Главная » Книги

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Помпадуры и Помпадурши, соч. М. Е. Салтыкова (Щедрина)

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Помпадуры и Помпадурши, соч. М. Е. Салтыкова (Щедрина)



"Гражданин", No 51, 1873

  
   Помпадуры и Помпадурши, соч. М. Е. Салтыкова (Щедрина) 1873. Цѣна 2 р. Стр. 357.
   Пожалуй читатель начнетъ съ того что спроситъ насъ: что такое "помпадуры"? Надо непремѣнно самому прочесть произведенiе талантливаго Г. Щедрина, чтобы получить отвѣтъ на вопросъ: что такое наши помпадуры? Смѣшно, очень смѣшно то что о нихъ написалъ г. Щедринъ, и притомъ прелесть этой сатиры заключается въ томъ, что въ ту минуту когда вы отъ смѣха собираетесь переходить къ серьознымъ, а пожалуй даже и грустнымъ размышленiямъ насчетъ помпадуровъ, - трахъ! онъ васъ переноситъ въ такой фантастическiй мiръ всѣхъ возможныхъ небылицъ, что вы, въ присутствiи всего этого трудновообразимаго, огорашиваетесь, и теряете всякую охоту спуститься въ жизнь, чтобы надъ нею пофилософствовать...
   Помпадуръ - это человѣкъ, съ которымъ вы вѣроятно не разъ встрѣчались, къ которому не разъ подходили съ бòльшимъ или меньшимъ подобострастiемъ, которому жать руку казалось вамъ почти также прiятно, какъ жать ее хорошенькой женщинѣ, который вамъ говорилъ, какъ "своему любезному", разныя глубокiя и неглубокiя мысли, и чѣмъ глупѣе онѣ были, тѣмъ больше вы имъ поддакивали, изъ страха противорѣчить его пре-ству, и прослыть членомъ оппозицiи или просто либераломъ. Ужь извините, читатель, но не вы первый, не вы послѣднiй будете смѣяться надъ помпадуромъ; но если помпадуръ подойдетъ къ вамъ и скажетъ: "вы надо мною, мой любезный, смѣетесь?" не вы ли скажете ему: "нѣтъ, ваше пре-ство, я вотъ надъ этимъ помпадуромъ смѣялся"! Мiръ ужь такъ созданъ. Помпадурство есть причина быть осмѣяннымъ, это правда; но оно въ то же время есть право казаться сто разъ болѣе глубокимъ чѣмъ въ дѣйствительности; и изъ 600,000 человѣкъ интеллигенцiи русской, право 599,998 хотѣли бы быть помпадурами...
   Въ концѣ этого веселаго произведенiя есть маленькая глава, озаглавленная: "Мнѣнiе знатныхъ иностранцевъ о помпадурахъ". Эта маленькая глава, по нашему мнѣнiю, есть дѣлу вѣнецъ. Она не вызываетъ, но вырываетъ гомерическiй смѣхъ. Изъ мнѣнiй 4-хъ знатныхъ иностранцевъ можно приблизительно извлечь что-то отвѣчающее на вопросъ: что такое помпадуры?
   Такъ напримѣръ, князь де-ля Кассонадъ, бывшiй оберъ-егермейстеръ Е. В. Императора Сулука I, нынѣ, благодаря превратностямъ судебъ, обратившiйся въ главнаго гарсона кафе-Ришъ въ Парижѣ, командированный своимъ владыкою въ Россiю для изученiя способовъ взысканiя недоимокъ, пишетъ о помпадурѣ между прочимъ слѣдующее:
   "Каждый изъ здѣшнихъ городовъ имѣетъ своего главнаго помпадура, которому подчинено нѣсколько второстепенныхъ помпадуровъ, у которыхъ, въ свою очередь, состоитъ подъ начальствомъ безчисленное множество помпадуровъ третьестепенныхъ, а сiи послѣднiе уже имѣютъ въ своемъ непосредственномъ завѣдыванiи массу обывателей или чернь (la vile populace). Всѣ они составляютъ такъ-называемую бюрократическую армiю, и различаются между собою лишь болѣе или менѣе густымъ шитьемъ на воротникахъ и рукавахъ. Такъ какъ было бы тяжело и затруднительно изслѣдовать нравы всѣхъ этихъ разновидностей, то я главнымъ образомъ сосредоточилъ свое вниманiе на главныхъ помпадурахъ, потому что они представляютъ собою прототипъ, по которому можно безъ труда сдѣлать заключенiе и о прочихъ.
   "Главные помпадуры избираются преимущественно изъ молодыхъ людей, наиболѣе способныхъ къ тѣлеснымъ упражненiямъ. На образованiе и умственное развитiе ихъ большаго вниманiя не обращается, такъ какъ предполагается что эти лица ничѣмъ заниматься не обязаны, а должны только руководить. При этомъ имѣется, кажется, въ виду еще и та мысль, что науки вообще имѣютъ растлѣвающее влiянiе, и что, слѣдовательно, онѣ всего менѣе могутъ быть у мѣста тамъ, гдѣ требуется лишь свѣжесть и непреоборимость. И дѣйствительно, главные помпадуры живутъ въ столь безнадежномъ отъ наукъ отдаленiи, что нѣкоторые изъ нихъ не шутя смѣшивали моего всемилостивѣйшаго повелителя Сулука I съ королевою Помарé, а сiю послѣднюю съ извѣстной парижской лореткой того же имени. Признаюсь, эти смѣшенiя причинили мнѣ не мало огорченiй, и я не разъ вынуждался объявлять очень категорически, что повторенiе чего-либо подобнаго можетъ имѣть послѣдствiемъ серьозный casus belli.
   "Преимущественное назначенiе главныхъ помпадуровъ заключается въ томъ чтобы препятствовать. Несмотря однако жъ на мои усилiя разъяснить себѣ, противъ чего собственно должна быть устремлена эта тормозящая сила - я ничего обстоятельнаго по сему предмету добиться не могъ...
   "Такъ, напримѣръ, я съ любопытствомъ наблюдалъ однажды, какъ одинъ чрезвычайно вышитый помпадуръ усмирялъ другаго менѣе вышитаго за то, что сей послѣднiй не поздравилъ перваго съ праздникомъ. Клянусь, никогда королева Помарè (а кто же не знаетъ, до какой степени она не изящна въ своихъ выраженiяхъ?) не обращалась къ своему кучеру съ подобнымъ потокомъ высокоукоризненныхъ словъ. Когда же я позволилъ себѣ усомниться, чтобы обстоятельство столь неважное способно было возбудить столь сильный гнѣвъ, то расшитый помпадуръ взглянулъ на меня съ такимъ страннымъ видомъ, что я поспѣшилъ раскланяться, дабы не вышло изъ этого чего дурнаго для меня или для моего всемилостивѣйшаго повелителя. Въ другое время, другой помпадуръ откровенно мнѣ сознавался, что онъ только и дѣлаетъ что усмиряетъ бунты, при чемъ назвалъ мнѣ и имена главныхъ бунтовщиковъ: предсѣдателей окружнаго суда и мѣстной земской управы. А такъ какъ я не далѣе, какъ за день предъ тѣмъ, имѣлъ случай съ обоими бунтовщиками играть въ ералашъ, и при этомъ не замѣтилъ въ ихъ образѣ мыслей ничего вреднаго, то и не преминулъ возразить негодующему помпадуру, что, по мнѣнiю моему, оба названныя лица ведутъ себя скромно и усмиренiя не заслуживаютъ. Но онъ, не желая ничего слушать, отвѣтилъ мнѣ, что все это интрига, и что онъ, помпадуръ, не успокоится покуда не раскроетъ въ подробности всѣ нити и корни оной.
   "Вообще у нихъ есть фаталистическая наклонность обратить мiръ въ пустыню и совершенное непониманiе тѣхъ послѣдствiй, которыя можетъ повлечь за собою подобное административное мѣропрiятiе. Наклонность эту я готовъ бы назвать человѣконенавистничествомъ, если-бъ не имѣлъ безчисленныхъ доказательствъ, что въ основанiи всѣхъ дѣйствiй и помысловъ помпадурскихъ лежитъ не жестокость въ собственномъ смыслѣ этого слова, а безграничное легкомыслiе. Такъ, напримѣръ, когда я объяснилъ одному изъ нихъ, что для нихъ же будетъ хуже, ежели мiръ обратится въ пустыню, ибо некого будетъ усмирять, и даже некому будетъ готовить имъ кушанье, - то онъ, съ невѣроятнымъ аппломбомъ, отвѣтилъ мнѣ: "тѣмъ лучше! мы будемъ ѣздить другъ къ другу и играть въ карты, а обѣдать будемъ ходить въ рестораны!" И я опять вынужденъ былъ замолчать, ибо какая же возможность поколебать эту непреоборимую вѣру въ какое-то провиденцiальное назначенiе помпадуровъ, которая ни передъ чѣмъ не останавливается и никакихъ невозможностей не признаетъ"!
   Второй иностранецъ, г. Онезимъ Шнапанъ, бывший политическiй сыщикъ подъ начальствомъ монсеньера Мопа въ Парижѣ и переведенный въ Россiю однимъ изъ помпадуровъ для изученiя мѣстныхъ нравовъ въ его краѣ, пишетъ между прочимъ, со словъ самого помпадура, посвящавшаго его въ тайны своего помпадурскаго званiя.
   "Званiе помпадура", говоритъ помпадуръ Шенапану, "почти ненужное; но именно эта-то ненужность и придаетъ ему то пикантное значенiе, которое оно имѣетъ у насъ. Оно ненужно, и, между тѣмъ, оно есть... вы меня понимаете?
   "- Не совсѣмъ, monseigneur!
   "- Постараюсь высказаться яснѣе. У помпадура нѣтъ никакого спецiальнаго дѣла ("лучше сказать, никакого дѣла", поправился онъ); онъ ничего не производитъ, ничѣмъ непосредственно не управляетъ и ничего не рѣшаетъ. Но у него есть внутренняя политика и досугъ. Первая даетъ ему право вмѣшиваться въ дѣла другихъ; второй - позволяетъ разнообразить это право до безконечности. Надѣюсь, что теперь вы меня понимаете?
   "- Извините, excellence; но я такъ мало посвященъ въ пружины степной политики (la politique des steppes), что многаго не могу уразумѣть. Такъ, напримѣръ, для чего вы вмѣшиваетесь въ дѣла другихъ?
   "- Вы глупы, Chenapan (да, онъ сказалъ мнѣ это, не смотря на то что въ то время былъ еще очень учтивъ относительно меня)! Вы не хотите понять, что чѣмъ больше съ моей стороны вмѣшательства, тѣмъ болѣе я получаю правъ на вниманiе моего начальства. Если я усмирю въ годъ одну революцiю - это хорошо; но если я усмирю въ годъ двѣ революцiи - это ужь отлично! И вы, который находитесь на службѣ у величайшаго изъ усмирителей революцiй - вы не понимаете этого!
   "- Я понимаю, я даже очень хорошо понимаю это, monseigneur! Но, признаюсь, я полагалъ что положенiе вашего отечества...
   "- Всѣ отечества находятся въ одномъ положенiи для человѣка, который желаетъ обратить на себя вниманiе начальства - vous m`entendez? Но это еще не все. Я имѣю и личное самолюбiе... sacrebleu! У меня есть внутренняя политика, у меня есть прерогативы! Я хочу проводить мой взглядъ... sapristi! Я желаю чтобъ съ этими взглядами сообразовались, а не противодѣйствовали имъ! Это мое право... это, наконецъ, мой капризъ! Вы возлагаете на меня отвѣтственность... вы требуете отъ меня et ceci et cela... позвольте же и мнѣ имѣть свой капризъ! Надѣюсь, что это не какая нибудь чудовищная претензiя съ моей стороны?"
   Наконецъ выписываемъ послѣднiй разсказъ знатнаго иностранца цѣликомъ, благо онъ коротокъ.
   "Какъ мы везли Ямуцки прынцъ Иззединъ-Музаферъ-Мирза въ Рассею". Писалъ съ натуры прынцовъ воспитатель Хабибулла Науматулловичъ, бывшiй служитель въ атель Бельвю въ С.-Питимбурхи, на Невскимъ, противъ кiятра (Съ двухъ до семи часовъ обѣды по 1 и по 2 р. и по картѣ. Ужины. Завтраки). Изданiе общества покровителей животнымъ.
   "Въ пятницу, на масляной, только что успѣли мы отслужить господамъ, прибѣжалъ въ нашъ атель Ахметка и говоритъ: "Хабибулла! можешь учить прынца разумъ?" Я говорю: могу! "Айдà, говоритъ, въ Касимовъ, бери плакатъ и ѣзжай въ Ямудiю!"
   "Ѣзжалъ Касимовъ, биралъ плакатъ - айда въ Ямудiю!
   "Ѣзжалъ тамошнiй сталица. Чуднòй городъ, весь изъ песку. Сичасъ къ прынцу.
   "- Извединъ-Музаферъ-Мирза! говорю - хозяинъ атель Бельвю - на самымъ Невскимъ, противъ кiятра, обѣды по 1 и по 2 р. и по картѣ; ужины; завтраки - прислалъ мине тибѣ разумъ учить - айдà въ Питембурхъ!
   "- Какой такой Питембурхъ? говоритъ.
   "Смѣшно мнѣ стало.
   "- Большой ты ишакъ выросъ, а Питембурхъ не знаешь!
   "Согласилси.
   "- Айдà, говоритъ: - тольки учи меня разумъ, Хабибулла! пажалста, учи!
   "Стали сбираться. Чимаданъ - нѣтъ; сакваяжь - нѣтъ! Бида!
   "- Есть-ли, говорю, по крайности, орденъ у тебя? наши господа ордена любятъ?
   "- Есть, говоритъ, орденъ ишакъ. Самъ дѣлалъ.
   "- Бери больше, говорю.
   "Ѣхали-ѣхали; плыли-плыли. Страсть!
   "Пескамъ ѣхали, полямъ ѣхали, лѣсамъ, горамъ ѣхали. Морямъ плыли, заливамъ-праливамъ плыли, рѣкамъ плыли, озерамъ не плыли...
   "Одначе, прiѣхали.
   "- Какой такой страна? спрашивалъ прынцъ.
   "- Балшой ты ишакъ выросъ, а такой дурацкой вещь спрашиваешь. Не страна, а Рассея, говорю.
   "- Учи мине разумъ, Хабибулла! пажалста учи!
   "Ѣзжалъ одинъ городъ - одинъ помпадуръ стричалъ.
   "- Какой такой человѣкъ? говорилъ принцъ.
   "- Помпадуръ, говоритъ.
   "- Бери орденъ ишакъ и термалама на халатъ!
   "Ишакъ бралъ, термалама бралъ, плечомъ цѣловалъ, ружьемъ стрѣлилъ... бида!
   "Другой городъ ѣзжали - другой  помпадуръ стричалъ.
   "- Бери орденъ ишакъ и термалама на халатъ!
   "Ишакъ бралъ, термалама бралъ, плечомъ цѣловалъ, ружьемъ стрѣлилъ!
   "Сто верстъ ѣзжали, тысячу верстъ ѣзжали - вездѣ помпадуръ стричали. Народъ нѣтъ, помпадуръ есть.
   "- Хорошо здѣсь, говоритъ прынцъ: - народъ не видать, помпадуръ видать-чисто!
   "Въ Маршанскъ на машини ѣзжали - машина какъ свиснетъ! Страсть! забоялся нашъ Иззединъ-Музаферъ-Мирза, за животъ взялси.
   "- Умрешь здѣсь, говорилъ: - айдà домой, въ Ямудiю!
   "Досадно мнѣ, ай-ай какъ досадно стало.
   "- Балшой, говорю, ты ишакъ выросъ, а до мѣста потерпѣть не можешь!
   "Слышать не хочетъ - шабашъ!
   "- Айдà домой! говорилъ: - скорѣй дома риформа дѣлать хочу!
   "Одну тольки станцiю на машини ѣзжали - айдà назадъ въ Ямудiю!
   "Ѣхали-ѣхали; плыли-плыли.
   "Одинъ городъ ѣзжали - одинъ помпадуръ стричалъ; другой городъ ѣзжали - другой помпадуръ стричалъ.
   "Ишакъ давалъ, термалама не давалъ. Жалко стало.
   "- Ай-ай хорошо здѣсь! говорилъ прынцъ: - народъ нѣтъ, помпадуръ есть - чисто! Айдà домой риформы дѣлать!
   "Домой ѣзжалъ, риформа начиналъ.
   "Народъ гонялъ, помпадуръ сажалъ; риформа кончалъ."
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 263 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа