Главная » Книги

Врангель Фердинанд Петрович - Обитатели северо-западных берегов Америки

Врангель Фердинанд Петрович - Обитатели северо-западных берегов Америки


1 2

  

Обитатели сѣверо-западныхъ береговъ Америки1

  
   1 Обязанностью почитаемъ благодарить за сообщен³е сей статьи, содержащей въ себѣ драгоцѣнныя, на мѣстѣ собранныя свѣден³я, знаменитаго мореплавателя нашего, Барона Ф. П. Врангеля. Р. С. О.
  

"Сынъ Отечества", No 2, 1839

УГАЛЕНЦЫ.

  
   Мысъ св. Ил³и можно принять за границу жительства приморскихъ Колошъ, къ сѣверо-западу. Далѣе къ западу обитаютъ Угаленцы, поколѣн³е малолюдное, въ коемъ считается 38 семействъ. Зимою они живутъ въ бухточкѣ, восточнѣе острова Каякъ, a къ лѣту переходятъ къ восточному устью р. Мѣдной, для рыбныхъ промысловъ. Земля, занимаемая ими, поотдаль морскаго берега, изобилуетъ рѣчными бобрами болѣе окрестностей Якутата; они добываютъ въ годъ отъ 5-ти до 7-ми сотъ сихъ животныхъ, и для продажи шкуръ ихъ пр³ѣзждютъ на батахъ (подобныхъ Колошенскимъ) въ Константиновск³й редутъ, къ вѣдомству коего они и причислены. Народъ сей миролюбивъ и покоренъ; живетъ въ бревенчатыхъ сараяхъ надъ землею, въ коихъ по сторонамъ отдѣлены для каждаго семейства особыя мѣста, a по срединѣ разводятъ огонь для всѣхъ вообще; отъ 2 до 6 родныхъ между собою семействъ, занимаютъ такимъ образомъ одинъ сарай. Понят³ями, повѣрьями и образомъ жизни Угаленцы сходствуютъ съ Колошами, съ коими (Якутатскими) и перероднились; языкъ ихъ, хотя и разнствуетъ отъ Колошенскаго, однакожь происходитъ отъ одного корня, и оба с³и народа суть два различныя поколѣн³я одного племени. Смѣжные съ ними Якутатск³е Колоши и жители Мѣдной Рѣки называютъ ихъ тѣмъ именемъ, подъ коимъ они въ колон³яхъ извѣстны.
  

Мѣдновск³е.

  
   Небольшое с³е поколѣн³е, въ коемъ нынѣ считается до 60 семействъ, обитаетъ по берегамъ рѣки Атны и называетъ себя Атнахитяне. Они миролюбивы,живутъ въ соглас³и со всѣми сосѣдними поколѣн³ями, и имѣютъ торговыя связи съ Чугачами, Угаленцами, Koлошами, Кольчанами, Кенайцами. У всѣхъ сихъ народовъ страна Мѣдновская славилась прежде (съ прихода сюда Европейцовъ) мѣдью, въ ней находимой; туземцы выковывали изъ сего металла топоры, ножи, нагрудники, для себя и въ продажу Угаленцамъ, Колошамъ и другимъ сосѣдямъ. И теперь они единственные кузнецы, умѣющ³е ковать желѣзо, получаемое ими отъ Рускихъ; ни Колоши, ни друг³е народы въ колон³яхъ, не знаютъ сего искуства. Атнахтяне называютъ Рускихъ: Кетчетняи, отъ кетчи, желѣзо.
   Главное занят³е Мѣдновскихъ составляетъ охота за дикими оленями. Весною, когда льды на рѣкахъ и озерахъ еще крѣпки, заганиваютъ они табуны являющихся тогда оленей, въ нарочно поставленные изъ жердей загоны, наподоб³е лежащей Римской цыфры <, коей отверст³е иногда на 10 верстъ простирается. Когда звѣри войдутъ въ самый уголъ загона и начнутъ тѣсниться, тогда дикари колютъ ихъ. Другая поколка оленей случается осенью, на обратномъ переходѣ оленей къ мѣстамъ, гдѣ они проводятъ зиму; ихъ заганиваютъ въ озера, и на лодочкахъ въ водѣ закалываютъ. На удачномъ промыслѣ оленей основано самое существован³е народа: олень доставляетъ ему и одежду и пищу; рыба не доходитъ до жительства Мѣдновскихъ въ такомъ изобил³и, чтобы они могли запасать ее на цѣлую зиму, и отъ того случается, что послѣ неудачныхъ оленьихъ поколокъ, народъ подвергается ужасному голоду и цѣлыя семейства умираютъ. Такъ, въ 1828 году, при подобномъ несчаст³и, болѣе 100 человѣкъ взрослыхъ и дѣтей содѣлались жертвами голодной смерти. Для собственной одежды и на продажу, Мѣдновск³е добываютъ также лосей, которыя къ нимъ забѣгаютъ, тарбагановъ, еврашекъ, лисицъ и черныхъ медвѣдей, но рѣчныхъ бобровъ они не бьютъ, хотя и водится с³е животное въ ихъ странѣ. Величайшимъ богатствомъ почитаютъ они бисеръ; зажиточнѣйш³е собираютъ его сколько могутъ, закапываютъ въ землю и передаютъ, какъ сокровище, наслѣдникамъ, которые стараются умножить его.
   Подобно Угаленцамъ, принадлежа къ одному племени съ Колошами, Мѣдновск³е сходствуютъ съ ними въ повѣрьяхъ, обрядахъ, и въ языкѣ сохранились слова, указующ³я на общ³й корень. Приведу нѣкоторыя;

по-Мѣдновски.

по-Угаленски.

по-Колошски

Небо

Я-ать

Я-а

- - -

Ночь

Тотче.

- - -

Тата

Ледъ

Тътёнъ

Тътець

Тылъ

Камень

Тцешъ

Тца

Тъ те

Женщина

Шаатъ

- - -

Шаавытъ

Лисица

Накатце

Накатце

Накаце

Орелъ

Тчкулякъ

Тчкочкалахъ

- - -

Огонь

Ткхопъ

- - -

Хкганъ

Кровь

Телль

Теллхъ

- - -

Жиръ

Хъ хя

Хъ хе

- - -

Иди сюда

А-ны

А-анч³я

Аку

   Въ языкѣ Атнахтянъ гортанные слоги Колошъ не замѣтны, и часто встрѣчаемое окончан³е тль въ словахъ колошенскихъ, замѣнено y Мѣдновскиъ гласными буквами яй и е; вообще языкъ ихъ легокъ и звучнѣе Колошенскаго нарѣч³я.
   Мѣдновск³е раздѣляютъ годъ на 15 мѣсяцевъ, которыхъ не называютъ особенными именами, a считаютъ: первый, второй, и такъ далѣе, 10 мѣсяцевъ зимнихъ и осеннихъ, да 5 весеннихъ и лѣтнихъ. Зажиточные имѣли y себя калговъ, рабовъ, которыхъ покупали отъ Кольчанъ, однакожь они не приносили ихъ въ жертву умершимъ старшинамъ, какъ то дѣлаютъ Кольчане и Колоши. Впрочемъ, подобно симъ послѣднимъ, они сожигаютъ трупы, собравши кости завертываютъ въ чистыя, недержанныя ровдуги (выдѣланныя безъ шерсти оленьи кожи), и въ ящикѣ хранятъ ихъ на столбѣ, или на деревѣ. Поминки умершихъ родственниковъ празднуются каждогодно. Атнахтяне, подобно Колошамъ и прочимъ поколѣн³ямъ сего племени; приписываютъ создан³е земли и человѣка, ворону, который похищалъ гдѣ-то стих³и, одну за другою. Сказан³е о могучей птицѣ, сотворившей вселенную, украшенное поэтическими вымыслами y Книстено, Чипивейанъ, и другихъ дикарей восточныхъ равнинъ Сѣверной Америки, превратилось на западномъ берегу въ простую сказку о воронѣ. О всеобщемъ потопѣ не сохранилось здѣсь никакого предан³я.
  

Кольчане или Гальцане.

  
   Поколѣн³я, занявш³я сѣверныя и восточныя рѣки и рѣчки, въ Атну впадающ³я, и тѣ, кои живутъ еще далѣе за хребтами, называются Мѣдновскими Кольчане, что означаетъ: чуж³е люди. Они различаютъ ближнихъ отъ дальнихъ Кольчанъ; съ первыми торгуются, получая лосьи шкуры, рысей, рѣчныхъ бобровъ, a дальнихъ знаютъ только по слухамъ. Ближн³е Кольчане посѣщаютъ нерѣдко и нашу Мѣдновскую одиночку, для продажи рѣчныхъ бобровъ и другихъ звѣриныхъ шкуръ, спускаясь внизъ по течен³ю рѣчекъ на лодочкахъ, обтянутыхъ сырыми оленьими шкурами, нерѣдко внутрь, куда нагружаютъ всѣ промыслы, пр³обрѣтенные лѣтомъ у хребтовъ и на озерахъ. Приплывъ къ одиночкѣ, лодочки разбираются, оленьи шкуры выдѣлываются въ мѣха, или ровдуги, на продажу, а сами дикари возвращаются пѣшкомъ домой, съ полученнымъ бисеромъ и табакомъ.
   Разныя поколѣн³я Кольчанъ враждуютъ между собою; дальнихъ описываютъ весьма свирѣпыми, и сказываютъ, что они употребляютъ человѣческое мясо для утолен³я голода при недостаткахъ. Ближн³е принадлежатъ къ одному племени съ Мѣдновскими и Кенайцами, и хотя говорятъ другимъ нарѣч³емъ, однакожь другъ друга понимаютъ.
   Кенайцы называютъ ихъ Гальцане, то есть, гости, также тѣ поколѣн³я, которыя бродятъ въ верховьяхъ рѣкъ, текущихъ въ Берингово море, извѣстны имъ подъ тѣмъ же именемъ. Они сходятся съ тѣми и другими Гальцанами во время оленьихъ промысловъ, въ исходѣ лѣта, за хребтами, на озерахъ, и вымѣниваютъ y Мѣдновскихъ Гальцанъ лосиныя кожи, a отъ другихъ получаютъ соболей и рѣчныхъ бобровъ. Самое ближнее къ сѣвернымъ Кенайцамъ жилище сихъ послѣднихъ Гальцанъ называется Титлогать, откуда въ 10 дней, черезъ хребты, они приходятъ къ озеру Кнытыбенъ, для оленьей поколки, a къ сему озеру, для свидан³я и торговли съ Титлогатскими дикарями, приходятъ Кенайцы, промышляющ³е оленей на озерѣ Хтубенъ, лежащемъ въ 6-ти дневныхъ переходахъ южнѣе Кнытыбена; отъ озера же Хтубень до сѣвернаго угла Кенайскаго залива, разстоян³е 14 переходовъ: Мѣдновскихъ Гольцанъ самое ближнее жило къ Кенайцамъ называется Нутатльгатъ, и отсюда жители приходятъ иногда къ озеру Хтубень для торга съ Кенайцами, достигая его въ 10 дней самаго скораго хода чрезъ хребты. Отъ Нутатльгатскихъ Гальцанъ Кенайцы получаютъ иногда Англ³йской работы ружья, мѣдныя деньги и корольки, не Рускаго привоза, сказывая, что вещи с³и переходятъ къ нимъ чрезъ третьи руки, отъ народа, торгующаго съ людьми, живущими въ крѣпости {Сообразивъ сбивчивыя свѣдѣн³я о странѣ, въ которой мнимая с³я крѣпость находится, дѣлается вѣроятнымъ, что Англ³йск³я издѣл³я и ружья передаются отъ Чилъхатскихъ (Ljnn's Canal) Колошъ, которые получаютъ ихъ отъ торгующихъ въ проливахъ Американцевъ Соединенныхъ Штатовъ. Вр.}. За дальними Гальцанами, въ воображен³и Кенайцевъ, живутъ народы съ хвостами.
  

Кенайцы.

  
   Они называютъ самихъ себя: Тнайна, отъ Тнай, то есть, человѣкъ, a Кадьякцамъ извѣстны подъ назван³емъ Кина-ютъ, что принято и Рускими. - Народъ сей, въ числѣ 460 семействъ, обитающ³й по берегамъ и въ окрестностяхъ Кенайскаго залива (Cookie Inlet), и около озеръ Илямны и Кызжахъ, принадлежитъ къ тому же коренному племени, какъ и Гальцане, Кольчане, Атнахтяне и Колоши. Въ томъ свидѣтельствуетъ не токмо сходство, сохранившееся въ нѣкоторыхъ словахъ языковъ сихъ народовъ (которое, правда, въ языкѣ Колошъ едва уже становится замѣтнымъ и почти исчезло), и не токмо одинаковость въ ихъ повѣрьяхъ и обрядахъ, но мнѣн³е с³е наиболѣе подтверждается общимъ раздѣлен³емъ на два главныя поколѣн³я, подраздѣленныя на роды, извѣстные родъ различными именами. Кенаецъ вороньяго рода принимается, какъ родственникъ, Гальцаномъ, Мѣдновскимъ, Угаленцомъ, или Колошею того же рода, или того же поколѣн³я:, хотя бы онъ и не понималъ разговора другаго. Общихъ отличительныхъ знаковъ, для познан³я, къ какому роду принадлежатъ они, кажется, не существуетъ, и простое о томъ объявлен³е принимается всегда дикарями съ полною вѣрою.
   По предан³ямъ Кенайцевъ, воронъ сотворилъ изъ различныхъ веществъ двухъ женщинъ, изъ коихъ каждая сдѣлалась родоначальницею особаго поколѣн³я. Одно изъ сихъ поколѣн³й произошло отъ 6 родовъ одной, a другое поколѣн³е отъ 5 родовъ другой жеящины. Имена первыхъ шести родовъ суть: Кахг³я отъ крика ворона, Кали отъ рыбьяго хвоста, Тлахтана отъ травяной цыновки, Монтохтана отъ задняго угла въ избѣ, Чихей отъ краски, и Нухи³и, упавш³й съ неба. Вторые пять родовъ называются Тульчина, отъ охоты купаться въ холодной водѣ, когда она осенью уже начинаетъ замерзать, Катлухтана, охотницы нанизывать бисеръ, Шшулахтана, обманщики, подобно ворону, который при сотворен³и земли и людей безпрестанно сихъ послѣднихъ обманывалъ, Нучихги и Цальтана, отъ горы около озера Скиляхъ (близъ вершины р. Коктну. По древнему постановлен³ю, мужчины поколѣн³я шести родовъ не могутъ жениться въ тѣхъ же родахъ, a должны выбирать своихъ женъ въ другомъ поколѣн³и, такъ, что всегда должно избрать жену въ поколѣн³и пр³ятелей, a не въ поколѣн³и своихъ (родственниковъ). Дѣти причисляются къ тому роду и поколѣн³ю, къ которому принадлежитъ мать. Постановлен³е с³е въ настоящее время не строго соблюдается, и дозволено жениться въ своемъ родѣ; однакожь старики приписываютъ сему кровосмѣшен³ю великую смертность, постигшую Кенайцевъ. Ближайшимъ наслѣдникомъ почитается дитя, рожденное отъ сестры, a сынъ наслѣдуетъ весьма малую часть отъ отца, потому, что еще при жизни родителя выбралъ свою долю пищею и одеждою.
   Обряды сватовства весьма просты. Женихъ рано утромъ является въ домъ отца избранной имъ невѣсты, и не говоря ни слова, топитъ баню, таскаетъ воду, добываетъ пищу, что продолжается, пока не спросятъ его: кто онъ такой и для чего такъ трудится? Тогда объявляетъ онъ о своемъ желан³и, и будучи обнадеженъ, остается цѣлый годъ въ домѣ работникомъ. По истечен³и года, отецъ невѣсты отдаетъ жениху соразмѣрную плату за его прислугу, и дикарь уводитъ запросто молодую жену въ свою барабору. Свадебныхъ обрядовъ ни какихъ не бываетъ. Зажиточные имѣютъ по три и по четыре жены. Жена, хотя и трудолюбивѣйшая работница въ семействѣ, но не рабыня своего мужа; она имѣетъ право возвратиться въ домъ отца своего, и мужъ долженъ въ такомъ случаѣ возвратить и плату, полученную имъ за работу при сватовствѣ. Жена полная владѣтельница принадлежащихъ ей, или пр³обрѣтаемыхъ ею вещей, и нерѣдко мужъ покупаетъ ихъ y жены; когда же y него женъ болѣе одной, то каждая имѣетъ свое отдѣльное хозяйство, неприкосновенное для остальныхъ женъ, или членовъ семейства.
   Умершаго оплакиваетъ цѣлое поколѣн³е. Собираются къ ближайшему родственнику покойнаго, садятся вкругъ огня и воютъ; родственникъ, хозяинъ бараборы, надѣваетъ лучшее свое платье и головной уборъ изъ орлиныхъ перьевъ, продѣваетъ сквозь носовой хрящъ орлиное перо, и съ вычерненнымъ лицомъ является передъ собран³емъ плакать. Держа въ обѣихъ рукахъ побрякушки, сдѣланныя довольно красиво изъ топорковыкъ посковъ, запѣваетъ онъ надгробную        пѣсню; голосомъ твердымъ, гремя побрякушками, и дѣлая всѣмъ тѣломъ, a особенно одною ногою, сильныя движен³я, топая въ землю, но не сходя съ мѣста. Онъ воспоминаетъ славные подвиги покойнаго; слово его принимается за текстъ стиху, составляемому экспромтомъ всѣмъ собран³емъ, которое хоромъ поетъ его, ударяя въ бубенъ, и по окончан³и каждаго стиха плачетъ громко въ одинъ голосъ, между тѣмъ, какъ хозяинъ наклоняется тѣломъ впередъ, опускаетъ голову на грудь, и отдыхаетъ отъ сильнаго напряжен³я, пока почувствуетъ себя опять въ состоян³и продолжать плакан³е. Обрядъ сей есть изображен³е глубокой печали грубаго неизнѣженнаго дикаря, жителя Сѣвера, одареннаго чувствомъ сильнымъ, продолжительнымъ, безпритворнымъ. Приведу содержан³е одной, слышанной мною пѣсни:
  
             Ближайш³й родственникъ.
  
         "Онъ лучш³й былъ промышленникъ!"
  
             Хоръ, родное поколѣн³е.
  
         "Онъ всѣхъ смѣлѣй гонялся за бѣлугами;
         "Никогда не возвращался домой безъ добычи;
         "Пойдетъ ли на хребты за оленями,
         "Стрѣла его лѣтала прямо въ сердце звѣря;
         "Встрѣтитъ ли медвѣдя въ лѣсу,
         "Не упускалъ онъ ни чернаго, ни бураго!"
  
             Ближайш³й родственникъ.
  
         "Былъ щедръ и веселилъ другихъ!"
  
             Хоръ:
  
         "Всегда дѣлился онъ промыслами.
         "Что добудетъ въ море ли, на хребтахъ, ли,
         "Онъ все раздастъ и бѣднымъ помогаетъ;
         "Когда работалъ съ своими вмѣстѣ,
         "Онъ пѣсни пѣлъ, плясалъ и веселился!"
  
   Послѣ пѣн³я, хозяинъ раздаетъ платье и прочее имущество умершаго между родственниками его, принявшими участ³е при плакан³и. Лучш³е пр³ятели покойнаго, изъ другаго поколѣн³я, приходятъ безъ зову къ сему обряду, и дарятъ разными звѣриными шкурами ближайшаго родственника, но не поютъ и не плачутъ. Тотчасъ послѣ смерти, они сожигаютъ тѣло умершаго, и собранныя кости хоронятъ въ землю, не допуская ни кого изъ роднаго поколѣн³я упредить исполнен³е сего обряда. Ближайш³й родственникъ покойнаго старается въ течен³е цѣлаго года, или болѣе, добыть сколько ему возможно оленьихъ шкуръ, ровдугъ и звѣриныхъ кожъ, и тогда празднуетъ поминки о покойникѣ,- дѣлаетъ игрушку. Онъ сзываетъ своихъ, и тѣхъ пр³ятелей, которыя схоронили кости, угощаетъ пр³ятелей до пресыщен³я, одариваетъ ихъ за прежнее приношен³е и за труды погребен³я, расточая свое имущество, въ чемъ ставятъ величайшую славу и стараются превзойти другъ друга; родственники пляшутъ, поютъ печальныя пѣсни, и стараются заслужить одобрен³е отъ гостей-пр³ятелей. Имя покойника не должно произносить болѣе предъ ближайшимъ родственникомъ, и сей перемѣняетъ также свое имя, которымъ звалъ его покойникъ при жизни. Кто осмѣлится нарушить первое услов³е и выговорить имя умершаго, того вызываетъ родственникъ на бой, если виноватый принадлежитъ къ поколѣн³ю пр³ятелей, и онъ долженъ откупиться подарками; между своими же подобныя взыскан³я не соблюдаются, a довольствуются одними выговорами. Бѣднякъ не рѣдко вводитъ богатаго пр³ятеля въ искушен³е, а сей, замѣтя замыслы другаго, не медлитъ назвать покойника по имени, дабы съ хвастливою щедростью утѣшить пробудившуюся печаль и гнѣвъ бѣдняка.
   Кенайцы употребляютъ разные способы для поправлен³я разстроеннаго состоян³я. Напримѣръ, бѣднякъ выжидаетъ, пока зимою озерко, y котораго поселился, не промерзнетъ до дна, такъ, что въ окрестностяхъ не случится воды; тогда онъ сзываетъ богатыхъ пр³ятелей другаго поколѣн³я на игрушку, и подчиваетъ ихъ разтаяннымъ снѣгомъ. Родственники его между тѣмъ замѣчаютъ насмѣшливые гримасы пр³ятелей, и подслушавъ ихъ рѣчи, сказываютъ о томъ хозяину, который тотчасъ выбѣгаетъ изъ бараборы, надѣваетъ свое лучшее платье, вооружается лукомъ со стрѣлою, и въ бѣшеномъ видѣ являясь передъ гостьми, вызываетъ дерзновеннаго, осмѣлившагося надъ нимъ насмѣхаться; онъ втыкаетъ стрѣлу себѣ въ щеку, губу или лядвею, въ удостовѣрен³е, что предпочитаетъ смерть поношен³ю своего имени. Присутствовавш³е, разумѣется, предвидѣли подобное представлен³е; богачъ-насмѣшникъ объявляетъ себя готовымъ заплатить раненому, и тѣмъ вполнѣ удовлетворяетъ оскорбленнаго честолюбца и хитраго спекулянта, подобные которому, можетъ быть, найдутся и въ другихъ странахъ.
   Игрушки, то есть, пляски, пѣн³я, угощен³е и подарки, дѣлаются по разнымъ поводамъ. Отъ тяжкой болѣзни исцѣливш³йся дѣлаетъ игрушку для тѣхъ, кто показывалъ сожалѣн³е о больномъ, приходилъ къ нему въ жило и плакалъ, заботился о немъ, приносилъ лучшую пищу и лечилъ его. Кто въ состоян³и при игрушкахъ расточительностью наиболѣе удивить единоземцевъ своихъ, тотъ пользуется и наибольшимъ уважен³емъ въ своемъ жилѣ и въ цѣломъ поколѣн³и; проч³е внимаютъ его совѣтамъ и ни въ чемъ ему не прекословятъ. Таково начало тоёнства, или лучше сказать, уважен³е къ нему; власть старшины (кьиика) не основана на родословной, хотя большею част³ю переходятъ къ наслѣднику; она притомъ условна, и всякъ воленъ признать старшину, или переселиться въ другое жило, куда ему заблагоразсудится, a также жить отдѣльно отъ всѣхъ.
   Между двумя поколѣн³ями сего народа, замѣтно щекотливое соревнован³е, даже въ самыхъ бездѣлицахъ. Смертоуб³йствот или обвда, нанесенныя, своимъ отомщаются обиженнымъ лицомъ, или ближайшимъ его родственникомъ, уб³йствомъ же, или побоями, безъ всякаго въ томъ участ³я стороннихъ людей; но когда подобный случай коснулся пр³ятеля другаго поколѣн³я, тогда всѣ роды его готовы защитить честь обиженнаго семейства, и въ важныхъ случаяхъ возжигались междоусобныя войны, которыя однакожъ стараются скорѣе утушить, и плѣнныхъ никогда не употребляютъ въ невольники, a возвращаютъ за плату. До занят³я страны сей Росс³янами, оба поколѣн³я соединенно ходили войною на Кадьякцевъ, и должны были отбивать нападен³я сихъ послѣднихъ; плѣнники были обращаемы въ невольники, почему Кенайцы и называютъ природныхъ жителей Кадьяка: Ульчна, ссь ульчага, тсь есть, невольникъ. Нынѣ брани прекратились; несоглас³я между семействами, или поколѣн³ями передаются на рѣшен³е управляющаго Николаевскимъ редутомъ, который старается кончить каждое дѣло миролюбно.
   Кенайцы роста средняго, сложены стройны, складомъ лица и цвѣтомъ тѣла обнаруживаютъ прямое Американское происхожден³е; мног³е имѣютъ высок³й ростъ, однакожъ я не видалъ въ другомъ народѣ въ колон³яхъ столько горбатыхъ, какъ здѣсь. Нрава они веселаго; каждую работу сопровождаютъ пѣньемъ, и при окончан³и ея въ пляскѣ отдыхаютъ. Зимн³я ихъ хижины подобны Угаленскимъ и Мѣ дновскимъ: обширный, высок³й бревенчатый сарай, съ очагами въ срединѣ, раздѣленный по сторонамъ на столько отдѣлен³й, сколько родныхъ семействъ, расположилось жить вмѣстѣ, и съ двумя, или болѣе банями на концахъ, въ коихъ проводятъ большую часть зимы. Бани с³и похожи на Алеутск³е жупаны, но не такъ просторны и свѣтлы; онѣ болѣе уподобляются берлогамъ медвѣжьимъ, завалены со всѣхъ сторонъ землею, такъ, что оставляется со стороны сарая только круглое отверст³е, чрезъ которое человѣкъ съ трудомъ влѣзаетъ; нагрѣваются онѣ раскаленными камнями.
   Упомянувъ выше о нѣкоторыхъ обрядахъ Кенайцевъ, замѣчу здѣсь, что по учен³ю шамановъ (лыкинъ), и Кенайск³й народъ обязанъ своимъ происхождне³емъ ворону, который находилъ особенное удовольств³е безпрестанно обманывать свое создан³е - человѣка. По смерти люди продолжаютъ жить внутри земли, гдѣ не тепло, не свѣтло, и гдѣ ведутъ жизнь, подобную жизни оставшихся надъ землей, съ тою разност³ю, что тамъ спятъ, когда здѣсь бодрствуютъ, и на оборотъ.
   Думать должно, что Кенайцы пришли къ мѣстамъ, нынѣ ими занимаемымъ, изъ-за хребтовъ. Это народъ горный, бродяч³й, сдѣлавш³йся въ послѣдств³и приморскимъ и полуосѣдлымъ: употребляемые ими нѣкогда на рѣкахъ и озерахъ челноки изъ березовой коры, остались и теперь при нихъ, a лафтаками (выдѣланныя кожи морскихъ животныхъ) обтянутыя байдарки и байдары переняты, вѣроятно, y Кадьякцевъ, или Чугачъ, съ коими Кенайцы далеко не могутъ равняться въ искуствѣ и смѣлости байдарочнаго плаван³я. Любимѣйшимъ занят³емъ ихъ осталась звѣриная ловля въ лѣсахъ, за хребтами.
   При устьяхъ рѣчекъ, или на берегу самаго залива, на струѣ прилива и отлива, расположены лѣтники Кенайцевъ для рыбной ловли, Чавыча, красная, горбуша, голецъ, кижучь, и пр. проходятъ въ величайшемъ множествѣ изъ моря въ заливъ, и во всѣ рѣчки и ручья, съ весны до осени. Употребляемый дикарями способъ ловить рыбу, идущую всегда противъ течен³я, крайне простъ: изъ кореньевъ, наподоб³е невода сплетенныя корзины привязаны къ длиннымъ шестамъ, на коихъ онѣ опускаются въ воду, и вынимаются, какъ скоро въ нихъ зайдетъ нѣсколько рыбъ; такимъ черпан³емъ рыбы изъ воды занимаются старики и дѣти. Для большаго удобства ставятъ поперекъ струи течен³я, на нѣсколько саженъ, родъ перилъ на козлахъ, кои во время густаго хода рыбы, усѣяны бываютъ рыболовами, вооруженными саками, на длинныхъ шестахъ. Женщины вялятъ юколу, приготовляютъ икру, собираютъ ягоды, сараку, и вывариваютъ жиръ изъ маленькой рыбки, называемой здѣсь сакъ, или изъ бѣлугъ (Delphinus leucas), добываемыхъ лучшими промышленниками слѣдующимъ образомъ: на мелководныхъ мѣстахъ вблизи береговъ: на струяхъ течен³я, куда бѣлуги приходятъ гоняясь за рыбами, вбиты столбы, на коихъ садятся промышленники и сторожатъ рыбу; коль скоро она довольно приблизится, то со столба бросаетъ Кенаецъ стрѣлу, или, лучше сказать, копьецо, стрѣлки, воткнутое въ шестъ, 1 1/2 сажени длиною, и привязанное къ ремню, саженъ 10 длины, съ надутымъ пузыремъ на концѣ; бѣлуга, съ вонзившеюся стрѣлкою, быстро уплываетъ, a пузырь на водѣ показываетъ мѣсто животнаго, за которымъ въ готовой байдаркѣ промышленникъ тотчасъ пускается въ погоню, и поймавъ шестъ, освободивш³йся отъ стрѣлки, вкладываетъ аспидные носки, колетъ бѣлугу еще нѣсколько разъ, и наконецъ пробуксировываетъ мертвую къ берегу. Киты хотя и заходятъ въ заливъ, но Кенайцами не промышляются, a когда выброситъ кита на берегъ, то они пользуются мясомъ и жиромъ его. С³и занят³я прекращаются въ ²юлѣ; въ началѣ Августа всѣ, кромѣ слабыхъ и хворыхъ, уходятъ на хребты горъ, подышать горнымъ воздухомъ древней родины, погоняться за лѣсными звѣрьми и повидаться съ Гальцанами. Отправляются съ дѣтьми и женами, которыя добываютъ тарбагановъ и еврашекъ, между тѣмъ, какъ мужчины гоняются за оленями. Живущ³е около средней и южной части Кенайскаго залива уходятъ на ближн³я горы, гдѣ, вмѣсто оленей, промышляютъ горныхъ барановъ. Сѣверные же Кенайцы, изъ жилъ Кныку и р. Сушитны, предприннмаютъ гораздо дальнѣш³й путь; отъ самаго сѣвернаго угла залива идутъ они къ сѣверо-востоку, слѣдуя падями между горъ, и достигаютъ въ 7 дней скораго, или въ 10-ть обыкновеннаго хода, высокаго горнаго хребта, гдѣ оставляютъ женъ, дѣтей и посредственныхъ промышленниковъ, a лучш³е переходятъ чрезъ хребетъ, и въ 7 дней достигаютъ до небольшаго озера Хтубенъ, лежащаго на лѣсной равнинѣ между горъ, близъ верховья р. Сушитны. Здѣсь водится великое множество оленей, которые тамъ и зимуютъ. Промышленники выгоняютъ ихъ табунами изъ лѣсовъ въ озеро и колютъ на водѣ, плавая въ челнокахъ изъ берестовой коры. Сюда приходятъ и Атнахтяне (Мѣдновск³е), отъ озера Мантыльбана, въ 14 дней; также Мѣдновск³е Гальцане чрезъ хребты, въ 10 дней самаго скораго пути, для свидан³я и торговли съ западными Гальцанами, Кенайцы проходятъ еще далѣе 6 дней, до озерка, гдѣ ихъ встрѣчаютъ. Всѣ с³и народы имѣютъ рѣшительную склонность мѣняться произведен³ями своими, и съ утонченностью знатоковъ избираютъ и оцѣниваютъ вещи лучшей доброты. Такъ, напримѣръ, иглы дикобраза, употребляемыя для вышиван³я узоровъ на камлеяхъ, почитаются лучшими привозимыя съ р. Атны, и особенно уважаются выкрашенныя въ красный цвѣтъ; Мѣдновск³е употребляютъ на то клюкву, a Кенайцы бруснику. Кончивъ промыселъ, въ исходѣ Сентября, или въ Октябрѣ, спускаются въ лодкахъ, обтянутыхъ оленьими, невыдѣланными шкурами, внизъ по быстрому течен³ю р. Сушитны, и въ 4 дня приплываютъ въ Кенайск³й заливъ; оставленныя же y хребта семейства возвращаются домой прежнимъ путемъ. Отъ трудовъ, переносимыхъ на сихъ переходахъ и промыслахъ, возвращаются они съ хребтовъ домой изнуренные и тощ³е. Однакожь, если не настали еще сильные морозы, то спѣшатъ упромыслить въ окрестностяхъ своихъ жилъ рѣчныхъ бобровъ, и уже съ наступлен³емъ зимы предаются увеселен³ямъ и отдыху, празднуютъ игрушки, расточаютъ плоды лѣтнихъ и осеннихъ трудовъ своихъ, и подъ конецъ претерпѣваютъ недостатокъ въ съѣстныхъ припасахъ, но весна и свѣж³й привалъ рыбы избавляютъ ихъ отъ продолжительной голодовки. Вотъ образъ жизни, которому слѣдовать есть величайшее блаженство туземцовъ, a измѣнить древнему обычаю отцовъ своихъ, почитается y нихъ первымъ шагомъ въ бездну злополуч³й.
  

Чугачи и Кадьякцы.

  
   Первые суть пришельцы съ острова Кадьяка, прогнанные въ междоусобныя брани къ мѣстамъ, нынѣ ими занимаемымъ, по берегамъ Чугацкаго залива (Prince William's Sound) и къ западу до самаго входа въ Кенайск³й заливъ. Они принадлежатъ безспорно къ одному племени съ Кадьякцами, говорятъ тѣмъ же языкомъ, сходствуютъ въ повѣрьяхъ и образѣ жизни, и разнствуютъ отъ вышеописаннаго племени Американцевъ въ двухъ главныхъ статьяхъ: происходятъ не отъ ворона, a отъ собаки, и не раздѣлены на два главныя поколѣн³я, отличающ³я племя, къ коему принадлежатъ Колоши, Угаленцы, Мѣдновск³е, Кольчане, Гальцане, и Кенайцы. Сверхъ того Чугачи и Кадьякцы суть народы исключительно приморск³е; на своихъ байдаркахъ, обтянутыхъ лахтаками, объявляютъ они непримиримую войну всѣмъ морскимъ животнымъ, бьютъ с³учей, нерпъ, китовъ, морскихъ бобровъ, одѣваются не въ оленьи кожи, какъ проч³е народы сего края, a шьютъ свои парки изъ птичьихъ шкуръ, и камлеи изъ кишокъ и горлъ морскихъ и земноводныхъ животныхъ. По предан³ямъ пришли они отъ сѣвера, гдѣ по всему берегу, отъ губы Бристоль до Берингова пролива, находятъ и поднесъ своихъ единоземцовъ.
   Въ настоящее время Чугачи, Кадьякцы и жители всей Алеутской гряды, отъ долгаго сношен³я съ Росс³янами, измѣнились въ обычаяхъ и утратили предан³я народныя, почему и не представляю здѣсь описан³я сего народа, коего первобытное состоян³е подробно описано Гг. Сарычевымъ, Давыдовымъ и Лангсдорфомъ. Ограничусь замѣчан³емъ, что Чугачи и Кадьякцы перемѣшались съ другими Американскими народами, коихъ женъ брали въ плѣнъ; отъ того, и подъ вл³ян³емъ умѣреннаго климата, въ наружномъ видѣ гораздо болѣе походятъ на горныхъ Американцевъ, чѣмъ на Эскимосовъ сѣвера. Чугачи называютъ себя Чугачикъ; ихъ теперь считается около 100 семействъ.
  

Инкюлюхлюаты.

  
   Ha p. Хулитнѣ, въ верховьяхъ Кускоквима и Квикпака, обитаетъ племя, извѣстное въ Александровскомъ и Михайловскомъ редутахъ подъ назван³емъ Инкюлюхлюатовъ. Ихъ описываютъ весьма похожими на Колошъ, какъ въ наружномъ видѣ, такъ и нравами и обычаями. Г. Васильевъ говоритъ о Хулитновскихъ Инкюлюхлюатахъ слѣдующее: "Для пляски, они осыпаютъ себя лебяжьимъ пухомъ и все тѣло раскрашиваютъ въ красный цвѣтъ; пѣсни и пляски ихъ очень много сходствуютъ съ Колошенскими; плясуны, подобно Колошамъ, имѣютъ въ рукахъ копья, или ножи, коими вертятъ надъ головами, и дѣлаютъ примѣръ сражен³я, безпрестанно произнося: ха! ха! и оголѣ! еолѣ! Оруж³е дикарей состоитъ изъ стрѣлъ, луковъ, коп³й и кинжаловъ; копьецы y стрѣлокъ сдѣланы изъ желѣза и красной мѣди; первое получаютъ они отъ Кенайцевъ, a послѣднюю отъ Тутновъ. Парки, штаны и зимн³е торбаса носятъ изъ бобровыхъ и выхухольихъ шкуръ, камлейки же изъ рыбьей шкуры, преимущественно чавычьей. Домашняя посуда деревянныя чашки, глиняные, узк³е горшки. Домы ихъ рубятся изъ бревенъ, на подоб³е Русскихъ. но весьма низки, и мног³е обложены дерномъ, y нѣкоторыхъ же настоящ³я Колошенск³я барабары, съ круглымъ напереди отверст³емъ вмѣсто дверей; байдарокъ не имѣютъ, a употребляютъ лодочки, вмѣщающ³я не болѣе двухъ человѣкъ, и столь легк³я, что онѣ могутъ быть носимы одною рукою, куда угодно. Инкюлюхлюаты воинственны и храбры: не болѣе 100 человѣкъ, живущихъ на р. Хулитвѣ, нимало не страшатся многочисленности Кускоквимцевъ.
   Слѣдующ³я, собранныя Г. Васильевымъ, слова языка Инкюлюхлюатовъ также указываютъ на сходство сего племени съ Кенайцами, Мѣдновскими и Колошами. Кенайцы называютъ Гальцами тѣхъ изъ нихъ, кои живутъ въ верховьяхъ р. Квиклока, a Хулитновскихъ именуютъ Тутнами, наранкѣ съ К³ятенцами и Агалегмютами, обитателями около рѣкъ и озеръ Нушагакскихъ, хотя с³и послѣдн³е и принадлежать къ племени, совершенно различному отъ Инкюлюхлюатовъ.
  

Слова Инкюлюхлюатск³я.

(Съ рѣки Хулитны).

   Бобръ - Нулкъ.
   Выхухоль - Вычиной.
   Лисица - Соголёкой, Накостай
   Соболь - Кыцгари.
   Медвѣдь - Секгожа.
   Волкъ - Ныкугпа.
   Топоръ - Цыналхъ.
   Котелъ - Исюкъ.
   Табакъ - Кытунъ.
   Рыба - Ха³ячки.
   Человѣкъ - Тынни.
   Торговаться - Кпыкхати.
   Пр³ятель - Хутайснтаглюкъ.
   Гдѣ товарищъ? - Хтуай валёхтокъ?
   Игла - Тылякхони.
   Рѣка - Туч-чгала.
   Селен³е - Кха-яхъ.
   Юрта - Яхъ.
   Хорошо - Нынньчипъ.
   Худо - Чдуатакъ.
  
   Далѣе, Инкюлюхлюатовь Квикпакскихъ, внутри земли обитаютъ Чынкаты, о коихъ идетъ молва, что они имѣютъ природный хвостъ, и обросли, какъ звѣри, шерстью. Квикпакск³е Инкюлюхлюаты сообщаются съ низовыми жителями чрезъ посредство Магачмюновъ, племени, сходнаго съ Инкалитами.
  

Инкалиты.

  
   Такъ называются народы, обитающ³е по рѣкамъ Квикпака, Кускоквима, и по другимъ, въ нихъ впадающимъ, и составляющимъ среднее звѣно между прибрежными и горными жителями. Глазуновъ дѣлаетъ слѣдующее описан³е Инкалитовъ: "Они говорятъ языкомъ совершенно различнымъ отъ прибрежнаго, который есть языкъ Кадьякскихъ Алеутовъ; нарѣч³е Инкалитовъ есть смѣсь языковъ Кенайцовъ, Кадѣякцовъ, Уналашкинцовъ и Мѣдновскихъ. Это народъ крупный, смуглый; волосы имѣютъ грубые, черные губы прорѣзаны, и въ прорѣзахъ вставлены камешки и корольки; женщины имѣютъ чистыя лица, и лишь по подбородку проведены двѣ син³я узеньк³я черты; ихъ длинные волосы заплетаются въ косы по обѣимъ сторонамъ, и изукрашены разноцвѣтнымъ бисеромъ; мужчины же до кожи выбриваютъ головы, посредствомъ остраго камня. Одежда мужчинъ почти вся сшита изъ кожъ рѣчныхъ бобровъ, какъ-то: парки, штаны, шапки, рукавицы, торбасы, и самыя одѣяла и постели, a въ мокрыя погоды надѣваютъ они камлеи и верхн³я торбасы изъ рыбьихъ кожь; парки для женщинъ шьются изъ собольихъ, выхухольихъ и заячьихъ мѣховъ. Домашняя посуда деревянная, гнутая, весьма чистой работы, и выкрашенная разноцвѣтною глиною въ красный, зеленый и голубой цвѣта; для варен³я пищи употребляютъ глиняные пережженые горшки. Лѣтомъ плаваютъ по рѣчкамъ и озерамъ въ берестяныхъ челнокахъ, очень хорошей работы, a зимою ѣздятъ на нартахъ, запряженныхъ собаками. По рѣкѣ Квикпаку главное ихъ селен³е, и смѣжное съ народами, говорящими прибрежнымъ языкомъ, называется Анилухтахпакъ; здѣсь считается до 700 жителей; Анвигмюты и Магимюты суть также Ивкалиты.
  

Народы, говорящ³е общимъ языкомъ прибрежныхъ жителей, весьма сходнымъ съ Кадьякскимъ.

   Аголегмюты, на устьяхъ рѣкъ Нушагака и Пакнекъ, числомъ около 500 душъ; К³ятенцы, или К³ятайгмюты, по рѣкамъ Нушагаку и Ильгаяку, около 400 душъ; Кускоквимцы по р. Кускоквиму, и другимъ рѣчкамъ, въ с³ю впадающимъ; и около озеръ, лежащихъ южнѣе р. Кускоквима, числомъ, по мнѣн³ю Г. Васильева, до 7000 душъ; Квихнакцы, со всѣми ихъ подраздѣлен³ями на Магмютовъ (на р. Кыжунакъ), Агульмютовъ (на р. Квихлювакѣ), Паштулигл³ютовъ (на р. Паштулѣ); Тачигмюты (около Михайловскаго редута), Малимюты (близъ береговъ губы Шактулахъ, или Шактоль), Аклыгмюты (въ заливѣ Головнина), Чнагмюты (къ сѣверу отъ Иаштулигмютовъ, и къ западу до мыса Родней). Кувихнагмюты (на р. Кувихналъ); всѣ с³и народы говорятъ однимъ языкомъ, и, принадлежатъ къ одному племени, которое простирается и далѣе къ сѣверу вдоль береговъ Америки, по замѣчан³ю капитана Бичи, до широты 71° 24'. Бичи полагаетъ южною границею на западныхъ берегахъ Америки поколѣн³я, называемаго имъ Западными Эскимосами, широту 60° 34'. И въ языкѣ, чертахъ лица и обычаяхъ, находитъ онъ тѣсную связь сего поколѣн³я съ Восточными Эскимосами залива Гудзона, Гренланд³и, Иглюлика, и вообще сѣверныхъ приморскихъ береговъ Америки. Не менѣе того замѣтилъ онъ сходство западныхъ Эскимосовъ съ Чукчами, отъ коихъ и полагаетъ ихъ происшедшими. Кукъ думалъ видѣть въ Чугачахъ и Алеутахъ острова Уналашки отрасли Эскимосовъ Гренланд³и. Жители Кадьяка говорятъ почти однимъ языкомъ съ Чугачами и обитателями приморскаго берега между бухтой Бристоль и заливомъ Нортона. Такимъ образомъ, мы встрѣчаемъ языкъ Эскимосовъ y Берингова Пролива, и вдоль береговъ Америки къ югу, до Чугачъ, и къ востоку до Гренланд³и и по всей Алеутской грядѣ и Кадьяку. Однакоже, вникая основательнѣе въ составъ нарѣч³й сихъ, сродныхъ между собою народовъ, и сличая ихъ обычаи, повѣрья и облики лицъ, открываемъ разительныя различ³я. Именно, островитяне Алеутской гряды во многомъ разнствуютъ отъ Кадьякцовъ и Чугачъ, хотя въ языкахъ сихъ народовъ и встрѣчаются слова, похож³я между собою, но такихъ словъ мало. Уналашкинецъ вовсе не понимаетъ Кадьякца; въ назван³яхъ предметовъ, такъ сказать, неразлучныхъ въ понят³яхъ о существован³и Эскимосовъ, не видимъ ни малѣйшаго, даже весьма отдаленнаго сходства:

Эскимосы Берингова Пролива.

Кадьякцы.


Другие авторы
  • Лернер Николай Осипович
  • О.Генри
  • Язвицкий Николай Иванович
  • Якоби Иоганн Георг
  • Золя Эмиль
  • Ал.Горелов
  • Качалов Василий Иванович
  • Толмачев Александр Александрович
  • Леонов Максим Леонович
  • Песковский Матвей Леонтьевич
  • Другие произведения
  • Елисеев Григорий Захарович - Хроника прогресса
  • Слепцов Василий Алексеевич - Питомка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - На сон грядущий
  • Леопарди Джакомо - Дж. Леопарди: биографическая справка
  • Хлебников Велимир - В. Хлебников, Б. Лившиц. На приезд Маринетти в Россию
  • Добролюбов Николай Александрович - Сватовство Ченского, или Материализм и идеализм. - "О неизбежности идеализма в материализме" Ю. Савича
  • Колбановский Арнольд - Арнольд Колбановский; краткая информация
  • Достоевский Федор Михайлович - Ползунков
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - В. И. Качалов в "Cнегурочке" А. Н. Островского
  • Зотов Владимир Рафаилович - (О рассказе Л. Толстого "Севастополь в августе 1855 года")
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 457 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа