Главная » Книги

Бакунин Михаил Александрович - Федерализм, социализм и антитеологизм, Страница 6

Бакунин Михаил Александрович - Федерализм, социализм и антитеологизм


1 2 3 4 5 6

ральные предрасположенности?
   Мы так не думаем. Чтобы точнее поставить вопрос, заметим, во-первых, что если бы существование врожденных моральных качеств было допустимо, то это могло бы быть лишь при условии, что они были связаны в новорожденном ребенке с какой-нибудь физиологической, чисто материальной особенностью его организма: ребенок, выходя из чрева матери, не имеет еще ни души, ни разума, ни чувств, ни даже инстинктов; он рождается для всего этого; так что он является лишь физическим существом, и его способности и качества, если он их имеет, могут быть лишь анатомическими и физиологическими. Чтобы ребенок мог родиться добрым, великодушным, надо было бы чтобы каждое из этих достоинств или недостатков соответствовало какой-нибудь материальной и, так сказать, местной особенности его организма, а именно его мозга,- это вернуло бы нас к системе Галля*, который думал, что он нашел для каждого качества и для каждого недостатка соответствующие шишки и впадины на черепе. Система эта, как известно, единогласно отвергнута современными физиологами.
   Но если бы она оказалась верной, что бы отсюда вытекало? Раз недостатки и пороки, так же как и хорошие качества, врожденны, то оставалось бы узнать, могут ли они быть побеждены воспитанием или нет? В первом случае вина за все преступления, совершенные людьми, падала бы на общество, не сумевшее дать им надлежащее воспитание, а не на них, которых можно было бы рассматривать, наоборот, как жертвы социальной непредусмотрительности. Во втором случае, поскольку врожденные предрасположенности были бы признаны фатальными и непоправимыми, обществу не оставалось бы ничего другого, как избавиться от всех людей, имеющих какой-либо природный или врожденный порок. Но, дабы не впасть в отвратительный порок лицемерия, общество должно было бы признать, что оно делает это единственно в интересах своего сохранения, а не ради справедливости.
   Есть еще одно соображение, которое может прояснить этот вопрос: в мире интеллектуальном и моральном, так же как и в мире физическом, существует только положительное; отрицательное не существует, оно не составляет обособленное бытие, это лишь более или менее значительное уменьшение положительного. Так, например, холод есть лишь иное свойство тепла, это лишь относительное отсутствие, лишь незначительное уменьшение тепла! Так же обстоит дело с мраком, являющимся лишь светом, уменьшенным донельзя... Абсолютный мрак и абсолютный холод не существуют. В мире интеллектуальном глупость является не чем иным, как слабостью ума, а в нравственности недоброжелательство, жадность, трусость являются лишь доброжелательством, великодушием и храбростью, доведенными не до нуля, а до очень малого количества. Но, сколь ни мало это количество, все же это количество положительное, которое может быть развито, усилено и увеличено воспитанием в положительном смысле,- что было бы невозможно, если бы пороки или отрицательные качества являлись самостоятельными свойствами; тогда их надо было бы убивать, а не развивать, ибо развитие их могло бы в таком случае идти лишь в отрицательном направлении.
   Наконец, не позволяя себе предрешать эти важные физиологические вопросы, относительно которых мы не скрываем своего полного невежества, добавим лишь, опираясь на единогласный авторитет всех современных физиологов, последнее соображение: кажется установленным и доказанным отсутствие в человеческом организме отдельных участков и органов для инстинктивных, эффективных или моральных и интеллектуальных способностей; все они вырабатываются в одной и той же части мозга посредством одного и того же нервного аппарата {Смотрите замечательную статью г. Литтре: "О методе в психологии" в журнале "Позитивная философия"*. Физиологически установлено, говорит знаменитый позитивист, что мозг ничего не создает; он лишь воспринимает. Его функции заключаются в превращении того, что ему передается (чувствами) в эмоции и идеи; но сам он не привносит своего в то, что составляет субстрат этих идей и этих чувств. По правде сказать, все приходит к нему извне, ибо органические предрасположения, без которых нет ни индивидуальной, ни коллективной жизни и без которых не было бы и чувства, являются столь внешними (для человека), что природа осуществляет их независимо от всякого мозга и всякой психики в растениях и в особенности в низших животных. Поэтому следует слегка изменить смысл слова субъективное. Субъективное не может означать ничего предшествующего развитию человека: я, идею, чувство, идеал. Оно может означать лишь перерабатывающую способность нервных клеток; во всем остальном субъективное всегда смешано с объективным (No III, стр. 302). А на стр. 343-344 г. Литтре говорит еще: "Рассудок не является способностью, витающей над принесенными ему впечатлениями; его единственное дело (чисто физиологическое) состоит в сравнении их между собой для получения заключения; но он не имеет над ними никакой юрисдикции. Галлюцинации доказывают это; галлюцинации - это производство впечатлений, не вызванных ничем объективным. В силу болезненной игры нервных клеток, передающих впечатления, иллюзорные впечатления поступают в интеллектуальный центр ("серое вещество оболочки той части мозга, которая занимает всю верхнюю и переднюю часть черепной полости, или мозга в собственном смысле"), как будто бы они были реальные. Рассудок, воспринимая их, по необходимости работает над фиктивным материалом, и вот являются воображаемые представления. Кроме того, за исключением патологического нарушения, совершенно подобное же доказательство доставляется нам развитием человеческих идей в истории. В начале наблюдения - за исключением самых простых - ошибочны, а вслед за ними ошибочны и суждения. Люди видят, что солнце встает на востоке и заходит на западе; основываясь на этом, рассудок строит неверную концепцию, которую он впоследствии исправляет лишь благодаря лучшим наблюдениям. Если бы рассудок был первичным, а не вторичным, то человеческая история была бы иной (человечество не имело бы предком двоюродного брата гориллы): вначале были бы великие истины, из которых были бы выведены второстепенные истины; такова фактически теологическая гипотеза...". Г. Литтре мог бы добавить: а также метафизическая и юридическая.}. Отсюда ясно следует, что не может стоять вопрос о различных нравственных или безнравственных предрасположениях, фатально определенных самим организмом ребенка с наследственными и врожденными достоинствами и пороками, и что моральная врожденность ничем и ни в чем не отличается от интеллектуальной врожденности, ибо и та и другая сводятся к большей или меньшей степени совершенства, достигнутого вообще развитием мозга.
   "Раз признаны анатомические и физиологические свойства ума,- говорит г. Литтре (стр. 355),- то можно проникнуть в самую глубь его истории. Покуда ум не был перестроен и обогащен цивилизацией, обладал лишь простыми идеями {Мы сказали бы - "первичными понятиями" или даже "простыми представлениями предметов".}, производимыми как внутренними, так и внешними {Чувственные впечатления, получаемые индивидом посредством его нервов от внешних и внутренних предметов.} впечатлениями, он находился, таким образом, на низшей ступени развития, для того, чтобы подняться выше, ум обладает лишь способностью удерживания и ассоциации {Удержание простых идей памятью и ассоциация их деятельностью мозга.}, но этого достаточно. Постепенно образуются сложные комбинации, увеличивающие силу и поле деятельности мозга {Посредством ассоциации простых идей.}; наконец, подвигаясь вперед, человек приходит к великим интеллектуальным свершениям. Умственный аппарат увеличивается и совершенствуется, а без инструментария нельзя сделать ничего значительного ни в интеллектуальной области, ни в промышленности".
   "По мере того как совершается это развитие, оно призывает себе на помощь важное свойство жизни, а именно наследственность, которая способствует закреплению его в настоящем и облегчению в будущем. Новые умственные способности, будучи раз приобретенными, передаются - это экспериментальный факт - потомкам в форме врожденных черт; врожденности вторичной, третичной, которая в умственной области создает своего рода улучшенные человеческие расы. Это заметно, когда встречаются народности, прошедшие через разное развитие; низшая исчезает или через длительный промежуток времени достигает уровня высшей".
   Ниже, процитировав слова г. Льюиса: "Мозговая сфера, где царят аффективные страсти, как и та, где находятся чисто интеллектуальные проявления, тесно взаимосвязаны", г. Литтре добавляет {Стр. 357.}: "Это совершенное подобие между интеллектом и чувством, а именно источником, откуда черпают нервы {Источником, откуда нервы черпают как чувственные, так и инстинктивные впечатления, sensorium commun* является, по мнению г. Литтре и г. Льюиса, оптический слой, где сходятся все, как внешние, так и внутренние, впечатления, т. е. произведенные внешними предметами или же явившиеся из внутренних тканей организма, который "системой волокон и соединений передает эти впечатления коре головного мозга (серому веществу) - центру как аффективных, так и интеллектуальных способностей" (стр. 340-341).}, и центром, где почерпнутое ими перерабатывается {Серое вещество мозга в собственном смысле, состоящее из нервных клеток: "Установлено, что нервные клетки, составляющие вещество мозга, являясь анатомически окончанием нервов и через них завершением всех внутренних впечатлений, функционально предназначены для переработки этих впечатлений в идеи; получив идеи - для суждения об их сходстве или различии, для удержания памятью, для соединения по ассоциации. Не более и не менее. Все интеллектуальное развитие человека имеет своим исходным пунктом эти анатомические и физиологические условия" (стр. 352).}, с учетом тождественности обоих центров, все это указывает на то, что физиология чувства не может разниться от физиологии интеллекта".
   Вследствие этого пришлось отказаться от поисков в мозге органов для влечения и страстей и признать в нем лишь различного рода аффективные процессы, которые и надлежит определить.
   Источником идей являются чувственные впечатления, источником чувств - впечатления инстинктивные. Назначением нервных клеток является превращение инстинктивных впечатлений в чувства. Проблема происхождения чувств в точности параллельна проблеме происхождения идей.
   Этот род деятельности мозга осуществляется через инстинктивные впечатления двух типов: впечатления, которые принадлежат к инстинктам поддержания индивидуальной жизни, и те, которые принадлежат к инстинктам поддержания жизни вида. Первая категория здесь трансформируется в себялюбие, вторая - в любовь к другому, в первоначальной форме половой любви друг к другу, любви матери к ребенку и ребенка к матери.
   С этой точки зрения нелишне бросить взгляд на сравнительную физиологию. У рыб, стоящих в отношении развитости мозга на самой низшей ступени среди позвоночных и не знающих ни семьи, ни детенышей, инстинкт остается чисто половым. Но чувства, порождаемые им, начинают проявляться у многих млекопитающих и птиц; устанавливается настоящее сожительство, но по большей части оно временное. Так же точно обстоит дело с зарождением семьи, которая требует заботы родителей о детенышах и детенышей о родителях. Наконец, у иных животных, и между прочим у человека, между различными семьями образуются такого же рода отношения, как между членами одной и той же семьи; там и сям, в некоторых точках животного царства зарождается общественность.
   "Если таким образом положен фундамент, то нетрудно понять, что из изначальных чувств, по мере того как существование усложняется как для индивида, так и для общества, образуются вторичные чувства и комбинации чувств, делающиеся столь же нераздельными, как нераздельны в интеллекте ассоциированные идеи (стр. 357).
   Итак, кажется, установлено, что в мозгу не существует специальных органов ни для различных интеллектуальных способностей, ни для различных моральных качеств, чувств и страстей, добрых или дурных. Следовательно, ни достоинства, ни недостатки не могут быть унаследованы, врожденны, ибо, как мы отметили, эта наследственность и врожденность может быть в новорожденном лишь физиологической, материальной. В чем же может заключаться постепенное исторически передаваемое совершенствование мозга как в интеллектуальном, так и в моральном отношении? Единственно в гармоническом развитии всей мозговой и нервной системы, т. е. как в верности, тонкости и живости нервных впечатлений, так и в способности мозга перерабатывать эти впечатления в чувства, в идеи и комбинировать, охватывать и удерживать все более и более широкие ассоциации чувств и идей.
   Весьма вероятно, что если у какой-нибудь расы, нации, у какого-нибудь класса или в какой-нибудь семье, вследствие их отличительной природы, всегда обусловленной их географическим и экономическим положением, характером их занятий, количеством и качеством пищи, также как их политической и социальной организацией, одним словом, всей их жизнью и большей или меньшей степенью интеллектуального и морального развития,- что если, вследствие всех этих условий, одна или несколько систем органических функций, совокупность которых образует жизнь человеческого тела, будут развиты в ущерб всем другим системам в родителях,- весьма вероятно, почти несомненно, говорим мы, что их ребенок унаследует в той или иной степени ту же плачевную дисгармонию - с возможностью только исправить ее до некоторой степени благодаря своей собственной будущей работе над самим собой, а иногда также благодаря социальным революциям, без которых установление более полной гармонии в физиологическом развитии индивидов, взятых в отдельности, может быть часто невозможным.
   Во всяком случае, надо сказать, что абсолютная гармония в развитии человеческих мускульных, инстинктивных, интеллектуальных и моральных способностей является идеалом, который никогда нельзя будет осуществить; во-первых, потому что история физиологически тяготеет более или менее (и да придет время, когда можно будет сказать: все менее и менее) - над всеми народами и над всеми индивидами; и затем потому, что всякая семья и всякий народ всегда находятся в разных обстоятельствах и в различных условиях, по крайней мере некоторые из которых будут препятствовать полному и нормальному развитию людей.
   Так что передаваемое наследственным путем из поколения в поколение и то, что может быть физиологически врожденным в индивидах, появляющихся на свет,- это не достоинства или недостатки, не идеи или ассоциации чувств и идей, а только лишь мускульный и нервный механизм, более или менее усовершенствованные и гармонизированные друг с другом органы, посредством которых человек движется, дышит, ощущает себя, получает и удерживает внешние впечатления и воображает, судит, комбинирует, ассоциирует и понимает чувства и идеи, являющиеся теми же самыми, как внешними, так и внутренними, впечатлениями, сгруппированными и трансформированными сначала в конкретные представления, затем в абстрактные понятия при помощи чисто физиологической и, добавим еще, совершенно непроизвольной деятельности мозга.
   Ассоциации чувств и идей, развитие и последовательные трансформации которых составляют всю интеллектуальную и моральную часть истории человечества, не обусловливают образование в человеческом мозгу новых органов, соответствующих каждой отдельной ассоциации, и не могут быть переданы индивидам путем физиологической наследственности. То, что физиологически наследуется,- это все более и более усиленная, расширенная и усовершенствованная способность понимать их и создавать новые. Но сами ассоциации и представляющие их сложные идеи, как, например, идея Бога, отечества, нравственности и т. д., не могут быть врожденными и передаются индивидам лишь путем общественной традиции и воспитания. Они действуют на ребенка с первого дня его рождения, и так как они уже воплотились в окружающей его жизни, во всех как материальных, так и моральных деталях социального мира, в котором он родился, то и проникают тысячью различных способов в его вначале еще детское, затем отроческое и юношеское сознание, которое рождается, растет и формируется под их всесильным влиянием.
   Понимая воспитание в самом широком смысле этого слова, подразумевая под ним не только образование и уроки нравственности, но также и главным образом пример, который подают ребенку все окружающие его лица, влияние всего того, что он слышит, что он видит, не только его духовную культуру, но также развитие его тела посредством питания, гигиены, физических упражнений,- мы утверждаем с полной уверенностью, что никто серьезно не будет возражать против того, что всякий ребенок, всякий подросток, всякий юноша и, наконец, всякий взрослый человек является всецело произведением мира, который вскормил его и воспитал, произведением фатальным, невольным и, следовательно, безответственным.
   Человек приходит в жизнь без души, без сознания, без тени какой-нибудь идеи или чувства, но имея человеческий организм, индивидуальность которого определена бесконечным числом обстоятельств и условий, предшествовавших самому рождению воли; она же, в свою очередь, обусловливает большую или меньшую способность человека к восприятию и присвоению чувств, идей и ассоциаций чувств и идей, выработанных веками и переданных каждому как общественное наследство при помощи полученного воспитания. Плохое это воспитание или хорошее, но оно дано человеку, и он не несет никакой ответственности за него. Оно формирует человека, насколько это позволяет более или менее восприимчивая индивидуальная натура последнего, так сказать, по своему образу, так что он думает, чувствует и желает то же самое, что хотят, чувствуют и думают все окружающие.
   Но в таком случае нас могут спросить, как же объяснить, что одинаковое, по крайней мере внешне, воспитание часто приводит к совершенно различным результатам с точки зрения развития характера, ума и сердца? А разве не различны при рождении индивидуальные натуры? Это природное и врожденное различие, сколь оно ни мало, является, однако, положительным и реальным: различие в темпераменте, в жизненной энергии, в преобладании одного чувства, одной группы органических функций над другими, в живости и природных способностях. Мы постараемся доказать, что пороки, так же как и моральные качества,- факты индивидуального и общественного сознания и не могут быть физически унаследованы, что никакая физиологическая особенность не может обречь человека на зло, сделать его непоправимо неспособным к добру; но мы нисколько не хотим отрицать, что есть очень разные натуры, из которых одни, более одаренные, способны к большему человеческому развитию, чем другие. Мы считаем, правда, что в настоящее время излишне преувеличивают природные различия между индивидами и что наибольшую часть ныне существующих различий надо приписывать не столько природе, сколько воспитанию, полученному каждым. Для решения этого вопроса надо было бы, во всяком случае, чтобы две науки, призванные разрешить его, а именно: физиологическая психология, или наука о мозге, и педагогика, или наука о воспитании и социальном развитии мозга,- вышли из детского возраста, в котором они обе еще пребывают. Но из признания физиологического различия между индивидами следует, что любая система воспитания, сама по себе превосходная, будучи абстрактной системой, может быть хороша для одного человека и дурна для другого.
   Для того чтобы быть совершенным, воспитание должно быть гораздо более индивидуализированным, чем теперь, должно быть индивидуализировано в духе свободы и уважения свободы, даже и у детей. Его задачей должна быть не дрессировка характера, ума и сердца, а их пробуждение к независимой и свободной деятельности. Оно не должно преследовать иной цели, кроме созидания свободы, не иметь другого культа или, лучше сказать, другой морали, другого объекта уважения, кроме свободы каждого и всех; кроме простой справедливости, не юридической, а человеческой; кроме простого разума, не теологического, не метафизического, а научного; кроме труда, физического и умственного, первой и обязательной для всех основы всякого достоинства, всякой свободы и права. Такое воспитание, широко распространенное на всех, как на мужчин, так и на женщин, при экономических и социальных отношениях, основанных на строгой справедливости, привело бы к исчезновению многих так называемых природных различий.
   Нам могут возразить: хорошо, пусть современное воспитание несовершенно, но, во всяком случае, им одним нельзя объяснить тот неоспоримый факт, что часто в среде семейств, наиболее лишенных нравственного чувства, можно встретить личности, поражающие нас благородством своих инстинктов и чувств, и, напротив, в среде самых развитых в нравственном и интеллектуальном отношении семей еще чаще встречаются индивиды, низменные умом и сердцем. Этот факт как будто бы совершенно противоречит мнению, согласно которому большая часть интеллектуальных и моральных качеств человека является результатом полученного им воспитания. Но это лишь видимое противоречие. В самом деле, хотя мы и утверждали, что в огромном большинстве случаев человек является всецело произведением социальных условий, в которых он формируется; хотя мы и оставили сравнительно малую долю влияния физиологической наследственности естественных качеств, с которыми рождается человек, тем не менее, мы не отрицали этого влияния. Мы признали даже, что в некоторых исключительных случаях, например, у людей гениальных или очень талантливых, как и у идиотов и людей нравственно очень испорченных, это влияние или природная детерминация развития индивида - детерминация столь же фатальная, как и влияние воспитания и общества,- может быть очень велика. Последнее слово по всем вопросам принадлежит физиологии мозга, а она еще не достигла той степени развития, чтобы быть в состоянии в настоящее время разрешить их цаже приблизительно. Единственное, что мы можем сегодня с уверенностью утверждать, это то, что все эти вопросы бьются между двумя фатализмами: фатализмом естественным, органическим, физиологически наследственным и фатализмом общественной наследственности и традиции, воспитания и социально-политического и экономического устройства каждой страны. Здесь нет места для свободной воли.
   Но помимо естественной, положительной или отрицательной детерминации индивида, которая может поставить его в большее или меньшее противоречие с духом, царящим в семье, могут существовать для каждого отдельного случая еще другие тайные причины, которые в большинстве случаев так и остаются неведомыми, но которые должны быть нами приняты, тем не менее, в расчет. Стечение особых обстоятельств, неожиданное событие, иногда даже очень незначительный, сам по себе, случай, случайная встреча какого-нибудь человека, иногда книга, попавшая в руки данного индивида в надлежащий момент,- все это в ребенке, в подростке, в юноше, когда воображение кипит и еще полностью открыто для жизненных впечатлений, для жизни, может произвести коренной переворот как к добру, так и ко злу. Добавьте к этому характерную для молодости гибкость, в особенности когда молодые люди одарены известной естественной энергией, которая заставляет их противиться всем излишне повелительным и настойчиво-деспотичным влияниям и благодаря которой иногда даже избыток зла может породить добро.
   Может ли в свою очередь избыток добра или то, что обычно называется добром, породить зло? Да, когда добро выступает как деспотический, абсолютный закон, религиозный, доктринерски-философский, политический, юридический, социальный или как закон семейно-патриархальный,- одним словом, когда, каким бы хорошим оно ни было или ни казалось, оно предписывается как отрицание свободы, а не является ее продуктом. Но в таком случае бунт против добра, навязываемого таким образом, является не только естественным, но и законным; этот бунт не только не зло, а, напротив, добро; ибо не существует добра вне свободы, а свобода является источником и абсолютным условием всякого добра, которое поистине достойно этого слова, ведь добро есть не что иное, как свобода.
   Единственной целью этой статьи является развитие и доказательство этой истины, которая нам представляется такой простой. Возвратимся теперь к нашему вопросу.
   Примеры того же явного противоречия или аномалии часто встречаются в более широкой сфере, в истории народов. Например, как объяснить, что еврейский народ, бывший некогда самым ограниченным и исключительным народом на свете, до того исключительным и ограниченным, что, признавая, так сказать, абсолютную привилегированность, божественное избрание главным основанием своего национального существования, он выставлял себя богоизбранным народом, вплоть до фантазии, будто его Бог, Иегова, Бог-отец христиан, доводит свою попечительность о еврейском народе до самой дикой жестокости ко всем другим народам, приказывая еврейскому народу уничтожить огнем и мечом все племена, занимавшие раньше землю обетованную, для того чтобы очистить место для своего народа-Мессии; как объяснить, что в среде этого народа мог родиться Иисус Христос, основатель вселенской, мировой религии и тем самым разрушитель самой еврейской нации как политического и социального тела? Каким образом этот исключительно национальный мир мог породить такого преобразователя, религиозного революционера, каким является апостол...*
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Собрание сочинений М. А. Бакунина включает в себя основные работы Бакунина последнего, анархистского, периода его деятельности {В 1987 г. был издан том философских работ М. А. Бакунина "Избранные философские сочинения и письма" (М., "Мысль", 1987), однако книга была выпущена небольшим тиражом (2 тыс. экз.) и под грифом "Для научных библиотек", что сделало ее практически недоступной для читателя.}. Это работы преимущественно общественно-политического и социологического характера, в которых, однако, довольно значительное место занимает и философская проблематика. Работы подобраны таким образом, чтобы читатель мог судить, как в мировоззрении русского революционера были связаны между собой его философские, социологические и общественно-политические взгляды и в каком соотношении находились теоретические представления с его практическо-политической деятельностью.
   Из шести включенных в издание работ две написаны Бакуниным по-французски: "Федерализм, социализм и антитеологизм" и "Кнуто-германская империя и социальная революция". Имеющиеся русские переводы этих сочинений не отличаются особенно добротным качеством, что уже не раз отмечалось в советской литературе. В этой связи возникла необходимость не просто их сверки с французским оригиналом, но и принципиальной переработки и в значительной части нового перевода. Оригиналом служило французское издание: Bakounine M. Œuvres. Cinquième êdition, t. 1-6, Paris, Stock, 1907-1913. Эту работу выполнили И. В. Васильева, А. М. Руткевич, А. Б. Гофман.
   Три работы, написанные М. А. Бакуниным по-русски ("Наука и народ", "Наука и насущное революционное дело", "Государственность и анархия"), воспроизводятся на основе их первых изданий. Рукописи этих бакунинских работ отсутствуют, и поэтому приходится полагаться на эти издания.
   Оригинал включенного в данное издание, написанного по-русски письма М. А. Бакунина С. Г. Нечаеву также не сохранился. Впервые копию этого письма, в которой есть отдельные пропуски и неразборчиво написанные слова, опубликовал в 1966 г. французский русист M. Конфино. В СССР бакунинское письмо полностью опубликовано в 1985 г. в "Литературном наследии".
   Учитывая особую важность письма М. А. Бакунина для характеристики его мировоззрения вообще и его взаимоотношений с С. Г. Нечаевым, мы считаем целесообразным воспроизвести его в данном издании, взяв за основу первую публикацию М. Конфино с учетом советской публикации 1985 г.
   Орфография, пунктуация и ономастика публикуемых текстов по возможности приближены к нормам современного русского литературного языка. Однако при общей унификации текста, с целью сохранения своеобразия авторского стиля допущены некоторые отклонения.
  

ФЕДЕРАЛИЗМ, СОЦИАЛИЗМ И АНТИТЕОЛОГИЗМ

  
   Работа представляет собой теоретическое обоснование программы, предложенной М. А. Бакуниным Центральному Комитету Международной буржуазно-пацифистской Лиги мира и свободы, членом которого он был избран на I Конгрессе Лиги, состоявшемся в сентябре 1867 г. в Женеве. Вместе со своими единомышленниками (Н. П. Огаревым, Н. И. Жуковским, поляками М. Мрочковским и Я. Загорским и французом А. Наке) Бакунин предпринял попытку придать программе Лиги социалистический, антирелигиозный и антиавторитарный характер. Их усилиями была принята резолюция, согласно которой Лига отвергает теологизм и признает, что мораль должна основываться на идее справедливости, и провозглашает неограниченную свободу совести. Отсюда возникла оставшаяся незаконченной написанная на французском языке бакунинская работа "Федерализм, социализм и антитеологизм. Мотивированное предложение Центральному Комитету Лиги Мира и Свободы". Брошюра с текстом этого "предложения" уже набиралась, но по неизвестным причинам в свет не вышла. Полностью на языке оригинала работа "Федерализм, социализм и антитеологизм" впервые опубликована М. Неттлау в 1895 г. в первом издании сочинений М. А. Бакунина. В русском переводе эта работа вышла в 1906 г. в петербургском издательстве "Мысль" (совместно с издательством "А. Миллер" в Лейпциге). В 1907 г. она включалась в петербургское издание Балашова: Бакунин М. Полное собрание сочинений. Т. I. Переиздавалась неоднократно и в дальнейшем. В данном издании печатается по французскому оригиналу в издании: Bakounine M. Œuvres. T. 1. Paris, Stock, 1907, с учетом русского перевода в издании: Бакунин М. Полное собрание сочинений. Т. I. СПб. 1907.
  
   Стр. 11-* В мае 1867 г. во французской печати было выдвинуто предложение созвать Конгресс Мира. Эту идею с одобрением встретили европейские буржуазные демократы и многие социалисты. 9-12 сентября в Женеве состоялся I Конгресс Мира, на котором и была создана пацифистская Лига мира и свободы.
   Стр. 13-* Лига, возглавлявшаяся французскими экономистами М. Шевалье и Ф. Пасси и носившая название Международная постоянная лига мира, была создана в мае 1867 г.
   Стр. 14-* Речь идет о I Конгрессе Лиги мира и свободы, состоявшемся в Женеве в 1867 г.
   Стр. 16-* sine qua non (лат.) - условие, без которого невозможно что-либо; необходимое условие.
   -** Бакунин имеет в виду французского короля Людовика XIV.
   Стр. 17-* Политическая группировка в период Великой французской революции, противостоявшая справа якобинцам во главе с Робеспьером. Лидеры жирондистов: Ж. П. Бриссо, П. В. Верньо, Ж. А. Кондорсе и др.
   -** Государственный религиозный культ, введенный 7 мая (18 флореаля) 1794 г. декретом Конвента во главе с Робеспьером взамен культа Разума, пропагандировавшегося левыми якобинцами (П. Г. Шометт, Ж. Р. Эбер и др.). Введение культа имело целью предотвратить процесс дехристианизации, принявшей во Франции широкие масштабы. Но культ Верховного Существа, представлявший собой тем не менее своеобразное продолжение культа Разума, "очищенное христианство", не мог заменить "положительную религию" и прекратил свое существование с падением якобинской диктатуры в июне 1794 г.
   Стр. 26-* far West (англ.) - дальний Запад.
   Стр. 28-* Речь идет о Великой французской революции.
   -** Имеется в виду Декларация прав человека и гражданина - основной документ Великой французской революции, который был принят Учредительным собранием 26 августа 1789 г.
   Стр. 30-* Речь идет о газете "La Dêmocratie pacifique" (1843-1851), основанной французским социалистом-утопистом, сторонником идей Ш. Фурье Виктором Консидераном.
   Стр. 32-* В конце XVIII в. во Франции было принято несколько конституций: 1791, 1793, 1795, 1799 гг.
   -** Имеется в виду Французское Национальное Собрание, принявшее в 1789 г. название Учредительное собрание, поскольку было принято решение о выработке новой конституции страны.
   Стр. 33-* В 1847 г. знаменитый романист Александр Дюма поставил в своем так наз. "Историческом театре" пьесу "Рыцарь из Красного дома", в которой прозвучала ставшая затем популярной революционная песня "Умереть за родину".
   Стр. 34-* В июне 1848 г. в Париже произошло восстание рабочих, которое было подавлено генералом Кавеньяком.
   Стр. 35-* Речь идет о диктаторском режиме, установленном Шарлем Луи Наполеоном Бонапартом, который после своего избрания президентом Франции (10 декабря 1848 г.) совершил 2 декабря 1851 г. контрреволюционный переворот, а 2 декабря 1852 г. провозгласил себя императором Наполеоном III. Свергнут с престола революцией 4 сентября 1870 г.
   Стр. 36-* Речь идет о романе французского писателя - утопического коммуниста Э. Кабе "Путешествие в Икарию" (1840) и работе французского утопического социалиста Луи Блана "Организация труда" (1839).
   -** В 1849 г. Прудон организовал в Париже так наз. народный банк, в котором участвовало более 12 тыс. вкладчиков. Просуществовал банк всего два месяца, не совершая никаких операций. Прудон предполагал, что его банк сделает излишними деньги, поскольку в банке любой желающий мог получить за произведенные им продукты меновые свидетельства (боны), чтобы на них получить в другом банке товары на ту же сумму.
   -*** Тред-юнионы (trade-unions) - одна из разновидностей профессиональных союзов рабочих, получившая наибольшее распространение в Англии.
   -**** Речь идет о Международном товариществе рабочих (I Интернационале).
   Стр. 49-* Имеется в виду труд Г. В. Ф. Гегеля "Энциклопедия философских наук" (Берлин, 1817-1830. Т. 1-3).
   Стр. 55-* Один из пифагорейцев, Филолай, первый в европейской философии создал негелиоцентрическую систему строения Вселенной.
   Стр. 57-* Спиритизм - мистическое учение, возникшее в конце 40-х годов XIX в. в Америке и распространившееся в дальнейшем в Европе, согласно которому "духи" могут проявляться в физическом мире необычным образом (двигать предметы, производить звуки и т. п.). Спириты верят в возможность для живых людей через посредников (медиумов) общаться с душами умерших.
   Стр. 61-* Валаамова ослица - по древним иудейским преданиям, ослица пророка Валаама, которая увидела незримого ангела и заговорила, чтобы предупредить о божественной воле.
   Стр. 65-* В XIX в. под Океанией имелась в виду группа островов в Тихом океане, главные из которых - Новая Гвинея и Новая Зеландия.
   Стр. 69-* Бакунин имеет в виду следующие фрагменты из Л. Фейербаха: "Чем же отличается человек от животного? Тем ли, что он имеет нечто, чего нет у животного? Нет! Просто тем, что он имеет и есть как человек то, что животное имеет и есть как животное. Ощущение у животного животное, у человека - человеческое...
   Человек отличается от животных только тем, что он - живая превосходная степень сенсуализма, всечувственнейшее и всечувствительнейшее существо в мире" (Фейербах А Избранные философские произведения. Т. 1. М., 1955. С. 241).
   Стр. 86-* Volens-nolens (лат.) - волей-неволей.
   Стр. 89-* Синяя Борода - герой французской сказки, умертвивший шесть жен за то, что вопреки запрету они открывали его тайный кабинет, в котором он совершал убийства.
   Стр. 99-* Об образцовых государствах Бакунин говорит в ироническом смысле. Лишь в ограниченной степени "образцовыми" он считал государства, построенные на началах свободы, федерализма, отрицания авторитаризма и централизма. В политическом отношении близкими к такому образцу Бакунин относил США и Швейцарию.
   -** Речь идет о работе Д. Мадзини "Обязанности человека".
   - *** в 1846 г. на папский престол вступил папа Пий IX, который провел ряд умеренно-либеральных реформ: объявил амнистию политическим заключенным, сформировал правительство с участием либеральных деятелей, пообещал конституцию, с оговорками, но присоединился к движению за освобождение Италии из-под власти Австрии. На некоторое время новым папой увлекся и Мадзини, который опубликовал в сентябре 1847 г. открытое письмо папе с призывом стать духовным вождем борьбы за независимость Италии.
   Стр. 112-* Здесь в оригинале недостает нескольких строк. В этом фрагменте М. А. Бакунин почти буквально излагает следующую мысль из работы И. М. Сеченова "Рефлексы головного мозга": "...В неизмеримом большинстве случаев характер психического содержания на 999/1000 дается воспитанием в обширном значении слова и только на 1/1000 зависит от индивидуальности" (Сеченов И. Избранные произведения. Изд. 2-е. М., 1958. С. 139).
   Стр. 114-* Система австрийского врача Галля - френология - теория, согласно которой на основании антропологических измерений черепа можно судить о психических способностях человека.
   Стр. 115-* Речь идет о статье Э. Литтре "О методе в психологии", опубликованной в журнале "La Philosophie positive" (1867. T. 1. No 2. P. 274-288 и No 3. P. 337-364).
   Стр. 117-* Sensorium commun (лат.) - сенсорий (центральный орган чувств).
   Стр. 124-* На этом рукопись обрывается. Неизвестно, закончил ли Бакунин эту работу.
  

Другие авторы
  • Вульф Алексей Николаевич
  • Панаев Иван Иванович
  • Аникин Степан Васильевич
  • Белоголовый Николай Андреевич
  • Низовой Павел Георгиевич
  • Минский Николай Максимович
  • Житков Борис Степанович
  • Соловьев-Андреевич Евгений Андреевич
  • Никольский Юрий Александрович
  • Рони-Старший Жозеф Анри
  • Другие произведения
  • Греч Николай Иванович - Современная русская библиография
  • Жуковский Василий Андреевич - Ирина Рейфман. Автограф Нового Завета в русском переводе В.А. Жуковского в Публичной библиотеке Нью-Йорка
  • Кони Анатолий Федорович - Памяти Тургенева
  • Лесков Николай Семенович - К. П. Богаевская. Н. С. Лесков о Достоевском
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Жизнь и похождения Петра Степанова сына Столбикова... Рукопись Xviii века
  • Житков Борис Степанович - Про слона
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Открытие
  • Плещеев Алексей Николаевич - М. Я. Поляков. Поэзия А. Н. Плещеева
  • Замятин Евгений Иванович - Сказки (1914—1917)
  • Андреев Леонид Николаевич - Рассказ о семи повешенных
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 205 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа