Главная » Книги

Неизвестные Авторы - Благовещенская утопия

Неизвестные Авторы - Благовещенская утопия


  

Благовѣщенская "утоп³я"

  
   Десять лѣтъ тому назадъ, въ первыхъ числахъ ³юля 1900 г., возлѣ гор. Благовѣщенска-на-Амурѣ было произведено массовое уб³йство нѣсколькихъ тысячъ мирныхъ людей - въ томъ числѣ женщинъ, стариковъ и дѣтей. Мы говоримъ о насильственной переправѣ китайцевъ черезъ р. Амуръ на манджурск³й берегъ этой рѣки. Это событ³е не было въ свое время освѣщено въ печати, по услов³ямъ тогдашняго момента русской общественной жизни. О немъ мы и хотимъ разсказать теперь, пользуясь матер³алами, почерпнутыми изъ оффиц³альныхъ судебныхъ архивовъ.
   1-3 ³юля 1900-го года, во время боксерскаго движен³я, китайцами съ противоположнаго берега Амура была открыта стрѣльба изъ оруд³й по городу Благовѣщенску. Еще задолго до этого среди русскаго населен³я города и Амурской области появились тревожные слухи, неблагопр³ятно отразивш³еся на проживавшихъ въ нашихъ предѣлахъ китайцахъ: результатомъ ихъ были (въ половинѣ ³юня) случаи грубаго насил³я надъ мирнымъ манджурскимъ и китайскимъ населен³емъ Амурскаго края, главнымъ образомъ - со стороны призывавшихся въ войска нижнихъ чиновъ. Бомбардировка, вызвавъ панику, усилила враждебное отношен³е къ китайцамъ. Паникой этой вскорѣ увлеклись и мѣстныя власти. 3-го ³юля благовѣщенск³й полиц³ймейстеръ Б. доложилъ о необходимости немедленнаго выдворен³я всѣхъ китайцевъ изъ города и области за Амуръ военному губернатору генералъ-лейтенанту Грибскому, который сейчасъ же сдѣлалъ соотвѣтствующее распоряжен³е. Того же 3-го ³юля китайцы города были собраны и помѣщены во дворѣ лѣсопилки Мордина на p. Зеѣ. Ихъ усердно собирали ни только чины полиц³и, по и добровольцы изъ мѣстныхъ обывателей: китайцевъ извлекали изъ лавокъ, погребовъ и т. п., колотили чѣмъ попало, а затѣмъ избитыхъ доставляли въ городскую полиц³ю. Точно также были задерживаемы и доставлялись въ указанное мѣсто китайцы изъ окрестнаго района (до 50-ти верстъ). Задержанные повиновались безъ всякаго сопротивлен³я, что крайне удивляло русскихъ и русск³я власти; такъ напримѣръ, парт³и въ 40 китайцевъ шли полсотни верстъ подъ конвоемъ трехъ-четырехъ русскихъ сторожей, ничѣмъ не вооруженныхъ.
   4-го ³юля изъ Благовѣщенска въ поселокъ Верхне-Благовѣщенск³й-на-Амурѣ была отправлена первая парт³я, численность которой слѣдств³ю точно установить не удалось: по показан³ямъ однихъ свидѣтелей, китайцевъ было всего около 800, по показан³ямъ другихъ - около 4.000, китайцы же повышали это число до 5-6 тысячъ. Наиболѣе правильною слѣдуетъ считать цифру около 3.000-3.500. Къ этой парт³и было впослѣдств³и присоединено еще 320 человѣкъ. Для охраны всѣхъ этихъ "мятежниковъ" было наряжено военнымъ начальствомъ всего 80 новобранцевъ, вооруженныхъ, за отсутств³емъ ружей, топорами. Мѣсто, гдѣ находились китайцы, представляло собою почти неогороженный дворъ. Всю ночь они вели себя тихо; большинство спало. При слѣдован³и въ Верхне-Благовѣщенскъ къ вышеуказанной стражѣ присоединилось до 20 человѣкъ казаковъ и добровольцевъ; всѣмъ отрядомъ командовалъ помощникъ пристава полицейскаго участка III. Разстоян³е отъ города до поселка Верхне-Благовѣщенска равняется приблизительно 7-ми верстамъ, но такъ какъ по настоящей дорогѣ, проходящей вдоль берега Амура, все время вести парт³ю призвано было "неудобнымъ", то ее вели въ сторонѣ отъ дороги, чрезъ что путь увеличился версты на три. Погода въ тотъ день была жаркая; китайцевъ гнали скорымъ шагомъ, они растянулись на большое разстоян³е, и хотя въ половинѣ пути данъ былъ небольшой отдыхъ, все же, приближаясь къ Верхне-Благовѣщевску, невольные путники стали сильно уставать, въ особенности старики. Для облегчен³я они бросали свои котомки, снимали и бросали одежду, во тѣмъ не менѣе жара и усталость заставляли многихъ падать или сильно отставать. Противъ этого сейчасъ же были приняты энергичныя мѣры: приставъ Ш. отдалъ приказан³е всѣхъ отставшихъ "зарубить топорами". Отставшихъ китайцевъ конвоиры били чѣмъ попало, при чемъ нѣсколько десятковъ человѣкъ было убито, а нѣкоторые пристрѣлены казаками.
   Черезъ десять мѣсяцевъ послѣ происшеств³я слѣдователемъ былъ произведенъ осмотръ "скорбнаго" пути. Было найдено большое количество манджурскихъ лѣтнихъ и зимнихъ одеждъ - куртокъ, халатовъ, овчинныхъ полушубковъ, китайской обуви и проч., разбросанныхъ какъ по самой дорогѣ, такъ и по сторонамъ ея; затѣмъ были найдены китайск³я косы, человѣческ³е черепа, нѣкоторые со слѣдами мозговъ и мяса, далѣе отдѣльныя кости и цѣлые скелеты. Слѣдств³е выяснило, что были и случаи грабежа: одни "шарили" въ вещахъ, брошенныхъ китайцами по дорогѣ, забирая то, что поцѣннѣе; друг³е просто грабили китайцевъ, обыскивая ихъ и отнимая деньги.
   По доставлен³и парт³и китайцевъ къ поселку Верхне-Благовѣщенску, атаманъ поселка Н. выслалъ на встрѣчу, "для оказан³я содѣйств³я къ переправѣ китайцевъ на другой берегъ Амура", нѣсколько вооруженныхъ казаковъ; кромѣ того парт³ю окружили и друг³е жители поселка. Затѣмъ было выбрано мѣсто для переправы - за поселкомъ, вверхъ по рѣкѣ, въ наиболѣе узкой ея части. Тѣмъ не менѣе ширина рѣки въ этомъ мѣстѣ превышала сто саженъ, а глубина достигала двухъ съ небольшимъ саженъ. Течен³е здѣсь очень сильное; къ тому же дулъ порядочный вѣтеръ. Выбравъ мѣсто, рѣшили, что этого достаточно, и ничего больше для переправы не нужно: китайцевъ стали прямо загонять въ воду и приказывали плыть. Нѣкоторая часть бывшихъ впереди вошла въ рѣку; иные поплыли, но скоро стали тонуть; остальные идти въ воду не рѣшались. Тогда казаки стали побуждать ихъ нагайками, а вслѣдъ затѣмъ была открыта стрѣльба, всѣми у кого были ружья - и казаками, и поселянами, и стариками, и дѣтьми. Стрѣльба длилась около получаса; послѣ чего у берега образовалась порядочная куча китайскихъ труповъ. Затѣмъ, послѣ пальбы начальникъ отряда рѣшилъ прибѣгнуть и къ холодному оруж³ю: казаки рубили шашками, новобранцамъ было приказано топорами убивать "непослушныхъ" китайцевъ; когда у нѣкоторыхъ изъ новобранцевъ не хватало на это рѣшимости, казаки грозили "снести имъ головы, какъ измѣнникамъ". Китайцы плакали; нѣкоторые крестились "православнымъ крестомъ", умоляя, чтобъ ихъ не били, но ничто не помогало. Передъ окончан³емъ переправы принялъ участ³е въ стрѣльбѣ по китайцамъ и проѣзжавш³й по берегу казач³й разъѣздъ одного изъ амурскихъ казачьихъ полковъ. Начальникъ разъѣзда сперва не хотѣлъ стрѣлять, но по требован³ю Ш. приказалъ своимъ людямъ выпустить по пяти патроновъ, а затѣмъ продолжалъ свой путь, не смотря на просьбы атамана Н. остаться съ командой и "еще пострѣлять", такъ какъ поселковые казаки всѣ патроны разстрѣляли. Онъ согласился лишь взять записку отъ Н. къ сотенному командиру о присылкѣ помощи; но просьба эта осталась безъ исполнен³я. Въ результатѣ переправы первой парт³и китайцевъ оказалось, что ихъ большая часть погибла: одни утонули, друг³е были перебиты. Переплыло на другой берегъ и спаслось не болѣе ста китайцевъ.
   "Вся совокѵпность показан³й очевидцевъ переправы - говоритъ оффиц³альная записка - приводитъ къ убѣжден³ю, что это была собственно не переправа, а уничтожен³е и потоплен³е китайцевъ". Такъ понимали эту переправу и новобранцы, изъ которыхъ одинъ на слѣдств³и показалъ, что имъ приказано было "топить китайцевъ", а другой: "я топилъ первую парт³ю". Чувство человѣколюб³я было проявлено только однимъ изъ участниковъ кроваваго дѣла - новобранцемъ Яковомъ ²евлевымъ, въ отношен³и одного китайскаго мальчика, лѣтъ 10-11, на глазахъ котораго была убита въ водѣ его мать, а самъ онъ былъ раненъ въ локоть лѣвой руки и въ голову. Замѣтивъ мальчика, стоящаго въ водѣ, когда живыхъ китайцевъ на берегу уже не было, ²евлевъ, съ разрѣшен³я Ш., вытащилъ раненаго изъ воды и доставилъ въ управлен³е амурскаго воинскаго начальника, помѣстившаго несчастнаго ребенка въ лазаретъ...
   Не лучшая участь постигла въ тотъ же день и вторую парт³ю китайцевъ, отправленную изъ гор. Благовѣщенска въ поселокъ Верхне-Благовѣщевск³й. Эта парт³я была невелика: слѣдств³емъ точно установлено, что она состояла изъ 84 человѣкъ, сопровождаемыхъ десятью конвойными. Старш³й конвойный, отправляясь въ путь, спросилъ полиц³ймейстера, что дѣлать съ китайцами на мѣстѣ назначен³я. Полиц³ймейстеръ загадочно отвѣтилъ: "тамъ самъ узнаешь, что нужно дѣлать". Въ Верхне-Благовѣщенскѣ другой распорядитель "переправы", Н., оказался откровеннѣе: онъ прямо сослался на то, что было сдѣлано нѣсколько часовъ тому назадъ, и предложилъ повторить. Старш³й конвойный второй парт³и, урядникъ Б., не протестуя, приказалъ загнать нагайками въ воду и свою парт³ю, а затѣмъ открылъ по ней стрѣльбу. Оффиц³альные документы спокойно констатируютъ, что "почти вся эта парт³я погибла".
   Этими двумя изб³ен³ями не удовлетворились. 6-го и 8-го ³юля изъ города были вновь высланы въ поселокъ двѣ парт³и (3-я и 4-я) китайцевъ: въ 170 и въ 66 человѣкъ. Для сопровожден³я третьей парт³и было назначено 50 новобранцевъ съ топорами, подъ начальствомъ штабсъ-капитана Р. Отправляя эту парт³ю, полиц³ймейстеръ сообщилъ P., что переправой завѣдуетъ атаманъ Н., при чемъ лицемѣрно просилъ подтвердить послѣднему, что не надо стрѣлять по переправляющимся. Какъ происходила переправа этой парт³и - данныя о томъ малочисленны и односторонни, какъ показан³я начальствующихъ лицъ. Изъ 170 человѣкъ спаслось, самое большее, двадцать, которымъ удалось переплыть Амуръ.
   8-го числа отправилась къ мѣсту погибели своихъ собратьевъ послѣдняя (4-ая) парт³я китайцевъ, съ 36 конвоирами, подъ командой поручика А. Когда китайцы вышли изъ города, за ними толпою шла "публика". Эта "публика" накидывалась на вещи, бросаемыя китайцами по дорогѣ, и вступала изъ-за нихъ въ драки. Какъ происходила четвертая переправа, о томъ свѣдѣн³й сохранилось еще меньше. А. показалъ при слѣдств³и, что, приведя парт³ю къ рѣкѣ, онъ предоставилъ полицейскимъ руководить переправой, а они произвели ее ранѣе примѣнявшимся способомъ. Этотъ способъ переправы "вплавь" свидѣтель считалъ установленнымъ высшимъ начальствомъ, "ибо онъ уже практиковался ранѣе, былъ всѣмъ извѣстенъ и никто его не отмѣнялъ". Какъ происходила на самомъ дѣлѣ переправа, поручикъ А. не знаетъ: "онъ отъѣхалъ въ сторону, чтобы не видѣть тяжелаго зрѣлища"... Другой свидѣтель, городовой, сообщилъ нѣкоторыя подробности. Китайцы 4-ой парт³и, дойдя до поселка, предполагая, что въ нихъ будутъ стрѣлять, упали на колѣни и стали просить, чтобы ихъ не убивали; у самой же переправы "они, никѣмъ не побуждаемые, бросились въ воду и, отойдя шаговъ 60, стали кричать, что очень благодарятъ русскихъ за то, что ихъ не убили". Первые китайцы переплывш³е на противоположный берегъ, оттолкнули оттуда лодку и доску и этими средствами дали возможность спастись большинству товарищей; утонуло нѣсколько менѣе половины парт³и...
   Устроители кровавыхъ переправъ нисколько не скрывали своихъ дѣйств³й. Приставъ Ш. въ тотъ же самый день - 4-го ³юля - донесъ о первой переправѣ по начальству. Въ своемъ рапортѣ онъ наивно "полагаетъ, что были человѣческ³я жертвы: часть китайцевъ утонула, а большая часть (?!) переплыла на свою сторону". Для объяснен³я "жертвъ" въ рапортѣ прибавлены измышлен³я, что китайцы отказывались подчиняться и потому были приняты "строг³я мѣры". Были точно также рапорты штабсъ-капитана Р. и поручика А.
   Получивъ всѣ эти донесен³я, военный губернаторъ Амурской области сейчасъ же распорядился "по закону": назначилъ дознан³е, но высшему начальству - пр³амурскому генералъ-губернатору - предпочелъ не доносить. Не донесъ онъ и тогда, когда изъ дознан³я убѣдился, что на лицо имѣется "уголовщина" и что дѣло надо направить къ слѣдователю и къ прокурору.
   Будучи потомъ привлеченъ въ качествѣ обвиняемаго къ слѣдств³ю, генералъ Грибск³й старался доказать, что онъ ни въ чемъ не виноватъ: руководствуясь ст. 270 и 390 тома ²²-го свода законовъ, онъ, для охранен³я спокойств³я жителей, приказалъ лишь собрать всѣхъ китайцевъ, "не пожелавшихъ остаться, при тогдашнихъ обстоятельствахъ, въ городѣ", а также тѣхъ, "кои являются подозрительными", и затѣмъ всѣхъ этихъ лицъ переправить на китайскую сторону. Кто именно долженъ былъ быть выдворенъ - это генералъ Грибск³й предоставилъ рѣшать полиц³ймейстеру, которому, будто бы, было "ясно указано", что для переправы нужно достать лодки въ поселкѣ. Ни числа подлежавшихъ переправѣ китайцевъ, ни того, какъ именно ихъ будутъ переправлять, ни того, какъ съ ними будутъ обходиться, генералъ Грибск³й, по его словамъ, совершенно не зналъ и этимъ не интересовался. Ходили потомъ по городу слухи, что передъ переправой управляющ³й обществомъ пароходства по Амуру, г. Макѣевъ, предлагалъ властямъ перевезти китайцевъ на правый берегъ на пароходѣ. Для опровержен³я этихъ слуховъ генералъ Грибск³й приказалъ произвести разслѣдован³е, которое благополучно и подтвердило, что г. Макѣевъ "ни губернатору, ни кому-либо изъ его подчиненныхъ" предложен³й о перевозкѣ китайцевъ не дѣлалъ. Затѣмъ, уже въ октябрѣ мѣсяцѣ, девять благовѣщенскихъ "нотаблей" - вице-губернаторъ, воинск³й начальникъ, полиц³ймейстеръ, полковникъ В. (о которомъ рѣчь будетъ ниже) и друг³е - удостовѣрили, что "никто изъ нихъ по поводу перевозки съ Макѣевымъ разговора не имѣлъ и о подобномъ предложен³и никто изъ нихъ не былъ освѣдомленъ". Было ли въ самомъ дѣлѣ г. Макѣевымъ сдѣлано какое-либо предложен³е - осталось невыясненнымъ, такъ какъ его самого на слѣдств³и не допросили, "за выбыт³емъ изъ Благовѣщенска".
   Изъ показан³й полиц³ймейстера выяснилась очень важная роль во всѣхъ описанныхъ событ³яхъ выше упомянутаго полковника В., занимавшаго должность предсѣдателя амурскаго войскового правлен³я. Получивъ приказан³е военнаго губернатора переправить китайцевъ за Амуръ, полиц³ймейстеръ поручилъ своимъ подчиненнымъ, приставамъ З. и Л., обратиться за содѣйств³емъ къ В. Когда они 4-го ³юля по телефону стали говорить съ послѣднимъ, то получили очень простой отвѣтъ по телефону же: "что вы ко мнѣ пристаете съ китайцами. не велика бѣда, если ихъ всѣхъ перетопятъ и перерѣжутъ". На слѣдств³и В. старался отъ этого разговора отпереться, со неудачно.
   Такова общая картина благовѣщенскаго "утоплен³я" по оффиц³альнымъ даннымъ. А вотъ подробности изъ частныхъ источниковъ. Въ нашемъ распоряжен³и находятся выдержки изъ дневника за 1900 г., веденнаго генералъ-ма³оромъ X. Подъ 27-мъ августа г. X., находясь въ Благовѣщенскѣ, записалъ слѣдующ³й разсказъ своего знакомаго, секретаря духовной консистор³и П. "За нѣсколько дней до бомбардировки, купцы, богатые китайцы Юлхозасъ и друг³е пришли къ директору китайскаго банка за совѣтомъ - какъ имъ быть: уѣзжать изъ Благовѣщенска, или оставаться. Директоръ послалъ ихъ спросить объ этомъ губернатора, т.-е. генерала Грибскаго, который обласкалъ ихъ и увѣрилъ, что они находятся подъ покровительствомъ русскихъ законовъ и не должны ничего опасаться, а тѣмъ болѣе покидать городъ. На другой же день послѣ первой бомбардировки приказано было собрать всѣхъ китайцевъ, безъ разбора, въ полиц³ю и въ особые дворы, охраняемые полиц³ей. Мног³е изъ русскихъ старались удержать у себя служащихъ у нихъ китайцевъ и брали ихъ на поруки, но полиц³я этого не дозволяла. Впрочемъ многимъ китайцамъ удалось откупиться отъ полиц³и и спрятаться у русскихъ. Богачъ Юлхозанъ былъ спрятанъ отставнымъ полковникомъ Рубаномъ или Рубановымъ (безвозмездно), но когда объ этомъ узнала полиц³я, то потребовала съ Юлхозана за это 1.000 рублей; тотъ далъ 800 рублей, обѣщавъ 200 заплатить послѣ, но послѣ катастрофы отказался заплатить эти 200 рублей и за это былъ засаженъ въ тюрьму. Большая фирма Кунстъ-Альберсъ отказала полиц³и въ выдачѣ нѣсколькихъ десятковъ своихъ служащихъ китайцевъ и такимъ образомъ сохранила ихъ. Нѣкоторымъ частнымъ лицамъ тоже удалось сохранить своихъ служащихъ или знакомыхъ китайцевъ отъ рвен³я полиц³и". Дальше идетъ описан³е переправы, въ сущности подтверждающее вышеприведенную картину "Благовѣщенской утоп³и", какъ ее называли на Дальнемъ Востокѣ.
   Особыя слѣдственныя дѣла выяснили рядъ другихъ жестокихъ расправъ съ мирными китайцами въ Амурской области, имѣвшихъ мѣсто въ томъ же полѣ мѣсяцѣ. Самымъ крупнымъ изъ нихъ является уничтожен³е китайцевъ въ станицѣ Поярковской.
   5-го ³юля полковникъ В. получилъ донесен³е атамана Поярковской станицы К. о задержан³и 85-ти китайцевъ (съ парохода "Саратовъ" и бродячихъ), а также и китайскаго полковника. Въ отвѣтъ на это донесен³е онъ телеграфировалъ: "китайцевъ отправить рѣку и уничтожить, если будутъ сопротивляться". Атаманъ усумнился, какъ понимать эту телеграмму: отправить китайцевъ за рѣку или въ рѣку. В., 7-го ³юля, разрѣшилъ недоразумѣн³е очень характерной депешей: "нужно быть сумасшедшимъ и неразумнымъ, чтобы спрашивать, что дѣлать китайцами; когда сказано уничтожить ихъ, то и слѣдуетъ уничтожить безъ разсужден³й. Полковника китайскаго держать не въ особомъ помѣщен³и, а въ карцерѣ наравнѣ со всѣми. Все, что у него есть отобрать; всѣ мои приказан³я исполнять безъ всякихъ уклонен³й и не самовольничать, глупостями меня не безпокоить". Того же 7-го ³юля В. разослалъ циркулярную телеграмму своимъ подчиненнымъ - станичнымъ атаманамъ и начальнику 3-го участка: "Появляющихся на нашей сторонѣ китайцевъ уничтожать, не испрашивая указан³й".
   Атаманъ К. объяснилъ на слѣдств³и, что, получивъ телеграммы полковника, В., онъ сдѣлалъ распоряжен³е переправить китайцевъ за Амуръ на лодкахъ, назначивъ для наблюден³я за переправой урядника П. и нѣсколькихъ казаковъ-малолѣтковъ. Такъ какъ китайцы пробовали разбѣгаться въ разныя стороны и "стали бунтовать, бросаясь въ воду и выбѣгая на берегъ", то по нимъ открыли стрѣльбу и большую часть перебили. Послѣ этого малолѣтки, съ помощью постороннихъ лицъ, перевязали оставшихся на баржѣ 15-18 человѣкъ китайцевъ, увели ихъ за станицу, въ лѣсъ, и тамъ прикончили. Во всей станицѣ Поярковской остались нетронутыми и цѣлыми всего только пять китайцевъ - мѣстныхъ торговцевъ, которыхъ держали подъ особой охраной въ школѣ. В. объяснилъ свои телеграммы слухами о наглости китайцевъ и о ихъ воинственныхъ намѣрен³яхъ, а также "общимъ безотраднымъ положен³емъ области" и малочисленностью казачьяго населен³я области.
   Запросы о томъ, что дѣлать съ китайцами, поступали и отъ другихъ станичныхъ начальниковъ. Такъ, 3-го ³юля атаманъ Албазинской станицы донесъ В., что въ поселкѣ Райновскомъ находятся до 100 китайцевъ. На это В. того же числа кратко телеграфировалъ: "удалить китайскую сторону". Райновск³й атаманъ дополнительныхъ разъяснен³й не требовалъ, а понялъ приказан³е разумно и гуманно: мирно, безъ всякихъ насил³й, переправилъ всѣхъ своихъ китайцевъ, 5-го ³юля, на правый берегъ Амура. Атаману Кумаринской станицы, доносившему о появлен³и въ Соломонѣ 200 китайцевъ и просившему указан³й, какъ поступить, В., 7-го ³юля, отвѣтилъ рѣшительной телеграммой ранѣе выработаннаго имъ шаблона: "китайцевъ уничтожить... нужно быть сумасшедшимъ, чтобы спрашивать каждый разъ распоряжен³я". Такое же распоряжен³е объ уничтожен³и В. далъ 7-го ³юля атаману Черняевой станицы въ отвѣтъ на донесен³е о задержан³и на Вогановской пристани 30 китайцевъ. Что было въ самомъ дѣлѣ сдѣлано съ этими 30 китайцами и съ 200 китайцами въ Соломонѣ - слѣдств³ю выяснить не удалось, можетъ быть потому, что въ дѣлѣ амурскаго войскового правлен³я, въ которомъ была сосредоточена вся переписка объ уничтожен³и китайцевъ, не оказалось, по удостовѣрен³ю слѣдователя, многихъ листовъ.
   Наконецъ, 7-го ³юля, власти опомнились. Генералъ Грибск³й получилъ въ этотъ день телеграфный запросъ изъ Покровки: "Поселковый атаманъ получилъ распоряжен³е станичнаго атамана выдворить всѣхъ китайцевъ правый берегъ, не допускать перевозить къ намъ китайцевъ, а въ случаѣ сопротивлен³я уничтожить ихъ, прошу подтвержден³я, слѣдуетъ ли исполнить". Генералъ Грибск³й положилъ на этой телеграммѣ резолюц³ю: "прошу разъяснить станичнымъ властямъ, что мы ведемъ борьбу съ вооруженными китайцами, которые проявляютъ къ намъ вредныя дѣйств³я. Мирныхъ, безвредныхъ китайцевъ, а тѣмъ паче безоружныхъ, никоимъ образомъ не обижать. Для спасен³я ихъ жизни отправлять ихъ на свою сторону въ лодкахъ, или на паромахъ". Немедленно послѣ этого измѣнилъ характеръ своихъ депешъ и полковникъ В.: онъ сталъ разсылать по станицамъ телеграммы уже о томъ, чтобы "не трогали мирныхъ китайцевъ и не уничтожали ихъ".
   Такимъ образомъ для прекращен³я варварскихъ изб³ен³й массы ни въ чемъ неповинныхъ людей достаточно было всего лишь, буквально, нѣсколькихъ словъ генерала Грибскаго, раньше не знавшаго или не видѣвшаго, что дѣлается у него передъ глазами.
   Всѣми приведенными фактами не исчерпывается мартирологъ китайцевъ, проживавшихъ въ Амурской области въ ³юльск³е дни 1900-го года. 6-7 ³юля въ деревни Ново-Троицкую и Егорьевку были доставлены пересылавш³еся подъ конвоемъ 40 китайцевъ и тамъ всѣ убиты мѣстными крестьянами, по подстрекательству писаря, который читалъ крестьянамъ объявлен³е генералъ-губернатора о введен³и въ краѣ военнаго положен³я и комментировалъ это объявлен³е въ томъ смыслѣ, что слѣдуетъ убивать всѣхъ китайцевъ. Затѣмъ полицейск³й приставъ 4-го Амурскаго округа отдалъ распоряжен³е убить 400 китайцевъ, которыхъ и перебили крестьяне разныхъ деревень. Гдѣ именно происходили эти изб³ен³я - изъ имѣющихся въ нашемъ распоряжен³и матер³аловъ не видно. Наконецъ, были и единичные случаи уб³йства хозяевами-русскими своихъ работниковъ-китайцевъ.
   Теперь намъ остается разсказать о томъ, какая судьба постигла виновниковъ всѣхъ описанныхъ ужасовъ. Напрасно читатель сталъ бы искать гдѣ-нибудь въ архивахъ протоколовъ судебныхъ процессовъ о генералѣ Грибскомъ и подчиненныхъ ему должностныхъ лицахъ, или отчетовъ объ этихъ процессахъ. Дѣло въ томъ, что этихъ процессовъ не было: было признано достаточнымъ ограничиться данными предварительныхъ слѣдств³й и дознан³й, разрѣшивъ окончательно всѣ эти дѣла тихо и спокойно, безъ всякой огласки, въ административномъ порядкѣ.
   Но соглашен³ю трехъ министровъ - егермейстера Сипягина, статсъ-секретаря Муравьева и генералъ-адьютанта Куропаткина - въ февралѣ 1902-го года было испрошено разрѣшен³е на окончан³е дѣла безъ предан³я суду виновныхъ. Генералъ-лейтенантъ Грибск³й, противъ котораго было формулировано обвинен³е въ бездѣйств³и власти - отдачѣ лишь словеснаго приказан³я о выдворен³и и переправѣ китайцевъ, а не письменнаго приказа,- въ непринят³и мѣръ къ выяснен³ю, насколько могла быть осуществима переправа, въ неопредѣленности распоряжен³й объ организац³и самой переправы, въ недонесен³и высшему начальству и т. п., подвергся за так³я формальныя упущен³я формальному взыскан³ю: онъ былъ отчисленъ отъ занимаемыхъ имъ должностей. При этомъ, "во вниман³е къ прежней отличной его службѣ и боевымъ заслугамъ во время военныхъ дѣйств³й на Дальнемъ Востокѣ въ 1900-мъ году", было признано справедливымъ откомандировать его въ распоряжен³е начальника главнаго штаба на одинъ годъ, съ производствомъ ему жалованья по чину и квартирныхъ по положен³ю, т.-е. оставить его на службѣ. Полиц³ймейстеръ, также за "бездѣйств³е власти и нераспорядительность", былъ удаленъ отъ должности. Помощника пристава Ш., признаннаго виновнымъ, между прочимъ, въ томъ, "что при переправѣ китайцевъ черезъ Амуръ вплавь онъ не только не удерживалъ конвойныхъ и частныхъ лицъ отъ насил³й надъ китайцами, но и самъ приказывалъ стрѣлять по нимъ и рубить ихъ топорами", опредѣлено было "считать уволеннымъ отъ службы безъ прошен³я и подвергнуть аресту на гауптвахтѣ въ течен³е двухъ мѣсяцевъ". Нѣсколько болѣе строгому взыскан³ю подвергся полковникъ В.: за свои распоряжен³я и телеграммы, имѣвш³я послѣдств³емъ гибель множества людей, онъ былъ уволенъ отъ службы безъ прошен³я, съ воспрещен³емъ вновь поступать на службу и съ арестован³емъ на гауптвахтѣ въ течен³е трехъ мѣсяцевъ. Всѣ проч³е, привлекавш³еся къ слѣдств³ю по обвинен³ю въ уб³йствахъ китайцевъ нижн³е чины - атаманы, урядники, казаки, новобранцы и т. п.- освобождены отъ всякой отвѣтственности.
   Такъ было оффиц³ально покончено дѣло о благовѣщенской "утоп³и". Какъ отнеслось къ дѣятелямъ и виновникамъ этого происшеств³я общественное мнѣн³е, сказать очень трудно, ибо оно не могло въ то время проявить себя сколько-нибудь замѣтнымъ образомъ. Можно думать, что отношен³е было очень неодобрительное. Въ дневникѣ генерала X., о которомъ упоминается выше, авторъ описываетъ обѣдъ у пр³амурскаго генералъ-губернатора Гродекова, имѣвш³й мѣсто 1-го сентября 1900-го года, и, между прочимъ, пишетъ: "за столомъ у генерала Гродекова, гдѣ засѣдаетъ весь его штабъ, очевидно принято ее говорить про Амурскую область, какъ о предметѣ неприличномъ, но иногда прорывается слово, другое, изъ которыхъ видно, что въ Хабаровскѣ все извѣстно и не одобряется... Къ Г. относятся точно къ покойнику, о которомъ не слѣдуетъ дурно говорить; какъ только разговоръ случайно приблизится къ этой темѣ - всѣ сейчасъ опускаютъ сконфуженно глаза въ свои тарелки и воцаряется молчан³е".

В.

"Вѣстникъ Европы", No 7, 1910


Другие авторы
  • Шубарт Кристиан Фридрих Даниель
  • Перро Шарль
  • Брежинский Андрей Петрович
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Готшед Иоганн Кристоф
  • Шаврова Елена Михайловна
  • Ватсон Мария Валентиновна
  • Мультатули
  • Тынянов Юрий Николаевич
  • Вентцель Николай Николаевич
  • Другие произведения
  • Семенов Сергей Терентьевич - Семенов С. Т.: Биобиблиографическая справка
  • Случевский Константин Константинович - В. А. Приходько. "А Ярославна все-таки тоскует..."
  • Тэффи - Собака
  • Юшкевич Семен Соломонович - Странный мальчик
  • Энгельгардт Михаил Александрович - Чарльз Лайель. Его жизнь и научная деятельность
  • Маяковский Владимир Владимирович - Сергею Есенину
  • Навроцкий Александр Александрович - Навроцкий А. А.: биографическая справка
  • Некрасов Николай Алексеевич - Заметки о журналах за апрель 1856 года
  • Страхов Николай Николаевич - Последния произведения Тургенева
  • Никитин Андрей Афанасьевич - Никитин А. А.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 182 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа