Главная » Книги

Тихомиров Павел Васильевич - Библиография. Новые книги по истории философии

Тихомиров Павел Васильевич - Библиография. Новые книги по истории философии


   Тихомиров П. В. Библиография. Новые книги по истории философии // Богословский вестник 1899. Т. 3. No 11. С. 528-546 (3-я пагин.).
  

БИБЛ²ОГРАФ²Я.

Новыя книги по Истор³и философ³и.

(Продолжен³е).

VII.

Eduard von Hartmann. Geschichte der Metaphysik Erster Teil: bis Kant Leipzig. 1899. SS. XIV.

  
   Это большое сочинен³е маститаго Германскаго философа образуетъ одиннадцатый томъ издающагося теперь собран³я его "Избранныхъ сочинен³и". Никакого введен³я въ настоящей книг? н?тъ. Задачи и ц?ли автора заран?е не нам?чены. Читателю приходится уже угадывать ихъ самому. Авторъ-же прямо съ первой страницы начинаетъ изложен³е истор³и метафизики до Платона (I. Die vorplatonische Metaphysik). Впрочемъ, самое начало этого изложен³я им?етъ до н?которой степени вводный характеръ и знакомитъ н?сколько съ задачами автора. "Научная обработка метафизики, говоритъ Гартманъ, впервые встр?чается у грековъ. Зд?сь въ первый разъ выступаетъ стремлен³е освободить метафизику отъ сл³ян³я (Verquickung) ея съ фантастическими религ³озными воззр?н³ями, поставить ее на собственныя ноги и путемъ разумнаго изсл?дован³я понят³й сообщить ей научную форму. Документальная истор³я греческой метафизики начинается для насъ лишь съ Платона: о вс?хъ прежнихъ попыткахъ мы знаемъ лишь по безсвязнымъ цитатамъ и по сомнительнымъ изв?ст³ямъ изъ третьихъ рукъ. Реконструкц³я до-платоновской метафизики изъ такого скуднаго матер³ала есть, безъ сомн?н³я, въ высшей степени заманчивая задача для филологовъ и историковъ, ибо ни къ чему люди такъ ревностно не стремятся, какъ къ р?шен³ю такихъ проблемъ, при которыхъ комбинирующая и дополняющая фантаз³я и остроум³е въ построен³и догадокъ им?ютъ наибол?е простора (S. 1). Но, по его мн?н³ю, такое изсл?дован³е "им?ло-бы весьма высок³й культурно-историческ³й интересъ, истор³я-же метафизики получила-бы отсюда лишь чрезвычайно малую выгоду" (S. 2). И авторъ "съ философской точки зр?н³я" считаетъ достаточнымъ до-платоновскую метафизику "обозр?ть лишь въ б?гломъ введен³и", чтобы понять исходные пункты Платонова мышлен³я (ibid.). Уже отсюда мы видимъ, что у автора философск³й интересъ безусловно господствуетъ надъ историческимъ. Для него важны преемственности и логическое взаимоотношен³е исторически см?нявшихся идей, а не культурно-историческ³я услов³я посл?днихъ. Изъ самаго изложен³я философскихъ системъ это еще видн?е. Въ качеств? представителей до-платоновской метафизики авторъ разсматриваетъ - Ѳалеса, Анаксимандра, Анаксимена, Д³огена Апол., Пиѳагора, Ксенофана, Парменида, Зенона, Мелисса, Гераклита, Эмпедокла, Левкиппа, Демокрита, Анаксагора, софистовъ, Сократа и сократиковъ.
   Начиная съ Платона, Гартманъ разсматриваетъ метафизическ³я доктрины по группамъ, опред?ляемымъ част³ю хронологическими данными, главнымъ-же образомъ характерными чертами направлен³я. Такъ Платонъ н Аристотель являются у него представителями "классическаго рац³онализма" (SS. 26-71). Въ самомъ изложен³и учен³й какъ Платона и Аристотеля, такъ равно и прочихъ философовъ, авторъ совершенно изб?гаетъ входить въ обсужден³е какихъ либо чисто историческихъ или критико-литературныхъ вопросовъ, а главное вниман³е сосредоточиваетъ на логическомъ генезис? и связи идей. Для ознакомлен³я съ характеромъ работы автора, мы приведемъ н?сколько подробностей изъ его обозр?н³я Платоновой метафизики.
   Свой обзоръ Гартманъ начинаетъ съ указан³я отношен³й Платона къ предшественникамъ. Платонъ вполн? разд?лялъ Гераклитовск³й взглядъ, что все чувственное находится въ постоянномъ изм?нен³и, течетъ, и никакое знан³е о немъ невозможно: вм?ст? съ т?мъ онъ вполн? соглашался и съ элеатскимъ учен³емъ, что истинно сущее должно быть постояннымъ и пребывающимъ, чуждымъ всякаго изм?нен³я. Учитель его Сократъ въ опред?лен³и понят³й вид?лъ единственный источникъ истины; Платонъ, такимъ образомъ, думалъ, что надо только перенести въ метафизику и натурфилософ³ю пр³емы этого познан³я, служившаго у Сократа этическимъ интересамъ, чтобы найти истинно сущее. Что сущее, какъ учили элеаты, должно быть въ посл?дней инстанц³и единымъ, это для Платона не подлежало никакому сомн?н³ю; познан³е при помощи понят³й и должно вести къ этому единому, - подобнымъ-же образомъ, какъ мы восходимъ отъ индивидуальныхъ вещей къ видовымъ понят³ямъ, а отъ посл?днихъ къ понят³ямъ родовымъ и такъ дал?е до самаго высшаго и всеобъемлющаго родоваго понят³я. Отожествляя видовыя понят³я съ понят³емъ лучшаго или съ понят³емъ относительныхъ ц?лей, онъ высшее родовое понят³е единаго сущаго отожествилъ съ понят³емъ просто блага, или абсолютной ц?ли; такимъ образомъ, по прим?ру Эвклида, онъ произвелъ синтезъ Парменидовской и Сократовской точекъ зр?н³я. А отожествляя, дал?е, единое сущее, или абсолютную все опред?ляющую ц?ль, или благо съ душою м³ра, онъ сливаетъ высш³й принципъ Анаксагора съ принципомъ Сократа; поскольку-же эта разумная, д?йствующая по ц?лямъ и абсолютно благая душа м³ра тожественна съ Богомъ, Платонъ, стало быть, сливаетъ оба эти принципа съ монотеистическимъ понят³емъ о Бог? Ксенофона (SS. 27-28). Съ другой стороны, Платонъ произвелъ также синтезъ Сократовскаго учен³я о понят³яхъ съ пиѳагорейскимъ учен³емъ о числахъ, сближая лежащ³е въ основ? Сократовскихъ понят³й метафизическ³е объекты съ идеальными числами пиѳагорейцевъ (S. 28). Наконецъ, и отъ атомистовъ Платонъ заимствовалъ взглядъ, что чувственный м³ръ состоитъ изъ сущаго и не-сущаго, или представляетъ см?сь ихъ: отсюда-же заимствуетъ Платонъ и свой взглядъ на не-сущее, какъ на пространство, хотя, впрочемъ, въ его учен³и пустое пространство и не им?етъ того значен³я, какъ у атомистовъ (SS. 28-29). Изъ этого обзора мы видимъ, что исходные пункты Платоновой метафизики представляются Гартману сложной амальгамой различныхъ элементовъ изъ предшествующихъ учен³й. Им?я въ виду содержан³е этого идейнаго насл?дства, и принимая во вниман³е самостоятельныя дополнен³я и усовершенствован³я, привнесенныя Платономъ, мы будемъ влад?ть вс?ми нитями для правильной критической оц?нки данной метафизики; какъ одного изъ моментовъ въ выработк? р?шен³я занимающихъ и наше сознан³е метафизическихъ проблемъ. Ясно разграничивая въ каждой изучаемой метафизик? ея историческ³е корни и самостоятельные научные вклады, авторъ даетъ, такъ сказать, феноменолог³ю метафизическаго сознан³я, даетъ обстоятельный отчетъ касательно идейной эволюц³и въ этой области философскихъ изыскан³й. Доведенная до нашихъ дней, такая феноменолог³я могла-бы служить прекраснымъ ключемъ къ оц?нк? современныхъ философскихъ учен³й и руководствомъ къ установк? естественныхъ проблемъ будущаго. При такой важности избраннаго авторомъ метода, нельзя не пожал?ть, что онъ совершенно удалилъ изъ своей книги такъ называемый ученый аппаратъ. Историческое изложен³е у него ведется совершенно догматическимъ тономъ, какъ будто касательно излагаемыхъ подробностей въ наук? господствуетъ полн?йшее соглас³е; ссылки на источники и литературу почти совс?мъ отсутствуютъ. Всякая попытка пров?рить автора этимъ до крайности затрудняется, а безъ пров?рки положиться на него въ такомъ важномъ д?л? было-бы крайне рискованно. Нужно, впрочемъ, сказать, что въ общемъ Гартмана нельзя упрекнуть ни въ незнакомств? съ результатами научныхъ работъ по истор³и философ³и, ни въ тенденц³озныхъ искажен³яхъ. Но возвратимся къ Платону.
   Указавъ историческ³я отношен³я Платоновой метафизики, Гартманъ даетъ характеристику ея съ точки зр?н³я принимаемыхъ ею основныхъ принциповъ объяснен³я д?йствительности. Съ этой точки зр?н³я, все учен³е Платона является дуализмомъ: единое сущее, съ одной стороны, и не сущее,- съ другой. Дуализмъ это - непримиримый, потому что по первоначальному замыслу философа д?йствительность сл?довало-бы приписать только сущему, а тому, что получено изъ см?шен³я съ нимъ несущаго,- лишь постольку, поскольку, въ немъ находится истинно-сущее; но въ исполнен³и д?ло приняло совс?мъ другой видъ, потому что не-сущее получило значен³е не только препятств³я, но и услов³я для осуществлен³я ц?ли;- телеологической причинности противо-стоитъ механическая, и разуму неразумная необходимость. Какъ противоположность сущему, или благу, не-сущее есть зло и источникъ зла въ благоустроенномъ м³р?. Этимъ нарушается абсолютность и всемогущество отожествляемаго съ идеей блага Божества, и посл?днее становится только М³рообразователемъ (дем³ургомъ) (ss. 29-30). Какъ видимъ, Гартманъ не только излагаетъ, но и оц?ниваетъ метафизическ³я учен³я. Оц?нка эта д?лается въ пред?лахъ основоположен³й и допущен³й самой системы и состоитъ лишь въ пров?рк? логическаго взаимоотношен³я ея элементовъ (имманентная критика). Это сообщаетъ разсматриваемой книг? высокую поучительность. Читатель какъ-бы присутствуетъ при отбор? исторически-ц?нныхъ данныхъ общечелов?ческаго м³ровоззр?н³я. Настоящая истор³я философ³и, собственно говоря, такъ и должна писаться.
   За разсмотр?н³емъ общаго характера системы, сл?дуетъ разсмотр?н³е ея существенныхъ составныхъ частей. Соотв?тственно двумъ принципамъ Платоновскаго объяснен³я д?йствительности (сущее и не-сущее), и существенными составными частями системы являются, по Гартману,- учен³е объ идеяхъ (истинно сущемъ) и учен³е о матер³и (или не сущемъ). Для посредства между трансцендентными сущностями-идеями и матер³ей, изъ которой возникаетъ м³ръ быван³я, Платонъ призналъ душу м³ра, какъ источникъ движен³я и жизни въ м³р?. Учен³е о душ? м³ра, такимъ образомъ, является тоже неизб?жною составною частью системы. Отожествлен³е ея съ Божествомъ и аналог³я съ нею челов?ческой души д?лаютъ столь-же логически необходимыми частями системы - учен³е о Бог? и объ индивидуальныхъ челов?ческихъ душахъ. Эти части Платоновой метафизики и разсматриваетъ Гартманъ. (ss 30-39). Мастерски показавъ строгую сопринадлежность излагаемыхъ пунктовъ Платоновой системы другъ съ другомъ, съ ея историческими предположен³ями и основнымъ характеромъ, устранивъ вс? несущественныя черты и подробности, авторъ д?лаетъ зам?чательно наглядными достоинства этой системы,- ея слабыя и сильныя стороны.
   Изъ мен?е существенныхъ частей системы авторъ касается только той, которая им?ла значен³е для посл?дующаго развит³я философской мысли. Учен³е Платона о категор³яхъ излагается потому, что оно, повидимому, оказало вл³ян³е на Аристотеля; по крайней м?р? посл?дн³й свои 10 категор³й нигд? не выдаетъ за собственное открыт³е, а вводитъ, какъ н?что уже изв?стное; - значитъ онъ ихъ заимствовалъ у Платоновой Академ³и (S. 43).
   Въ заключен³е указывается историческое значен³е Платона: "прямое вл³ян³е Платона на посл?дующее развит³е философ³и гораздо ничтожн?е, ч?мъ обыкновенно принимаютъ, потому что если поздн?е и говорится о платонизм?, то подъ этимъ обыкновенно разум?ется неоплатонизмъ. Непрямое-же вл³ян³е Платона на дальн?йш³й ходъ истор³и, напротивъ, больше, ч?мъ какого-либо другого философа, потому что оба полюса, вокругъ которыхъ почти два тысячел?т³я вращалась философ³я, суть аристотелизмъ и неоплатонизмъ, и оба они - непосредственно произошли отъ Платона" (S. 43).
   Уже по приведенному образцу,- какъ Гартманъ разсматриваетъ учен³е Платона,- вполн? можно судить о характер? его работы. Поэтому дальн?йшаго содержан³я книги мы излагать не будемъ, а только перечислимъ обозр?ваемыя авторомъ группы метафизическихъ учен³й. За "классическимъ рац³онализмомъ" сл?дуетъ "сенсуалистическая и скептическая развязка классическаго рац³онализма" (стоики, эппкурейцы, скептики) (ss. 71-87); дал?е - "поздн?йшая греческая религ³озная метафизика" (Аристовулъ, Филонъ, неопиѳагорейцы,- Плутархъ, Нумен³й, Галенъ, первохрист³анство, гностицизмъ, - Керинѳъ, Марк³онъ, Карпократъ, Василидъ, Валентинъ, христ³анск³е апологеты,- Ермъ, ²устинъ, Тат³анъ, Авинагоръ и т. д.) (SS. 87-106); потомъ - "Плотинъ, какъ поворотный пунктъ отъ древней къ среднев?ковой философ³и" (SS. 106-187). Этимъ заканчивается первый отд?лъ книги, посвященный древней метафизик?. Второй отд?лъ занимается среднев?ковой метафизикой. Зд?сь разсматриваются: 1) "христ³анская метафизика подъ неоплатоническимъ вл³ян³емъ" - святоотеческая философ³я и начатки схоластики (ss. 187-212); 2) "арабская и ³удейская метафизика" (SS. 212-225); 3) "христ³анская метафизика подъ аристотелевскимъ вл³ян³емъ",- разцв?тъ схоластики (ss. 225-251); 4) "незам?тная эмансипац³я метафизики отъ аристотелизма",- исходъ среднев?ковья (ss. 251 - 282). Трет³й отд?лъ излагаетъ метафизику возрожден³я и реформац³онной эпохи (SS. 282-356). Наконецъ, четвертый отд?лъ говоритъ о метафизик? новаго времени отъ Декарта до Канта. Зд?сь авторъ видитъ развит³е двухъ главныхъ направлен³й, - рац³онализма и сенсуализма,- и даетъ такую схему этого развит³я:
   1. Рац³онализмъ.
   a) Дуализмъ субстанц³и (Декартъ, де-ля-Форжъ, Клаубергъ, Гейлинксъ, Мальбраншъ).
   b) Философ³я тожества.
   а) Монистическая философ³я тожества (Спиноза).
   б) Плюралистическая философ³я тожества (Лейбницъ).
   в) Переработка философ³и тожества (Вольфъ, Рюдигеръ, Кнутценъ, Баумгартенъ, Бильфингеръ, Мейеръ и Тетенсъ, Круз³усъ, Ламбертъ, Лессингъ и Гердеръ).
   2. Сенсуализмъ.
   а) Эмпиристическ³й сенсуализмъ съ рац³оналистической прим?сью (Бэконъ, Чербери, Гассенди, Гоббесъ, Ньютонъ, Локкъ).
   d) Феѵоменалистическ³и сенсуализмъ (Кольеръ, Берклеи, Юмъ, Ридъ).
   c) Физ³ологическ³й сенсуализмъ (Броунъ, Гартли, Кондильякъ, Бонне, Робине, Вольтеръ, Дидро, Гельвец³й, Руссо, Ляметтри, Гольбахъ, Кабанисъ, Дестютъ-де-Траси, Менъ-де-Беранъ, Амперъ)
   (SS. 356-588).
  
   Нельзя не зам?тить, что терминолог³я въ этой классификац³онной схем? избрана не особенно удачно. Отношен³е рац³онализма къ сенсуализму и посл?дняго къ эмпиризму представляется довольно неточно. Не особенно удобно говорить и о фи
Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа