Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 23, Произведения 1879-1884, Полное собрание сочинений, Страница 8

Толстой Лев Николаевич - Том 23, Произведения 1879-1884, Полное собрание сочинений



отворил человека, который составлен из невещественной разумной души и вещественного тела, дабы из одного сим образом составленного человека видно уже было, что он же есть творец и обоих миров, В невещественного, и вещественного (стр. 351).
   За этим, как всегда, идет спор:
   Одни... признавали, что мир вечен; другие допускали истечение его из бога, третьи учили, что мир образовался сам собою по случаю, из вечного хаоса, или атомов, четвертые, что его образовал бог из совечной себе материи, и никто не мог возвыситься до понятия о произведении мира из ничего всемогущею силою божиею (стр. 352, 8 53).
   Все эти мнении опровергаются. ¿ 55: "Доз сотворил мир аз ничего" (стр. 357). ¿ 56: "Бог сотворил мир не от вечности, а во времени, или вместе со временем" (стр. 360).
   Читая дальше и дальше эту книгу, больше и больше удивляешься. Точно задача и цель книги в том, чтобы не дать ни-какого места разумному пониманию, - не пониманию тайн божиих, а просто пониманию того, что говорят. Представляю себе человека, который признает, что бог сотворил мир. Ну, чего еще? Он не хочет допытываться, как и что. Нет, от него требуют, чтобы он признал, что мир сотворен не из чего-нибудь, а из ничего, не от вечности, а во времени (стр. 360). Об этом идет спор, и доказывается, что мир сотворен во времени или, точнее, со временем. "Предведение или предопределение были в боге прежде бытия" (стр. 360). Говорится: "некогда мир не существовал" (стр. 361), т. е.. говорится, когда говорится о предведении божием, что, когда не было, времени, бог знал будущее время. И когда говорится: "некогда мир не существовал и время не существовало", говорится, что было время (ибо "некогда" значит - было время), когда не было времени. И когда говорится: "бог сотворил время", говорится (так как глагол употреблен в прошедшем времени), что было время, когда бог сотворил время.
  
  
  
  
  
  
   ¿ 57. Мир сотворен всеми тремя лицами. Это доказывается свящ. писанием и выражается так:
   "Отец сотворил мир чрез сына в духе святом", или: "всё от отца чрез сына в духе святом", впрочем, не в том смысле, будто сын и св. дух исполняли какое-то орудное и рабское служение при творении, но в том, что они зиждительно совершили отчую волю" (стр. 364).
  
  
   ¿ 58. "Образ творения. Сотворен же свет 1) разумом, 2) хотением и 3) словом.
  
  
  
  
  
   "Бог сотворил мир по вечным идеям своим о нем, совершенно свободно единым мановением воли. В идеях от века предначертан был план мироздания, свободная воля определила осуществить этот план; мановение воли действительно осуществило" (стр. 365).
  
   Особенно хорошо тут слово "идеи".
   ¿ 59. "Побуждение к творению и его цель". Сотворил же бог мир вот зачем:
  
   "Должно верить, что бог... будучи благ и преблаг, хотя. сам в себе пресовершен и преславен, сотворил из ничего мир на тот конец, дабы и другие существа, прославляя его, участвовали в его благости" (стр. 370).
   Цель бога - слава. Доказательства свящ. писания. Затем -
   ¿ 60. "Совершенство творения и откуда зло в мире". Спрашивается: откуда зло? И отвечается, что зла нет. И доказательство тому следующее:
  
   Бог есть существо высочайше-премудрое и всемогущее, следовательно, он и не мог создать мир несовершенным, не мог создать в нем ни одной вещи, которая была бы недостаточна для своей цели и не служила к совершенству целого. Бог есть существо святейшее и всеблагое, следовательно, он не мог быть виновником зла ни нравственного, ни физического. И если бы он создал мир несовершенный, то или потому, что не в силах был создать более совершенного, или потому, что-не хотел Но оба эти предположения равно несообразны с истинным понятием о существе высочайшем (стр 375).
  
   Зла нет, потому что бог благ. А то, что ты страдаешь от зла духовного и телесного, это" не зло, потому что бог благ. Так зачем же было и спрашивать, откуда зло, когда его нет?
   Затем ¿ 61. "Нравственное приложение догматам, состоящее в том, что надо славить бога и т. л. (стр. 376).
   ¿ 62. "О мире духовном".
  
   "Ангелы суть духи бесплотные, одаренные умом, волею и могуществом... Они сотворены прежде мира видимого и человеков...; разделяются на девять ликов... и сами злые ангелы сотворены от бога добрыми, но сделалась алыми по собственной воде" (стр. 376).
  
   И тотчас, как всегда, идет спор с теми, которые не так говорили про ангелов и демонов. Затем доказательства свящ. писания, что есть ангелы, и много, и разных чинов.
  
   ¿ 65. По природе своей, ангелы суть духи бесплотные, совершеннейшие души человеческой, но ограниченные (стр. 388).
   Они сотворены по образу и подобию божию, имеют ум и волю. Доказательства свящ. писания.
   ¿ 66. "Число ангелов и степени. Небесная иерархия". Числом ангелов тьмы тем, т. е. очень много. И разные классы есть сил небесных (стр. 395). Идет спор с Оригеном о чинах ангелов, и доказывается, что их 9 классов (стр. 397):
  
   "Ангелы разделяются на девять ликов, а сии девять - на три чина. В первом чине находятся те, кои ближе к богу, как то: престолы, херувимы и серафимы. Во втором чине: власти, господства и силы. В третьем: ангелы, архангелы, начала".
   Кроме этих чинов, есть много и других еще.
   ¿ 67. ".Разные названия алых духов и достоверность их бытия". Кроме ангелов, есть дьявол и его ангелы.
  
   Что этот диавол и ангелы его принимаются в свящ. писании как существа личные и действительные, а не как существа воображаемые, видно - 1. Из книг ветхозаветных... 2. Еще более - из книг новозаветных (стр. 400).
  
   Идут доказательства.
   ¿ 68. "Злые духи сотворены от бога добрыми, но сама соделались злыми" (стр. 404). Как доброе могло сделаться злым - не объяснено, но из писаний много доказательств.
   Сделались злыми дьяволы, одни отцы церкви говорят, незадолго до сотворения мира, а другие говорили, что дьяволы оставались довольно долго в состоянии благодати (стр. 404, 405). Сделались злыми дьяволы не все сразу:
  
   Сперва пал один- главный, а поток увлек за собою и всех прочих. Этот главный был до падения своего, по мнению некоторых самым верным и совершеннейшим на всех сотворенных духов, преимуществовавшим пред всеми воинствами ангельские; а по мнению других, принадлежал по крайней мере к числу духов первоверховных, водительству которых подчинены низшие ангельские порядки, и именно к числу тех, между которыми распределил господь управление частями мира. Прочие же, которых увлек падший денница вслед за собою, - это были ангелы, подчиненные ему, находившиеся в его власти, которые потому-то и могли увлечься - примером его, или убеждениями, или обманом (стр. 405).
  
   Каким грехом пали дьяволы? Одни говорят: смешением с дщерями человеческими, другие - завистью, третьи - гордостью.
  
   В чем же именно состояла гордость падшего духа, бывшая первым грехом его, - думали не одинаково. Некоторые на основании слов Исайи, 14, 13, 14, полагали ее в том, что диавол возмнил быть равным богу по своему естеству и восседать с ним на одном и том же престоле, или даже возмечтал быть выше бога, отчего и соделался "противник, превозносяйся паче всякого глаголемого бога или чтилища" (2 Сол. 2, 4). А другие - в том, что падший денница не восхотел поклониться сыну божию, позавидовал его преимуществам, или, узревши по откровению, что некогда сей сын божий постраждет, усумнился в его божестве и не хотел признать его богом (стр. 408).
  
   Как глубоко пали дьяволы и давал ли им бог время для покаяния - и об этом решено (стр. 409), что до сотворения мира еще могли покаяться дьяволы, а после уже не могли.
   ¿ 69. "Природа злых духов, их число и степени". Природа дьяволов такая же, как ангелов, число их очень велико, и предполагается, что у них есть тоже чины.
   Из этого всего делается нравственное приложение догмата {¿ 70, стр. 414). Приложение догмата здесь еще более неожиданное, чем в прежних: но в первый раз приложение это имеет ясную цель:
  
   Ангелы божий все равны между собою по природе, но различествуют по силам и совершенствам, и вследствие того есть между ними низшие и высшие: есть подчиненные и начальствующие; есть неизменная, установленная самим богом, иерархия. Так точно должно быть и между нами: при всем единстве своей природы, и мы различаемся друг от друга, по воле создателя, разными способностями и преимуществами, и между нами естественно должны быть низшие и высшие, подчиненные и начальствующие и в наших обществах сам бог устрояет порядок и иерархию, возводит на престолы помазанников своих (Притч. 8, 15), дает все низшие власти (Рим. 13, 1) и назначает каждому человеку свое служение и место (стр. 414).
  
   В первый раз определенное правило пришивается к догмату.
   ¿ 71. Недолго после сотворения ангелов и дьяволов бог сотворил мир вещественный вот как:
  
   "В начале бог сотворил из ничего небо и землю. Земля была необразована и пуста. Потом бог постепенно произвел: в первый день мира- свет; во второй день - твердь, или видимое небо; в третий - вместилище вод на земле, сушу и растения; в четвертый- солнце, луну и звезды; в пятый- рыб в птиц; в шестый- животных четвероногих, живущих на суше" (стр. 414, 415).
  
   ¿ 72. "Моисеево сказание о происхождении мира вещественного есть история". Доказывается, что происходила история, когда не было времени (стр. 417).
   ¿ 73. "Смысл Моисеева сказания о шестидневном творении". Доказывается, что все слова Моисея надо понимать в их буквальном смысле (стр. 418).
   ¿ 74. "Решение возражений, делаемых против Моисеева сказания". В опровержение ложного мнения рационалистов о том, что не могло быть дня и ночи, когда не было солнца, говорится следующее:
  
   Ныне, действительно, без солнца день быть не может, а тогда мог. Для этого требовались только два условия: а) чтобы земля обращалась вокруг собственной оси, и б) чтобы светоносная материя, уже тогда существовавшая, приведена была в сотрясательное движение. Но нельзя отвергать ни того, что земля начала вращаться вокруг собственной оси еще с первого дня творения; ни того, что творец мог в три первые дня приводить непосредственною своею силою светоносную материю в сотрясательное движение, как теперь, начиная с четвертого дня, приводят ее в движение светила небесные, получившие к тому способность от бога (стр. 422).
  
   Надо повторять слово в слово и скорее допустить, что бог приводил своею непосредственною силой светоносную материю в движение, - как будто задача его не состояла в том, чтобы сотворить мир, а в том, чтобы образ творения сошелся с Библиею, - чем допустить какое-нибудь отступление от слов Моисея, могущее согласить его сказание с нашими представлениями и знаниями. Всю историю шестидневного творения надо понимать слово в слово. Так велит церковь. Это - догмат.
   ¿ 75. "Нравственное приложение догмата". Приложение то, что надо в воскресенье ходить к обедне и святить седьмой день (стр. 426).
   ¿ 76. После всего бог сотворил человека - соединение мира вещественного с миром духовным, почему человек и называется "малый мир" (стр. 426).
  
   Бог во святой троице рек: "сотворим человека по образу нашему и по подобию" (Быт. 1, 26). И сотворил бог тело первого человека Адама из земли, вдунул в лице его дыхание жизни; ввел Адама в рай; дал ему в пишу, кроме прочих райских плодов, плоды древа жизни; наконец, взял у Адама во время сна ребро, из него создал первую жену Еву (стр. 426).
  
   ¿ 77. "Сущность и смысл Моисеева сказания о происхождении первых людей, Адама и Евы" (стр. 427).
  
   Это повествование Моисеево надобно понимать в смысле истории, а не в качестве вымысла или мифа: потому что в историческом смысле понимали его -
  
  
  
  
  
  
  
  
   Моисей и св. отцы.
   С другой стороны сказано (стр. 429):
   должно понимать в смысле истории, но не всё в смысле буквальном.
  
   Вопрос о том, что значит: понимать в историческом, а не буквальном смысле, остается без ответа.
   ¿ 78. "Происхождение Адама а Евы и, всего рода человеческого". По принятому порядку представляется спор об этом предмете. Спор вот с кем:
  
  
  
   Эта истина имеет двоякого рода врагов: во-первых, тех, которые утверждают, будто и прежде Адама существовали на земле люди (преадамиты) и, следовательно, Адам не есть праотец человеческого рода: во-вторых, тех, которые допускают, что вместе с Адамом было несколько родоначальников человеческого рода (коадамитов) и, следовательно, люди происходят не от одного корня (стр. 430).
  
   Как и по многим другим местам книги, видно, что дело не в опровержении, так как опровержения никакого и не бывает, а дело в том, чтобы высказать догмат. А догмат есть только произведение спора. Поэтому нужно выставить то, против чего спорили, только для того, чтобы сказать, в чем учение церкви. Тут, разумеется, победоносно опровергаются доводы первых на основании свящ. писания, и доводы вторых из физиологии, лингвистики, географии - на основании этих же самых наук, перетолкованных для своих целей.
  
  
  
   Эти доказательства единства человеческого рода замечательны только тем, что здесь как бы на наших глазах происходит образование того, что называется догматом и что в сущности есть не что иное, как известные выражения одного частного мнения в каком-либо споре. Одни доказывают, что люди не могли иметь одного родоначальника, другие доказывают, что могли. И те, и другие не могут привести ничего убедительного в свою защиту. И спор этот не интересен и не имеет ничего общего с вопросом веры, с вопросом о том, какой смысл моей жизни. Но одни из спорщиков спорят не для решения вопроса научного, а для того, что известное решение нужно им: оно подтверждает их предание. Богословие приводит для доказательства того, что бог мог считать дни, когда не было солнца, то, что он "сотрясал материю", и для доказательства того, что все люди произошли от одного человека, то, что:
  
   Все языки и все наречия человеческие относятся к трем главным классам: индоевропейскому, семитическому и малайскому, и восходят к одному корню, который одни находят в языке еврейском, а другие не определяют (стр. 436).
  
   Богословие говорит, что умеет, по этому случаю. И эти невежественные слова в мире науки проходят бесследно; но представим себе, что составитель богословия - что весьма вероятно - окажется отцом церкви. Через 300 лет слова его будут служить подтверждением догмата. А еще через 500 лет бог, сотрясающий материю, может сделаться и догматом. Только такое соображение дает объяснение тем странным, диким изречениям, которые теперь принимаются за догматы.
   ¿ 79. "Происхождение- каждого человека и, в частности, происхождение: души". Все люди произошли от Адама,
  
   Однакож, тем не менее, бог есть творец и каждого человека. Разность только в том, что Адама и Еву он создал непосредственно, а всех потомков их творит посредственно- силою своего благословения, которое он даровал нашим праотцам вдруг по сотворению их, сказав: "раститеся и множитеся и наполните землю" (стр. 437).
  
   Следуют тексты свящ. писания и затем подробное определение церковью, когда именно творится душа человека:
  
   "Св. церковь, веруя божественному писанию, учит, что душа творится вместе с телом, но не так, чтобы с самым семенем, из которого образуется тело, и она получила бытие, но что, по воле творца, она тотчас же является в теле по его образовании" (стр. 439).
  
   Когда происходит это образование тела, не сказано. В виде разъяснения сказано далее:
  
   "В то время, когда тело образуется уже я соделается способным к принятию оной" (стр. 441).
  
   Если это не разъясняет дела, то зато объяснено, откуда, из чего творится богом душа. И тут опять спор. Одни говорили, что душа происходит сама собою из души родителей, другие - из ничего, прямо из семени. Все неправы.
  
   Бог творит человеческие души, как и тела, силою того самого благословения - "раститься и множиться", которое он даровал нашим праотцам еще вначале, - творит не из ничего, а от душ родителей. Ибо, по учению церкви, хотя души человеческие получают бытие чрез творение, но так, что на них переходит от родителей зараза прародительского греха, а этого не могло бы быть, если бы бог творил их из ничего (стр. 440).
  
   ¿ 80. "Состав человека". Человек состоит из двух частей: души и тела, а не из трех. Как и обыкновенно, за этим идет спор и подтверждения свящ. писания. Спор идет с теми, которые говорят, что человек состоит из трех частей: тела, души и духа. Это - неправда, только из тела и души (стр. 442-448).
   ¿ 81. "Свойства человеческой души" - вот какие: она 1) самостоятельна, различна от тела, 2) невещественна и проста {дух), 3) свободна и 4) бессмертна. Следуют доказательства свящ. писания (стр. 449-453).
  
  
  
  
   Бога и душу я знаю так же, как я знаю бесконечность, не путем определения, но совершенно другим путем. Определения же разрушают во мне это знание. Так же, как я несомненно знаю, что есть бесконечность числа, я несомненно знаю, что есть бог и что моя душа есть. Но это знание несомненно для меня только потому, что я неизбежно приведен к нему. К несомненности знания бесконечного числа я приведен сложением; к несомненности знания бога я приведен вопросом: откуда я? к знанию своей души я приведен вопросом: что такое я? И я несомненно знаю и бесконечность числа, и бога, и мою душу, когда я приведен к знанию их этим путем самых простых вопросов. К двум приложу один, и еще один, один, и еще, и еще, или разломаю палочку на двое, и еще на двое, и еще, и еще, и я не могу не познать бесконечность. Я родился от своей матери, а та от бабушки, от прабабушки, а самая последняя от кого? И я неизбежно прихожу к богу. Ногти - не я, руки - не я, голова - не я, чувства - не я, даже мысли - не я. Что же я? Я=я. Я - моя душа. Но когда мне говорят про то, что бесконечное число - первое или не первое, четное или нечетное, я уже ничего не понимаю и даже отказываюсь от моего понятия бесконечности. Точно то же я испытываю, когда мне говоря про бога, его существо, свойства, лица. Я уже не понимаю бога, не верю в него. То же самое, когда мне говорят про мою душу, ее свойства. Я уже ничего не понимаю и не верю в эту душу. И с какой бы стороны я ни пришел к богу, будет то же самое. Начало моей мысли, моего разума - бог; начало моей любви - он же; начало вещественного - он же. Но когда мне скажут: бог имеет 14 свойств, ум и волю, лица, или бог добр и справедлив, или бог сотворил мир в 6 дней, я уже не верю в бога. То же и с понятием души. Обращусь я к своему стремлению к истине, я знаю, что это стремление к истине есть невещественная основа меня - моя душа; обращусь ли на чувство своей любви к добру, я знаю, что это моя душа любит. Но как только мне рассказывают, как эта душа из души моих родителей богом вложена в меня, когда я был в утробе матери, и мое тело было способно принять ее, так я не верю в душу и спрашиваю, как спрашивают материалисты: покажите же мне то, про что вы
   говорите. Где оно?

ГЛАВА VII

   ¿ 82. "Образ и подобие божие в человеке". Про образ и подобие бога, чистейшего духа, по учению церкви говорится то, что было и прежде сказано, что этот чистейший дух имеет ум и волю, и потому образ и подобие божие значит ум и воля. Но ум и воля, как мы видели, были приписаны богу совершенно произвольно. Во всей книге нет ни малейшего намека на то, почему бы мы могли предполагать в боге ум и волю. Так что выходит, что в отделе о боге введено разделение чистого духа на ум и волю не потому, что были на это какие-нибудь поводы в самом понятии о боге, а только потому, что человек, понимая себя как ум и волю, это самое деление произвольно отнес и к богу. Теперь же, в отделе о человеке, объясняя слова: "он сотворен по образу и подобию божию", говорится, что так как свойства божий делятся на ум и волю, то слово "образ" значит ум, "подобие" значит воля. Да ведь понятия ума и воли отнесены к богу только потому, что мы понятия эти находим в человеке. Не подумайте, что я где-нибудь пропустил определение ума и воли божией. Его так и нет. Оно введено как что-то известное в определенном смысле. Теперь из него уже выводятся свойства
   83. "Назначение человека" - следующее:
   1. По отношению к богу это назначение человека состоит в том, чтобы он неизменно пребывал верным тому высокому завету, или союзу с богом (религии), к которому призвал его всеблагий при самом сотворении, напечатлевши в нем свой образ (стр. 457).
   2. Но отношению человека к самому себе назначение его то, чтобы он, как созданный по образу божию с нравственными силами, старался постоянно развивать и усовершать эти силы чрез упражнение их в добрых делах и, таким образом, более и более уподоблялся своему первообразу... Впрочем, эта цель человека существенно неразлична от первой, напротив, заключается в ней и служит необходимым условием к достижению ее (стр. 459).
  
   Стало быть, это то же самое.
   И третье назначение человека, чтобы твари земные приносили ему пользу:
  
   Наконец назначение человека, по отношению ко всей окружающей его природе, ясно определяется в словах самого триипостасного создателя: "сотворим человека по образу нашему и по подобию; и да обладает рыбами морскими, и птицами небесными, и зверьми, скотами, и всею землею, и всеми гады пресмыкающимися по земли" (Быт. 1, 26) (стр. 462).
  
   Третье, очевидно, не назначение, а удобство, но здесь оно включено в назначения.
   Назначение, оказывается, одно - оставаться верным союзу с богом.
   ¿ 84. "Способность первозданного человека к своему назначению, или совершенство".
  
   Предназначая человека к столь высокой цели, господь бог сотворил его вполне способным к достижению этой цели, т. е. совершенным (стр. 463).
  
   ¿ 85. "Особенное содействие божие первозданному человеку к достижению его предназначения". Для достижения этой высокой цели, сохранения союза с богом, бог еще счел нужным содействовать человеку.
   Первое содействие это состояло в том, что -
  
  - Бог сам насадил в жилище человеку "рай во Эдеме на востоцех, и введе тамо человека, егоже созда" (Быт. 2,8). "Это был, по словам св. Иоанна Дамаскина, как бы царский дом, где, обитая, человек проводил бы жизнь счастливую и блаженную... это было вместилище всех радостей и удовольствий: ибо "Эдем" означает наслаждение... В нем было совершенное благорастворение. Он окружаем был светлым воздухом самым тонким и чистым; украшен вечно цветущими растениями, исполнен благовония и света и превосходил всякое представление чувственной красоты и доброты. Это была истинно божественная страна, жилище, достойное созданного по образу божию" (стр. 465).
  
   При этом доказывается, что надо понимать рай прямо, как сад, как он описан; можно только предполагать, что Адам, кроме тела, наслаждался и душой.
   Другое содействие Адаму было то, что бог ходил к нему в рай в гости (стр. 466, 467).
   Третье содействие состояло в том, что бог дал Адаму свою благодать. Что такое благодать, не объяснено, здесь (стр. 468-469).
   Четвертое содействие было то, что бог посадил в раю дерево жизни. И тут объясняется неожиданно, что это самое дерево жизни и была благодать. То, что Адам не умирал, происходило от древа жизни (стр. 471).
   Пятое содействие было то, что - для упражнения и развития сил телесных бог заповедал Адаму "делати и хранити рай" (Быт. 2, 15)
  
   для упражнения и развития сил умственных и дара слова сам "приводе ко Адаму всех животных видети, что наречет я" (Быт. 2, 19); для упражнения и укрепления в добре сил нравственных преподал Адаму известную заповедь - не вкушать от древа познания добра и зла (стр. 471).
  
   Кто думает, что тут прибавлено, выпущено что-нибудь существенное, как-нибудь переделано, тот пусть прочтет самую книгу. Я стараюсь выписывать самые существенные и понятные места.
  
  
  
  
  
  
   Богословие представляет дело падения Адама самым удивительным образом и настаивает на том, что иначе понимать его нельзя и не следует. По церковному учению, бог сотворил человека для известного назначения, сотворил его вполне способным к исполнению своего назначения - сказано: сотворил его совершенным. И, кроме того, оказывал ему пять различных содействий для достижения своей пели. Заповедь о невкушении плода была тоже содействие.
   ¿ 86. "Заповедь, данная богом первому человеку, ее необходимость и значение". О заповеди невкушения с древа познания добра и зла говорится: 1) что заповедь эта была проста, очень нужна, 2) что в заповеди этой заключался весь закон и 3) что заповедь была легкая и ограждена страшной угрозой. И человек, несмотря на всё это, пал и не достиг своего назначения. Казалось бы, необходимо как-нибудь разъяснить это противоречие, и ожидаешь невольно какого-нибудь толкования всего этого удивительного события. Но, напротив, богословие заграждает путь ко всякому толкованию и старательно удерживает противоречие во всей его грубости. Доказывается, что понимать значение второй главы Бытия о рае и деревьях, посаженных в нем, в каком-нибудь иносказательном смысле нельзя и не следует, а надо понимать, как понимал это Феодорит:
  
   а) "Божественное писание сказало, утверждает блаженный Феодорит, что и древо жизни, и древо познания добра и зла выросли из земли; следовательно, они по природе своей сходны с прочими растениями. Как древо крестное есть обыкновенное дерево, но оно же, по причине спасения, получаемого чрез веру в распятого на нем, называется спасительным; так и эти древа суть (обыкновенные) растения, выросшие из земли; но, по божественному определению, одно из них названо древом жизни, а другое, - так как послужило орудием к познанию греха, - древом познания добра и зла. Последнее предложено было Адаму, как случай к подвигу, а древо жизни, как некоторая награда за сохранение заповеди".
   б) Это древо названо древом познания добра и зла не потому, будто бы имело силу сообщить нашим прародителям познание о добре и зле, которого прежде они не имели, а потому, что чрез вкушение от запрещенного дрова они опытно имели познать и познали всё различие между добром и злом, - "между добром, - замечает блаженный Августин, - от которою ниспали, и злом, в которое впали".
   в) "...Древо доброе, - говорит от лица божия к Адаму блаженный Августин, понимавший уже запрещенное древо в смысле чувственном, - но не касайся его. Почему? Потому что я господь, а ты раб: вот вся причина. Если сочтешь малою: значит ты не хочешь быть рабом. А что полезнее для тебя, как быть под властию господа? Как же будешь ты под властию господа, если не будешь под его заповедью?" (стр. 475 и 476).
  
   Церковь понимает так и так велит понимать. То, что древо названо древом познания добра и зла; то, что змий говорит жене: ты узнаешь доброе и злое; то, что сам бог говорит (Быт. 3, 22), что, съев плода древа, "Адам стал, как один из нас, зная добро и зло", - это всё мы должны забыть, мы должны о глубокомысленном сказании книги Бытия думать самым неточным и глупым образом, и всё для того, чтобы не то, чтобы объяснилось что-нибудь в этом сказании, а чтобы уже в нем не осталось никакого смысла, кроме самого очевидного и грубого противоречия: что бог всё делал для достижения одной цели, а вышло совсем другое.
   ¿ 87. "Блаженство первозданного человека". По учению церкви, первый человек жил в саду и был блажен. Рассказывается так: Адам и Ева жили в саду и блаженствовали:
  
   И нет сомнения, что это блаженство первых людей не только не уменьшалось бы со временем, но более и более увеличивалось бы по мере их дальнейшего усовершенствования, если бы они устояли в той заповеди, какую дал им господь вначале. К несчастию как самих прародителей ваших, так и всего их потомства, они нарушили эту заповедь и тем разрушили свое блаженство (стр. 477).
  
   ¿ 88. "Образ и причины падения наших прародителей. Но пришел змий (змий есть дьявол, это доказывается св. писанием), и Адам соблазнился и пал и потерял блаженство (стр. 479).
   ¿ 89. "Важность греха наших, прародителей. Грех этот важен потому а) что это непослушание; б) что заповедь легка; в) что бог их облагодетельствовал и только требовал послушания; г) что у них была благодать, и им стоило только захотеть; д) что в этом одном грехе было много других грехов и е) что последствия этого греха очень велики для Адама и всего потомства (стр. 483-486).
   ¿ 90. "Следствия падения наших прародителей были в душе: "I) расторжение союза с богом, потеря благодати и духовная смерть". Всё это доказывается свящ. писанием, но не сказано, что такое расторжение союза с богом, что такое благодать, что такое смерть духовная. В особенности бы желательно знать, что значит смерть духовная, отличаемая от смерти телесной, тогда как сказано выше, что душа бессмертна. Второе следствие падения - помрачение разума, третье - преклонность ко злу более, нежели к добру. Но какая же разница была между Адамом до и после падения в отношении преклонности ко злу -не сказано. До падения тоже была преклонность более к злу, чем к добру, если Адам, как это рассказывается в ¿ 89, сделал зло, когда всё влекло его к добру. Четвертое - искажение образа божия. Искажение - это значит:
  
   "Если монета, имеющая в себе образ царев, бывает испорчена, то и золото теряет цену и образ ничего не пользует, то же испытал и Адам" (стр. 488).
  
   Для тела следствия были: 1) болезни, 2) смерть телесная. Для положения Адама: 1) изгнание из рая; 2) потеря власти над животными; 3) проклятие земли, т. е. то, что человеку стало необходимо трудиться для своего пропитания (стр. 490-492).
   Мы все привыкли к этой истории, вкратце заученной нами в детстве, и все привыкли не думать о ней, не разбирать ее или соединять с нею какое-то неясное, мистическое представление, и потому подробное повторение этой истории с подтверждением ее грубого смысла и мнимые доказательства ее справедливости, как они излагаются в богословии, невольно поражают, как что-то новое и неожиданно грубое. Представление бога, и сада, и плодов заставляет усомниться в справедливости всего; а для того, кто допустит справедливость, представляется невольно простой детский вопрос: зачем бог сделал всё так, чтобы сотворенный им человек погиб, и погибло всё его потомство. И всякий, кто задумается над этим противоречием, очевидно захочет прочесть самое то место свящ. писания, на котором оно основывается. И тот, кто сделает это, будет ужасно удивлен той поразительной бесцеремонностью, с которой церковные толкователи обращаются с текстами. Стоит внимательно прочесть первые главы Бытия и церковное изложение падения человека, чтобы убедиться, что рассказываются Библией и богословием совершенно две разные истории.
   По церковному толкованию выходит, что Адаму разрешено было питание древом жизни и что первая чета была бессмертна; но по Библии этого не только не сказано, но сказано прямо обратное в 22 стихе третьей главы, где сказано: "как бы теперь Адам не простер руку и не съел от древа жизни и не стал бы жить вечно". По церковному толкованию змий есть дьявол, по Библии же ничего этого не сказано и не могло быть сказано, так как о дьяволе не дается никакого понятия в книге Бытия, а сказано, что змей был умнейший из зверей. По церковному толкованию выходит, что вкушение от древа познания добра и зла было бедствие для людей; по Библии выходит, что это было благо для людей. Так что вся история грехопадения Адама есть выдумка богословов, и ничего подобного не сказано в Библии. Из рассказа Библии никак не вытекает того, чтобы люди ели от древа жизни и были бессмертны, а сказано обратное в 22 стихе, и не сказано того, чтобы человека соблазнил злой дьявол; напротив, сказано, что научил его этому умнейший из животных. Так что эти две главные основы всего рассказа о грехопадении, именно: бессмертие Адама в раю и дьявол, прямо в противность текста выдуманы богословием.
   Один связный смысл всей этой истории по книге Бытия, прямо противоположный церковному рассказу, будет такой: бог сделал человека, но хотел оставить его таким же, как животные - не знающим отличия доброго от злого, и потому запретил ему есть плоды древа познания добра и зла. При этом, чтобы напугать человека, бог обманул его, сказав, что он умрет, как скоро съест. Но человек с помощью мудрости (змия) обличил обман бога, и познал добро и зло, и не умер. Но бог испугался этого и выгнал человека и загородил от него доступ к Древу жизни, к которому, по этому самому страху бога, чтобы человек не вкусил этого плода, можно и должно предполагать по смыслу истории, что человек найдет доступ так же, как он нашел к познанию добра и зла. Хороша ли, дурна ли эта история, но такова она написана в Библии. Бог, по отношению к человеку в этой истории, есть тот же бог, как и Зевс по отношению к Прометею. Прометей похищает огонь, Адам - познание добра и зла. Бог этих первых глав есть не бог христианский, не бог даже пророков и Моисея, бог, любящий людей, но это - бог, ревнующий свою власть к людям, бог, боящийся людей.
   И вот эту-то историю про этого бога богословию понадобилось свести с догматом искупления, и потому бог ревнивый и злой сведен в одно с богом-отцом, которому учил Христос. Только это соображение дает какой-нибудь ключ к этой главе.
   Если не знать, зачем нужно всё это, то невозможно понять, для чего перетолковать, извратить (прямо отступая от текста) самую простую, наивную историю и сделать из нее набор противоречий и бессмыслиц. Но положим, что история эта справедлива, как ее рассказывает богословие. Что же выходит из нее?

ГЛАВА VIII

   ¿ 91. "Переход греха прародителей на весь род человеческий: замечания предварительные (стр. 492). От падения Адама произошел первородный грех. Изложению догмата первородного греха предшествуют два разные мнения: одни - рационалисты - считают первородный грех вздором, а полагают, что болезни, скорби и смерть суть свойства человеческой природы и что человек родится невинным (стр. 495).
  
   Другое учение - реформатов, которые впадают в крайность противоположную, слишком преувеличивая следствия в нас первородного греха: по этому учению, прародительский грех совершенно уничтожил в человеке свободу, образ божий и все духовные силы, так что самая природа человека соделалась грехом, всё, чего ни желает, что ни делает человек, есть грех, самые добродетели его суть грехи, и он решительно не способен ни к чему доброму. Первое из указанных ложных мнений православная церковь отвергает своим учением о действительности в нас первородного греха со всеми его последствиями (т. е. первородного греха, понимаемого в смысле обширном); последнее отвергает своим учением об этих следствиях (стр. 494).
  
   Как всегда, излагается в виде какого-то еретического учения то, что не может быть понимаемым иначе ни одним безумным человеком. То, что все люди по природе своей подвержены болезням и смерти и что младенцы невинны, это представляется в виде лжеучения, да еще крайнего. Другая крайность-это учение реформатов. Церковь учит середине, - будто бы эта середина - та, что под первородным грехом надо разуметь:
  
   "преступление закона божия, данного в раю прародителю Адаму. Сей прародительский грех перешел от Адама во всё человеческое естество, поелику все мы тогда находились в Адаме, и таким образом чрез одного Адама грех распространился на всех нас. Посему мы и зачинаемся, и рождаемся с сим грехом" (стр. 492).
   Под следствием же первородного греха церковь разумеет те самые следствия, какие произвел грех прародителей непосредственно в них и которые переходят от них и на нас, каковы- помрачение разума, низвращение воли и удобопреклонность ее ко злу, болезни телесные, смерть в прочие...
   Это различение первородного греха и его последствий надобно твердо помнить, особенно в некоторых случаях, чтобы правильно понимать учение православной церкви (стр. 493).
  
   ¿ 92. "Действительность первородного греха, его всеобщность и способ распространения".
  
  
  
  
  
   Прародительский грех, учит православная церковь, со своими следствиями распространился от Адама и Евы на всех их потомков путем естественного их рождения, и, следовательно, несомненно существует (стр. 494).
  
  
  
  .
   Всё это доказано свящ. писанием, например, так:
  
   "Кто бо чист будет от скверны: никтоже, аще и един день жития его на земли" {Иов. 14, 4,5)
   "Аминь, аминь глаголю тебе: аще кто не родится водою и духом, не может внити в царствие божие. Рожденное от плоти, плоть есть, и рожденное от. духа, дух есть" (Иоан. 3, 5, 6) (стр. 497).
  
   Подтверждается и преданием так:
   "Ибо по сему правилу веры и младенцы, никаких грехов сами собою содевати еще не могущие, крещаются истинно во отпущении грехов, да чрез пак

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 117 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа