Главная » Книги

Тихомиров Павел Васильевич - Обзор журналов

Тихомиров Павел Васильевич - Обзор журналов


  
   Тихомиров П. В. Обзор журналов: Русские философские журналы за 1901 год // Богословский вестник 1902. Т. 2. No 6. С. 327-344 (2-я пагин.). (Начало.)
  

ОБЗОРЪ ЖУРНАЛОВЪ.

Русск³е философск³е журналы за 1901-й годъ.

Положен³е "Вопросовъ философ³и и психолог³и" и "Вѣры и разума" въ 1901 году. Перемѣны въ составѣ руководящихъ лицъ и сотрудниковъ. - Характеръ статей въ "Вопр. фил. и псих." за 1901 г. - Статьи о В. С. Соловьевѣ Введенскаго, Петровскаго, Лопатина, кн. Трубецкого, Новгородцева, Рачинскаго и Геца. - Статья Вагнера о звѣрѣ въ человѣкѣ. - Полемика кн. Б. Трубецкаго съ Патражицкимъ. - Учен³е Канта о правѣ и государствѣ въ изображен³и г. Новгородцева. - Характеристика схоластики въ статьѣ Теплова.

   Объ общемъ характерѣ нашихъ философскихъ журналовъ, - "Вопросовъ философ³и и психолог³и" и "Вѣры и разума", - мы говорили въ своемъ прошлогоднемъ обозрѣн³и. Какихъ либо существенныхъ перемѣнъ въ этомъ отношен³и за прошлый годъ не случилось. Правда, въ составѣ руководящихъ лицъ обѣихъ редакц³й перемѣны есть и - очень значительныя; но онѣ, во всякомъ случаѣ, пока не успѣли еще сказаться сколько нибудь замѣтными послѣдств³ями. Смерть арх³епископа Амврос³я, основателя и покровителя "Вѣры и разума", является тяжелой утратой для этого журнала. Въ течен³е 19 лѣтъ онъ руководилъ свое дѣтище, мудро умѣя сочетать служен³е интересамъ религ³и и церкви съ истинно-философскимъ либерализмомъ и терпимостью (подробнѣе о взаимоотношен³и философской свободы и апологетическихъ задачъ въ программѣ "В. и Р." см. въ упомянутомъ нашемъ прошлогоднемъ обзорѣ, - "Бог. Вѣстн." 1901, No 3, стр. 558). Какъ будетъ относиться къ журналу новый арх³епископъ, - Флав³анъ, - пока сказать нельзя; но надо надѣяться, что и онъ не броситъ прекраснаго просвѣтительнаго предпр³ят³я своего предшественника. Редакц³я "Вопросовъ философ³и и психолог³и" въ прошломъ году опять потерпѣла убыль въ рядахъ своихъ дѣятелей: скончался A. A. Токарск³й, принимавш³й весьма близкое участ³е въ редактирован³и журнала, и покинулъ Москву столь же важный членъ редакц³и H. A. Иванцовъ. Въ послѣдн³е годы прямо какъ будто какой злой рокъ отяготѣлъ надъ психологическимъ обществомъ и его журналомъ (вспомнимъ смерть Грота, Соловьева, Преображенскаго, Корсакова): книжкамъ журнала приходится, исполняя печальный долгъ, наполняться статьями, посвященными "памяти" то того, то другого изъ своихъ видныхъ сотрудниковъ й руководителей. Но, думается, что, не смотря на всѣ эти потери, судьбѣ и направлен³ю журнала никакой серьезной опасности не грозитъ: дѣло поставлено прочно и пользуется безспорными симпат³ями образованнаго русскаго общества, a это - уже весьма солидная гарант³я успѣха и весьма цѣнное указан³е на доброкачественность установившагося направлен³я.
   Послѣ этихъ краткихъ общихъ замѣчан³й обратимся къ разсмотрѣн³ю отдѣльныхъ болѣе выдающихся статей каждаго журнала.
  

А. "ВОПРОСЫ ФИЛОСОФ²И И ПСИХОЛОГ²И".

  
   Вглядываясь въ содержан³е статей "Вопросовъ философ³и и психолог³и" за прошлый 1901 годъ, не можемъ не отмѣтить, какъ бросающееся въ глаза обстоятельство, преобладан³е статей по истор³и философ³и и философской критикѣ надъ статьями, имѣющими предметомъ прямое и положительное обсужден³е какого нибудь философскаго "вопроса". Отчасти это объясняется упомянутыми смертями дѣятелей русской философской мысли и необходимостью давать оцѣнку ихъ значен³я въ истор³и русской философ³и: изъ 44 статей, помѣщенныхъ въ 5 прошлогоднихъ книжкахъ журнала (въ этотъ счетъ не входятъ - критика, библ³ограф³я, извѣст³я и замѣтки, полемика и протоколы засѣдан³й психологическаго общества), 18 посвящены "памяти" В. С. Соловьева, A. A. Токарскаго и С. С. Корсакова. Съ другой же стороны, въ этомъ преобладан³и, помимо вл³ян³я указанной причины, нельзя не видѣть доказательства сознанной важности занят³й результатами философской мысли нашихъ предшественниковъ; лишь въ историко-критическомъ выяснен³и и оцѣнкѣ сдѣланнаго другими мы имѣемъ твердую почву для плодотворной самостоятельной работы. Но, при всемъ томъ, не надо закрывать глаза и на подозрительную сторону этого преобладан³я историко-критическихъ работъ: мы весьма легко можемъ подвергнуться упреку въ оскудѣн³и y насъ положительной философской продуктивности, если опыты самостоятельнаго философствован³я будутъ составлять лишь 16% общаго числа философскихъ работъ (какъ это и есть въ "В. ф. и пс." за прошлый годъ, - 7 статей на 44).
   Изъ почившихъ дѣятелей русской философской мысли наибольшее вниман³е въ "Вопр. ф. и пс." посвящено Вл. Серг. Соловьеву. Статьями въ память его занята вся первая книжка (кн. 56) журнала. Открывается она стихотворен³емъ кн. Цертелева "Памяти Вл. С. Соловьева", на тему, данную въ собственныхъ стихахъ Вл. С - ча:
  
   "Смерть и Время царятъ на землѣ,
   "Но владыками ихъ не зови;
   "Все, кружась, исчезаетъ во мглѣ, -
   "Неподвижно лишь солнце любви!"
  
   (стр. 1). Затѣмъ слѣдуетъ статья проф. A - дра И. Введенскаго: "О мистицизмѣ и критицизмѣ въ теор³и познан³я В. С. Соловьева" (стр. 2 - 35). Статья эта представляетъ собою рѣчь, произнесенную въ публичномъ засѣдан³и С.Петербургскаго философскаго общества, состоявшемся въ память Вл. С. Соловьева 3 декабря 1900 г. Въ гносеолог³и Соловьева авторъ видитъ два главныхъ элемента: мистицизмъ и критицизмъ или, что то же, кант³анство, "такъ что, если угодно, говоритъ онъ, ее можно было бы назвать критическимъ мистицизмомъ, хотя точнѣй будетъ не поступать такъ, потому что 1, Кант³анск³я воззрѣн³я были усвоены имъ, особенно же до 97 года, далеко не въ полномъ видѣ; 2, на ряду съ ними кое въ чемъ попадаются еще взгляды рац³оналистовъ 17 к 18 вѣковъ съ ихъ стремлен³емъ разлагать данныя нашему сознан³ю связи на чисто логическ³я, a тѣ, которыя не поддаются такому разложен³ю, считать кажущимися, въ дѣйствительности не существующими" (стр. 4 и сл.). Мистицизмомъ г. Введенск³й называетъ "увѣренность въ существован³и мистическаго воспр³ят³я, a мистическимъ воспр³ят³емъ - непосредственное, т. е. пр³обрѣтаемое безъ посредства какихъ бы то ни было разсужден³й и выводовъ, знан³е того, что не составляетъ части внѣшняго м³ра, но что въ то же время не мы сами и не наши душевныя состоян³я, и при томъ знан³е внутреннее, т. е. возникающее безъ помощи внѣшнихъ чувствъ" (стр. 5). Критицизмъ Соловьева сказался какъ въ побѣдоносномъ опровержен³и позитивизма, такъ и въ нѣкоторой прямой блкзости къ Канту и зависимости отъ него (стр. 13 - 18). Недостаткомъ Соловьевской гносеолог³и авторъ считаетъ отсутств³е разработанной психолог³и мистическаго воспр³ят³я. Эту задачу Соловьевъ какъ бы завѣщалъ нашимъ болѣе молодымъ философамъ (стр. 34). По нашему мнѣн³ю, называть Соловьева критицистомъ можно только при нѣкоторомъ расширен³и понят³я о критицимѣ. Конечно, критицизмъ въ настоящее время считается похвальной и обязательной принадлежностью всякаго серьезнаго философа. Но едва ли нужно, хваля Соловьева, приписывать ему так³я достоинства, какихъ онъ не имѣлъ. Извѣстнаго рода вл³ян³я Канта (прямого или косвеннаго, положительнаго или отрицательнаго) въ настоящее время не можетъ избѣжать ни одинъ философъ; - неужели всѣхъ ихъ и называть критицистами? Отрицательное же отношен³е къ позитивизму и подавно нельзя считать принадлежностью критицизма; въ извѣстномъ смыслѣ можно вѣдь и самого Канта называть позитивистомъ. Можно п должно, не умаляя заслугъ Соловьева, считать его философ³ю такою, какою она дѣйствительно была, т. е. догматическою. Сказать это не значитъ высказать какое либо порицан³е Соловьеву, потому что и догматическ³я доктрины могутъ имѣть свои неоспоримыя и важныя достоинства.
   Слѣдующая статья А. Г. Петровскаго - "Памяти Владим³ра Сергѣевича Соловьева" (стр. 36-44) - есть рѣчь, произнесенная въ публичномъ засѣдан³и Московскаго психологическаго общества 2 февраля 1901 года. Авторъ даетъ очень теплую и прочувствованную характеристику нравственной личности С - ва. Характеристика сдѣлана настолько искренно и убѣдительно, что читатель невольно и вполнѣ соглашается съ заключительными словами автора: "Онъ умеръ, какъ человѣкъ, правдиво и честно совершивш³й свой жизненный путь. Еще много надеждъ и стремлен³й было y него впереди; но и того, что онъ сдѣлалъ, было слишкомъ достаточно для силъ одного человѣка, даже столь богато одареннаго. Онъ скончался спокойно и съ глубокой вѣрой; онъ встрѣтилъ смерть, какъ отдыхъ и возрожден³е къ новой жизни. И какъ намъ ни горько потерять его, мы, думая о его смерти, должны вѣрить въ то, во что вѣрилъ онъ. Не только съ надеждой, но съ полной увѣренностью мы можемъ говорить: ""миръ его душѣ"", ибо онъ нашелъ истинный миръ за той переходной чертой быт³я, которая зовется смертью" (стр. 44).
   Наиболѣе полно изображается историческ³й генезисъ Соловьевской философ³и и ея существенное содержан³е и значен³е для русскаго умственнаго развит³я въ солидной статьѣ Л. М. Лопатина: "Философское м³росозерцан³е В. С. Соловьева" (стр. 45-91). {Эта статья, равно какъ и разсматриваемыя ниже статьи кн. Трубецкого, Новгородцева и Рачинскаго тоже были прочитаны, въ качествѣ рѣчей, въ торжественномъ собран³и 2 февраля.} "Русская философская мысль, говоритъ проф. Лопатинъ, съ тѣхъ поръ, какъ впервые возникли ея первые проблески въ 18 вѣкѣ, и въ продолжен³е очень долгаго пер³ода влачила существован³е несчастное и скудное. Ея главнымъ недостаткомъ было полное отсутств³е оригинальности, - самобытнаго умозрительнаго творчества, которое выразилось бы въ литературной формѣ и привело бы къ опредѣленнымъ и систематическимъ результатамъ. Русек³е философы были только послѣдователями западноевропейскихъ и притомъ послѣдователями второстепенными. Ихъ достоинство и значен³е въ истор³и русскаго просвѣщен³я измѣряется не столько ихъ умственной силой, сколько тѣмъ, за кѣмъ они шли. У насъ были вольф³анцы, были поклонники французскаго сенсуализма, было нѣсколько послѣдователей Канта и Фихте, было довольно много послѣдователей Шеллинга и особенно Гегеля. Было, наконецъ, y насъ не мало представителей богословской схоластической метафизики, также заимствованной съ запада. Къ кому изъ западныхъ авторитетовъ примыкали тѣ или друг³е дѣятели русской философской мысли, это зависѣло отъ времени, въ которое они жили, отъ общественнаго положен³я, которое они занимали, отъ избранной ими професс³и. Въ пятидесятыхъ и шестидесятыхъ годахъ нынѣ истекшаго столѣт³я на смѣну поклонниковъ нѣмецкаго идеализма явились матер³алисты въ духѣ Бюхнера и Фохта и позитивисты французскаго и англ³йскаго типовъ. Между этими разнообразными, извнѣ навѣянными направлен³ями наибольшею умственною самостоятельностью отличались славянофилы; однако ихъ отношен³е къ философ³и было скорѣе отрицательнымъ, чѣмъ положительнымъ; въ своихъ общефилософскихъ взглядахъ они ограничивались отрицательной критикой нѣмецкаго идеализма, главнымъ образомъ въ формѣ системы Гегеля, и довольно ясно выраженнымъ признан³емъ полной несостоятельности всякой умозрительной философ³и, если она прямо не опирается на положительную церковную вѣру. У послѣдователей другихъ направлен³й самобытность философской мысли представляетъ лишь рѣдкое исключен³е. Самымъ блестящимъ такимъ исключен³емъ является Б. Н. Чнчеринъ, давш³й вполнѣ самостоятельную переработку началъ и метода гегелевой философ³и на почвѣ картез³анскаго дуализма духа и матер³и. Однако м³росозерцан³е Б. Н. Чичерина получаетъ законченное литературное выражен³е лишь тогда, когда философск³е взгляды В. С. Соловьева уже совершенно опредѣлились, и когда его первыя произведен³я уже увидѣли свѣтъ. Чичеринъ поэтому не былъ ни предшественникомъ, ни учителемъ Соловьева въ философ³и" (стр. 46-47). Самостоятельный относительно своихъ русскихъ предшественниковъ, Соловьевъ, по словамъ проф. Лопатина, не остался однако чуждъ тѣмъ вл³ян³ямъ, которыя вообще господствовали въ нашей умственной жизни, начиная съ конца 50-хъ годовъ. Онъ испыталъ на себѣ вл³ян³е Конта, Милля, Спенсера, Дарвина. Онъ былъ одно время самымъ горячимъ матер³алистомъ. Затѣмъ, благодаря Спинозѣ, въ немъ начинается поворотъ. Наиболѣе глубок³й переворотъ въ Соловьевѣ вызываетъ изучен³е Канта и въ особенности Шопенгауэра. Но и увлечен³е Шопенгауэромъ миновало. Отчасти благодаря сочинен³ямъ Гартмана, отчасти собственной умственной работой Соловьевъ приходитъ къ сознан³ю умозрительныхъ недостатковъ системы Шопенгауэра. Изучен³е религ³озныхъ вопросовъ толкаетъ его къ знакомству съ Фихте, Шеллингомъ и Гегелемъ. Особенно сильное вл³ян³е оказалъ на него Шеллингъ своей положительной философ³ей (стр. 47-52). Подвергаясь всѣмъ этимъ вл³ян³ямъ, Соловьевъ сумѣлъ однако сохранить свою умственную независимость. Г. Лопатинъ считаетъ его первымъ русскимъ философомъ, создавшимъ свою собственную независимую систему. Онъ даже позволяетъ себѣ сравнить его философское значен³е съ значен³емъ Пушкина для изящной литературы: "Пушкинъ первый сталъ воспроизводить не литературу о дѣйствительности, a самую дѣйствительность, какъ онъ ее понималъ, видѣлъ и переживалъ; чрезъ это онъ явился первымъ создателемъ настоящаго русскаго художественнаго слова. Соловьевъ началъ первый писать не о чужихъ мнѣн³яхъ по вопросамъ философ³и, a o самыхъ этихъ вопросахъ и сталъ ихъ рѣшать по существу, независимо отъ всякихъ мнѣн³й, - черезъ это онъ сдѣлался первымъ представителемъ уже не отраженной иностранной, a настоящей русской философской мысли" (стр. 53 - 54). 06щ³й смыслъ всего философскаго м³росозерцан³я Соловьева (со стороны его положительнаго содержан³я) г. Лопатинъ сводитъ къ тремъ пунктамъ: "1) къ идеѣ внутренней духовности существующаго, 2) къ идеѣ абсолютнаго всеединства и 3) къ идеѣ Богочеловѣчества" (стр. 61 и слѣд.). Намъ втвтъ надобности касаться подробностей въ изложен³и и характеристикѣ Соловьевскаго м³ровоззрѣн³я г. Лопатияымъ. Замѣтимъ только, что къ изображаемому философу авторъ относится съ самымъ восторженнымъ поклонен³емъ и любовью. Это, конечно, служитъ залогомъ того, что все существенное и цѣнное дѣйствительно выдвинуто на первый планъ и надлежащимъ образомъ освѣщено; и желающимъ познакомиться съ положительной стороной воззрѣн³й покойнаго мыслителя, съ его задачами и стремлен³ями, нельзя рекомендовать лучшаго руководства, чѣмъ разсмотрѣнная статья пр. Лопатина. Но въ объективно-научномъ смыслѣ это панегирическое отношен³е повело къ нѣкоторымъ неточностямъ и преувеличен³ямъ. Такъ, авторъ, несомнѣнно, нѣсколько преувеличилъ самостоятельность С - ва какъ относительно западныхъ вл³ян³й, такъ и относительно его русскихъ предшественниковъ. Въ послѣднемъ отношен³и слѣдуетъ упомянуть несправедливое игнорирован³е несомнѣнной зависимости "Кризиса западной философ³и", одного изъ весьма важныхъ, хотя и раннихъ, сочинен³й В. С - ча, отъ воззрѣн³й покойнаго В. Д. Кудрявцева. Несправедливо, затѣмъ, проф. Лопатинъ утверждаетъ, будто "Соловьева, какъ представителя своего особаго м³росозерцан³я, понимали и цѣнили очень немног³е" (стр. 541). О пониман³и, конечно, можно спорить, хотя намъ все-таки думается, что и при жизни философа понимали его очень мног³е; но цѣнили его уже несомнѣнно весьма и весьма мног³е, - объ этомъ свидѣтельствуетъ уже одинъ его литературный успѣхъ и знаменитость еще при жизни. И трудно сказать, больше ли будутъ понимать и цѣнить его по смерти. Другихъ примѣровъ преувеличен³я мы не указываемъ, но должны оговориться, что сколько бы ихъ ни нашлось, они не настолько значительны, чтобы набрасывать тѣнь на правдивость изображен³я Соловьева г. Лопатинымъ: оно несомнѣнно правдиво и лишь въ интересахъ рельефности иное сильнѣе подчеркиваетъ, a иное затушевываетъ.
   Изъ всѣхъ статей о Соловьевѣ мы, не колеблясь, признаемъ самой интересной по задачѣ и увлекательной по изложен³ю статью кн. С. Н. Трубецкого: "Основное начало учен³я В. Соловьева" (стр. 92-111). Въ этой статьѣ авторъ хочетъ сказать "объ общемъ смыслѣ и значен³и дѣятельности Соловьева, какъ онъ самъ ее понималъ, о его собственномъ отношен³и къ той философской и религ³озной идеѣ, которой онъ служилъ" (стр. 93). Самъ В. С. Соловьевъ, говоритъ кн. Трубецкой, "началомъ философ³и считаетъ, съ одной стороны, движен³е или подвигъ нашего ума, его рѣшительное обращен³е къ истинѣ, a съ другой, - его творческое вдохновен³е образомъ, идеей Истины" (стр. 98). "Чѣмъ же, спрашиваетъ онъ, руководилась вся философская дѣятельность Соловьева, какой единый замыселъ въ ней господствовалъ, и какъ опредѣляется ближайшимъ образомъ содержан³е этого замысла, та ""истина'"', которою вдохновлялся В. С. Соловьевъ"? Основною идеей Соловьевской философ³и онъ считаетъ религ³озную идею: "Основная идея Соловьева, говоритъ онъ, идея, проникающая его метафизику, этику, эстетику и самую его публицистику, есть религ³озная христ³анская идея. То, чѣмъ была для Спинозы его абсолютная субстанц³я, для Фихте - его абсолютное Я для Шопенгауэра его м³ровая воля, тѣмъ было для Соловьева жизненное начало христ³анства. Естественно, что философская дѣятельность представлялась ему религ³ознымъ служен³емъ, и его личное призван³е - религ³озною мисс³ей, ""дѣломъ Господнимъ"". ""Проклятъ всякъ, творяй дѣло Господне съ небрежен³емъ"" - вотъ угроза, которую онъ воспоминаетъ при исправлен³и и отдѣлкѣ своихъ трудовъ" (стр. 98 - 99). Такого рода философ³я легко можетъ показаться не оригинальной, въ ней могутъ увидѣть "простую попытку, быть можетъ, смѣлую и талантливую - воскресить средневѣковую схоластику или эклектическ³й платонизмъ раннихъ христ³анскихъ писателей". Легко могутъ спросить, не обращается ли здѣсь философ³я въ "служанку богослов³я". Этотъ упрекъ и это подозрѣн³е кн. С. Н. Трубецкой предвидитъ и всемѣрно старается предотвратить. "Ничего подобнаго, по его словамъ, y Соловьева не было. Онъ самымъ рѣшительнымъ образомъ отвергалъ тотъ внѣшн³й компромиссъ между язычествомъ и христ³анствомъ, въ которомъ, по его мнѣн³ю, состоитъ сущность средневѣковаго м³росозерцан³я. Онъ открыто становится на сторону враговъ такого м³росозерцан³я и въ разрушен³и ложнаго догматизма видитъ одно изъ существенныхъ услов³й для развит³я м³росозерцан³я истинно-христ³анскаго. Въ философ³и, какъ и въ религ³и, онъ выступаетъ горячимъ противникомъ догматиема" (стр. 99-100). Философ³я, по мнѣн³ю Соловьева, не опредѣляется чуждыми ей догматами: "если въ своемъ искан³и истины разумъ долженъ придти къ христ³анству, такъ это не потому, чтобы онъ руководствовался отдѣльными его догматами, a потому, что жизненный смыслъ философ³и состоитъ во внутреннемъ соединен³и человѣческаго разума съ сверхчеловѣческой всеединой истиной" (стр. 104).
   Болѣе краснорѣчива, чѣмъ содержательна статья г. П. И. Новгородцева: "Идея права въ философ³и Вл. С. Соловьева" (стр. 112-129). Авторъ интересно излагаетъ общественно-публицистическ³я идеи Соловьева, его полемику съ славянофилами, но собственно философ³и права y Соловьева не вскрылъ. Нѣсколько непр³ятное впечатлѣн³е производитъ высокомѣрно покровительственный тонъ, какимъ молодой писатель трактуетъ почтеннаго философа.
   Коротенькая, но прочувствованная рѣчь Г. А. Рачинскаго: Взглядъ В. С. Соловьева на красоту" (стр. 130-137) вѣрно и наглядно вскрываетъ идейную основу эстетики Соловьева: "Все его эстетическое учен³е, говоритъ авторъ, есть одна великая и страстная надежда послѣдняго воскресен³я во славѣ и грядущей красоты царства Бож³я, гдѣ вѣчно будетъ с³ять тр³единый свѣтъ добра, истины и красоты. Онъ жаждалъ этого свѣта вездѣ и во всемъ. Не даромъ красота неодушевленной природы олицетворялась для В. С. въ образѣ вещественнаго свѣта, зас³явшаго надъ мрачной бездной хаоса въ первый день творен³я. Подоб³емъ этого божественнаго свѣта былъ для него нашъ матер³альный свѣтъ, лучш³й символъ вѣчной идеи въ м³рѣ матер³и, первое еще несовершенное явлен³е того свѣта божественнаго разума, которымъ живо человѣчество. То былъ φῶς ἱλαρὸν ἁγίας δόξης, свѣтивш³й во тьмѣ и не объятый ею" (стр. 136-137).
   Въ этой же книжкѣ напечатанъ надѣлавш³й въ свое время много шума и вызвавш³й большую и страстную полемику рефератъ Соловьева о средневѣковомъ м³росозерцан³и (стр. 138-152; читанъ въ псих. общ. 19 окт. 1891 г.) и содержан³е извѣстной же его рѣчи 13 марта 1881 г. на женскихъ курсахъ (стр. 153-158).
   Послѣднею статьей въ этой книжкѣ стоитъ статья г. Ф. Геца: "Отношен³е Вл. С. Соловьева къ еврейскому вопросу" (стр. 159-198). Воззрѣн³я В. С-ча характеризуются част³ю по его письмамъ, част³ю же по статьѣ - "Талмудъ и новѣйшая полемическая литература о немъ" (Русск. Мысль 1886, N 8) и брошюрѣ - "Еврейство и христ³анск³й вопросъ" (М. 1884). Содержан³е названныхъ работъ В. С-ча, полагаемъ, вообще хорошо извѣстно русскимъ читателямъ, и потому воспроизводить его по изложен³ю г. Геца мы считаемъ излишнимъ. Достаточно привести одну выдержку, гдѣ самъ В. С. высказывается по поводу обвинен³й его въ юдофильствѣ: "Меня одни величаютъ ³удофиломъ, друг³е укоряютъ въ слѣпомъ пристраст³и къ еврейству. Благо, что не подозрѣваютъ меня въ подкупности еврейскимъ золотомъ. Но въ чемъ, хотѣлъ бы я знать, высказывается мое ³удофильство или мое пристраст³е къ евреямъ? Развѣ я не признаю слабыхъ сторонъ ³удейства или развѣ я оправдываю послѣдн³я? Обнаружилъ ли я когда либо хоть малѣйшую склонность идеализировать еврейство? Въ дѣйствительности я настолько же далекъ отъ ³удофильства, какъ и отъ ³удофобства. Но я не могу въ угоду дурному вкусу и плохой нравственности закрывать глаза, чтобы не видѣть очевидныхъ фактовъ, не могу и не хочу кривить душою и сдѣлать, по примѣру антисемитовъ, однихъ евреевъ отвѣтственными за всѣ грѣхи и несчаст³я, постигш³е насъ. Я не скрываю, что живо интересуюсь судьбою еврейскаго народа, но это потому, что она сама по себѣ въ высшей степени интересна и поучительна во многихъ отношен³яхъ. Но иногда я заступаюсь за евреевъ? Да, только, къ сожалѣн³ю, не такъ часто, какъ я бы хотѣлъ и долженъ былъ это дѣлать въ качествѣ христ³анина и славянина... Еврейск³й вопросъ - въ сущности вопросъ правды и справедливости. Въ лицѣ еврея попирается справедливость, потому что преслѣдован³я, коимъ подвергаютъ евреевъ, не имѣютъ ни малѣйшаго оправдан³я, ибо обвинен³я, взводимыя антисемитами на нихъ, не выдерживаютъ самой снисходительной критики: они большею част³ю злоумышленная ложь" (стр. 175-176). Едва ли надо доказывать, что никто лучше В. С-ча не вскрылъ всей теоретической вздорности и практической безчестности юдофоб³и. Но напоминать время отъ времени его аргументац³ю весьма полезно. И г. Гецъ хорошо сдѣлалъ, что въ посвященной памяти Соловьева книжкѣ изложилъ и взгляды его на еврейство; безъ этого образъ покойнаго философа былъ бы не полонъ. Изложен³е сдѣлано правильно и документально, если не считать нѣкоторыхъ незначительныхъ утрировокъ и неточностей въ толкован³и С-ва. Для примѣра укажемъ на стр. 174, гдѣ авторъ утверждаетъ, что еврейск³й народъ, начиная съ Авраама, всегда отличался необычайной смѣлостью и самостоятельностью мысли; эта то черта и роднила будто бы съ съ нимъ особенно В. С-ча. Что Соловьевъ былъ смѣлый и самостоятельный мыслитель, это вѣрно; но чтобы еврейск³й народъ въ цѣломъ и даже хотя бы въ большинствѣ былъ таковъ, этому повѣрятъ развѣ только самообольщенные единоплеменники г. Геца. Развѣ мы не видимъ, что со времени послѣдняго пророка (Малах³и) самостоятельность и въ особенности независимость мысли почти совершенно исчезаютъ въ еврействѣ? Что такое Талмудъ и раввинская литература, какъ не еврейская схоластика? A развѣ послѣдняя можетъ похвалиться самостоятельностью и независимостью мысли? Напротивъ, мы видимъ, что сравнительно рѣдк³я проявлен³я самостоятельности и независимости мысли жестоко преслѣдуются: вспомнимъ хотя бы печальную истор³ю великаго мыслителя Баруха Спинозы...
   Разсмотрѣнныя статьи довольно полно рисуютъ предъ нами образъ Соловьева, какъ рѣдкаго, выдающагося человѣка и философа. Громадная сила ума, необыкновенная глубина чувства и, главное, рѣдкая искренность въ служен³и истинѣ и правдѣ дѣлаютъ его одной изъ самыхъ крупныхъ фигуръ въ истор³и умственной жизни Росс³и за 19-ое столѣт³е. И мы увѣрены, что его еще много и часто будутъ вспоминать, a его идеи станутъ однимъ изъ существенныхъ факторовъ нашего умственнаго развит³я.
   Во второй книжкѣ журнала (кн. 57) помѣщены статьи: В. А. Вагнера - "Ренанъ и Ницше. О звѣрѣ въ человѣкѣ" (стр. 199-217); И. И. Иванова - "Опытъ научно-философской религ³озной и соц³альной доктрины" (стр. 218-278); П. И. Новгородцева - "Нравственная проблема въ философ³и Канта" (стр. 279-314); кн. Е. Н. Трубецкаго - "Философ³я права проф. Л. I. Петражицкаго" (стр. 1-33, отд. II); Ф. В. Софронова - "Теор³я познан³я на основѣ критическаго эмпиризма"' (стр. 34-66); М. Н. Шварца - "Идея эволюц³и въ современной философ³и" (стр. 67-80); А. Н. Щукарева - "Очерки по философ³и естествознан³я" (стр. 81-98); Н. О. Лосскаго - "Недомолвки въ теор³и эмоц³й Джемса" (стр. 99-134) и И. Н. Холчева - "Объ индивидуальныхъ колебан³яхъ вниман³я" (стр. 135-148).
   Съ особеннымъ интересомъ читается статья г. Вагнера. Авторъ хочетъ сказать нѣсколько словъ по поводу "переоцѣнки" правилъ поведен³я и попытокъ указать новые пути къ достижен³ю "новыхъ цѣлей жизни", взамѣнъ "утраченныхъ человѣчествомъ". Слова Ницше: "опасность твоя не малая, свободомыслящ³й и странникъ: ты утратилъ цѣль, a вмѣстѣ съ тѣмъ потерялъ и дорогу", оказались, по справедливому замѣчан³ю автора, не столько грознымъ откровен³емъ, сколько простымъ констатирован³емъ факта въ примѣнен³и къ большинству современныхъ моралистовъ. "А если такъ, продолжаетъ онъ, если старые пути и цѣли - только призраки прошлаго, то на мѣсто ихъ надо поставить новые: если нѣтъ Бога, говорилъ Вольтеръ, то надо его выдумать... Такихъ боговъ теперь оказывается довольно много; здѣсь насъ занимаетъ только тотъ изъ нихъ, котораго человѣческая мысль пыталась создать изъ матерьяла, сокрушившаго старые кумиры (онъ разумѣетъ данныя б³олог³и). Эти новыя цѣли человѣчества, этотъ новый Богъ, по мнѣн³ю мыслителей, которыхъ мы будемъ имѣть въ виду (Ницше и Ренана) - сверхчеловѣкъ, a пути и средства создать его лежатъ въ путяхъ природы, создавшей звѣря въ человѣкѣ" (стр. 200). Отношен³е Ницше и Ренана къ "звѣрю въ человѣкѣ" - совершенно противоположное, a потому и самый идеалъ "сверхчеловѣка" - д³аметрально противоположенъ: Н. въ "звѣрѣ" видитъ идеалъ, Р. - препятств³е къ достижен³ю идеала. Не смотря на вырожден³е человѣка, на его паден³е, какъ типа, - Ницше возлагаетъ свои надежды въ предстоящей человѣчеству работѣ по пути къ создан³ю сверхчеловѣка на уцѣлѣвшаго еще въ немъ, "къ счаст³ю людей", - звѣря. Этотъ звѣрь, по его мнѣн³ю, почти поглощенъ человѣкомъ, и задача будущаго - освободить и возстановить его въ "человѣкѣ-звѣрѣ". По Ренану какъ разъ наоборотъ - современный человѣкъ, не смотря на культуру, все еще остается прежде всего звѣремъ, a потомъ уже (въ малой дозѣ) человѣкомъ. Задача будущаго, по его мнѣн³ю, создать сверхчеловѣка, освободивъ "звѣря-человѣка" отъ звѣря и укрѣпивъ въ немъ зачатокъ человѣка (стр. 200-201). Оба, какъ видимъ, возлагаютъ надежды на эволюц³ю человѣческаго рода. Оба они, какъ раскрываетъ авторъ, увѣрены въ справедливости б³ологическаго "закона", по "которому цгьль вида - переходъ его въ типъ высшаго порядка (ср. стр. 204. 208 и сл.). А между тѣмъ, утверждаетъ г. Вагнеръ, эволюц³онная теор³я не можетъ оправдывать надеждъ ни Ницше ни Ренана, и признаваемаго ими "закона б³олог³и" совсѣмъ не существуетъ. "Б³олог³я не даетъ ни малѣйшаго права утверждать что либо подобное. Природа отнюдь не заботится исключительно о созидан³и совершенныхъ типовъ, принося имъ будто бы въ жертву типы менѣе совершенные. Она одинаково заботится или, вѣрнѣе, одинаково безразлична какъ къ ген³ю, такъ и къ солитеру, когорый въ немъ можетъ паразитировать, предоставляя каждому устраиваться какъ могутъ въ услов³яхъ жизни: устроились, приспособились, прекрасно, цвѣтите и множьтесь по мѣрѣ силъ и возможности; нѣтъ, - идите на смарку" (стр. 204). Самъ Дарвинъ "не одинъ разъ подчеркивалъ, что его учен³е не имѣетъ ничего общаго съ теор³ей непрерывнаго совершенствован³я" (стр. 213). Природа "не даетъ ровно ничего для рѣшен³я вопроса о сверхчеловѣкѣ", и ни Ренану ни Ницше "не было ни малѣйшаго основан³я аппеллировать къ б³олог³и, предлагая считать сверхчеловѣкомъ именно тотъ типъ, который обладаетъ качествомъ, по мнѣн³ю ученаго, единственно совершеннымъ" (тамъ же). Самъ г. Вагнеръ не сомнѣвается въ возможности развит³я типа человѣка болѣе совершеннаго, чѣмъ современный нашему поколѣн³ю; но онъ не видитъ критер³я для опредѣлен³я такого совершенства (стр. 217). Этотъ отрезвляющ³й и достаточно авторитетный голосъ натуралиста по одному изъ модныхъ и волнующихъ вопросовъ современной мысли, намъ думается, раздался весьма своевременно и кстати.
   Г. Ивановъ подъ своимъ довольно претенц³ознымъ заглав³емъ даетъ новый этюдъ на свою старую и довольно наскучившую читателямъ тему о Сенъ-Симонѣ; и мы едва ли кого оставимъ неудовлетвореннымъ, пройдя эту статью молчан³емъ. По инымъ причинамъ мы минуемъ и статью г. Новгородцева. Надо сказать, что авторъ даетъ весьма интересную и съ пониман³емъ дѣла составленную характеристику общихъ результатовъ Кантовой философ³и, взаимнаго отношен³я его гносеолог³и и этики и существенныхъ свойствъ послѣдней. Но о нравственномъ учен³и Канта въ "Богословскомъ Вѣстникѣ" уже писано не мало (въ прежн³е годы г.г. Кирилловичемъ и Поповымъ, въ нынѣшнемъ году г. Городенскимъ). Повторять въ краткихъ, мало говорящихъ выдержкахъ изложен³е этого дов. избитаго сюжета излишне.
   Полемическая статья кн. Е. Трубецкого съ удовольств³емъ и пользой прочтется всѣми интересующимися вопросами права. Петражицк³й "вполнѣ достовѣрнымъ матер³аломъ для познан³я существа права" считаетъ, во-1-хъ, внутренн³е психическ³е акты, во-2-хъ, результаты изучен³я человѣческой рѣчи и человѣческихъ дѣйств³й, въ-3-хъ, "всякаго рода сообщен³я, повѣствован³я л т. д. о дѣйств³яхъ и рѣчахъ другихъ людей" (стр. 11). Онъ, такимъ образомъ, предлагаетъ чисто психологическ³й критер³й для отлич³я права отъ неправа. Этотъ то критер³й и не признаетъ достаточнымъ кн. Трубецкой. "Основной грѣхъ цѣлаго ряда теоретиковъ, противъ которыхъ полемизируетъ г. Петражицк³й, говоритъ онъ, заключается въ смѣшен³и права съ фактомъ, въ отожествлен³и фактическаго порядка, установленнаго тѣмъ или другимъ внѣшнимъ авторитетомъ во имя права, съ правомъ вообще. Основной грѣхъ г. Петражицкаго заключается въ отожествлен³и права съ опредѣленными состоян³ями человѣческой души, съ фактами индивидуальной психолог³и. Разумѣется, всяк³й теоретикъ права долженъ считаться какъ съ тѣми психологическими фактами, изъ которыхъ исходитъ г. Петражицк³й, такъ и съ тѣми соц³альными фактами, которые послужили точкой отправлен³я для его предшественниковъ; но для того, чтобы уловить сущность права, надо подняться надъ фактами въ горнюю сферу умозрѣн³я. Не трудно доказать, что какъ фактически существующ³й правовой порядокъ, такъ и факты правовой психолог³и покоятся на неустранимыхъ метафизическихъ предположен³яхъ, обусловливающихъ какъ возможность всякаго конкретнаго права, такъ и возможность самаго правосознан³я. Въ основѣ всякаго положительнаго права и всякой положительно-правовой обязанности лежатъ первоначальное право и первоначальная обязанность, т. е. право общества господствовать надъ личностью, связывать ея волю своими предписан³ями, и - обязанность личности подчинять свои цѣли цѣлямъ общежит³я" (стр. 30-31). Это первоначальное право не есть фактъ, a постулятъ, сверхопытная идея разума (тамъ же): "Такъ или иначе, говоритъ въ заключен³е авторъ, вопросъ о существѣ права приводитъ насъ къ проблемѣ ""права разума"", или такъ называемаго естественнаго права. Чтобы отвѣтить на вопросъ, что такое право, надо начать съ выяснен³я того правового критер³я, которымъ долженъ руководствоваться нашъ разумъ, того первоначальнаго права, на которое опирается всяк³й внѣшн³й авторитетъ и всякое внѣшнее законодательство" (стр. 33).
   Статьи г.г. Софронова и Щукарева являются продолжен³емъ работъ, начатыхъ еще въ прежн³е годы. Статья Шварца есть лишь изложен³е брошюры Stumpf'a: "Der Entwickelungsgedanke in der gegenwartigen Philosophie". Статьи Лосскаго и Холчева представляютъ слишкомъ спец³альный интересъ. Не вдаваясь, поэтому, въ ихъ изложен³е, переходимъ къ Ш-ей книжкѣ.
   Въ составъ третьей книжки (кн. 58) входятъ слѣдующ³я статьи: П. И. Новгородцева - "Учен³е Канта о правѣ и государствѣ" (стр. 315-361); И. И. Иванова - продолжен³е статьи предыд. кн.; П. В. Тихомирова - "Гносеолог³я Риля" (стр. 433-491); Н. О. Лосскаго "A. A. Козловъ и его панисихизмъ" (отд. II, стр. 183-206); кн. С. Н. Трубецкого - "Протагоръ Платона въ связи съ развит³емъ его нравственной мысли (стр. 207-228); Н. В. Теплова - "Схоластика, какъ культурно психологическое явлен³е" (стр. 229-251) и А. Дживелегова - "Марксизмъ и критическая философ³я" (стр. 253-281).
   Г. Новгородцевъ изслѣдуетъ сначала учен³е Канта объ отношен³и права къ нравственности (стр. 315-329), затѣмъ политическую теор³ю Канта (стр. 329-350) и, наконецъ, учен³е Канта о естественномъ правѣ (стр. 350-361). "Моральность, говоритъ авторъ, опредѣляется, по Канту, наличностью чистаго уважен³я къ закону разума; это - долгъ ради долга. Если же это чистое настроен³е воли отсутствуетъ, и законъ исполняется по какому либо внѣшнему побужден³ю, то въ такомъ случаѣ можно признать только легальность поступка. Отъ этихъ опредѣлен³й и отправляется Кантъ, когда хочетъ установить связь морали съ правомъ" (стр. 317). Такимъ образомъ, различ³е права я нравственности сводится прежде всего къ различ³ю мотивовъ поступка. Самые же законы юридическ³е, на ряду съ этическими, являются законами моральными" (тамъ же). Это сведен³е права къ нравственности помѣшало Канту понять собственную природу права, и въ переходѣ отъ нравственности къ праву онъ допустилъ не мало неясностей и противорѣч³й. И въ политической теор³и Канта, по словамъ автора, "сходятся весьма различныя течен³я, не всегда примиряясь въ высшемъ синтезѣ" (стр. 329 и сл.). "Въ области публичнаго права, говоритъ г. Новгородцевъ, Кантъ нашелъ не только рядъ спорныхъ пунктовъ, но и запасъ готовыхъ формулъ. Онъ нашелъ здѣсь опредѣленныя схемы, ясно поставленные вопросы и нѣкоторыя общепризнанныя идеи. Содержан³е политической теор³и было ему въ значительной мѣрѣ подсказано господствующими учен³ями эпохи. Но онъ не могъ отступить и отъ своихъ собственныхъ взглядовъ. Такимъ образомъ, получилась доктрина, соединившая въ себѣ разнородные элементы" (стр. 330). Авторъ наглядно показываетъ, какъ эти разнородные элементы сливались въ одну сложную доктрину. Вопросъ о естественномъ правѣ, по словамъ автора, лишь Кантомъ выведенъ изъ состоян³я той неопредѣленности, въ какой онъ находился y его предшественниковъ, и поставленъ на "ту твердую почву, на которой онъ только и долженъ ставиться". Въ этомъ случаѣ Канту принадлежитъ неоспоримая и высокая заслуга.
   Изъ прочихъ статей этой книжки слѣдуетъ отмѣтить весьма любопытный очеркъ, г. Теплова. О схоластикѣ y насъ вообще такъ мало знаютъ, что всякая попытка освѣтить этотъ предметъ должна быть только привѣтствуема. Авторъ устанавливаетъ три признака схоластики: господство авторитета, подчиненное положен³е философ³и по отношен³ю къ теолог³и и оперирован³е надъ словами, a не надъ реальными отношен³ями, не надъ фактами или вещами въ томъ видѣ, въ какомъ они даются наблюден³емъ. "Господство авторитета, по его словамъ, заключалось въ томъ, что мысль работала де самостоятельно; она принимала безъ провѣрки переданныя отъ учителей положен³я и лишь старалась изложить, свести, систематизировать, истолковать ихъ. Подчиненность теолог³и состояла въ томъ, что по самому назначен³ю философ³я должна была служить оруд³емъ не столько изыскан³я истины, сколько истолкован³я тѣхъ не подлежащихъ сомнѣн³ю истинъ, которыя заключены въ священномъ писан³и и творен³яхъ отцовъ церкви; или самое большее, что могла Дѣлать философ³я, это - приводить разумныя, логическ³я основан³я, доказывать тѣ истины, которыя даны безъ доказательствъ вѣрою. Трет³й признакъ заключался въ томъ, что схоластическая мысль обращалась не къ наличной дѣйствительности, не къ фактамъ, не къ явлен³ямъ, не къ вещамъ, a къ словамъ. Въ основѣ схоластики лежало не изучен³е природы въ самомъ широкомъ смыслѣ слова, даже и не анализъ нашихъ понят³й, a чисто механическое сопоставлен³е и систематизирован³е ихъ на основан³и правилъ нормальной логики" (стр. 230 - 231). Иллюстрировавъ эти положен³я достаточнымъ количествомъ краснорѣчивыхъ примѣровъ изъ Алкуина, Фредегиза и Лулл³я, авторъ считаетъ, въ заключен³и статьи, себя въ правѣ сдѣлать слѣдующее обобщен³е: "Тѣ три признака, характеризующихъ схоластику, съ которыхъ я началъ свое изложен³е, можно свести къ одному, - къ тому, что схоластика есть продуктъ не органическаго роста одной культуры, a механическаго смѣшен³я двухъ культуръ совершенно различнаго уровня, - очень высоко стоящей антично-христ³анской и сравнительно очень низко стоящей варварской. Такова, мнѣ кажется, та простая формула, къ которой можно свести опредѣлен³е схоластики, заключающее въ себѣ и главные признаки, и объяснен³е явлен³я. Явлен³е это культурное и даже не просто культурное, a культурно-психологическое, потому что неспособность малокультурнаго ума не только самостоятельно создать, но и понять уже готовую сложную философскую систему, не смотря даже на то, что онъ посвящаетъ массу времени на изучен³е ея, напрягаетъ всѣ силы на ея пониман³е и въ подражан³е самъ пишетъ философск³е трактаты, не имѣющ³е однако никакой другой цѣны, кромѣ цѣли самообучен³я, дисциплинирован³я своего ума, - это явлен³е чисто психологическое, и переводить это явлен³е на языкъ какихъ либо другихъ отношен³й значило бы, мнѣ кажется, не выяснять, a затемнять его истинныя причины и смыслъ" (стр. 251). Работѣ г. Теплова никакъ нельзя отказать въ смѣлости замысла и остроум³и выполнен³я. Съ нимъ даже, пожалуй, можно и согласиться, если его выводы прилагать лишь къ раннимъ схоластикамъ. Но если имѣть въ виду настоящихъ схоластиковъ, тѣхъ, которые вели безконечные споры по серьезному вопросу объ универсал³яхъ, то изображен³е г. Теплова окажется самой безспорной каррикатурой.

(Окончан³е слѣдуетъ).

П. Тихомировъ.

  

Другие авторы
  • Радищев Александр Николаевич
  • Трубецкой Сергей Николаевич
  • Каменский Анатолий Павлович
  • Игнатьев Алексей Алексеевич
  • Энгельгардт Николай Александрович
  • Бойе Карин
  • Кривенко Сергей Николаевич
  • Мирэ А.
  • Энгельгардт Анна Николаевна
  • Дитерихс Леонид Константинович
  • Другие произведения
  • Толстой Лев Николаевич - Доклад, приготовленный для конгресса о мире в Стокгольме
  • Павлищев Лев Николаевич - Воспоминания об А. С. Пушкине
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Импровизатор, или Молодость и мечты италиянского поэта. Роман датского писателя Андерсена...
  • Герасимов Михаил Прокофьевич - Стихотворения
  • Куприн Александр Иванович - Одиночество
  • Перец Ицхок Лейбуш - Пост
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Москва в Париже
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Совещание расширенной редакции "Пролетария"
  • Гартман Фон Ауэ - Бедный Генрих
  • Муравьев-Апостол Иван Матвеевич - Рассуждение о причинах, побудивших Горация написать сатиру 3-ю первой книги
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 395 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа