Главная » Книги

Хомяков Алексей Степанович - Дмитрий Самозванец, Страница 8

Хомяков Алексей Степанович - Дмитрий Самозванец


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

ify">  Не обвиняй Петра!
  Он говорил.
  
  Марина
  
  И ты ему не верил
  И гибельно обманывал себя!
  Иди ж внимать, как эта чернь слепая
  Раскольником, безбожником, волхвом
  Тебя везде, всечасно называет
  В своих церквах, и в тишине домов,
  И на пирах, и на шумящих рынках!
  Поди внимать, как каждая черта,
  Как каждое замечено движенье:
  Что их постов не соблюдаешь ты,
  Не любишь бань, не дремлешь по трапезе...
  
  Димитрий
  (перебивая)
  
  Что ж? Быть слугой, у черни быть рабом,
  Носить ярмо преданий суеверных
  И жертвовать привычкой долгих лет?
  
  (Патер Квицкий)
  
  О государь, ты мыслишь благородно,
  Храня в душе высокий плод наук;
  Но оскорбив народа предрассудки,
  В нем не ищи подпоры и любви;
  Жди мятежей и злобы ядовитой
  И зреющей к восстанию вражды!
  Поверия ему дороже веры.
  
  
  
  Марина
  
  Есть враг другой, лукавее бояр,
  Опаснее мятежного народа;
  Он ополчен молитвой и святыней
  И совестью доверчивых граждан;
  Церковный суд в его могущей длани,
  Анафема гремит в его устах.
  Он раздувает пламя.
  
  
  Дмитрий
  
  
  
  Духовенство?
  Я чувствую, что оскорбил его.
  
  
  Марина
  
  Все на тебя. Один раздастся голос
  Решительный, и мигом вспыхнет все;
  И ты падешь, как жертва без защиты,
  Без боя.
  
  
  Дмитрий
  
  
   Нет, без боя не паду!
  Нет, эта длань не выдаст без сраженья
  Моей главы, и этот добрый меч
  Притупится на их костях враждебных!
  Без боя? Нет так гибнет в бегстве лань,
  Так под свинцом падет пугливый заяц;
  А лев и барс ложатся на телах,
  Сраженные, но чуждой кповью сыты.
  Увидим мы! Едва взойдет заря,
  Я завтра же с Микулиным, с стрельцами
  Схвачу бояр преступных.
  
  
   Марина
  
  
  
  Двух иль трех,
  Не более, и завтра же ты погибнешь.
  Их кровные, их верные друзья
  Подымут клич, и вся Москва восстанет
  На мщение.
  
  
   Дмитрий
  
  
   Не знаешь ты Москвы!
  Она руки преступной не поднимет
  На своего законного царя,
  Доколе глаз вдовицы Иоанна
  Обманщиком меня не назовет.
  Я клятвою ужасною связал
  Ее уста и не боюсь измены.
  
  
   Марина
  
  Так вот стена меж бездной и тобой:
  Слова жены изменчивой и слабой,
  Измученный раскаянием дух!
  Таков оплот московского престола
  И славный щит российского царя!
  Она клялась! От новых обольщений,
  От совести, от страха, от угроз
  Бессильная, своей изменит клятве.
  И что ж тогда?
  
  
  (молчание)
  
  
   Петр Квицкий
  
  
  
  Предупреди врагов
  Решительным ударом - и спасешься,
  И совершишь в спокойном торжестве
  Высокие души предначертанья.
  
  
   Дмитрий
  
  Как? Говори!
  
  
   Патер Квицкий
  
  
   Редеет ежедневно
  Обмана тень; неверный мрак удвой.
  Мятеж растет стоглавою змеею.
  Все головы снеси в единый мах.
  
  
   Димитрий
  
  Ясней, ясней!
  
  
   Патер Квицкий
  
  
   С родительницей мнимой
  Заутра же на площади явись,
  Да утвердит она признаньем новым
  Твоих судеб сомнительный рассказ,
  И патриарх, твоей покорной воле,
  Да освятит торжественный обряд.
  
  
   Димтрий
  
  Что пользы в том? Кто будет мне порукой,
  Что робкая не отречется вновь?
  Когда обед и клятва ненадежны,
  Чем на уста положишь ты печать
  Глубокой, вечной тайны?
  
  
   Петр Квицкий
  
  
  
   Чем? Землею.
  
  
   (молчание)
  
  Могилы дверь не выдаст тайн своих.
  От позднего раскаянья, от страха,
  От обольшенья власти и надежд
  Порукой нам заклепы гробовые.
  
  
  
  Дмитрий
  
  О патер!
  
  
  
  Патер Квицкий
  
  
  Что ж? Единственный путь открыт:
  Иди по нем иль гибни! Этой смертью
  Ты закалишь своих обманов цепь,
  И матери последнее прощанье,
  Перед концом раздавшися в Москве,
  Твой царский трон благословит навеки.
  
  
  
  Дмитрий
  
  О, ты ужасен!
  
  
  
  Патер Квицкий
  
  
  
  Гордые главы,
  За коими - чудовищное тело -
  Виется чернь в волнении слепом,
  Ты сокрушить единым махом можешь.
  
  Димитрий
  
  Бояр, бояр, не правда ль?
  
  Патер Квитцкий
  
  Всех зови
  На пиршество или совет великий.
  
  Димитрий
  
  А после что?
  
  Патер Квитцкий
  
  Что сделал Боабдиль,
  Иль Христерен. Ты помнишь ли, царица?
  
  Марина
  
  Я помню.
  
  Димитрий
  
  Что ж?
  
  Марина
  
  В Альгамбру, в свой дворец,
  Гренады царь созвал Абенсерагов,
  Готовивших падение его;
  Все собрались от мала до велика....
  
  Патер Квитцкий
  
  И ни один не вышел из дворца.
  
  Димитрий
  
  Зарезаны?
  
  Патер Квитцкий
  
  И их увидя трупы,
  От ужаса безмолствовал народ
  И, пред царем смиренно преклоняясь,
  Покорствовал.
  
  Димитрий
  
  И это твой совет?
  
  Патер Квитцкий
  
  Поверь мне, царь! Твои бояре хуже,
  Опаснеее Абенсерагов.
  
  Димитрий
  
  Всех?
  Всех без суда - невинных и виновных?
  
  Патер Квитцкий
  
  Когда настал борьбы последний день,
  И дороги летучие мгновения,
  И каждый час грозы и бедствий полн -
  Тогда и суд и жалость неуместны.
  
  Димитрий
  
  Довольно, ксендз. И это человек!
  И в сей груди виется так же сердце,
  И в жилах сих лиется так же кровь?
  О изуит! И ты не призрак ада?
  Не сатана? Я видел смерть вблизи,
  Гулял мечом в сражении кровавом,
  Топтал конем дрожащие тела
  И радовался битве; но спокойно,
  Не побелев, не дрогнув, рассуждать
  О выгодах гнуснейшего злодейства;
  Но сотням жертв смеясь готовить казнь -
  Противно мне. Словам твоим внемая,
  Я чувствовал, моя застыла кровь,
  На голове власы вставали дыбом,
  И я дрожал. Ты сташен, изуит!
  
  Патер Квитцкий
  
  А! Ты хотел владеть чужим престолом,
  Держать венец под именем чужим;
  Ты дерзко лгал пред небом и землею,
  И совестлив, как отрок непорочный!
  Смешно!
  
  Димитрий
  
  Не с тем я овладел венцом,
  Чтобы под ним злодействовать по воле.
  Для подвигов, для чести и похвал,
  Для славных дел, дарующих бессмертье,
  Не для убийств держу я царску власть.
  Да, я хотел и днесь хочу России
  Величия и славы!
  
  Патер Квитцкий
  
  Доскажи!
  
  Спасенья душ и царствия христова,
  И счастия всех подднанных своих.
  Прекрасно все.Но, царь мякосердечный!
  Судьба без жертв награды не дарит,
  И страшный путь благой светится целью.
  
  Димитрий
  
  О, перестань!
  
  Марина
  
  Ужасен этот путь,
  
  Но для тебя спасенья нет иного.
  Мятеж созрел: он вспухнет: и огонь
  Безбрежною рекою разольется,
  И смертному не укратить его.
  Предупреди!
  
  Димитрий
  
  Чем? Гнусною изменой
  И казнию невинных? Нет, Марина.
  
  Марина
  
  О, этот мир исполнен многих зол;
  Невинных кровь течет в народных бурях:
  Она течет чтоб бури отвратить,
  И сто падут, да тысячи спасуться.
  
  Димитрий
  
  В моем дворце убить моих гостей!
  В монастыре печальную вдовицу,
  Готовую чин ангельский принять....
  Ужасно! Нет я не могу.
  
  Марина
  
  Иди же.
  Сложи главу на плахе площадной!
  При хохоте безумного народа
  Окончи жизнь как презренный злодей,
  Как низкий вор! Конец тебя достойный,
  Не правда ли? Возьми за все труды,
  
  ( Дмитрий в волнении закрывает глаза руками. )
  
  За подвиги, за битвы все в награду
  Анафему, насмешки и топор!...
  Гляди, гляди! Идет в твоей порфире
  Князь Шуйский.
  
  Димитрий
  ( вскакивая )
  
  Кто? Бессовесный злодей,
  Бездушник! Он царем!
  
  Марина
  
  Веселым криком
  Толпа льстецов приветствует его.
  А там в крови во прахе кто повержен?
  Внимай, внимай! Там черни дикий вопль,
  Слова: "Злодей, обманьщик, злой растрига".
  Там ярый смех, и вот твоя судьба,
  Вот имени великого бессмертье!
  
  Димитрий
  
  О, пощади!
  
  Марина
  
  И снова вспыхнет бунт,
  И новых бед восстанет злая жатва,
  И, раз вкусив тревог и метяжей,
  Народ вскипит в войнах междоусобных,
  И Русь твоя без силы, без царя
  Падет под власть тиранов иноплеменных.
  
  Димитрий
  
  Остановись! Еще не кончен бой,
  Еще бояр сомнительна победа.
  
  (Всплеснув руками )
  
  Но в руки взять охотничий кинжал.
  Но сыпать яд в сосуд жены бессильной.
  О, ужас!...Петр! Боярин Петь Басманов!
  

  
  Явление четвертое
  
  Входит Басманов
  
  Димитрий
  
  Мой верный друг, спаси, спаси меня!
  Ты видишь ли, вот женщина, вот старец;
  Но это змии. Что? Не веришь ты!
  О, если бы ты их услышал речи,
  Ты содрогнулся б.
  
  (После молчания)
  
  Заговор открыт,
  К Куракину полнощные злодеи
  Сбираются.
  
  Басманов
  
  Я этой вести ждал;
  Но тайна зла доселе сокрывалась
  От глаз моих.
  
  Димитрий
  
  И множество бояр
  Участников в опасном кове.
  
  Басманов
  Верю.
  
  Димитрий
  
  Царь,
  Не то же ли и Вандеман, и Фидлер,
  И я тебе всечасно говорил?
  
  Димитрий
  
  Беда близка.Что думаешь, Басманов?
  
  Басманов
  
  О, если бы, услыша мой совет,
  Ты дружбою нескромной к иезуитам
  Не раздражал духовных и Литвы
  Гордыню стер могущею рукою,
  И Шуйского кознил или, сослав,
  Не миловал, не возвращал из ссылки -
  Тогда б легко ты обуздал мятеж
  И сокрушил боярскую крамолу.
  Но нет, тогда ты гнева чудный пыл,
  То кроткий дух, доверчивая благость,
  То речь любви мутила ясный ум
  И гибельной вела тебя стезею.
  
  Димитрий
  
  То прошлое; но что теперь?
  
  Басманов
  
  Теперь
  Лишь кровию и лишь потоком крови,
  Спасешься ты.
  
  Димитрий
  
  Я понял мысль твою:
  Не правда ли казнить виновных смертью?
  
  Басманов
  
  Без жалости.
  
  Димитрий
  
  Лазутчиков пошли
  Ты завтра в ночь, чтоб стерегли палаты
  Куракина; и если бы к нему
  Мятежные бояре собралися,
  Всех захватить! Скажи царице Марфе,
  Чтобы она готовилась со мной
  На площади явиться послезавтра.
  Микулину вели, чтобы стрельцы
  Во всякий час готовы были к битве,
  Чтоб первый звук и первый глас трубы
  Созвал их в Кремль. Дружине иноземной
  Немедленно ты тот же дал приказ.
  
  Басманов
  
  Исполню все. Но лучше бы не медля,
  Оставивши враждебную Москву,
  Тебе спешить в усердную Украйну:
  Там будешь ждать елецких ты полков,
  И казаков и вольницы литовской.
  
  Димитрий
  
  Бежать, бежать! Нет, это стыдно, Петр!
  Дай мне сперва управиться с врагами,
  Потом в поход; но полночь уж близка.
  Прощай, мой друг. Пойду искать покоя.
  
  (Уходит)
  
  Басманов
  Погибнет он, но я его люблю:
  Незлобный дух, и смелый, и достойный
  Прекрасного российского венца.
  
  (Уходит)
  

  
  Явление пятое
  
  Марина и Патер Квицкий.
  
  Патер Квицкий
  
  Ты слышала: царица послезавтра
  На площади является с царем.
  
  Марина
  
  А после что ж ?
  
  Патер Квицкий
  
  Тогда уж наше дело,
  Чтоб никогда не отреклась она.
  На пиршество за Сретенской заставой
  Сбирается московский весь народ
  И все бояре. Польская дружина
  Надежна ли?
  
  Марина
  
  Надежна.
  
  Патер Квицкий
  
  Мысль мою
  Ты поняла?
  
  Марина
  
  Супруг мой малодушен,
  Так без него мы действовать должны.
  

  
  Явление шестое
  
  Дом князя Шуйского
  
  Ляпунов
  (один у окна)
  
  Как ночь ясна! Как ярко светит месяц,
  Любуяся на спящую Москву!
  Видал ли он, гуляя в поднебесной,
  Столь пышный град? Видал ли Кремль другой?
  Как в сумраке восходит величаво
  Весь сонм палат, бойниц и древних стен,
  И каждая из этих грозных башен,
  И каждый храм, сияние луны
  Украшенный как сребрянною ризой,
  Увенчанный своим златым венцом!
  Ни зыби на реке, ни облака в лазури,
  И воздух тих, а днем была гроза
  И гром гремел, но злым налетом бури
  Очищенны надолго небеса
  И будет тож с святою нашей Русью.
  Да будет ли? Не лжет ли Шуйский князь?
  Не тешит ли меня он земской думой
  И не себе ль готовит он престол?
  Престол ему, ему, а власть боярам,
  Как в прежни дни страданий и стыда,
  Когда рабом своих рабов надменных
  Сидел в венце младенец Иоанн!
  И это ли готовим для России?
  Для этого трудился ль Ляпунов?
  Не лучше ли отважный самозванец
  С высокою и пылкою душой,
  Чем низкие, и пышные бояре,
  Чей Шуйский сей, холодный лицемер?
  Не лучше ли?... Какие это песни?..
  А поляки с своих пиров полнощных
  Бредут домой.
  
  (Музыка и голос на улице: )
  
  Если топну я ногою,
  Если звякнет сталь;
  Тотчас в землю предо мною
  Кланяйся, москаль.
  
  А, пойте молодцы!
  Как весело и вовремя пропели
  Свой приговор и гибель лжецаря...
  Сгублю его... А если князь Василий...
  Что ж? Час придет, сочтемся.
  Входит князь Скопин-Шуйский
  

  
  Явление седьмое
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  Ляпунов,
  Давно ль ты здесь?
  
  Ляпунов
  
  Давно.
  
  Князь Скопин-шуйский
  
  Да где ж другие?
  
  Ляпунов
  
  К полуночи сберутся. Дядя твой
  До сей поры домой не возвращался.
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  Знать, у царя заировался он.
  
  Ляпунов
  
  Что ж не был ты на празднике веселом?
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  Нет, Ляпунов, души не удержу.
  Я не могу смиряться лицемерно
  Перед врагом.
  
  Ляпунов
  
  Поди да поучись
  У Шуйского
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  Что говорить о дяде?
  Он стар: не кровь, а лед в его груди;
  Он может льстить и думать об убийстве,
  И ласково отраву подавать,
  И кланяться, и сладко улыбаться,
  И между тем выглядывать, куда
  Кинжал верней, смертельнее ударит.
  Нет, Ляпунов, он не примером мне.
  
  Ляпунов
  
  Все хорошо; но если царь Димитрий...
  
  Князь Скопин-Шуйский
  (перебивая)
  
  Не царь и не Димитрий, просто лжец,
  Отрепьев, Гришка. Слушай это имя
  Меня как ядом жжет; его лицо
  Противно мне, как ад; противен голос,
  Как резкое шипение змеи.
  Не говори об нем! Невольно рвется
  Рука к мечу, и меч как бы живой
  Дрожит в ножнах: .
  
  Ляпунов
  
  Ну, скоро час спасенья
  Для нас пробьет.
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  Пора, давно пора!
  О господи, когда тот день настанет,
  Когда мечом я в схватке роковой
  С ним встречуся, неумолимый мститель
  За нашу Русь, за стыд и плен Москвы?
  О, я готов, когда бы можно кровью,
  Всей кровию, что в сердце у меня,
  Тот лист омыть, в котором век грялущий
  С насмешкою запишет наш позор!
  
  Ляпунов
  
  Какой позор! Что верили мы басне,
  Что, именем прельщенные святым,
  Дались в обман!
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  И я ему поверил.
  Ему служил! Но слушай, Ляпунов,
  Теперь конец. У всех открыты взоры,
  Туман исчез, и всех бояр сердца
  Святым огнем мгновенно запылали,
  Огнем любви к своей стране родной.
  
  Ляпунов
  
  В боярах, князь, таких сердец не много;
  Наперечет: Голицын-князь Андрей,
  Да стольник, да Пожарский, да Волконский,
  А прочие!..
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  Ты всюду видишь зло.
  
  Ляпунов
  
  Да где добро? Я молод, князь Михайло,
  Но знаю свет; и этот свет дукав.
  

  
  Явление восьмое
  
  Входит князь Шуйский
  
  Князь Шуйский
  
  Здесь Ляпунов и мой племянник, поздно,
  Друзья мои, я прихожу домой.
  
  Ляпунов
  
  Что, с пиру?
  
  Князь Шуйский
  
  Нет, я совещался долго
  С Куракиным. Да будут ли сюда
  Все званые?
  
  Ляпунов
  
  Когда настанет полночь,
  Знатнейшие дворяне и жильцы,
  И сотники, и головы градские
  Придут сюда.
  
  Князь Шуйский
  
  Я звал еще к себе
  Начальников дружин новогородских,
  Дворян тверских, смоленских; их полки
  Вблизи стоят и царских ждут приказов,
  Чтобы в поход отправиться к Ельцу.
  
  Ляпунов
  
  Надежны ли?
  
  Князь Шуйский
  
  Их нечего бояться:
  Народ честной, издавна враг Литве,
  И любит нас, и помнит Годунова.
  
  Ляпунов
  
  Да, помощь их была бы кстати нам.
  
  Князь Шуйский
  
  Пришла пора решиться. Перед нами
  Готовится кровавая беда.
  Предупредим ее.
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  Ну, слава богу!
  Намешкались, надумалися вы.
  
  Ляпунов
  
  А после, князь, не правда ль, земской думой
  Избрать царя?
  
  Князь Шуйский
  
  Конечно, Ляпунов,
  Мы думу соберем... А вот уж полночь.
  
  Антоний
  
  Полнощный час, полнощный час!
  Душа, проснися для моленья,
  Псалтырь, восстань для песнопенья,
  Проснися, гуслей сладкий глас!
  Молись! Господень взор не дремлет,
  И ночи пасмурная тень
  Пред ним светла, как ясный день.
  Блажен, кто, полон умиленья,
  Поднявши очи к небесам,
  Благоуханного хваленья
  Ночной сжигает фимиам.
  Настанет день, и с новой силой
  Он, как орел ширококрылый,
  Помчится в путь, и божий щит
  Его незримо осенит.
  Но если именем святыни,
  Как ризой, покрываешь ты
  Лукавства, злобы иль гордыни
  Своекорыстные мечты,
  Тебя господень суд постигнет
  И дом, и род преступный твой
  Снесет кровавою волной.
  
  Князь Скопин-Шуйский
  
  Да будет так!
  

Другие авторы
  • Смирнова-Сазонова Софья Ивановна
  • Перец Ицхок Лейбуш
  • Толстовство
  • Оберучев Константин Михайлович
  • Мартынов Авксентий Матвеевич
  • Зуттнер Берта,фон
  • Смирнов Николай Семенович
  • Лафонтен Август
  • Покровский Михаил Николаевич
  • Юм Дэвид
  • Другие произведения
  • Крюков Александр Павлович - Киргизцы
  • Надеждин Николай Иванович - Русский театр
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - Дурной товарищ
  • Розанов Василий Васильевич - К открытию памятника П. А. Столыпину
  • Глинка Федор Николаевич - Стихи Ф.Н. Глинки шестилетней девочке Валентине Жизневской
  • Щеголев Павел Елисеевич - А. С. Пушкин и гр(аф) М. С. Воронцов
  • Блок Александр Александрович - Последние дни императорской власти
  • Стасов Владимир Васильевич - Концерт Д. M. Леоновой
  • Гайдар Аркадий Петрович - Школа
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Владимир и Юлия, или Любовь девушки в шестнадцать лет. Роман. Сочинение Федора К. ср. на
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 187 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа