Главная » Книги

Щебальский Петр Карлович - Сведения о польском мятеже 1863 года в северо-западной России. Т. ²². 1868, Вильна

Щебальский Петр Карлович - Сведения о польском мятеже 1863 года в северо-западной России. Т. ²². 1868, Вильна


  

Свѣдѣн³я о польскомъ мятежѣ 1863 года въ сѣверо-западной Росс³и. Т. ²². 1868, Вильна.

  

"Русск³й Вѣстникъ", 1869, No 2

  
   Минувшею осенью г. Ратчъ {Г. Ратчъ не выставилъ своего имени на второмъ томѣ своего изслѣдован³я, но оно выставлено на первомъ.} издалъ второй томъ своего обширнаго изслѣдован³я, который собственно и обрисовываетъ обширную, очень оригинальную и любопытную задачу предположенную себѣ авторомъ. Г. Ратчъ задумалъ написать истор³ю народа не имѣющаго отечества, истор³ю людей не составляющихъ народа, но имѣющихъ однакоже политическую организац³ю, не имѣющихъ правительства и законовъ, но повинующихся нѣсколькимъ вождямъ и составленному ими политическому катихизису, людей, наконецъ, среди которыхъ не замѣчается течен³я правильной исторической жизни, но которые взамѣнъ того обнаруживаютъ чрезвычайно много жизненности, которые не хотятъ усвоить себѣ занят³й, заботъ и интересовъ движущихъ всѣми извѣстными народами, но которые за то заняты съ необыкновенною настойчивостью какимъ-то таинственнымъ дѣломъ, имѣющимъ много сходнаго съ возсоздан³емъ Соломонова храма. Это таинственное занят³е, которому Поляки предаются въ продолжен³и почти ста лѣтъ, есть такъ-называемое великое будован³е или возсоздан³е Польши. Нельзя сказать чтобы политическая лаборатор³я Поляковъ дѣйствовала среди ненарушимаго мира. Если работы масоновъ были иногда нарушаемы вмѣшательствомъ полиц³и, то естественно что и работы великаго будованья не ускользали отъ ея бдительности; со стороны правительствъ подѣлившихъ Польшу принимались мѣры чтобъ отвлечь будователей отъ ихъ работъ и сдѣлать невозможными заговоры, мятежи, политическ³я уб³йства и потрясен³я всякаго рода во имя возсоздан³я того что разрушено истор³ей.... И вотъ эта-то двойная работа - будован³я и антибудованья,- дѣйств³я правительствъ русскаго, прусскаго и австр³йскаго съ одной стороны, а съ другой - дѣйств³я Поляковъ въ Росс³и, Прусс³и и Австр³и, наконецъ различныя воззрѣн³я общественнаго мнѣн³я на польск³й вопросъ, составляютъ предметъ изслѣдован³я г. Ратча. Въ нынѣ вышедшемъ томѣ своего труда онъ изображаетъ эту борьбу въ предѣлахъ Прусс³и и Австр³и,- борьбу въ которой много поучительнаго для насъ, Русскихъ. Чтобы доказать наши слова, обратимся къ ходу дѣлъ въ областяхъ присоединенныхъ отъ бывшей Польши къ Прусскому королевству.
   "Я смотрю на себя какъ на Ликурга или Солона среди этихъ варваровъ.- писалъ Фридрихъ II о новыхъ своихъ подданныхъ польскаго происхожден³я;- потребуется много времени и старательное воспитан³е молодежи для того чтобы цивилизовать этихъ Ирокезовъ." По свѣдѣн³ямъ собраннымъ и Русскимъ правительствомъ, положен³е областей присоединенныхъ отъ Польши было въ самомъ дѣлѣ печальное; оно изображается въ одномъ офиц³альномъ донесен³и слѣдующими чертами.
   "Породы скота дурны, земледѣльческ³я оруд³я въ высшей степени неудовлетворительны, поля истощены, покрыты сорными травами и камнями; сѣнокосные луга оболотились. Лѣса, для скорѣйшей ихъ распродажи, рубятся въ безпорядкѣ и опустошены. Бывш³е укрѣпленные города, извѣстные подъ именемъ замковъ, представляютъ развалины; въ такомъ же видѣ находятся мѣстечки и деревни, въ которыхъ жилища, изъ глины и соломы, едва ли могутъ казаться приспособленными для обитан³я ихъ людьми. Населен³е уменьшается; заботы о правосуд³и равны заботамъ управлен³я. Крестьянское сослов³е погибаетъ, а мѣщанъ вовсе не осталось. Въ Нецкомъ округѣ совершенная пустыня, въ городѣ Бромбергѣ едва осталось 800 жителей; въ немъ стоятъ лѣсъ и болото, а судя по давнему нѣмецкому кладбищу, городъ долженъ былъ имѣть прежде многочисленное населен³е."
   Но другимъ свѣдѣн³ямъ, тоже офиц³альнымъ и тоже относящимся къ 1773 году, въ Кульмѣ изъ 40 домовъ выходившихъ на городскую площадь, 28 стояло безъ крышъ, оконъ и дверей. "Вообразите, писалъ самъ Фридрихъ Даламберту при посѣщен³и Познани въ 1775 году, что въ этой несчастной странѣ не знаютъ права собственности, а знаютъ только то что сильный имѣетъ право угнетать слабаго. Австр³йцы и Русск³е нашли у себя такой же хаосъ."
   Фридрихъ немедленно началъ вносить свѣтъ и порядокъ въ этотъ хаосъ. По его приказан³ю, въ новоприсоединенныхъ областяхъ начали рыть каналы, осушать болота, удабривать и засѣвать песчаныя равнины; на исправлен³е однихъ хозяйственныхъ строен³й въ бывшихъ крулевщизнахъ этотъ разчетливый государь отпустилъ болѣе 300.000 талеровъ. Въ города и мѣстечки вызваны были Нѣмцы-ремесленники; крестьяне были освобождены отъ тѣлеснаго наказан³я, а вскорѣ потомъ и отъ обязательныхъ работъ на помѣщиковъ. Фридрихъ сразу понялъ на какую часть польскаго населен³я можетъ надежнымъ образомъ опереться и Русское правительство. Одинъ панъ убилъ крестьянина; вѣроятно, онъ надѣялся, по старымъ польскимъ законамъ, отдѣляться легкимъ денежнымъ штрафомъ; но Прусск³й судъ приговорилъ его къ смертной казни, и король утвердилъ этотъ приговоръ. Что касается до Поляковъ-помѣщиковъ, то въ отношен³и ихъ организована была правительственная система экспропр³ац³и. Бывш³я крулевщизны были отданы въ аренду исключительно Пруссакамъ; имѣн³я помѣщиковъ-протестантовъ были обложены налогомъ въ 20, а помѣщиковъ-католиковъ въ 25 %. Подать съ крестьянъ была возвышена и строго взималась, такъ что помѣщики принуждены были отказаться отъ надежды получать съ нихъ прежн³е оброки. За разные роды преступлен³й со стороны помѣщиковъ-Поляковъ имѣн³я ихъ подвергались конфискац³и, и мног³е думаютъ что устроенные въ разныхъ мѣстахъ новоприсоединенной страны ссудные банки были учреждены не безъ разчета на извѣстное мотовство Поляковъ: зарвавшись въ долги, паны были вынуждены продавать свои имѣн³я, а Нѣмцы, или само правительство покупали ихъ. Фридрихъ настоятельно требовалъ чтобы мѣстныя власти неустанно заботились о переходѣ польскихъ имѣн³й въ руки Нѣмцевъ, такъ какъ Поляки-де "не заботятся объ улучшен³и хозяйства, истощаютъ страну и проживаютъ деньги за границей". Разумѣется, прежде всего Фридрихъ отобралъ въ казну имѣн³я церковныя и монастырск³я, находя, что "хозяйственныя заботы отнимаютъ у духовныхъ время которое должно быть посвящено молитвѣ". Не забытъ былъ Фридрихомъ и вопросъ о народномъ воспитан³и необходимо было просвѣтить этихъ Ирокезовъ; но онъ распредѣлялъ благодѣян³я образован³я гораздо щедрѣе Нѣмцамъ чѣмъ Полякамъ; въ каждомъ селен³и гдѣ насчитывалось хотя нѣсколько Нѣмцевъ правительство заводило школу, а потому вскорѣ по присоединен³и Познани въ ней считалось 104 нѣмецк³я школы, польскихъ же только 88. Изъ числа слишкомъ 90 церквей аугсбургскаго исповѣдан³я, только въ четырехъ оставлена была проповѣдь на польскомъ языкѣ. Что касается до администрац³и, то на всѣ высш³я мѣста Фридрихъ немедленно назначилъ Пруссаковъ, приказавъ имъ въ то же время заботиться о пр³искан³и прусскихъ чиновниковъ и для низшихъ инстанц³й.
   Главнымъ дѣятелемъ въ земляхъ присоединенныхъ отъ Польши по первому раздѣлу и главнымъ сотрудникомъ Фридриха былъ графъ Гоймъ, но вскорѣ, но вступлен³и на престолъ Фридриха Вильгельма II, этотъ сановникъ былъ удаленъ. Преемникъ великаго короля находилъ его мѣры въ бывшихъ польскихъ областяхъ слишкомъ жесткими и несправедливыми, и назначилъ управлять какъ прежними, такъ и вновь присоединенными по второму раздѣлу землями Фосса, человѣка котораго рекомендовали ему нѣкоторые изъ вл³ятельныхъ Поляковъ, находившихся съ нимъ въ сношен³яхъ когда онъ былъ еще кронъ-принцемъ. Фоосъ поспѣшилъ прежде всего перемѣнить личный составъ администрац³и и замѣстилъ Пруссаковъ Поляками; монастырск³я и церковныя имѣн³я въ областяхъ присоединенныхъ въ 1793 году оставлены были въ управлен³и польскаго духовенства, и готовились друг³я отступлен³я отъ системы Фридриха II, когда возстан³е, начавшееся въ Варшавѣ (въ 1794 году) и мгновенно отразившееся въ новоприсоединной къ Прусс³и области, открыло Фоссу и берлинскому правительству глаза и доказало что они вступили на ложный путь. Графъ Гоймъ снова былъ поставленъ во главѣ управлен³я всѣми областями отошедшими къ Прусс³и, какъ по двумъ прежнимъ, такъ и но третьему раздѣлу. Система Фридриха II была возстановлена, но далеко не въ прежней строгой послѣдовательности. Дѣло въ томъ что и въ правительственныхъ сферахъ, и въ обществѣ устанавливался, въ отношен³и польскихъ дѣлъ, взглядъ подобный тому который у насъ получилъ перевѣсъ въ послѣдн³е годы прошедшаго и въ началѣ нынѣшняго вѣка.
   Мы не будемъ говорить о польскихъ писателяхъ которые способствовали установлен³ю такого взгляда, съ ихъ стороны это дѣло естественное, но замѣчательно что нашлись писатели и изъ Нѣмцевъ которые говорили въ томъ же тонѣ. Вотъ что, напримѣръ, читаемъ мы въ Jahrbücher der preuseüchen Monarchie (Jahrgang 1799). "Лишь только наша арм³я заняла безъ кровопролит³я страну которая должна была перейти къ Прусс³и," пишетъ Кёльнъ (Cölln), авторъ писемъ о прусскомъ дворѣ послѣ смерти Фридриха II,-
  
   ,,я тотчасъ же отправился въ Познань для ближайшихъ наблюден³й. Скоро стали доходить до меня горьк³я жалобы со стороны польскихъ чиновниковъ, у которыхъ отняли мѣста и отдали Нѣмцамъ. Я увидалъ жадность многихъ голодныхъ Пруссаковъ, которыя бросились на эти мѣста съ мысл³ю что нашли вѣрное средство набить свои карманы. Представь себѣ страну гдѣ католическая религ³я сохранила еще все свое вл³ян³е на народную массу, гдѣ говорятъ особеннымъ языкомъ, гдѣ носятъ нац³ональную одежду, и гдѣ повсюду обнаруживается характеръ народа совершенно чуждаго нѣмецкой жизни. Въ такую страну захотѣлъ министръ Россъ ввести полицейск³й и финансовый порядокъ къ которому привыкли строго выдержанные въ военной дисциплинѣ Пруссаки. Чиновниковъ, которыхъ тамъ нашелъ, вытналъ, и на мѣсто ихъ вызвалъ большею част³ю оборвышей изъ старыхъ провинц³й. Можно подумать что онъ хотѣлъ образовать изъ здѣшней провинц³и Ботани-бей для подобныхъ молодцовъ, которыхъ, по меньшей мѣрѣ, слѣдовало бы удалить изъ службы."
  
   Тотъ же самый Кёльнъ въ другомъ мѣстѣ выражается слѣдующимъ образомъ:
  
   "Въ Польшѣ все вселится, и нельзя не подивиться тому что народъ остается спокойнымъ, а есть изъ чего выйти изъ себя. Чиновный людъ, выписанный сюда и доставивш³й не мало послушныхъ мужей для знаменитѣйшихъ Фринъ столицы, начиняетъ выказывать себя во воемъ своемъ блескѣ. Баронъ фонъ-Наратъ, окружной начальникъ въ Нейсейрнѣ, обвиненъ въ поджогахъ и дорожномъ разбоѣ. Президентъ Пётрковской камеры, фонъ-Аппельнъ, застрѣлился, потому что за нимъ открылось множество злоупотреблен³й. Окружной начальникъ Варгарск³й обвиняется въ уб³йствѣ ксендза изъ Лешно. Военный совѣтникъ Денсо выгнанъ изъ службы за безчисленныя взятки. Фискалы Шнакенбургъ и Гайне подверглись той же участи за тѣ же доблести. Пресловутый Готвальдъ, изъ Глогау, сдѣлался Inquisitor publicus въ Познани. Онъ столь же ловокъ, сколько наглъ и развратенъ. Онъ оставилъ всѣ уголовные процессы лежать въ архивѣ и приготовлялъ фальшивые реестры дѣлъ. Одинъ изъ его повѣренныхъ, Кицъ, утопился, оставивъ завѣщан³е которое было пасквилемъ на великаго канцлера. Готвальдъ счелъ за лучшее отослать списокъ съ него въ Берлинъ. Этимъ онъ обратилъ вниман³е и на себя; велѣно было сдѣлать повѣрку его реестрамъ. Такимъ образомъ открыты были его продѣлки, и онъ былъ посаженъ въ рабоч³й домъ съ объявлен³емъ что не получитъ свободы до тѣхъ поръ пока не приведетъ всѣхъ дѣлъ въ порядокъ. Онъ исполнилъ эту работу чрезвычайно скоро, и получивъ свободу, снова провинился въ подлогѣ и воровствѣ.... Почти всѣ крѣпости въ странѣ переполнены арестованными чиновниками изъ здѣшней провинц³и, служить здѣсь гражданскимъ чиновникомъ стало теперь позоромъ."
  
   Въ подобномъ родѣ писалъ извѣстный Фарнгагенъ фонъ-Энзе и мног³е друг³е. Но самыми рьяными хулителями Фридриховой системы и Гоймовой администрац³и были Гельдъ, Гольше и Цербони. Послѣдн³й написалъ памфлетъ, надѣлавш³й въ свое время много шума въ Прусс³и, подъ заглав³емъ Einige Gedanken über daa Bildungegechäft in Südpreussen. Въ то же время Гельдъ, пр³ятель и единомышленникъ Цербо.аи, пустилъ въ свѣтъ книжечку, въ которой выставлялъ графа Гойма и его администрац³ю какъ "истинныхъ якобинцевъ" (Die wahren Iakobiner im Preussichen Staate etc), за которою послѣдовала другая подобнаго же содержан³я, подъ заглав³емъ: Das Schwarze Register, oder General-Tableau etc. Въ этихъ злобныхъ памфлетахъ система Фридриха Великаго предавалась безпощадному поруган³ю; величайш³я злоупотреблен³я приписывались графу Гойму, который наживался будто бы самъ при конфискац³и польскихъ имѣн³й и раздавалъ ихъ людямъ, покровительства которыхъ онъ искалъ, обсчитывая при этомъ казну. Такъ, по словамъ Гельда, въ его управлен³е роздано было лицамъ германскаго происхожден³я 241 имѣн³е, дѣйствительная цѣнность коихъ простиралась будто бы до 20 милл. талеровъ, между тѣмъ какъ графъ Гоймъ оцѣнилъ ихъ только въ 3 милл³она. Гольше (Holeche), съ своей стороны, доказывалъ что колонизац³я, производившаяся при Фридрихѣ Великомъ и подъ руководствомъ графа Гойма, обходилась несоразмѣрно дорого въ сравнен³и съ пользой принесенною краю. Этотъ писатель возставалъ и вообще противъ водворен³я нѣмецкаго элемента въ бывшихъ польскихъ провинц³яхъ. "Тамъ," писалъ онъ,-
  
   "всякаго магната окружало много мелкихъ шляхтичей, арендаторовъ, управителей, коммиссаровъ, экономовъ и т. д. Теперь они потеряли староства, которыя сдѣлались королевскими владѣн³ями и переданы большею част³ю въ руки Нѣмцевъ. Магнаты получаютъ вознагражден³е изъ королевскихъ кассъ, поселились въ своихъ имѣн³яхъ, ограничили свои расходы, распустили арендаторовъ, управителей, коммисаровъ, экономовъ и другихъ прислужниковъ и перебиваются какъ могутъ, всѣ же уволенные ими остались безъ куска хлѣба. Съ церковными имѣн³ями та же истор³я. Число управителей, экономовъ и т. д. было въ нихъ невообразимо. Мног³я тысячи находили себѣ тамъ работу и хлѣбъ. Теперь же церковныя имѣн³я отобраны. Духовенство получаетъ вознагражден³е изъ королевскихъ казначействъ. Имѣн³я обращены въ государственныя имущества и переданы въ руки нѣмецкихъ чиновниковъ и нѣмецкихъ арендаторовъ. Понятно, что многочисленный классъ людей кормившихся отъ нихъ также остался безъ хлѣба. Значительная масса жителей въ новыхъ провинц³яхъ терпитъ бѣдств³я, растущ³я все болѣе и болѣе и распространяющ³яся на мног³я тысячи семействъ. Легко представить себѣ какое унын³е или же негодован³е можетъ произойти изъ этого. А между тѣмъ всѣхъ этихъ людей можно не только удовлетворить, но и заставить благословить правительство, стоитъ только раздать имъ вновь пр³обрѣтенныя государственныя имѣн³я въ наслѣдственную аренду небольшими участками."
  
   Гольше вторилъ журналистъ Фоссъ, который съ какимъ-то особеннымъ упоен³емъ распространялся о дѣйствительныхъ или вымышленныхъ злоупотреблен³яхъ прусскихъ чиновниковъ. Но его словамъ, чиновники въ провинц³яхъ отошедшихъ отъ Польши получали хорошее содержан³е, особенно женатые. Въ продолжен³е первыхъ трехъ лѣтъ своей службы они пользовались для устройства своего хозяйства пособ³ями, которыя въ первый годъ равнялись половинѣ, и въ слѣдующ³е дня - третьей части ихъ годоваго оклада. "Неудивительно," говоритъ Фоосъ,-
  
   "что они воображали себя необыкновенными богачами, и что пр³ятный вкусъ хорошаго венгерскаго вина, продававшагося тогда еще по дешевымъ цѣнамъ, пр³училъ ихъ къ шумнымъ и многолюднымъ вакханал³ямъ. Съ другой стороны, еврейск³я кладовыя, гдѣ находились англ³йск³е, французск³е, турецк³е, индѣйск³е и даже китайск³е товары, которые въ старыхъ провинц³яхъ Прусс³и можно было видѣть развѣ тайкомъ, были опаснымъ соблазномъ для чиновничьихъ женъ; въ новыхъ провинц³яхъ эти товары предлагались на выборъ по цѣнамъ сравнительно дешевымъ. Скоро страсть къ роскоши пошла быстрыми шагами, особенно въ Познани, гдѣ распоряжались приглашенные изъ Бранденбургской, Магдебургской и западно-прусскихъ провинц³й.... Въ Калишѣ еврейская торговля была ограничена многими узаконен³ями, но акцизные чиновники помогали ей побѣждать препятств³я, протягивая ей благосклонно руку помощи, къ которой за то прилипало еврейское золото. Семейства служащихъ въ дирекц³и очутились среди такого изобил³я, которое должно было у этихъ людей, поднявшихся большею част³ю изъ ничтожества, развитъ хвастливую пышность. Они не замедлили выказать свое превосходство предъ обыкновенными смертными своими шелковыми одеждами, своими шалями, своими трюмо, люстрами, экипажами и своими биткомъ набитыми кладовыми. Но самый страшный ударъ разумному хозяйству и эконом³и нанесенъ былъ судейскими коммиссарами, заботившимися только о своемъ собственномъ благосостоян³и; къ несчаст³ю, они были преимущественно изъ Западной Прусс³и, гдѣ уже съ 1772 года безумная роскошь пустила глубок³е корни. Большая часть чиновниковъ, приглашенныхъ на Южную Прусс³ю, были люди молодые и неженатые, точно укушенные тарантуломъ, они стремились заключать бракъ за бракомъ. Старыя школьныя пр³ятельницы, служанки и гризетки были возводимы на степень законныхъ женъ. Здѣсь, думали они, въ этой чужой странѣ, вдали отъ родственниковъ, отъ прежнихъ отношен³й и связей, неприличное легко будетъ терпимо наравнѣ съ приличнымъ. Здѣсь, гдѣ бѣдный шляхтичъ служитъ у богатаго, развѣ не можетъ кухарка равняться съ законною женой?... Наступила вольная и веселая жизнь. Разводъ слѣдовалъ за вѣнчан³емъ, заѣмъ - новое обручен³е или свадьба, которая была подготовлена еще при существован³и перваго брака.... Понятно, что гордость Поляковъ запрещала имъ сходиться съ нѣмецкими чиновниками. Въ самомъ дѣлѣ, тонъ господствовавш³й въ нѣмецкомъ обществѣ польскихъ провинц³й былъ никуда негоденъ. Пошлая полуобразованность, подражан³е французскому легкомысл³ю и утонченностямъ берлинскаго высшаго общества, личина безкорыст³я и добродѣтели - вотъ тѣ качества которыми отличались Нѣмцы водворивш³еся въ этихъ провинц³яхъ........ Долго ли могла продлить ея такая жизнь, которая скорѣе походила на разгулъ нежели на заботы о новыхъ провинц³яхъ.- Жизнь, которая могла разрушиться при нервомъ сильномъ ударѣ извнѣ?"
  
   Прусск³е чиновники, по словамъ Фосса, "были разрушителями всякаго разумнаго хозяйства".
   Всѣ эти выписки изъ современной полонофильской прусской печати, которыми, къ сожалѣн³ю, недостаточно воспользовался г. Ратчъ, для насъ въ высшей степени любопытны. Мы встрѣчаемъ въ нихъ слишкомъ знакомые намъ пр³емы и невольно ожидаемъ встрѣтить выражен³я костромская шляхта, босоног³е дѣятели и друг³я имъ подобныя, изобрѣтенныя русскими Фоссами, Гельдами и Гольшами. Но въ Прусс³и значен³е подобныхъ писателей было несравненно сер³ознѣе чѣмъ теперь у насъ. Король, хотя и слабо, но поддерживалъ систему, за отступлен³е отъ которой онъ былъ наказанъ возстан³емъ 1794 года; за то кронпринцъ былъ рѣшительно на сторонѣ полонофиловъ. Гельдъ, въ одномъ стихотворен³и написанномъ въ 1797 году, весьма откровенно выражалъ надежду своей парт³и что со вступлен³емъ его на престолъ дѣла примутъ совершенно иное направлен³е....
   Эти надежды не замедлили оправдаться. Однимъ изъ первыхъ распоряжен³й Фридриха Вильгельма III, по вступлен³и его на престолъ, было отозван³е графа Гойма. Этому королю было суждено поставить на прочныя основан³я монарх³ю созданную ген³емъ его дѣда; но прежде онъ долженъ былъ своими руками разрушить многое доброе учрежденное великимъ королемъ. Увлекшись идеалами не имѣвшими ничего общаго съ интересами Прусс³и, онъ съ неосторожност³ю, за которую былъ жестоко наказанъ, подрывалъ нац³ональное чувство народа, и нѣтъ никакого сомнѣн³я, что интриги польской парт³и играли въ этомъ немаловажную роль. Никогда, можетъ-быть, обстоятельства не благопр³ятствовали Полякамъ столько какъ въ концѣ минувшаго вѣка и въ началѣ нынѣшняго. Политическ³я понят³я выдвинутыя французскою революц³ей потрясли теор³ю, въ силу которой государи гордились тѣмъ что увеличивали свои владѣн³я для возвышен³я своей славы, а теор³я политики нац³ональной не была еще выработана. Государи и друг³е политическ³е дѣятели, надѣвъ сѣрый фракъ и круглую шляпу, опустившись въ ряды простыхъ смертныхъ, возымѣли желан³е регулировать и политическую свою жизнь по примѣру жизни частной и внести въ нее мѣщанск³я добродѣтели. Молодой король прусск³й Фридрихъ-Вильгельмъ III, равно какъ и современникъ его императоръ Павелъ, смотрѣли на пр³обрѣтен³я сдѣланныя со стороны Польши какъ на имѣн³я неправильно выигранныя ихъ родителями въ карты. Понятно, что при такихъ услов³яхъ, надежды Поляковъ оживились на всемъ пространствѣ отъ Днѣпра до Вислы и почти до Одера. Только въ Австр³и правительство глядѣло на нихъ неблагосклонно и заставляло Поляковъ говорить по нѣмецки,- что, по словамъ польскихъ писателей - "было дѣломъ австр³йскихъ чиновниковъ-демократовъ".... Вотъ въ это именно время и замѣчается первый приступъ къ работамъ великаго будованья, какъ дѣла общаго для всѣхъ Поляковъ; является и центръ этого дѣла, и руководители. Тѣснимый въ Галиц³и и не предвидя тамъ ничего добраго, тогдашн³й представитель фамил³и Чарторыйскихъ, князь Адамъ Казим³ръ, въ 1796 г. переѣхалъ въ Пулавы, и въ этомъ центральномъ пунктѣ, вблизи границъ всѣхъ трехъ частей бывшей Рѣчи Посполитой, устроивъ очагъ всѣхъ происковъ производившихся въ Петербургѣ, Берлинѣ, Вѣнѣ и Парижѣ. Здѣсь организуется таинственное правительство возсоздаваемаго государства, здѣсь второстепенные агенты получаютъ наставлен³я, здѣсь возникаетъ подоб³е двора, сюда стекаются извѣст³я о дѣйств³яхъ друзей и недруговъ.... Дѣло въ самомъ дѣлѣ замѣчательное и вызывающее на размышлен³е! Едва ли всем³рная истор³я представляетъ другой примѣръ чтобы частный человѣкъ велъ тайную борьбу съ тремя государями, чтобы группа партикулярныхъ людей, хотя бы и знатныхъ и богатыхъ, но разсѣянныхъ въ трехъ различныхъ государствахъ заставляла эти три государства, то поочередно, то всѣ вдругъ, служить своимъ интересамъ въ ущербъ собственнымъ!... А дѣло было именно таково. Таинственное правительство несуществующей Польши, правда, дѣлало иногда ошибки и компрометтировало дѣло которому служило, но нельзя не согласиться что съ течен³емъ времени дѣла его улучшались, что тысячи людей прибывали подъ его знамена, что полонизмъ усиливался, раздвигалъ свои предѣлы, дѣлалъ завоеван³я между Русскими и Нѣмцами, не говоря о Французахъ, Мадьярахъ и пр., и наконецъ сдѣлался весьма сер³ознымъ факторомъ европейской политики.... Гдѣ причина этого страннаго явлен³я? Г. Ратчъ близко подходитъ, какъ намъ кажется, къ этой причинѣ, называя ее темою и мысл³ю польскаго вопроса. Дѣйствительно, причина этого явленья кроется въ недоразумѣн³и. Программа Чарторыйскихъ состояла въ томъ чтобы возстановить старинную Польшу въ ея границахъ 1772 года, а отъ правительствъ и народовъ, которымъ пришлось бы принести для этого жертвы, замаскировать дѣло. Искусство руководителей этой колоссальной мистификац³и состояло въ томъ что она разоблачала свою мысль лишь на столько на сколько это было нужно въ данное время и въ данныхъ обстоятельствахъ, и если какой-нибудь enfant terrible проговаривался въ брошюрѣ или газетѣ,- отъ него немедленно отказывались, называли его краснымъ. Въ Петербургѣ, Вѣнѣ и Берлинѣ агенты пулавскаго правительства увѣряли въ преданности Поляковъ особѣ государя и просили только не тасовать людей польскаго происхожден³я въ одну колоду съ прочими. Мы лишились отечества, оставьте же намъ хоть его призракъ, то-есть нашъ языкъ и наши законы, и дозвольте намъ управляться съ помощ³ю чиновниковъ изъ среды насъ; затѣмъ мы будемъ вполнѣ вѣрноподданными вашими. Дѣло казалось возможнымъ, предан³я среднихъ вѣковъ свидѣтельствовали о существован³и государствъ состоявшихъ изъ нѣскольскихъ самостоятельныхъ странъ и народовъ связанныхъ между собою только династическими узами. Но набѣгали политическ³я бури, и бывш³я части Рѣчи Посполитой тотчасъ же заявляли что онѣ не только не Прусс³я, не Росс³я и не Австр³я, но что онѣ и не вѣрноподданные прусскаго, русскаго или австр³йскаго государей. Тогда опять выдвигалась впередъ система отречен³й. Вл³ятельные Поляки отказывались отъ солидарнооти съ парт³ей дѣйств³я, которая, по ихъ словамъ, состояла лишь изъ студентовъ, изъ молодежи и изъ красныхъ; эти красные отправлялись въ Сибирь, въ Шпандау или въ Кенигштейнъ, а вожди оставались у кормила своего таинственнаго корабля и нерѣдко выпрашивали себѣ и своимъ новыя льготы.
   Такъ дѣлались дѣла въ продолжен³е многихъ лѣтъ въ прусскихъ, австр³йскихъ и Русскихъ владѣн³яхъ бывшей Польши. Приведенныя выше выписки изъ прусскихъ полонофильскихъ органовъ вар³ируютъ тѣ же самые мотивы которые разыгрывались и въ нашей печати предъ 1868 годомъ. И у насъ были свои графы Гоймы которыхъ польск³е патр³оты старались и успѣвали устранять отъ дѣлъ; и у насъ, какъ въ Прусс³и и Австр³и, обдуманная измѣна выступала въ убранствѣ охранительныхъ началъ и съ воплями негодован³я противъ чиновниковъ-революц³онеровъ. Съ другой стороны, и въ Прусс³и, какъ у насъ, твердо поставленная вначалѣ правительственная система относительно бывшихъ польскихъ областей, подвергалась частымъ колебан³ямъ. Истор³я польскаго вопроса есть общая истор³я для трехъ государствъ подѣлившихъ Польшу! Вездѣ польская интрига умѣла стать между правительствомъ и народомъ, вездѣ въ сферахъ властвующихъ она возбуждала недовѣр³е къ прогрессивному движен³ю совершающемуся въ народѣ, и вездѣ также она разжигала народныя страсти противъ правительствъ. Вездѣ утверждала, что нѣтъ людей болѣе преданныхъ и консервативныхъ какъ Поляки, и вездѣ гдѣ составлялся заговоръ и гдѣ воздвигались баррикалы, Поляки являлись первыми. Предъ 1848 годомъ мног³е прусск³е сановники и особенно прусск³е юнкеры считали Поляковъ роялистами Пруссаками болѣе самого короля; но какъ только начались безпорядки въ Берлинѣ, въ Познани мгновенно образовался жондъ народовый, и польск³е студенты, по словамъ генерала Мѣрославскаго, явились на баррикадахъ "arborant le drapeau du démolisseuer et boulversant tout!..."
   Но не будемъ забѣгать впередъ. Польское возстан³е 1830 года, имѣвшее довольно сер³озное отзвуч³е въ прусской Польшѣ, вызвало на сцену самаго, можетъ-быть, замѣчательнаго дѣятеля въ дѣлѣ онѣмечен³я областей отнятыхъ у Польши - Флотвеля. Этотъ трудолюбивый и умный администраторъ началъ съ того что занялся изучен³емъ не только современнаго положен³я, но и истор³и ввѣреннаго ему края, и на основан³и этого двойнаго научен³я создалъ систему отъ которой не отступалъ въ продолжен³е десяти лѣтъ. Прежде коего онъ озаботился установить на прочномъ основан³и матер³яльное благосостоян³е края, и вмѣстѣ съ тѣмъ рѣшился сдѣлать это безъ шуму, но и безъ всякихъ колебан³й, нѣмецкимъ, помощ³ю неуклоннаго распространен³я въ немъ нѣмецкаго землевладѣн³я и нѣмецкаго языка. "Флотвель признавалъ," говоритъ г. Ратчъ,-
  
   "что всякое проданное польское имѣн³е приноситъ Прусс³и выгоду вдвойнѣ: однимъ паномъ меньше и однимъ Gutsbesitzer'онъ больше. Въ лавкахъ, на поотсялыхъ дворахъ, въ шинкахъ, на заводахъ, фабрикахъ, мастерскихъ, на мельницахъ, чѣмъ нѣмецк³й языкъ будетъ болѣе преобладать, тѣмъ скорѣе сроднится съ нимъ населен³е; а сельское населен³е должно видѣть вездѣ заботливую о немъ нѣмецкую администрац³ю. Надписи съ назван³емъ улицъ и селен³й (Ortschaften) Флотвелемъ были оставлены однѣ нѣмецк³я. Жители деревень, пр³ѣзжая въ города, должны всюду видѣть полное преобладан³е нѣмецкой жизни, полное господство прусской государственной власти. Мастеровые люди, необходимые въ сельской жизни, преимущественно должны быть Нѣмцы, или совершенно онѣмечивш³еся Поляки; цѣль достигается тѣмъ удобнѣе, что ребенокъ, отдаваемый въ ученье, въ семьѣ мастера усвоиваетъ себѣ языкъ и нѣмецк³й образъ жизни. Наконецъ, постоянною заботой Флотвеля было усилен³е числа нѣмецкихъ землевладѣльцевъ. Къ такой цѣли въ течен³е десяти лѣтъ неутомимой дѣятельности шелъ Флотвель. Въ совѣщан³яхъ съ королемъ, онъ былъ уполномоченъ изъ-подъ руки, усиленными пособ³ями изъ банка, содѣйствовать Нѣмцамъ въ покупкѣ имѣн³й. Самою же дѣйствительною мѣрой было секретное королевское повелѣн³е, отъ 13-го марта 1833 года, коимъ министру финансовъ было предписано отпускать сумму для закупки продаваемыхъ Поляками имѣн³й, если высокая цѣна не привлекала частныхъ покупщиковъ. Флотвелю было разрѣшено покупать въ казну больш³я имѣн³я, хотя бы выше оцѣночной цѣны, если, по хозяйственнымъ соображен³ямъ и вѣроятности, казна не понесетъ большихъ убытковъ отъ дальнѣйшей ихъ перепродажи пр³обрѣтателямъ нѣмецкаго происхожден³я."
  
   Честный и осторожный Флотвель, говоритъ г. Ратчъ, произвелъ эту щекотливую операц³ю съ замѣчательнымъ успѣхомъ.
  
   "При перепродажѣ громадныхъ имѣн³й первой подобной покупки, они были раздѣлены на 30 помѣст³й (Rittergüter); кромѣ того, отъ нихъ были вырѣзаны участки крестьянскихъ хозяйствъ. Отъ этой операц³и на отпущенный милл³онъ талеровъ казначейство получило и значительную прибыль. Вообще Флотвель старался всѣми средствами притянуть въ Познань какъ можно болѣе зажиточныхъ, развитыхъ и благонамѣренныхъ пр³обрѣтателей нѣмецкаго происхожден³я."
  
   Фридрихъ Вильгельмъ IV вступилъ на престолъ, подобно двумъ своимъ предшественникамъ, съ образомъ мыслей весьма благопр³ятнымъ польщизнѣ. При посѣщен³и въ самомъ началѣ своего царствован³я восточныхъ областей Прусс³и, этотъ государь, на привѣтств³е одного бургомистра заявлявшаго о преданности жителей, хотя они-де и не чистой прусской крови,- отвѣтилъ: "вы ошибаетесь, они чистой сарматской или славянской крови". При такомъ расположен³и обращать вниман³е на племенное происхожден³е прусскихъ подданныхъ, король, естественно, не могъ оставаться равнодушнымъ ко внушен³ямъ польскихъ нац³оналовъ. Когда начались волнен³я въ Познани, тотчасъ же, какъ обыкновенно бываетъ въ такихъ случаяхъ, явились совѣтники искусно внушавш³е, что необходимо сдѣлать уступки нац³ональнымъ стремлен³ямъ Поляковъ, что неудовольств³е съ ихъ стороны очень опасно, а преданность ихъ можетъ быть очень полезна въ случаѣ нападен³я "восточнаго сосѣда" (призракъ, который постоянно вызываютъ въ такихъ случаяхъ польск³е волшебники). Настраиваемый въ такомъ смыслѣ, король назначилъ коммиссаромъ и предсѣдателемъ коммисс³и для реорганизац³и Познанской области генерала Виллизена, а что такое былъ генералъ Виллизенъ, мы узнаемъ по его дѣламъ.
   Вся Познанская область находилась въ величайшемъ волнен³и, когда прибылъ генералъ Виллизенъ знавш³й ее нѣкогда спокойною и цвѣтущею. "Я хотѣлъ воспользоваться первымъ случаемъ чтобы все повѣрить соботвенными глазами," писалъ онъ,-
  
   "и скоро увидѣлъ что все въ краѣ измѣнилось; вездѣ встрѣчались тревожныя физ³оном³и. На одной станц³и, при перемѣнѣ лошадей, явился ко мнѣ начальникъ польскаго отряда и назвалъ себя полковникомъ. Узнавъ, вѣроятно отъ почтмейстера, мою фамил³ю, онъ учтиво предложилъ мнѣ поставить часовыхъ и представить свою команду. Собрались вооруженные люди на площади, и предъ дверями были поставлены парные часовые.... Я предложилъ ему распустить свою команду по домамъ; но онъ отвѣтилъ мнѣ что на то необходимо повелѣн³е нац³ональнаго комитета.... Проѣзжая Шримъ, я нашелъ его пустыннымъ и унылымъ; тутъ за два дня были совершены насил³я (Excessen), по случаю польскихъ знаменъ и цвѣтовъ."
  
   Въ городѣ Познани къ генералу Виллизену явился въ полномъ составѣ польск³й народный комитетъ и принятъ какъ бы какое легальное учрежден³е, какъ закономъ установленная власть. Вотъ нѣсколько выдержекъ изъ любопытной прокламац³и, напечатанной г. Ратчемъ, съ которою познанск³й королевск³й коммиссаръ счелъ умѣстнымъ обратиться къ населен³ю ввѣренной ему области.
  
   "Жители Великаго Княжества Познанскаго. Реорганизац³я провинц³и, согласно обѣщан³ю его величества, должна начаться. Я присланъ для этой цѣли снабженъ нужнымъ уполномоч³емъ. Надѣюсь, что встрѣчу довѣр³е всего населен³я при этомъ трудномъ дѣлѣ, потому что безъ такой надежды и не взялся бы за это столь почетное поручен³е.
   "Поляки! Вы желаете нац³ональнаго правительства и на вашемъ языкѣ нац³ональнаго суда; вы получите и то и другое. Какъ первый къ тому залогъ, его величество положилъ гражданское управлен³е области ввѣрить избранному польскаго происхожден³я, а также и то что вамъ возвращается право свободнаго избран³я земскихъ совѣтниковъ. Вы желаете имѣть свое нац³ональное войско; но вы его уже имѣете въ ландверѣ; ничего народнѣе ландвера быть не можетъ. Все что вы можете желать легко къ тому присоединяется, и я съ удовольств³емъ выслушаю предложен³я опытныхъ мужей объ измѣнен³яхъ, которыя могутъ быть желательны относительно, напримѣръ, обмундирован³я и языка командныхъ словъ.
   "Нѣмцы! оставьте ваши опасен³я. За права которыя вамъ даетъ вашъ языкъ ручается вся Прусс³я. Какъ руководящ³й принципъ будущаго устройства принимается что каждый будетъ управляемъ на его языкѣ и получитъ свои права. Никому не нужно будетъ въ правительственныхъ мѣстахъ говорить другимъ языкомъ, а не своимъ; не иначе какъ на его языкѣ должно рѣшаться его дѣло и послѣдовать рѣшен³е. Имѣйте довѣр³е къ нашимъ польскимъ землякамъ. При всемъ возбужден³и умовъ въ послѣднее время, развѣ они не употребили сер³озныя усил³я для того чтобы кто-либо изъ васъ не былъ ими обиженъ? Бывш³е случаи составляютъ исключен³я, о которыхъ они сами сожалѣютъ; но и изъ среды нашей всѣ ли всегда оставались въ должныхъ границахъ: Потому прежде всего не обвиняйте другъ друга взаимно, смотрите на цѣлое и будьте снисходительны и кротки къ частностямъ. При единодуш³и вы будете сильны, при разномысл³и хотя-бы противъ малѣйшаго вѣтра который подуетъ изъ-за нашихъ предѣловъ.
   "Поляки! Благороднѣйш³е люди изъ среды вашей обѣщали мнѣ содѣйствовать возстановлен³ю того порядка, который я обязанъ требовать. Сопровождаемый ими, я скоро увижу, исполняются ли мои желан³я повсемѣстно, и тогда немедленно будетъ приступлено къ дѣлу."
  
   Оказалось, какъ и всегда въ подобныхъ случаяхъ, что прокламац³я генерала Виллизена не удовлетворила ни Поляковъ, ни Нѣмцевъ. Первые находили что онъ не довольно горячо сочувствуетъ ихъ дѣлу, а Пруссакамъ было слишкомъ ясно сказано что правитель смотритъ на нихъ какъ на людей для собственныхъ выгодъ поселившихся на польской землѣ, какъ за пришельцевъ и паразитовъ. Генералъ Виллизенъ ходатайствовалъ даже о дозволен³и образовать корпусъ польскихъ волонтеровъ съ нац³ональною кокардой; увѣрялъ что польская часть народонаселен³я до такой степени предана правительству, что даже въ случаѣ возстановлен³я Рѣчи Посполитой не измѣнитъ Прусс³и. За то онъ жаловался что Нѣмцы, своимъ раздражен³емъ противъ Поляковъ, сильно затрудняютъ его. "Мои земляки," писалъ онъ черезъ нѣсколько дней по пр³ѣздѣ въ Познань, "причиняли мнѣ болѣе затруднен³й и сердечныхъ страдан³й нежели Поляки съ ихъ мечтательност³ю"... Съ самодовольств³емъ заключающимъ въ себѣ много комическаго, этотъ генералъ, которому, впрочемъ, не отказываютъ ни въ образованности, ни въ умѣ, хвалился предъ правительствомъ вѣрност³ю своего взгляда на дѣло, ибо я, писалъ онъ, "die Lage der Dinge im Sinne der grossen Gegenwart richtig ergriffen habe". Всѣ понят³я перепутались въ его умѣ до такой степени, что онъ рѣшился собственною власт³ю и вопреки совѣтамъ центральнаго правительства заключить формальное услов³е (Кар³tulationspunkte) съ народовымъ комитетомъ о нац³ональномъ польскомъ корпусѣ волонтеровъ.
   До такихъ размѣровъ рѣдко доходитъ даже нелѣпость. Но за то она долженствовала быть послѣднею въ Прусс³и. Виллизенъ былъ отозванъ послѣ нѣсколькихъ дней своего безумнаго управлен³я. Оскорбленный, онъ требовалъ слѣдств³я и суда; но разумѣется, центральное правительство не могло ни желать раскрыт³я ошибокъ въ которыхъ оно было болѣе всѣхъ виновато, ни наказывать за эти ошибки. За то общественное мнѣн³е было безпощадно къ бѣдному Виллизену. Въ первую минуту оно не хотѣло видѣть въ распоряжен³яхъ познанскихъ властей ничего иного кромѣ измѣны. Оберегая, можетъ-быть, собственную честь, начальникъ войскъ въ Познанской области, генералъ Коломбъ, напечаталъ свои распоряжен³я и распоряжен³я которыя онъ получалъ отъ начальника гражданскаго управлен³я. Виллизенъ, съ своей стороны, обратился къ защитѣ печатнаго слова, но факты были противъ него, какъ это до очевидности обнаруживалось изъ книги генеральнаго штаба ма³ора Фойхтъ-Ретца, составленной по офиц³альнымъ документамъ. Въ этомъ сочинен³и называющемся Actenmämge Darztdlung der Polnüchen Insurrection im Jahre 1848, авторъ ограничился простымъ изложен³емъ событ³й, воздерживался отъ разбора дѣятельности Виллизена и облекалъ въ мягк³я формы все что касалось до королевскаго коммиссара; не Виллизенъ отвѣтилъ рѣзкимъ образомъ и вызвалъ полемику которая окончилась отнюдь не въ его пользу. Конечно, въ послѣдств³и, при успокоившемся настроен³и умовъ, Виллизена перестали считать завѣдомымъ измѣнникомъ, но репутац³я его была однако-же навсегда потеряна; онъ сдѣлался невозможнымъ человѣкомъ, оставилъ службу и покинулъ Прусс³ю.
   Въ лицѣ генерала Виллизена Прусс³я покончила съ колебан³ями по польскому вопросу. Полемика, которую возбудило его управлен³е Познанскою областью, разъяснила этотъ вопросъ предъ общественнымъ мнѣн³емъ и окончательно установила правительственную систему, для которой, впрочемъ, имѣлись прочныя основан³я въ распоряжен³яхъ Фридриха Великаго, графа Гойма и особенно въ твердой и умной администрац³и Флотвеля. "Польскаго вопроса" въ Прусс³и уже не существуетъ въ настоящее время. Нѣмецк³й языкъ, сдѣлавшись единственнымъ и исключительнымъ языкомъ правительства и администрац³и, будучи введенъ въ школы и церкви, сдѣлался не только господствующимъ, но почти природнымъ языкомъ областей присоединенныхъ отъ Польши и особенно Познани. Въ этихъ областяхъ уже немыслимо сер³озное политическое движен³е. Въ 1863 году, когда въ сосѣдствѣ Познани мятежъ разгорѣлся такимъ быстрымъ, хотя и соломеннымъ огнемъ, въ Познанской области, по свѣдѣн³ямъ г. Ратча, оказалось всего 128 политическихъ преступниковъ, изъ коихъ 75 помѣщиковъ и 17 экономовъ. При такомъ слабомъ революц³онномъ элементѣ, Прусс³я, можно сказать, неуязвима со стороны Польши, и тѣ которые въ этомъ государствѣ еще называютъ себя Поляками, были, быть-можетъ, искреннѣе чѣмъ кажется и чѣмъ сами того желали, когда утверждали предъ слѣдственными коммисс³ями что они собственно противъ Прусс³и ничего не имѣютъ, что только кровныя узы побуждали ихъ оказывать поддержку мятежникамъ Царства Польскаго, и что наконецъ въ толкахъ о возстановлен³и границъ 1772 года подразумѣваются однѣ лишь восточныя границы Рѣчи Посполитой....

П. Щ.

  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 289 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа