Главная » Книги

Воскресенский Григорий Александрович - [рец. на:] Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время

Воскресенский Григорий Александрович - [рец. на:] Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время


   Воскресенский Г. A. [Рец. на:] Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время (1651-1709 гг.). СПб., 1891 // Богословский вестник 1892. T. 1. No 2. С. 420-436 (2-я пагин.).
  

Св. Димитр³й Ростовск³й и его время (1651-1709 г.). Изслѣдован³е И. А. Шляпкина, С.-Петербургъ, 1891.

   Русская духовная литература небогата спец³альными изслѣдован³ями о св. Димитр³и, митрополитѣ Ростовскомъ. Лучшимъ и почти единственнымъ трудомъ о Ростовскомъ святителѣ до сихъ поръ остается явившаяся назадъ тому слишкомъ сорокъ лѣтъ монограф³я о. В. Нечаева {Нынѣ преосвященный Виссар³онъ, епископъ Костромской и Галичск³й.}: "Святый Димитр³й, митрополитъ Ростовск³й. М. 1849". Это превосходное сочинен³е раздѣляется на двѣ части: въ первой излагается по всѣмъ, бывшимъ тогда доступными автору источникамъ жизнь святителя Димитр³я отъ его рожден³я до обрѣтен³я его св. мощей и прославлен³я, во второй - разсматриваются творен³я святителя Ростовскаго. "Обозрѣн³е творен³й св. Димитр³я - читаемъ въ началѣ второй части - имѣетъ тѣсную связь съ жизнеописан³емъ святителя, который всю жизнь провелъ въ ученыхъ занят³яхъ, и въ своихъ писан³яхъ самъ изобразилъ себя яснѣе, чѣмъ могли изобразить его отдаленные жизнеописатели. Тѣмъ болѣе важно для насъ обозрѣн³е богоугодныхъ трудовъ святителя, по ихъ внутреннему достоинству, какъ произведен³й Отца, и Учителя церкви росс³йской {Стр. 85.}. Такъ какъ изъ многочисленныхъ творен³й святителя Ростовскаго одни - содержан³я догматическаго и догматико-полемическаго, друг³я - духовно-нравственнаго, третьи - историческаго, то эта вторая часть названной монограф³и распадается на три отдѣла. Въ первомъ обозрѣваются догматическ³я и догматико-полемическ³я творен³я св. Димитр³я. Съ особенною подробност³ю разсматривается "Розыскъ о раскольнической Брынской Вѣрѣ": указывается время и поводъ къ написан³ю "Розыска", излагается содержан³е его и отмѣчаются полнота свѣдѣн³й о расколѣ и характеръ полемики ростовскаго святителя противъ раскольниковъ. Въ второмъ отдѣлѣ разсматриваются нравственно-духовныя творен³я св. Димитр³я: наставлен³я, молитвы, пастырск³я послан³я и пр.; подробно характеризуется его проповѣдническая дѣятельность. Въ третьемъ отдѣлѣ разсматриваются историческ³я сочинен³я св. Димитр³я, въ особенности его Четьи-минеи или жит³я святыхъ, чтимыхъ православною церков³ю. Чтобы яснѣе были видны достоинство и важность двадцатилѣтнихъ трудовъ св. Димитр³я въ составлен³и Четьихъ-миней, здѣсь обращено вниман³е 1) на источники, какими онъ пользовался при составлен³и жизнеописан³й (отдѣльныя жизнеописан³я, составленныя св. Димитр³емъ, тщательно изъ мѣсяца въ мѣсяцъ сличены съ ихъ первоначальными источниками), 2) на самое составлен³е жизнеописан³й, т. е. на то, какъ св. Димитр³й пользовался своими источниками и 3) на пользу coro труда для поучен³я и назидан³я церковнаго. Высоко-назидательное и поучительное значен³е богоугодной жизни и творен³й св. Димитр³я было для автора названной монограф³и главнымъ побужден³емъ къ составлен³ю его труда. "Жизнь св. Димитр³я - читаемъ въ предислов³и - съ раннихъ лѣтъ посвященная Богу и Его св. церкви, представляетъ весьма много назидательнаго и поучительнаго. Ищущ³й назидан³я въ благочест³и найдетъ въ ней примѣръ и наставлен³е, какъ нести иго Господне благое не утомляясь, доколѣ не призоветъ Господь къ блаженному покою, - какъ, одушевляясь чистою любов³ю къ Господу ²исусу Христу, постоянно взирая на Его крестный путь, во всѣхъ дѣлахъ имѣя въ виду единое на потребу, не терять ни одной минуты для вѣчности, и, трудясь для спасен³я другихъ, въ тоже время, при помощи благодати Бож³ей, устроять собственное спасен³е. Съ другой стороны подвизающ³йся въ благочест³и увидитъ, какъ Господь возбуждаетъ и подкрѣпляетъ Своими Божественными посѣщен³ями желающихъ искренно работать Ему, открываетъ новые пути для ихъ дѣятельности, вспомоществуетъ имъ въ трудахъ, превышающихъ, повидимому, силы одного человѣка. и какъ чрезъ сихъ избранныхъ служителей Своихъ устрояетъ благо Своей церкви. Ученый изслѣдователь судебъ церкви Христовой въ нашемъ отечествѣ, разсматривая жизнь и труды св. Димитр³я сперва въ Малоросс³и, потомъ въ великой Росс³и, можетъ познакомиться съ особенными обстоятельствами церкви въ то время. Св. Димитр³й былъ одинъ изъ первыхъ святителей въ Великоросс³и, по своему происхожден³ю, воспитан³ю и продолжительному служен³ю принадлежащихъ церкви малоросс³йской. Его просвѣщенный взоръ скоро открылъ потребности ввѣренной ему паствы; его ревность не истощалась никакими пожертвован³ями для ея блага. Въ его ученыхъ трудахъ находимъ твердое защищен³е догматовъ благочест³я. "Жит³я святыхъ", имъ изложенныя, сдѣлали доступнымъ для всей церкви росс³йской сокровище духовной жизни и опытности, собранное вѣками". Понятно, что монограф³я о. В. Нечаева о св. Димитр³й Ростовскомъ (М. 1849) написана въ строго церковномъ духѣ, и сама по себѣ представляетъ назидательное чтен³е.
   Я нарочито распространился о характерѣ и духѣ этой монограф³и, потому что именно эти ея свойства, замѣченныя еще М. П. Погодинымъ, побудили г. Шляпкина подвергнуть новому разсмотрѣн³ю жизнь и сочинен³я св. Димитр³я {Предисл. г. Шляпкина, V.}.
   "По мѣрѣ изучен³я сочинен³й св. Димитр³я - говоритъ г. Шляпкинъ - болѣе и болѣе заинтересовывала, меня его личность, и результатомъ изучен³я ея въ связи съ литературною дѣятельност³ю святителя и обстоятельствами его времени и явилось настоящее сочинен³е" {Тамъ же, VI.}. Сочинен³е г. Шляпкина состоитъ изъ десяти главъ: Глава первая: "Жизнъ св. Димитр³я до 1688 г." (стр. 1-51). Вторая: "Западное вл³ян³е въ Московской и юго-западной Руси" (стр. 52-108). Третья и четвертая: "Вопросъ о пресуществлен³и св. Даровъ въ Москвѣ на почвѣ литературной и церковно-исторической; малорусск³е духовные" (стр. 108-236). Пятая: "Жизиь св. Димитр³я до 1700 г. въ санахъ игумена и архимандрита" (стр. 236-266). Шестая: "Св. Димитр³й - митрополитъ Сибирск³й" (стр. 267-291). Седьмая: "Административная дѣятельность св. Димитр³я, какъ митрополита Ростовскаго и Ярославскаго" (стр. 291-327). Осьмая: "Ростовская школа св. Димитр³я" (стр. 327-353). Девятая: "Литературная дѣятельность и частная жизнь святителя за Ростовск³й пер³одъ" (стр. 353-456). Десятая: "Заключен³е, дополнен³я и поправки" (стр. 457-460). Кромѣ того, въ "Приложен³яхъ" (стр. 1-101) напечатаны: Д³ар³й сокращенной редакц³и, письмо Варлаама Ясинскаго Мазепѣ, указъ монаху Варлааму 1705 года, Конклюз³и Стефана Прибыловича, опись имущества св. Димитр³я Ростовскаго, Вѣнецъ мученику Димитр³ю (школьная комед³я), Ростовское дѣйство, соборъ и суда изречен³я на ²исуса Назорея, дополнительныя свѣдѣн³я къ б³ограф³и Кар³она Истомина, и помѣщенъ указатель именъ въ изслѣдован³и. Такимъ образомъ сочинен³е г. Шляпкина есть б³ограф³я св. Димитр³я. Здѣсь довольно подробно разсмотрѣны жизнь св. Димитр³я, время и среда, въ которой дѣйствовалъ святитель, его административная и просвѣтительная дѣятельность.
   Главы вторая, третья и четвертая заключаютъ въ себѣ два отдѣльныя самостоятельныя изслѣдован³я, имѣющ³я лишь косвенную связь съ главною темою книги. Въ главѣ второй авторъ указываетъ слѣды вл³ян³я западной Европы и Польши въ понят³яхъ, нравахъ, бытѣ и литературныхъ явлен³яхъ Малоросс³и и Московской Руси, a главы третья и четвертая посвящены изложен³ю возникшаго въ Москвѣ въ концѣ XVII в. спора о пресуществлен³и св. Даровъ и характеристикѣ главныхъ представителей двухъ, выдѣлившихся при этомъ спорѣ, парт³й - "старомосковской" и "малорусской". Въ этой характеристикѣ довольно бросается въ глаза весьма несочувственное отношен³е автора къ представителямъ парт³и "старомосковской" или греческой. Патр³архъ ²оакимъ представляется какъ человѣкъ недалек³й {Стр. 230.}, грубый {Стр. 229.}, необразованный, подозрительный {Ст. 110-111.}, отличавш³йся духомъ нетерпимости и суроваго даже для того времени фанатизма {Стр. 140.}. Братья Софрон³й и ²оанник³й Лихуды были ,,самозванными князьями и ревнителями православ³я, a въ сущности ловкими греческими пройдохами съ однимъ желан³емъ нажиться и возвыситься. Они, именно, подъ прикрыт³емъ ревности къ чистому православ³ю, и пользуясь готовыми обстоятельствами раздули частный вопросъ о пресуществлен³и, подстрекая патр³арха и старомосковскую парт³ю противъ мнимо-латинской парт³и, и предусмотрительно спрятались во время троицкаго бѣгства царя Петра" {Стр. 232.}. Инокъ Евѳим³й, "старый недоброжелатель Симеона Полоцкаго и Сильвестра Медвѣдева" {Стр. 147.}, былъ сухой человѣкъ, педантическ³й, съ инквизиц³онными замашками" {Стр. 231.}. Сочинен³е его противъ Сильвестра написано совершенно не въ духѣ этого "чернеца великаго ума и остроты": въ немъ вовсе не видно ни остроты великаго ума, ни особенной эрудиц³и, ни обыкновенной мягкости и сдержанности Сильвестра {Стр. 156.}. Евѳим³й былъ злопамятный человѣкъ: удаленный отъ должности справищка въ 1690 г. онъ одно утѣшен³е находилъ въ томъ, чтобы вдоволь изливать свое негодован³е на мертвыхъ противниковъ, что онъ и исполнялъ съ большимъ успѣхомъ, называя Симеона Полоцкаго прямо "ун³атомъ сущимъ римскаго костела" {Стр. 218.}. Старомосковская парт³я рисуется вообще склонною къ замкнутой косности, a въ крайнихъ своихъ представителяхъ доходившею до грубаго невѣжества {Стр. 229.}.
   Иными красками рисуются представители малорусской, латинствующей или мнимо-латинской парт³и. Симеонъ Полоцк³й былъ "человѣкъ образованный, мягк³й, высоко цѣнивш³й западную культуру, но умѣвш³й въ тоже время оставаться русскимъ человѣкомъ" {Стр. 144.}. Православ³е и высокое значен³е Симсона Полоцкаго внѣ сомнѣн³я {Стр. 137, примѣч. 3-е.}. Сильвестръ Медвѣдевъ былъ "человѣкъ мягк³й, осторожный едва не до трусости, замѣчательно умный, глубокообразованный, шутникъ и любитель природы {Стр. 234.}, свѣтлая личность съ высокими нравственными взглядами" {Стр. 235.}. Вообще, "латинствующ³е стоятъ гораздо выше сторонниковъ противной парт³и и по эрудиц³и и по гуманности своихъ взглядовъ: они требуютъ болѣе терпимости къ латинству, къ иновѣрнымъ, даже приносятъ за нихъ жертвы на проскомид³и", въ полемикѣ отличаются мягкост³ю и сдержанност³ю {Тамъ же.}. "Польза отъ усвоенныхъ ими взглядовъ въ западныхъ школахъ неизмѣримо превосходила мелк³е недостатки и уклонен³я отъ чистаго православ³я" {Стр. 233.}. "Но конечно нельзя заподозрить ихъ приверженности къ латинству: если они въ него уклонялись, это дѣлалось совершенно безсознательно" {Стр. 153.}.
   Остановлюсь нѣсколько на характеристикѣ Симеона Полоцкаго. Взгляду автора на Симеона Полоцкаго можетъ быть противопоставленъ цѣлый рядъ сужден³й иного рода. Таковы сужден³я 1) митроп. Евген³я: "Иные справедливо замѣчали въ поучен³яхъ Симсона нѣкоторыя неправославныя мнѣн³я, сходныя съ ун³атскими и католицкими" {Словарь истор. о нис. дух. чина, изд. 2-е, Спб. 1827, т. II, стр. 212.}; 2) арх³еп. Филарета Черниг..: "О. Симеонъ увлекается незрѣлыми мыслями западныхъ отцовъ. Въ "Жезлѣ правлен³я" допускаетъ мысль, будто св. Дѣва не причастна Адамову грѣху" {Обзоръ рус. дух. литературы, изд. 3-е, Спб. 1844, стр. 246.}; 3) историка С. M. Соловьева: "Ходячая энциклопед³я, неутомимый борзописоцъ, умѣвш³й писать обо всемъ, ловк³й собиратель отовсюду чужихъ мнѣн³й и старающ³йся представить ихъ занятно... разумѣется отъ такого человѣка (рѣчь о Симеонѣ Полоцкомъ) нельзя требовать оригинальности, самостоятельности" {Ист. Рос. XIII, стр. 188.}; 4) историка Н. И. Костомарова: "Сочинен³я Полоцкаго не показываютъ въ немъ большой учености; онъ вовсе не зналъ погречески; Епифан³й Славинецк³й не долюбливалъ его, какъ часто не любятъ добросовѣстные труженики науки верхоглядовъ... Во вл³ян³и католичества современники не напрасно обвиняли Симеона" {Рус. истор³я въ жизнеоп. ея главн. дѣятелей, II, 5, Спб. 1871, стр. 397, 417. Здѣсь кстати замѣтить, что извѣстный б³ографическ³й очеркъ сб. Димитр³й Ростовскаго, составленный Костомаровымъ, г. Шляпкинъ почему-то совсѣмъ обходить молчан³емъ.}; 5) проф. Пѣвницкаго, В.: "При патр³архальной простотѣ нашихъ нравовъ, русскаго человѣка могла поражать въ Симеонѣ прежде всего внѣшняя деликатность и сдержанная ловкость... Съ ловкою обходительност³ю соединилась въ немъ хитрость и осмотрительность... Незлобивый и тих³й человѣкъ быль человѣкомъ себѣ на умѣ. Онъ не былъ равнодушенъ къ тлѣннымъ благамъ и считалъ неблагоразумнымъ упускать изъ виду ту выходу, какую могло доставлять ему его положен³е" {Прав. Обозр. 1860, III, стр. 197-198. О сочинен³яхъ Симеона Полоцкаго, кромѣ развѣ его проповедей, проф. Пѣвницк³й далеко не высокаго мнѣн³я}; 6) И. Е. Забѣлинъ также относитъ Симеона Полоцкаго къ разряду искателей царскихъ милостей и устроителей собственнаго благополуч³я {Домашн³й бытъ pyc. царицъ. M, 1869, стр. 170. Здѣсь не лишне отмѣтить иной, не тотъ что въ книгѣ г. Шляпкина, взглядъ на инока Евѳим³я и вообще великоруссов. Другого характера и другого закала былъ и самъ Евѳим³й. Этотъ не только не искалъ почестей, но и прямо отказывался отъ нихъ. Евѳим³й и Епифан³й Славницк³й не имѣли привязанности къ комфорту и къ внѣшнимъ благамъ. Это были аскеты, безкорыстные труженики на пользу церкви православной. Великорусск³е ученые были, правда, нѣсколько грубо, но подъ ихъ грубою внѣшнею оболочкой всегда скрывалась живая вѣра и теплое христ³анское чувство. Если въ нихъ и недоставало д³алектическаго развит³я, за то не было недостатка въ трезвости и ясности взгляда на все окружающее (Любимовъ. Борьба между представителями великор. и малорус. напр., въ Журн. Мин. Нар. Просв. 1875, 180, стр. 140, 122-123). Не отличаются достаточною обоснованностью и твердост³ю сужден³я г. Шляпкина и о другихъ дѣятеляхъ. Таковы сужден³я автора о Петрѣ Великомъ, реформы котораго привели будто бы, "только къ узкосословнымъ результатамъ" (предисл. VII), который преслѣдовалъ будто-бы однѣ "непосредственно утилитарныя, практическ³я цѣли" (стр. 273), о Стефанѣ Яворским и Ѳеофанѣ Прокоповичѣ, проповѣди которыхъ, трактововавш³я о современности, по автору, "пафлеты" (стр. 386).}. Любопытно, что такой взглядъ а Симеона встрѣчается и въ беллетристикѣ. "Симеонъ, хотя и былъ монахомъ, но все м³рское занимало его гораздо больше, чѣмъ иноческое подвижничество. Это былъ человѣкъ чрезвычайно ловк³й на всѣ руки... главный распорядитель по "шпильманской части" въ хоромахъ царевны Софьи Алексѣевны" {Карновичъ. Е. Смѣлая жизнь, въ журн. ,,Новь'', 1886, No 2 и 3.}. Среди своихъ современниковъ Симеонъ Полоцк³й слылъ "латынщикомъ, панежникомъ" {Цвѣтаевъ Д. Истор³я сооружен³я перваго костела въ Москвѣ, въ Pyс. Вѣстн. 1885, окт.}. Не можетъ быть, конечно, никакого сомнѣн³я въ томъ, что Симеонъ Полоцк³й не былъ умышленнымъ, сознательнымъ, нарочитымъ "латынщикомъ". Объ этомъ свидѣтельствуютъ его краснорѣчивыя и неоднократныя заявлен³я горячей преданности церкви православной.
   Если книга г. Шляпкина въ главахъ второй, третьей и четвертой представляетъ, изслѣдован³я, къ главной темѣ не имѣющ³я ближайшаго отношен³я, слѣд. так³я, безъ которыхъ она могла бы и обойтись, то въ ней есть и одинъ существенный пробѣлъ: въ книгѣ, трактующей о св. Димитр³и Ростовскомъ, нѣтъ изслѣдован³я сочинен³й святителя со стороны ихъ внутренняго содержан³я и достоинства. Этимъ сочинен³е г. Шляпкина рѣзко отличается отъ являвшейся еще въ 1849 г. монограф³й о Ростовскомъ святителѣ. Въ предислов³и г. Шляпкинъ говоритъ: "можно было изучить спец³ально литературную дѣятельность св. Димитр³я, разработать вопросъ объ источникахъ Четь-Миней святителя, особенно въ русскихъ жит³яхъ, сравнить проповѣди святителя съ проповѣдями прежнихъ и современныхъ ему ораторовъ, русскихъ и польскихъ, изслѣдовать языкъ его сочинен³й и т. д. Но, по мѣрѣ изучен³я сочинен³й св. Димитр³я, болѣе и болѣе заинтересовывала меня его личность" {Предисл. V-VI.}. Такимъ образомъ авторъ отдѣляетъ сочинен³я писателя отъ его личности. Но вѣдь на самомъ-то дѣлѣ, личность писателя не только не противоположна его сочинен³ямъ, a въ нихъ-то преимущественно и выражается {"Несомнѣнно - говоритъ самъ-же г. Шляпкинъ - что личность святителя Димитр³я за ростовск³й пер³одъ ярче отразилась въ проповѣдническихъ и богословскихъ трудахъ, чѣмъ въ оффиц³яльныхъ распоряжен³яхъ по епарх³и" (стр. 353).}. Особенно это приложимо къ такому дѣятелю, какимъ былъ св. Димитр³й, весь свой вѣкъ проведш³й въ ученыхъ занят³яхъ. Правда, г. Шляпкинъ не совершенно игнорируетъ сочинен³я св. Димитр³я. Поставивъ своею задачею "изучен³е личности святителя Ростовскаго въ связи съ его литературною дѣятельност³ю и обстоятельствами его времени" {Предисл. VI.}, онъ пользуется сочинен³ями св. Димитр³я, но лишь на столько, на сколько это необходимо для б³ограф³и въ тѣсномъ смыслѣ слова. Дальше внѣшней чисто-исторической судьбы учено-литературныхъ занят³й святителя онъ большею част³ю не идетъ. Встрѣчаются y него, какъ увидимъ ниже, и цѣнныя указан³я о томъ или другомъ сочинен³и, но большею част³ю подобныя замѣчан³я высказаны мимоходомъ, попутно, и разбросаны въ разныхъ главахъ его книги. Какъ-бы то ни было, только указанный пробѣлъ - отсутств³е изслѣдован³я сочинен³й Ростовскаго святителя - въ результатѣ сказался односторонност³ю въ самомъ взглядѣ на личность св. Димитр³я и значен³е его въ истор³и русскаго духовнаго просвѣщен³я.
   "Жизнь святителя - говоритъ г. Шляпкинъ - рѣзко распадается на два пер³ода: малорусск³й и великорусск³й". Замѣтивъ затѣмъ, что въ первый пер³одъ святитель не представляется рѣзко очерченнымъ дѣятелемъ, авторъ продолжаетъ: "Второй великорусск³й пер³одъ его жизни, напротивъ, носитъ болѣе рѣзк³й личный отпечатокъ. Святитель пр³обрѣтаетъ славу не ученаго списателя жит³й, a великаго духовнаго оратора. Если бы св. Димитр³й не былъ митрополитомъ и не дѣйствовалъ во время великой эпохи преобразован³й, то и слово его "аще и премудрое, и сол³ю растворенное", не получило бы сразу той высокой оцѣнки и того значен³я, коимъ оно пользовалось уже при его жизни и какимъ по справедливости пользуется и теперь не только среди людей образованныхъ, но, что и главное, въ народной массѣ" {Предисл.VI.}. Взглядъ на личность св. Димитр³я и его значен³е - односторонн³й и исторически неправильныо. И въ первый пер³одъ св. Димитр³й былъ знаменитъ не только какъ ученый списатель жит³й. Извѣстно, что св. Димитр³й пользовался высокимъ уважен³емъ, какъ проповѣдникъ слова Бож³я, какъ духовный ораторъ еще задолго до пришеств³я въ Великоросс³ю - въ санахъ ³еромонаха, игумена и архимандрита, и до прямой встрѣчи его съ явлен³ями жизни реформац³оннаго строя. Эта слава Димитр³я началась еще со времени назначен³я его оффиц³альнымъ "казнодѣемъ" въ 1675 г. и съ тѣхъ поръ она постепенно росла и утверждалась. Недаромъ же Черниговъ, Вильна, Слуцкъ, Батуринъ, К³евъ и Новгородъ-Сѣверскъ ревниво оспаривали, такъ сказать, одинъ y другого право слушан³я y себя назидательнаго слова Димитр³я. Такъ и въ ростовск³й пер³одъ пастырское слово св. Димитр³я, дѣйствительно, высоко цѣнилось его слушателями, но не потому, конечно, что проповѣдникъ "былъ митрополитомъ и дѣйствовалъ во время великой эпохи преобразован³й". Если, допустимъ, эти чисто-внѣшн³я услов³я и могли имѣть какое либо значен³е для современниковъ святителя, то какъ объяснить то высокое уважен³е къ пастырскимъ поучен³ямъ св. Димитр³я, которое питаетъ къ нимъ и современная образованная и народная масса? Объяснять успѣхъ пастырской дѣятельности св. Димитр³я такими чисто-внѣшними услов³ями не значитъ-ли произвольно умалять значен³е этой дѣятельности, не признавать и не цѣнить внутренняго содержан³я и духа его творен³й? Нѣтъ, пастырское слово св. Димитр³я получило себѣ высокую оцѣнку не въ силу какихъ либо внѣшнихъ обстоятельствъ времени или положен³я, a по присущимъ ему внутреннимъ достоинствамъ и свойствамъ. Изслѣдован³я сочинен³й св. Димитр³я съ этихъ сторонъ и недостаетъ въ книгѣ г. Шляпкина. Въ сужден³и автора о значен³и дѣятельности св. Димитр³я замѣтно, далѣе, желан³е умалить подвигъ его въ составлен³и Четьихъ-Миней на счетъ славы его, какъ великаго духовнаго оратора. Но и эта мысль опять исторически не вѣрна. На самомъ дѣлѣ, съ одной стороны, св. Димитр³й и въ санѣ митрополита продолжалъ трудиться надъ окончан³емъ Четьихъ-Миней, - съ другой стороны, слава его, какъ списателя жит³й ни въ ростовск³й пер³одъ, и никогда послѣ не оттѣснялась на второй планъ никакими другими, хотя и великими заслугами его на пользу церкви. Съ личност³ю св. Димитр³я народная память неразрывно сочетала славное имя собирателя и составителя жит³й святыхъ. "Нечего говорить - скажемъ словами самого г. Шляпкина - о громадной важности этого многолѣтняго труда святителя: достаточно вспомнить, что большихъ Четь-Миней не имѣетъ греческая церковь, и что Четь-Минеи Димитр³я доселѣ издаются, подвергаясь только нѣкоторымъ сокращен³ямъ. Онѣ (Четьи-Минеи) дороги какъ своего рода живая проповѣдь вѣры и любимое чтен³е русскаго народа, нравственно его воспитывающее. Оттуда-же, изъ историческихъ словъ, читатель почерпаетъ объяснен³я различныхъ предметовъ вѣры и догматической, и церковно-исторической и обрядовой ея стороны" {Стр. 374-375.}.
   Съ внѣшней, технической стороны въ книгѣ г. Шляпкина бросается въ глаза нерѣдко чисто-хронологическ³й или лѣтописный способъ изложен³я. Такъ, представляя въ главахъ второй и третьей перечислен³е книгъ, перешедшихъ въ московскую Русь съ Запада и изъ К³ева, г. Шляпкинъ даетъ хронологическ³й, только, а не систематическ³й перечень {Стр. 72-95, 118-133.}. Хронологическое, почти лѣтописное изложен³е наблюдается и въ остальныхъ главахъ изслѣдован³я г. Шляпкина. Въ этомъ отношен³и выгодно выдѣляется осьмая глава - о Ростовской школѣ св. Димитр³я, представляющая дѣльное и стройное изслѣдован³е о данномъ предметѣ. Самъ авторъ, впрочемъ, оговаривается, что въ его книгѣ по мѣстамъ нѣтъ ровности и плавности изложен³я. Произошло это част³ю отъ того, что авторъ въ своей монограф³и хотѣлъ сохранить и самые мелк³е факты изъ жизни святителя {Стр. 353-354.}. Част³ю отъ того, что "стараясь сберечь мног³я рукописныя данныя для пользован³я будущихъ изслѣдователей, онъ приводилъ ихъ цѣликомъ, не смотря на ихъ разноцѣнность" {Предисл. VIII.}. Какъ-бы то ни было, только лѣтописный, часто хронологическ³й способъ изложен³я, въ связи съ массою мелкихъ, иногда совершенно излишнихъ подробностей непр³ятно дѣйствуетъ на читателя, мѣшая ему сосредоточиться на главной темѣ книги. Да и само сочинен³е г. Шляпкина оттого много теряетъ къ достижен³ю своей прямой задачи - дѣльнаго и живого воспроизведен³я личности св. Димитр³я.
   Впрочемъ, справедливость требуетъ замѣтить, что книга г. Шляпкина представляетъ много матер³ала не только печатнаго, но и рукописнаго, который можетъ пригодиться для будущихъ изслѣдователей жизни и сочинен³й Ростовскаго святителя. Авторъ пользовался рукописями: Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря, Ростовскаго Музея, библ³отеки Ярославскаго арх³ерейскаго дома, архива Ярославской консистор³и, библ³отеки К³евской Лавры, К³ево-Соф³йскаго Собора, Московской Синодальной библ³отеки, библ³отеки московской духовной академ³и, московскаго архива министерства иностранныхъ дѣлъ, московскаго архива Министерства юстиц³и, Императорской Публичной библ³отеки, библ³отеки Академ³и Наукъ, Императорскаго археологическаго общества, Псковскаго Елеазарова монастыря. Флорищенской пустыни, своей собственной библ³отеки и т. д.; прочелъ даже рукопись, хранящуюся въ ракѣ св. великой Варвары {Ср. 242, примѣч. 1-е.}. Авторъ посѣтилъ почти всѣ мѣста, гдѣ жилъ и дѣйствовалъ св. Димитр³й {Предисл. VIII-X.}. Б³ограф³я Ростовскаго святителя въ трудѣ г. Шляпкина отличается полнотою и подробност³ю.
   Авторъ близко знакомъ и съ сочинен³ями св. Димитр³я. Не говоря уже о томъ, что онъ обстоятельно представлена собственно внѣшняя истор³я важнѣйшихъ трудовъ святителя, въ разныхъ мѣстахъ его книги разсѣяны довольно цѣнныя замѣтки объ источникахъ и характерѣ того или иного сочинен³я святителя. Мы сгруппируемъ замѣчан³я г. Шляпкина о Четьихъ-Минеяхъ, проповѣдяхъ св. Димитр³я, его Лѣтописцѣ келейномъ и о "Розыскѣ".
   Въ К³ево-Печерской Лаврѣ въ 1684 г. принялъ на себя св. Димитр³й послушан³е, прославившее его имя - составлен³е жит³й святыхъ {Стр. 38.}. Какъ тщательно и любовно относился Димитр³й къ своей работѣ, можно судить по уцѣлѣвшей до нашего времени черновой его рукописи Миней за декабрь {Стр. 237. Рукопись Императорской Публ. библ³отеки.}. Ни рукописи Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря, содержащей собственноручно святителемъ правленную службу св. Гур³ю и Варсоноф³ю Казанскимъ и указан³е о чудесахъ ихъ, можно видѣть, какъ относился св. Димитр³й къ жит³ямъ святыхъ и чудесамъ при ихъ внесен³и въ свой Четьи-Минеи: всюду замѣтно стремлен³е къ упрощен³ю: факты удержаны, риторика отброшена {Стр. 368-369.}. Что касается источниковъ и объема труда святителя, то въ свой Четьи-Минеи онъ включилъ. кромѣ переведенныхъ, иногда съ сокращен³ями, жит³й Метафраста, изъ Великихъ Миней Макар³я, митрополита московскаго, - Сур³я, Болландистовъ, - и русск³я жит³я {Стр. 375.}.
   По отношен³ю къ проповѣдямъ св. Димитр³я заслуга автора въ томъ, что онъ для многихъ проповѣдей, на основан³и своихъ изыскан³й, установилъ хронологическ³я данныя {Напр. См. стр. 285, 378-385.} и вмѣстѣ старался подмѣтить, как³я жизненныя явлен³я вызвали то или другое поучен³е, на кого направляетъ святитель свое обличающее слово {Здѣсь кстати замѣтить, что авторъ, не сочувственно относясь къ реформѣ Петра Великаго, о чемъ сказано было выше, готовъ видѣть намеки на Петра по многихъ проповѣдямъ къ Димитр³я. Однако догадки автора большею част³ю не достаточно обоснованы.}. Любопытно, что св. Димитр³й въ своихъ трудахъ пользовался паннонскими жит³ями св. славянскихъ первоучителей Кирилла и Меѳод³я. Въ поучен³и 18 октября 1701 г. онъ ссылаются на первоучителя славятъ св. Кирилла {Стр. 288.}. Въ собственноручномъ спискѣ св. Димитр³и (Типогр. рукоп. No 472) помѣщено "Память и жит³е блаженнаго учителя нашего Константина философа, перваго наставника роду росс³йскому и всему языку словенскому, списано изъ библ³отеки Хиландарской лавры сербской мѣсяца февраля въ 14 день. Нач. Богъ милостивъ и щедръ ожидая... Тутъ-же помѣщены тропарь и кондакъ преп. Кириллу. На поляхъ двѣ глоссы: 1) паннонски, т. о. венделски и 2) якоже нѣцый препираются о сложен³и буквъ, иже сложилъ святый Кириллъ во языкъ словенски не въ Цариградѣ, но камо на иномъ мѣстѣ - лжа есть, a не истина. Тамъ-же, - на л. 250 мѣсяца апрѣля, жит³е Меѳод³я изъ великой минеи-четьи переписано, a такъ-же и похвальное слово первоучителямъ. Сбоку приписано: sic onomasticon Gesneri {Стр. 288, примѣч. 2-е.}. Замѣтимъ здѣсь кстати, что Татищевъ въ своей "истор³и Росс³и" (М. 1768) воспользовался б³ограф³ей славянскихъ первоучителей по изложен³ю св. Димитр³я, a знаменитый историкъ Шлецеръ познакомился съ нею сперва чрезъ Татищева, a потомъ досталъ и Четьи-Минеи Ростовскаго святителя.
   Книга г. Шляпкина представляетъ слѣдующ³я данныя для характеристики проповѣднической дѣятельности св. Димитр³я. Источниками для проповѣдей св. Димитр³я - говоритъ авторъ - служили Библ³я, Жит³я святыхъ, Отцы нашей и западной церкви. Мног³е изъ пр³емовъ святителя схожи съ пр³емами польскихъ проповѣдниковъ, напр. Ѳомы Млодзяновскаго: таковы риторическ³е вопросы, устранен³е прямого смысла, чтобы поразить слушателя неожиданностью, мнимое недоумѣн³е или возражен³е, ссылка на еврейск³й текстъ для новыхъ комбинац³й и т. п. Все это было результатомъ к³евской школы, имъ пройденной. Но съ течен³емъ времени въ проповѣдяхъ св. Димитр³я все болѣе изчезаютъ уродливыя схоластическ³я сравнен³я. натянутыя параллели, темнота изложен³я. Рѣчь дѣлается бойчѣе, живѣе, общедоступнѣе. Символизмъ не былъ явлен³емъ чуждымъ тогдашнимъ слушателямъ: онъ былъ близокъ къ символизму народной поэз³й. Въ проповѣдяхъ святителя смѣлыя параллели и оригинальныя, неожиланныя, но вѣрныя сравнен³я берутся изъ современной жизни. Иногда въ проповѣди встрѣчаются и пословицы. Внутренн³й скелетъ схоластическаго построен³я дѣлается почти незамѣтенъ при живости и логичности изложен³я. Въ тоже время проповѣди дѣлаются все короче и короче, a обличен³я рѣзче, и теряется ихъ первоначальный общ³й характеръ {Стр. 386-388.}. Далѣе помѣщены значительныя выдержки изъ проповѣдей св. Димитр³я, рисующ³я картину современнаго ему общества въ отдѣльныхъ его сослов³яхъ {Стр. 389-393, 397-404.}, отношен³е проповѣдника къ императору Петру, къ иновѣрнымъ {Стр. 393-397.}. Проповѣди святителя объ отношен³яхъ богатыхъ къ бѣднымъ и нищимъ напоминаютъ памятники старинной русской литературы: Пчелы, слово Дан³ила Заточника и т. п. {Стр. 403, примѣч. 1-е.}. Въ своихъ проповѣдяхъ св. Димитр³й затронулъ всѣ жгуч³е вопросы тогдашней современности и строго обсудилъ ихъ съ точки высокой христ³анской нравственности. Онъ является въ нихъ, идеальнымъ пастыремъ русской старины, "печалующимся" о всѣхъ страждущихъ, безстрастно произносящимъ приговоры недостойнымъ. Это свойство оцѣнено русскими людьми. Врядъ-ли как³я либо друг³я произведен³я сохранились въ такой массѣ списковъ и печатныхъ издан³й, какъ произведен³я святителя Димитр³я вообще {Стр. 404.}. На дѣло проповѣди св. Димитр³й смотрѣлъ какъ на прямую обязанность своего сана. "Моему сану (его-же нѣсмь достоинъ) надлежать слово Бож³е проповѣдати не точ³ю языкомъ, но и пишущею рукою. To мое дѣло, то мое зван³е, то моя должность {Стр. 438.}"!
   Нѣсколько данныхъ представлено г. Шляпкинымъ и для характеристики "Лѣтописца келейнаго" и "Розыска". Въ "Лѣтописцѣ" изложена библейская истор³я до борьбы ²акова съ ангеломъ включительно. Дополнен³емъ къ нему является трактатъ о богахъ еллинскихъ, хронолог³я и кратк³я свѣдѣн³я о монарх³яхъ вавилонской и языческой. Приводя выписки изъ своихъ источниковъ {Здѣсь же источники эти подробно перечисляются (стр. 424).}, часто противорѣчащ³я другъ другу или чисто фантастическ³я, святитель рѣдко подвергаетъ ихъ критикѣ, оставляя на волю читателя: "ему же хощетъ, да имѣетъ вѣру". Да и главная дѣлъ Лѣтописца не была историческая, a преимущественно нравственная. Вотъ почему мы находимъ разсужден³е о покаян³и - послѣ разсказа о грѣхопаден³и Адама, о земледѣл³и по поводу "изобрѣтен³я Ноемъ, оран³я земли", о склонности къ грѣху при разсказѣ о Немвродѣ, о прелюбодѣян³и послѣ разсказа о Авимелехѣ, о возгордѣн³и разбогатѣвшаго мужика, по поводу гордости Агари и т. п. Съ этой точки зрѣн³я Лѣтописецъ близко подходитъ къ проповѣдямъ святителя, часто повторяя даже ихъ выражен³я. Встрѣчаются и символическ³я толкован³я, еще болѣе сближающ³я "Лѣтописецъ" съ проповѣдями. Лѣтописецъ святителя мѣстами напоминаетъ и древнерусск³я пчелы, и лирическ³я мѣста старой русской лѣтописи, какъ по совершенно-внѣшней связи отдѣльныхъ его мѣстъ. Такъ и по духу. Мѣстами находимъ лиризмъ, напримѣръ, въ размышлен³и о краткости человѣческой жизни въ сравнен³и съ м³ровою, или уподоблен³е человѣка путешественнику возвращающемуся на родину, т. е. въ землю. Указываются и современные недостатки общества: насил³е, гордость, жестокость, содомство {Стр. 424-425.}. Перечисляя источники "Розыска", г. Шляпкинъ отвѣчаетъ, между прочимъ, личныя свѣдѣн³я святителя и сказан³я очевидцевъ {Cтр. 448-450.}. Нa расколъ св. Димитр³й смотрѣлъ какъ на проявлен³е невѣжества и соединеннаго съ нимъ упрямства и грубости {Стр. 412-448.}, и съ этой точки зрѣн³я обличалъ его, стараясь разъяснить раскольникамъ дѣло посредствомъ историческаго обзора возникновен³я того или другого обряда {Стр. 412.}.
   Личность св. Димитр³я авторъ изображаетъ въ такихъ чертахъ. "Однимъ изъ лицъ, представляющихъ изъ себя идеальнаго общественнаго дѣятеля, въ духѣ сл³ян³я западнаго образован³я cъ старыми русскими церковными взглядами, является святитель Димитр³й Ростовск³й, человѣкъ высокаго нравственнаго совершенства и удивительной цѣльности характера {Стр. 457-454.}... Въ суровую эпоху Петровскихъ новшествъ (г. Шляпкинъ имѣетъ въ виду собственно голландско-нѣмецкое протестантское направлен³е реформы Петра) святитель являлся хранителемъ стараго достоян³я русскаго люда живой, дѣйствующей чрезъ любовь, православной вѣры. Почуялъ это народъ, и недаромъ сочинен³я св. Димитр³я принадлежали и принадлежатъ къ излюбленному чтен³ю русскаго народа" {Предисл. VIII.}.
   Опредѣлен³е вѣрное. Жаль только, что разсмотрѣнный нами трудъ г. Шляпкина, вслѣдств³е нежелан³я автора изслѣдовать сочинен³я св. Димитр³я, вслѣдств³е желан³я его внести въ изслѣдован³е массу не нужнаго, посторонняго матер³ала, наконецъ вслѣдств³е преобладан³я лѣтописнаго изложен³я, не представляетъ цѣльнаго и живаго воспроизведен³я личности Ростовскаго святителя съ его учено-литературною дѣятельност³ю.

Г. Воскресенск³й.


Другие авторы
  • Каченовский Дмитрий Иванович
  • Леонтьев-Щеглов Иван Леонтьевич
  • Даниловский Густав
  • Адикаевский Василий Васильевич
  • Бунина Анна Петровна
  • Бекетова Мария Андреевна
  • Толстая Софья Андреевна
  • Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович
  • Строев Павел Михайлович
  • Поло Марко
  • Другие произведения
  • Коц Аркадий Яковлевич - Мои две встречи с Л. Н. Толстым
  • Масальский Константин Петрович - Масальский К. П.: Биографическая справка
  • Лопатин Герман Александрович - Письмо к С. А. Венгерову
  • Максимов Сергей Васильевич - Максимов С. В.: биографическая справка
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Переворот
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Четки
  • Аксаков Иван Сергеевич - Где у нас ключ недоразумений?
  • Фет Афанасий Афанасьевич - Рассказы
  • Львов-Рогачевский Василий Львович - Тенденциозное искусство
  • Эмин Николай Федорович - Письмо Ю. А. Нелединскому-Мелецкому
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 224 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа