Главная » Книги

Толстой Алексей Николаевич - Толстой А. Н.: Биобиблиографичекая справка

Толстой Алексей Николаевич - Толстой А. Н.: Биобиблиографичекая справка


   ТОЛСТОЙ, Алексей Николаевич [29.XII.1882 (10.1.1883), Николаевск Самарской губ.- 23.11. 1945, Москва] - прозаик, драматург, публицист. Классик советской литературы, общественный деятель, академик (с 1939 г.). С предшественниками-однофамильцами Л. Н. Толстым и А. К. Толстым у него общий пращур - сподвижник Петра I граф П. А. Толстой. Отец писателя Николай Александрович Толстой, предводитель самарского дворянства, не участвовал в воспитании сына, рождение которого совпало с семейной драмой. Мать Т. Александра Леонтьевна, урожденная Тургенева, двоюродная внучка декабриста Н. И. Тургенева, женщина образованная и писательница, ушла от мужа, не выдержав его тяжелого характера и бездуховности тогдашнего самарского окружения. Она соединила судьбу с Алексеем Аполлоновичем Бостромом, небогатым помещиком, интеллигентом передовых убеждений, который заменил Т. отца.
   Детство будущего писателя до поступления в реальное училище прошло в имении отчима, на хуторе Сосновка. Мальчик получил хорошее домашнее воспитание. Он рос в обстановке семейного согласия, литературных интересов, демократических идей. Рано познакомился с русской классической литературой. Зимними вечерами, вспоминал он, "вотчим обычно читал вслух Некрасова, Льва Толстого, Тургенева", а лет с десяти Т. сам "начал много читать - все тех же классиков" (Полн. собр. соч.- Т. 1.- С. 80, 81). Игры с деревенскими детьми, участие в хозяйственных делах взрослых, а главное - повседневное общение, слияние с миром природы питали душу ребенка незабываемыми впечатлениями. Писатель потом не раз скажет о воспоминаниях детства как о важном источнике творчества. Подробности жизни в Сосновке, когда закладывались нравственные основы личности Т., его мировидения, он воссоздаст в одной из лучших своих книг - повести "Детство Никиты" (1922).
   В годы первой русской революции Т.- студент Петербургского Технологического института. Тут он столкнулся с напряженной общественной жизнью, был захвачен революционными настроениями молодежи, участвовал в студенческих сходках, демонстрациях, хотя в политике разбирался слабо. Столица давала ему много культурных впечатлений. Он устанавливает знакомства с литераторами, людьми искусства, открывает для себя театр Чехова и Горького (первая в жизни рецензия), интересуется живописью, углубляется в поэзию символизма. Две поездки в Европу (Германию и Италию) расширяют горизонт его гуманитарной образованности. Все сильнее сказывается влечение к литературе, и ко времени окончания института выясняется, что призвание его не инженерное дело, а писательство.
   Т. начинал в литературе как поэт. В 1907 г. вышла его первая книга стихов "Лирика", которой уже год спустя он стыдился, а впоследствии называл "подражательной, наивной и плохой" (Т. 1.- С. 84). Удачнее была вторая книга "За синими реками" (1911, отдельные стихотворения публиковались в 1909 г.). "От нее я не отказываюсь и по сей день,- писал 60-летний Т.,- ...это результат моего первого знакомства с русским фольклором" (Т. 1.- С. 84). В книге опоэтизированы старинные представления народа о природе, языческие верования, развернуты образы русского поля, реки, леса, с их влекущей красотой и пугающей таинственностью - русалками, ведьмами, лешими и иной нежитью. Пейзажи образуют календарь времен года и суточный круг времени, почти в каждом стихотворении - образ сияющего над землей солнца как основы жизни. Сказочное переплетается с реальным. В традициях демократической русской поэзии изображены картины земледельческих работ: сенокос, жатва, пахота, молотьба - или деревенских досугов, русской праздничности: обрядовые песни, хороводы, гадания девушек. Здесь и первые проявления интереса Т. к истории - стихотворения с древнерусскими сюжетами. В подборке стихов о Хлое и Дафнисе отдана дань символизму. Молодого поэта одобрили в символистской среде, его поддержал в печати В. Брюсов. Но к поэзии Т. больше не вернулся.
   Первыми опытами прозы, по собственному признанию Т., были "Сорочьи сказки" (1910; отд. публ. в 1909 г.) - сборник, включавший четыре десятка прозаических миниатюр. Половина из них - стилизации под волшебные сказки, обработка тех же, что и в стихах, народнопоэтических образов: "Русалка", "Водяной", "Кикимора", "Дикий кур", "Полевик". В остальном - сказки о животных и отчасти бытовые. Рядом с бесхитростными примитивами для детского чтения встречаются сказки басенного, притчевого характера, где отношения животных или мира вещей очеловечены и заключают моралистический подтекст. "Сорочьи сказки" были для Т. своего рода студией, где он прицеливался к народному слову, пробовал меру и ритмику фразы, учился диалогу. Здесь уже явно проступает характерное свойство его таланта - юмор. Отсюда пролегает путь в будущее, когда зрелый Т. обратится к обработке русских народных сказок и созданию свода русского фольклора.
   В 1910 г. появилась первая книга прозы Т. "Повести и рассказы", в нее вошли "Заволжье" ("Мишука Налымов"), "Неделя в Туреневе" ("Петушок"), "Аггей Коровин" ("Мечтатель"), "Два друга" ("Актриса"), "Сватовство". При переизданиях автор изменил некоторые заглавия и назвал сборник "Заволжье", а в советское время - "Под старыми липами", притом состав его тоже менялся, из дополнений наиболее характерна повесть "Приключения Растегина" (1913). Это был цикл произведений одной темы - о жизни заволжских помещиков, запустении родовых дворянских усадеб и упадке нравов некогда могущественного класса. Цикл написан на основе рассказов матери, семейных преданий, впечатлений автора от поездок к родным в Самару и Симбирскую губ. Многое идет здесь от прототипов. Книга - значительное художественное обобщение в духе критического реализма, умело воссозданная трагикомедия ухода целого мира, где все обесценено - имения, судьбы, сословные традиции.
   Повествование подкупает словесной свежестью, неожиданностью штрихов, в нем говорит каждая деталь. Возникают гротескного значения образы, как, напр., старинная библиотека, превращенная в ссыпку для зерна, в зерне и книгах хозяйничают мыши - парадокс, знаменующий полную утрату интереса и уважения к культуре. Извращены оберегавшиеся в поколениях понятия дворянской чести: дуэль оборачивается пьяным безобразием в гостиничном номере, кавалерский культ почитания женщины - наглостью, какая бы то ни было порядочность - бесстыдством. Попытки хозяйствовать по-новому оканчиваются неудачей, конфузом. Пути возрождения для этих людей нет. Давно нарушено главное - отношения помещика с мужиком: от покорности былых времен в мужике не осталось и следа, он ни во что не ставит барина, дерзко бунтует. Не обнадеживает и юное поколение: в характерах детей (герои "Недели в Туреневе". "Сватовства") царит безволие, распущенность, сказываются признаки физического вырождения.
   "Заволжье" принесло Т. признание и известность. На него с похвалой отозвалась демократическая критика. М. Горький сразу заметил Т., высоко оценил его талант и без колебаний предсказал начинающему писателю большое будущее. "В литературе нашей восходит новая сила,- писал 6н Е. П. Пешковой,- очень вероятно, что это будет первоклассный писатель, равный по таланту своему однофамильцу. Я говорю об Алексее Толстом" (цит. по кн.: А. Н. Толстой. Материалы и исследования.- С. 142). Известны другие подобные его суждения, относящиеся к тому же 1910 г. В частности, в письме слушателям Высшей социал-демократической школы рабочих в Болонье он определил суть творчества "нового Толстого, Алексея - писателя несомненно крупного, сильного и с жестокой правдивостью изображающего психическое и экономическое разложение дворянства", и опять назвал его "новой силой литературы" (Горький М. Собр. соч.: В 30 т.- М., 1955.- Т. 29.- С. 142). М. Горький ценил в первой книге Т. не только острое общественное содержание, но и меру таланта, многообещающую индивидуальность.
   С "Заволжья" началась интенсивная творческая работа писателя. Он пробует силы в крупной повествовательной форме, ранних романах "Чудаки" (1911) и "Хромой барин" (1912). Они вырастали в основном из того же материала, что и "Заволжье", но в отличие от повестей и рассказов, лишь в совокупности дающих разносторонность, здесь изображаются не отдельные характеры и эпизоды, а целостная картина жизни с ее протяженностью, необходимо широким кругом лиц, их отношений, позволяющая полнее выразить в ней свое представление о мире.
   В романе "Чудаки" (первоначальное название "Две жизни", затем - "Земные сокровища") показаны два поколения. Это был опыт реалистического повествования в традициях семейно-бытовой хроники, с чертами юмористического гротеска и памфлетности. "Хромой барин" интересен стремлением автора художественно сформулировать свою нравственную концепцию. Характер героя, чьим прозвищем озаглавлен роман, не вызывает симпатии, разве что сострадание. Перед нами еще одно свидетельство дворянского вырождения в ряду уже описанных Т. в "Заволжье" и романе "Чудаки". Потомок царственных Рюриковичей кн. Краснопольский ничтожен как личность: игрушка страстей, он опустошен и. унижен, притом упивается собственным унижением. Лишь принеся искупительные жертвы, побывав на дне жизни, пережив бродяжничество, он находит счастье во всепрощающей любви своей покинутой жены Катеньки. Образ Катеньки Волковой - чистой, сострадательной души - воплощение всеисцеляющей силы любви, по убеждению автора, самой могущественной и светлой силы жизни. Апология любви составляет главную идею романа, и она развернута в других характерах. Значительностью чувств подобна дворянской дочери Катеньке женщина из простонародья Саша, готовая к самоотречению и жертвам ради близкого человека. Любовь озаряет беспросветную жизнь и делает способным на подвиг еще одного героя - сельского доктора Заботкина. С образом этого интеллигента-разночинца входит в роман социальная тема деревни, тягот крестьянского существования, которое он осмысляет как близко причастный. Его преследуют думы о судьбе народа, о необходимости вступить в политическую борьбу за него, но все остается только порывами совести. Т. пытался вывести героев к революционному действию. В эпилоге романа сообщалось, что кн. Краснопольский был на баррикадах 1905 г. и казнен, а Катенька решила последовать его делу. Но, понимая немотивированность таких превращений, Т. снял эпилог при переиздании.
   Поиск идеала у Т. пока, был ограничен нравственной областью, индивидуальной судьбой, достижением личного счастья, хотя лучшие его герои видят вопиющие несовершенства общественной жизни. Из духовных ценностей на первый план выдвигается возвышающая человека любовь. Узость такой нравственной программы очевидна при соотнесении с грядущими через пять лет социальными потрясениями, которых сам Т. станет летописцем. Но гуманистическая идея любви, несущей обновление, радость жизни, была ценна на фоне декадентского отрицания морали, безверия и уныния, распространившихся в интеллигентской среде.
   Идея торжествующей любви, возведенная в ранг нравственного постулата, одухотворила и дооктябрьскую драматургию Т. До революции на московских сценах игрались семь его пьес. Большинство их он опубликовал затем под общим заглавием "Комедии о любви". Первую - "Насильники" в 1913 г. поставил Малый театр. Лучшей была "Касатка" (1915), шедшая с большим успехом и удостоенная Грибоедовской премии. Тогдашние пьесы Т. рождались главным образом из сюжетов и характеров прозы заволжского цикла; так, для "Насильников" он переработал ситуацию рассказа "Аггей Коровин", а для "Касатки" - повести "Неделя в Туреневе". Этим исчерпывалась тема оскудевающего дворянства. Т. вплотную приблизился к современности, но писать о ней не мог из-за незнания подлинной жизни страны и народа. "Повести и рассказы о современности,- по собственному приговору его,- были неудачны" (Т. 1.- С. 84), назревал творческий кризис.
   Первая мировая война привела Т. к новому жанру - публицистике. Он сделался военным корреспондентом "Русских ведомостей". Результатом поездок в действующую армию стали циклы очерков 1914-1915. гг. "По Волыни", "По Галиции", "На Кавказе". Войну Т. принял как трагедию народа, как историческое потрясение, в котором надо выстоять. Т. стремился показать войну без романтизации, сдержанно, ориентируясь на правду жизни. При обилии местных и военных впечатлений его более всего влекли люди. В русском солдате он увидел патриотизм, умение ради долга отрешиться от привычного, молчаливое терпение раненых, сочувствие пленным - способность понимать чужую судьбу как свою. В то же время он нигде не касается классовых противоречий, а отношения рядовых и офицеров рисует как боевое братство. Обобщения ведутся в рамках нравственных категорий. Такова мысль о духовном возвышении интеллигента в испытаниях войны, кроме очерков, выраженная в рассказах "Обыкновенный человек", "На горе", "Под водой". Война стала для Т. школой жизни и писательства. Опытом работы военного корреспондента в немалой мере подготовлен будущий успех Т.- выдающегося публициста Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
   В мировоззрении Т. произошли перемены: "...я увидел подлинную жизнь, я принял в ней участие, содрав с себя наглухо застегнутый, черный сюртук символистов. Я увидел русский народ" (Т. 1.- С. 85). Ему открылись общественные противоречия и прежде всего несовместимость эстетской литературы, не без влияния которой он вызревал как писатель, с реалистической сущностью его таланта. В 1915 г. Т. пишет рассказы, направленные против декадентства: "В гавани", "Ночные видения" и особенно - "На вернисаже" и "Егор Абозов" - отрывки неоконченного (опубл. посмертно) романа "Егор Абозов", содержащие критику буржуазного искусства, нравов модернистских литературных салонов. Он утверждал себя в лагере сторонников реализма. И это закономерно: с самого начала он следовал традициям классической русской литературы - Гоголя, Гончарова, Тургенева, которые, по словам критика Е. Колтоновской, "переплелись у гр. А. Толстого в очень богатом и своеобразном узоре" (цит. по кн.: А. Н. Толстой. Материалы и исследования.- С. 144).
   Литературную позицию Т. в 1914 г. определила дооктябрьская "Правда". В статье "Возрождение реализма" его имя названо рядом с именами М. Горького, Бунина и др. писателей, которые "рисуют в своих произведениях не "сказочные дали", не таинственных "таитян", а подлинную жизнь, со всеми ее ужасами, повседневной обыденщиной". Разъясняя остроту противостояния литературы реалистического направления и декадентства, "Правда" отмечала, что именно теперь художники-реалисты приобрели и приобретают большое общественное значение. Хотя многие из них, подобно Т., чужды рабочему движению, "своим творчеством, своими исканиями и сомнениями они выражают новый сдвиг общественных сил, возврат демократических кругов общества к жизни" (Дооктябрьская "Правда" об искусстве и литературе.- М., 1937.- С. 15-16).
   Февральскую революцию Т. принял радостно. Поворот к Октябрю породил у него тревоги и сомнения. Настроения его тех месяцев выразились в "Рассказе проезжего человека", финал которого все же окрашен историческим оптимизмом, верой в великое будущее России. Т. обращается к русской истории, углубляется б материалы Петровской эпохи, делает важные для себя открытия в языке художественной литературы, работает над очерком "Первые террористы", рассказами "Наваждение", "День Петра", они появятся уже в 1918 г. Затем последовала эмиграция, время потерянной и обретенной Родины, трудный путь писателя-патриота, который, наконец, обретет право сказать: "Октябрьская революция дала мне все" (Т. 13.- С. 492).
   Творчество Т. 1907-1917 гг.- самобытное и содержательное явление литературы. В сложном литературном процессе предоктябрьского десятилетия, где взаимодействовали разнородные направления и школы, вместе с творчеством ряда писателей, таких, как М. Пришвин, С. Сергеев-Ценский, В. Шишков и др., оно знаменовало нарождение новых сил реализма, связанных с классической традицией и устремленных в будущее.
  
   Соч.: Полн. собр. соч.: В 15 т. / Вступ. ст. В. Р. Щербины.- М., 1946-1953; Собр. соч.: В 10 т. / Вступ. ст. В. Р. Щербины.- М., 1958-1961; Собр. соч.: В 8 т. / Вступ. ст. В. Р. Щербины.- М., 1972; Собр. соч.: В 10 т. / Вступ. ст. В. И. Баранова.- М., 1982-1987.
   Лит.: Щербина В. А. Н. Толстой: Творческий путь.- М., 1956; Крестинский Ю. А. А. Н. Толстой: Жизнь и творчество. Краткий очерк.- М., 1960; Поляк Л. М. Алексей Толстой - художник. Проза.- М., 1964; Скобелев В. П. В поисках гармонии: Художественное развитие А. Н. Толстого, 1907-1922 гг.- Куйбышев. 1982; Алексей Толстой и Самара: Из архива писателя / Сост. М. П. Лимарова, Л. А. Соловьева.- Куйбышев, 1982; А. Н. Толстой: Материалы и исследования / Отв. ред. А. М. Крюкова.- М., 1985
  

Л. И. Пауткин

  
   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 2. М-Я. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990
   OCR Бычков М. Н.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 265 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа