Главная » Книги

Востоков Александр Христофорович - Опыты лирические и другие мелкие сочинения в стихах А. Востокова

Востоков Александр Христофорович - Опыты лирические и другие мелкие сочинения в стихах А. Востокова


  

Опыты лирическ³е и друг³я мѣлк³я сочинен³я въ стихахъ А. Востокова. Часть первая. Въ С. Петербургѣ съ Морской Типограф³и 1805 года.

  
   Авторъ подъ скромнымъ назван³емъ Опытовъ представляетъ благосклонности читателей и суду Критиковъ свои сочинен³я, которыми - такъ намъ кажется, - и читатели и Критики останутся довольны; тѣ и друг³е найдутъ въ стихахъ Г-на Востокова талантъ, вкусъ и знан³я, обѣщающ³я много хорошаго.
   Разсмотримъ первую Оду: Фантаз³я.
   Поэтъ одушевляется восторгомъ и взываетъ къ Фантаз³и:
  
   Случится мглами или тучей,
   Налягъ, наполнь собою лѣсъ (1)
   Раскинь рукой своей могучей
   Прохладну тѣнь густыхъ древесъ
   Шатромъ надъ головой моею;
   Чтобъ ключь y крутящейся стезею,
   Гремя (2) по камнямъ, внизъ бѣжалъ,
   Пустыннымъ гуломъ повторяясь,
   И листв³й съ шорохомъ мѣшаясь (3),
   Твое присутствобъ возвѣщалъ.
  
                   *
  
   И вѣтры бъ свирѣпѣть престали
   Къ землѣ со скрыпомъ древа гнутъ;
   Одни Зефиры бъ лобызали
   Младой весны цвѣтущу грудь.
   Въ твоемъ присутств³и, богиня,
   И Африканская пустыня
   Творится садомъ Гесперидъ!
   И дебри финновъ каменисты,
   И Сѣверны поморья льдисты,
   Теряютъ свой унылой видъ.
  
   Прекрасные стихи! Далѣе Поэтъ мечтаетъ объ Астреѣ, низходящей на землю, о началѣ золотаго вѣка, о блаженствѣ смертныхъ; человѣкъ достигъ высокаго своего назначен³я (4)
  
   Пороки всѣ изкоренились,
   Изсякъ тлетворный оныхъ ядъ;
   Съ разсудкомъ страсти помирились,
   Устроясь во взаимный ладъ (5):
   Прямое щаст³е познали,
   И Ангелами люди стали!!
   Но сбудется ль с³е иль нѣтъ?
   Вникать глубоко не желаю,
   Къ другимъ предметамъ направляю
   Съ тобой, Фантаз³я, полетъ.
  
                   *
  
   Съ тобой я на Кавказъ взбираюсь,
   И въ жерло Этны низхожу;
   Въ моря шумящ³я пускаюсь
   И въ тишинѣ пустынь брожу.
   Исполненный благоговѣнья
   По необъятностямъ творенья
   Я на крылахъ твоихъ парю!
   Во Океанѣ звѣздъ купаюсь -
   Но вверьхъ лечуль, иль внизъ спускаюсь,
   Бреговъ и дна нигдѣ не зрю.
  
                   *
  
   Съ тобой люблю я въ мысляхъ сладкихъ
   Собрать, устроить, просвѣтить
   Народы - тигровъ къ крови падкихъ
   Въ смиренныхъ агнцевъ превратить (6).
   Съ тобой я изверговъ караю,
   И добродѣтель награждаю,
   Достойнымъ скиптры раздаю,
   А угнетеннымъ всѣмъ свободу,
   И человѣческому роду
   Съ Сен-Пьеромъ вѣчный миръ даю.
  
                   *
  
   Тебѣ стих³и всѣ послушны,
   Послушны небеса и адъ.
   Тамъ строишь замки ты воздушны (7),
   A тамъ садишь Армидинъ садъ.
   Махнешь - и Грац³й узришь пляски;
   Воскликнешь - божесва Парнасски
   Сладчайшу пѣснь тебѣ гласятъ,
   Фантаз³я многообразна,
   Всегда нова, всегда прекрасна,
   Ты тьму намъ даруешь (8) отрадъ.
  
   Поэтъ опять предается восторгу, возносится къ центру всѣхъ добротъ, наслаждается, видитъ небесное совершенство, и упивается имъ:
  
   Ахъ! льзяль мнѣ днесь землей прельщаться,
   Тщетѣ, неправдѣ покланяться?
   Пусть въ сихъ восторгахъ я умру.
  
                   *
  
   Но что - уже ли изчезаетъ
   Питавшая мой духъ мечта?
   Отъ уха пенье утекаетъ,
   Отъ взоровъ райска красота!
   Я съ содроган³емъ очнулся, (9)
   Кругомъ печально оглянулся,
   И зрю лишь дик³й темный лѣсъ.
   Въ отвѣтъ на вздохъ мой вѣтръ ревущ³й
   И ключь въ гранитно дно б³ющ³й,
   Шумятъ сквозь вѣтв³е древесъ.
  
                   *
  
   Почто, фантаз³я всесильна,
   Покровъ снимаешь съ глазъ моихъ!
   Печалей жатва столь обильна
   A роза-радость - вянетъ въ мигъ!
   Но должноль изъ (10) того терзаться
   И плакать? - Нѣтъ; мы будемъ знаться,
   Посланница небесъ, съ тобой!
   Когда ко мнѣ съ улыбкой входишь,
   Ты всякую печаль отводишь
   И въ душу сладк³й льешь покой.
  
                   *
  
   Что есть жизнь смертныхъ? сонъ единый.
   Блаженъ, пр³ятно кто мечталъ;
   Кто избѣгать умѣлъ крутны (11)
   И счастливымъ себя считалъ!
   Кто могъ, сомкнувъ охотно вѣжды,
   Держася объ руку надежды,
   Прейдти отважно жизни путь;
   И не заботясь по пустому,
   Подобно отроку младому,
   Играть, играть.... да и заснуть (12).
  
                   *
  
   И такъ пр³ятными мечтами
   Почаще духъ мой услаждай;
   Живыми, нѣжными цвѣтами
   Дорогу къ смерти усыпай.
   И будь мой Ангелъ благодѣтель!
   Ты облекаешь добродѣтель
   Небесныхъ Грац³й въ златъ хитонъ,
   И насъ красой ея плѣняя,
   Велишь, фантаз³я благая,
   Любишь святой ея законъ.
  
   Въ чемъ состоитъ планъ Оды? Авторъ въ восторгѣ видитъ блаженство земнородныхъ. Читатель, обвороженный прекрасными стихами и живымъ чувствомъ Поэта, мечтаетъ съ нимъ вмѣстѣ, и предается сладкому забвен³ю. При словахъ
  
   Но сбудетсяль c³e, иль нѣтъ?
  
   кажется, очарован³е изчезаетъ. Поэтъ перемѣняетъ тонъ и говоритъ, что по дѣйств³ю фантаз³и, онъ взбирается на Кавказъ, низходитъ въ пропасти Этны, пускается въ моря, бродитъ въ пустыняхъ, возносится къ звѣздамъ, просвѣщаетъ народы; что по мановен³ю фантаз³и поютъ Музы и пляшутъ Грац³и. Послѣ того въ другой разъ приходитъ въ изступлен³е, видитъ совершенство, опять опамятывается; разсуждаетъ, что жизнь смертныхъ есть одинъ сонъ, и что блаженъ тотъ, кто мечталъ пр³ятно, и почиталъ себя счастливымъ; наконецъ проситъ фантаз³ю усыпать дорогу его къ смерти нѣжными цвѣтами.
   Двойной восторгъ въ сей Одѣ можно почесть раздѣлен³емъ единства, которое должно быть сохранено во всякомъ сочинен³й, не изключая самой Оды. Вдохновенный Пѣвецъ заставитъ читателя забыться; но - одинъ только разъ. Послѣ хладнокровнаго разсужден³я о разныхъ предметахъ трудно уже въ другой разъ привести его въ изступлен³е, - а главное искуство Поэта состоитъ въ томъ, чтобы читатель непримѣтнымъ образомъ раздѣлялъ его чувства. Прелестной безпорядокъ, о которомъ говоритъ Боало въ своей П³итикѣ, кажется,. значитъ другое. Однакожъ, не упоминая о многихъ примѣрахъ, которыми оправдывается расположен³е сей Оды, можно извинить его еще самымъ, назван³емъ Фантаз³и; говоря о ней, изчисляя дѣйств³я богини на душу, почти противъ воли переходишь отъ предмета къ предмету, отъ восторга къ восторгу?
   Прежде нежели замѣтимъ неправильность въ мысляхъ и слогѣ, скажемъ, что Г. Востоковъ знаетъ, въ чемъ состоитъ тайна Поэз³и, непроницаемая для самозванцевъ-Поэтовъ. Потрѣшности не закрываютъ дарован³я, которое Г. Авторъ Опытовъ обработываетъ съ такимъ успѣхомъ.
  
   (1) Въ первой строфѣ фантаз³я наименована дщерью Олимпа, слѣдственно' существомъ одушевленнымъ. За чѣмъ же теперь требовать, чтобы она явилась во мглахъ или тучѣ, налегла бы на лѣсъ и наполнила его собою? за чѣмъ Поэтъ требуетъ пришеств³я фантаз³и въ грозномъ видѣ, когда хочетъ изобразить прелестную сельскую картину?
   (2 ) Ключу приличнѣе журчать, нежели гремѣть.
   (3) "Чтобъ ключь пустыннымъ гуломъ повторяясь, и мѣшаясь съ шорохомъ листвы и проч. Соединен³е идей несходственныхъ! Прибавьте слово: журчан³е, и все будетъ правильно. Ибо ключь не можетъ повторяться, а еще болѣе мѣшаться съ шорохомъ лисшв³й.
   (4) Здѣсь, въ одномъ стихѣ строфы, нами пропущенной, слово разширилъ y Автора имѣетъ ударен³е на второмъ слогѣ; по свойству языка послѣдн³й слогъ долженъ быть долг³й.
   (5) Этому стиху здѣсь не мѣсто; онъ низокъ и неправиленъ.
   (6) Послѣ глагола люблю, поставленнаго, въ такомъ, какъ здѣсь, знаменован³и, проч³я неопредѣленныя наклонен³я должны быть учащательныя: собтрать, устраивать, просвѣщать, превращать. Океаномъ можно назвать въ переносномъ смыслѣ безпредѣльное пространство, звѣздами усѣянное; но купаться не льзя въ немъ ни въ точномъ, ни въ переносномъ значен³и сего слова.
   (7) Строен³е воздушныхъ замковъ не принадлежитъ къ числу 6лагодѣян³й, даруемыхъ фантаз³ею, на которую здѣсь должны смотрѣть только съ хорошей стороны.
   (8) Надобно, чтобъ не первой, но средн³й слогъ былъ долг³й. Можно поправить:
  
             Ты тьму даруешь намъ отрадъ.
  
   (9) Очнулся годится въ разговорѣ, не въ Одѣ.
   (10) По чему не отъ того ?
   (11) Знаться и кручины слова низк³я для Оды. Всякую поставлено для наполнен³я стиха недостаточными слогами,
   (12) Потомъ заснутъ было бы приличнѣе.
   Четвертая п³эса: Тлѣнность, названа въ оглавлен³и Диѳирамбомъ; судя по ея характеру, думаемъ, что приличнѣе было бы наименовать ее какъ нибудь иначе. Диѳирамбъ есть родъ стихотворен³й, которыя въ древности пѣты были въ честь Вакху, и значитъ два раза рожденный. Для Поэз³и Диѳирамбической не было особенныхъ правилъ; изступлен³е управляло мыслями Поэта. Жаль, что Пиндаровы Диѳирамбы не дошли до насъ; они могли бы служить прекрасными образцами въ семъ родѣ стихотворства, о которомъ Горац³й даетъ намъ нѣкоторое понят³е, говоря о Пиндарѣ:
  

Per audaces nova Dithyrambos

Verba devolvit, numerisque fertur

Lege folutis,

   Можетъ быть, 13 я Олимп³йская Ода Пиндарова принадлежитъ къ сему роду. Аѳеней сохранилъ намъ отрывокъ Диѳирамба, пѣтаго Вакхилидомъ, славнымъ Лирическимъ Поэтомъ, современникомъ Пиндаровымъ. Болѣе же всего подходятъ къ характеру Диѳирамба двѣ Оды Горац³евы: 1 я Bachum ia remotis carmina rupibus, переведенная Г-мъ Востоковымъ, съ наблюден³емъ мѣры подлинника; 3 я Quo me, Bacche, rapis. С³и примѣры и слова Горац³евы о Пиндарѣ показываютъ, что отличительныя черты Диѳирамба суть: изступлен³е, случаи же ожиданные, важные и чудесные, движен³е разнообразное и быстрое, фигуры частыя и разительныя, идеи сильныя и рѣзк³я, слогъ живой; стремительной и гремящ³й, наконецъ прославлен³е Вакховыхъ подвиговъ и благодѣян³й. Делиль назвалъ стихи свои на безсмерт³е души Диѳирамбомъ, то есть пѣснью въ честь Вакху - но правильно ли? - Въ стихотворной п³есѣ Тлѣнность о Вакхѣ не упоминается ни слова; изступлен³я также въ ней не видно. Впрочемъ с³я п³эса имѣетъ свое достоинство.
   Изъ переводовъ Г-на Востокова, помѣщенныхъ въ сей первой части Опытовъ, Вольтерова сказка Телема и Макаръ, и Кантаты Ж. Б. Руссо: Цирцея и Амимона, заслуживаютъ особенное вниман³е и одобрен³е.

"Вѣстникъ Европы". Часть XXV, No 1, 1806

  

Другие авторы
  • Пальмин Лиодор Иванович
  • Глинка Сергей Николаевич
  • Песковский Матвей Леонтьевич
  • Ожегов Матвей Иванович
  • Чужак Николай Федорович
  • Соколовский Владимир Игнатьевич
  • Погосский Александр Фомич
  • Левинсон Андрей Яковлевич
  • Коста-Де-Борегар Шарль-Альбер
  • Панаев Владимир Иванович
  • Другие произведения
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Мёртвый собор
  • Веневитинов Дмитрий Владимирович - Песнь Клары
  • Быков Петр Васильевич - К. В. Тхоржевский
  • О.Генри - Искатели приключений
  • Купер Джеймс Фенимор - Краснокожие
  • Брюсов Валерий Яковлевич - На похоронах Толстого
  • Стасов Владимир Васильевич - Передвижная выставка 1878 года
  • Глинка Федор Николаевич - Владимир Карпец. И мне равны и миг, и век...
  • Рунеберг Йохан Людвиг - Идиллия ("Когда наступает Иванова ночь...")
  • Дружинин Александр Васильевич - Полное собрание сочинений русских авторов.- Сочинения В. Л. Пушкина и В. Д. Веневитинова
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 402 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа