняли бы сторону Кавалера: а я страшилась столь худо соотвѣтствовать внушен³ю Бож³ю, коимъ рѣшилась управлять собою. Я скрывала свои противуборств³я даже отъ самой Камиллы, которая не отходила отъ меня ни на минуту. Я паки начинала просить отъ Всевышняго сожалѣн³я къ нещастной дѣвицѣ приверженной сердцемъ къ своему долгу но смущенной въ своихъ дѣйств³яхъ мыслями. Тогда свѣтъ просвѣтилъ мой разумъ. Я переписала всѣ свои мысли. Впрочемъ я не вдругъ рѣшилась сообщить ихъ Кавалеру. Я еще не довѣрялась моему сердцу и сумнѣвалась буду ли имѣть силу отдать ему мною писанное. На конецъ совершенно на то рѣшилась. Но когда онъ показался, то бодрость моя изчезла. Онъ долженствовалъ замѣтить чрезвычайное мое прискорб³е. Я увѣрена что возбудила въ немъ сожалѣн³е. Естьли я могу токмо вручить ему мною написанное, сказала я про себя, то затруднен³я всѣ изчезнутъ: Я увѣрена почти, что видя мои сумнѣн³я и правость намѣрен³й, онъ будетъ имѣть великодуш³е помогать самъ моимъ усил³ямъ. Я вручила ему свое письмо. Теперь, Сударыня, я совершенно уже увѣрена, что естьли могу устоять въ томъ что прилично, и избавиться отъ укоризны въ неблагодарности; то буду имѣть мысли гораздо спокойнѣе. Любезной и великодушной Грандиссонъ [обратясь ко мнѣ], прочтите еще мою бумагу: Тогда естьли вы не пожелаете или не можете оставить меня свободною, я покорюсь моей фамил³и и употреблю все мое усил³е къ составлен³ю вашего благополуч³я. При окончан³и сего она возвела руки и глаза къ небу: велик³й Боже! присовокупила она, Тебя благодарю я за просвѣщен³е моего разума, коего дѣйств³е съ сей минуты въ себѣ ощущаю.
   Какое бы мнѣн³е толь благородной восторгъ ни произвелъ въ другихъ о ясности ея мыслей, но я усматривалъ въ ней сильное движен³е и ея взоры принудили меня страшиться какого нибудь припадка. Противоборств³е ея разума и любви не преминуло причинить въ ней нѣкоего безпорядка. Я подошелъ къ ней. Безподобная Клементина. Сказалъ я ей съ восхищен³емъ, будьте свободны! будьте для меня все то, чѣмъ вы быть желаете. Естьли я увижу васъ благополучною, то всячески постараюсь, естьли возможно сдѣлаться таковымъ же.
   Любезной Грандиссонъ, сказалъ мнѣ Прелатъ взявши меня за руку, колико я вамъ удивляюсь! Изъ какого источника проистекаетъ къ вамъ с³е удивительное велич³е души?
   Ахъ, Боже мой! Какъ же толь великой прмѣръ не внушилъ бы мнѣ соревнован³я? Я не предполагалъ ни малѣйшей пользы въ тѣхъ намѣрен³яхъ, кои привели меня въ Итал³ю. Я почиталъ себя обязаннымъ прежними услов³ями; но въ моихъ мысляхъ Клементина и ея фамил³я всегда были свободны. А я возымѣлъ надежду въ то время, когда оказали мнѣ честь одобря оную; теперь же я вступаю хотя съ чрезвычайнымъ сожалѣн³емъ въ прежнее мое состоян³е. Естьли Клементина твердо будетъ настоять въ своихъ мысляхъ, то я употреблю всѣ мои усил³я тому повиноваться. Естьли же ея разположен³я перемѣнятся: то всегда буду готовъ принять ея руку, какъ самое величайшее благополуч³е, къ коему я могу стремиться.
   Маркиза взявши вдругъ руку своея дочери и мою со слезами просила Небо о изтреблен³и затруднен³ия, дабы соединишь два сердца толикое сходство между собою имѣющ³я. Не удерживайте меня, маминька, сказала ей Клементина, выдергивая съ великою торопливост³ю свою руку. Позвольте мнѣ удалиться въ свою горницу, дабы упросить тамъ Всевышняго укрѣпить мои силы. По претерпѣн³и толикаго нещаст³я сколько стоило мнѣ получить оное! Прощайте Кавалеръ; я хочу молить Бога за васъ равно какъ и за себя.
   Ангелъ вышелъ, Она встрѣтилась съ горнишною своею. Любезная Камиилла! сказала она ей, отъ какой опасности я освободилась? Моя рука и Кавалерова были болѣе минуты соединены въ рукѣ моей матушки! Чтожъ бы значило мое рѣшен³е? Ибо моя матушка могла бы ихъ соединить и я была бы уже Кавалерова.
   ²еронимъ, хотя пребывалъ въ молчан³и, но слезы появились на глазахъ его: онъ былъ свидѣтелемъ сего явлен³я между его сестрицею и мною. Онъ прижималъ меня въ своихъ обьят³яхъ. Любезной изъ всѣхъ человѣковъ! ахъ! можете ли вы съ терпѣливост³ю ожидать рѣшен³я своенравной но любезной дѣвиды?
   Я могу и обязуюсь тѣмъ.
   Я поговорю ей самъ, сказалъ онъ, и весьма ласкаюсь успѣть въ ономъ зная ея ко мнѣ нѣжность.
   Дѣйствительно такъ; мы поговоримъ ей всѣ, сказалъ Маркизъ.
   Не должно принуждать, сказалъ Графъ, единственно по той опасности чтобъ ее раскаян³е не весьма поздно произошло.
   Но мнѣ кажется, сказалъ отецъ Марескотти, что Кавалеръ не долженъ желать самъ, чтобъ ее весьма къ тому понуждали. Она страшится касательно своего спасен³я. Столь сильная причина требуетъ великой предосторожности къ ея убѣжден³ю. Впрочемъ я сумнѣваюсь, чтобъ она устояла въ своемъ рѣшен³и. Естьли же она по своему мужеству выдержитъ с³е усил³е; то достойна будетъ обожан³я.
   Ея отецъ хотѣлъ перечитать то письмо, кое уже приводило его въ удивлен³е. Оно было у меня въ карманѣ. ²еронимъ противился сему предложен³ю; но Прелатъ одобрилъ оное, и такъ письмо было перечитано. Всѣ казалось толико же были тѣмъ тронуты, какъ и въ первой разъ Впрочемъ вообще сумнѣвались, чтобъ она могла устоять твердо въ своихъ мысляхъ, и меня тѣмъ поздравляли.
   Но естьли слава присоединится къ ея побудительнымъ причинамъ и естьли ихъ прозьбы не будутъ употреблены съ чрезвычайною ревност³ю въ мою пользу, то я увѣренъ что съ толикимъ велич³емъ души она получитъ надъ собою совершенную побѣду? Вы знаете лучше меня, любезной Докторъ, что истинное благочест³е возметъ верхъ надъ всѣми временными выгодами. Впрочемъ отецъ Марескотти не возобновитъ ли своего вл³ян³я надъ такимъ разумомъ, коимъ онъ привыкъ управлять? Не долгъ ли его стараться о томъ съ равною ревност³ю, какую имѣетъ и къ своему закону? И Прелатъ, которой не меньше прилепленъ къ оному, не будетъ ли вспомоществовать священнику?
   Но сколь ни трудны искушен³я, любезной другъ, для сердца поверженнаго въ с³ю неизвѣстность; однако не могутъ ли они отвратить насъ отъ тщеслав³я всѣхъ человѣческихъ чаян³й? Единому Богу извѣстно, заслуживаетъ ли успѣхъ нашихъ желан³й награды или наказан³я: но я знаю, что естьли Клементина отдавши мнѣ сердце и руку найдетъ въ сумнѣн³яхъ своихъ касательно закона, хотя нѣкое препятств³е жить со мною благополучно, то я почелъ бы себя чрезвычайно презрѣн³я достойнымъ, наипаче естьлибъ я споспѣшествовалъ принуждать ее въ мою пользу противу ея совѣсти.
  

Того же дня.

  
   Разстроенныя мои мысли принудили меня оставить перо. Но до моего выходу мы разсуждали долгое время объ обстоятельствахъ: они судили всѣ какъ я уже вамъ сказалъ, что она не устоитъ въ своемъ рѣшен³и. Мнѣн³е Маркиза и Маркизы состояло въ томъ дабы совершенно оставить ее на произволъ самой себѣ. Графъ предложилъ оставить ее въ ея кабинетѣ съ тѣмъ чтобъ никто не опровергалъ и не одобрялъ ея намѣрен³й. ²еронимъ желалъ, чтобъ прежде сего исполнен³я позволено было ему переговорить на единѣ съ своею сестрицею.
   Меня спросили, что я о томъ думаю: Я отвѣчалъ, что мног³я мѣста сего письма были такого роду что принуждаютъ меня согласиться на все что мнѣ ни предложатъ, но естьлибъ я примѣтилъ въ моихъ съ нею разговорахъ, что она желаетъ отмѣнить свое рѣшен³е, и что нужно единое токмо ободрен³е, дабы согласиться на мое желан³е, въ такомъ случаѣ мнѣ должно датъ, для собственной моей чести въ качествѣ мужчины, и относительно къ ея разборчивости въ качествѣ женщины, свободу изьявить привязанность какимъ ниесть изьяснен³емъ, кое предупредитъ ее, также и прозьбами приличными моему полу.
   Маркиза наклонилась ко мнѣ съ улыбкою изьявляющею признательность и одобрен³е. Отецъ Марескотти казалось запинался, какъ будто бы готовился сдѣлать нѣкое возражен³е; но Маркизъ не далъ ему сказать ни слова, говоря что можно положиться на мою честность и разборчивость. Я также о томъ думаю, сказалъ Графъ; всѣмъ извѣстио что Кавалеръ имѣетъ способность поставитъ себя на мѣсто другаго, и забыть свои пользы, когда дѣло идетъ о предпр³ят³и благоразумнаго намѣрен³я. Дѣйствительно справедливо, подхватилъ ²ерднимъ; но дадимъ ему знать, что онъ не одинъ въ свѣтѣ, которой мыслитъ съ таковымъ благородствомъ. Прелатъ поспѣшно отвѣтствовалъ: позвольте, любезной ²еронимъ; но вспомните что законъ есть главное надъ всѣми другими участ³е. Моя сестрица слѣдовавшая всегда примѣру Кавалера должна ли быть не ободряема въ столь благородномъ усил³и? Я согласенъ на то предложен³е, кое сравниваетъ всѣ обстоятельства.
   Чтожъ касается до меня, естьли благородный ея восторгъ будетъ неослабно оказывать что ея рѣшен³е произходитъ отъ воли Бож³ей, и что она обязана тѣмъ своимъ молен³ямъ, то я употреблю всѣ свои силы изьявить ей, хотябы мнѣ оное многаго стоило и даже противъ моего желан³я что я въ состоян³и соотвѣтствовать тому мнѣн³ю, кое онъ имѣетъ о мнѣ когда требуетъ моей, помощи для подкрѣплен³я ея усил³я.
   Послѣ сего они уговорили меня остаться съ ними отобѣдать; Клементина извинилась что не можетъ быть съ нами за столомъ; но приказала просить меня чтобъ я не уходилъ не видавшись съ нею.
   Я пошелъ въ ея горницу съ Камиллою. Она была вся въ слезахъ. Она опасалась, сказала она мнѣ, что я съ трудомъ могу ее простить, но почитала себя увѣренной, что я оказалъ бы ей с³е великодуш³е, естьлибъ могъ узнать тѣ противоборств³я, кои произходятъ въ ея сердцѣ. Я всячески старался возстановить спокойств³е въ ея мысляхъ; я увѣрялъ ее что буду поступать по ея желан³ямъ; что ея письмо будетъ моимъ путеводителемъ а ея совѣсть правиломъ моихъ желан³й. Но находясь въ движен³яхъ, коихъ нѣкоторую часть я примѣтилъ не смотря на усил³е съ коимъ она старалась сокрыть оныя, она просила меня наконецъ ее оставить, принудя меня сперва обѣщаться видѣться съ нею въ слѣдующей день. Ея взоры, кои начинали заблуждаться, принудили меня тотчасъ выдти, дабы скрыть собственное мое движен³е. Но вышедши съ такою поспѣшност³ю, я весьма удивился увидя отца Марескотти подслушивающаго [поелику примѣтилъ с³е я ясно изъ его смущен³я, и равно изъ нѣкоторыхъ извинен³й, кои онъ мнѣ приносилъ запинаясь,] наши разговоры съ духовною его дочерью. Сколь жалко что неудобопонятная ревность могла сдѣлать честнаго человѣка способнымъ къ такой подлости!
   Оставимъ с³е извинен³е, любезный мои отецъ, сказалъ я ему съ пр³ятнѣйшимъ и учтивѣйшимъ видомъ. Естьли вы сумнѣвались о моей лестности; то я почитаю себя вамъ обязаннымъ за вашъ способъ, дабы меня въ томъ испытать. Онъ многократно просилъ у меня прощен³я, признаваясь мнѣ при томъ, что онъ почиталъ невозможнымъ, чтобъ молодой человѣкъ, о любви коего ни мало не сумнѣвались къ самой любви достойнѣйшей дѣвицѣ въ свѣтѣ, удержался въ предписанныхъ ему предѣлахъ, и не употребилъ бы въ свою пользу той власти которую онъ имѣетъ [поелику всѣмъ то извѣстно] надъ ея склонностями. Я пошелъ съ нимъ къ ²ерониму: увѣривши его сперва что с³е мало значущее приключен³е предано уже забвен³ю, и что мое къ нему почтен³е ни мало отъ того не уменьшилось. Коликократно, любезной Докторъ, не испыталъ уже я непреодолимой ненависти отъ того человѣка коего прощалъ въ подлости? Но такой нимало не ожидалъ я отъ отца Марескотти. Онъ способенъ къ великодушному признан³ю. Онъ едва осмѣливался взирать на меня во все то время, кое я препроводилъ съ нимъ.
   И такъ возвратясь на мою квартиру я засталъ у себя Графа Бельведере, которой дожидался меня уже болѣе часа. Мои люди сказали ему когда онъ пришелъ, что о моемъ возвращен³и не извѣстны; но онъ обьявилъ, что рѣшился со мною видѣться, какъ бы я поздо ни возвратился. Его же собственной человѣкъ просилъ меня стараться о моей безопасности, увѣдомляя меня, что послѣ оказаннаго мнѣ имъ посѣщен³я онъ не былъ ни на единую минуту спокоенъ; что онъ многократно повторялъ, что жизнь для него тягостна, и что выходя изъ своею дому онъ взялъ съ собою два пистолета. Не опасайся ничего, сказалъ я сему человѣку. Твой господинъ человѣкъ весьма честной. Ни за что въ свѣтѣ я не пожелаю причинишь ему нималѣйшаго зла и ласкаюсь что не получу также сего и отъ него.
   Я пошелъ къ нему съ поспѣшност³ю. Ето вы, Г. мой? Для чегожъ не увѣдомили меня [взявши съ нѣжност³ю его за обѣ руки], что намѣрены были оказать мнѣ с³ю честь или покрайней мѣрѣ, для чего не приказали мнѣ сказать, что вы находитесь здѣсь?
   Вамъ приказать сказать.... Лишить васъ удовольств³я разтаться съ Клементиною? Нѣтъ, я сего не желалъ; [находясь въ задумчивости] но увѣдомьте меня на чемъ вы рѣшились. Моя душа горитъ нетерпѣливост³ю знать оное. Отвѣчайте мнѣ такъ какъ долгъ требуетъ отъ честнаго человѣка.
   Ничего не рѣшено, Г. мой. Да и не льзя рѣшить прежде, пока совершенно не будутъ извѣстны о намѣрен³яхъ Клементины.
   Не ужели нѣтъ другаго препятств³я....
   Но и с³е препятств³е не весьма легко. Я васъ увѣряю, что Клементина знаетъ то чего она стоитъ. Она полагаетъ справедливую цѣну руки своея. Когда и въ самыхъ величайшихъ ея изступлен³яхъ она всегда сохраняла живѣйшее чувствован³е сей разборчивости отличающей честную женщину; но теперь усматриваютъ оную въ ея рѣчахъ и въ дѣян³яхъ еще яснѣе. Она оказываетъ тѣмъ болѣе затруднен³й, что ея фамил³я никакого не дѣлаетъ препятств³я. Она ничего опрометчиво не дѣлаетъ; и естьли вы можете изъ того получить какую ниесть пользу для своего успокоен³я: ибо я усматриваю въ васъ безпокойство, то увѣдомлю о всемъ могущемъ случиться.
   И такъ вы меня увѣряете, что еще ничего нерѣшено. И обѣщаетесь меня увѣдомить о всемъ могущемъ послѣдовать?
   Обѣщаюсь.
   Даете ли честное свое слово?
   Даю честное слово.
   Очень хорошо, и такъ остается мнѣ еще прожить нѣсколько дней въ сей нещастной жизни. .
   Г. мой... что значатъ с³и слова?
   Вотъ что они значатъ, [выдергивая свои руки изъ моихъ и вынимая два пистолета изъ своего кармана.] Я пришелъ въ твердомъ намѣрен³и дать вамъ на выборъ одинъ изъ сихъ оруж³й, естьли уже дѣло рѣшено, поелику я имѣлъ причину того страшиться. Я не разбойникъ и никогда не случалось мнѣ употреблять оное. Я ни мало и непомышлялъ похитить у Клементины избраннаго ею супруга. Но единое мое желан³е состояло въ томъ, чтобъ та рука, которая должна соединяться съ ея рукою, избавила меня отъ несносной жизни. Хотя она отреклась быть моею супругою, но я не хочу и не могу жить видя ея во власти другаго.
   До какой степени предаете вы себя забвен³ю, Г. мой! Но я вижу ясно, что вы находитесь въ смущен³и. Иначе Графъ Бельведере никогда не произнесъ бы сихъ словъ.
   Мнѣ совершенно было невозможно, любезной мой Докторъ, хотя нѣтъ ни малѣйшей вѣроятности чтобъ Клементина перемѣнила свое рѣшен³е, не увѣдомить Графа о точномъ нашемъ состоян³и, поелику надежда кою бы онъ отъ того возыимѣлъ, единственно увеличила его отчаян³е, естьлибъ успѣхъ не сотвѣтстовалъ его желан³ю. Я весьма былъ доволенъ разсуждая съ нимъ о странныхъ ея намѣрен³яхъ, и возобновляя ему свое обѣщан³е. Онъ столько былъ спокоенъ разтаваясь со мною, что благодарилъ меня за мои извѣст³я. Его человѣкъ равно и мои люди казались весьма удивлены видя насъ идущихъ въ хорошемъ разположен³и, и даже дружески. Я позабылъ было вамъ сказать, что проходя переднюю горницу, Графъ оставилъ на столѣ свой пистолеты. Работа на нихъ очень искусна, сказалъ онъ мнѣ, возмите ихъ. Гдѣбы я теперь былъ и въ как³я затруднен³я не были ли бы вы приведены, будучи чужестранецъ и Протестантъ?.... Я ихъ нимало не разсматривалъ, ибо вся моя злость долженствовала обратиться противъ самаго меня.
   Я окончалъ с³е повѣствован³е сего дня, но не прежде отошлю его какъ завтра, когда узнаю то, что течен³е времени произвести можетъ. Любезной другъ! сколь мучительна неизвѣстность! можетъ быть я болѣе бы почелъ себя обязаннымъ имѣть терпѣливость, естьлибъ мое замѣшательство и мои прискорб³я происходили мнѣ отъ моего проступка.
   "Примѣчан³е. Частыя посѣщен³я производятъ новыя явлен³я, слѣдственно и новыя письма, кои представляютъ Клементину всегда приверженною къ своему рѣшен³ю, хотя смертельно сгараемою своею страст³ю. Законъ Кавалера подверженъ былъ новымъ смущен³ямъ. Но съ обѣихъ сторонъ изьявляется единое токмо благородство и друг³е предметы достойные удивлен³я. Но поелику здрав³е Клементины, ежедневно приходитъ въ лучшее состоян³е, ни мало не ослабляя ея рѣшен³я; то Прелатъ и отецъ Марескотти, кои начинаютъ ласкаться равнымъ успѣхомъ съ обѣихъ сторонъ, стараются поддерживать оное съ великимъ искуствомъ и изьявляютъ нѣкую уже холодность къ Кавалеру. Онъ примѣтя оное не скрываетъ отъ Доктора Барлета, что его гордость была тѣмъ тронута. Впрочемъ, будучи твердо основанъ на своихъ правилахъ, онъ самъ предлагаетъ фамил³и, чтобъ ему позволили на нѣкое время отлучиться, единственно для того, дабы испытать отсутств³емъ, въ состоян³и ли разумъ и мужество Клементины подкрѣпить ея силы. Ему приказано было самому просишь у ней сего позволен³я, подъ тѣмъ видомъ чтобъ она с³е одобрила. Но она желаетъ имѣть съ нимъ переписку до его возвращен³я, и Маркиза на то согласилась. Онъ отъѣзжаетъ на мѣсяцъ въ томъ намѣрен³и, дабы употребить с³е время на объѣздъ многихъ Итал³янскихъ городовъ.
  

ПИСЬМО LХХХ.

Милади Ж.... къ Генр³еттѣ Биронъ.

[Посылая къ ней письма Сира Карла.]

  

Лондонъ 1 Августа.

   Боже милостивой! любезная моя, как³я письма я къ тебѣ посылаю! Я не мѣдлила ни единой минуты. Докторъ Барлетъ, получа ихъ не болѣе тому двухъ часовъ, желалъ чтобъ они были къ тебѣ отосланы съ нарочнымъ. Я читала ихъ съ моею сестриц³ею, которая не давно сюда пр³ѣхала. Что должны мы тебѣ сказать? Говори сама любезная Генр³етта. Неизвѣстность гораздо болѣе умножилась нежели была прежде! Любезная дѣвица! скажи, скажи намъ что ты о томъ думаешь. Естьлибъ я вошла хотя въ малѣйшую подробность, то сумнѣва³юсь.... чтобъ оную когда нибудь кончила. Прощай, жизнь моя.
  

ПИСЬМО LХХХ².

Генр³етта Биронъ къ Милади Ж....

Замокъ Сельби. 11 Августа.

  
   Вамъ сказать, любезная моя Милади, что я думаю о тѣхъ письмахъ, кои вы по милости своей прислали ко мнѣ съ нарочнымъ; но мнѣ гораздо легче увѣдомить васъ, что говорятъ о томъ здѣсь друзья мои. Они кажется усматриваютъ въ нихъ предметъ моея радости. Но могу ли я сама тому радоваться? Могу ли я принимать ихъ поздравлен³я? Клементина! сущей Ангелъ не въ примѣръ достойнѣе Сира Карла Грандиссона, нежели Генр³етта Биронъ! Сколь она велика и сколько напротивъ того я пала передъ собственными моими глазами! она не минуемо будетъ его супругою. Она должна быть его супругою. Она перемѣнитъ свое рѣшен³е. Вашъ братецъ столь твердъ въ своихъ попечен³яхъ! Она толико горитъ страст³ю!.... Ктоже можетъ ласкаться получить мѣсто въ сердцѣ Сира Карла послѣ ея? Моя гордость, милая моя, совершенно изчезла. Я равно и всякая другая женщина, должна ему казаться противною, когда онъ помышляетъ о своей Клементинѣ. А тогда кто можетъ быть довольнымъ половиною такого сердца? Половиною, то есть, естьли онъ отдастъ справедливость сей удивительной женщинѣ. Утѣшен³е мое, когда я считала оное пропадшимъ, состояло всегда въ томъ дабы видѣть его сочетавшимся съ женщиною толико превосходнаго достоинства.
   Но ктожъ могъ бы не оказать сожалѣн³я о семъ славномъ человѣкѣ? О любезная моя! я лишаюсь понят³я помышляя о такомъ предметѣ. Я не знаю что вамъ сказать. Естьлижъ упомянуть вамъ то, что я думала, как³я были мои движен³я читая великодушное его сожалѣн³е о Графѣ Бельведере; то благородные и почтительные разговоры съ первою изъ женщинъ, движен³я сей безподобной Климентины, пока она еще не вручила ему письма своего.... с³е письмо, которое превосходитъ все то, что я токмо читала о нашемъ полѣ, толико сообразное съ поведен³емъ ею оказаннымъ, когда безпримѣрное супротивлен³е между ея закономъ и страст³ю, въ ней дѣйствовало; ея разсудокъ, разборчивость и твердость въ главныхъ правилахъ ея вѣры, словомъ, всѣ велик³я дѣян³я одного и и другой, въ различныхъ обстоятельствахъ, въ которыхъ оба казались привели меня въ крайнее изумлен³е; естьлижъ должно вамъ сказать о всемъ произшедшемъ въ моемъ сердцѣ, то никакое пространное мѣсто недостаточно будетъ къ описан³ю онаго, и я не знаю какую бы мѣру назначить слезамъ изтекшимъ изъ глазъ моихъ. Довольно того когда вамъ признаюсь, что въ течен³е двухъ сутокъ я не имѣла силы встать съ постели, и что не безъ затруднен³я получила я дозволен³я писать къ вамъ; а лѣкари совѣтуютъ не выпущать меня изъ горницы во всю недѣлю. Сиръ Карлъ очень жалуется на неизвѣстность; въ самомъ дѣлѣ ето жестокое мучен³е.
   Вы можете замѣтитъ; что во всѣхъ сихъ письмахъ онъ упоминаетъ о мнѣ токмо однажды. А для чего думаете вы сдѣлала я с³е наблюден³е? Не для того дабы мнѣ жаловаться, я васъ увѣряю; но дабы восхвалить, напротивъ того, его учтивость и вниман³е; ибо можно ли было его извинить, естьлибы онъ чаще упоминалъ о бѣдной Агличанкѣ, кою онъ избавилъ отъ бѣды, или помышлять о всякой другой женщинѣ кромѣ благородной своей Итал³анки, въ то время когда его душа колеблется толико пылкими движен³ями, по случаю великихъ предметовъ находящихся предъ его глазами?
   Но вы видите, милая Шарлотта, что сей изящной человѣкъ не всегда бываетъ въ добромъ здрав³и, и что теперь можетъ быть онъ находится въ весьма худомъ состоян³и. И можемъ ли мы сему удивляться? столь велик³й предметъ предъ очами, толико къ преодолен³ю остающихся препятств³й, новое затруднен³е, по видимому непреодолимое, произшедшее отъ самой Клементины, и при томъ такими побудительными причинами, кои увеличиваютъ къ ней его почтен³е и удивлен³е! Прискорб³е можетъ сдѣлать женщину убѣдительною, но мужчина хотя бы на части былъ терзаемъ, съ трудомъ можетъ жаловаться. Сколь я жалѣю о мучен³яхъ мужественнаго сердца.
   Естьли пребудетъ благородная Итал³анка непоколебима въ своемъ рѣшен³и, когда онъ возвратится паки къ ней послѣ мѣсячнаго отсудствия, въ чемъ состоятъ мои мнѣн³я о будущемъ: тогда конечно онъ отречется отъ брака. Да и должно ли ему когда ниесть помышлять объ ономъ, естьли онъ не чувствуетъ въ себѣ склонности любить другую женщину столько какъ свою Клементину? Да и ктожъ можетъ когда нибудь заслужить такую любовь? Не извѣстились ли мы отъ самаго его равно какъ и отъ Доктора Барлета, что всѣ нещаст³я въ его жизни произошли отъ нашего пола? По истиннѣ самыя величайш³я нещаст³я мужчинъ и женщинъ обыкновенно происходятъ отъ однихъ къ другимъ. А его нещаст³я равно произошли отъ многихъ хорошихъ женщинъ; ибо я представляю себѣ, что госпожа Олив³я не добровольно преступила предѣлы благопристойности. Для чегожъ желали бы мы чтобъ человѣкъ одареным его свойствомъ подвергался своенрав³ямъ и дерзости нашего пола, которой едва понимаетъ, какъ то Г. ²еронимъ сказалъ своему другу, как³я ощущаетъ желан³я, когда они зависятъ отъ него.
   Но въ добромъ ли онъ здрав³и или нѣтъ, вы, видите что Сиръ Карлъ не лишается своей живости. Его великое сердце умѣетъ наслаждаться благополуч³емъ другаго. Я желаю ощущать удовольств³е въ сердцѣ, сказалъ онъ мнѣ нѣкогда. И такъ не долженъ ли онъ чувствовать онаго отъ приходящаго въ совершенное состоян³е здрав³я любезнаго своего ²еронима, отъ выздоровлен³я удивительной Клементины и отъ благополуч³я, коего велик³я с³и случаи разпространяютъ въ знаменитой фамил³и. Я желаю по немъ изчислить тѣ удовольств³я, кои онъ находитъ въ благодарности многихъ особъ ему обязанныхъ. Не ощущалъ ли онъ равнаго удовольств³я отъ благодарности Милорда и Милади В....? Отъ своего Бельшера, отъ отца и матери своего Бельшера? Отъ Милади Мансфельдъ и ея фамил³и? Отъ васъ любезная Милади и вашего Милорда? Но вы почтете меня безъ сомнѣн³я весьма странною въ семъ письмѣ. Я желала бы быть веселою, естьлибъ мнѣ было можно, поелику всѣ мои друзья же даютъ меня таковою видѣть. Перечитывая теперь мною написанное, я опаасюсь чтобъ вы на стали меня учить думать не столь страннымъ образомъ. Признайтесь чистосердечно, Шарлотта: все начертанное теперь перомъ моимъ не прилично ли болѣе вашему свойству нежели моему?
   Еще строку, одну только строку моя милая, великодушная тетушка Сельби! Они не хотятъ чтобъ я писала, Шарлотта, въ такое время, когда желаю говорить о многихъ дѣлахъ касательно сихъ важныхъ писемъ; иначе не окончила бы сего съ толь малою пр³яшност³ю.
  

ПИСЬМО LXXXII.

Кавалеръ Грандиссонъ къ Клементинѣ делла Порретта.

Флоренц³я 18 ²юня.

   Я начинаю, дражайшая и удивлен³я достойная Клементина, ту драгоцѣнную переписку, кою вы мнѣ позволяете, чувствуя сколь для меня велика такая милость. Однако не могу ли я сказать что она весьма для меня прискорбна? Находился ли когда нибудь человѣкъ въ равныхъ обстоятельствахъ? Мнѣ позволено вамъ удивляться, считать себя удостоеннымъ вашего почтен³я и еще ласкательнѣйшимъ чувствован³емъ, но въ тожъ самое время запрещено надлежащимъ честнымъ образомъ просить то сокровище, кое нѣкогда было мнѣ опредѣлено и коего не льзя обвинять меня, чтобъ я оказался недостойнымъ. Не ужели я перемѣнилъ то что мы сперва почитали въ моихъ поступкахъ или въ главныхъ моихъ правилахъ. Потупался ли я когда ни есть преодолѣвать ваши склонности къ вашему закону и отечеству? Нѣтъ Сударыня. Извѣстясь о непоколебимо вашей приверженности къ своей вѣрѣ, я доволенъ былъ тѣмъ что обьявилъ и мою привязанность: Я худо бы призналъ приобрѣтенное мною здѣсь покровительство какъ отъ общественной такъ отъ священной власти, и не исполнилъ бы правилъ гостепр³имства естьлибъ принялъ намѣрен³е отвлечь знаменитой фамил³и дѣвицу отъ ея закона, къ коему она имѣетъ сильную привязанность. Какимъ же образомъ таковое мое поведен³е позволило вамъ усумниться о свободности вашихъ чувствован³й, естьлибъ вы имѣли. Но я удалюсь отъ всякихъ жалобъ! я утушу въ моемъ сердцѣ тѣ, кои бы оно желало начертать перомъ моимъ. Не сказалъ ли уже я вамъ, что желаю быть всѣмъ тѣмъ, чѣмъ токмо вамъ угодно чтобъ я былъ? какого бы труда мнѣ ни стоило, сколь невозможно бы нибыло усил³е, естьли оно токмо не позволено мнѣ совѣст³ю; но я предамъ себя въ вашу волю. Естьли вы твердо настоять въ томъ будете, дражайшая и почтительная моя обладательница, каковою вы всегда пребудете для меня, то я повинуюсь всѣмъ вашимъ желан³ямъ.
   Сердце лишающееся самой щастливѣйшей надежды, коего отчаян³е подкрѣпляетъ единый законъ, изыскиваетъ покрайней мѣрѣ въ печали своей такого блага, кое нѣсколько равняется съ потеряннымъ. Позволеноли мнѣ будетъ, Сударыня, какой бы успѣхъ ни былъ сего величайшаго случая, ласкаться что переписка предпринятая по соизволен³ю всѣхъ никогда прервана не будетъ? Что толико чистая дружба вѣчно существовать будетъ? Что человѣкъ, коего благополуч³е изчезло, будетъ почитаемъ за сына и за брата въ такой фамил³и, которая до послѣдняго издыхан³я его будетъ ему любезна? Я тѣмъ ласкаюсь.... Я прошу отъ сей любезной фамил³и продолжен³я ея почтен³я; для чегожъ не могу я сказать любви ея? Но до того токмо времени пока мое сердце, не принимавшее участ³я въ самомъ себѣ но исполненное ревности къ славѣ и благополуч³ю касательно знаменитаго вашего дома, будетъ чувствовать что оно того достойно; доколѣ мои поступки заставлять будутъ всѣхъ одобрять мои требован³я. Съ моей стороны равно и съ вашей никогда и случится, чтобъ человѣкъ, коему благополуч³е самаго тѣснѣйшаго союза обѣщано было по соглас³ю всей вашей фамил³и, почитаемъ былъ въ оной за чужаго!
   Никогда, Сударыня, человѣческое сердце не можетъ хвалиться толнко безкорыстною страст³ю какъ мое къ такому предмету, коего душа не въ примѣръ ему любезнѣе нежели прелести самой особы; ниже толико искреннею любов³ю ко всей ея фамил³и. Къ нещаст³ю моему с³и два чувствован³я подвергнули меня такимъ искушен³ямъ, кои ни малѣйшаго не подадутъ сумнѣн³я. И такъ до послѣдней минуты моея жизни вы будете мнѣ любезны, Сударыня, вы и всѣ ваши друзья.
   Прощайте, составляющая славу и образецъ своего пола! Въ такихъ обстоятельствахъ что мнѣ сказать болѣе? Прощай, несравненная Клементина! да вся Небѣсная благая излиются на васъ и на всю вашу фамил³ю во всякомъ обил³и! се обѣты вашего и проч.
  

Грандиссона.

  

ПИСЬМО LXXXIII.

Клементина делла Порретта къ Кавалеру Гандиссону.

Болон³я 5 Августа.

   Изъ многихъ причинъ, Г. мой, вынудившихъ меня желать вести съ вами переписку, надежда писать къ вамъ гораздо съ большею свободою нежели я могу съ вами говорить, изъ всѣхъ самая сильнѣйшая. И такъ я буду съ великою вольност³ю и искренност³ю изьясняться въ моихъ письмахъ. Я предполагаю, какъ будто бы пишу къ моему братцу или къ наилучшему моему другу. По истиннѣ, къ которому изъ моихъ братьевъ писала бы я столь вольно? Подражая Всевышнему вы требуете единаго сердца. Мое сердце не менѣе будетъ вамъ откровенно, естьли вы токмо можете проникнуть подобно ему, во внутренность онаго.
   Теперь же

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 122 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа