Главная » Книги

Станиславский Константин Сергеевич - Статьи. Речи. Отклики. Заметки. Воспоминания (1917-1938), Страница 20

Станиславский Константин Сергеевич - Статьи. Речи. Отклики. Заметки. Воспоминания (1917-1938)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

лонения от текста журнала "Артист", имеющиеся в рукописи Станиславского, нами сохраняются без изменения (возможно, что Станиславский пользовался и другим переводом). То же относится и к последующей цитате из статьи Сальвини.
   5 Здесь и далее нами опущен текст двух листов рукописи, загнутых Станиславским. Это сокращение соответствует намерению автора, который загибал листы рукописи, подлежащие изъятию из окончательной редакции. В данном случае опущенный нами абзац, начинающийся словами: "Ж_и_в_о_е_ создается _ж_и_в_ы_м, трепещущим, непрестанно зарождающимся, стремящимся вперед, действующим", повторяет почти дословно абзац из рукописи "Искусство представления" (см. стр. 70 настоящего тома).
   6 В рукописи No 938 Станиславский пишет: "Переживать на сцене могут научиться многие, но не все могут это делать эстетично, благородно" (л. 27).
   7 Приводим дополнение к этому тексту из рукописи No 938:
   "Нередко при домашнем переживании создается внешний образ (интуитивно) сам собой (мимика складывается сама и подсказывает грим; тело случайно находит подходящий жест, движение; голос - верную ноту и интонацию, выговор).
   В этих счастливых случаях остается исправить полученное на основах сценического принципа и зафиксировать.
   Но как быть, если внешний образ не зарождается сам собой?" (л. 5).
   8 Изложенный здесь путь работы над ролью, проходящий через ряд творческих этапов (периодов) - от психологического вживания актера в роль до ее физического воплощения, отражает определенный этап развития творческой методологии Станиславского и соответствует принципам, изложенным им в "Работе актера над ролью" на материале "Горя от ума" (см. Собр. соч., т. 4).
   9 Приводим добавление к этому тексту из рукописи No 938: "Творческое самочувствие не является еще творческим вдохновением. Это только _т_а_ _п_о_ч_в_а, _н_а_ _к_о_т_о_р_о_й_ _о_н_о_ _л_у_ч_ш_е_ _в_с_е_г_о_ _з_а_р_о_ж_д_а_е_т_с_я" (л. 40).
   10 Приводим дополнение к этому тексту из рукописи No 938:
   "Корни искусства переживания надо искать в творчестве тех великих артистов, которые одарены от природы способностью подлинно переживать роль на основании законов творческой природы. Не претендуя на те гениальные творения, которые способны создавать только большие таланты, последователи искусства переживания стараются изучить те творческие основы и творческий путь, которые по природ[ным данным] угадали гении" (л. 36).
   "Я наблюдал за Дузе, Ермоловой, Шаляпиным, Сальвини. У всех есть нечто общее. Что же? Элементы, из которых складывается творческое самочувствие. Существуют какие-то основные законы творчества (физические и психологические), которые надо познать. В этом и заключается задача книги.
   Сразу этого не сделаешь, нужна постепенная, систематическая работа и исследование (искание)" (л. 37).
   11 Здесь на полях рукописи имеется следующая заметка: "Это техника самой творческой природы. Техника, обязательная для всех, и для Таирова и для Станиславского".
   12 Волконский Сергей Михайлович - автор ряда работ по театральному искусству ("Художественные отклики", "Отклики театра", "Человек на сцене", "Выразительный человек", "Выразительное слово" и др.). Подробнее о нем см. Собр. соч., т. 3, стр. 12; т. 4, стр. 493.
   13 В первоначальных вариантах этого текста (например, в рукописи No 1511, относящейся к 1918 г.) эта фраза читалась так: "стройные ширмы Крэга, кубы Аппия..." и т. д. (л. 112).
   Принцип "кубов" и "ширм" как основы архитектурной декорации был применен в постановке "Гамлета" в МХТ, осуществленной в 1911 г. английским режиссером и художником Гордоном Крэгом (р. 1872) совместно со Станиславским (см. Собр. соч., т. 1, гл. "Дункан и Крэг").
   Аппия Адольф (1862-1928) - швейцарец по происхождению, театральный художник, автор книги "Музыка и инсценировка". Его декорации, разработанные применительно к музыкальному театру, в частности к театру Вагнера, основаны на объемно-архитектурном принципе оформления сценического пространства.
   14 Далее следует опущенный нами текст, представляющий собой разрозненные, почти полностью отвергнутые автором черновые наброски, имеющие вычерки и загнутые страницы. В этих фрагментах излагаются вопросы артистической техники, получившие разработку в трудах Станиславского по "системе".
   Дальнейший публикуемый нами текст является началом новой тетради, подшитой Станиславским к основной рукописи.
   15 Рукопись осталась незавершенной. На ее последних страницах имеется ряд черновых набросков о двигателях психической жизни, переработанных впоследствии в особую главу первой части "Работы актера над собой". Там же имеется самостоятельный фрагмент, в котором Станиславский говорит о чувстве ритма.
  

4. СМЕШАННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

  
   Заключительная глава из цикла "О различных направлениях в театральном искусстве" написана Станиславским позднее трех предыдущих глав, публикуемых в настоящем издании. Первоначальные ее наброски: "Литературный театр" и "Театр, где преобладает художник" (опубликованные в сборнике: К. С. Станиславский, Статьи, речи, беседы, письма, стр. 477-482) - относятся к первым послереволюционным годам. Во вступительной части труда о работе актера над ролью на материале "Горя от ума" эта глава отсутствует.
   Публикуется впервые, по рукописи (No 1516). Заглавие "Смешанные направления" взято из подготовительной рукописи, написанной на карточках (No 939).
   1 Относя здесь "ремесло" к числу направлений в искусстве, Станиславский, по существу, противоречит собственному утверждению о том, что "ремесло представления" не может быть названо искусством (см. статью о ремесле). Грань между театральным искусством и ремеслом подчеркивалась им в самом названии труда "Два направления и ремесло в искусстве" (см. No 1475, 1912-1913 гг.).
   По-видимому, при доработке рукописи Станиславский внес бы в эту формулировку соответствующее исправление.
   2 Станиславский протестует здесь против рассудочного подхода к творчеству, против деспотизма "режиссеров-литераторов", пренебрегающих законами природы актерского творчества и пытающихся сразу навязать актеру свое представление о пьесе и роли. Наряду с этим Станиславский высоко ценил режиссеров, обладающих, подобно Вл. И. Немировичу-Данченко, талантом проникновения в самую сущность литературного произведения и умением незаметно для актера органически подвести его к созданию сценического образа.
   Однако на первом этапе деятельности Художественного театра между Станиславским и Немировичем-Данченко шел спор о степени самостоятельности режиссерского и актерского творчества и о роли и значении драматургии как основы театра. Станиславский, отстаивая самостоятельность режиссерского и актерского творчества, упрекал Немировича-Данченко в чрезмерном пристрастии к "литературному театру". И наоборот, Немирович-Данченко считал, что Станиславский недооценивал значение ведущей роли драматургии. Эти разногласия отразились в одной из черновых заметок Станиславского, в которой он писал, что его борьба с Немировичем-Данченко - борьба "действенного театра" с "литературным театром".
   3 Станиславский чрезвычайно высоко ценил творчество великого индийского писателя Рабиндраната Тагора (1861-1941). Его пьеса "Король темного покоя" репетировалась в Художественном театре в 1917 г. "Рабиндранат, Эсхил - вот это настоящее. Мы этого играть не можем, но пробовать надо", - писал он Немировичу-Данченко в одном из писем 1916 г.
   Калидаса - древнеиндийский поэт IV-V вв. Его драмой "Сакунтала" открылся Камерный театр в Москве 12 декабря 1914 г. (режиссер А. Я. Таиров, художник П. В. Кузнецов).
   В записной книжке 1915-1916 гг. Станиславский писал: "Приходит художник, собравший какие-то материалы по Индии, и говорит: "Мне хочется написать на индийскую тему". Художник желателен в театре. Что бы такое поставить для него? "Сакунталу". И ставят ее в утонченных декадентских тонах. Вместо глубокой религиозной мистерии получается почти балет на фоне и в рамке великолепной бомбоньерки. Смесь довольно неожиданная".
   4 Станиславский имеет в виду спектакль Камерного театра "Женитьба Фигаро", поставленный в октябре 1915 г. (режиссер А. Я. Таиров, художник С. Ю. Судейкин). В этом спектакле излишнее увлечение красочной театральностью, галантной нарядностью жизни французской аристократии привело к утрате социального содержания комедии Бомарше. В постановке Камерного театра "Фигаро" "демократия заменена торжеством утонченной аристократии XVIII века", - писал Станиславский, протестуя против того, что в современном театре художник "умышленно идет наперекор общему тону и стилю автора" (No 790, л. 13).
   5 Станиславский вспоминает здесь, по-видимому, случай из собственной творческой практики (спор с М. В. Добужинским при постановке "Провинциалки" И. С. Тургенева в МХТ в 1912 г.), послуживший поводом для наброска "Спор с художником" в одной из подготовительных рукописей книги "Моя жизнь в искусстве" (см. Собр. соч., т. 1, стр. 428-430).
   6 Станиславский противопоставляет здесь художников различных эпох, школ и направлений. Среди них он называет представителей новейшей живописи, французских художников, примитивиста Поля Гогена (1848-1903) и одного из лидеров группы "диких" - Анри Матисса (1869-1954), а также Н. С. Гончарову (р. 1881) - участницу выставок "Ослиный хвост" и "Мишень", много работавшую за границей в области театральной декорации.
   7 По-видимому, здесь имеется в виду немецкий оперный и симфонический композитор и дирижер Рихард Штраус (1864-1949).
   8 Здесь в рукописи оставлен чистый лист бумаги, что дает основание предполагать, что вопрос о "театре одной актерской индивидуальности" должен был получить развитие при доработке рукописи. В дальнейшем Станиславский вернулся к этой теме в рукописи "Театр гастролера" (см. стр. 266-269 настоящего тома).
   9 На этом рукопись обрывается. "Театр ансамбля" для Станиславского - это тот идеал театра, к которому нужно стремиться. По-видимому, дальнейший текст должен был быть посвящен обоснованию преимуществ подобного театра.
  

ВОСПОМИНАНИЯ О С. И. МАМОНТОВЕ

  
   Савва Иванович Мамонтов (1841-1918) - промышленник, владелец ряда крупных предприятий, был меценатом и выдающимся деятелем в области русского искусства. Он был, по словам М. Горького, "завидно даровит", занимался пением, скульптурой, режиссировал, писал пьесы, сплотил вокруг себя талантливых певцов, музыкантов, художников, артистов. "Мало о нем сказать, что он любил искусство, - он им жил и дышал, как и мы, художники", - писал о нем художник В. М. Васнецов, подчеркивавший, что Мамонтов обладал "особым талантом возбуждать творчество других". Театральная деятельность С. И. Мамонтова, начавшаяся с домашнего любительского кружка, завершилась созданием в 1885 г. Русской частной оперы, которая сыграла выдающуюся роль в развитии русского оперного искусства и утверждении реалистического направления в музыкальном театре.
   Станиславский высоко ценил заслуги Мамонтова, который дал, по его словам, "могучий толчок культуре русского оперного дела", выдвинул Шаляпина, сделал популярным оперное творчество Мусоргского и Римского-Корсакова, привлек для работы в театре выдающихся художников-живописцев, создавших "новую эру в театральном искусстве". Станиславский ценил художественный вкус Мамонтова и всегда с большим вниманием прислушивался к его высказываниям об искусстве. В то же время на страницах книги "Моя жизнь в искусстве", где дана яркая характеристика Мамонтова, он высказывает целый ряд критических замечаний по поводу домашних любительских спектаклей Мамонтова, которые его "восхищали и злили в одно и то же время", так как им свойственны были проявления дилетантизма, отсутствие внимания к артистической технике (см. Собр. соч., т. 1, стр. 85). На этой почве происходили его творческие споры с Мамонтовым и создалась конкуренция между алексеевским и мамонтовским кружками.
   В архиве Станиславского сохранилось несколько писем Мамонтова, в которых он подчеркивает их внутреннюю близость и общность их стремлений в искусстве.
   Воспоминания Станиславского впервые были опубликованы в газете "Новая жизнь" (1918, 2 июня (20 мая), No 2, стр. 3) под заглавием: "Воспоминания о С. И. Мамонтове, прочитанные на гражданских поминках в М. Художественном театре". С сокращениями они печатались в журнале "Рампа и жизнь" (1918, 9 июня (27 мая), No 23, стр. 7-8) и в книге В. С. Мамонтова "Воспоминания о русских художниках. Абрамцевский художественный кружок" (изд. АХ СССР, М., 1951, стр. 87-99).
   Печатается по тексту первой публикации, сверенному с рукописью и машинописной копией, имеющей правку Станиславского (No 1076/1-2).
   1 Собрание, посвященное памяти С. И. Мамонтова, состоялось в сороковой день после его кончины, 15/2 мая 1918 г., в Художественном театре. (Русская частная опера С. И. Мамонтова начала свою деятельность в помещении театра Лианозова, которое в 1902 г. перешло к МХТ.)
   Воспоминания Станиславского о Мамонтове были прочитаны И. М. Москвиным.
   2 Имение Алексеевых (родителей Станиславского) - Любимовка, под Москвой, близ станции Тарасовка, Северной железной дороги.
   3 Спектакли мамонтовского кружка начались с живых картин, поставленных В. Д. Поленовым и А. В. Праховым 31 декабря 1878 г. в московском доме Мамонтовых (Садовая-Спасская, 6). Поленовым были поставлены "Демон и Тамара", "Апофеоз искусств", Праховым - "Юдифь и Олоферн", в которой Олоферна изображал шестнадцатилетний Станиславский. Позднее Станиславский дважды выступал в мамонтовском кружке: 29 декабря 1879 г. в роли молодого римского патриция Корнелия в трагедии А. Н. Майкова "Два мира" и в январе 1890 г. в роли Самуила в трагедии С. И. и С. С. Мамонтовых "Царь Саул".
   Режиссером-постановщиком домашних спектаклей мамонтовского кружка обычно был сам С. И. Мамонтов, а декорации и костюмы создавались его друзьями-художниками. В краткой автобиографии Станиславский отмечал, что участие в спектаклях кружка Мамонтова сблизило его с художниками Поленовым, Репиным, Суриковым, Серовым, Коровиным и другими, что имело для него как артиста "огромное значение" (см. "Словарь Общества любителей российской словесности", 1911, стр. 270-271).
   Спектакли мамонтовского кружка продолжались с 1878 по 1897 г.; за этот период было дано двадцать театральных вечеров в московском доме С. И. Мамонтова и его имении Абрамцево. Работа кружка за пятнадцать лет зафиксирована в альбоме, изданном в 1893 г. под названием "Хроника нашего Художественного кружка".
   4 Поленов Василий Дмитриевич (1844-1927) участвовал с 1878 г. в спектаклях мамонтовского кружка как художник-декоратор, постановщик живых картин и актер-любитель. В декорациях Поленова были показаны: "Два мира" А. Н. Майкова, 1879 г. (играл главную роль Деция); "Иосиф" С. И. Мамонтова, 1880 г.; "Каморра" С. И. Мамонтова, 1881 г. (играл роль папы Джеронимо); "Камоэнс" В. А. Жуковского (играл заглавную роль) и третий акт оперы "Фауст" Ш. Гуно, 1882 г.; "Алая роза" С. И. Мамонтова, 1883 г. (играл роль мавра Бен-Сайда); "На Кавказ" С. И. Мамонтова, 1891 г. и др.
   В своей речи в день пятнадцатилетней годовщины мамонтовских спектаклей В. М. Васнецов вспоминал среди основных деятелей кружка "почтенного профессора Поленова, пишущего декорации: весь в белилах, саже, сурике, охре, - глаз не видно, и тут же роль разучивает. С Репиным чуть не побранились за право писать декорацию" (цит. Е. В. Сахарова, Василий Дмитриевич Поленов, М.-Л., 1950, стр. 455).
   25 апреля 1894 г. в Дворянском собрании в Москве Станиславский выступал в роли греческого ваятеля Агезандра в лирической сцене из античного мира "Афродита", поставленной В. Д. Поленовым и С. И. Мамонтовым.
   Поленов принимал большое участие в работах Русской частной оперы Мамонтова. В дальнейшем он был видным деятелем народного театра.
   5 Коровин Константин Алексеевич (1861-1939) - живописец и театральный художник, как самостоятельный автор декораций в мамонтовском кружке не выступал. Широкая известность Коровина-декоратора начинается в Русской частной опере Мамонтова (дебютировал в 1885 г. в "Аиде", декорации которой были созданы им по материалам Поленова, предоставившего молодому художнику свои этюды, сделанные во время путешествия по Египту).
   6 Репин Илья Ефимович (1844-1930) в постановке спектаклей мамонтовского кружка участвовал один раз (в 1879 г. совместно с Поленовым им была осуществлена живая картина "Русалка"). Выступал как актер в трагедии "Два мира" (Циник), в "Каморре" (Петр Ильич), в "Снегурочке" (Бермята), в пьесе-шутке "Веди и Мыслете" С. И. Мамонтова (где играл роль И. Е. Репина). Подробнее см. в статье В. С. Мамонтова "Репин и семья Мамонтовых" ("Художественное наследство. Репин", т. II, изд. Академии наук СССР, М.-Л., 1949, стр. 37-56).
   7 Серов Валентин Александрович (1865-1911) в мамонтовском театральном кружке был автором декораций спектакля "Черный тюрбан" (совместно с художником И. С. Остроуховым; 1886), поставил живую картину "Данте и Виргилий" (1894), проявил себя талантливым актером-комиком и с особым рвением воспроизводил пение птиц, голоса животных, нужные по ходу спектакля (см. об этом в книге: В. С. Мамонтов, Воспоминания о русских художниках, стр. 66-67).
   8 Васнецов Виктор Михайлович (1848-1926) создал в мамонтовском кружке декорации и костюмы к "Снегурочке" А. Н. Островского (1882), имевшие исключительный художественный успех. В несколько измененном варианте они были повторены Васнецовым в 1885 г. при постановке оперы "Снегурочка" Н. А. Римского-Корсакова в Русской частной опере. В мамонтовском любительском кружке Васнецов выступал в роли деда Мороза в "Снегурочке", в роли Мефистофеля в живой картине "Видение Маргариты Фаусту", поставленной в 1879 г. (Фауста исполнял брат Станиславского В. С. Алексеев) и др.
   9 Врубель Михаил Александрович (1856-1910) был введен Серовым в кружок Мамонтова осенью 1889 г. Им были написаны в 1890 г. декорации к трагедии "Царь Саул" и поставлена живая картина "Отелло" (1894). С успехом играл роль трагика Хайлова-Раструбина в комедии С. И. Мамонтова "Около искусства".
   В Русской частной опере Врубель оформлял спектакли "Сказка о царе Салтане". "Моцарт и Сальери", "Царская невеста" и др.
   10 Речь идет об известном историке искусства, археологе и художественном критике Адриане Викторовиче Прахове (1846-1916).
   11 Далее в рукописи следует текст, зачеркнутый Станиславским: "Со временем, как вырастали дети, мамонтовские спектакли становились серьезнее и приобретали известность. С. И. очень привлекал нашу семью к участию у себя, но мы, увлеченные опереткой, глупо саботировали его интересные затеи с истинно актерской завистью и конкурировали с ним, пока однажды, после одного из наших опереточных спектаклей, С. И. не объяснил мне настоящие задачи мецената. Этот разговор имел для меня большое значение и сблизил меня с С. И.".
   12 Золотоканительная фабрика, принадлежавшая Алексеевым, находилась в Рогожской части Москвы на М. Алексеевской улице. Станиславский был одним из директоров промышленного и торгового товарищества "Владимир Алексеев". Он был также попечителем 2-го рогожского городского начального мужского училища и участковым попечителем рогожского 1-го и 2-го участков городского попечительства о бедных.
   13 Эта мысль неоднократно высказывалась Мамонтовым в его письмах к Станиславскому. "Искусство во все века имело неотразимое влияние на человека,- писал он,- а в наше время, как я думаю, в силу шаткости других областей человеческого духа, оно заблестит еще ярче. Кто знает, может быть, театру суждено заменить проповедь? К несчастью, до сих пор около театра ютились слабости людские... Театр надо дезинфицировать. Задача эта требует много энергии, любви и долгой выдержки" (1899, 22 августа).
   "Хотя мы редко с тобой видаемся, но ты, конечно, знаешь, что я очень и очень люблю тебя за твою работу в искусстве. Поверь мне, что это великое дело, высокая проповедь, и не пропадет ничего из того, что мы с тобой делаем",- писал он в другом письме (1903, 17 мая).
   14 В. А. Серов вместе с К. А. Коровиным лето 1894 г. провел на севере, в Архангельске и на Мурмане, откуда привез много этюдов. Эта поездка в творческой биографии Серова имела важное значение.
   15 На Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем-Новгороде в 1896 г. Общество Московско-Ярославской железной дороги, во главе которого стоял С. И. Мамонтов, организовало специальный павильон Крайнего Севера. По предложению Мамонтова для этого павильона М. А. Врубель написал два огромных панно - "Микула Селянинович" и "Принцесса Грёза".
   Мамонтов не согласился с решением жюри художественного отдела выставки, потребовавшего снятия панно Врубеля, и выставил их в особом павильоне вне территории выставки. Позднее в мамонтовской керамической мастерской "Принцесса Грёза" была исполнена в поливных изразцах для одного из фасадов гостиницы "Метрополь" в Москве.
   16 Ф. И. Шаляпин (1873-1938) был приглашен Мамонтовым в Русскую частную оперу в 1896 г. Мамонтов оказал большое влияние на творческое развитие Шаляпина и способствовал раскрытию его дарования. В период с 1896 по 1899 г. в опере Мамонтова Шаляпиным были созданы основные партии его репертуара. В сентябре 1899 г. Шаляпин перешел в Большой театр.
   17 Mазини Анджело (1845-1926) - итальянский тенор, завоевавший мировую славу. Гастролировал в России.
   18 Опера "Лоэнгрин" Р. Вагнера была поставлена в Русской частной опере в 1887 г. Эпизод, рассказанный ниже Станиславским, имел место 8 марта во время единственного гастрольного выступления немецкого тенора Шейдвеллера, закончившегося провалом. На следующем спектакле Лоэнгрина пел служивший в труппе Мамонтова француз Дюро (см. В с. С. Мамонтов, Частная опера С. И. Мамонтова. Рукопись. ГЦТМ им. А. А. Бахрушина, No 187213, стр. 127).
   19 "Обвиненный в конце 1899 г. в финансовых злоупотреблениях, Мамонтов был арестован, заключен в тюрьму, имущество его описано, дом в Москве со всей обстановкой продан с молотка. Судом присяжных Мамонтов был оправдан. Но силы его уже были надломлены. Он поселился около Бутырок, куда перевел из Абрамцева гончарную мастерскую, продолжая заниматься скульптурой... Умер Мамонтов в 1918 году и похоронен в Абрамцеве" (Н. Пахомов, Абрамцево. Исторический очерк, М., 1953, стр. 196-197).
  

[ВОСПОМИНАНИЯ ОБ А. А. СТАХОВИЧЕ]

  
   Стахович Алексей Александрович (1856-1919) - помещик, адъютант московского генерал-губернатора; увлеченный искусством Художественного театра, в 1902 г. вступил в состав пайщиков МХТ. Выйдя в отставку в 1907 г., он окончательно связывает свою судьбу с Художественным театром, став одним из его директоров, а с 1911 г. и его актером. Стахович был другом Станиславского и горячим поклонником его таланта. Письма Станиславского к Стаховичу публикуются в седьмом томе Собрания сочинений.
   В своих мемуарах Вл. И. Немирович-Данченко писал об А. А. Стаховиче: "Это был типичный "придворный", красивый, один из самых элегантных мужчин, то что называлось, чрезвычайно воспитанный, но раб и своего воспитания и своего аристократизма. Он отдал себя театру, а все-таки родовитость, связи с высшим светом ставил выше театра. И кончил он грустно: революции не принял и, потеряв все свое состояние, почувствовал себя одиноким даже среди нас,- и повесился" ("Из прошлого", М., 1938, стр. 104). Сложный и внутренне противоречивый образ А. А. Стаховича дан Л. М. Леонидовым в его воспоминаниях "Прошлое и настоящее" (М., 1948, стр. 124-128).
   Воспоминания Станиславского публикуются впервые, по рукописи (No 1083), не имеющей датировки.
  
   1 Жена А. А. Стаховича, Мария Петровна (урожд. Васильчикова), подолгу жила в Риме и лечилась от туберкулеза на швейцарском курорте Давосе. Сын Стаховича, Михаил Алексеевич, у которого был костный туберкулез, лечился во Франции на побережье Ла-Манша (Берг-пляж).
   2 Дарья (Дражка) - младшая дочь Стаховича.
   3 Семья Стаховичей увлекалась театром, и Алексей Александрович с детства слышал рассказы о великих драматических и оперных артистах. М. А. Стахович (старший), брат отца Алексея Александровича, был собирателем русских народных песен и автором сцен из народной жизни "Ночное", с успехом шедших в столичных и провинциальных театрах.
   Отец А. А. Стаховича - Александр Александрович, страстный поклонник театрального искусства, был, по словам Станиславского, "известным артистом-любителем и прекрасным чтецом". А. А. Стахович (старший) был близок с Гоголем, Островским, Л. Толстым, Щепкиным, В. Самойловой, П. Садовским и другими. О своих встречах с выдающимися русскими и иностранными артистами он рассказал в книге "Клочки воспоминаний" (М., 1904).
   4 Котоньи Антонио (1831-1918) - итальянский оперный певец (баритон), с успехом выступавший в "Дон-Жуане", "Дон Карлосе", "Африканке" и др. Гастролировал в России.
   Тамберлик Энрико (1820-1888) - итальянский оперный певец (тенор), выдающийся представитель староитальянской школы пения, обладал замечательным по красоте и силе голосом. С особым успехом пел в "Отелло" (Россини), "Трубадуре", "Риголетто", "Гугенотах" и др. Гастролировал в России.
   5 Спектакли Общества искусства и литературы давались в помещении Русского Охотничьего клуба. Трагедия К. Гуцкова "Уриэль Акоста" была поставлена Станиславским 9 января 1895 г. Спектакль пользовался большим успехом и неоднократно игрался с благотворительной целью.
   Стрекалова Александра Николаевна - известная московская благотворительница, возглавлявшая Общество поощрения трудолюбия и принимавшая участие в целом ряде благотворительных мероприятий,
   6 Любительский спектакль во дворце великого князя Сергея Александровича был поставлен в начале 1898 г. Станиславским и Немировичем-Данченко. Это была их первая совместная режиссерская работа.
   "В эту зиму великая княгиня задумала вместо обычного раута дать в своем доме спектакль, в котором бы участвовали любители из высшего общества,- рассказывает Немирович-Данченко в книге "Из прошлого".- Заниматься любительским великосветским спектаклем у нас, разумеется, не было никакой охоты, но отказаться было невозможно".
   Спектакль состоял из отрывков опер "Евгений Онегин" П. И. Чайковского и "Песнь торжествующей любви" А. Ю. Симона (по И. С. Тургеневу), одноактной пьесы "Лилия" А. Доде и "Романтиков" Э. Ростана.
   7 В "Песни торжествующей любви" Стахович пел партию Муция; роль немого малайца, слуги Муция, исполнял артист балета Большого театра В. Ф. Гельцер (1840-1908), выдающийся характерный танцовщик и мимический актер. Дирижером оперных отрывков был И. К. Альтани (1864-1919), главный капельмейстер Большого театра (незадолго до этого, 2 декабря 1897 г., опера А. Ю. Симона "Песнь торжествующей любви" была поставлена в Большом театре).
   8 Трепов Дмитрий Федорович (1855-1906) - реакционный государственный деятель царской России, с 1896 по 1905 г. - московский обер-полицмейстер. По характеристике, данной В. И. Лениным, Трепов "один из наиболее ненавидимых всей Россией слуг царизма, прославившийся в Москве своей свирепостью, грубостью и участием в зубатовских попытках развращения рабочих" (В. И. Ленин, Соч., т. 8, стр. 111). В конспективных набросках воспоминаний о Стаховиче Станиславский написал: "Трепов хотел закрыть театр за "Дно" (No 1083).
   Архиерей - по-видимому, имеется в виду московский митрополит Владимир, добившийся запрещения постановки "Ганнеле" Г. Гауптмана на сцене МХТ в 1898 г. См. об этом и о хлопотах Стаховича, не увенчавшихся успехом, в книге Вл. И. Немировича-Данченко "Из прошлого" (М., 1938, стр. 144-146).
   9 По выздоровлении от брюшного тифа К. С. Станиславский жил в январе-феврале 1911 г. с дочерью К. К. Алексеевой в Риме. О пребывании Станиславского в Риме см. в его письмах к М. П. Лилиной в седьмом томе Собрания сочинений.
   10 А. А. Стахович был одним из инициаторов создания в школе Художественного театра класса Maintien, style et tenue, то есть специального класса манер, выправки, поведения, которому Станиславский придавал большое значение в системе воспитания актера.
   11 На первом этапе работы над ролью Ракитина ("Месяц в деревне" Тургенева, 1909 г.) Станиславский пользовался советами Стаховича и пытался его копировать. В своих заметках о подготовке этого спектакля Станиславский указывает: "Тут явился Стахович со своими светскими требованиями и так хорошо показал мне и другим некоторые тона, что мы отвлеклись в сторону от Тургенева за ним, забыв, что Стахович хоть и очарователен, но по глубине не Тургенев. Я стал искать образ, вернее, копировать Стаховича, и перестал жить ролью".
   12 Пальна (Елецкий уезд Орловской губернии) - имение отца А. А. Стаховича, где часто гостили видные писатели, артисты, художники (о пребывании И. Е. Репина в Пальне см. статью И. С. Зильберштейна в книге "Художественное наследство. Репин", т. I, изд. Академии наук СССР, М.-Л., 1948, стр. 198-215).
   В имении Стаховича Станиславский отдыхал летом 1915 г. "...Русская деревня - хорошая вещь. Пальна - очаровательная красавица", - писал Станиславский М. П. Лилиной 30 июля.
   13 В разгар революционных событий в Москве, в декабре 1905 г., театры прекратили свою деятельность. В виде протеста против кровавого подавления восстания МХТ не пожелал подчиниться распоряжению генерал-губернатора Дубасова о возобновлении спектаклей и в начале 1906 г. выехал в первую заграничную гастрольную поездку, которая явилась триумфом Художественного театра и Станиславского как режиссера и актера.
   О заграничных гастролях МХТ 1906 г. см. Собр. соч., т. 1, стр. 287 - 292 и в книге Вл. И. Немировича-Данченко "Из прошлого" (М., 1938, стр. 225-268).
   14 Имеется в виду русско-японская война 1904-1905 гг. А. А. Стахович в 1907 г. вышел в отставку в чине генерал-майора. "Окончательно решил посвятить остаток моей жизни нашему делу!" - писал Стахович Станиславскому 12 июля (30 июня) 1907 г.
   15 В Художественном театре Стаховичем были исполнены следующие роли: в сезоне 1911/12 г.- князь Абрезков в "Живом трупе", в 1913/14 г.- Верховенский-отец в "Николае Ставрогине" и Беральд в "Мнимом больном", в 1914/15 г.- Репетилов в "Горе от ума", граф Любин в "Провинциалке" и Дон Карлос в "Каменном госте". В ролях Абрезкова и Любина он был дублером Станиславского. В спектакле Второй студии МХТ "Зеленое кольцо" (премьера 24 ноября 1916 г.) Стахович играл роль дяди Мики.
  

[А. Р. АРТЕМ И M. A. CAMAPOBA]

  
   Незавершенный набросок Станиславского об Артеме и Самаровой, не имеющий заглавия и даты, относится предположительно к началу 20-х гг. (написан по старой орфографии).
   Печатается впервые, по рукописи (No 256).
   Артем (настоящая фамилия Артемьев) Александр Родионович (1842-1914) - один из выдающихся артистов Московского Художественного театра. Будучи по профессии учителем чистописания и рисования, Артем с начала 80-х гг. принимал участие в разных любительских драматических кружках. С 1890 г. Артем играл в спектаклях Общества искусства и литературы; в 1898 г. вступил в труппу МХТ, где пробыл до конца своей жизни и сыграл двадцать три роли (см. Собр. соч., т. 1, стр.455). Артем был любимым актером Чехова, который специально для него написал роли в "Трех сестрах" и в "Вишневом саде".
   В мае 1914 г. в газете "Киевская мысль" была помещена беседа со Станиславским "Памяти А. Р. Артема": "Артем - не только артист в буквальном смысле этого слова, а редкая художественная индивидуальность, которые рождаются единицами. Конечно, его роли будут играть другие артисты, играть хорошо, может быть, даже прекрасно, но _т_а_к_играть, как Артем, никто не будет, ибо творчество его было полно оригинальности; необыкновенная выпуклость, красочность, соединенная с лиризмом, придавала его творчеству мягкую художественную окраску. Комизм Артема, выливавшийся ярко в жесте, мимике, - не был груб, сух, а сдабривался чертами, ему одному свойственными, претворяясь в истинно-художественное творчество".
   Самарова Мария Александровна (1852-1919) - участница спектаклей Общества искусства и литературы и артистка МХТ с момента его основания. В Художественном театре Самарова сыграла двадцать одну роль (см. Собр. соч., т. 1, стр. 455).
   1 Медведева Надежда Михайловна (1832-1899) - выдающаяся артистка Малого театра. В книге "Моя жизнь в искусстве" Станиславский указывает, что Медведева была до некоторой степени его учительницей и имела на него большое влияние (см. Собр. соч., т. 1, стр. 37).
  

ОБРАЩЕНИЕ К УЧАСТНИКАМ МИТИНГА

РАБОТНИКОВ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА

22 декабря 1919 г.

  
   На многолюдном митинге работников московских театров, состоявшемся под председательством народного комиссара просвещения А. В. Луначарского 22 декабря 1919 г. в Большом театре, наряду с чисто профессиональными вопросами обсуждалось "отношение актерского мира к современной общественной жизни и к борьбе направлений в области искусства и театра". В ряде выступлений указывалось на необходимость общественно-политического самоопределения актерства.
   "...Актер не может и не должен быть вне жизни и вне общественного строительства в родной стране, так как это существеннейшее условие его художественного творчества,- говорил в своей речи А. В. Луначарский.- Мы, рабоче-крестьянская власть, ничего не требуем от деятелей и работников театра, но мы ждем и надеемся, что актерский мир почувствует всем сердцем то, что совершается кругом в настоящее время, тот громадный и гигантский сдвиг, который происходит во всех сферах жизни. Да, актер, конечно, предан только искусству, но прежде всего нужно быть гражданином и человеком, способным понимать, видеть и слушать все звуки и краски окружающей его жизни, ибо само творчество питается ими".
   На митинге было оглашено письмо Станиславского, опубликованное в журнале "Вестник театра" непосредственно после изложения речи Луначарского (1920, 13-19 января, No 48, стр. 12).
   Печатается по машинописи, подписанной Станиславским и датированной 21 декабря 1919 г. (хранится в Центральном государственном архиве Октябрьской революции, ф. 2306, оп. 1, ед. хр. 429, лл. 53, 54).
   Станиславский с глубоким уважением относился к деятельности Луначарского в области культуры и искусства. "История оценит Вашу заслугу в области театра, и нам, близким свидетелям великих событий, остается благодарить Вас за постоянную заботу о русском сценическом искусстве и его служителях - артистах",- писал он Луначарскому 20 марта 1926 г. (цит. по машинописной копии, хранящейся в архиве Станиславского в Музее МХАТ).
   В лице А. В. Луначарского, осуществлявшего ленинскую политику сохранения культурных ценностей прошлого, способствовавшего процессу идейной и творческой перестройки художественной интеллигенции, Станиславский, по существу, благодарит советское правительство за ту чуткость и внимание, которое оно уделяло театру вообще и Художественному театру в частности.
  

[О КНИГЕ В. С. СМЫШЛЯЕВА]

  
   К началу 20-х гг. "система" Станиславского, еще не завершенная и не опубликованная самим автором, начинает широко проникать в практику различных театров, студий и театральных школ. Станиславского волновало, что в ряде случаев преподаватели "системы" излагали ее в упрощенном и искаженном виде, без проникновения в самую сущность его театрального метода, что могло принести вред молодым актерам и дискредитировать принципы его учения. Он решительно возражал против преждевременного изложения его "системы" до того, как сам он опубликует свой труд. Е. Б. Вахтангов, разделявший позицию своего учителя в этом вопросе, выступил в журнале "Вестник театра" (1919, No 14, стр. 6) со статьей "Пишущим о системе Станиславского", протестуя против схематичного и сумбурного изложения "системы" М. А. Чеховым в журнале "Горн" (1919, кн. 2-3, стр. 78-82).
   В 1921 г. актер МХТ и Первой студии В. С. Смышляев, бывший в те годы режиссером и педагогом центральной студии Пролеткульта, выпустил книгу "Теория обработки сценического зрелища". В книге Смышляева, поверхностно и эклектически излагающей процесс работы актера над ролью с момента выбора пьесы и до "подготовки к выходу на сцену", имя Станиславского упоминается лишь один раз по случайному поводу, несмотря на то, что в ней, по существу, излагается методика работы Станиславского с актером над созданием образа.
   В архиве Станиславского сохранились черновые наброски его замечаний о книге Смышляева, которые, по-видимому, являлись заготовками статьи или письма для опубликования в печати. В своем письме к Станиславскому от 15 мая 1922 г. Смышляев, признавая заимствование, писал: "Вы знаете, что изложение и развитие моих мыслей о театре есть результат той основы, которую я получил от Вас. Ведь я Ваш ученик, Константин Сергеевич, ученик, верящий в истинность Ваших взглядов,- могу ли я мыслить иначе, как не отправляясь от Вас? Естественно, что всюду и везде, где я соприкасаюсь с театром, я не могу фатально уйти от Ваших взглядов". Во втором, дополненном издании книги "Техника обработки сценического зрелища" (изд. Всероссийского Пролеткульта, М., 1922) имеется посвящение Станиславскому и ссылка на то, что он первый систематизировал опыт театра и в свете его "системы" становится ясным путь развития сценического искусства.
   Публикуется впервые, по рукописи (No 803).
   1 В 1907 г. Станиславский начал печатать в журнале "Русский артист" очерки "Начало сезона", в которых затронул ряд основных вопросов театрального искусства и творчества актера.
   2 Станиславский имеет в виду распространенные в те годы теории Пролеткульта о коллективности творчества, "соборном действе", в которых якобы заключается сущность театрального искусства.
   Последующий текст рукописи Станиславского имеет два варианта. В данной публикации приводится второй вариант, как более законченный и отработанный Станиславским.
   3 Мысль о театре импровизации, об актере как творце пьесы, обсуждавшаяся А. М. Горьким и Станиславским в 1911 г., во время их встречи на Капри, в известной степени была реализована в 1912-1913 гг. в практике Первой студии МХТ. Этот экспериментальный подход в работе с драматургом, при котором актеры импровизационным путем разыгрывают сценарий, предложенный писателем, увлек и А. Н. Толстого, принимавшего непосредственное участие в этих пробах студии. Как сообщалось в печати, в темы, предложенные Толстым, актеры должны были вкладывать свое содержание, "вырабатывать постепенно подробности и текст пьесы, пользуясь материалом своих наблюдений, своей фантазии, своего вдохновения. По мере работы автор будет совершенствовать свой первоначальный замысел, расширять задание... В целом цикле небольших пьес гр. Толстой хочет всегда оставаться в кругу все тех же нескольких характеров, меняя лишь их взаимоотношения, их жизненные положения, - совершенно так же, как commedia deli'arte. И у него - образы Коломбины, Пьеро и т. д., но перенесенные в русскую обстановку и в условия современной жизни" ("Русские ведомости", 1913, 6 апреля).
   В первом варианте рукописи Станиславский указывает, что в этих экспериментах в Первой студии "участвовал и Смышляев, но не в качестве творца нового искусства, а в качестве просто ученика".
  

[О ПОСТАНОВКЕ "ПРИНЦЕССЫ ТУРАНДОТ"]

  
   Сказка Карло Гоцци "Принцесса Турандот" была поставлена в Третьей студии МХАТ Е. Б. Вахтанговым.
   Вахтангов Евгений Богратионович (1883-1922) - режиссер, актер, педагог и театральный деятель, с 1911 г. работал в Художественном театре, с 1912 г. был актером и режиссером Первой студии МХТ. Созданная Вахтанговым студия (ныне Государственный академический театр им. Евг. Вахтангова) получила в 1920 г. с разрешения Станиславского и Немировича-Данченко наименование Третьей студии МХАТ.
   Вахтангов был одним из ближайших учеников и помощников Станиславского, убежденным и талантливым пропагандистом его "системы". В надписи на своем портрете, подаренном Вахтангову 18 апреля 1922 г., Станиславский называл его "создателем новых принципов революционного искусства", "будущим руководителем русского театра". (О творческих спорах Станиславского с Вахтанговым см. на стр. 255 настоящего тома.)
   В день генеральной репетиции "Принцессы Турандот" 27 февраля 1922 г. больной Вахтангов писал Станиславскому:
   "...Я был очень огорчен тогда, что Вам нельзя было посмотреть "Дибук" в Габиме.
   Сегодня - "Турандот". Я почти убежден, что Вам не понравится. Если даже об этом Вы пришлете мне две маленькие строки, я буду и тронут и признателен.
   А если Вы за кулисами подарите им [участникам спектакля. - Ред.] 10 минут - это останется навсегда в памяти. Они молоды, они только начинают. Но они скромны - я это знаю.
   Как только поправлюсь, я приду к Вам. Надо мне лично рассеять то недоброе, которое так упрямо и настойчиво старается кто-то бросить между нами. А Вы самый дорогой на свете человек для меня.
   Если Мария Петровна удостоила прийти на "Турандот", не откажите передать ей мои почтительную благодарность и привет. Как всегда, как всегда, вечно и неизменно любящий Вас

Евг. Вахтангов".

  
   Станиславский восторженно принял "Турандот". Уже после первого акта он звонил по телефону Вахтангову, а в следующем антракте поехал к нему на квартиру, чтоб рассказать о своем впечатлении (см. об этом в книге: Н. Горчаков, Режиссерские уроки Вахтангова, М., 1957, стр. 182-183). По окончании спектакля, имевшего большой успех, Станиславский передал Вахтангову телефонограмму. Он выразил желание "увидеть оркестр, и тотчас же были вынесены на сцену инструменты и сыграно несколько музыкальных номеров на глазах у зрителей, после чего Константин Сергеевич обратился к собравшимся на сцене актерам с небольшой речью, в которой выразил свою радость по поводу одержанной Вахтанговым и его студией победы. "За 23 года существования Художественного театра таких побед было немного,- сказал К. С. Станиславский.- Вы нашли то, чего так долго, но тщетно искали многие театры". После спектакля Константин Сергеевич долго еще беседовал со студийцами, предостерегая студию от чрезмерного увлечения своим собственным успехом, советуя не зазнаваться, не останавливаться на одержанной победе, а п

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 147 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа