Главная » Книги

Толль Феликс Густавович - Педагогические сочинения, вышедшие на 1860 год

Толль Феликс Густавович - Педагогические сочинения, вышедшие на 1860 год


1 2


Педагогическ³я сочинен³я, вышедш³я на 1860 годъ.

  
   1) Русск³я сказки для дѣтей, разсказанныя нянюшкою Авдотьею Степановною Черепьевою, изданныя К. Авдѣевой. Изд. четвертое; 2) Говорящ³я животныя. Текстъ автора Степки-Растрепки; 3) Еще говорящ³я животныя. Текстъ автора Степки-Растрепки. 4) Басни и пѣсенки для дѣтей. Издан³я М. О. Вольфа. 5) Путешеств³е въ сказочную страну. Текстъ автора Степки-Растрепки. 6) Русск³я сказки въ иллюстрац³яхъ. В. Жуковскаго; 7) Волшебные Цвѣты; 8) Настоящ³й Робинзонъ. Заимствовано съ французскаго А. Разинымъ; 9) Леля или необитаемый островъ. Переводъ съ англ³йскаго. Издан³е M. О. Вольфа.
  
   Одинъ изъ признаковъ юности народа въ отношен³и цивилизац³и, незрѣлости его понят³й о гражданственности, есть увлечен³е общественнаго мнѣн³я блестящимъ, поверхностность сужден³й общества о предметахъ по ихъ внѣшности, часто - по одной обстановкѣ.
   Но и для народовъ, какъ для лицъ, проходитъ пора увлечен³й. Другими словами: взглядъ на историческую славу, благосостоян³е и образованность измѣняется по мѣрѣ развит³я въ народахъ гражданскаго самосознан³я. Жажда завоеван³й уступаетъ мѣсто заботѣ объ устройствѣ внутренняго быта. Богатѣйшимъ начинаетъ почитаться то государство, въ которомъ большая масса народонаселен³я наслаждается извѣстною степенью довольства; образованнѣйшимъ то, въ которомъ значительнѣйшая цифра гражданъ пользуется свѣтомъ просвѣщен³я. Народы достигш³е извѣстной степени политической зрѣлости, перестаютъ завидовать военной славѣ Рима и императорской Франц³и, мгновенному богатству Испан³и, процвѣтан³ю наукъ и искусствъ въ академ³яхъ вѣка Людовика XIV, и взоръ ихъ съ почтительнымъ удивлен³емъ обращается на мирную Швейцар³ю, промышленную Англ³ю и усѣянную народными школами Герман³ю.
   Росс³я ген³емъ Петра была вдвинута въ Европу въ эпоху еще слабой зрѣлости этой послѣдней въ отношен³и идеи истинной гражданственности. Притомъ наше отечество приняло за образецъ, за идеалъ Франц³ю, которая даже до нынѣ много отстала зрѣлостью отъ остальной Европы. Цѣликомъ усвоенныя изъ Франц³и воззрѣн³я на существенные общественные вопросы оффцц³ально держались у насъ до нынѣшняго царствован³я, не смотря на очевидную несостоятельность свою передъ судомъ здраваго ума, не смотря на то, что въ людяхъ мысли, слѣдившихъ за ходомъ западной цивилизац³и, уже давно выработался иной, ближайш³й къ безусловному общественному идеалу взглядъ, который, впрочемъ, только нынѣ вполнѣ начинаетъ высказываться, а потому и усвоиваться, все большимъ кругомъ публики.
   Согласно этому современному воззрѣн³ю на цивилизац³ю, какъ мы уже сказали, степень образованности народа измѣряется не столько количествомъ познан³й, литературныхъ и художественныхъ произведен³й, открыт³й и изобрѣтен³й, которыхъ заслуга принадлежитъ передовымъ людямъ нац³и, сколько степенью равномѣрности въ распредѣлен³и просвѣщен³я въ массахъ и зависящею отъ нея степенью нравственнаго совершевства этихъ массъ. Содѣйствовать къ достижен³ю отечествомъ все высшей потенц³и этой истинной образованности - вотъ въ чемъ состоитъ истинное призван³е всякаго образованнаго гражданина, какъ равно и всякаго просвѣщеннаго правительственнаго лица.
   Прямыхъ источниковъ истинной образованности преимущественно три: семейство, школа и литература. Но эти прямые дѣятели ведутъ народъ къ истинной образованности только при услов³и сильнаго взаимнодѣйств³я ихъ другъ на друга и взаимнопроникновен³я духомъ другъ друга.
   Безъ семейства, въ извѣстномъ смыслѣ, не можетъ быть, такъ называемыхъ, семейныхъ добродѣтелей, безъ которыхъ снова невозможна истинная образованность. Съ другой стороны, семейство, безъ содѣйств³я освѣжающаго духа школы и литературы грозитъ замкнутостью, исключительностью интересовъ, односторонностью воззрѣн³й, неподвижностью, заскорузлостью ceмейныхъ предан³й и вѣрован³й. Школа, съ одной стороны, устраняя исключительность, односторонность семейнаго вл³ян³я, съ другой расширяя горизонтъ знан³й молодаго поколѣн³я, въ то же время въ образован³е юношества вноситъ элементъ, котораго не въ состоян³и дать семейство, состоящее изъ слишкомъ близкородственныхъ, омогенныхъ, если можно такъ выразиться - членовъ; я хочу сказать: элементъ общежительности, общественности, безъ котораго невозможна гражданская жизнь и который придаетъ школѣ значен³е нѣкотораго рода предсѣн³я къ дѣйствительной жизни въ обществѣ. Наконецъ, литература должна быть ключомъ живой воды, питающимъ и обновляющимъ соки семейства и школы, а для этого должна проникнуться важностью ихъ и посвятить интересамъ ихъ значительную часть своихъ силъ и дѣятельности.
   У насъ, изъ поименованныхъ трехъ источниковъ истиннаго просвѣщен³я, семейство только начинаетъ еще доходить до сознан³я своего образовательнаго призван³я (mission), и то только въ высшихъ слояхъ общества. И не можетъ быть иначе! Ceмейство допетровской Руси, какъ и всѣ друг³я формы ея гражданскаго быта, было дикою средою, исполненною суевѣр³й, предразсудковъ, замкнутою въ невѣжественной исключительности интересовъ, державшеюся отцовскимъ деспотизмомъ съ одной, рабскимъ подчинен³емъ жены и дѣтей съ другой стороны. Вл³ян³е семейства, при такомъ характерѣ его, на просвѣщен³е могло быть только претительнымъ. Просвѣщен³е по самому существу своему, должно было вести къ разрушен³ю всего того, что составляло духъ и сущность тогдашняго семейства, а потому и встрѣчало въ немъ рьянаго антагониста, антагониста, дѣйствовавшаго безсознательно, по одному истинкту исключительности, изъ одного чувства самосохранен³я, но опиравшагося на двухъ крѣпкихъ столпахъ - крови и предан³и. О семейныхъ добродѣтеляхъ не могло быть и рѣчи тамъ, гдѣ главная представительница ихъ - мать семейства была унижена до степени рабы, т. е., прелестницы, кормилицы и работницы.
   Петръ освободилъ семейства высшихъ слоевъ общества изъ-подъ гнетущаго ярма патр³архальности, освободилъ женщину изъ-подъ мужнина деспотизма и ввелъ ее въ общество. Но еще не успѣла женщина, одаренная гражданскими правами, внести въ семейство элементъ матери семейства, преобразовавъ это послѣднее на новыхъ началахъ свободной, самоопредѣленной морали, основанной на любви; еще женщина, на первыхъ порахъ увлекшаяся своею новою ролью въ обществѣ, не успѣла вполнѣ сознать другую сторону своего призван³я - призван³е матери семейства, какъ, при дѣятельной иниц³ативѣ правительства, общественное образован³е стало колебать вл³ян³е домашняго и даже вытѣснять его, что было весьма не трудно, потому что, повторяю - семейство, въ новомъ смыслѣ, едва начинало возникать. Вслѣдств³е этого, по свойственной человѣческой природѣ безпечности, родители стали заботиться только о томъ, чтобы вскормить и взростить дѣтей до извѣстнаго возраста, въ которомъ они могли поступить въ общественныя заведен³я, потомъ приготовить ихъ къ экзаменамъ въ эти заведен³я, сдать и... дальнѣйшее дѣлоправительства, дѣло школы! Семейству, въ томъ благотворномъ образовательномъ значен³и, въ которомъ оно существуетъ на Западѣ, возникнуть было трудно при этомъ удобствѣ къ освобожден³ю отъ его обязанностей.
   Что касается другаго источника истиннаго образован³я - школъ, то, не будучи порождены изъ нѣдръ нашей собственной цивилизац³й, а взятые цѣликомъ съ Запада, наши школы не могли ни вполнѣ соотвѣтствовать нашимъ нуждамъ, ни преуспѣвать, какъ преуспѣваютъ только учрежден³я, порожденныя потребностями и разумомъ народа. Искусственно перенесенныя къ намъ изъ чуждой цивилизац³и, эти правительственныя общественныя заведен³я держались и держатся почти только привиллег³ями, сопряженными съ окончан³емъ въ нихъ курса, привычкою и недостаткомъ другихъ частныхъ школъ, которымъ трудно возникнуть при правительственной конкурренц³и.
   Такимъ образомъ, естественные воспитатели юношества - родители, почитая себя вправѣ вполнѣ возлагать заботу объ образован³и дѣтей на правительственныя общественныя заведен³я, не старались о развит³и въ дѣтяхъ семейныхъ добродѣтелей. Школы же, будучи большею частью закрытыми спец³яльными заведен³ями, оставляли совершенно въ сторонѣ элементъ общественности, который призваны вносить въ образован³е, и стремились къ случайнымъ, не необходимымъ цѣлямъ.
   При такихъ услов³яхъ, мудрено было возникнуть у насъ и дѣятельной педагогической литературѣ, которая предполагаетъ цѣлый классъ людей Фаха и многочисленную публику читателей. Правда, у насъ были профессоры и учители, былъ даже педагогическ³й институтъ, было педагогическое отдѣлен³е въ университетахъ. Но профессоры и учители наши были чиновники, большею частью избиравш³е учебную дорогу по какимъ-нибудь случайнымъ соображен³ямъ и, вскорѣ послѣ поступлен³я на мѣсто, перестававш³е заниматься предметомъ, къ которому не видѣли ни въ комъ сочувств³я, между тѣмъ какъ всюду встрѣчались съ программами и указан³ями. Да и откуда было явиться людямъ Фаха? Въ педагогическомъ институтѣ нашемъ, по крайней мѣрѣ до 1845 года, педагогика стояла на послѣднемъ планѣ. Но еслибы у насъ и были люди Фаха, способные создать педагогическую литературу и готовые на этотъ трудъ, то не доставало у насъ для нея публики. Не довольствоваться же было публикою, состоящею изъ однихъ и тѣхъ же людей Фаха?
   Впрочемъ, такъ какъ все-таки распространяющаяся грамотность и потребность въ индивидуальномъ образован³и брала свое, то ежегодно появлялись азбуки, книги для дѣтскаго чтен³я и руководства по разнымъ отраслямъ наукъ, изъ которыхъ большая часть была спекуляц³ею книгопродавцевъ и авторовъ на карманъ покупателей, нѣкоторыя же, особенно почти всѣ руководства, были обязаны своимъ появлен³емъ въ свѣтъ правительству и снабжены его привиллег³ею. Какъ тѣ, такъ и друг³я получала право гражданства и вращались въ публикѣ почти безъ всякаго контроля относительно содержан³я ихъ, ибо у насъ не выработался въ литературѣ критер³умъ для оцѣнки ихъ.
   Нынѣшнее просвѣщенное и благонамѣренное правительство, признавъ необходимость всесторонняго развит³я образован³я, само видимо покровительствуетъ семейному образовательному вл³ян³ю, заботится объ образован³и людей Фаха и наконецъ дозволяетъ обсужден³е дѣла въ литературѣ. Будемъ надѣяться, что, отнынѣ наше семейство, пользуясь мудрымъ и благонамѣреннымъ направлен³емъ правительства, сознаетъ много знаменательную образовательную роль свою, и будетъ стремиться занять свое мѣсто въ ряду прямыхъ дѣятелей цивилизац³и; что впредь общественное образован³е не только не будетъ пытаться вытѣснить семейное, но и, ставъ на приличествующ³й ему по важности постъ, съ одной стороны, будетъ довершать, пополнять дѣло семейства, съ другой будетъ вносить въ народное образован³е элементъ истинной общежительности и гражданственности. А для того, чтобы наши надежды были не тщетны, для того, чтобы онѣ оправдывались самымъ дѣломъ, будемъ стараться усвоить литературѣ то вл³ян³е, которое она, по самому существу своему, должна имѣть у насъ на направлен³е семейства и школы.
   Это вл³ян³е, какъ мы уже выше сказали, весьма глубоко и важно: оно состоитъ 1) въ раскрыт³и*тѣхъ недостатковъ и пороковъ въ нашемъ обществѣ, которые проистекаютъ изъ недостатка у насъ образовательнаго вл³ян³я семейства и изъ ложнаго, односторонняго, а отчасти и недостаточнаго вл³ян³я общественнаго образован³я; 2) въ ознакомлен³и публики съ результатами, до которыхъ, путемъ долгаго, многотруднаго изыскан³я, достигла педагогическая теор³я и ея примѣнен³е на Западѣ, съ моментами, въ которыхъ эта теор³я непосредственно на практикѣ прилагаема къ нашимъ семействамъ и школѣ, и тѣми, въ которыхъ, напротивъ, намъ приходится, сообразно съ нашими нравами и историческимъ характеромъ, изъ началъ нашей собственной нац³ональности извлечь норму для народнаго русскаго образован³я; слѣдовательно въ положительной разработкѣ всего педагогическаго матер³ала съ общечеловѣческой и нац³ональной точки зрѣн³я; 3) въ доставлен³и семейству и школѣ тѣхъ вспомогательныхъ книгъ, которыя, составляя какъ бы нравственный насущный хлѣбъ ихъ, служатъ важнымъ, необходимымъ пособ³емъ для воспитателей и родителей: мы разумѣемъ совокупность книгъ, составляющихъ, такъ называемую, непосредственно учебно-образовательную литературу; наконецъ 4) въ слѣжен³и за ходомъ рѣшен³я вопроса объ образован³и въ самой же литературѣ и въ оцѣнкѣ, въ обсужден³и этого хода на основан³и критер³ума рац³ональной теор³и и здраваго ума.
   Изъ этихъ четырехъ задачъ, которыя рѣшить должна литература, собственно только рѣшен³е первой, составляющей предметъ, такъ называемый, обличительной педагогической литературы, и четвертой, которою занимается педагогическая критика и библ³ограф³я, относятся къ области пер³одической литературы, которой идея - приведен³е къ сознан³ю ближайшей современности во всѣхъ сферахъ жизни. Двѣ же остальныя задачи, вторая и третья, по самому существу своему, должны, по настоящему, составить предметъ отдѣльныхъ спец³альныхъ сочинен³й, которыхъ совокупность можетъ быть названа капитальною педагогическою литературою.
   Итакъ капитально педагогическая литература должна заключать въ себѣ рѣшен³е двухъ задачъ, изъ которыхъ одна, преимущественно относящаяся къ теоретической сторонѣ вопроса, рѣшается собственно такъ называемыми руководительно-педагогическими сочинен³ями, каковы: теор³и педагогики, дидактики, методолог³и и т. д., другая же, вспомоществующая педагогической практикѣ, порождаетъ учебно-образобательную литературу, обнимающую, какъ всѣ учебники, начиная съ азбукъ до руководствъ къ наукамъ, преподаваемымъ въ университетахъ и другихъ высшихъ учебныхъ заведен³яхъ включительно, такъ и всѣ книги для чтен³я дѣтей и юношества всѣхъ возрастовъ.
   Важность недостатка во всѣхъ нашихъ журналахъ, не исключая и спец³ально-педагогическихъ, въ такомъ путеводителѣ по лабиринту заманчивыхъ книгопродавческихъ каталоговъ и объявлен³й, вѣроятно, испыталъ всяк³й, воспитывающ³й своихъ или чужихъ дѣтей, и въ особенности всяк³й иногородный, принужденный выписывать книги "зря", по одному заглав³ю. Но кромѣ практическихъ воспитателей, почти столько же, сколько и они, большинство нашихъ издателей, переводчиковъ и даже сочинителей педагогическихъ книгъ нуждаются въ указан³яхъ критики и вѣрно извлекутъ изъ нихъ большую пользу для себя и своихъ читателей. На каждомъ шагу встрѣчаются намъ переводныя сочинен³я, нестоивш³я перевода, между тѣмъ какъ дѣйствительно хорош³я сочинен³я иностранныхъ литературъ по тѣмъ же предметамъ остаются непереведенными. Часто этотъ недостатокъ проистекаетъ изъ недостатка знакомства переводчика съ литературою предмета, о которомъ въ переводимомъ сочинен³и трактуется. Въ такихъ случаяхъ, насколько намъ дозволитъ собственное знакомство съ иностранными педагогическими литературами, мы будемъ указывать на сочинен³я, которыя не мѣшало бы перенести на отечественную почву. Также мы постараемся при случаѣ указывать на разработку тѣхъ сторонъ нашего предмета, которыя еще ждутъ у насъ дѣятелей.
   Ежегодно, не только у насъ, но и во всемъ цивилизованномъ м³рѣ повторяется, въ педагогической литературѣ, явлен³е, имѣющее очень слабую связь съ самыми потребностями воспитан³я, и вполнѣ зависящее отъ обычая - дарить дѣтей, въ извѣстные праздники, предметами, которые они желаютъ имѣть и которые, въ тоже время, по соображен³ямъ родителей, могутъ служить или для развлечен³я или для пользы ихъ.
   Явлен³е это состоитъ въ издан³и къ такимъ праздникамъ наибольшаго, по возможности, количества книгъ, принадлежащихъ преимущественно къ учебно образовательной литературѣ и, какъ по внѣшности своей, такъ и по содержан³ю, приличныхъ для праздничнаго подарка. Тоже явлен³е повторилось, конечно, и въ истекшемъ году; къ празднику Рождества Христова, одинъ книгопродавецъ М. О. Вольфъ, занимающ³йся, какъ извѣстно, преимущественно издан³емъ и продажею педагогическихъ сочинен³й, издалъ слишкомъ двадцать книгъ, принадлежащихъ къ учебно-образовательной литературѣ. Такъ какъ всѣ онѣ по праву носятъ на заглавномъ листѣ 1860 годъ, то и будутъ разсматриваемы нами въ нынѣшнемъ нумерѣ нашего журнала. Вмѣстѣ съ тѣмъ въ руководительной статьѣ нашей мы будемъ говорить исключительно о группѣ сочинен³й, относящихся къ такъ называемой, учебно образовательной литературѣ.
   Вся учебно-образовательная литература, по различ³ю непосредственной цѣли, которой достижен³е имѣютъ въ виду принадлежащ³я къ ней сочинен³я, распадается на двѣ больш³я группы сочинен³й:
   1) Одни изъ нихъ, при помощи развит³я ума, воображен³я и сердца, рождая и питая въ юношествѣ потребность къ чтен³ю, непосредственною цѣлью имѣютъ - занять, привлечь дитя къ книгѣ. Это - книги для легкаго чтен³я дѣтей и юношества. Содержан³е ихъ можетъ быть взято изъ любой сферы жизни и человѣческой дѣятельности, но откуда бы ни было взято содержан³е ихъ, главное достоинство ихъ зависитъ отъ занимательности разсказа, живости изображен³й и заманчивой группировки фактовъ.
   2) Друг³я, обыкновенно называемыя учебниками или учебными руководствами, непосредственнымъ назначен³емъ имѣютъ - сообщен³е дѣтямъ положительныхъ свѣдѣн³й, относящихся къ преподаваемымъ имъ наукамъ. Какъ тѣ, такъ и друг³я - конечною цѣлью поставляютъ себѣ - развит³е способностей дѣтей; разница между ними заключается въ одномъ томъ, что первыя обращаются преимущественно къ воображен³ю, вторыя же къ познавательной способности дитяти, уму, памяти, соображен³ю; первыя, не зависимо отъ своего содержан³я, имѣютъ формальное назначен³е, вторыя же, вполнѣ по своей формѣ завися отъ содержан³я, главнымъ образомъ полезны въ матер³альномъ отношен³и. Поэтому мы и предлагаемъ совокупность первыхъ назвать собстбенно-образовательною, совокупность вторыхъ собственно-учебною литературою. Такъ какъ всѣ сочинен³я, которыя мы намѣрены разобрать въ настоящей статьѣ, относятся къ первой изъ этихъ категор³й, то и руководительная статья наша будетъ трактовать исключительно объ образовательныхъ сочинен³яхъ или книгахъ для легкаго чтен³я дѣтей и юношества.
   Основою воспитан³я должно быть физическое развит³е, которое есть непремѣнное услов³е правильнаго нравственнаго образован³я. Уже древн³е додумались до этой акс³омы. У грековъ было даже изобрѣтено слово, выражавшее идеалъ, къ которому воспитан³е должно стремиться: это слово, καλοσκαγκϑος (составленное изъ трехъ словъ: καλοσ - изящный, т. е., правильно развитый въ физическомъ отношен³и, καὶ - и, ἅγαϑος - добрый, т. е., правильно развитый въ нравственномъ отношен³и) означало гармон³ю въ развит³и нравственной и физической сторонъ въ человѣкѣ. У римлянъ была поговорка ("in corpore sano mens sana"), по которой только въ здоровомъ тѣлѣ возможенъ здравый духъ. Въ новѣйшее время, все больш³е успѣхи физ³олог³я, доказывающей близкую, непосредственную связь отправлен³й нравственныхъ съ физическими, научно подтверждаютъ то, что какимъ-то чутьемъ было сознано въ древности. Καλοκαγαϑςὶα все болѣе становится идеаломъ нашихъ теор³й воспитан³я и масштабомъ для сужден³я о педагогической практикѣ.
   А между тѣмъ, для того, чтобы этотъ идеалъ сдѣлался сколько-нибудь удобоосуществимымъ на практикѣ, необходимо бы, прежде всего, нашимъ воспитателямъ проникнуться мыслью, что дитя до извѣстнаго возраста должно гораздо болѣе жить физчески, нежели морально, ибо, въ противномъ случаѣ, оно не можетъ достигнуть полной физической крѣпости, свойственной своему возрасту. Поэтому должно бы лишь настолько занимать его духъ насколько это непремѣнно нужно для постепеннаго всесторонняго развит³я его и не усиливаться, во что бы ни стало, сдѣлать изъ питомца универсальный ген³й, ходячую всем³рную премудрость.
   Всяк³й человѣкъ, при самыхъ благопр³ятныхъ обстоятельствахъ, способенъ достигнуть только до своего личнаго идеала, и никакъ не пойдетъ далѣе. Захотѣть приложитъ къ его развит³ю въ частностяхъ мѣрило способностей другаго человѣка или даже какого-то общечеловѣческаго идеала значитъ тоже, что желать, чтобы все человѣчество имѣло одинъ физическ³й ростъ или, какъ дѣлаютъ китайцы, усиливаться, чтобы у всѣхъ женщинъ были одинаковой величины ноги. Правда, граждане небесной импер³и дѣйствительно достигаютъ своей цѣли: ноги знатныхъ барышень, будучи съ дѣтства вдавлены въ извѣстной величины башмаки, которые можно бы назвать идеальными, не выростаютъ далѣе предѣловъ этихъ идеальныхъ башмаковъ. За то - въ результатѣ получается неспособность китайскихъ знатныхъ женщинъ къ употреблен³ю своихъ идеально малыхъ ноги, слѣдовательно - положительная уродливость. Въ другой сферѣ, случалось, вѣроятно всякому встрѣчать ученыхъ, вслѣдств³е многоучен³я, утратившихъ способность къ простому здравому мышлен³ю {Если признан³е справедливости правила, что всяк³й человѣкъ можетъ достигнуть только своего личнаго идеала и что всякое усил³е, сдѣлать изъ него больше этого, ведетъ къ уродливости,- не понравится тѣмъ родителямъ, которые, съ помощью обучен³я à la vapeur надѣются сдѣлать изъ своихъ тупыхъ чадъ ген³евъ; зато - въ этомъ правилѣ заключается утѣшен³е тѣмъ добровольныхъ тружениковъ, которые занимаются воспитан³емъ совершенныхъ ид³отовъ. Если всяк³й человѣкъ воспитан³емъ можетъ быть доведенъ до высоты своего личнаго идеала, слѣдовательно и ид³отъ имѣетъ свой относительный человѣческ³й идеалъ. Отсюда возможность воспитан³я ид³ота и принят³я его въ лоно человѣчества.}.
   Изъ предъидущаго правила,- что только подъ услов³емъ правильнаго физическаго развит³я юношества возможно приближен³е къ воспитательному идеалу - съ очевидностью слѣдуетъ, что продолжительность времени, употребляемаго дитятею на чтен³е и друг³я занят³я, исключающ³я упражнен³е тѣлесныхъ силъ, должно быть соразмѣрно съ физическими потребностями его возраста. А потому, съ одной стороны, очень важно, чтобы въ первомъ возрастѣ часть наукъ, входящихъ въ программу его, была проходима изустно, съ другой, чтобы дѣти не читали ничего, прямо не способствующаго къ ихъ нравственному совершенствован³ю, слѣдовательно, чтобы, въ выборѣ книгъ для дѣтскаго чтен³я, не столько задавался вопросъ: можетъ ли такая или такая книга быть допущена въ библ³отеку нашего питомца, сколько спрашивалось: будетъ ли она положительно полезна дитяти, т. е., послужить ли къ тому, чтобы подвинуть его на пути нравственнаго развн³тя его? И если на этотъ вопросъ получается отрицательный отвѣтъ, то книга непремѣнно должна быть изгнана изъ употреблен³я дитяти,
   Для того, чтобы книга для легкаго дѣтскаго чтен³я выполнила свою положительно-образовательную цѣль, надо: а) чтобы она, какъ по языку,- оборотамъ, такъ и по содержан³ю, была доступна возрасту, для котораго написана, и отвѣчала потребностямъ его; b) чтобы языкъ и обороты въ ней были безукоризненно правильны и могли служить для практическаго усвоен³я дитятею правильнаго способа выражен³я мыслей; с) чтобы книга была занимательна и притонъ доставляла воображен³ю здоровую пищу; d) чтобы она была умна, слѣдовательно способна питать умъ дитяти; наконецъ е) чтобы она была положительно нравственна, т. е., не только не вредила сердцу дитяти, но и напротивъ рождала въ немъ благородныя чувствован³я и чистые порывы.
   а) Что касается языка и оборотовъ употребляемыхъ въ дѣтскихъ книгахъ для легкаго чтен³я, то въ этомъ отношен³и, мы различаемъ два рода книгъ, изъ которыхъ въ каждомъ долженъ быть свой отличный способъ выражен³я, а именно: однѣ книги, которыя пишутся для очень маленькихъ дѣтей, еще не умѣющихъ читать или плохо читающихъ, и имѣютъ цѣлью, при помощи картинокъ, заохотять дѣтей къ чтен³ю, и друг³я - книги, которыя пишутся для дѣтей, уже умѣющихъ и любящихъ читать. Въ первыхъ, которыя большею частью прочитываетъ дѣтямъ воспитывающее лицо, языкъ долженъ, по-возможности, подходить къ разговорному, обороты должны быть какъ можно менѣе книжны и содержан³е должно быть доступно самому непосредственному разумѣн³ю. Вторыя же, къ которымъ относится вся остальная собственно-образовательная литература, должны быть написаны языкомъ уже болѣе книжнымъ и тѣмъ ближе подходящимъ къ обыкновенному книжному языку, чѣмъ старше возрастъ для котораго онѣ, судя по содержан³ю своему, написаны.
   b) Но какъ относительно первыхъ, такъ и вторыхъ книгъ, должно замѣтить, что правильность языка въ нихъ много облегчаетъ впослѣдств³и стилистическ³я упражнен³я въ классѣ и даже имѣетъ вл³ян³е на тзустный способъ выражен³я дѣтей.
   c) Занимательность содержан³я для дѣтскаго возраста книгъ для легкаго чтен³я есть непремѣнное услов³е для допущен³я ихъ въ число сочинен³й собственно образовательной литературы. Занимательность содержан³я книги зависитъ отъ того, въ какой мѣрѣ оно возбуждаетъ и поддерживаетъ дѣятельность воображен³я. Воображен³е дитяти можетъ быть возбуждено къ дѣятельности и поддержано въ ней содержан³емъ книги въ двухъ преимущественно случаяхъ: во-первыхъ если это содержан³е по самой сущности своей заманчиво для воображен³я или во-вторыхъ если оно, будучи въ сущности очень обыкновеннымъ, повседневнымъ и естественнымъ, пр³обрѣтаетъ заманчивость для воображен³я отъ одного умѣнья автора обставить и освѣтить его. Содержан³е непремѣвно бываетъ заманчивымъ для воображен³я по своей сущности, если оно поражаетъ своею чрезвычайностью и даже невозможностью; но и самый будничный фактъ, если онъ новъ для читающаго или неожиданъ, т. е., не можетъ быть предусмотрѣнъ по логикѣ ума, можетъ пр³обрѣсть высокую степень занимательности, заманчивости для воображен³я. Изъ этого слѣдуетъ, что прелесть, занимательность содержан³я дѣтскихъ книгъ зависитъ не столько отъ сущности ихъ содержан³я, сколько отъ новизны, неожиданности фактовъ и событ³й, о которыхъ говорится въ нихъ, для дитяти. Согласившись съ этимъ послѣднимъ положен³емъ, мы невольно приводимся къ тому, что не однѣ волшебныя сказки и так³я же повѣсти могутъ быть занимательны для дѣтей, но и всякаго рода разсказы, которыхъ содержан³е взято изъ дѣйствительности, лишь бы оно завлекало новизною или постановкою на сцену фактовъ. Если мы теперь примемъ въ соображен³е вышесказанное - что всякая книга, даваемая въ руки дитятѣ, должна быть положительно полезна ему,- и второе, что пища доставляемая книгами дѣтскому воображен³ю, должна быть здорова, то, по нашему мнѣн³ю, сказки, басни и волшебныя повѣсти должны быть изгнаны изъ дѣтскихъ библ³отекъ и замѣнены сочинен³ями, завлекательнымъ образомъ знакомящими съ чудесами природы, или съ положительною жизнью. Сказки суть порожден³е народной или личной поэтической фантаз³и, отрѣшенной отъ контроля познавательной способности и отрицающей опытъ и истину дѣйствительности. Сказочный м³ръ, если открывается нашему воображен³ю въ темъ возрастѣ, когда мы уже болѣе или менѣе знакомы съ м³ромъ дѣйствительности, представляетъ весь на пр³ятную забаву и даже, можетъ быть, полезное упражнен³е для фантаз³и. Но если знакомство со сказочнымъ м³ромъ предшествуетъ ознакомлен³ю съ дѣйствительностью, то необходимо, болѣе или менѣе, мѣшаетъ этому послѣднему. Дитя, читающее о говорящихъ медвѣдяхъ и творящихъ чудеса волкахъ, прежде нежели узнало о медвѣдѣ и волкѣ изъ естественной истор³и, долго сохраняетъ объ этихъ животныхъ понят³е, какъ о существахъ, имѣющихъ сверхъестественныя свойства. Съ другой стороны, наше любимое "авось" едва-ли отчасти не зависитъ отъ привычки, усвоиваемой нашимъ воображен³емъ изъ сказокъ, которыми питаютъ его въ дѣтствѣ, привычки - всюду ожидать чудесъ и появлен³я deus ex machina. Наконецъ, еслибы и этого всего не было, то, во всякомъ случаѣ, чтен³е сказокъ не приноситъ положительной пользы дѣтямъ, слѣдовательно должно быть отвергнуто, какъ безполезно отрывающее ихъ отъ физическомъ упражнен³й, столь необходимыхъ ихъ возрасту. Исключен³е изъ этого правила можетъ быть допущено для дѣтей съ крайне слабою, бездѣйственною фантаз³ею, которыхъ нравственный м³ръ подлежитъ особой исключительной системѣ лѣчен³я. Но и въ этомъ послѣднемъ случаѣ мы не можемъ понять - почему бы чудеса, которыми такъ изобилуетъ природа для дѣтскаго ума, были менѣе способны стать средствомъ подобнаго лѣчен³я, нежели сказочныя чудеса?
   d) Мног³е дѣтск³е писателя, родители и наставники думаютъ, что отъ дѣтскихъ книгъ нѣтъ надобности требовать большаго ума, потому что дѣти, молъ, сами глупеньк³я и какую бы глупость взрослый человѣкъ ни написалъ, она все будетъ выше дѣтскаго ума, слѣдовательно умна для дитяти. Это ошибочное мнѣн³е пораждаетъ множество пошлыхъ дѣтскихъ книжонокъ, которыя, вслѣдств³е того же разсужден³я, издаются гг. книгопродавцами и покупаются родителями. Ошибка тутъ заключается въ томъ, что дѣтск³й умъ, именно потому, что онъ дѣтск³й, почитается существенно, т. е., количественно и качественно, различнымъ отъ ума взрослаго человѣка, между тѣмъ, какъ они различны только по степени опытности, по количеству фактовъ, на которыхъ упражняли свои силы, по степени навыка въ употреблен³и своей логики. Умное умно и для ребенка, если приспособлено къ возрасту его; глупое глупо и для ребенка, если онъ, по неспособности, не дастъ обмануть себя глубокомысленною внѣшност³ю. А между тѣмъ, глупая книга вредна для умнаго ребенка, потому что онъ очень скоро разберетъ, что она глупа, и перестанетъ вѣрить въ умъ книгъ вообще, слѣдовательно и читать ихъ, потому что дѣти весьма легко дѣлаютъ заключен³я отъ частнаго къ общему. Глупый же ребенокъ, хотя и не испытаетъ такого вреда отъ чтен³я глупыхъ книгъ, зато и не получитъ отъ него никакой пользы, потому что мудрено же поумнѣть отъ чтен³я глупостей.
   е) Дѣйств³е, которое книга производитъ на дѣтское сердце, не только не зависитъ отъ количества морали или нравственныхъ сентенц³й, разсѣянныхъ въ ней, но даже находится въ обратномъ отношен³и къ этому количеству, потому что ничто такъ не роняетъ кредита словъ, какъ частое употреблен³е ихъ всуе, въ томъ возрастѣ, которому полное значен³е ихъ еще не доступно. Вл³ян³е книги на дѣтское сердце единственно и исключительно зависитъ отъ нравственности автора книги. Только глубоконравственный человѣкъ, немогущ³й поэтому самому не любить дѣтей, можетъ написать книгу, благотворно дѣйствующую на сердца ихъ. Любовь къ подростающему поколѣн³ю и къ нравственному идеалу человѣка должна водить перомъ дѣтскаго писателя, и мы хотимъ, чтобы сочинен³я его были въ состоян³и расширить сердце маленькихъ читателей и оплодотворить его благими намѣрен³ями и помыслами. Напротивъ, книга, съ первой до послѣдней страницы намекающая на нравственную цѣль, останется безплодного для сердца дитяти, если авторъ не вложитъ въ нее частицы своего собственнаго сердца, или если это послѣднее само скудно, сухо, безплодно. Оттого, съ одной стороны, такъ мало дѣтскихъ книгъ плодотворныхъ для сердца юношества, съ другой - образованныя, умныя и талантливыя женщины способны сдѣлать въ этомъ отношен³и гораздо болѣе, нежели мужчины, обладающ³е тѣми же качествами, но не одареные женскимъ сердцемъ.
  

---

  
   Показавъ основан³я, на которыхъ мы намѣрены разбирать вновь вышедш³я дѣтск³я книги, приступаемъ къ самому разбору ихъ, придерживаясь, въ группировкѣ ихъ, какъ сродства между сочинен³ями по самому содержан³ю ихъ, такъ и возрастовъ дѣтей, для которыхъ эти сочинен³я назначаются.
  
   1) Русск³я сказки для дѣтей, разсказанныя нянюшкою Авдотьею Степановною Черепьевою, изданныя К. Авдѣевой. Изд. четвертое. Спб. изд. М. О. Вольфа. 1860, въ большую 8-ю д. л. IV и 36 страницъ текста, съ 7 картинками. Цѣна 2 р. {Цѣны выставлены по книгопродавческимъ книгамъ.}
   Хотя количество издан³й и не всегда бываетъ у насъ ручательствомъ за достоинство книги, потому что часто, по пословицѣ, на безрыбьи и ракъ бываетъ рыбой, однако почти всегда поименованное обстоятельство имѣетъ какое-нибудь основан³е независимо отъ недостатка у насъ подобнаго рода книгъ. Въ настоящемъ случаѣ такихъ основан³й даже два: 1) убѣжден³е, укорененное въ нашей публикѣ, что воспитан³е не можетъ обойдтись безъ сказокъ, убѣжден³е, котораго, какъ сказано въ нашей руководительной статьѣ, мы отнюдь не раздѣляемъ, и 2) дѣйствительныя достоинства книги. Объ этихъ послѣднихъ мы считаемъ нужнымъ нѣсколько распространиться. Сказки г-жи Авдѣевой назначаются для развлечен³я очень маленькихъ дѣтей и вмѣстѣ для пр³учен³я ихъ къ книжкѣ. Какъ по разговорной простотѣ языка, которымъ онѣ написаны, такъ и по извѣстнаго рода простонародной правильности его, по несложности вымысла, наивности, непосредственности поэз³и и теплотѣ, разлитой въ нихъ, онѣ вполнѣ могутъ достигнуть вышепоказаннаго двойственнаго назначен³я своего. Конечно, онѣ не могутъ претендовать на здравое воздѣйств³е на дѣтскую фантаз³ю, на развит³е ума дитяти сообразною пищею, но объ этомъ онѣ, повидимому и не хлопочутъ. Вотъ содержан³е нѣкоторыхъ изъ нихъ въ краткихъ словахъ:
   Въ первой изъ нихъ, пѣтушокъ-золотой гребешокъ, за непослушан³е своимъ хозяевамъ, наказывается тѣмъ, что попадаетъ въ лапы лисѣ, которая отдаетъ его для забавы своимъ дочкамъ, съ тѣмъ чтобы потомъ испечь изъ него пирогъ; но старикъ-хозяинъ, при помощи маленькой хитрости, выручаетъ пѣтушка и наказываетъ лису и ея дочерей, за ихъ коварство, смертью. Во второй - колобокъ, сдѣланный старушкою изъ муки, въ наказан³е за свою самоувѣренность и тщеслав³е, попадается лисицѣ, которая и съѣдаетъ его. Въ третьей - Машенька, не послушавшись матери, которая приказала ей не отходить далеко отъ деревни, попадаетъ въ лапы медвѣдю, который впрочемъ оказывается не только весьма вѣжливымъ, но и крайне незлопамятнымъ и даже благодарнымъ за маленьк³я услуги, оказанныя ему дѣвочкою, во время пребыван³я у него. Въ четвертой - волкъ надѣвъ на себя козлиную кожу, и поддѣлавшись подъ способъ выражен³я козы, обманываетъ козлятъ, которыхъ мать оставила однихъ въ хлѣву, и съѣдаетъ ихъ и т. под. Большая часть изъ этихъ сказокъ, повидимому записана со словъ простонародной няньки; въ особенности это предположен³е оправдывается стишками, которыми говорятъ дѣйствующ³я лица. Таковы, напримѣръ, слѣдующ³е:
  
   "Стрень, брень, мои гусельцы,
   Золотыя мой струночки!
   Ужъ какъ дома ли лиса,
   Лиса Ивановна,
   Со своими малыми дѣтушками?
   Первая-то дочь Чучелка,
   А вторая-то Получелка,
   Третьято Подай-пирожокъ,
   А четвертая Зажми-кулачокъ."
  
   Въ заключен³е скажемъ, что сказки г-жи Авдѣевой вполнѣ доступны маленькимъ дѣтямъ, читаются ими съ большимъ интересомъ, могутъ заохотить ихъ къ чтен³ю, и не могутъ повредить ихъ способу выражен³я. Издан³е не оставляетъ ничего лучшаго желать. Нельзя сказать того же о содержан³я нѣкоторыхъ другихъ книжекъ, изданныхъ М. О. Вольфомъ съ аналогическою цѣлью, каковы:
  
   2) Говорящ³я животныя. Текстъ автора Степки-Растрепки. Съ 17-ю раскрашенными картинами, по рисункамъ Ц. Рейнгарта. Спб. издан³е М. О. Вольфа. 1860. въ 4 д. л, 18 стр. ц. 1 р. 25 коп.
   3) Еще говорящ³я животныя. Текстъ автора Степки-Растрепки. Съ 16-ю раскрашенными картинами, по рисункамъ Ц. Рейнгарта. Спб. изд. М. О. Вольфа. 1860. въ 4 д. л. 16 стр. ц. 1 р. 25 коп.
   Это неудачная попытка выразить въ дѣйств³и нравы животныхъ, повидимому еще съ заднею мыслью - извлечь изъ нихъ нравоучен³е для дѣтей. Тяжеловѣсное остроум³е картинокъ, по которымъ, надо полагать, составленъ текстъ, безграмотность, нескладность, тупоум³е самаго текста, написаннаго въ стихахъ, отсутств³е всякой занимательности разсказовъ, вотъ свойства, по которымъ приходится сожалѣть объ издержкахъ, употребленныхъ книгопродавцемъ на издан³е этихъ книжонокъ. Въ подтвержден³е нашихъ словъ приводимъ изъ той и другой по образчику, которые выбираемъ по краткости ихъ :
  
   Поросенокъ.
  
   "Всяк³й умненьк³й ребенокъ
   И умытъ, и чистъ.
   А вотъ этотъ поросенокъ
   Точно трубочистъ.
   Никогда не умывался,
   Вѣчно платье рвалъ,
   Только лишь въ грязи валялся,
   Въ школу побѣжалъ.
   Звѣри тамъ пришли въ волненье,
   Лишь явился онъ.
   "Вонъ, нечистое творешье!"
   Закричали: "вонъ ! "
   По насосу всѣ схватили,
   Прямо на него,
   И водою окатили
   Бѣднаго всего.
   И такого умыванья,
   Жалокъ и смѣшонъ,
   Не смотря на всѣ старанья,
   Не избѣгнулъ онъ.
   (Говорящ³я животныя, стр. 17.)
  
   Опрятность.
  
   Утро. Кошечка сзываетъ
   Дѣточекъ своихъ,
   И не медля заставляетъ
   Умываться ихъ.
   Чинно дѣти умывались
   Чистою водой,
   А потомъ и причесались
   Щеткой головной,
   И, какъ слѣдуетъ, одѣлись
   Въ праздничный нарядъ, -
   Вотъ, какъ видите, усѣлись,
   Завтракать хотятъ, и пр. и пр.
   (Говорящ³я животныя, стр. 9.)
  
   Все въ томъ же родѣ. По многимъ примѣтамъ надо думать, что это плох³е переводы съ нѣмецкаго, на что чуть ли не намекаютъ и слова, напечатанныя на оборотѣ переплета: "Лейпцигъ, въ типограф³и Густава Бера."
   Много общаго съ этими книжонками, по безграмотности и тупоум³ю, имѣютъ:
  
   4) Басни и пѣсенки для дѣтей. Спб. изд. М. О. Вольфа. 1860. Въ 12 д. л., IV и 66 страницъ текста съ 19 раскрашенными картинками. Ц. 75 коп.
   Книжка, очевидно, также переведенная съ нѣмецкаго, изданная довольно опрятно, но въ которой на картинкахъ дѣти очень походятъ на старичковъ. Басни въ ней такого рода:
  
   Оселъ.
  
   "Оселъ со львомъ однажды шелъ,
   Гордяся чест³ю такой.
   И повстрѣчался имъ другой оселъ,
   Кричитъ: "Здорово, милый мой!"
   - "Невѣжда, прочь! какъ смѣешь ты!"
   - "Конечно, ты идешь со львомъ;
   Однако, какъ и всѣ подобные скоты,
   Всегда останешься осломъ" (стр. 17).
  
   Стихи же довольно похожи на басни; прислушайте:
  
   Утро.
  
   "Зачѣмъ такъ рано ты сокрылась,
   Звѣзда прелестная моя?"
   "Здѣсь солнце скоро зас³яетъ,
   И потому уйдти спѣшила я" и т. д. (стр. 7).
  
   Послѣдн³я двѣ строки, судя по кавычкамъ, содержатъ отвѣтъ звѣзды.
  
   Колыбельн³я пѣсня.
  
   "Дитя, помолись, и покойно усни,
   И глазки свои голубые закрой,
   Овечки устали, имъ нуженъ покой,
   И птичка въ свой кустикъ летитъ,
   Лишь только стемнѣетъ - тамъ она спитъ" и т. д. (стр. 9).
  
   Также много общаго съ вышеупомянутыми книжонками ("Говорящ³я и Еще говорящ³я животныя"), и прежде всего общ³й съ ними источникъ, имѣетъ:
  
   5) Путешеств³е въ сказочную страну. Разсказы для дѣтей въ стихахъ. Текстъ автора Степки-Растрепки. Съ 16 раскрашенными картинами, по рисункамъ Ц. Рейнгарта. Спб. въ 4 д. л. II и 15 стр., ц. 1 р. 25 коп.
   Опять переводъ съ нѣмецкаго, какъ можно по многому догадаться, хотя и переводчикъ и издатель почли выгоднымъ скрыть это обстоятельство. Будь этотъ переводъ сколько-нибудь грамотенъ, книжка могла бы по праву разсчитывать на успѣхъ у приверженцевъ сказокъ въ дѣлѣ образован³я. Для этого она, при довольно приличной наружности, въ подлинникѣ вѣроятно обладаетъ и содержан³емъ достаточно занимательнымъ, и наивностью, свойственною дѣтскому возрасту и нѣкоторою теплотою изложен³я, качествами, въ русскомъ переводѣ совершенно исчезающими подъ топорною оболочкою, которой вотъ кратк³е образчики:
  
   "Вотъ и бабушкина кошка,
   Будто снѣгъ бѣла,
   Соскочивъ съ окошка,
   Къ дѣтямъ подошла" (стр. 4).
   "Сколько вареньевъ
   Наварила для гостей,
   Сколько было тутъ печеньевъ
   И арбузовъ, дынь, сластей, и т. д.
  
   И далѣе:
  
   Но какой тамъ былъ прекрасный
   Сливочный пирогъ, <

Другие авторы
  • Мякотин Венедикт Александрович
  • Ростиславов Александр Александрович
  • Щепкин Михаил Семёнович
  • Авилова Лидия Алексеевна
  • Ган Елена Андреевна
  • Шеридан Ричард Бринсли
  • Достоевский Михаил Михайлович
  • Попов Александр Николаевич
  • Мстиславский Сергей Дмитриевич
  • Лермонтов Михаил Юрьевич
  • Другие произведения
  • Дорошевич Влас Михайлович - Георг Парадиз
  • Толстой Лев Николаевич - Бирюков П. И. Биография Л.Н.Толстого (том 2, 1-я часть)
  • Панаев Иван Иванович - Барышня
  • Андреев Леонид Николаевич - К звёздам
  • Воейков Александр Федорович - Воейков А. Ф.: биографическая справка
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Разговор с Ф. В. Булгариным
  • Санд Жорж - Зима на Майорке. Часть вторая
  • Львов Николай Александрович - Львов Н. А.: Биографическая справка
  • Катков Михаил Никифорович - Русский народный дух
  • Соллогуб Владимир Александрович - Воспитанница
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 538 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа