Главная » Книги

Станиславский Константин Сергеевич - Статьи. Речи. Отклики. Заметки. Воспоминания (1917-1938), Страница 24

Станиславский Константин Сергеевич - Статьи. Речи. Отклики. Заметки. Воспоминания (1917-1938)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

скусство без традиции - что работа без цели, без плана, без опыта и техники. Мы знаем по опыту, в какие дебри заводит такое дилетантство. И в самом деле, стоит посмотреть, что делается в других странах, где изжиты и утеряны вековые традиции актерского искусства. Его работники постоянно озираются на восток и ждут отсюда спасения и обновления. Чем мы им ответим, если и мы утеряем традиции, которые создало русское искусство вообще и в частности наш театр МХТ?" (No 1599/1, лл. 15 и 6).
   3 В предисловии к книге "Работа актера над собой" Станиславский говорит о той выдающейся роли, которую сыграли в его артистической жизни "товарищи по МХТ, во главе с Вл. Ив. Немировичем-Данченко", в общей работе научившие его "очень многому и чрезвычайно важному. Я всегда, и особенно теперь, при выпуске этой книги,- пишет Станиславский, - думал и думаю о них с сердечной признательностью" (Собр. соч., т. 2, стр. 7).
   4 В подготовительной черновой рукописи Станиславский подробнее останавливается на вопросе о репертуаре.
   "Старые театры принято упрекать за их пристрастие к классическому репертуару и за якобы злостное уклонение от современности, - пишет он. - Это клевета. Приличная новая пьеса предпочитается нами прекрасной старой.
   Почему? Она доступнее современному актеру и зрителю. В ней легче иметь успех. Он гарантирован. Нет риска. Ее можно гораздо скорее поставить. Пьесу, проникнутую теми мыслями и чувствами, которыми живут современные люди, не приходится расшифровывать, омоложать и приближать к современности" (No 1599/1, л. 2).
   5 В первый период своего существования (до 19 февраля 1901 г.) Московский Художественный театр именовался "Художественно-общедоступным театром".
   6 Первоначальный вариант книги "Работа актера над собой" был завершен Станиславским в период его болезни в 1929-1930 гг.
   7 В театральной печати в конце 20-х - начале 30-х гг. появлялись резкие нападки на "систему" Станиславского, нередко извращавшие ее сущность. Так, в передовой статье журнала "Рабочий и театр" (1930, No 43, стр. 1) утверждалось, что "творческая система МХАТа... должна быть разоблачена и взорвана РАППом как система глубоко упадочная, в самой основе своей враждебная принципам строящегося пролетарского социалистического театра".
   В докладе П. И. Новицкого "Система и творческий метод МХАТа", прочитанном 17 февраля 1930 г. в Комакадемии и вызвавшем дискуссию о творческом пути Художественного театра, говорилось, что "театр переживаний, внутренней душевной правды, общечеловечности и сверхсознания, каким является МХТ, _н_е_ _м_о_ж_е_т_ _б_ы_т_ь_ _п_о_л_и_т_и_ч_е_с_к_и_м_ _и_ _р_е_в_о_л_ю_ц_и_о_н_н_ы_м_ _т_е_а_т_р_о_м... Психологическая природа МХТ не способна организовать своим творческим методом политическое сознание и политическое действие масс, а скорее дезорганизует их" ("Советский театр", 1930, No 3-4, стр. 27).
   8 В сезоне 1929/30 г. МХАТ показал 795 спектаклей, в сезоне 1930/31 г. - 751 спектакль.
   По этому поводу Станиславский писал:
   "В Америке ухитряются играть один и тот же спектакль по три раза в день. Нужно ли говорить о том, к каким отрицательным художественным результатам приводит такая халтура. Тем не менее надо признать, что по-актерски, на обычных ремесленных штампах, такая работа возможна, хоть и не без большого ущерба для здоровья.
   Но возможно ли не только каждый день, но три раза в неделю играть по два раза на дню, выколачивая таким образом 750 спектаклей в 260 дней, как это происход[ило] в сезоне 1930/31 г. в МХТ.
   ...То, что доступно ремеслу, не по силам искусству МХТ, основанному на самых тончайших нервах исполнителей. Их работу по переживанию нельзя сопоставлять с мышечной игрой актера-представляльщика или с работой мускулов рабочего. Поэтому непосильные требования к нам, артистам МХТ, неизбежно должны приводить к _к_а_т_а_с_т_р_о_ф_а_м_ и преждевременным смертям" (No 1599/1, л. 9).
   В сезоне 1931/32 г. МХАТ дал 681 спектакль.
   9 Имеются в виду летние гастроли МХАТ в Тбилиси, Баку и Харькове 1930 г. и гастроли в Ленинграде летом 1931 г.
   10 Станиславский считал, что представление о том или ином театре неразрывно связано с тем зданием, где происходят спектакли. Эту мысль он изложил в черновой рукописи (No 1599/1):
   "А как быть с непрерывкой? [то есть с переходом на непрерывный процесс производства, связанный с упразднением общих дней отдыха.- Ред.] Приглашать в свободные дни другие театры: драму, оперу или оперетку? Нет, это неправильный выход. Серьезный театр никогда не должен терять своей физиономии. Даже на один вечер. Я считаю это условие очень важным.
   Не могу забыть оскорбительного впечатления, которое оставил во мне спектакль, игранный в стенах Малого театра любителями. Стены обязывают. Там же я видел и хороший спектакль другого театра, но и он остался пятном в моей памяти, так как не был органически связан с дорогим для нас местом. Случайность спектакля и постороннего элемента, попавшего не в указанное ему место, внесли пестроту в мои впечатления о Малом театре и испортили столь любимые мною воспоминания" (л. 18).
   11 В состав художественно-политических советов, существовавших в те годы при театрах, входили представители различных общественных, литературных организаций, а также представители фабрик и заводов. Деятельность советов не всегда приводила к ожидаемым результатам. Так, например, наиболее активными членами Художественно-политического совета МХАТ оказались лица, малокомпетентные в области театрального искусства, недооценивавшие роли Художественного театра в культурной жизни страны, отрицавшие его творческий метод и своеобразие путей развития. Под прямым влиянием Совета театр допустил ряд ошибок в выборе репертуара.
   В подготовительной черновой рукописи (No 1599/1) Станиславский дал Совету следующую оценку:
   "Если художественно-политический совет нужен с целью педагогической для того, чтобы воспитывать в области искусства пролетариат, интересующийся искусством, чтоб держать его в курсе жизни искусства, чтоб театры могли завязать с ним контакт для лучшего взаимного общения и понимания, то в таком виде можно только приветствовать эти учреждения и следует сообразно с такими целями дать новые директивы как самим театрам, так и членам художественно-политических советов.
   Если же эти советы должны продолжать руководить хотя бы в общих чертах художественно-сценическим делом театра, которого они не понимают и не могут понять без долгого специального изучения, так следует на основании логики и опыта признать, что такие советы не только не достигают никаких результатов, но являются вредными учреждениями, тормозящими работу театров и развивающими в невеждах нашего дела верхоглядство" (л. 10).
   12 В черновой рукописи (No 1599/1) имеется добавление к изложенным здесь мыслям:
   "Существует какая-то минимальная норма художественного во всяком искусстве, и в том числе в нашем. Только начиная с этой нормы оно приносит ту возвышающую людей пользу, ради которой существует театр. Ниже этой нормы - не искусство, не духовное воздействие, не общение с толпой, не творчество, а лишь простая забава, зрелище, развлечение. Но и в этой области есть своя норма художества, ниже которой сценическое зрелище становится вредным, лишним и опасным.
   Вот эта линия очень часто переходится, не соблюдается, игнорируется во многих театрах" (л. 11).
  

[ВОСПОМИНАНИЯ]

  
   Воспоминания были написаны Станиславским в 1931-1932 гг. для утра, посвященного памяти В. В. Лужского и Н. Г. Александрова, состоявшегося в МХАТ 17 января 1932 г.
   В Музее МХАТ хранится рукопись этих воспоминаний (No 1074) и машинописные копии с правкой Станиславского и его секретаря Р. К. Таманцовой, озаглавленные "В. В. Лужский" (No 1075/1) и "Н. Г. Александров" (No 1066).
   1Лужский (Калужский) Василий Васильевич (1869-1931) - один из крупнейших деятелей Московского Художественного театра, актер, режиссер, педагог, заслуженный деятель искусств РСФСР. Свой творческий путь начал со Станиславским в Обществе искусства и литературы. С момента организации Художественного театра Лужский был одним из ведущих актеров, режиссером, непременным участником руководящих органов МХТ, входившим во все детали творческой и организационной жизни театра. "Ж_и_з_н_е_н_н_о_с_т_ь, особая жизненная характерность - вот, по-моему, в чем была главная сила актера Лужского, - вспоминал В. И. Качалов.- Он не был только бытовиком-натуралистом, он был художником-психологом и художником-мыслителем, очень свежо, самобытно и оригинально оценивавшим и осмысливавшим явления жизни..." ("Ежегодник МХТ" за 1948 г., т. II, М.-Л., 1951, стр. 77). Как режиссер Лужский, по словам Немировича-Данченко, проявил те же артистические черты, которые ярко сказались в нем как в актере, то есть "острую наблюдательность, богатство жизненной фантазии, типичных житейских подробностей в отдельных фигурах, в обстановке, в эпохе, и яркое умение находить простые и в то же время сценические мизансцены. Этот дар расцвел в Василии Васильевиче несомненно под влиянием блестящих работ Станиславского. От него же научился он и ставить так называемые "народные сцены" ("Ежегодник МХТ" за 1946 г., М., 1948, стр. 474-475).
   Воспоминания Станиславского о Лужском опубликованы впервые в "Ежегоднике МХТ" за 1946 г., стр. 477-486.
   Печатается по машинописи, правленной Станиславским (No 1075/1).
   2 Преображенский Николай Алексеевич (1855-1910) - оперный артист (драматический тенор), с успехом выступал в Московском Большом театре с 1888 по 1893 г. в операх "Фауст", "Гугеноты", "Лоэнгрин", "Трубадур", "Пророк" и др. По словам В. П. Шкафера, обладал "редким по красоте тембра голосом и прекрасным бельканто".
   Корсов Богомир Богомирович (1845-1919) - оперный артист (баритон), дебютировал в 1869 г. в Петербурге в Мариинском театре, с 1882 по 1903 г. пел в Москве в Большом театре ("Риголетто", "Аида", "Гугеноты", "Пиковая дама", "Снегурочка" и др.).
   Усатов Дмитрий Андреевич (ум. в 1913 г.) - оперный артист (тенор), первый исполнитель партии Ленского в "Евгении Онегине" (1881) в Большом театре. Преподаватель пения, учитель Ф. И. Шаляпина.
   Пиньялоза Людвиг - итальянский оперный певец (баритон), с 1893 по 1899 г. пел в Большом театре в операх "Аида", "Африканка", "Фауст", "Травиата", "Севильский цирюльник", "Демон", "Пиковая дама" и др.
   В автобиографии Лужский указывал, что спектакль "Риголетто" с Усатовым и Корсовым оказал на него большое художественное влияние.
   3 Оленин Петр Сергеевич (1874-1922) - оперный артист (баритон) и режиссер. С сезона 1894/95 г., будучи студентом-медиком, принимал участие в массовых сценах и эпизодических ролях в спектаклях Общества искусства и литературы. В 1898-1900 гг. пел в Русской частной опере, в 1900-1903 гг.- в Большом театре, с 1904 по 1915 г.- в Оперном театре С. И. Зимина, где работал также и режиссером; с 1915 по 1918 г. был режиссером Большого театра. Не обладая выдающимися вокальными данными, Оленин благодаря своему яркому сценическому дарованию создавал выразительные характерные образы. Он был одним из крупных оперных режиссеров, утверждавших реалистические принципы на оперной сцене.
   4 Оперно-драматическое училище при Обществе искусства и литературы открылось 8 октября 1888 г. Лужский поступил в драматический класс училища осенью 1889 г., где занимался у П. Я. Рябова, а потом у И. Н. Грекова (см. о них Собр. соч., т. 5, стр. 566, 574). Г. Н. Федотова в училище при Обществе не преподавала, но принимала участие в режиссировании некоторых спектаклей Общества искусства и литературы.
   Начиная с сезона 1890/91 г. Лужский, занимаясь в училище, принимал участие как актер в спектаклях Общества.
   По дневнику Лужского видно, что он впервые увидел Станиславского на сцене в феврале 1889 г. в ролях Сотанвиля ("Жорж Данден" Мольера) и биржевого дельца Обновленского ("Рубль" А. Ф. Федотова). Исполнение Станиславским роли Обновленского особенно поразило Лужского. "Понравился мне Константин Сергеевич главным образом тем, что я верил ему, что он адвокат, что он уходит не со сцены, а из комнаты, верил ему, что он бывает и в суде и других судебных учреждениях, что может дать совет, вообще это лицо из жизни окружающего нас общества, а не только текстуальный персонаж, может быть, и великолепно изображаемый", - писал Лужский в автобиографии (см. сборник "Актеры и режиссеры", М., 1928, стр. 38).
   5 "Плоды просвещения" Л. Н. Толстого были поставлены Станиславским 8 февраля 1891 г. Роли мужиков исполняли: первого - А. А. Федотов, второго - В. В. Лужский, третьего - В. М. Лопатин (под псевдонимом Владимиров). До "Плодов просвещения" Лужский в сезоне 1890/91 г. участвовал в семи спектаклях Общества, где, за исключением Карпа в "Лесе", исполнял эпизодические роли.
   6 В Обществе искусства и литературы Лужский сыграл 44 роли, в том числе Салая Салтановича в "Последней жертве" (1894), Большова в "Свои люди - сочтемся" (1895), Хлынова в "Горячем сердце" (1897), Дожа в "Отелло" (1896), Леонато в "Много шума из ничего" (1897), бургомистра Бергера в "Ганнеле" (1896), Водяного в "Потонувшем колоколе" (1898) и др.
   7 Комиссаржевская Вера Федоровна (1864-1910) начала свою сценическую деятельность в Обществе искусства и литературы. Первое ее выступление состоялось 8 ноября 1890 г. в комедии "За хитрость хитрость" в роли Любской. На сцене Общества Комиссаржевская сыграла Васильчикову в "Горящих письмах" (1890) и под псевдонимом Комина - роль Бетси в "Плодах просвещения" (1891).
   8 Арбатов (Архипов) Николай Николаевич (1868-1927) - режиссер. Был членом Общества искусства и литературы и принимал участие в его спектаклях. Работал режиссером в театре Литературно-художественного общества в Петербурге, в Драматическом театре В. Ф. Комиссаржевской и др.
   9 Н. А. Попов участвовал в спектаклях Общества искусства и литературы с 1894 по 1896 г. (Митька - "Гувернер", Бен-Акиба - "Уриэлъ Акоста", Тишка - "Свои люди - сочтемся", Родриго - "Отелло").
   10 Спектакль "Уриэль Акоста" К. Гуцкова был поставлен Станиславским 9 января 1895 г. Лужский исполнял роль Де-Сантоса.
   11 Роли Де-Сантоса и Яичницы Лужский играл в спектаклях Общества искусства и литературы. Роль сэра Тоби, сыгранная в Обществе, была исполнена им и в спектакле МХТ в 1899 г.
   12 На сцене Художественного театра Лужским были созданы 64 образа. Помимо указанных Станиславским ролей следует отметить также Ивана Петровича Шуйского ("Царь Федор Иоаннович"), Принца Мароккского ("Венецианский купец"), Креона ("Антигона"), Геншеля ("Геншель"), Бессеменова ("Мещане"), Чепурного ("Дети солнца"), Репетилова ("Горе от ума"), Пса ("Синяя птица"), Полония ("Гамлет"), Федосея ("Пугачевщина"), Башле ("Продавцы славы"), Чучельника ("У врат царства"), Бартоло ("Безумный день, или Женитьба Фигаро"), Манюкина ("Унтиловск") и др.
   13 Горбунов Иван Федорович (1831-1895) - актер, игравший в Малом и Александрийском театрах, писатель, известный рассказчик бытовых сцен из жизни крестьян, фабричных рабочих, мещан и мелкого чиновничества. В этих рассказах Горбунов проявил себя наблюдательным и острым художником, полным юмора, жанровой характерности.
   14 Режиссерскую деятельность Лужский начал еще в Обществе искусства и литературы, где им были поставлены "Женитьба" Н. В. Гоголя (1896), "Горячее сердце" А. Н. Островского (1897) и ряд водевилей. В Художественном театре Лужский был режиссером 23 спектаклей. В первые годы существования Художественного театра Лужский много работал со Станиславским ("Самоуправцы", "Двенадцатая ночь", "Геншель", "Доктор Штокман", "Три сестры", "Микаэль Крамер", "Мещане") и под его художественным руководством выпустил свои самостоятельные постановки в МХТ - "Иван Мироныч" (1905) и "Продавцы славы" (1926).
   Был сорежиссером Немировича-Данченко в 14 спектаклях МХТ, в том числе в "Бранде", "Борисе Годунове", "Анатэме", "На всякого мудреца довольно простоты", "Братьях Карамазовых", "Смерти Пазухина", "Пугачевщине" и др. Лужский был ближайшим помощником Немировича-Данченко и в Музыкальной студии МХАТ, участвуя как режиссер в постановках "Дочь Анго" и "Перикола". Во Второй студии МХАТ он поставил в 1920 г. спектакль "Узор из роз".
   15 Александров Николай Григорьевич (1870-1930) - актер, помощник режиссера, педагог, заслуженный артист РСФСР.
   В 1887 г. поступил к М. В. Лентовскому (первая роль - "обезьяна" в феерии "Путешествие на луну"), в течение десяти лет играл на провинциальных и московских сценах. В 1896 г., по рекомендации В. В. Лужского и А. А. Санина, перешел в Общество искусства и литературы, где играл Васю в "Горячем сердце", священника в "Двенадцатой ночи", цирюльника в "Потонувшем колоколе" и ряд эпизодических ролей. Вступив в Художественный театр с момента его основания, Александров связал с ним всю свою дальнейшую творческую жизнь и являлся одним из основных и наиболее ценных работников МХТ. Актер и помощник режиссера, Александров был также членом Правления МХТ и заведующим художественно-постановочной частью театра.
   Александров вел режиссерскую и педагогическую работу в ряде кружков, школ и студий. В 1913 г. вместе с Н. О. Массалитиновым и Н. А. Подгорным он основал школу драматического искусства, из которой в 1916 г. образовалась Вторая студия МХТ.
   Воспоминания об Александрове печатаются впервые, по машинописи, правленной Станиславским (No 1066).
   16 В Художественном театре Александров сыграл 49 ролей (Красильников - "Царь Федор Иоаннович", Актер, Сатин и Бубнов - "На дне", Яша - "Вишневый сад", офицер - "Иван Мироныч", Артемьев - "Живой труп", первый могильщик - "Гамлет", доктор - "Мысль", кузен Теодор - "У жизни в лапах", Ферапонт и Чебутыкин - "Три сестры", комендант - "Пугачевщина", старик с Буддой - "Блокада" и др.). Яркий характерный актер, Александров умел доводить даже самую незначительную роль до тщательной художественной отделки.
   17 "Театр мог быть спокойным за спектакль при таком помощнике режиссера, который вносил в это дело и художественный вкус и художественную ответственность. Думается, что таких помощников режиссера мало знала русская сцена", - писал Немирович-Данченко в своем отзыве об Александрове 19 марта 1929 г. (Музей МХАТ, архив Н. Г. Александрова, No 4973/10).
   18 См. об этом в книге "Моя жизнь в искусстве" (Собр. соч., т. 1, стр. 205).
   19 Александрову часто приходилось в одном и том же спектакле играть несколько ролей. В "Смерти Иоанна Грозного" в течение сезона 1899/900 г. ему пришлось сыграть пять ролей (волхв, Битяговский, ключник, первый и второй из народа). В "Юлии Цезаре", где он помогал Немировичу-Данченко в постановке народных сцен и вел сложный спектакль как помощник режиссера, он вынужден был выступать в ролях Флавия, Публия и Титиния, дублируя основных исполнителей.
   20 В своей речи на утре памяти В. В. Лужского и Н. Г. Александрова в МХАТ 17 января 1932 г. машинист сцены И. И. Титов характеризовал Александрова как "рыцаря этики и традиций Художественного театра". "Он был правой рукой наших великих художников и учителей Константина Сергеевича и Владимира Ивановича. Они любили его, а он любил их и дело... Николай Григорьевич был кристально чистый человек. Если случалось, что кто-нибудь забыт или обойден, то Николай Григорьевич шел сражаться с Владимиром Ивановичем, и дело всегда кончалось в пользу забытого".

БЛАГОДАРНОСТЬ ПОЭТУ

  
   Статья, написанная Станиславским к 70-летию крупнейшего немецкого драматурга Гергарта Гауптмана (1862-1946). В архиве Станиславского хранятся первоначальная рукопись статьи и машинописная копия окончательного варианта, не имеющего заглавия и датированного 8 февраля 1932 г. (No 1071/1-2). Статья была напечатана в газете "Berliner Tageblatt" (1932, 1 марта) под редакционным названием "Dank an einen Dichter".
   Русский текст статьи публикуется впервые, по машинописной копии.
   1 В Художественном театре были поставлены четыре пьесы Гауптмана: "Потонувший колокол" (1898), "Геншель" (1899), "Одинокие" (1899) и "Микаэль Крамер" (1901). Станиславский был режиссером этих спектаклей ("Одинокие" поставлены им совместно с Немировичем-Данченко) и исполнял роли мастера Генриха ("Потонувший колокол") и Микаэля Крамера.
   В период своей работы в Обществе искусства и литературы Станиславский осуществил постановки "Ганнеле" (1896) и "Потонувшего колокола" (1898). В Художественном театре постановка "Ганнеле", доведенная в 1898 г. до генеральной репетиции, была запрещена духовной цензурой, находившей кощунственными религиозные моменты пьесы.
   2 В первоначальной рукописи Станиславский писал: "Другой новатор и гений театра, А. Чехов, шел своими путями к той же цели обновления и углубления задач театра".
   Гауптман чрезвычайно высоко ценил драматургию Чехова и чеховские спектакли Художественного театра, которые он видел в Берлине во время гастролей МХТ в 1906 г. "Он настолько увлечен нами, что немцы не узнают его, так как он слывет за нелюдимца. Были даже выходки с его стороны. Так, например, в антракте "Дяди Вани" он вышел в фойе (все удивились этому), собрал толпу и во всеуслышание заявил (не более, не менее): "Это самое сильное из моих сценических впечатлений, там играют не люди, а художественные боги". После 4-го акта "Дяди Вани" он долго сидел неподвижно, держа платок и закусив его. Потом встал и утер слезы. К нему подошел Владимир Иванович, но он ему ответил только: "Jch kann nicht sprechen". Немирович говорил, что у него в эту минуту было лицо Шиллера или Гёте", - писал Станиславский в 1906 г. З. С. Соколовой из Берлина.

ГЕТЕ

[К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ]

  
   Отклик на юбилей И.-В. Гёте (1749-1832) написан Станиславским 5 марта 1932 г. В архиве Станиславского хранится машинописный текст (No 1072) с карандашной припиской Р. К. Таманцовой: "Передано представителю германской прессы гр. Штейну (через гр. Линка)". Опубликован в "Хрестоматии по истории западноевропейского театра" (т. II, М., 1955, стр. 814-815) под редакционным заголовком "Станиславский о Гёте". Печатается по машинописной копии (No 1072).
  

[К ДЕСЯТИЛЕТИЮ ЗАКАВКАЗСКИХ СОВЕТСКИХ РЕСПУБЛИК]

  
   Статья, написанная к 10-летию со дня образования Федеративного Союза Советских Республик Закавказья, была опубликована в переводе на грузинский язык в газете "Коммунист" (Тбилиси) 12 марта 1932 г.
   Печатается по визированной Станиславским машинописи (No 1157), на которой имеется дата отправки 5 марта 1932 г.
  

[ПРИВЕТСТВИЕ МУЗЕЮ МХАТ]

  
   Текст приветствия Станиславского Музею МХАТ был зачитан 29 апреля 1932 г. на торжественном заседании в Художественном театре И. М. Москвиным. Частично был опубликован в газете "Советское искусство" 2 января 1933 г. Печатается полностью, по подлиннику (No 1600).
   Основатели Художественного театра Станиславский и Немирович-Данченко придавали большое значение организации при МХАТ постоянно действующего музея, который был бы "предметом заботы и гордости театра", фиксировал бы его многолетний творческий опыт и являлся бы подлинной школой для будущих поколений. В апреле 1922 г. по инициативе артиста МХАТ Г. С. Бурджалова и члена Правления театра П. А. Подобеда была организована архивно-музейная комиссия, подготовившая небольшую выставку к 25-летнему юбилею Художественного театра. День открытия выставки - 27 октября 1923 г. - считается датой открытия Музея МХАТ. Станиславский, Немирович-Данченко, Бурджалов, Лужский и ряд других деятелей МХАТ предоставили Музею свои личные обширные архивы, которые составили основу его фондов. Особенно велик был вклад Станиславского в создание Музея МХАТ.
   В 1932 г. Станиславским был написан текст, вывешенный в театре: "29-го апреля исполняется 10 лет со дня организации при нашем театре своего музея. Этот день должен остаться в памяти театра, так как с этого времени театр получил возможность закреплять для будущего каждый свой шаг и сосредоточивать в одном месте все материалы, относящиеся к истории театра, отражающие его культуру.
   Придавая этому дню большое значение, театр организует 29 апреля в 3,5 часа дня в нижнем фойе заседание, посвященное 10-летнему юбилею музея, на которое приглашаются все работники театра.

К. Станиславский".

   24/IV 1932
  
   Музей МХАТ первоначально размещался в небольших комнатах в самом театре. В настоящее время Музей занимает специальное помещение в доме 3-а по Проезду Художественного театра, имеет постоянную экспозицию по истории МХАТ, библиотеку-читальню, рукописные и иконографические фонды и специальные кабинеты Станиславского и Немировича-Данченко, где хранятся литературные архивы основателей Художественного театра. Музей МХАТ имеет два филиала: Дом-музей К. С. Станиславского и Музей-квартиру Вл. И. Немировича-Данченко (см. Ф. H. Mихальский, Музей Московского Художественного театра, изд. "Московский рабочий", М., 1958).
   1 Телешов Николай Дмитриевич (1867-1957) - писатель, директор Музея МХАТ с 1926 по 1952 г., заслуженный деятель искусств РСФСР. Станиславский и Немирович-Данченко высоко ценили заслуги Телешова как организатора и руководителя Музея театра. Письма Станиславского к Н. Д. Телешову печатаются в восьмом томе Собрания сочинений.
  

[К СТОЛЕТИЮ АЛЕКСАНДРИЙСКОГО ТЕАТРА]

  
   Столетний юбилей бывшего Александрийского театра - Ленинградского государственного академического театра драмы - отмечался в сентябре 1932 г.
   Приветствие, присланное Станиславским из Баденвейлера, где он проходил тогда курс лечения, было зачитано на торжественном юбилейном заседании 14 сентября О. Л. Книппер-Чеховой, которая вместе с И. М. Москвиным и В. Г. Сахновским представляла Художественный театр.
   Опубликовано впервые в книге: К. С. Станиславский, Статьи, речи, беседы, письма, стр. 304-305.
   Печатается по подлиннику, хранящемуся в Ленинградском театральном музее.
  

[ИЗ ОТВЕТОВ НА ВОПРОСЫ ГАЗЕТ]

  
   В конце 1932 г. редакции газет "Известия", "Литературная газета", "Советское искусство" и "Вечерняя Москва" обратились к Станиславскому, вернувшемуся 17 ноября из-за границы после длительного отпуска по болезни, с рядом вопросов, на которые он дал письменные ответы. Часть этих ответов была опубликована на страницах газет; некоторые ответы Станиславского не были напечатаны и сохранились в визированных копиях в его архиве.
  

1. [ПРИХОД В ТЕАТР НОВОГО ЗРИТЕЛЯ]

  
   Ответ на вопрос "Литературной газеты": "Запросы нового зрителя, и какой, по Вашему мнению, репертуар и театрально-творческое перевоплощение могут наилучшим образом воспитать этого нового зрителя...".
   Опубликован в "Литературной газете" 23 декабря 1932 г. под общим заглавием: "Письма народного артиста республики К. С. Станиславского в "Литературную газету". В архиве Станиславского хранится машинопись, подписанная автором и датированная 12 декабря (No 1161).
   Печатается по тексту газеты.
   1 Незадолго до написания этой статьи, в беседе с сотрудником немецкой газеты "Berliner Zeitung am Mittag", Станиславский отмечал, что "теперешняя публика нашего театра в основном состоит из рабочих и служащих, которые раньше не имели возможности часто посещать театр и смотрят на театр как на святыню: уже за четверть часа до начала представления в зале театра господствует полная тишина. Театральные представления на многие месяцы вперед закуплены профсоюзами" (см. статью "К. С. Станиславский о зрителях наших театров" в газете "Вечерняя Москва" от 16 ноября 1932 г.).

2. [О КРИЗИСЕ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО ТЕАТРА]

  
   Ответ на вопрос "Литературной газеты": "Что Вы думаете о кризисе европейского театра и о развитии искусства в СССР?"
   Опубликован в "Литературной газете" 23 декабря 1932 г. (вместе с предыдущим ответом). В архиве Станиславского хранится правленая и подписанная машинопись, датированная 12 декабря (No 1162/1).
   Печатается по тексту газеты.
   1 В наброске статьи о кризисе западноевропейского буржуазного театра, написанном 12 декабря 1932 г., Станиславский развивает ту же мысль: "По ту сторону границы, - пишет он, - условия театральной работы, при общем кризисе, стали ужасны".
   "...Там нет миллионов новых зрителей, которые [у нас] сами распахнули для себя двери театра, поддерживают его своим вниманием и без удержу идут в него... Там, за границей, лишь немногие театры субсидированы правительством или пользуются его поддержкой, а не почти все, как у нас... Вот причины, почему на Западе с надеждой и верой оглядываются на нашу страну - СССР, что возлагает на деятелей сцены огромную ответственность" (No 1169/2).

3. [О РЕПЕРТУАРНОМ ПЛАНЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕАТРА]

  
   Ответ на вопрос "Вечерней Москвы": "Как складывается репертуарный план Художественного театра?"
   Опубликован в "Вечерней Москве" 24 декабря 1932 г. под заголовком: "Ответ на вопросы. К. С. Станиславский о Художественном театре". В архиве Станиславского хранится подписанная машинопись, датированная 12 декабря (No 1160/2).
   Печатается по тексту газеты.
   1 Все указанные здесь постановки были осуществлены на сцене МХАТ, за исключением "Жоржа Дандена" Мольера. "Хозяйка гостиницы" была поставлена 25 апреля 1933 г., "Таланты и поклонники" - 14 июня 1933 г., "В людях" - 25 сентября 1933 г., "Пиквикский клуб" - 1 декабря 1934 г., "Тартюф" - 4 декабря 1939 г. (после смерти Станиславского).
   2 "Егор Булычов и другие" был поставлен на сцене МХАТ 6 февраля 1934 г.
   Вторая часть трилогии - "Достигаев и другие" - была осуществлена не одновременно с "Егором Булычовым", как предполагалось, а лишь 31 октября 1938 г.; новой пьесой, обещанной Горьким, могла быть не осуществленная им третья часть трилогии - "Рябинин и другие" или пьеса "Сомов и другие".
   3 "Мольер" М. Булгакова был поставлен 15 февраля 1936 г. Постановка "Скутаревского" Л. Леонова в МХАТ не была осуществлена.
   4 "Реклама" М. Уоткинс была поставлена 22 февраля 1930 г. на Малой сцене МХАТ.
   5 "Горе от ума" в новой постановке было осуществлено в МХАТ 30 октября 1938 г. "Ревизор" возобновлен не был.
   6 "Село Степанчиково" по Ф. М. Достоевскому возобновлено не было. Спектакль "У жизни в лапах" К. Гамсуна был возобновлен 11 мая 1933 г. и прошел семь раз.
  

4. [О МОЛОДЫХ СИЛАХ МХАТ]

  
   Ответ на вопрос "Вечерней Москвы": "Как Вы расцениваете молодые силы, выдвигающиеся в труппе МХАТ СССР им. Горького?"
   Опубликован в "Вечерней Москве" 24 декабря 1932 г. (вместе с предыдущим ответом). В архиве Станиславского хранится рукопись ответа и правленая и подписанная машинопись, датированная 12 декабря (No 1158/1-2).
   Печатается по тексту газеты.
  

5. [О ПОДНЯТИИ И УГЛУБЛЕНИИ АКТЕРСКОГО МАСТЕРСТВА]

  
   Ответ на вопрос "Вечерней Москвы": "Какие художественные проблемы Вы считаете основными в данный момент для советского театра в целом?"
   Опубликован впервые в книге: К. С. Станиславский, Статьи, речи, беседы, письма, стр. 308.
   Печатается по машинописи, подписанной Станиславским и датированной 12 декабря (No 1159).
  

6. [О ЗАДАЧАХ ТЕАТРАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ]

  
   Ответ на вопрос "Известий": "Какие основные задачи Вы ставите перед организуемой академией театрального мастерства?"
   Опубликован в "Известиях" 25 декабря 1932 г. под заглавием: "К. С. Станиславский о задачах театральной академии", со следующим редакционным примечанием: "В свое время мы сообщали о том, что МХАТ им. Горького по заданию правительственных органов разрабатывает проект организации и структуру академии театрального мастерства. Ниже мы печатаем высказывание о характере и задачах будущей театральной академии директора МХАТ - народного артиста республики К. С. Станиславского".
   В архиве Станиславского хранится правленая и подписанная машинопись, датированная 12 декабря (No 1163/1).
   Печатается по тексту газеты.
   Мысль об организации театральной академии лишь частично воплотилась в созданной в 1935 г. Оперно-драматической студии им. К. С. Станиславского, где были осуществлены некоторые изложенные здесь принципы.
  

7. [О КНИГАХ ПО "СИСТЕМЕ"]

  
   Ответ на вопрос газеты "Советское искусство": "В интервью с Вами, помещенных в иностранных газетах, Вы упоминаете о своих новых работах. В Вашей работе "Моя жизнь в искусстве" Вы обещали продолжение этого труда. Явятся ли упомянутые Вами работы этим продолжением или оно будет дано самостоятельно?"
   Опубликован в "Советском искусстве" 27 декабря 1932 г. под заглавием: "Пять книг Станиславского. К. С. Станиславский о своей театральной системе".
   В архиве Станиславского хранится рукопись и правленая и подписанная машинопись, датированная 12 декабря (No 1165/1-2).
   Печатается по тексту газеты.
   1 То, что Станиславский называет здесь первым томом, составило второй и третий тома его Собрания сочинений. Материалы о работе актера над ролью объединены в четвертом томе Собрания сочинений. Главы об искусстве представления и ремесле актера печатаются в настоящем томе. По вопросам творчества режиссера и певца-артиста сохранились лишь разрозненные материалы.
  

ЗАКОНЫ ОПЕРНОГО СПЕКТАКЛЯ

  
   Статья, опубликованная в газете "Вечерняя Москва" 16 декабря 1932 г. В примечании от редакции сказано: "Настоящая статья была написана К. С. Станиславским во время пребывания за границей и опубликована в немецкой печати".
   В архиве Станиславского хранится немецкий текст статьи, озаглавленный: "Драма в опере. Задачи оперной режиссуры" (No 1170/2). В редакционном примечании к немецкому тексту сказано: "Автор, утвердивший свою славу как реформатор драматического театра, впервые излагает в настоящей статье основы предполагаемой реформы оперной режиссуры".
   Печатается по тексту газеты "Вечерняя Москва". Последняя фраза уточнена по немецкому тексту.
   1 Под термином "чистая музыка" Станиславский подразумевает концертную - симфоническую и инструментальную - музыку, противопоставляя ее музыке сценической, которая, с его точки зрения, является непременно носительницей драматического действия.
   2 Здесь в немецком тексте имеется фраза, опущенная при переводе: "Прежде всего: ни одно движение не должно производиться вне соответствия с ритмом музыки".
   3 В постановке Станиславского некоторые музыкальные интродукции оперы "Евгений Онегин" проходили при открытом занавесе и обыгрывались актерами. Это, по его мнению, помогало зрителям глубже оценить драматическое содержание музыки.
   4 Премьера спектакля "Риголетто", поставленного по режиссерскому плану Станиславского, состоялась в 1939 г.
   Здесь Станиславский говорит о своем решении финала третьего акта, которое получило отражение в написанной им режиссерской партитуре спектакля, опубликованной в книге: П. Румянцев, Работа Станиславского над оперой "Риголетто", М., 1955.
  

МХАТ ЖАДНО ЖДЕТ СОВРЕМЕННЫХ ПЬЕС

  
   Статья Станиславского является откликом на дискуссию о драматургии, открытую на страницах "Литературной газеты" в связи с предстоявшим пленумом Союза советских писателей (открытие пленума состоялось-11 февраля 1933 г.).
   Опубликована в "Литературной газете" 5 февраля 1933 г. вместе с другими откликами под общим заголовком "Материалы дискуссии о драматургии ко II пленуму Союза советских писателей Союза ССР".
   Печатается по тексту газеты, сверенному с машинописью, подписанной Станиславским (No 1172).
   Отвечая на вопрос редакции московской газеты на французском языке ("Le Journal de Moscou") о том, какие требования должны быть предъявлены к пьесе, включаемой в репертуар Художественного театра, Станиславский писал:
   "Необходимо, чтобы пьеса была талантлива, художественна, но, так как мы играем для современников, то, конечно, прежде всего нам интересно ответить на их запросы. Поэтому в первую очередь мы ищем хорошую современную пьесу. Если же этого не находим, то обращаемся к классике и берем тоже хорошую пьесу, которая была бы по своим элементам близка и понятна современному зрителю" (цит. по машинописи, хранящейся в архиве Музея МХАТ, No 1167).

К ЮБИЛЕЮ В. А. СИМОВА

  
   Симов Виктор Андреевич (1858-1935) - выдающийся театральный художник, заслуженный деятель искусств РСФСР. Окончив в 1882 г. Московское Училище живописи, ваяния и зодчества, Симов работал декоратором в Русской частной опере С. И. Мамонтова (1885-1886 гг.), занимался литографией и станковой живописью. В 1897 г. был приглашен Станиславским для оформления "Потонувшего колокола" в Обществе искусства и литературы. Вступив в Московский Художественный театр в момент его организации, Симов связал с ним свою дальнейшую творческую жизнь. Он был, по словам Немировича-Данченко, "плоть от плоти, кровь от крови реального течения в русской живописи, школы так называемых "передвижников" (см. "Из прошлого", 1938, стр. 134). Реформы, проводимые Станиславским и Немировичем-Данченко в области театральной декорации, осуществлялись при непосредственном участии Симова.
   За тридцать семь лет работы в МХТ Симов оформил 51 пьесу (из них 32 были осуществлены Станиславским как режиссером или художественным руководителем постановки). Первая работа Симова в МХТ - "Царь Федор Иоаннович" (1898), последние - "Бронепоезд 14-69" (1927) и "Мертвые души" (1932). Станиславский привлекал Симова также и к работе в Оперной студии ("Вертер", "Богема", "Царская невеста").
   Как театральный художник, Симов считал себя учеником и последователем Станиславского: "...Судьба свела меня с неповторимо редкой индивидуальностью, с исключительным мастером сценического оформления. Многому я научился у Константина Сергеевича, немало хороших моментов пережил от творческого с ним общения, разнообразно содержательного и неизменно толкающего вперед, к разрешению трудных, но захватывающе острых задач", - писал он о Станиславском в своих мемуарах (рукопись. Музей МХТ).
   Станиславский высоко ценил творчество Симова и считал его одним из основных создателей Художественного театра. После смерти Симова Станиславский писал: "Это горе подействовало на меня очень сильно. Слишком много было пережито вместе" (1935, 21 августа).
   Приветствие Станиславского написано в связи с 50-летием художественной деятельности В. А. Симова, которое отмечалось 20 февраля 1933 г. в помещении Художественного театра. Приветствие Станиславского было прочитано Л. М. Леонидовым.
   Впервые опубликовано в журнале "Театр и драматургия" (1933, No 1, стр. 50-52). В Музее МХАТ хранится рукопись, написанная под диктовку Станиславского Л. Д. Духовской и имеющая многочисленные поправки и добавления Станиславского, а также машинописный экземпляр, подписанный им. Печатается по машинописи (No 1081/2).
   1 "Не раз мне хотелось поярче блеснуть колоритом, но я сознательно подчинял свою живопись точным директивам режиссера", - писал Симов в своих мемуарах. "...Мне помогало и мое собственное режиссерское чутье, которое постепенно вырабатывалось под влиянием тесного общения со Станиславским... Не могу не признать, что я очень многим обязан в этом отношении именно Константину Сергеевичу.
   Компонуя макет, я мысленно становился на место актеров, которые ведут свои сцены. Каждый выход, явление мною переживались; я проверял, насколько соответствует данное расположение декораций, бутафории и реквизита для определенного момента. Вот почему и артистам казалось, что им "удобно играть"... Я добивался того, чтобы интерверы вышли из мастерской с крепким налетом "обжитости", чтобы по одной внешности зритель мог судить о характере и привычках хозяина. Желаемая проникновенность достигалась иногда больше, иногда слабее, но стремление к ней всегда мной руководило".
   2 Полунин Иван Михайлович - бутафор, по специальности лепщик, работал в МХТ с 1902 по 1916 г. Полунин достиг больших художественных результатов в создании так называемых сценических рельефов (горы, скалы в "Юлии Цезаре", "Бранде"), объемных частей декораций и в изобретении звуковых и световых эффектов. В мемуарах Симова неоднократно говорится о Полунине: "Невозможного в театральной технике для изобретательного самородка, по его личному признанию, не существовало. Я даже не слыхал во всю многолетнюю мою с ним деятельность неудовольствия, колебания или протеста... Он не только не снижал "настроения" (работая с эскиза), но неизменно, как подлинный художник, как настоящий виртуоз, проникался им и сочно выявлял. Он добьется четкости и в передаче облупленной штукатурки, и древесины бревен, и стильности чеканного ковша".
   3 Мастерская Симова находилась в Иванькове, около Покровского-Стрешнева.
   О планировочном искусстве Симова см. в книге: И. Я. Гремиславский, Композиция сценического пространства в творчестве В

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 142 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа